'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 июля 2017, 21:05

С. Пархоменко 21 час и 9 минут в Москве, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Все в полном порядке и даже более того. У нас есть не только номер для смс-сообщений, как обычно — +7-985-970-45-45, но и заработал в полную силу канал «Эха Москвы» в Ютьюбе, и вы можете смотреть прямую трансляцию программы не только, как обычно, на сайте, но и напрямую в Ютьюбе. Найдите просто простым поиском там в Ютьюбе или загляните ко мне в Фейсбук, я в Фейсбуке называюсь Сергей Пархоменко, и в последнем моем посте, посту… как это… ну, в общем, в последнем моем сообщении, статусе найдете ссылку, по которой напрямую попадете непосредственно на трансляцию этой программы отсюда из студии. Она высококачественная, и как-то все с ней в полном порядке, так что смотрите, слушайте, и те, кто обычно жалуется, что там он чего-то не дослышивает, не довиживает или еще что-нибудь вроде этого, можете теперь пользоваться этой возможностью, по-моему, она теперь будет всегда.

Это первое, что я хотел сказать, и да, еще хочу сказать сразу одну вещь, а вдруг мне не хватит времени в конце на это объявление, поэтому скажу сразу в начале. Я все-таки хочу в отпуск, хоть и ненадолго, поэтому двух следующих программ не будет. Две последние недели июля я пропущу – не волнуйтесь, все в порядке, я предупредил администрацию радио «Эхо Москвы», ничего страшного, я просто буду отсутствовать и буду я в таком месте, откуда я однажды пытался выйти в эфир, и получилось нехорошо, там довольно ненадежный интернет, и не хочется мне больше таких экспериментов, так что я лучше просто отдохну эти две недели.

В остальном – я теперь пользуюсь, кстати, дополнительными возможностями, для того чтобы собирать темы для передачи и вопросы, в частности, тоже в Фейсбуке заранее вывешиваю некоторый такой специальный вопрососборный пост и вот сейчас тоже это сделал.

И там есть сюжет, который несколько раз повторяется – я действительно его задолжал слушателям, и сейчас самое время об этом поговорить. Это история продолжающаяся, развивающаяся, история о расследовании гибели Боинга МН17 над Восточной Украиной 17 июля, то есть, собственно, вот-вот будет ровно 3 года. Это было 17 июля 2014 года. Так что, вот это осталось ждать буквально пару дней. И к этому вот юбилею, так сказать, трехлетнему, было приурочено одно чрезвычайно важное событие. Выступил министр внутренних дел Нидерландов по имени Берт Кундерс, который теперь уже формально объявил о том, что предстоит суд, предстоит международный трибунал, в котором будут участвовать все те страны, которые принимали участие в работе Международной следственной группы – это Голландия, Бельгия, Австралия, Малайзия и Украина.

С.Пархоменко: Это же не российский суд – там не забалуешь

России там нет, и я сразу отвечу на этот неизбежный вопрос, почему России там нет, а потому что Россия утверждает, что она не имеет к этому никакого отношения. Потому что Россия много раз сказала, что она не знает, что случилось с этим самолетом, не имеет никакого отношения к гибели этого самолета, не сбивала этого самолета, не предоставляла оружия для сбития этого самолета, не предоставляла людей, которые пользовались этим оружием, и вообще не понимает, какие к ней, к России, претензии, а кроме того, внутри этого самолета не было ни одного гражданина России. И Россия столько раз сказала, что она ни при чем, что сама себя исключила из работы этой Международной следственной группы таким способом.

Более того, Международная следственная группа на всем протяжении своей работы – она приступила к работе немедленно фактически после гибели этого самолета в июле 2014 года – Международная следственная группа говорила о том, что Россия саботирует работу этой следственной группы – не отвечает на целый ряд запросов, не предоставляет целый ряд материалов, не комментирует то, что ее просят комментировать, а вместо этого наводняет международный эфир и международное информационное пространство разного рода враньем.

Мы с вами хорошо помним гомерическую историю с Михаилом Леонтьевым, который демонстрировал фотографию самолета из космоса, который там гонялся за этим Боингом МН17 будто бы. Самолет был пририсован. Мы помним бесконечное вранье российских военных, которые объясняли, что он сбит не оттуда и не из этого, и не с этой территории, территория находилась под другим контролем в это время и так далее. Они врали. Они врали очень много и они врали в нужные моменты, потому что они выбирали моменты для своего вранья ровно тогда, когда в очередной раз появлялась некоторая новая информация, и Международная следственная группа делала некоторые новые объявления. Вот теперь все это пришло к следующему этапу. Известно, что в Нидерландах – дата не объявлена, но я думаю, так, по моим представлениям, это должно быть начало следующего года – будет этот международный суд, и вот этот самый министр иностранных дел Нидерландов Берт Кундерс сказал о том, что расследование сразу велось по трем направлениям, перед ним стояло три цели.

Первая цель – это найти всех погибших, собрать тела, передать их семьям и позаботиться о том, чтобы вот судьба, так сказать, этих тел была подобающая. Второе – провести техническое расследование, понять, что в точности произошло, что где когда летело, что куда прилетело, что обо что ударилось, и что к чему привело.

И, наконец, третье – найти и привлечь к справедливому наказанию виновных. И вот сегодня эта третья фаза, эта третья стадия вступает в свой самый активный период. Известно на самом деле, в этом сыграло, надо сказать, большую роль сообщество Bellingcat, которое занималось много лет расследованием, собственно, все эти 3 года, что шло это расследование, буквально опять же с самого дня этой катастрофы сообщество Bellingcat, тоже международное любительское сообщество, состоящее из огромного количества блогеров. Известно, что живые люди, собираясь большими массами, могут делать ту работу, которую не может делать машина, они могут просеивать огромное количество аккаунтов в социальных сетях, колоссальное количество всякой бессмысленной информации, каких-то бессвязных постов, случайных фотографий, которые, казалось бы, не имеют отношения к делу, потому что только люди глазами видят и понимают, что с чем соотносится, и могут соотнести там и окружающий пейзаж, и конкретные лица, и номера машин, и разные мелкие детали – опознавательные знаки и так далее, если они целевым образом ищут, и им ясно поставлена задача.

И вот Bellingcat сыграл колоссальную роль, он предоставлял Международной следственной группе эти материалы. Вот это тоже нужно понимать, что все это время Bellingcat работал добровольно на следственную группу, и он предоставлял этой Международной следственной группе все, что он находил вместе со всеми исходниками, не только свои выводы, не только свои размышления, не только какие-то результаты поисков, но и исходную сырую информацию, которую он собирал, объясняя, почему они делают такие-то выводы и анализируют ее таким-то образом. Но в результате все это было предоставлено следственной группе, следственная группа могла все эти выводы перепроверить, все эти сравнения сделать заново, обратить внимание самостоятельно на все те детали, которые считала нужным, задать все вопросы, потребовать всех уточнений и так далее.

И довольно давно стало понятно, что имеется полная абсолютно стопроцентная картина произошедшего с точностью до конкретного человека, с точностью до конкретного лица, с точностью до конкретного пальца на конкретной кнопке. Все это удалось выяснить. Это было видно, я это говорил несколько раз в своих программах, это было видно по той дополнительной информации, которую стала собирать эта следственная группа.

Это была уже собственно не информация, которую они собирали, они собирали судебные свидетельства, они обращались к населению этих мест, восточных областей Украины, с абсолютно конкретными просьбами: пожалуйста, откликнитесь те, кто в таком-то часу в таком-то месте видел человека, одетого так-то. Если вы там были, дайте знать, и мы запишем ваши показания, найдем возможность сравнить их с реальной действительностью, потому что, начиная с определенного момента, следственная группа начала уже работать не на следствие – следствие собственно закончено, все с этим стало понятно – а на предстоящий суд, на сбор доказательств, важнейшим качеством которых является их корректное происхождение.

Вот здесь невозможно предоставить в суде какие-то догадки или какие-то умозаключения. Нужны прямые свидетельства, нужна информация, полученная корректным путем, записи, которые сделаны не скрытой камерой, а которые сделаны с разрешения тех, кого записывают. Там, что называется – это же не российский суд – там не забалуешь. Это все достаточно строго должно быть сделано и достаточно формально должны быть собраны эти доказательства. Вот этим они и занимались. И теперь, по всей видимости, они близки к тому, чтобы начать этот процесс.

Боже мой, сколько тысяч раз я отвечал или не отвечал, а просто видел там в вопросах, которые ко мне были обращены или в социальных сетях видел одну и ту же реплику, что: ну и что, ну и где, и что, ничего не будет? Вот вы как-то говорили-говорили, а ничего так и не будет – никакого суда, никого никуда не привлекут?

Друзья, медленно, но верно. И я много раз вам говорил, что следственная группа движется в своем направлении, и мы в некотором роде движемся вместе с ней, потому что нам тоже важно знать, что там произошло, и это в наших общих интересах. Вопрос, что будет с Россией, вопрос, что будет тогда, когда окажется – а оно, по всей видимости, окажется, если иметь в виду эти расследования Bellingcat, который указал уже на совершенно конкретных людей, конкретные машины, конкретное происхождение этих машин, конкретные номера, адреса, все на свете.

С.Пархоменко: Большие начальники у нас страшно удачно женятся часто, почти всегда, а также невероятно им везет с детьми

Что будет, когда окажется, что это российские военнослужащие, что будет, когда окажется, что приказ был отдан – он откуда-то был отдан, эти люди не сами отправились на прогулку, правда? И это не тот случай, который произошел с судом по делу об убийстве Немцова – видите, теперь надо быть аккуратным, теперь уже нельзя говорить: с судом над убийцами Немцова, потому что мы по-прежнему не знаем этого в конце этого суда. Давайте говорить аккуратненько, говорить будем так: с судом по делу об убийстве Немцова. Вот это будет правильно. Так вот, там суд не задался демонстративно вопросом о том, кто организатор и кто заказчик, а здесь задастся.

Чем это кончится? Ну, знаете, у нас есть с вами некоторые прецеденты. У нас есть с вами некоторое количество наших соотечественников, которые не могут высунуть нос за пределы России, потому что они признаны там преступниками, и их там ждут. И все что их спасает – это вот это государственное российское беззаконие, которое позволяет им в России скрываться. Некоторые из этих наших соотечественников у нас с вами сидят в Думе и осуществляют законодательный процесс для нас с вами. Такие тоже есть, и вы этих людей знаете, знаете их фамилии, они много раз звучали здесь в эфире, не стану повторять. Этого народу прибавится. Я думаю, что мы с вами увидим новых депутатов Государственной Думы, которые находятся в Государственной Думе потому, что их там прячут. И мы увидим с вами разных других людей, которые сидят в России или делают вид, что они даже не сидят в России, а которые, в общем, до конца своих дней будут прятаться, понимая, что на самом деле их ждут в мире, и что там к ним относятся как к преступникам.

Вот что я хотел сказать по этому поводу. Важный этап, важный новый поворот событий. Объявлен этот суд, и дано ясное представление о том, что суд будет, и так оно не обойдется. Вот что я хотел сказать вам по этому поводу.

Следующий сюжет – у меня есть еще несколько минут, я его начну, явно не закончу до конца программы, но тоже сюжет, который, я бы сказал, мне чрезвычайно близок. Вы можете отмотать назад, на сайте «Эхо Москвы» все это очень аккуратненько хранится, отмотать назад записи программы «Суть событий», они есть и в аудиоформате, они есть в ряде случаев и в видеоформате, они есть всегда в текстовом формате. Вы можете все это посмотреть на год тому назад.

Чуть больше года тому назад в начале июня минувшего года я здесь сидел в этой самой студии на этом самом стуле и рассказывал вам про женщину по имени Наталья Весельницкая. У кого хорошая память, тот и так помнит, у кого память похуже, может пойти посмотреть на сайте. Я рассказывал вам о том, как адвокат двух удивительных российских бизнесменов, таких очень специальных бизнесменов, отца и сына по фамилии Кацыв – фамилия довольно редкая, легко запомнить. Эти отец и сын – папа по имени Петр Кацыв был вице-губернатором Московской области, потом вице-президентом РЖД при Якунине. Сын такой видный очень-очень успешный бизнесмен.

Знаете, у нас есть такой специальный класс бизнесменов, которые являются либо женами больших начальников, либо детьми больших начальников – ну очень им везет. Как бы большие начальники у нас страшно удачно женятся часто, почти всегда, а также невероятно им везет с детьми – у них как-то дети… ну как-то на детях этих гениев природа не только не отдыхает, а природа прямо тяжело трудится и создает удивительных совершенно быстрых разумом Невтонов, а также Платонов и все остальное. Слово «Платон» прошу считать случайным, к Ротенбергам не имеет сейчас никакого отношения. Просто так на язык попалось, как-то, взял из Ломоносова.

Так вот, адвокату этих самых Кацывов нелегко пришлось в Соединенных Штатах, потому что они были обвинены в том, что там называется «money laundering», то есть отмывание преступных доходов. У них были арестованы крупные счета, у них была арестована всякая недвижимость, всякое имущество, бизнес и всякое такое прочее. И штука заключается в том, что совершенно неожиданно вся эта история оказалась увязана с актом Магнитского. Акт Магнитского, если вы помните – наверняка помните – это закон, в соответствии с которым большое количество российских официальных лиц, прежде всего людей, имеющих отношение к разного рода силовым структурам, прокуратуре, Следственному комитету, полиции, ФСИН и так далее, оказались вне закона, были признаны тоже фактически преступниками в связи с тем, что они принимали участие в истязаниях и в конечном итоге убийстве адвоката Магнитского, который разоблачил многомиллиардные аферы, связанные с деятельностью российского налогового ведомства.

Это все было связано с компанией Hermitage Capital, с компанией Билла Браудера. Это довольно сложная, скажем деликатно, противоречивая фигура, человек, у которого очень сложная репутация, и человек, у которого очень много врагов и очень много, так сказать, хулителей, но так вышло, что вот адвокат Магнитский, юрист Магнитский, который работал у Браудера – это вещь совершенно очевидная – его затащили в тюрьму, пытались из него там вытрясти всякие показания, он вместо этого наоборот выступил обвинителем фактически тех, кто грабил этого самого Браудера и расхищал эти деньги, и они его там насмерть замучили.

И был принят этот акт Магнитского для того, чтобы наказать людей, которые имеют к этому отношение, а против него, так сказать, в отместку за него был принят знаменитый закон Димы Яковлева, он же «Закон подлецов» – это его уже теперь историческое название, его легко найти в интернете под этим именем, закон о запрете усыновления для американских граждан, который стоил просто жизни довольно большому количеству российских детей. И несколько десятков семей просто не смогли закончить уже по существу подходящую совсем к концу процедуру усыновления. Большая часть этих людей впоследствии подала в международные суды, выиграла в этих международных судах. Вот в относительно недавнее время эти люди получили довольно большие компенсации, но детей этих никто им уже не компенсирует, и горя этого никто не отменит и не вернет.

И это был такой поразительный, на мой взгляд, самый ужасный самый страшный за всю историю путинского правления акт такой политической мести, когда за то, что каких-то людей перестали пускать за границу и оторвали, так сказать, от их капиталов, их денег, их имущества и всяких их заграничных развлечений, за это было сказано: ну мы тогда вам наших сирот не дадим, пусть сдохнут. Это же вам надо, чтобы мы их отдали вам? Мы вам их не дадим.

И это было сделано довольно открыто. Была знаменитая история, когда выяснилось, например, что файл с этим законопроектом, электронный файл просто, вордовский файл, который пришел в Государственную Думу, он назывался «Магнитский», потому что это был ответ на акт Магнитского.

Так вот, я возвращаюсь к девушке по фамилии Весельницкая, о которой я все это рассказывал, что вот она оказалась затянута в эту историю с Магнитским и с законом подлецов, потому что она была адвокатом этих самый Кацывов, которые пострадали в результате всей этой истории.

Так вот, год тому назад в Вашингтоне она вместе с еще одним своим приятелем зарегистрировала лоббистскую кампанию. В Соединенных Штатах вообще лоббизм – довольно формализованная вещь, и он подчиняется довольно строгим серьезным правилам. Регистрируется специальная компания, эта компания должна открыто объявить о своих целях. Цели этой компании – компания эта называется HRAGIF, цели этой компании, у нее был сайт, он есть до сих пор, его можно найти, заключались в том, чтобы в Вашингтоне способствовать отмене ужасного российского закона о запрете усыновления.

Возникает вопрос: а что это вы хотите в Вашингтоне этим заниматься? Может быть, вы в Москве будете отменять российский закон о запрете усыновления? Нет, в Вашингтоне, нам здесь удобнее. Почему? Ну по одной простой причине, потому что на самом деле мы будем бороться за отмену акта Магнитского, а следовательно, за отмену принятого в отместку закона о запрете усыновления. Так была устроена логика работы этой компании. Пауза на этом месте, 3-4 минуты новостей, и мы вернемся к этой теме, она очень интересная, и сегодняшняя, чрезвычайно актуальная.

НОВОСТИ

С. Пархоменко 21 час и 35 почти минут, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Номер для смс-сообщений +7-985-970-45-45. И есть еще прямая трансляция в Ютьюбе теперь, яростно ее пропагандирую и рекламирую – зайдите, пожалуйста, и найдите новый канал «Эха Москвы» в Ютьюбе, и там можете видеть все, что происходит в студии «Эха Москвы».

С.Пархоменко: Весельницкая пришла на встречу, выяснилось, что у нее нет никакого компромата на Хиллари, это был блеф

Мы говорили с вами про удивительную историю о том, как адвокат Наталья Весельницкая, представлявшая интересы двух Кацывов, такие есть очень специальные в России бизнесмены, оказавшиеся под своеобразными санкциями в Соединенных Штатах, пыталась увязать там в Соединенных Штатах, вопреки, надо сказать, официальной позиции Российской Федерации, пыталась увязать две истории – историю про акт Магнитского и историю про «Закон подлецов», то есть, запрет на усыновление российских сирот в американские семьи.

Я тогда год тому назад пытался связаться с Натальей Весельницкой, даже переписывался с ней в Фейсбуке, она в какой-то момент мне ответила, и я как-то у нее спрашивал: скажите, пожалуйста, а может быть, все-таки вы будете бороться за отмену запрета на усыновление, что такая благородная вещь, может быть, вы будете делать это в Москве? – Нет, я буду делать это в Вашингтоне.

Сначала она, кстати, отрицала, что она этим занимается, она пыталась доказать, что она не имеет никакого отношения к этой компании. Потом я ей там привел некоторые забавные детали, как она пыталась аккредитовываться на разных международных мероприятиях от имени этой компании и так далее.

Так вот, прошел год. Ничего из того, что я вам сейчас рассказывал, неизвестно президенту Соединенных Штатов Дональду Трампу, его сыну Дональду Трампу-младшему и его ближайшим сотрудникам. Они ничего не знают про Кацывов, Весельницкую, я думаю, что они даже ничего не знают про этот «Закон подлецов».

Они знают про акт Магнитского. Это довольно известная в Соединенных Штатах вещь. Более того, ходит много разговоров о том, чтобы расширить этот акт, сделать его, так сказать, модельным, чтобы в целом люди, которые в своих целях обогащения прибегают к разным зверствам, не только связанные с историей конкретно юриста Магнитского, не только связанные с этой историей о злоупотреблениях с российскими налогами, но и вообще в целом разные люди, которые вот используют свое служебное положение в силовых органах, чтобы они тоже попадали под такого рода санкции, под такого рода законы.

Так вот, в июне 2016 года, тогда, когда мы с вами это все обсуждали – просто это выяснилось сейчас – а вот тогда в июне 2016 года госпожа Весельницкая пролезла со всей этой фигней к Трампу. Ну, точнее, очень близко к Трампу – с самим Трампом она не смогла встретиться, она сумела встретиться с людьми, которые к нему чрезвычайно близки. Она сумела организовать встречу с его сыном, с тогдашним главой его избирательного штаба господином Манафортом, с очень важным при Трампе человеком по фамилии Джаред Кушнер, который его зять, муж его дочери и чрезвычайно важный его советник на все случаи жизни.

И организовал это все некий удивительный человек по имени Роб Голдстоун, журналист, такой таблоидный журналист, он много писал о музыке, в частности, обо всяком шоу-бизнесе, в последние годы занялся пиаром, занялся таким продвижением всяких звезд и всяких знаменитостей. Он организовал эту встречу.

Он организовал эту встречу следующим образом. Он сообщил трамповским вот этим близким людям, что у госпожи Весельницкой есть важная информация, компрометирующая Хиллари и ее штаб. И эта информация – сообщил он, прямо есть опубликованная переписка – эта информация происходит от генерального прокурора Российской Федерации. А вообще эта юрист Весельницкая, — сообщил этот самый Роб Голдстоун, — она российский правительственный адвокат.

Ну, кто видел ее один раз, например, в Фейсбуке, тот понимает, что она не правительственный адвокат. Но и кто знает, чем в точности она занималась, тоже понимает, что она – не правительственный адвокат. Она пришла на эту встречу, выяснилось, что у нее нет никакого серьезного компромата на Хиллари, что все это был блеф, что в действительности ей надо было встретиться, для того чтобы попытаться там прокачать вот эту историю этого ее лоббизма, историю про отмену акта Магнитского, которая нужна ей в действительности для того, чтобы защищать этих своих Кацывов, чьи интересы она представляет.

Или, во всяком случае, для того чтобы продемонстрировать эту встречу – что, на мой взгляд, гораздо более вероятно. Адвокат, ведь он чем живет? Он качает деньги из своих клиентов, и прежде всего он доит клиентов. А для дойки клиентов надо производить на них впечатление. Я думаю, что ей было важно продемонстрировать этим несчастным глупым Кацывам, что, смотрите, как я крута – я пролезла аж прямо в Трамп-тауэр, я прямо разговаривала вот прямо с кандидатом в президенты Соединенных Штатов.

С.Пархоменко: Самое серьезное в этой истории то, что возле Трампа появился Агаларов, который построил Крокус Сити

Ну, тогда никто не чаял, что этот кандидат действительно станет президентом, и что все это обернется для него огромными неприятностями, которыми оборачивается сейчас, потому что, несмотря на то, что госпожа Весельницкая ничего не привезла тогда Трампу, и все это была полная трепотня, но тем не менее это признано очень нехорошим бесчестным поступком со стороны трамповского штаба, потому что никто никогда не собирает компроматов во время американских выборов, не собирает компроматов на своих соперников при помощи подозреваемых источников в правительствах других стран. Вот тот факт, что они пошли на эту встречу, надеясь получить этот компромат, как им сказали, от генерального прокурора, является сам по себе чрезвычайно предосудительным. Хотя они ничего и не получили, между нами говоря.

Про это все можно было бы забыть, как про анекдот. Есть пронырливая адвокатесса, которая доит своих клиентов, таким способом демонстрируя им свои удивительные способности и свою возможность для пролезания к большим американским начальникам. Там есть масса всяких дополнительных историй. Например, известно, что она жила, по всей видимости, в самом дорогом отеле Нью-Йорка по цене 995 долларов за одну ночь. Ну, так написано в американских газетах. Мне кажется, что есть отели сильно подороже, но и 995 долларов тоже неплохая сумма.

Про это про все можно было бы забыть, если бы не то, что этот самый Роб Голдстоун, о котором я говорил, среди его клиентов не был бы такой певец, о котором вы, может быть, когда-нибудь слышали, а может быть, никогда не слышали, среди тех, кого он продвигает и рекламирует, по фамилии Агаларов. Есть такой эстрадный юноша, не сделавший больших успехов на этой стезе. Этот Агаларов является сыном другого Агаларова, и это уже чрезвычайно серьезно.

Вообще самое серьезное в этой истории, это то, что возле Трампа появился Агаларов, тот самый Агаларов, который построил Крокус Сити, который построил гигантские коттеджные поселки под Москвой, который фактически является владельцем единственной в стране, а, может быть, и в мире, частной станции метро, потому что под его, так сказать, нужды и под его давлением была построена станция метро в Крокус Сити в Москве. Это очень крупный девелопер и очень крупный делец в области недвижимости здесь в Москве.

Почему это важно? Потому что его давно – его и их таких – давно там ищут. Когда говорят о связях Трампа с Россией, то умные люди ищут не в области Кремля эти связи, они ищут русские деньги у Трампа. Их ищут давно. Давно есть много разных журналистских групп, разных расследовательских компаний и так далее, которые роют одно и то же. Они говорят: Трамп много раз был банкротом; Трамп много раз оказывался в ситуации, когда ему очень нужны деньги. Трамп занимался бизнесом в очень специфической сфере, в сфере спекуляции недвижимостью, девелопмента и разного рода строительных проектов в основном в Нью-Йорке, но не только, в разных концах Соединенных Штатов. Это очень грубый бизнес, очень конкурентный, очень ожесточенный, довольно серый, со множеством всяких странных денег, которые в этом бизнесе крутятся. Ему нужны эти странные деньги, ему нужны легкие деньги быстро, и он готов их брать из самых разных и самых неожиданных источников. Это пункт первый.

А теперь пункт второй. В России тоже есть другие трампы, люди, которые, в общем, занимаются таким же бизнесом примерно на этих же основах, примерно в этой же манере. И нет никаких сомнений, что рано или поздно они должны были найти друг друга. Вот есть история с Агаларовым, который сотрудничал с Трампом, они вместе в 2013 году устраивали всемирный конкурс красоты, они вообще большие любители оба вот этого «мяса» свежего. И вот на этом завязалась их дружба. И этим воспользовался этот самый Роб Голдстоун, когда он эту Весельницкую протаскивал туда к Трампу. Он сказал: это тот Агаларов, с которым у вас… и дальше он что-то такое перечислил, что там было с этим Агаларовым.

Давно уже искали в окружении Трампа таких людей, как Тельман Исмаилов, Год Нисанов, Шалва Чигиринский – ну, впрочем, у него довольно тяжелая в последнее время, так сказать, личная экономическая ситуация, поэтому, может быть… Зарах Илиев. Вот погуглите эти фамилии. Это такие русские трампы с точки зрения бизнеса. Это всякий «черкизон», это всякие поразительные строительные проекты, всякие удивительные операции с недвижимостью, всякие грандиозные контракты главным образом с Московским правительством, всякие поразительные сделки, касающиеся самых сладких кусков московской земли, много-много денег и большое желание эти деньги как-нибудь хорошо пристроить.

А как их можно лучше пристроить, как, например, не в проект какого-нибудь шикарного отеля на Манхэттене? И так легко себе представить, как кто-то из этих людей однажды говорит: мистер Трамп, вам нужды деньги, возьмите у меня. Возьмите у меня и вложите их в какой-нибудь хороший красивый проект, и это будет мне приятно, и я напишу это на своей визитной карточке, и я буду представляться не странным каким-то московским человеком с какими-то странными деньгами и странными гостиницами, построенными на странных основаниях за странные деньги, а я буду представляться совсем по-другому – владельцем, участником мощного всем заметного видного строительного проекта где-нибудь на 5-й авеню.

Вот это связь Трампа с Россией, это слабое место Трампа, это инструмент давления на Трампа, это реальная история в судьбе Трампа, к которой нужно присмотреться внимательно, и нужно искать, и рано или поздно найдут. Вот первым нашли Агаларова. Я думаю, что там рядом – вот попомните мои слова – там рядом их еще таких несколько, потому что: у вас товар, у нас купец, потому что слишком много внешнего взаимного интереса. Одни очень хотят этих денег дать, другому очень нужно этих денег взять, и нет никаких оснований нам считать, что между ними это не произошло. Следите за этой историей.

Я снова написал госпоже Весельницкой, я очень надеюсь с ней еще повидаться, надеюсь расспросить ее о подробностях этого разговора. Я думаю, что это в ее интересах. Я думаю, что ей важно теперь будет объяснять разным людям, как в точности она там оказалась, что в точности они там обсуждали – это ей теперь важно, ей и ее клиентам. И я еще раз говорю отсюда из эфира: уважаемая Наталья, вы знаете, как меня найти, мы с вами разговаривали однажды, мы с вами переписывались. Напишите мне снова, мы с вами повидаемся. Я бы очень хотел предоставить вам возможность рассказать мне о том, что нам с вами обоим интересно. Заранее горячо вам благодарен. Вот второй сюжет, о котором я хотел говорить в этой программе.

Третий и последний – нет, я все-таки остановлюсь на одной вещи, на которой не могу не остановиться. Только что фактически на этих днях объявлен приговор людям, которых суд согласился в соответствии с той договоренностью, которая явно существует в очень высоких российских кругах, согласился считать убийцами Немцова. Понятно, что это совсем не все, кто имел отношение непосредственно к исполнению этого убийства – даже только к исполнению. Эти люди находились, по всей видимости, не в той конфигурации, которая была им предписана, так сказать, прописана этим судом. Но была такая договоренность – назначить виновными вот этих и больше никого.

С.Пархоменко: 20 лет получил Заур Дадаев, и 20 лет получил Олег Сенцов за воображаемое преступление

Вот это важнейшая вещь – внешние нитки все отрубить, никаких ходов ни к каким организаторам, никаких ходов ни к каким заказчикам, ничего этого не существует, мотива не существует. Существуют вот эти 5 человек, которые ответят за все. Они получили от 20 – самый большой из них срок Заур Дадаев получил 20 лет, Хамзат Бахаев получил 11, Анзор Губашев получил 19, Шадид Губашев получил 16, Темирлан Эскерханов получил 14. Все они получили эти сроки в колониях строгого режима, там нет пожизненного ни одного.

Что это означает? Это означает, что они завтра могут уехать в Чечню, все пятеро. Потому что у нас с вами есть статья 73-я Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, она называется «Места отбывания лишения свободы», и в ней сказано в пункте первом этой статьи: «Осужденные к лишению свободы кроме указанных в части 4 настоящей статьи – а в части 4 настоящей статьи перечислено несколько статей Уголовного кодекса, связанных главным образом с захватом заложников, с международным терроризмом, с созданием террористических сообществ и так далее и так далее. Это не те статьи, которые в данном случае были применены к этим обвиняемым. Так вот, за исключением этих статей – отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены». Были осуждены они в Москве, проживали они в Чеченской республике, значит, в соответствии с законом они имеют право буквально немедленно после того, как этот приговор вступит в законную силу, отправиться туда, потому что там есть – бывают исключения из этого правила тогда, когда в соответствующем субъекте Российской Федерации нет колонии нужного уровня, вот в данном случае колонии строгого режима.

Есть в Чечне колония строгого режима. Я вот посмотрел, это очень легко найти – Исправительная колония №2 УФСИН России по Чеченской республике. Она находится по адресу: Чеченская республика, Наурский район, село Чернокозово. Помните село Чернокозово? Погуглите село Чернокозово, это очень важный населенный пункт в истории Чеченской республики. Село Чернокозово, улица Дзержинского дом 10. Исправительная колония №2 начала функционировать в 1956 году как колония усиленного режима с лимитом наполнения 1500 человек. Сегодня это колония общего режима содержания, на территории которой действует участок строгого режима и участок колонии-поселения.

Участок строгого режима есть, мы даже знаем, кто командует этой колонией. Начальник учреждения – полковник внутренней службы Дукаев Исади (простите, уважаемый господин Дукаев, не знаю, где ударение в вашем имени) Дукаев Исади Идрисович. Вот это тот человек, к которому, я думаю, скоро нам надо будет всем обращаться с вопросами о том, как поживают люди, которых назначили убийцами Бориса Немцова.

И еще одно соображение по этому поводу. Помимо того, что, собственно, приговор и, видимо, договоренность ровно заключается в том, что эти люди не только будут осуждены, но и у них будет возможность отбывать наказание в удобном комфортном для них месте.

Есть еще одно обстоятельство. Те же 20 лет получил еще один человек. Вот 20 лет получил этот самый главный обвиняемый Заур Дадаев, и 20 лет получил Олег Сенцов за воображаемое преступление, которого он никогда не совершал, и, в общем, никто даже не пытается сказать, что он совершил что-нибудь, ему вменили его замысел, который был придуман совершенно другими людьми. Он отбывает наказание в колонии в Якутске, и ни по какому месту жительства он не едет, и ему дали тоже 20 лет. Вот сравните эти 20 лет туда и 20 лет сюда, и вам многое станет понятно в этой истории.

Последний сюжет для этой программы. Закон о самоцензуре в социальных сетях свежий, он появился сегодня на сайте Государственной Думы в ее автоматизированной системе учета законодательных актов. Он внесен формально 12 июля, он внесен двумя человеками, которым этот закон принесли со стороны и попросили их его внести, два депутата, один из них Сергей Боярский, а другой из них Андрей Альшевских, два депутата от «Единой России». Крайне пассивные и не замеченные ни в чем, связанном вот с этой сферой жизни нашего общества, связанном с информацией, прессой, интернетом, социальными сетями или чем-нибудь еще таким.

Господин Альшевских вообще за все время своего депутатства не был инициатором никакого законопроекта, это его первый опыт. Господин Боярский дважды был инициатором, ну, в целом это 4 акта, но они такие попарные, это две законодательных инициативы, каждая из которых состоит из двух документов, которые вносятся на рассмотрение. Они тоже эти его документы – он там был в огромном списке депутатов, что называется, его до кучи туда добавили, но на самом деле не имеет никакого отношения.

Значит, найдены были два депутата, и этим двум депутатам всучили готовый проект, они этот готовый проект от своего имени предъявили, и это законопроект о том, что под угрозой огромных штрафов – 50 миллионов рублей за каждое отдельное нарушение крупные социальные сети такие, как Фейсбук, Твиттер, ВКонтакте, Одноклассники и разные другие крупные социальные сети и российские – ну, ВКонтакте и Одноклассники заведомо российские, а Твиттер и Фейсбук не российские, есть еще целый ряд не российских крупных социальных сетей – должны сами мгновенно удалять вредный контент. Причем, что называется, пользовательский контент, то есть наши с вами сообщения, наши с вами посты, или комментарии, или что угодно еще. В каждой из этих сетей есть и так, предусмотрены механизмы рассмотрения всяких конфликтных ситуаций, там всегда можно жаловаться, эти жалобы там как-то рассматриваются. Мы знаем с вами, в частности, что с Фейсбуком есть очень большие проблемы, потому что там все слишком автоматизировано, все это происходит без участия человека, как Фейсбук, во всяком случае, сам утверждает.

В результате было огромное количество всяких – и есть до сих пор, и я, например, тоже попадал под это – глупых, грубых, абсолютно бессмысленных запрещений, когда закрывали целые аккаунты или закрывали отдельные посты под какими-то совершенно смехотворными предлогами. А главное что выяснилось, что эта система совершенно не может сопротивляться злоупотреблениям, намеренной такой войне, которая в частности началась после начала конфликта между Россией и Украиной, когда, так сказать, противоборствующие партии начали давить друг друга с помощью вот этих запретов внутри Фейсбука, в частности. И огромное количество ботов в это включились. Мы знаем, что есть там целые фабрики, которые существуют за государственные деньги, которые нанимают людей, которые днем и ночью сидят в интернете и вот осуществляют там какое-то специальное давление.

Так что, все это предмет такой войны, все это предмет столкновений людей разных политических убеждений, разных политических интересов, людей, работающих на разных хозяев, это теперь тоже такой инструмент давления, инструмент соперничества, все эти социальные сети.

С.Пархоменко: Законопроект обязывает соцсети под страхом штрафа в 50 млн руб за каждое нарушение удалять информацию

Так вот, новый законопроект обязывает эти социальные сети под страхом штрафа в 50 миллионов рублей за каждое нарушение удалять – что удалять? – удалять информацию, как написано там, которая ограничивает доступ, или удалять по заявлению пользователя социальной сети распространяемую в ней информацию, которая явно направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, недостоверную и/или порочащую честь и достоинство другого лица или его репутацию, информацию.

Прочел я специально очень быстро. Найдите этот текст и посмотрите, как хитро он составлен, потому что главное в нем – это вот эта «недостоверная или порочащая информация». На чей взгляд? На ваш. А на мой нет. А разбираться будет некогда. Вот с этим законопроектом нам предстоит жить в ближайшие месяцы, будем его еще многократно обсуждать, я, несомненно, тоже к нему буду много раз возвращаться. Пока вам просто для затравки эта история.

Двух следующих «Сутей событий» не будет, мы с вами встретимся в начале августа, всего хорошего, до свидания, желаю вам хотя бы маленького кусочка лета. Счастливо!

Комментарии

133

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


prof57 16 июля 2017 | 11:11

У Трампа покупали русские воры и коррупционеры.... и что интересно все они, как на подбор оппозиционеры и враги Путина...


kaplan911 16 июля 2017 | 13:39

Любви к нынешней России сие явно не прибавит. В том числе и сбитый Боинг.
Пакости, паскудство и прочие мерзости творит .......нынешняя путирашка.
И при этом, сопли распускает, типа, нас НЕ ЛЮБЯТ, кругом РУСОФОБЫ, кругом враги....
Жалкая позиция......обиженных и опустившихся.


caesar_popescu 16 июля 2017 | 23:22

Самая модная на сегодняшний день политическая игра: одна команда умных людей, в терминологии Пархоменко, ищет российские деньги у Трампа; вторая, их соперники, тоже, вероятно, умные люди, хотя в этом случае Пархоменко не преминул поспорить бы, – американские деньги у русских либералов.
Пока играют вничью.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире