'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Это программа «Своими глазами», у  микрофона Ольга Бычкова. Сегодня нам расскажут, как своими глазами видели Олимпиаду в Лондоне спортсменки, олимпийские призеры и  руководитель российских легкоатлетов. Мне уже пишут: «спасибо за гостей» — мне за что? – гостям спасибо, спасибо вам большое за то, что вы нам доставили массу удовольствия – все радовались. Валентин Балахничев, Наталья Антюх, Юлия гущина и Антонина Кривошапка в студии.

Вначале я все-таки попрошу Валентина Васильевича сказать о каждой из наших гостьях, об этих трех спортсменках, замечательных красавицах, которые сидят передо мной.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Наталья Антюх чемпионка олимпийских игр в  Лондоне, в серии призов эстафеты 4 по  400 – она бежала последний этап. Юлия гущина олимпийская чемпионка игр в  Пекине, в эстафетной команде и  серебряный призер в эстафете 4 по  400. Антонина Кривошапка это призер олимпиады в Лондоне в беге 4 по 400. Это команда приехала к вам сюда, не хватает одного человека, и мы могли бы  пробежать эстафетный бег.

О.БЫЧКОВА: Мы хотим знать все. Как выглядела Олимпиада глазами зрителями – это мы знаем, смотрели с утра до ночи. Как выглядела олимпиада глазами тех, кто добрался до  Лондона – нам тоже рассказывали, Светлана Журова приходила и рассказывала. Но она не участвовала в соревнованиях и не была там, где были вы — в олимпийской деревне и  на стадионах, в тех местах, где проходили соревнования. Рассказывайте с самого начала – где жили, как к вам относились, чем кормили?

А.КРИВОШАПКА: Там построен городок, в  котором были размещены все команды. В одном доме могли жить несколько стран, но  у каждого свой подъезд. У нас было два подъезда.

В.БАЛАХНИЧЕВ: То есть, вы не пересекались с другими командами, никого не видели – это уже хорошо. Потому что когда смешиваются коллективы, это опасно.

А.КРИВОШАПКА: Рядом флаги Австралии были, напротив Англии, но все были вокруг, мы не сталкивались.

О.БЫЧКОВА: То есть, существовали автономно?

А.КРИВОШАПКА: По большому счету, да. Все были заняты своим делом, и, живя в одном подъезде со своей командой, ты редко встречался  — наверное, больше в столовой пересекались. В принципе, наверное, в тот момент было каждому не до каких-то встреч  — все были заняты своим делом, каждый был сконцентрирован на своих мыслях.

О.БЫЧКОВА: Церемония закрытия была фантастической. И  открытия тоже.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Могу дать комментарий по поводу церемонии – она была очень хорошо, но была смонтирована по телевидению, потому что те, кто находился внутри, и даже я сидел на достаточно почетных местах, мне было непонятно, что там происходит. Во-первых, церемонии были построены для развлечения английской публики, по преимуществу, которая пришла на  стадион Нам было непонятно — не только потому что мы  не знаем язык, или знаем его плохо, но даже потому, что нам было непонятно, что за люд выступают, о  чем они говорят. События, которые происходили, не объяснялись на других языках совершенно, и было непонятно, что происходит. И с точки зрения зрителя на трибуне был несколько небольшой хаос, не было видно сценарного плана единого, не связаны события, которые происходили. Была хорошая музыка, были прекрасные исполнители,  — это было видно. Но это было видно с трибуны. Девочки рассказывали, что было внутри стадиона. Они опоздали на  закрытие.

А.КРИВОШАПКА: Я через полчаса приехала на закрытие церемонии, честно говоря, забежала. Потому что было ничего не слышно. Даже исполнители что-то пели, но мы не понимали ни одного слова.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Акустика была плохой.

О.БЫЧКОВА: Мне казалось, что это была такая хорошая идея – они взяли и устроили дискотеку, такой клуб, выпустили туда всех спортсменов, на стадион, и устроили там дальше выступление всех самых крутых звезд, которых только можно было собрать в этом месте.

А.КРИВОШАПКА: Конечно, может быть, так и было рассчитано. Но даже если просто отдохнуть и под эту музыку сплясать что-либо было невозможно, потому что ты  не слышал музыки вообще. То есть, все было отдаленно.

О.БЫЧКОВА: Но мимо вас проезжали все эти люди.

А.КРИВОШАПКА: да, проезжали, пробегали.

В.БАЛАХНИЧЕВ: То есть, это была такая хорошая массовка, построенная из олимпийских чемпионов, призеров, которые подыгрывали всему тому, что происходило для нас.

О.БЫЧКОВА: А в телевизоре показывали, как все пляшут.

А.КРИВОШАПКА: Я вчера это видела вечером — такие моменты. По  телевизору можно посмотреть, это любопытно и  интересно. Так же как и открытие – мы еще были на базе в Подольске, мы смотрели открытие. По телевизору это все замечательно.

О.БЫЧКОВА: Открытие вы смотрели в России?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Да, команда приезжала позже.

О.БЫЧКОВА: А я думала, что все сразу приезжают.

А.КРИВОШАПКА: Легкая атлетика началась 3 числа.

О.БЫЧКОВА: А разве не нужно приехать заранее?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Нет. Во-первых, это наш методический подход  — когда ребята приезжают за пару дней до начала вида, а не тратят свою энергию на ненужное общение, непривычную обстановку, — они приезжают за два дня, разминаются, готовятся и  выступают.

О.БЫЧКОВА: В Лондон лететь 3,5 часа – надо прилететь, отдохнуть, придти в себя.

А.КРИВОШАПКА: Для меня лучше, что я прилечу, то есть, в день прилета разминка и соревнования, — чтобы не думать лишний раз, не  паниковать. Я  нахожусь дома. Спокойно, я прилетела и  у меня нет времени на то, чтобы я  слишком паниковала.

О.БЫЧКОВА: Юля, у  вас тоже так?

Ю.ГУЩИНА: Думаю, да. Мне кажется, идеально было подобрано время для приезда в деревню. И действительно, было мало времени на общение и все остальное. Думаю, что так комфортнее.

О.БЫЧКОВА: То есть, вы  прилетели, посоревновались, посмотрели на закрытие и  полетели обратно?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Некоторые остались – кто выступил успешно. Остальные вернулись сразу же.

О.БЫЧКОВА: Но вы же тоже выступили успешно.

А.КРИВОШАПКА: На закрытии я была.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Это мы не наказываем отъездом обратно. Просто мы таким образом регулировали численность людей, находящихся в деревне, потому что места были ограничены. Когда спортсмен уезжал, на его место приезжал или тренер, или другой спортсмен из состава нашей команды – это условие пребывания в деревне. Мы не могли бы такого количество тренеров и спортсменов держать одномоментно в деревне – у нас была квота. Поэтому приезд был обусловлен технической, методической необходимостью. И это нормальное состояние команды, которое ребята чувствовали и  я чувствовал, когда был в деревне.

О.БЫЧКОВА: Наталья: «Какие виды спорта вы наблюдали, за кого лично вы болели?» — было на это время?

Ю.ГУЩИНА: Честно говоря, у  меня не было времени.

А.КРИВОШАПКА: У  меня тоже.

Ю.ГУЩИНА: Мы  иногда включали телевизор, но мы были настолько далеки, поэтому смотрели в основном только легкую атлетику, и тоже не всегда. Мы  разминались, ездили на стадион, и чтобы отвлечься, просто ходили, гуляли по городу.

О.БЫЧКОВА: Олимпиада закрылась в воскресенья, а  у вас когда были выступления?

А.КРИВОШАПКА: Можно сказать, мы всегда участвовали.

Ю.ГУЩИНА: 3 и 4 я выступала, а следующий старт у меня был только  10 числа. Поэтому посмотреть всю легкую атлетику можно было.

О.БЫЧКОВА: А вообще это практикуется — пойти и посмотреть на другие соревнования?

В.БАЛАХНИЧЕВ: А  как пойти, когда тренировочные занятия, они готовятся к финалам  — они не  могут никуда пойти, у  них режим.

А.КРИВОШАПКА: И  это выплеск адреналина лишний.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Надо выбирать – или смотреть, или успешно выступать в своем виде через несколько дней. Поэтому дисциплина у нас была нормальная, никто не грешил лишними посторонними вопросами. Это профессионалы.

О.БЫЧКОВА: А  за дисциплиной строго следят?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Они сами следят – у нас профессиональная команда.

О.БЫЧКОВА: В чем заключается дисциплина? Чего нельзя делать, например?

А.КРИВОШАПКА: У нас в команде все взрослые люди, и каждый человек ответственен сам за свои поступки, сам знает, что ему можно делать, что нельзя. То есть, таким бризом ты сам себе навредишь, если что-то сделаешь — твой выбор, твое право. Да, есть какие-то  — не правила, а понятия, как себя надо вести, каким образом ты подходишь к тому или иному старту – у каждого свое, каждый человек относится к  этому делу по своему.

О.БЫЧКОВА: Вопрос от Тани – чем отличалась эта Олимпиада? Есть какие-нибудь отличия в том, как были организованы соревнования?

Ю.ГУЩИНА: Мне очень понравилась Олимпиада в Пекине — не потому, что мы там выступили удачнее, а просто из-за организации – видимо, я первый раз поехала на эти соревнования, и  был о настолько все удивительно и даже волшебно, что ли. Здесь уже более было обыденно. Мы прекрасно знали, где будем жить, что кушать, где стадион находится. Предварительно посмотрели все в интернете и  как-то не было такого ощущения, какое было в  Пекине. Там, конечно, все было по-другому. Несмотря на то, что была повышенная влажность и очень жарко.

О.БЫЧКОВА: А в Лондоне было прохладно?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Там было по-разному. Или мгновенно наступала жара, или холод – влияние Атлантического океана и все менялось мгновенно.

О.БЫЧКОВА: Таня: «Олимпиада – это работа, экзамен, или праздник?»

А.КРИВОШАПКА: Мне кажется, экзамен и работа. Если хорошо выступил, то праздник.

О.БЫЧКОВА: А плохо выступить это большой удар для человека?

А.КРИВОШАПКА: Да. Когда я приехала на Олимпиаду, хотела совсем другого.

О.БЫЧКОВА: Ну, ладно, у вас все прекрасно.

А.КРИВОШАПКА: Я бежала личный вид, попала в финале, но в финале так произошло, я финишировала 6-й, и конечно, потом было тяжело – я несколько дней отходила, потом пересматривала, думала, что произошло.

О.БЫЧКОВА: Занять 6-ю позицию во всем мире совсем немало.

А.КРИВОШАПКА: Но я ехала с другим результатом и хотела бороться за медали.

О.БЫЧКОВА: Ну ладно, все впереди, все будет. Когда смотришь соревнования, видишь спортсменов, которые получают не то, что хотели, и думаешь – человек столько лет к этому шел, и  вот такое, может быть, из-за случайных обстоятельств, произошло. Но  потом понимаешь — молодой, у него все впереди.

А.КРИВОШАПКА: Конечно, неудача в личном виде подкашивает, это точно. С другой стороны, ничего такого не произошло. Близкие и родные живы и здоровы.

О.БЫЧКОВА: Это все равно успех.

А.КРИВОШАПКА: Конечно, отбор на  олимпийские игры, тем более в таких видах, как у нас – большая конкуренция. Все бывает в жизни – не мой день, видимо.

О.БЫЧКОВА: У каждой из вас был ваш день. Максим из  Москвы спрашивает, общались ли вы со спортсменами из бывшего СССР? Вообще есть личное общение со спортсменами на олимпиаде, появляются новые знакомые?

Ю.ГУЩИНА: Естественно, если есть дружба и общение, то  здесь друзья  — близкие люди, неважно, из какой это страны. Естественно, будет общение, оно и присутствовало. Друзья они и в жизни друзья, и  в спорте. Для меня была там Анастасия Шведова, нынешняя белоруска, а раньше представляла Россию. Это мой друг с детства, мы  с  8 лет знакомы. Она должна была отправиться в Белоруссию 8-го числа, но ей пришлось поднять все свое белорусское руководство, сказать, что она не  хочет никуда бежать, не имеет права, потому что 9-го я бежала финал и она просто должна присутствовать. И  Белоруссия пошла ей навстречу, оставили ее. Это мой близкий друг из другой теперь страны.

О.БЫЧКОВА: С  кем-нибудь там еще познакомились?

А.КРИВОШАПКА: В основном нет. Мы тоже общаемся с  командами Белоруссии, Казахстана, Украины, подружились, выезжая на общие старты. Нет ограничений в общении. Но с другими спортсменами, из других стран, мы практически — иногда здороваемся, но в основном нет.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Олимпиады это не фестиваль молодежи, они не общаться туда приезжают. Время у них ограничено, они соперники  — они могут обнять друг друга, как и положено по этике, по окончанию соревнований, поздравить, но на этом общение у них заканчивается. У них нет времени общаться. И общаются, конечно. Но вопрос был задан правильно – как они общаются с русскоговорящими товарищами из  бывших стран СССР. Могу сказать, Общение очень тесное – они могут всегда поговорить, пообщаться на своем родном языке. Если другой язык – уже возникают проблемы. У нас еще проблема презентации самих себя на соревнованиях, проблема языка. Девочки, к счастью, в  последнее время изучили английский язык, могут говорить и они могут уже общаться с комментаторами на стадионе. Это уже хорошо. Раньше были большие проблемы. А  в принципе хотел бы сделать вывод, что конечно, надо общаться с  нашими ребятами из бывших стран СНГ – это наши люди по духу. Я общаюсь с тренерами, специалистами.

О.БЫЧКОВА: Но с другими тоже можно общаться?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Я общаюсь и с другими, но больше, конечно, с русскоговорящими.

О.БЫЧКОВА: Никита: «Можно ли было кросс побегать по улицам Лондона?» — там марафоны бегали и на велосипедах. Видимо, он  имеет в  виду побегать, размяться.

А.КРИВОШАПКА: По деревне точно.

Ю.ГУЩИНА: Там достаточно много территории было, где можно было бегать.

А.КРИВОШАПКА: Там и  травка была и покрытие, позволяющее.

Ю.ГУЩИНА: Но там бегали по асфальту, кто бегает далеко. Можно было что-то придумать на территории деревни

О.БЫЧКОВА: А что из себя представляла деревня?

Ю.ГУЩИНА: Это как микрорайон — дома, лужайки, парковая зона. Огромная территория, уютный микрорайон. Думаю, там людям потом будет уютно.

О.БЫЧКОВА: Эти дома потом будут продавать?

А.КРИВОШАПКА: По-моему, это район будет для малоимущих – мне кажется, малоимущим там очень будет классно.

О.БЫЧКОВА: А кафе, рестораны, что-то для тренировок – что там есть?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Там есть блок питания, обслуживания, где можно было постирать одежду. Для тренировок там мало что было – ребята ездили тренироваться на другие стадиона разминочные. Предусмотрено было много, инфраструктура была неплохая. Но  главная проблема, которая там возникала – трудно было соблюсти баланс огромного количества зрителей в легкой атлетики, они приходили и уходили со  стадиона. И между спортивными интересами. Хотя все необходимые объекты были построены, ребята не испытывали никаких проблем с тренировкой и подготовкой к соревнованиям.

О.БЫЧКОВА: Сделаем сейчас перерыв, и затем вернемся в программу.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу, продолжаем рассказ о том, как выглядят олимпийские игры изнутри, участниками соревнований. Наши слушатели присылают вам вопрос  — тут много что интересного спрашивают. «Опишите вкратце ваши ощущения присутствия на таком мероприятии, как Олимпиада. Ответы типа «ваще» и «прям» не принимаются». Расскажите, какие эмоции у вас были? Вы приехали, понимаете, что на  вас смотрит весь мир, вся Российская Федерация и окрестности, дикое количество телекамер.

Н.АНТЮХ: Даже не знаю, как эмоционально.

О.БЫЧКОВА: «Прям, ваще» слушателями не принимаются. Найдите слова.

Н.АНТЮХ: У меня настолько концентрация была, что у меня своих претензий и  самокритики к себе столько было, что я все эмоции просто пыталась никуда не выпускать. Поэтому каких-то потусторонних эмоций, радости – я не могу про себя это сказать. У меня была такая концентрация, что, наверное, я даже  никогда в  спортивной своей карьере так себя не настраивала, не ела изнутри, не заставляла. Так как я самокритичный человек, мне даже тренер говорила, что не надо так. Но в этой ситуации я  ориентировалась только на свои внутренние ощущения.

О.БЫЧКОВА: А разве это правильно, когда едят себя изнутри?

Н.АНТЮХ: Если люди будут откликаться на вспышки фотокамер, давать интервью, общаться с людьми, заводить новых друзей, ходить по ресторанам, то они ничего не добьются. Поэтому те ограничения, на которые идут спортсмены, это оправдано и обосновано, благодаря этому они побеждают. Кто больше концентрируется на своем результате, своих спортивных нуждах в этот момент, не откликается на посторонние вещи  — тот побеждает. Это тоже один из элементов успеха.

О.БЫЧКОВА: То есть, вы выходите на стадион – там тысячи людей вокруг.

Н.АНТЮХ: Да, очень много народа. Но  за столько лет в легкой атлетике, наверное, я научилась абстрагироваться от того, что происходит на стадионе. Мне в свое время один человек сказал: представь, что ты лошадка и у тебя шоры на глазах. Ты делаешь свое дело, никого не видишь, никого не слышишь.

О.БЫЧКОВА: И вы не слышите, как болельщики кричат?

Н.АНТЮХ: Я научилась за  много лет абстрагироваться от всего, чтобы не реагировать ни на что, что вокруг меня происходит. После бега — я все слышу, до бега – нет.

Ю.ГУЩИНА: В этот раз когда я зашла на стадион у  меня было ощущение, что была тишина – для меня.

О.БЫЧКОВА: Вы что-нибудь воткнули в уши?

Ю.ГУЩИНА: Нет, ничего. Но был такой накал внутри и  такое ощущение – я слышала только  свой пульс. На самом деле это странные ощущения, интересные. Думаю, что по завершению карьеры этого будет немного не хватать.

О.БЫЧКОВА: Адреналина.

Ю.ГУЩИНА: Да. Думаю, что многие спортсмены показывают такие результаты, потому что большой выброс адреналина Я просто не  могу передать эти ощущения.

О.БЫЧКОВА: А сравнить с  чем можно?

Ю.ГУЩИНА: Это как женщина в пожар сундук вытаскивает на  50 тонн – тут то же самое, мне кажется.

О.БЫЧКОВА: Антонина, как у вас?

А.КРИВОШАПКА: Я старалась сконцентрироваться, и, выходя на дорожку, не смотреть на  соперников. Конечно, я слышала поддержку болельщиков, а в этот раз, когда я вышла, я сразу поняла, что приехали. Получилось так, что я не чувствовала, что это олимпиада, — не было такого. А когда вышла на дорожку в забеге, вот тогда и почувствовала. Тогда было волнительно, потому что представляли нашу страну, хотелось хорошо пробежать, показать – вот это, наверное, и сыграло злую шутку.

О.БЫЧКОВА: Да перестаньте себе грызть. Правильно написал Петр: «Главное быть сосредоточенным на дорожке до конца, а неудачи могут быть у каждого». Соперники раздражают, которые вокруг? Не в олимпийской деревне, а на самих соревнованиях?

Н.АНТЮХ: Я  стараюсь никогда не смотреть на соперников, а просто выходить и делать свое дело.

О.БЫЧКОВА: Не смотрите вокруг?  — эта красивая, это здоровая лошадь, а у этой кроссовки фиговые, — нет такого?

Н.АНТЮХ: Стараешься не замечать соперников, а выходить и делать свое дело.

О.БЫЧКОВА: Правда говорят, что спортсмены ненавидят друг друга в момент соревнований?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Чаще такое в  единоборствах, потому что это, может быть, придает сил. Но в данном случае ненависть ни к чему не приведет. Можно ненавидеть человека, который тебя обыграл, а ненавидеть человека, с которым соревнуешься, бессмысленно совершенно. Тем более, что девушки бегут по разным дорожкам, не соприкасаются, — нет необходимости смотреть за их шиповками, — конечно, если они не обгоняют тебя. Тоня заняла 6-го места, будучи лидером в  сезоне в беге на  400 метров. Это была сверхзадача, такая же, как перед Наташей. Наташа выиграла, но  Тоня поставила перед собой такую задачу  — обыграть Соню Ричардс, фантастическую бегунью, которая решила исход эстафеты, кстати, выступая на своем же этапе?

А.КРИВОШАПКА: Нет, на четвертом.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Эта сверхзадача задавила тебя, наверное. Потому что ты бежала 300 метров быстрее, чем бежит олимпийская чемпионка. Это был фантастический бег, и это задавило спортсменку. Это спорт.

О.БЫЧКОВА: Ну, она еще пробежит.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Она должна побежать. На следующий год она должна выступать в Москве – хочу прорекламировать, что в Москве они начнутся 10 августа.

О.БЫЧКОВА: Будем за вас болеть. Тоня из Москвы:: «Как в олимпийской деревне праздновали победы? Были вечеринки?»

Ю.ГУЩИНА: Не знаю, мы свою победу никак не отпраздновали – мы так устали, что дошли домой и пошли кушать в  «Макдональдс», потому что все остальное уже никак, невозможно было есть. Мы отметили «Бигмаком».

В.БАЛАХНИЧЕВ: Девочки забыли, что каждое утро происходило награждение — приезжал министр спорта Виталий Мутко, который 12-го, когда деревня была закрыта, специально приехал для нас и в 11 утра награждал спортсменов. Это происходило каждый день и это было частью какого-то ритуала, в котором, к счастью, мы участвовали много раз — я имею в  виду легкую атлетику.

А.КРИВОШАПКА: Просто мы этого не видели, мы были только в  последний день, потому что наши эстафеты были в последние дни.

О.БЫЧКОВА: А какая усталость после выступления?

Н.АНТЮХ: И физическая, и эмоциональная.

О.БЫЧКОВА: Пришли и  рухнули?

Н.АНТЮХ: Трудно сказать. Потому что Тоню взяли еще на  допконтроль, мы сидели и ждали – там было очень много народа, и пока мы доехали домой было очень поздно, уже ничего не хотелось. Конечно, мы рассчитывали не то, что отметить, а отпраздновать победу уже дома, с родителями и близкими.

О.БЫЧКОВА: Отпраздновали?

Н.АНТЮХ: Пока нет.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Они только приехали, – не успели.

О.БЫЧКОВА: То есть, в олимпийской деревне, кроме приездов Мутко, ничего другого не происходило?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Нет, не приезд Мутко – вы так не говорите. Он  в торжественном награждении участвовал. Это был ритуал, который очень полезен — страна должна поощрять людей незамедлительно по окончанию соревнований, как после серьезного боя., после победы. Это и происходило каждый день. И насколько я знаю, завтра в Кремле состоится встреча с президентом РФ, и ребята собираются завтра быть в  Кремле тоже.

О.БЫЧКОВА: Пойдете?

Ю.ГУЩИНА: Да.

Н.АНТЮХ: Разумеется.

В.БАЛАХНИЧЕВ: И правительственные награды будут вручены, по всей видимости, завтра.

О.БЫЧКОВА: Что наденете?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Форму сборной команды, парадную.

О.БЫЧКОВА: Таня: «Был ли  «Русский дом» и  как кормили», и  Игорь из  Славянска на  Кубани задает вопрос, для чего нужен «Русский дом»? Там же была какая-то светская жизнь, тем не менее.

Н.АНТЮХ: Да, она была в  «Русском доме», эта светская жизнь. Я туда попала после своего финала. Но приехала туда для того, чтобы — мне сказали, что там хорошая кухня, — чтобы там просто хорошо поужинать. Я была очень довольна, там были потрясающие повара. Потому что в деревне было есть уже невозможно. Там было разнообразие кухни — европейская, английская, азиатская, мексиканская, — какой только не было. Но я не могла найти то, что было бы мне по вкусу.

О.БЫЧКОВА: А вам чего хотелось? Борща?

Н.АНТЮХ: Да. В  «Русском доме» был борщ, была котлета по-киевски,  — это я съела с огромным удовольствием.

О.БЫЧКОВА: Но у вас должны быть диеты, наверное? Какие «Макдональдсы»?

В.БАЛАХНИЧЕВ: В  «Макдональдсе» ничего страшного нет, никто от этого не умрет и не прекратит тренироваться и бегать. Просто пища должна быть качественной и  калорийной. Она простая достаточно. Для нас то меню, которое сейчас делают на наших базах, в Сочи, Новогорске и  Кисловодске, оно как раз отвечает требованиям спортивного диетического питания.

О.БЫЧКОВА: Ну и привычка наша.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Да, наверное, борщ это наша привычка, от которой трудно избавиться.

Н.АНТЮХ: Это точно.

О.БЫЧКОВА: А  чем кормили на завтрак в олимпийской деревне? Там что-то особенное?

Н.АНТЮХ: Еда была разнообразная с утра. Можно было поесть макароны с  мясом, то есть, по желанию каждого человека. На утро я  кроме как отварных яиц, для себя ничего не могла найти.

В.БАЛАХНИЧЕВ: По еде олимпийская деревня обязана предоставить широкий выбор блюд кухонь разной национальностей. Была арабская кухня — там был Рамадан, и была с  этим проблема, кстати. Но там все соответствовало требованиям, организаторы их соблюдали. Сделаю ремарку в отношении «Русского дома» — все страны имели свои «дома» — это бизнес-центр, центр, где можно было отпраздновать победу команду. Многие деятели культуры я видел, как туда приезжали – Макаревича встречал. Ничего предосудительного в этом нет. И  приглашают спортсменов, которые туда приезжают только с целью может быть, поесть и получить призы или подарки от нашего «Русского дома». В этот раз «Русский дом» был организован без всяких вопросов, связанных с алкоголем, было достаточно чинно, и ребята могут сказать спасибо за то, что такой «дом» был, они могли уехать из деревни и  немножко там отдохнуть.

О.БЫЧКОВА: А что, раньше были проблемы с алкоголем?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Было много вопросов, связанных с созданием «домов» в прежние годы  — я не буду сейчас их характеризовать. У  меня не было времени ходить по этим «домам» ни на одних олимпийских играх. Я посещал разы эти дома. Но нужда в таких домах есть, потому что туда приглашаются международные спортивные деятели, проводятся обеды и ужины от имени спортивных делегаций по видам спорта. Один такой ужин был организован Ассоциацией летних видов спорта – туда приехало руководство Международной федерации легкой атлетики. Изысканные повара, изысканная кухня, прекрасное отношение – все были счастливы.

О.БЫЧКОВА: А спортсменов там бесплатно кормят?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Всех кормят бесплатно, не только  спортсменов.

О.БЫЧКОВА: Илюша: «Сколько времени длится эйфория от выигранных медалей?»

В.БАЛАХНИЧЕВ: Если эйфория длится долго, то спорт прекращается. Она должна длиться как можно меньше. Если говорить о  моей эйфории — я счастлив, что мои ребята завоевали столько медалей – она длится 5 минут. Потом я думаю о том, что делать дальше, куда двигаться, чем заниматься, как помогать ребятам подготовиться дальше. Наверняка они будут выступать на соревнованиях в ближайшее время. Вы уже ангажированы на какие-нибудь соревнования?

Н.АНТЮХ: Да, уже на  5 стартов.

О.БЫЧКОВА: Когда следующий?

Н.АНТЮХ; 23, 27, 30 и  7.

В.БАЛАХНИЧЕВ: У нас длинный календарь заканчивается в конце сентября, и ребята должны выступать дальше.

О.БЫЧКОВА: А где будете выступать?

Н.АНТЮХ: Это этапы «Бриллиантовой лиги».

О.БЫЧКОВА: Нет потребности отдохнуть после Олимпиады?

Н.АНТЮХ: Отдых будет, но будет позже.

В.БАЛАХНИЧЕВ: И короткий.

Н.АНТЮХ: У нас было запланировано изначально какое-то количество стартов. Голова была уже к этому готова, поэтому отступать и делать что-то по другому я не вижу смысла.

О.БЫЧКОВА: Женя из Москвы: «почему не все спортсмены на пьедестале не пели гимн? Не знают слов?» — многие обращали на это внимание  — что наши спортсмены молча и почтительно слушают гимн. А другие люди из других стран поют все куплеты  — отчетливо видно.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Мне кажется, не надо обязывать людей петь гимн на пьедестале, мне кажется. Если они хотят, они будут петь. Они все переживали, наши ребята. Я  видел картину, когда турчанка эфиопского происхождения пела гимн Турции. По-моему, это притянуто за уши – обязательное исполнение гимна. Поверьте, ребята знают текст, знают мелодию тем более. Просто каждый выбирает для себя свой эмоциональный вариант нахождения там. Не надо никого обязывать.

О.БЫЧКОВА: Мы об этом и  спрашиваем – почему наши не поют, а другие поют?

Н.АНТЮХ: Наверное, стоя на пьедестале, я не могла петь. Меня переполняли эмоции, что было не до слов, может быть, они в этот момент вообще вылетели из головы. И мысли на пьедестале были совершенно другие. Ну да, гимн играют – не о словах. Наверное, эти моменты настолько эмоциональны, настолько я этого ждала, что у меня в эти моменты вся жизнь в голове пролетала,  — я  мечтала на олимпийских играх услышать гимн в свою честь. В моей ситуации мне было совершенно не до того, чтобы петь гимн.

О.БЫЧКОВА: А вы о чем думали?

Н.АНТЮХ: Я не могу сказать конкретно – у  меня все пролетало, все что я делала, не делала, что для этого было сделано, какие этапы пройдены. За эти секунды в голове было очень много мыслей.

Ю.ГУЩИНА: Мы заняли второе место, поэтому гимн не  слышали.

О.БЫЧКОВА: Но вы все равно получали медаль, стояли.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Но там пели гимн США. А что было в Пекине, когда золотая медаль была?

А.КРИВОШАПКА: Я очень радовалась, но не могла дать выплеску своим эмоциям, потому что через 20 минут бежала эстафету 4 по  400, мне было тяжело.

О.БЫЧКОВА: А потом?

А.КРИВОШАПКА: А потом не  помню.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Потом мы были вторыми.

А.КРИВОШАПКА: Потом целый месяц у меня был нервный тик. В деревне я была абсолютно спокойна, но когда выехала за пределы, я выступала очень много дней, и конечно, было тяжело.

О.БЫЧКОВА: У вас был упадок сил?

А.КРИВОШАПКА: Да, во всех планах. Так же  как и у моего тренера, я думаю, – он тоже очень переживал.

О.БЫЧКОВА: Наталья: «Есть ли у вас в  команде спортивный психолог?» — я не сомневаюсь, есть, конечно.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Нет. Потому что у нас в  команде несколько другой подход. У нас были психологи в команде, психолог выступает промежуточным звеном между тренером и  спортсменом, часто отвлекает спортсмена от тех указаний, которые дает тренер. Я считаю, и у нас так сложилось, что у нас главным психологом является сам тренер. И  они должны работать именно  с этим одним человеком. У нас были случаи, когда психолог наносил вред этим взаимоотношениям – было такое.

О.БЫЧКОВА: Может, были плохие психологи?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Знаете, психологов плохих не бывает.

О.БЫЧКОВА: Бывает.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Я не слышал такого. Они просто психологи. Но психолог должен работать с тренером, а не со спортсменами, он должен помогать тренеру понять спортсмена, вручить ему какие-то инструменты управления психикой спортсмена  — это был бы идеальный вариант. Но у нас настолько нормально выстроены отношения, в последние годы особенно, эти отношения носят многогранный характер, что мы нуждаемся в меньшей мере в психологах, чем это кажется извне.

О.БЫЧКОВА: Юра из Самары: «Можно ли чему-то поучиться у соперников?» — а как у них учиться, если их не видишь.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Есть. Я говорю как тренер с  10-летним стажем. Соперников изучают, их тактику бега, коронные приемы, тактику подготовки. Например, нам было ясно, что мировой рекорд, установленный в апреле или мае нашими конкурентами в  метании молота приведет к проигрышу на Олимпийских играх  — это было ясно. Нам было понятно, кто является конкурентом и какие ошибки они делают. Например, отбор ранний в командах приводить к тому, что команда не слишком долго готовится к главному старту сезона и теряет свою устойчивость и форму – это было видно. Ребята изучают технику, и девочки, когда начинали, наверняка изучали кинограмму своих фаворитов, тех людей, которые в то время бегали достаточно быстро. Техника и тактика изучаются. Не думаю, что Тоня бежала 400 метров так быстро просто так, по наитию. Она бежала, потому что знала, что другого инструмента борьбы с  Ричардс нет. Надо быстро начинать. Так же  как Наташа, когда бежала 400 с барьерами, знала тактику своей соперницы.

Н.АНТЮХ: Да. Я  предполагала, как все побегут, только не Демос. Демос была непредсказуемой, мне только убить ее  нужно было быстрым началом, потому что она не начинает так быстро.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Так что соперниц изучают.

О.БЫЧКОВА: Таня: «Зрители – мешающий фактор?»

Н.АНТЮХ: Мне кажется, каждый реагирует и относится к этому по-своему. В  прыжках наоборот просят, чтобы поддерживали – их это заводит.

О.БЫЧКОВА: Но вас это не заводит?

Н.АНТЮХ: Нам хлопать по всей дистанции смысла нет. Каждому по-разному. Кто-то наоборот, в прыжках просит тишины,  — психология у людей разная, каждый по-разному относится к зрителям.

О.БЫЧКОВА: Операторы с камерами мешают?

В.БАЛАХНИЧЕВ: Когда неудобны для спортсменов, мешают. Технологически зона, где находятся снимающая братия отделена. Никому никто не должен мешать, и никто не мешает – там нет идиотов, там люди, которые знают свою зону расположения, они не выходят на дорожку, чтобы снять финишный рывок. Это было бы смешно. Все рассчитано. Были в этот раз замечания по  положению камер в  створе финиша в беге в спринте – они были очень близко к  финишной прямой, поэтому их отнесли подальше, и вопрос был исчерпан.

О.БЫЧКОВА: Кто-то из наших спортсменов сказал, что мешали.

В.БАЛАХНИЧЕВ: Наверное, он плохо выступил.

О.БЫЧКОВА: Что вас спрашивают больше всего, о чем? На вас все набрасываются с вопросами – что их больше интересует?

Н.АНТЮХ: Меня друзья спрашивают: расскажи, как быть олимпийской чемпионкой? Говорю: не знаю, ничего не могу сказать. – Как себя ощущаешь?  — Ну, как – две недели назад была тем же самым человеком. Я не могу объяснить свои ощущения.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое. Это были наши замечательные призеры Лондонской Олимпиады. Спасибо вам большое, поздравляем еще раз и не сомневаемся, что впереди еще больше побед и больше медалей.







Комментарии

17

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

14 августа 2012 | 23:39

Вот ився ваша суть.
Матрица в мозгах под названием "Враги кругом". Как же вы смешны зюгано-проханоиды. Мир давно изменился. И жить атавизмами просто смешно )))


14 августа 2012 | 23:38

Это моя матрица "враги кругом"? ))))
А как же кровавый кремль? Гэбня? А как же злой Путин? Это что не враги? Это я про них вою что ли каждую секунду?
Женя, ты разберись, а потом уже пиши, хорошо?


14 августа 2012 | 23:41

Это моя матрица "враги кругом"? ))))
А как же кровавый кремль? Гэбня? А как же злой Путин? Это что не враги? Это я про них вою что ли каждую секунду?
Женя, ты разберись, а потом уже пиши, хорошо?


(комментарий скрыт)

podpolny 15 августа 2012 | 01:06

Одно дело стонать насчет одного Путина, другое — насчет злого мира, окружающего народ-богоносец.

Первое просто глупо, второе — клиника.


polba 14 августа 2012 | 23:38

С победой, девчёнки.
И спасибо вам.


14 августа 2012 | 23:42

Согласен. Выступили отлично. Не по количественному признаку, а по качественному.

А вот товарищ Берия выше меня не поддержал. Он всегда такой? ))))

ЗЫ. ДевчОнки, однако. Ну ладно ))


14 августа 2012 | 23:47

Спасибо!!!


arb40 15 августа 2012 | 00:10

Спасибо, красавицы!
Молодцы и дальнейших спортивных успехов!


15 августа 2012 | 02:00

Совсем недавно "бычковы"развернули самую настоящую травлю олимпийцев.
Но сегодня они сдали назад.
Что они думают о российских людях на самом деле?


(комментарий скрыт)

liliananur 15 августа 2012 | 08:36

Судя по интервью, Балахничев спортсменов совершенно задавил. Квоты нахождения спортсменов должны быть только для спортсменов-участников, а не для неведомых «тренеров» и других «нужных лиц». Также и с общением, запрещает девчонкам общаться с людьми из других стран, нарушает их права и свободы, чтобы его спортсмены не сбежали в другие команды и не лишили его заработка… Не спортсмены, а рабы какие-то, а Балахничев их рабовладелец…


bosen48 15 августа 2012 | 16:06

А вы что не знаете, что нет тренера, нет и успехов? И у каждого спортсмена есть личный тренер и только он знает слабые и сильные стороны спортсмена. Весь мир давно ушёл от одного тренера отвечающего за всех спортсменов, такое было возможно только в СССР. А общаться нужно после соревнований, остальное общение отвлекает от главной цели. А вы что не знаете, что спортсмены любой страны рабы допингового агентства? Они должны информировать о всех своих перемещениях. И в любое время дня и ночи, даже перед самим соревнованием, к тебе могут придти агенты и взять мочу на допинг пробу. И если тебя не оказалось на месте, то предупреждение, а возможно дисквалификацию, ты себе заработал. У них меньше прав, чем у самого последнего наркомана. Так что забудьте о том, особенно на Олимпиаде, что спорт это свобода. Нет дисциплины внутренней и внешней, нет и побед.


odindoma5 15 августа 2012 | 08:57

Блин! До чего довели... Посмотрел на фото - первая мысль: "А чегой то "Пусечки" так изменились и похорошели...
Пипец!


15 августа 2012 | 09:56

Посмотрим, какими будут открытие и закрытие олимпиады в Сочи. И поймут ли их содержанеие иностранцы. Удивило пренебрежительно-неуважительное отношение приглашенных к действу в Лондоне. Им, видите ли, было не слышно и непонятно. Учите язык, если иначе вопринимать не способны.


bosen48 15 августа 2012 | 16:11

Интересно, а американцы к Сочи выучат русский язык? Каждое открытие и закрытие нравится всё меньше. Какая то гигантомания и всё меньше доброты и человечности.


bosen48 16 августа 2012 | 15:22

Они говорили о слышимости внутри этого действа, а язык, если вы слушали передачу, а не отдельные фразы, они выучили.


novoselovvm 22 августа 2012 | 08:18

Спорт высших достижений в РФ ушербен, т.к. научно практические подраздения обеспечивающие спорт высшего эшелона разогнаны. Пример, НИЛ ОЛ ЦСКА. ОЛ(это ордена Ленина, кто не знает). Командны, напоминают туриста 21 века в джунглях с компасом, хотя соседняя команда, например Китая, идет c GPS.


odindoma5 15 августа 2012 | 08:58

Ну, типа - если 3 девочки на "ЭХО" - значит...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире