'Вопросы к интервью

А. Венедиктов 21 час и 4 минуты в Москве, всем добрый вечер, у микрофона Алексей Венедиктов. Сергей Пархоменко перелетает с восточного побережья Соединенных Штатов Америки на западное, сейчас он находится в самолете, и мы как-то решили, что вести часовой прямой эфир из самолета – это будет слишком западло для пассажиров, которые окружают Сергея Пархоменко. Поэтому, он никуда не делся и в следующую пятницу он будет на своем месте.

Я сегодня буду с вами, а завтра Сергей Бунтман будет один в «Персонально ваш». То есть, это такая смесь между «Суть событий» и  «Персонально ваш». Я буду отвечать на ваши вопросы, +7-985-970-45-45, это телефон для посылки ваших смс, +7-985-970-45-45, не забывайте подписываться, я на анонимки стараюсь не отвечать, если вижу, что не подписано, стараюсь проскочить. Не всегда получается, но их стараюсь проскочить. Ну, естественно, Твиттер-аккаунт @vyzvon тем, кто посылает нам через Твиттер. Естественно, те, кто через сайт заходят в окошечки, там тоже есть возможность задать вопрос, только подписывайтесь. Можно даже не своим именем. Во всяком случае, я хочу отвечать конкретным людям, а не куда-то в воздух.

Конечно, поговорим сегодня, если останется время, и о Соединенных Штатах Америки, и о нашем после, истории вокруг посла Сергея Ивановича Кисляка. Поговорим, конечно же, и о французских выборах. Может быть, чуть подробнее я вам расскажу, потому что я за этим слежу, мне интересно. Но мне кажется, что две важные темы, которые в первую очередь нужны и которые видны в ваших вопросах, присланных мне посредством нашего сайта интернетовского, это расследование ФБК Алексея Навального относительно премьер-министра Дмитрия Медведева, и это новое обострение в так называемых ДНР и ЛНР, чем это может закончиться. Я думаю, что это будут самые главные темы, на которых я остановлюсь в первой части.

И еще: «Программное обеспечение» выйдет в 21:50, Арина Бородина на своем месте, но она выйдет в конце сегодня этого часа, а не в начале. Поэтому я сразу начинаю.

Давайте начнем мы с расследования Алексея Навального. Вы знаете, что мы персонифицируем это расследование, конечно, это делало много народу, делало полгода, как говорит Алексей, вы его слышали у нас в эфире, но будем персонифицировать – Алексей Навальный. Вы знаете, что я всегда очень тщательно читаю и смотрю его исследования и расследования, потому что мы помещаем это на нашем сайте, в конечном итоге тоже как-то, как говорится, несем за это небольшую, но ответственность в качестве третьего лица.

Я бы разделил это расследование на две части, но сначала – я у себя в Твиттере провел голосование: удивило ли вас это, что такой шум, вас это удивило или нет, вот результат этого расследования или исследования? 24 % сказали, что да, а 76% сказали, что нет. Ну, вот сами вы понимаете, да?

Действительно я бы разделил на две части. Первая часть – это то, что касается благотворительных фондов. Вот сегодня у меня была встреча с людьми, которые, как бы так сказать, занимаются IT-технологиями у нас в стране и отвечают за них, и мы говорили как раз о развитии этого сюжета, мы говорили о том, как в цифровую эпоху все оставляет свой след. Ведь если вспомнить, как вышли, во всяком случае, так они рассказывают, расследователи из ФБК на вот эти вот благотворительные фонды, это покупка по интернету, видимо, премьер-министром – говорю я «видимо», потому что видимо – с кроссовок, рубашек, и вот, проследив вот эти цифровые следы, они вышли на эти фонды, куда эти доставлялись, собственно говоря, эти покупки. Все началось, как вы помните, со вскрытой почты. И дальше понеслось, понеслось, понеслось.

Я бы вам сказал, что вот эта первая часть истории с благотворительными фондами, которые управляются однокурсниками и друзьями Дмитрия Медведева, это убедительно. Там, конечно, напрямую, и это естественно, ничего не принадлежит Дмитрию Медведеву с точки зрения юридической – ну, это понятно. Но эти фонды, вот я попытался кое-что найти и поспрашивать людей, что они знают, как эти благотворительные фонды занимаются благотворительностью, этих вот каких-то цифровых следов, как эти фонды занимаются благотворительностью, мы не нашли. Ну, так. Благотворительному фонду, когда ему дарится усадьба – она дарилась, эта усадьба – там, стоимостью в 100 миллионов долларов приблизительно по тем ценам – а это фонду зачем? А вот этот фонду бассейн – он зачем? Вот это благотворительный фонд, который должен заниматься благотворительностью, ему в первую очередь, мне кажется, нужны офисные помещения и коммуникации, а не заборы, которые охраняются довольно серьезными ЧОПами.

То есть, на самом деле, я думаю, что в этой части ФБК напали на золотую жилу, и эта история будет иметь продолжение, потому что на самом деле она будет исследована дальше, и в какой-то конкретный исторический момент владельцам этих фондов или управителям этих фондов за эту собственность придется отчитываться. Это абсолютно. Перед вами. Поэтому, это такое в этом смысле расследование серьезное.

Я, кстати, бы обратил ваше внимание, что за две недели до этого, до публикации этого расследования, в газете «Собеседник» — вы можете найти это на сайте газеты «Собеседник» или на сайте Компромат.Ру было расследование подобной части вот касающейся Рублевки и Плеса и так далее и так далее. То есть, в данном случае сваливать все на Навального не стоит. Ну хорошо, Навальному не отвечают, а вот вы «Собеседнику»-то ответьте, да? Ведь публикация в прессе, в такой газете, как «Собеседник», должна привлечь внимание прокуратуры по закону, да? Ничего – две недели, и все пропустили, кстати. Это довольно любопытная история.

Повторяю, вы сами должны понимать, я думаю, что те 76%, которых это не удивляет, вы понимаете, что это действительно благотворительные фонды, абсолютно непрозрачные, никакой отчетности о их благотворительной деятельности нет. Мы все знаем фонд Чулпан Хаматовой и мы все читаем отчеты этого фонда. И многие из вас и из нас участвуют в помощи Чулпан Хаматовой, вот я совершенно недавно узнал, например, о том, что можно мили, заработанные на полетах (вам мили причисляются) передавать, соответственно, авиакомпаниям для этого фонда, и тогда вот детей на лечение возят за счет вот этих милей. И это правильно, это хорошо, это участие, это надо делать.

Поэтому, мне просто представляется, что история с фондами, она еще неприятна тем – и почему такая резкая реакция? – что это благотворительные фонды, это прикрытие… Вот нельзя прикрываться красным крестом, даже на войне очень редко бывало, хочу вам сказать, специально посмотрел – в Великую Отечественную войну практически очень мало случаев, когда одна или другая сторона, фашисты, прикрывались бы красным крестом. Но вот в данном случае мне видится, что это некое прикрытие красным крестом, поскольку мы не видим деятельности этих фондов благотворительных, да?

Мы знаем, и я знаю, что действительно Светлана Медведева занимается курированием, кураторством благотворительных вещей, безусловно, безусловно она с этим работает, но если говорить о конкретных фондах, вот о тех, которые упоминаются в расследовании ФБК и Навального, их деятельность не видна, непонятна, а собственность, подаренная Алишером Усмановым на 100 миллионов долларов, она зачем? Еще раз: она зачем? Вот я понимаю, если я занимаюсь благотворительностью, мне дарят, там, я не знаю, дом. Что я буду делать? Я его продам, а деньги пущу на офисы и на благотворительность. Это же – вот оно стоит.

Понятно, что здесь есть политическая история, Алексей Навальный политик, он готовится избираться в президенты, выдвинул уже свою кандидатуру, создает штабы, и это всегда тоже носит политический характер, но как всегда в политике каждое событие каждой стороной пытается быть использовано. Я поэтому не вполне разделяю взгляд Григория Алексеевича Явлинского, что это президент дал отмашку наезда на Медведева, да? Но я вполне, как это сказать, уверен, что это будет использовано всеми. И в первую очередь, если говорить о внутриполитической истории, это будет использовано теми, кто является конкурентом Дмитрия Анатольевича Медведева, поскольку был такой вопрос у меня здесь, задают, на пост премьер-министра.

Такие люди существуют, все понимают, что впереди новый избирательный цикл, возможно, Владимир Владимирович оставит Дмитрия Анатольевича, изберется, оставит. Может быть, и так. А может быть, и не так. И, конечно, существуют люди, которые вот это расследование будут использовать в своих интересах. Но это не значит, что они его заказали, я хочу сразу сказать, что здесь идет некая путаница, когда все: а, вот Навальный действует в интересах, там, Путина, Сечина, там, не знаю еще кого. Я думаю, что Путин, Сечин, любой другой, будет использовать любую информационную ситуацию, в том числе и созданную ФБК, но это не значит, что ФБК не должен это публиковать.

И интересно – да, мне про налоги тут пишут тоже, да, за подарки. Но эти подарки были сделаны не Дмитрию Медведеву, уважаемые слушатели, эти подарки были сделаны благотворительному фонду. Я думаю – я думаю, я не знаю – я думаю, уверен, что Алишер Бурханович Усманов, который окружен очень сильными юристами, когда делал этот подарок, там все налоги были заплачены. Вы тут даже не сомневайтесь, даже не сомневайтесь – там все будет чистенько.

А.Венедиктов: В ФБК напали на золотую жилу, и эта история будет иметь продолжение

Возвращаясь к интересантам, кто будет использовать. Да все будут использовать. Ну, смотрите сами, у нас на глазу, как минимум, так вот щелкнут 4 кандидата на пост премьер-министра, что называется, на готовенькое. Сразу. Я думаю, что сейчас окружение этих людей судорожно подсчитывает дивиденды от этой публикации. Еще раз скажу, что эта публикация должна была быть сделана вне зависимости от того, как тот или иной кандидат на пост премьер-министра будет его использовать.

Эти 4 кандидата – а наверное, есть 5, 6, 7, 8, 9, 10… но 4 – они видны, они вам известны, они очевидны, думают: вот, может быть, это та самая соломинка, которая переломит хребет этому верблюду, этому правительству. Может быть, Путин поморщится, мы знаем, как Путин не любит скандалы, и при выборе следующего премьер-министра, который в течение года будет назначен, потому что как самое позднее, это правительство складывает свои полномочия, и премьер складывает свои полномочия перед вновь избранным президентом. А то ведь можно и раньше, как это было в 2004 году, когда перед выборами правительство Касьянова – перед выборами, напомню – было отправлено в отставку.

Возвращаюсь к четырем претендентам. Ну, они вам известны, давайте я вам перечислю, иначе вы меня замучаете этими четырьмя претендентами. Понятно, что это Вячеслав Володин. Понятно, что это Сергей Собянин. Это люди, которые находятся все время на виду, и вы понимаете, что они, конечно, один был главой администрации, Собянин, другой был первый замом главы администрации, Володин – то есть, куда дальше, и главой аппарата правительства. Но есть еще два человека, я обратил бы ваше внимание на этих людей, это Юрий Петрович Трутнев, вице-премьер правительства России, и это Татьяна Алексеевна Голикова. Вот первую женщину я вам называю, глава Счетной палаты.

Насколько мне известно, эти люди пользуются доверием президента именно как менеджеры, управляющие большим количеством людей. Может быть, есть пятый, шестой, скорее всего он и есть, но тем не менее, вот эти люди, они на переднем плане. И еще раз повторю, это не значит, что расследование ФБК сделано в интересах этих людей.

Теперь что касается сути – коррупция, не коррупция. Знаете, есть «коррупция» – термин юридический, и это пусть разбираются юристы. А есть «коррупция» – термин бытовой. Вот мы можем себе представить, что богатые люди делают взносы в благотворительные фонды, потому что они так решили? Да, мы можем себе это представить, и мы видим это – или иногда не видим – но, в общем, видим это в нашей стране и видим это за рубежом, да? Это такая история. Поэтому давайте позащищаем Алишера Бурхановича. Я, значит, делаю взнос в благотворительный фонд – правда, непонятно, почему усадьбой, но тем не менее. Или то, что происходит с дачей, резиденцией в Плесе. Это вторая часть, о которой я хотел поговорить потом. Давайте представим себе, что это так сделано. Тогда этот взнос должен работать на эту благотворительность.

Повторяю, в случае таких роскошных вещей – вот что такое эта усадьба? Это очень дорогие часы. Вам в благотворительный фонд человек, у которого есть дорогие часы, туда делает вклад. Что вы делаете? Вы их носите что ли? Глава фонда их носит что ли? Нет, он его продает, повторяю, и на вырученные деньги, с аукциона, может быть, он употребляет это на благотворительные цели.

Поэтому, с этим еще, конечно, придется разбираться, но я очень сожалею, что не нашлось ответа ни у руководства фонда – какой может быть ответ у руководства фонда? А вот ответить на те самые вопросы. В чем ваша работа? Какой объем ваших средств? Куда вы их пускаете? Это благотворительный фонд. Кто является вашим спонсором? И для чего вам такая усадьба? Это вот по разным фондам. Для чего вам вот эти резиденции, если вы занимаетесь благотворительностью?

То есть, что такое благотворительность? Вы работаете с самой несчастной частью населения. Это могут быть дети, это могут быть инвалиды, это могут быть пожилые люди, это могут быть спортсмены или артисты, которые уже не могут играть и не могут быть в спорте. Вот этим занимается благотворительность. В чем? Это может быть строительство домов… ну, и так далее.

Поэтому на самом деле ответа нет. И мне будет интересно посмотреть, как мои коллеги с телевидения — как вы знаете, часто, сравнительно часто приходят шесть коллег, в том числе с телеканала «Дождь», и задают вопросы Медведеву. Это вопросы к Медведеву, безусловно, частично. Но это вопросы и к Илье Елисееву, управителю фондов. Ну, значит, давайте искать Илью Елисеева. Мы его будем искать и будем добиваться интервью ровно по тем вопросам, которые я сказал. Вот что должна делать пресса. И мне кажется, что в этой истории очень важно – это публикация.

Вторая часть, которая вызывает у меня больше – ну, не сомнения, недоделанность – это вопрос резиденций. Если резиденции являются государственными, то когда премьер-министр уходит на какую-нибудь другую должность – председатель Верховного суда, председатель Конституционного суда или просто в частную жизнь, это не значит, что это за ним останется. Поэтому надо посмотреть правовой статус некоторых резиденций. Ну, вот мы про дачу в Плесе знаем, но некоторых резиденций, там, в первую очередь, в Краснодарском крае, является ли это тоже собственностью неких благотворительных фондов, тогда смотри пункт первый.

В любом случае история крайне некрасивая и крайне неприятная, и она не будет замолчена. Вот она не будет замолчена, потому что журналисты профессиональные будут задавать вопросы Прокуратуре, Следственному комитету, управителю фондов, председателю правительства, пресс-секретарям – может, им есть что сказать. И совершенно не важно, как говорит Путин, кто ставит эти вопросы – там, уголовник, как они там назвали, уже осуждённый, он же осу́жденный, неоднократно, многократно. А тема-то есть – усадьбы никуда не делись.

Является ли это взяткой? В широком смысле, мне кажется, что да, потому что, ну, у нас это не регулируется. Вы знаете, что, скажем, в других странах, в тех же Соединенных Штатах Америки подобные подарки невозможны, и там есть ограничения по суммам, и скандалы происходят, и посадки происходят из-за того, о чем идет, собственно говоря, речь из таких вещей. Неприятная история. Но это только начало, она будет иметь свое продолжение, и дальше уже мячик на стороне тех, к кому обращены эти вопросы.

Так что я могу сказать только, что ФБК проделал очень мощную работу, и теперь нужно добиваться ответов (может быть, они есть) на те вопросы – не на те обвинения политического характера, а на вопросы. Но это работа журналистов. Это наша работа, и мы ее будем выполнять. В этой связи мне представляется, что, ну, опять-таки, если людей волнует господин Навальный, то отвечать надо либо журналистам, либо на публикацию «Собеседника», о чем я уже имел честь вам рассказать.

Давайте посмотрим, что у нас пришло пока вот сюда, и потом перейдем к другой теме, и, может, по этому вопросу что-то добавить. Извините, свет падает очень плохо, поэтому я не очень быстро. Вот Сергей: «Почему проверять благотворительные фонды – это нормально, а проверять деятельность Световой – это ненормальной. Сергей». Потому что деятельность Световой не имеет никакого отношения к событиям ЮКОСа 2003 года, о чем повестка. А вот эти фонды, они сейчас случились, Сергей, поэтому это нормально.

А.Венедиктов: Путин поморщится, мы знаем, как Путин не любит скандалы

Дальше. Митя пишет Алешковский: «Имущество можно заложить, — спасибо, Митя, — и получать с него доход в счет фонда». Да, и надо посмотреть, заложено ли это имущество, идет ли доход с этого имущества в счет фонда. Абсолютно согласен. Так это и есть вопрос. Может быть, это есть ответ, но его пока нет, и он не проверяется. Абсолютно согласен, Митя. Ты очень хорошо знаешь, как действуют благотворительные фонды. Спасибо за подсказку. Мы зададим этот вопрос, не сомневайся.

Так, дальше. Это мне пишет Алена: «Часть благотворительных фондов имеют иные законные цели, кроме помощи слабым и больным, это развитие и содействие разным социальным проектам в области культуры, спорта. Надо посмотреть, как можно использовать дорогую недвижимость в этих целях. Тут есть варианты». Конечно, Алена! И вот эта дача – назовем ее так, скажем, самая главная, которая была подарена – она уже давно стоит, и надо посмотреть, уважаемая Алена, как использовалась эта дорогая недвижимость, подаренная благотворительному фонду, в пользу разных социальных проектов в области культуры, спорта и так далее. Это же все деньги, и они оставляют следы. Их никак не спрячешь. Может быть, это тоже есть ответ? Или нет?

Так, это я все пока по фонду. Ну да, Усманов, действительно, сейчас резидент не Российской Федерации, это правда. Он большую часть, 183 дня и больше живет за границей и он платит налоги там. Это верно. Но это не принадлежит уже Усманову, это разговор про другое.

Про Францию позже, ребята. «Возможна ли досрочная отставка Медведева в связи с публикациями Навального?» В связи с публикациями Навального – нет. А досрочная отставка Медведева возможна, если президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович примет такое решение. Или Дмитрий Анатольевич примет такое решение. Или Государственная Дума выразит недоверие правительству. Вот, собственно говоря, какие способы. Я в это не верю. Вот не верю и все. Почему? Потому.

А.Венедиктов: История крайне некрасивая и крайне неприятная, и она не будет замолчена

«Может, деньгами лучше?» — Ну может быть, да.

Про Собянина… Ребята, давайте мы не будем, вот президент, назначая премьер-министра, с нами не советуется, премьер-министр – должность не выборная в Российской Федерации. Единственное, что премьер-министр должен быть утвержден выбранной Государственной Думой. Поэтому, что мы будем обсуждать между Собяниным и Голиковой, да? Совершенно не интересно.

«По Гоголю, да, полюбите нас черненькими, а беленькими нас каждый полюбит». Ну, собственно говоря, «Репутация благотворительных фондов снизится ли теперь?» – спрашивает Юля из Нижегородской области. Знаете, Юля, есть фонды и фонды. Есть фонды, которые вы знаете, которые работают у вас в Нижегородской области, здесь в Москве, где я живу. И, скажем, оттого, что это происходит, у меня какое-то доверие к фонду, скажем, «Подари жизнь» никак не снизится. Я как участвовал в этом, когда могу, и когда есть возможность, так и участвовать буду. Вот никак это не связано с моим пониманием. Наверное, у каких-то людей, наверное, у каких-то людей будет меньше доверия фондам. Ну, будем смотреть и дальше. Действительно, тут важно, это правда, тут мне напоминают, что менеджировать такой огромный участок земли со всеми делами, это очень дорого стоит. Ну, это все считаные позиции. Кто платит? Фонд платит опять благотворительный.

Петя спрашивает: «А как эти фонды кредиты Газпрома отдавать собираются, с каких доходов?» — Вот, Петя следующий вопрос! Вы видите, да? Очень много вопросов, на которые нет ответа. Вот и все. Поэтому я и говорю вам о том, что важно теперь, исходя из этой публикации, которая, безусловно, носит политический характер, в том числе, потому что это политическая борьба, мы это видим в каждой стране, мы это видим сейчас в Штатах, мы это видим сейчас в Германии, мы это видим сейчас во Франции, задаются вопросы, и на эти вопросы теперь на основе вот этого – спокойные вопросы, да? Политики должны дебатировать, требовать отставки, то же самое должны делать избиратели, а журналисты должны задавать вопросы. У каждого своя работа – у доктора своя, у больного своя, что называется.

Дальше у нас Виктор: «Возбудит ли Навальный Прокуратуру по материалам своих расследований?» Они подали. Если в этом ваш вопрос, Виктор, то они подали, как я понимаю, в Следственный комитет или в Прокуратуру, собственно говоря, чтобы возбудили. Я не знаю, как это называется, подали, то есть, возбудили. А дальше мы с вами будем наблюдать и задавать вопросы, опять-таки. А дальше, когда вы будете принимать какие-то решения по участию своему в политической жизни в виде ли выборов, в виде ли поддержки того или иного кандидата той или иной партии – вот и исходите из тех решений, которые будут озвучивать нам в ответ на эти вопросы, в том числе правоохранительные органы.

И поскольку новости, я не хочу пока переходить к теме Донецка, потому что есть о чем поговорить, расскажу смешную историю. Коллеги-французы написали, сколько продержался Трамп без обвиняющих твитов.

А.Венедиктов: Он солгал публично, взял на себя обязательство и не держит слово

Ну, вы знаете, что он произнес речь 28 февраля, очень примирительную, потому что он развязал одновременно четыре войны – против судебного сообщества, против разведсообщества, против оппозиции и против медиа через Твиттер. И вот коллеги посчитали – ну это, конечно, детский сад, но это очень смешно – что он продержался без таких обвиняющих твитов 4 дня 8 часов и 22 минуты. Но когда уже генерального прокурора опять потянули за то, что он солгал под присягой на слушаниях в Сенате о том, что у него не было контактов с российским посольством, с этим нашим радиоактивным блуждающим Сергеем Кисляком, который заражает радиоактивностью всех, кому он пожимает руки, вот Трамп, душа президента Трампа не выдержала, и он опять разразился мощным твитом о том, что это все демократы гадят, потому что они проиграли выборы… Причем тут это? Вот это полное безобразие. Во всей этой борьбе есть такие развлекающие смешные штучки.

Мы с вами встретимся через несколько минут, после новостей и рекламы. У нас еще будет где-то минут 15, чтобы поговорить о Донецке, а я посмотрю пока ваши вопросы.

НОВОСТИ

А. Венедиктов 21 час 35 минут, программа «Суть событий», Алексей Венедиктов, я пока заменяю Сергея Пархоменко, поскольку он в самолете. Ну, мне тут многие пишут: «При авторитарном режиме власть никак не реагирует на подобные расследования». Ну, и сидите своей задницей в своем Екатеринбурге, Дмитрий Мезенцев, ну и посоветуйте господину Навальному не заниматься расследованиями. Что вы сюда пишете все время всякие благоглупости? У каждого есть своя работа. При авторитарном режиме врачи не должны лечить оппонентов или оппозиционеров, а должны их зарезать, видимо, на столах хирургических, да? Учителя должны детей диссидентов исключать из школы. У нас такие элементы были в нашей стране. Или все-таки врачи должны лечить, учителя должны учить, а журналисты должны заниматься своей работой. Политическая оппозиция, которую представляет, в частности, Алексей Навальный, должна заниматься своей работой. Вот они должны вот это вот выковыривать и публиковать. А пресса профессиональная должна затем задавать вопросы.

Может быть, еще раз повторю, на все эти вопросы – вот спасибо Алене, спасибо Мите Алешковскому – есть ответы. И правильно формулировать вопросы – это непростая задача. Мы, журналисты, не специалисты, как должны работать благотворительные фонды. Но мы проконсультируемся у того же Мити, у той же Алены. Вы не сомневайтесь. И мы вопросы зададим. И не надо учить нас работать, Дмитрий Мезенцев, уже немножко достали указаниями своими. Вот изберитесь главным редактором какой-нибудь у себя там радиостанции и делайте что хотите: сидите на одном месте и пускайте там чего-нибудь.

Еще одна важная вещь. Мне просто хочется, чтобы вы поняли подход. Еще раз: политики – вот на примере Франции, давайте я, может, к Донецку успею вернуться – на примере Франции. Вот «землетрясение» Фийона. Что произошло на самом деле и что происходит? Газета, сатирическая газета – журнал «Крокодил», называется «Canard enchaine», очень популярная газета бумажная с тиражом несколько сот тысяч экземпляров в неделю, еженедельная, она опубликовала расследование, в котором было показано, что очень долгое время, когда господин Фийон был депутатом, а потом сенатором, его жена была оформлена на ставку так называемого парламентского помощника – это деньги.

Парламентских помощников, как говорит Фийон, у депутатов у трети – жены, браться, снохи и так далее – оформлены родственники, им надо доверять, только свои, и во Франции это законно. Нет ограничения на найм родственников помощниками для депутатов. В Германии запрет есть, в Европарламенте запрет есть, а во Франции – нет. Так в чем же нарушение? – скажете вы. А нарушение заключалось в том, что ни в сенате, ни в мэрии, где работал господин Фийон, ни в палате депутатов не помнят работу госпожи Пенелопы Фийон, жены его. Нет никаких документов, которые она готовила. Это все оставляет следы. И это опубликовала газета. Дальше проверяйте.

Естественно, оппозиция накинулась с точки зрения морали, а не закона, и Фийон тогда в январе, по-моему, 26-го, сказал: если мне будет предъявлено обвинение, я сниму свою кандидатуру. Запомнили эту фразу. Что происходит дальше. Назначена финансовая прокуратура, есть такая прокуратура. Она изучает этот вопрос. Это еще доследственная проверка. Фийон по-прежнему кандидат в президенты Франции, все хороши, все работают, и дискуссия идет даже не в политической плоскости, а в моральной, потому что за все это время госпожа Фийон получила почти миллион евро бюджетных денег. Это называется, есть такая у них история, это создание фиктивных рабочих мест с помощью преданных людей.

И, кстати, именно за это в свое время был осужден министр иностранных дел Франции Ален Жюппе и лишился права избираться, эмигрировал в Канаду, преподавал там в Канаде, потом вернулся во Францию, срок истек, сейчас он мэр Бордо и один из лидеров вот этой республиканской партии. То есть, такие случаи были.

Что происходит дальше? Видимо, найдены какие-то документы, потому что адвокату господина Фийона позавчера было сказано, что 15 марта ему будет предъявлено обвинение. Помните, что он сказал 26 января? Если мне будет предъявлено обвинение, то, что французы называют «отправлен на экзамен», я бы сказал, ну, на расследование. Он становится частью расследования. А он говорит: нет, я никуда не уйду.

И вот сегодня огромное число, значительное число людей его штаба стали подавать в отставку, потому что они говорили: нет, ты дал слово, подожди, ты же сказал, что ты снимешь свою кандидатуру, если тебе будет предъявлено обвинение. Как ты говоришь, что, что бы ни случилось, я пойду до конца. То есть, это вопрос слова будущего президента республики. Вот что происходит на самом деле. Это не потому, что он создал фиктивные должности, и не потому, что он платил своей жене, и она получила, там, 900 тысяч евро, и не потому, что доказано, что он виноват, а потому что он солгал. Он солгал публично, взял на себя обязательство и не держит слово. Вот какая история.

А.Венедиктов: Это же все деньги, и они оставляют следы. Их никак не спрячешь

Теперь то же самое с Кисляком и вот с генеральным прокурором Соединенных Штатов Америки, он же министр юстиции, тире, генеральный прокурор, вот этот сенатор Джефф Сешнс. Не потому, что он встречался с Кисляком, с нашим послом. Потому что с нашим послом встречался, и это известно, старший советник президента Трампа его зять Кушнер – это не вызывает никаких, да пусть встречаются, и должны встречаться. Это правильно. Но ты же, выступая в Конгрессе при утверждении тебя генеральным прокурором, на прямой вопрос: были ли у тебя в этом году контакты с российским посольством, сказал: нет. Но ты солгал под присягой! Это вообще уголовка. И они требуют, чтобы он подал в отставку.

Понятно, что это политическая борьба, но я просто обращаю ваше внимание, что речь не идет, как у нас по телевидению говорят, о возможности контактов с российскими официальными лицами и, как мне тут пишут, «токсичный Кисляк». Нет-нет, ничего подобного! Это те люди, которым в Сенате задавались вопросы, и они давали неверные ответы. И Трамп вот в этом новом своем твите наезда на демократов, сам написал: да, он, наверное, сказал, что-то не то – имея в виду, в Сенате – но это все равно неправильно. Но сказал это генеральный прокурор под присягой, сказал что-то не то. Ребята, извините.

Еще раз, давайте понимать, что происходит. Вот эта моральная часть, которая подкреплена, как ни странно, юридически, она очень важна для функционирования власти. У нас же можно говорить, можно не говорить, можно что угодно делать. Вот как связаны эти истории.

Мне представляется, что эти выборы во Франции очень интересные. Меня спрашивают, извините, я слежу каждый день за тем, что там происходит. Напомню вам, что во Франции два тура скорее всего. В первом туре надо набрать 50%, если не набрал – два первых выходят во второй тур, это не однотуровая игра. На сегодняшний день последние опросы общественного мнения такие: Марин Ле Пен сейчас собирает больше всего голосов, как она и была с самого начала на первом месте, но сейчас у нее самая верхняя планка — 27% за нее готовы проголосовать в первом туре.

На втором месте и получив плюс 1 балл по сравнению с неделей назад, Эммануэль Макрон. Это человек, о нем мы будем еще говорить, который был министром экономики в правительстве вот сейчас Вальса, Олланда, ушел из правительства, и он беспартийный. За ним нет ни одной из крупных партий. Он такой, простите, черт его знает – левый центрист, правый центрист… Вот он центрист. Он говорит: мы будем делать правительство технократов, мы должны модернизировать Францию. Он очень успешный экономист, он очень сильный оратор, и он на втором месте – у него 24%.

У Фийона в результате всех этих пертурбаций, у него 20%, он на третьем месте. У представителя социалистов – 14%, он на четвертом месте. Значит, правые социалисты не проходят во второй тур, но если выборы были бы послезавтра. Хотя еще 50 дней, и все может измениться.

Значит, сегодня началось такое кровотечение из штаба Фийона, подал в отставку его пресс-секретарь. А я вам должен сказать, что в свое время мне удалось немножко поработать в штабе кандидата в президенты Саркози. Вот когда он выиграл выборы. Я вам хочу сказать, что три самых главных человека, самых близких человека к кандидату во французской культуре выборной, это начальник охраны, шеф протокола и пресс-секретарь. Он называется там «советник по коммуникациям». Вот они втроем определяют всю кампанию. Шеф охраны отвечает за безопасность, протокол отвечает за встречи, и, соответственно, советник по коммуникациям отвечает за освещение.

Я помню, как между шефом охраны и советником по коммуникациям Саркози в поезде Париж-Лион была ожесточенная схватка в тамбуре, потому что шеф охраны говорил, что, мы не можем, когда он выйдет из поезда, это очень узкий перрон, его сметут, его там ждут журналисты (там ему сообщают), и нас затопчут. А советник по коммуникациям говорил: да, но там идет дождь, и если мы выйдем за перрон, то мы окажемся под дождем, и он будет закрыт зонтами, он не сможет говорить, нет, надо на перроне. Вот они там перетягивали канат.

Сегодня пресс-секретарь, советник по коммуникациям Фийона подал в отставку. Именно это потому, что с точки зрения общественной морали, держать слово на выборах во Франции, в Германии, в США имеет очень большое значение. Именно поэтому, когда Трамп говорит: «я это сделаю» – он это делает, он делает это неловко, он делает часто… знаете, обсуждали мы с одним человеком, который с Трампом работал, один англичанин, тоже девелопер, и он говорит, что он упертый, как бык, даже если он случайно сказал слово «мама», он будет эту «маму» повторять все время, потому что он это сказал. И даже когда это уже не нужно, это вредит на переговорах, вот он упертый: я сказал мама, значит мама. И вот история с его вот этими веселенькими трамповскими выходками, это вот следствие его обещаний, которые тогда, видимо, они не верили, что они победят, они были не просчитаны – как это делать, неважно, что делать понятно, а как это делать?

А.Венедиктов: Когда Трамп говорит: «я это сделаю» – он это делает

Ну вот история, сейчас выйдет, соответственно, новый указ по эмиграции, там будет уже не 7 стран, а 6 – изъяли Ирак. Потому что ему объяснили, Трампу: Ирак – это наш союзник в борьбе с ИГИЛом. Мы сейчас вместе, наши войска американские, союзнические иракские, наступают на Мосул, а вы запрещаете им въезд! Это же союзник! – Да? Союзник? Хорошо, вычеркнем. Вот так надо готовить указы, понимаете? И, конечно, действительно такое впечатление, что этот указ писал человек, который раньше писал публицистические колонки, я имею в виду Стива Бэннона, а указ сопровождается юридическими и политическими последствиями. И вот это у Трампа все. Поэтому, мне кажется, что мы будем за этим смотреть.

На сегодняшний день во Франции, возвращаясь, Марин Ле Пен и Макрон выходят во второй тур. Уже провели опросы второго тура, 63% у Макрона, 37% у Ле Пен. То есть, если Макрон выходит во второй тур, он становится – ну, на сегодняшний день, повторяю, еще 50 дней – он становится президентом Франции. Вот тот, кто с Марин Ле Пен кроме социалиста, выходит во второй тур – Фийон, Макрон – он становится президентом Франции. Ле Пен пока, за 50 дней до, не побеждает, именно поэтому она резко играет на обострение, у нее начался рост рейтинга, у нее было 24%, за месяц она набрала 3 пункта, у нее сейчас 27%. «Будем посмотреть», будем за этим следить. Мне просто кажется, что это важная история.

Несколько вопросов пришло по работе «Эха» по некоторым программам, которые там меняют места и так далее. Про «Науку в фокусе» я вам все сказал: ко мне пришли ребята, сказали, что у них больше нет времени, они работают и в другом месте, я имею в виду Егора и Наргиз, и программа снята, естественно, это их программа авторская, и пока там будет продолжаться дневной «Разворот».

На утренний «Разворот» со следующей недели вместо Бунтмана встает Алексей Нарышкин. А Сергей же как? Сергей, я, Володя Варфоломеев, мы бросаемся на такие неизведанные что ли поля. Вот выстроили, передали и пошли дальше. То же самое Ира Воробьева, она «Кейс» передает Нино, которая с ней была, Росебашвили. А «Блог-аут» она передает Володе Варфоломееву. Мы решили, Володя с его любовью к интернету попробует там построить что-то совсем новое и замечательное.

А.Венедиктов: ФБК проделал очень мощную работу, и теперь нужно добиваться ответов

Что еще мне тут пишут. У нас 1 минута, по-моему, осталась, я сейчас попробую. «Почему ОБСЕ не требует?..» — А можно этот вопрос к ОБСЕ?

Но очень смешно там про Кисляка, вот я боюсь, что ему подарил «радиоактивный токсичный Кисляк», да, кто встретится, тот не встретится.

«А что относительно заявления, — спрашивает Наталья, — Медведева о непримиримой борьбе с коррупцией?» Но я хотел бы найти политика, который говорит о «примиримой» борьбе с коррупцией или о слиянии с коррупцией. Политические заявления – не надо к ним относиться серьезно вообще. Вот вообще.

Выборы в Германии – Игорь, я слежу, да, но выборы в Германии осенью, пока давайте подождем уже французские – вот они уже.

Тут очень интересно, последнее скажу, последние 20 секунд. Будут, безусловно, выборы в Нидерландах 15 марта, это первые выборы. И там, видимо, вот эта партия правых популистов, она, видимо, больше всех наберет голосов, но поскольку с ней никто не хочет заключать альянс, как с правительством, выполнять их программу, там, лидер, по-моему, назвал «марокканской швалью» мигрантов, что-то такое, вот неприлично, как болезнь дурная, то вряд ли они… Они могут набрать больше относительно всех, но больше место они набрать не могут. Поэтому давайте первые выборы, за которыми мы с вами следим, это выборы в Нидерландах 15 марта.

Напомню, что завтра в «Персонально ваш» меня не будет, будет Сергей Бунтман. Я с вами прощаюсь и до встречи!

Комментарии

110

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


falc 05 марта 2017 | 18:49

http://yakovenkoigor.blogspot.ru/2017/03/blog-post_5.html


a_korolev Александр Королев 05 марта 2017 | 18:58

Aлексей Алексеич, Вы как всегда слишком самоуверенны и опираетесь на мнение разных СНН вместо того, чтобы самому изучить вопрос. Вместо того чтобы посмотреть какой именно вопрос задали Сешшнсу , как он на него ответил, и как в действительности их (его и российского посла) пути скрестились в прошлом. Здесь Юлия Латынина более авторитетна, потому что копает глубже


herax 05 марта 2017 | 19:44

Вот ещё новость от ААВ:
Американская компания EM Holding согласилась выйти из прямых учредителей «Эха Москвы» по предписанию Роскомнадзора. Об этом главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов сообщил в твиттере.


andreykravchenko 06 марта 2017 | 07:09

Чёт, Альсей Альсеич, не туда. Совсем не туда... Передача "Суть..." превращается с Вами в "Ссу событий"...


ntchi2 06 марта 2017 | 10:12

Что это было ... на 20х минутах?
Совсем съехал ... Венидиктов.
Хамство зашкалило, самовлюбленный старый петух.
А что сказал по сути ... да ничего ...


georgichh 07 марта 2017 | 13:49

по моему личному мнению: очень даже нормалёк.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире