'Вопросы к интервью

О. Бычкова В Москве, 9 часов и 10 минут, добрый вечер. Это программа «Суть событий», у микрофона Ольга Бычкова. Но главное, что с нами Сергей Пархоменко, который нам сейчас, как обычно, все объяснит. Добрый вечер, тебе привет! Алло, Пархоменко, с нами ли ты? Мы сейчас сделаем еще одну попытку, ничего, да.

Я только напомню, что, вполне возможно, молчание Сергея Пархоменко в эфире связано с тем, что он далеко от нас и где-то там в своих Соединенных Штатах Америки (не в своих, конечно, а в чужих) и выходит, тем не менее, каждый раз в пятницу вечером к нам в эфире «Эха Москвы». Ну, думаю, что сейчас мы его уже буквально где-нибудь найдем. Алло, Пархом, ты где? Нет, еще нигде. Ну, хорошо, ладно. Тогда мы продолжаем его страшно искать, сейчас мы решим этот вопрос, сейчас я прямо вот ему напишу, что мы его не слышим, а техники нам сейчас его, наверное, как-нибудь выведут.

Итак, может быть, мы его тогда наберем просто сейчас по скайпу или по телефону? Ага, по телефону, хорошо, сейчас мы наберем Сергея по телефону, а там дальше разберемся, что там происходит. Ну что, пока мы набираем, пока все мы это делаем… Вот, он на телефоне, сейчас мы с ним соединимся, сейчас разберемся быстро с номером.

Пока все это происходит, я скажу, что у нас сегодня есть, конечно, много вопросов для Сергея Пархоменко, потому что за эту неделю много что произошло, а вы прекрасно понимаете, что Сергей комментирует у нас, конечно, как человек осведомленный, думающий и как-то, в общем, внимательно и очень профессионально, что важно, следящий за событиями, которые происходят в России, и я знаю, что сегодня – мы обсуждали с ним это перед эфиром – мы будем говорить, конечно, и о российских разных историях, ну, конечно, все эти внутриполитические новости, связанные с, как это называется, губернаторопадом и с поездками некоторых писателей на некоторые зоны боевых действий.

С. Пархоменко Да, привет-привет, я тут!

О. Бычкова Я тут кратко пересказываю содержание твоего будущего выступления, пока что.

(смех)

С. Пархоменко Да, ужас какой-то, вот бывает, система, которая у нас работает уже почти полгода, вдруг почему-то по неизвестной причине…

О. Бычкова Нет, система работает гораздо больше, система работает уже не первый год очень успешно.

С. Пархоменко Но со мной работает.

О. Бычкова Ну, ничего.

С. Пархоменко Я думаю, что мы ее отладим, может быть, в перерыве.

О. Бычкова Да, мы отладим эту историю. Я уже начала говорить, конечно, про то, что ты нам про губернаторов тут расскажешь, про писателей про некоторых.

С. Пархоменко Да.

О. Бычкова Но начать я хотела, тебя вот о чем спросить. Я хотела сказать, что, конечно, слово этой недели и, наверное, не только недели, и месяца, а, может быть, даже года, я не знаю, это, конечно, слово «фейк» — фальшивка то есть, по-нашему говоря.

С. Пархоменко Да, я совершенно с этим согласен. И мне как-то приходится здесь много про это говорить. Вот я последние несколько недель выступаю, бываю здесь в самых разных аудиториях и рассказываю про фейк, но рассказываю про Россию, потому что здесь почему-то в Соединенных Штатах сложилось сейчас такое общее ощущение, что фейк – это такой специальный американский политический феномен, Трамп страшно любит повторять бесчисленное множество раз это слово, и все без конца говорят о том, как много всякой имитации в сегодняшней трамповской политике, а наоборот сторонники его говорят, как много этой имитации в политике в целом американской.

На самом деле, конечно, название «имитационная демократия» — это название, которое лучше всего подходит для России.

И много уже про это и сказано, и написано, и есть много всяких замечательных живописных примеров. Ну, например, что официальное название страны под названием Россия, это по-прежнему Российская Федерация, да? А сколько у нас федерализма, я думаю, что вы сами более-менее можете догадаться. Или у нас еще бывает голосование раз в несколько месяцев, по меньшей мере один раз в год, но есть некоторая разница между голосованием и выборами. И тем не менее, никто ведь выборов у нас не отменяет, никто не хочет сказать: нам выборы не нужны. Нет, мы будем их дальше имитировать.

Или, скажем, суды – тоже у нас есть написанная в Конституции много раз гарантированная независимость судебной системы. Что такое независимость этой судебной системы – ну, вот, пожалуйста, последняя история – это приговор Навальному, сегодня я с большим удовольствием читал заключение моих друзей, коллег из «Диссернета», которые разобрали этот самый навальновский приговор, разобрали его очень подробно, сравнили его с приговором трехлетней давности, убедились, что он слово в слово его повторяет.

С.Пархоменко: В США сложилось сейчас общее ощущение, что фейк – это специальный американский политический феномен

Хотя на самом деле там есть очень интересный такой законодательный поворот сюжета. У нас прямо законом запрещено это делать. Вот я здесь должен поправить моего коллегу Андрея Заякина, который сказал, что, в общем, судья формально не обязан вновь сочинять приговор. Но вообще, есть постановление Президиума Верховного суда, совсем недавнее, оно в ноябре 2016 года было принято, где было сказано о том, что судья не имеет права пользоваться copypast. Например, есть буквально такая фраза, что недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по уголовному делу лиц без учета результатов проведенного судебного разбирательства.

Вот это очень важная вещь, что судья не имеет права писать приговор как ни в чем не бывало. Судья не имеет права имитировать правосудие, он обязан реально на самом деле изучать то, что произошло в суде, обдумывать то, что произошло в суде, и на основании этого выносить свой приговор. Есть прямо про это теперь формальный документ. А между тем все происходит так, как это было и до того, там, в 2015 году, например, тот же «Диссернет» проверял приговор Алексею и Олегу Навальному по делу «Ив Роше», и там нашел точные копии текста из обвинительного заключения, они составляли 195 страниц. Судья тогда просто взял и перекопировал. Теперь он перекопировал из предыдущего приговора по этому же самому делу, которое, казалось бы, было объявлено недействительным, все было отменено, начато сначала и так далее и так далее. Вот вам замечательный пример вот этой вот фейковой имитационной работы государственной машины. Потому что, да, это часть российского государства, должна быть самостоятельная власть, но власть абсолютно подконтрольная, так сказать, подведомственная, и все это в конечном итоге превращается в имитацию.

Еще отличная история этой недели на эту же тему, это история с губернаторами. Я думаю, что многие помнят, что в пяти российских регионах – в Пермском крае, в Бурятии, в Новгородской области, в Рязанской и в Карелии – произошла одна и та же история: губернаторы досрочно подали в отставку, и Путин назначил новых.

Это отличная оговорка, которую сделали все. Вообще, Путин не может назначить новых. Хохма заключается в том, что у нас в стране губернаторы являются избираемыми, так или иначе. Ну, есть разные формы выборов: иногда они избираются напрямую населением, иногда они избираются Законодательным собранием соответствующего субъекта Российской Федерации, но губернаторы у нас выбираются. И есть длинная процедура, которая прописана в законе, которая очень подробно, многословно изложена в больших подробностях, в больших тонкостях, что сначала партии должны выдвинуть своих кандидатов, потом президент может по своей инициативе организовать консультации с этими партиями, обсуждать с ними этих кандидатов. Потом происходит формальное выдвижение. А в случае, если губернатор выбирается Законодательным собранием, то тогда президенту предлагаются кандидатуры, а президент вносит эти кандидатуры в Законодательное собрание.

Вот во всех этих регионах – я проверил – вот по одному ходил в их избиркомы – Пермского края, Бурятии, Новгородской области, Рязанской области и Карелии – и проверил. Везде будут выборы в сентябре 2017 года. Ни одна собака этим не интересуется. Никто не хочет думать о том, что теперь, после того, как эти люди назначены, вот теперь будет очень много фейков. Сначала будут фейковые праймериз внутри «Единой России», потом будет фейковое выдвижение «Единой Россией» этих кандидатов, а с ними будут еще какие-нибудь другие кандидаты рядом, еще какие-то специальные такие куклы, чучела, которые должны рядом быть, при том, что все понимают, что нет никакого (неразб.), потому что на самом деле человек уже назначен.

Потом буду консультации с президентом, потом будет формальное выдвижение, потом даже будут выборы! И при этом мы знаем, что эти люди уже на самом деле назначены вот на этой неделе. Наверное, за это время еще таких случится какое-то количество, а может быть, на этом процесс остановится. Но тем не менее, вот вам конкретный пример фейковой жизни целого государства.

Я сейчас хочу сделать одну вещь, которой я, может быть, никогда не делал в своих программах, а может быть, делал, но очень редко, я сейчас точно не помню. Я хочу прорекламировать свой собственный текст. Есть такой замечательный сайт, на котором я очень давно хотел опубликоваться, там очень сильный состав авторов, это такое место для любителей серьезных длинных и достаточно сложных текстов, он называется InLiberty (inliberty.ru), и у меня вышел там первый мой текст, вот я долго к нему примерялся и наконец что-то написал для них. И это история об одном документе, который совершенно случайно мне попал в руки.

Одна моя хорошая знакомая прислала мне документ, который она раздобыла, когда отправилась смотреть в архиве ФСБ следственное дело своей прабабки и своего двоюродного деда, вот двух человек, они друг другу приходились соответственно матерью и сыном. Они были в 1937 году в один день арестованы, в один день осуждены, в 1938 году в один день расстреляны, весной 1938 года.

И по поводу каждого из них в следственном деле каждого из них нашелся один и тот же документ, он называется форма №2. Это такая типографским образом исполненная картонка, такой формуляр, большая часть текста которого уже напечатана в типографии, а недостающие части нужно вписать от руки. На лицевой стороне этого документа написано, что с человеком произошло на самом деле. Что он был арестован тогда-то и там-то, что он был осужден так-то и за то-то и что он был осужден к высшей мере наказания, и эта высшая мера наказания такого-то числа там-то была приведена в исполнение.

А на обороте этого документа написано, что надо про это врать. Оказывается, сотни тысяч таких документов – вот «Мемориал», например, про это хорошо знает, они давно дисциплину эту изучают, а я почти дилетант во всей этой сфере, хотя занимаюсь «Последним адресом» на протяжении уже нескольких лет, вот я, например, таких бумаг никогда в жизни не видел, это первый раз попало мне на глаза. Хотя историки про них знают, активисты про них знают. Этих бумаг очень много. Большим тиражом был напечатан в свое время бланк этой формы №2.

С.Пархоменко: Имитационная демократия» — это название, которое лучше всего подходит для России

В 1955 году вышла такая директива КГБ – тогда это уже называлось КГБ, не НКВД – где было прямо сказано, что в отношении лиц, которые были расстреляны, и о которых в свое время было сообщено родственникам, что они получили знаменитые 10 лет без права переписки, надо врать. Надо врать устно и врать так: выдумывать какую-нибудь дату в пределах 10-ти лет с момента ареста, а также выдумывать какой-нибудь диагноз.

Вот я отдельно интересовался, были ли справки эти медицинские, могли ли эти кэгэбэшные какие-то лейтенанты или капитаны посмотреть в какой-нибудь таблице, какие бывают болезни. Нет, ничего такого, предлагается самостоятельно просто выдумать, что в действительности, точнее, что в воображаемом мире с этим человеком случилось. А в действительности он был расстрелян. Это, на мой взгляд, очень важная бумага.

О. Бычкова Сережа, вот я читала этот твой текст. Ты скажи точно, это на самом деле важно и очень интересно в историческом таком смысле и для понимания того, как это было. Там потому что у тебя есть буквальная формулировка, как им предлагалось это делать, какими словами. Вот процитируй, это важно.

С. Пархоменко Да, там прямо: сообщать устно, да, вот на обороте этого текста типографским способом написано: полагал бы объявить устно такому-то и такому-то, что его – дальше там перечисляется: отец, мать, муж, сын, дочь, сестра, брат – ненужное надо вычеркнуть, в данном случае в том документе, на который я сейчас смотрю, написано «брат», — был осужден на 10 лет, и находясь в местах заключения, умер такого-то числа, вот в данном случае написано: от заворота кишок. Вот это прямо формулировка, вот так следует, причем, говорить устно, ни в коем случае никаких следов оставлять было нельзя. Человек в результате получал свидетельство о смерти, где дата стояла, вот эта выдуманная дата, а в графе «причина смерти» стоял прочерк. Ничего.

Вот я считаю, что это очень важный документ. Я считаю, что это документ, который свидетельствует неопровержимо о том, что миллионы людей были втянуты в эту мельницу лжи, в эту мельницу фейков. Одни придумывали этот фейк, другие одобряли этот фейк, третьи сочиняли правила придумывания этого фейка, четвертые документально оформляли этот фейк, пятые выслушивали этот фейк и всю свою жизнь его с собой несли, потому что потом эти свидетельства о смерти, они до сих пор лежат в коробочках, так сказать, в семейных архивах у миллионов граждан России сегодня, потому что известно было, что как бы даже в случае реабилитации сообщать правду было нельзя, и правду знали только те, кто не поленились своими ногами сейчас пойти в архив, потребовать следственное дело своих родственников, получили это дело, посмотрели на эти (неразб.), только родственникам показывают.

Вот эта история про государственный фейк, про государственную ложь, раз уж мы начали это слово таким способом использовать.

О. Бычкова То есть, люди держат эти бумажки у себя в коробочках, берегут их и, например, дату смерти своего родственника, может быть, каждый год вспоминают.

С. Пархоменко Да, да.

О. Бычкова А это дата, которую просто какой-то человек придумал из головы.

С. Пархоменко Какой-то человек написал: полагал бы, и вписал эту дату – просто так, и вписал этот диагноз – просто так. Иногда они такие сложные, изощренные, с выдумкой, с фантазией, иногда что-нибудь простое – там, не знаю, сердечная недостаточность.

Ну вот, мы продолжаем жить в стране, которая от этого не вылечилась и которая функционирует в самых разных своих проявлениях в соответствии с этими правилами, в соответствии с формой №2.

Есть еще одна история, которая на меня произвела довольно сильное впечатление на этой неделе, она на многих произвела сильное впечатление, многие про это говорили. Это история про писателя Прилепина, который…

О. Бычкова Который хату покинул и пошел воевать.

С. Пархоменко Да. Который покинул хату. Вообще про него знающие люди говорят, люди, которым я очень доверяю, говорят, что хороший писатель, указывают на его роман «Обитель», была такая прекрасная фраза, что талант садится на кого хочет. Вот талант сел на Прилепина, и Прилепин стал писать хорошие книги. Некоторое время тому назад у него вышло несколько книжек, вообще он обычно публикуется в издательстве «АСТ», ну, в каких-то особенно отвратительных случаях – вот, например, у него была такая книжка под названием «Лимонка» в войну», когда издательство «АСТ», которое является вполне респектабельным издательством, уж совсем как-то не может этого вынести, они уходят куда-то на строну. Вот, например, эта самая «Лимонка» выходила в таком издательстве «Алгоритм», есть такое издательство, которое специализируется на всякой омерзительной мерзости.

А совсем недавно – это последнее, что я скажу перед перерывом – а совсем недавно в издательстве «АСТ» в очень респектабельной редакции Елены Шубиной – есть такой редактор Елена Шубина, она известна тем, что из ее редакции выходят бесконечно все лауреаты премии «Большая книга». Это самый главный редактор, который существует сегодня в России, самый лучший, самый высококачественный, и такой, вот супер такая марка. Из редакции Елены Шубиной в издательстве «АСТ» вышла книга под названием «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы». Это набор таких биографических эссе по поводу разных писателей, там и Пушкин есть, и Чаадаев, есть, разумеется, и Толстой, и Лермонтов есть. Набор эссе о разных российских писателях, которые в разное время так или иначе оказывались на войне в том или ином качестве или очень хотели на войну, как, например, Пушкин.

С.Пархоменко: Издать книжку может любой дурак, написать книжку очень сложно, а вот издать ее очень просто

Книжка эта вышла совсем недавно, и ровно вслед за выходом этой книжки раздалось сенсационное сообщение о том, что Прилепин собирается сделаться замполитом батальона, который будет воевать на Донбассе. Давай я сделаю паузу.

О. Бычкова Вот тут мы остановимся, да. У нас сейчас новости, и я надеюсь – говорю я это уже нашим слушателям – что мы сейчас решим нашу техническую проблему, и в следующей части после новостей продолжение программы «Суть событий» с Сергеем Пархоменко будет у нас звучать несколько «более лучше».

НОВОСТИ

О. Бычкова: 2135, мы продолжаем программу «Суть событий». Надеюсь, что сейчас мы будем лучше слышать Сергея Пархоменко.

С. Пархоменко Похоже, что все нормально, да? Техники мне сказали, что все заработало.

О. Бычкова Да, вроде все работает.

С. Пархоменко Ура.

О. Бычкова Слава богу, ура.

С. Пархоменко Ну, как всегда – никто не знает, что случилось, но вот что-то случилось, так же таинственным образом как бы и отмокло обратно.

О. Бычкова Да, извините нас за эту неприятность, мы будем стараться как-то исправляться.

С. Пархоменко Вот уже исправились.

О. Бычкова Ты остановился на…

С. Пархоменко Да, говорил я про Прилепина, который вскоре после того, как из издательства вышла его очередная книжка «Офицеры и ополченцы русской литературы», заявил о том, что он теперь будет воевать на Донбассе, не просто поддерживать Донбасс, а именно воевать там, что он сделается замполитом создаваемого там батальона. Я должен эту ситуацию прокомментировать в качестве книжного издателя. Вы знаете, я несколько лет своей жизни отдал этой профессии, был там директором или главным редактором довольно больших книжных издательств. Я хорошо знаю, как это работает. Я вам могу сказать следующее – пусть коллеги-издатели на меня не обижаются – что издать книжку может любой дурак, написать книжку очень сложно, а вот издать ее очень просто. Любой может дотащить ее до типографии, ну, качество будет лучше или качество будет хуже, но, в общем, как-то появится какой-то тираж. А вот дальше начинается самое интересное, потому что эту книжку нужно вывести, вынести, вытащить на рынок. Дальше начинается жизнь этой книги. И каждый издатель, если это издатель ответственный и вообще хоть сколько-нибудь профессиональный, долго думает о том, что он будет делать с каждой из выпущенных им книг после того, как тираж вышел из типографии.

Так вот, я утверждаю, что все, что происходит с Пелевиным – это рекламная кампания его книги «Офицеры и ополченцы русской литературы».

О. Бычкова С Прилепиным.

С. Пархоменко С Прилепиным, простите, да, оговорка. С Прилепиным, конечно. Я хорошо понимаю, что, наверное, это не Елена Шубина, которая с ним сидела и обсуждала это, и, наверное, это даже не руководство издательства «АСТ». Но я хорошо представляю себе пиар-менеджера, который приставлен там к Прилепину, который сидит с Прилепиным и говорит: значит так, уважаемый Евгений – его же на самом деле Евгением зовут, если я правильно помню – уважаемый Евгений, ну вот у нас есть программа вывода книжки такая, мы можем столько-то денег потратить на рекламу, столько-то на продвижение в социальных сетях, мы можем купить баннеры, мы можем купить афиши на афишных тумбах, мы можем вам организовать поездки по таким-то городам Российской Федерации, мы можем такой рекламный бюджет, сякой рекламный бюджет… но, понимаете, как-то это, в общем… ну, как-то мы не уверены.

И тут Прилепин говорит: слушайте, а хотите я, предположим, там, дивизию на Донбассе организую? Хотите? И тут его пиар-менеджер начинает прыгать вместе со стулом до потолка и говорить: ой, хотим, хотим! Ой, хотим, отлично! Ой, давайте, ой, здорово будет, здорово, здорово! И они это устраивают. Ну, дивизия, правда, по ходу дела превращается в батальон.

Но когда я вижу ту кромешную ахинею, которую несет Прилепин по поводу этого своего там «воевания», про вхождение на белом коне в какие-то захваченные, точнее, уступленные украинцам города, про освобождение Киева и про все остальное, когда я вижу пистолет ТТ – вот меня больше всего, знаете бывают детали, которые сдают всю комбинацию.

Вот у меня была одна хорошая приятельница, у которой был сын красавец, и поэтому она каждый раз осматривала его бесконечно сменяющихся девушек, и у нее была такая фирменная фраза, она говорила: хорошая девушка, но носочки выдают. Потому что нельзя носить босоножки на высоком каблуке с беленькими носочками. Выдает деревню.

Так и тут, понимаете, вот носочки выдали Прилепина. Человек, который собирается воевать, не засовывает в кобуру пистолет ТТ.

О. Бычкова А что?..

С. Пархоменко Потому что пистолет ТТ – это пистолет из кино. Это пистолет для пижонов. Пистолет ТТ – это для производства впечатления на корреспондента «Комсомольской правды». Никто не воюет сегодня с пистолетом ТТ. Была такая в 90-х годах, я вот читал, была такая мода, что из пистолетов ТТ, по возможности золотых, или каких-нибудь инкрустированных, или с какими-нибудь перламутровыми ручками очень любили киллеры убивать своих, так сказать, заказных жертв. И бросали потом, красиво бросали на тело сверху этот пистолет. Пистолет ТТ – это был такой специальный «черный тюльпан».

С.Пархоменко: Все, что происходит с Прилепиным – рекламная кампания его книги «Офицеры и ополченцы русской литературы»

Это понт, это бесконечный понт сегодня. И среди прочих рекламных мероприятий этой книги – поездок по российским городам, которые запланированы уже у Прилепина, есть и такая рекламная операция. Мне интересно, что будет дальше. Потому что ведь в какой-то момент придет первая сводка о продажах этой книги и выяснится, работает или нет, получилось или нет. И вот не дай бог, если выяснится, что пока не работает, что продажи недостаточно хороши, что часть тиража все-таки осталась на складе, потому что тогда придется ехать убивать. Тогда окажется, что просто прохода перед телекамерами с пистолетом ТТ на боку и одного большого интервью в «Комсомольской правде» оказалось недостаточно – надо уже убить кого-то, потому что, видите, на первом проходе продали столько-то тысяч экземпляров, следующие тысячи экземпляров, которые лежат на складе, требуют уже убийства.

О. Бычкова Ужасное, ужасное ты говоришь вот сейчас.

С. Пархоменко Да, да, да, я говорю это абсолютно осознанно. Я очень надеюсь, что он будет стрелять, как Пореченков стрелял. Помните, когда Пореченков приехал туда тоже с какими-то рекламными акциями, приехал покрасоваться. И он лежал за пулеметом и стрелял куда-то за край кадра, мы не знали, в кого он стреляет – может, он в стенку стрелял, может, он просто в небо стрелял. Мы не видели, куда оно попадает. Вот я очень надеюсь, что в случае с Прилепиным мы тоже этого не увидим, он будет лежать за пулеметом и стрелять за край кадра. А рядом будет лежать его пиар-менеджер из издательства как-то и смотреть в интернете, хорошо ли продается книжка, в этот момент. Так можно зайти далеко.

О. Бычкова … можно вести трансляцию в Перископе.

С. Пархоменко Ну, да, как-нибудь, чтобы оно уже работало, раз уже человек стреляет, надо же как-то отбыть этот номер. Разумеется, я здесь отдаю себе отчет, что каждый выбирает свою пиар-кампанию в соответствии со своими, так сказать, наклонностями. Кто-то для пиара сообщает о своем душераздирающем романе с Анной Семенович, а кто-то получает степень почетного доктора философии в Оксфорде, а кто-то участвует в конкурсе красоты. А вот этот решил, что такая рекламная кампания будет ему впору. Вот, мне кажется, как следует к этому относиться.

Я вспоминаю еще чудесный анекдот, который я ужасно люблю, который рассказывали про Юрия Никулина, который ужасно страдал от того, что к нему все время пристают разные люди, узнают его, там, на улице, в поезде, в ресторане, в поликлинике – где бы он ни появлялся, и все время просят что-нибудь пошутить, анекдот какой-нибудь рассказать. И вот он однажды ехал в поезде, и какой-то мужик пожилой ему все время говорил: ну, расскажите что-нибудь, расскажите! Вы же комик, вы же клоун, расскажите чего-нибудь! Он в какой-то момент не выдержал и говорит: ну, хорошо, я – комик и клоун, а вы кто? Тот говорит: а я – артиллерийский генерал. На что тот ему сказал: ну тогда, генерал, вы нам что-нибудь выстрелите.

(смех)

С. Пархоменко Вот что смог Прилепин. Прилепин решил что-нибудь выстрелить, потому что это его такой образ, с помощью которого он продает свои книжки, и интересует его это.

Кстати, я тут упомянул Пореченкова. Еще надо упомянуть Охлобыстина, который с женой Оксаной своей знаменитой посещал эти же самые места с этими же самыми целями. Это вообще в последнее время довольно расхожий такой способ подъема продаж чего бы то ни было, там, я не знаю – фильмов, видеозаписей, дисков – что там соответствующий чувак продает.

Так вот, оба они, Пореченков и Охлобыстин, как я обнаружил на этой неделе, фотографировались с человеком по имени Сергей Николаевич Дубинский, который на этой неделе сделался очень знаменитым, это тоже большая новость именно этих дней. Сделался очень знаменитым благодаря расследованию знаменитой блогерской группы Bellingcat. Эта группа, как мы с вами помним, которая на протяжении последних 2 лет очень активно занимается расследованием катастрофы Боинга МН-17 в Восточной Украине, того самого малазийского Боинга, который был сбит, как теперь доказано, с помощью российской ракеты «Бук».

И вот идея этого Bellingcat заключалась в том, чтобы найти конкретных исполнителей, вот реально человека, который сидел за рычагами и управлял тягачом; человека, который сидел за кнопками и управлял радаром; человека, который сидел за тумблером и переключал, собственно, на запуск; человека, который это все организовывал; человека, который их охранял; человека, который их кормил, я не знаю, снабжал связью и так далее и так далее. Они решили найти всех.

Они, в общем, всех нашли. И они отличаются тем, что они все свои материалы в полном совершенно комплекте передают в Международную следственную группу, которая состоит из голландских, австралийских, малазийских и разных других специалистов, и эти документы становятся частью расследования, они после этого перепроверяются, никто не собирается их есть просто так, никто не собирается относиться к ним, так сказать, на веру.

И вот там среди этих материалов давно уже была довольно знаменитая видеозапись, точнее, аудиозапись – я думаю, что многие ее слышали, это был перехват телефонного разговора, где присутствует некий человек, к которому его собеседник обращается «Николаич» и спрашивает у него: «Куда нам эту красавицу грузить?» Помните такой разговор? Я думаю, что он у многих на слуху, но если нет, вы просто погуглите на эти слова: «Куда нам эту красавицу грузить, Николаич?» И вам Google выдаст этот разговор немедленно вот по этой фразе, которая стала таким почти заголовком. А Николаич спрашивает: «Какую эту?» — «Ну, ту, которую я привез, она уже в Донецке». – «А, это то, о чем я думаю, да? Которая «М»? Ну, то есть, которая «БМ»? – Ну, да, да, «Бук».

С.Пархоменко: Носочки выдали Прилепина. Человек, который собирается воевать, не засовывает в кобуру пистолет ТТ

И дальше они обсуждают всякие подробности, что она там на тягаче, что она едет через лесополосу, еще чего-то и так далее. Вот кто сей Николаич? Николаич обнаружен. Человек, который руководил этим провозом, это генерал по имени Сергей Николаевич Дубинский, про него нашли абсолютно все – его фотографию, его медали и ордена – некоторые из них довольно сомнительные и похожи на нарисованные в фотошопе, кстати; его послужной список, среди которого есть, например, уголовное обвинение в вымогательстве, в результате которого он вынужден был в какой-то момент уехать с Донбасса; его дом, в котором он живет сегодня в Ростовской области, известен его адрес, имеются его фотографии; его автомобиль, его там какие-то игрушки – он очень любит ездить на каком-то вездеходе дорогущем канадского производства. Все про него есть.

Вот это очень хорошая история того, как фейк, как выдумка, имитация в какой-то момент вылезает из собственной скорлупы. И люди, которые были уверены, что они всегда будут имитировать, что всегда будет вот эта армия русского мира, всегда будут солдаты-освободители, всегда будет много-много вот этого понта – все эти генералы, все эти Моторолы и все эти прекрасные люди, которые создавали вокруг себя такой гигантский оборот выдуманной какой-то легендарной информации, им казалось, что они там внутри этого кокона всегда будут сидеть, что в своем натуральном виде, в натуральных именах, в натуральных трусах и майках, в которых этот генерал сидит в этом самом своем вездеходе, они никогда на поверхности не окажутся.

Окажутся. Для этого есть Bellingcat, и для этого есть настоящая журналистика в мире, которая этим занимается и которая это расследует. Вот это, по-моему, очень важный урок, что не просто расхожая фраза «тайное всегда становится явным», но и история про то, как если существуют какие-то важные большие общественные механизмы – вот, например, свобода слова, например, возможность людей в странах, где эта свобода гарантирована, возможность людей действительно заниматься серьезными глубокими расследованиями, распространять, анализировать эту информацию.

Мы это наблюдаем в истории с «Буком» и с малазийским Боингом, все это происходит очень медленно, но происходит абсолютно неотвратимо. И мы это наблюдаем сейчас наоборот с ураганной скоростью в Соединенных Штатах Америки.

Вот здесь я перехожу к последней главе своего сегодняшнего повествования. Я, конечно, не могу мимо этого пройти, потому что вчера…

О. Бычкова Пресс-конференция Трампа. Сказочная.

С. Пархоменко О да, то что называется большое вашингтонское трампотрясение. И это действительно было зрелище абсолютно эпическое, как Трамп был окружен людьми, которые задавали ему вопросы. Ну, Путин тоже бывает окружен людьми, которые задают ему вопросы – но, боже мой, как по-разному это выглядит! И в какой-то момент Трамп с трибуны стал говорить: так, послушайте, есть у кого-нибудь здесь добрый вопрос? Кто-нибудь поднимите руку, у кого добрый вопрос? – говорил он. – Я сейчас собираюсь ответить на добрый вопрос. Так, у вас добрый вопрос? Говорите.

И тут встал человек и сказал: вы известны как самый страшный антисемит, гонитель и уничтожитель еврейской нации, вы должны к ответу… и так далее. И Трамп в какой-то момент выдохнул и сказал: так, сядьте, это не добрый вопрос. Это совсем не добрый вопрос.

Там было несколько действительно комических эпизодов. Самый распространенный, яркий, пожалуй, это история с тем, что Трамп в начале этой пресс-конференции сказал, что он во время выборов набрал 306 голосов выборщиков из вот 538, сколько их там?.. Это лучший результат со времен Рейгана.

В общем, звук его голоса еще не успел растаять, как уже встал репортер одной из газет и сказал: значит так, ваш результат – 306, меньше, чем у Буша-старшего в 1988 году – 426 голосов, меньше, чем у Клинтона в 1992 году, меньше, чем у Клинтона в 1996 году, меньше, чем у Обамы в 2008 году, меньше, чем у того же Обамы в 2012 году. Итого: вы соврали 5 раз. Ну, и шестой раз заключается в том, что на самом деле у него не 306, а 304, но это ладно, это просто, будем считать, маленькая оговорочка.

И Трамп ответил невообразимым способом. На самом деле самое главное в этой истории – это не эти 5 ошибочных цифр, которые он не учел, а то, что Трамп ответил на это в результате. Он сказал: мне эти сведения дали, — сказал он. – Я эти сведения везде вокруг видел.

Ну, в смысле, что у него лучший результат со времен Рейгана. В некотором роде вот это признание – это саморазоблачение. Президент, который говорит: мне эти сведения дали, расписывается в том, что он, в общем, пока, во всяком случае, мало подготовлен к тому, чтобы управлять этим государством.

Тем временем произошла чрезвычайно большая и важная история, вынужден был подать в отставку один из самых ярких, а, может быть, самый яркий из уже состоявшихся назначенцев Трампа генерал Флинн, который был советником по национальной безопасности, и назначение которого сопровождалось очень большими спорами и дебатами, потому что это человек, как было совершенно всем очевидно, с очень, так сказать, глубокими связями в Москве. Он был долгое время таким постоянным комментатором на телеканале Russia Today. Остается выяснить – он там получал регулярную зарплату, или ему платили гонорары, или он из любви к искусству этим занимался. Он много времени проводил в Москве, участвовал во всяких красивых светских мероприятиях, сидел за одним столом с Путиным и так далее и так далее.

Ну, так эти кандидатуры не нужно, кандидатуры этих советников, пропускать ни через какие сенаты и конгрессы, нигде не надо утверждать, президент такого человека назначает по своему собственному усмотрению, поэтому он его и назначил, и никто не мог этому противостоять. Но дальше возникла история о том, что этот самый Флинн еще до того, как произошла инаугурация Трампа, несколько раз разговаривал с российским послом Кисляком (Кисляк – это фамилия, имейте в виду) и обсуждал с ним то, что не нужно реагировать на последние санкции антироссийские, введенные Обамой, не волнуйтесь – мы скоро все сами отменим.

Он это с ним обсуждал, а признаться в этом не захотел. И по всей видимости, во всяком случае, как утверждается, наврал и Трампу, и вице-президенту Пенсу, что вопрос о санкциях там не обсуждался. Это, кстати, интересный вопрос, наврал ли. Вполне возможно, что это меньшее из зол, которое они сейчас вынуждены были придумать, что будто бы он им не сказал. Возможно, что он им сказал, но врали-то как раз они, Трамп и Пенс, и сообщали, что, нет, Флинн, по их сведениям, не разговаривал. Ну, предпочли в результате сдать этого самого Флинна.

С.Пархоменко: в какой-то момент Трамп с трибуны стал говорить: послушайте, есть у кого-нибудь здесь добрый вопрос?

Очень много вокруг этого наговорено, но я вслед за одним из моих коллег, здесь одним замечательным журналистом из журнала «Atlantic» хотел бы вот вычистить суть этого события из невероятного количества слов, которые были сказаны по этому поводу.

Значит, что в точности произошло? Давайте мы по пунктам попробуем это перечислить. Эти пункты сформулировал не я, я их читаю сейчас по журналу «Atlantic», но они мне кажутся чрезвычайно важными.

Первое. Люди, базировавшиеся в России, взломали коммуникационные сети Демократической партии во время выборов, для того чтобы помочь в президентской избирательной кампании Дональду Трампу.

Второе. Дональд Трамп принял эту помощь. Он много и открыто говорил о том, что он хотел бы такой помощи еще, что эта помощь ему очень помогает, что он считает ее правильной, и пускай она будет и в дальнейшем. Не поэтому, а просто после этого Трамп был избран президентом Соединенных Штатов.

Дальше, третье. Президент Обама объявил о санкциях за это, за вот этот протрамповский взлом и протрамповский шпионаж.

Четвертое. В тот момент, когда Российская Федерация обсуждала внутри себя в своем высокопоставленном аппарате ответные санкции, человек, который был к тому моменту уже назначен советником по национальной безопасности, то есть, очень ответственным и очень информированным лицом в американской политике, начал это обсуждать и просил не принимать никаких мер, поскольку сейчас-сейчас эти санкции будут отменены. И Россия действительно поступила так, как он их просил – никакой реакции на это, как мы помним, не последовало, в ответ никого не выслали, детей пригласили на новогоднюю «Елку» в Кремль и так далее.

И, наконец, последнее. Президент Дональд Трамп, сделавшись настоящим президентом, заявил о том, что он отменяет в точности вот эти последние санкции. То есть, исполнил то, о чем договаривался, по всей видимости, до того его советник по национальной безопасности.

Вот сухая канва событий, пункт за пунктом как это произошло. Важно, что это бы, в точности это, произошло бы с любым другим иностранным государством. Вот не надо заблуждаться, на месте России здесь могла быть Малайзия, могла быть Австралия, могла быть, я не знаю, Канада, Катар – кто угодно. Если бы вот эта цепь событий существовала, и в этой цепи был бы факт лжи, Флинна бы ничто не спасло.

Но это оказалась Россия. И поэтому мы имеем весь тот букет заявлений, который мы имеем, собственно, в последние дни. Очень важно отдавать себе отчет, что тут надо вспоминать еще один старый-старый анекдот. Помните, про крокодильчиков в цирке, которые в какой-то момент говорили: если бы вы знали, как нас здесь бьют! Их там страшно бьют сейчас. И любой контакт с Россией, любая тень взаимоотношений с каким угодно российским официальным лицом даже на официальном уровне расценивается сейчас автоматически после этой истории как подозрительная.

Вот нет ничего живописнее, чем встреча Лаврова с только что назначенным государственным секретарем Соединенных Штатов Рексом Тиллерсоном. Про него известно, что это человек чрезвычайно решительный, чрезвычайно уверенный в себе и своих силах, чрезвычайно эффективный, принимающий, привыкший принимать решения в колоссальном совершенно масштабе и объеме в качестве главы ExxonMobil. Этот человек был, ну, полное впечатление, что он только что проглотил, я не знаю, школьную чертежную линейку. Он боялся сидеть, он боялся дышать на этой встрече, не потому что он боялся Лаврова, а потому что он понимал, что каждое его движение будет расценено как подозрительное в этом контакте. Вот ровно с этой точки зрения давайте смотреть за тем, что будет происходить в Соединенных Штатах дальше, будет много еще таких историй.

О. Бычкова Спасибо тебе большое! Сергей Пархоменко с программой «Суть событий».

Комментарии

133

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


davole74 19 февраля 2017 | 14:42

Взял Сергей Пархоменко
Пистолет ТТ,
Гвардии полковник он
Войск ЛГБТ.

Капает копеечка,
Радость принося –
Вот такая фенечка –
Обхохочешься.

Тычет он Рассеюшку
Головою в грязь –
Получает денежку
Гордо, не стыдясь…

Извинялась, плакала,
Отмолила боль –
«А Петра из Кракова,
Ты забыла что ль?»

«На колени, нищая,
Помни свой закут.
Голодранцев тыщами
Наплодила тут».

«Ах, прости, Сереженька,
Ты вдову и мать».
Повалилась в ноженьки…
***
Дальше продолжать?!


valerochka 19 февраля 2017 | 15:57

Боже, Сергей! Как же Вы переврали вопрос Трампу об анти-семитизме и его ответ. Вы вообще по-английски хоть что-то понимаете?


davole74 19 февраля 2017 | 16:16

Взял Сергей Пархоменко
Пистолет ТТ,
Гвардии полковник он
Войск ЛГБТ.

Капает копеечка,
Радость принося –
Вот такая фенечка –
Обхохочешься.

Тычет он Рассеюшку
Головою в грязь –
Получает денежку
Гордо, не стыдясь…

Извинялась, плакала,
Отмолила боль –
«А Петра из Кракова,
Ты забыла что ль?»

«На колени, нищая,
Помни свой закут.
Голодранцев тыщами
Наплодила тут».

«Ах, прости, Сереженька,
Ты вдову и мать».
Повалилась в ноженьки…
***
Дальше продолжать?!


19 февраля 2017 | 17:44

На Прилепине уже каждое оттапталось


koshkaedu 19 февраля 2017 | 18:37

Судя по последним публикациям и выступлениям Альбац, Орловой и Пархоменко
"Трамп - чмо". Интересно, что они будут говорить, когда из Кремля вот-вот донесётся
долгожданное "Трамп - чмо". Ведь знаменитое изречение Бродского ""Если Евтушенко против колхозов, то я – за" никто не отменял. Очевидно, именно это положение является
существенной составляющей идеологии вышеназванных товарищей. Я не против, мне
только интересно, что они, повторяю, будут говорить.


auntcharlie 20 февраля 2017 | 00:03

Каждую пятницу слушаю блестящий анализ российских событий. Но про Америку и Трампа - это малопрофессиональный пересказ задов либеральной прессы уровня Карины Орловой. Такой можно делать не покидая любимого дивана в Москве или Урюпинске. Между прочим перевод friendly - это дружественный, дружелюбный, доброжелательный.


glef 18 марта 2017 | 15:42

Извините, но немного вступлюсь за ТТ, просто озвучив свои скромные соображения. Дело в том, что его популярность обусловлена совершенно житейскими факторами. В первую очередь, доступностью, ибо в 90-е он стоил сущие гроши, во-вторых безличностью, поскольку это армейская техника, как правило со склада, чуть ли не в масле, даже заводской номер о нём может рассказать только то, что отгружена эта партия, мол, в 1956-ом в такой-то военный округ и гильзы после него собирать не обязательно. В отличие от Макарова, который если и выронит лейтенант в ресторане, сильно фонит отчётностью. Так что криминалисты за милицейский пистолет могут уцепиться, а если труп без головы и пальцев, ну опишут, останется только два предложения в протоколе и Ч/Б фотография. И потом, Макаров — по сути, оружие ближнего боя, да, он мощнее патроном и калибром, но тем и хуже, в советском исполнении. Он тяжелый, под ремень не сунешь, кучность аховая, отдача не позволяет прицелиться второй раз и, а ещё важно, что он шумный.

Что касается других конкурентов на рынке — Маузеров, Люгеров, Стечкиных, Вальтеров всех калибров или Нагана, который заслуженно уважал Таманцев, это всё как раз антиквариат, его можно покрывать золотом, гравировать, но когда нужно только один раз использовать, неважно какого цвета вытяжной ремешок запасного парашюта. Как спичка, предназначение которой только загореться, а потом быть выброшенной без сожаления и отпечатков пальцев.

А то, что на войне пистолетами не размахивают, конечно, это же личное оружие, как офицерский кортик на дредноуте, и эффективность сопоставимая. Просто вот Война и Мир — это во многих смыслах зеркалирование, и в некоторых Мирах пистолет ТТ является оптимальным средством.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире