'Вопросы к интервью
07 ноября 2012
Z В круге СВЕТА Все выпуски

Рейтинг вузов


Время выхода в эфир: 07 ноября 2012, 21:08

С.СОРОКИНА: Здравствуйте-здравствуйте, это программа «В круге СВЕТА», Светлана Сорокина и Юрий Кобаладзе здесь. И представляю вам нашего гостя. Это Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ. Дмитрий Викторович, здравствуйте.

Д.ЛИВАНОВ: Добрый вечер.

С.СОРОКИНА: Поближе к микрофону, пожалуйста. Сразу напоминаю вам номер для SMS-сообщений +7 985 970-45-45. Присылайте. Хотя, вопросов, в интернет присланных у нас на сайт, огромное количество.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Такого количества не было никогда, по-моему.

С.СОРОКИНА: Да, я едва успела прочесть просто. И поэтому пойдем мы по вопросам, обещаю. Для начала просто хочу сказать о нашей теме и почему мы ее взяли. Дело в том, что 1 ноября были опубликованы результаты мониторинга деятельности федеральных образовательных учреждений высшего профессионального образования, мониторинг, как бы, на соответствие высокому званию эффективных вузов. Можно так сказать?

Д.ЛИВАНОВ: Нет, просто мониторинг состояния, диагностика состояния.

С.СОРОКИНА: Но выводы должны быть сделаны, потому что в декабре у вас будет, как я понимаю, коллегия в министерстве и будут сделаны какие-то выводы по поводу этих вузов, да? Какой результат мониторинга?

Д.ЛИВАНОВ: По поводу тех вузов, которые будут признаны неэффективными.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И что с ними станет?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, по каждому из них должно быть принято какое-то решение. Где-то это будет замена руководства, если мы видим, что просто все определяется одним человеком, который не справляется. Где-то, возможно, нужно добавить вузу либо площадей, если их не хватает, либо денег, если их не хватает. А где-то, возможно, нужно принимать решения по реорганизации.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А где-то, может быть, и закрыть? То есть такое решение тоже может быть?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, я думаю, что это вряд ли будет. В общем, закрыть вуз у нас практически невозможно. Открыть можно легко, а закрыть нет. Ну, в общем, в этом нет ничего плохого.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А почему? Что такого? Закрыть да и все.

Д.ЛИВАНОВ: Нет, ну, я думаю, что просто в этом не будет никакой целесообразности. В отношении филиалов мы занимаем жесткую позицию. Безусловно, тех филиалов, которые дают качественное образование, не так много. А остальные, конечно, должны быть закрыты. Вузам, мне кажется, ничего не угрожает.

С.СОРОКИНА: То есть речь идет если о закрытии, то это, скорее, все-таки, филиалы, а не сами?..

Д.ЛИВАНОВ: Ну, вот, на первом этапе, в этом году, действительно, мы считаем, что именно так оно и будет. Мы проводим этот мониторинг в первый раз. Мы хотим просто опробовать этот инструмент, посмотреть, как он работает, посмотреть на результаты. Потому что результатов-то пока нет. Результаты будут по результатам экспертной оценки. Самые главные результаты дадут эксперты в области образования. Сейчас пока у нас просто диагностика на определенные формальные критерии.

С.СОРОКИНА: То есть это именно формальные критерии?

Д.ЛИВАНОВ: Пока да.

С.СОРОКИНА: Вот я хочу напомнить, что неэффективными были признаны вузы, которые не соответствовали минимально допустимым показателям по 4-м из 5-ти критериев.

Д.ЛИВАНОВ: Не, мы еще пока ни один вуз неэффективным не признали. Мы просто зафиксировали некую группу критически выглядящих по результатам этого исследования вузов, в отношении которых нужно провести более углубленную работу. Это уже должна быть экспертная работа, и эти эксперты должны сказать, является вуз неэффективным или нет.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но уже паника началась?

С.СОРОКИНА: Подожди секундочку. Я критерии только хочу назвать.

Д.ЛИВАНОВ: Я паники не чувствую.

С.СОРОКИНА: Средний балл ЕГЭ. Это имеется в виду, по которому проходили в этот вуз.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, средний балл ЕГЭ тех, кто поступил на первый курс.

С.СОРОКИНА: Процент иностранных студентов. Объем научной работы. Общий доход и площадь помещения на одного студента. Вот такие были формальные критерии. И здесь масса, кстати, вопросов, которые критикуют именно такой подход. Но тогда сразу оговоримся еще раз о том, что это не экспертная оценка, а это именно формальная оценка пока что.

Д.ЛИВАНОВ: Заключение о том, является вуз неэффективным или нет, мы пока не принимали и это будет сделано по результатам экспертной оценки. Каждый вуз, каждый филиал, который в эту зону риска попал, он будет внимательно обследован и будут, действительно, выяснены причины, почему он там оказался, по каким факторам он не соответствует требованиям и, что самое важное, что нужно сделать для того, чтобы улучшить его состояние. Эта работа будет проделана в течение ноября.

С.СОРОКИНА: Сразу хочу еще спросить. Это вы что, будете посылать специалистов непосредственно в этот вуз? Или как эта работа будет происходить?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, если в этом возникнет необходимость, то и так будем делать, да.

С.СОРОКИНА: А сразу возникает вопрос, а почему это касается только федеральных вузов? А когда будут частные вузы?

Д.ЛИВАНОВ: Мы уже в этом году включили в мониторинг около сотни негосударственных вузов. И мы сейчас результаты обобщаем этого исследования, их обязательно опубликуем, как только они будут у нас систематизированы. А начиная со следующего года, мониторинг станет обязательным для всех высших учебных заведений, в том числе и негосударственных, потому что соответствующая норма есть в новом законопроекте об образовании, который сейчас Государственная Дума рассматривает. Он будет, как мы надеемся, будет либо в конце этого года, либо в начале следующего года уже принят, и тогда участие в таких мониторингах станет обязательным для всех высших учебных заведений как государственных, так и негосударственных.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но как результат, все-таки, вы видите сокращение вузов? Или это, как бы, не предполагается?

Д.ЛИВАНОВ: Такой цели нет вообще. Хотя, мы, конечно, понимаем, что у нас, например, по сравнению с Советским Союзом, даже с учетом всех республик, вузов стало больше. И, например, если юриспруденцию в Советском Союзе можно было изучать, по-моему, в 40 или в 50 вузах, сейчас в тысячи.

С.СОРОКИНА: С ума сойти.

Д.ЛИВАНОВ: Вряд ли это хорошо.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: И зачем тогда это нужно?

Д.ЛИВАНОВ: Да. Но еще раз, закрыть одно направление подготовки, например, юриспруденцию, если вуз точно не может выполнить высоких требований, если уровень подготовки там низкий, еще не значит закрыть вуз.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну а зачем тогда он, если там низкий уровень подготовки, если они не справляются?

С.СОРОКИНА: При этом, имея лицензию, они выдают дипломы.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. Тем не менее, они принимают абитуриентов и учат чему-то.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, еще раз, здесь каждый случай нужно исследовать индивидуально. Здесь общих каких-то рецептов нет. Мы знаем, что, например, есть технические вузы, которые начали подготовку по юриспруденции с одной единственной целью – заработать деньги. Ну, цель, в общем, понятная. Я, кстати, сам когда стал ректором в 2007 году, я обнаружил, что в моем тоже университете готовят специалистов по юриспруденции. Мы очень быстро закрыли эту деятельность. Ну, поскольку она для нас не профильная, мы этим умеем плохо заниматься, решили зарабатывать деньги тем, чем, собственно, и должны – наукой, там, и так далее.

С.СОРОКИНА: А сколько журфаков и в каких вузах только их нету.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, естественно. Поэтому нам самое важное – не количество вузов, а нам самое важное, чтобы каждый человек, который приходит, особенно на место, финансируемое бюджетом, то есть всеми нами, по существу, был уверен в том, что за этой образовательной программой стоит гарантия государства, гарантия высокого уровня подготовки. Вот в этом наша цель.

С.СОРОКИНА: А как вы можете влиять на негосударственные? Ну, например, вам кажется, что это, действительно, непрофильный факультет и плохо там готовят. Но если это негосударственный вуз, вы же не можете как-то повлиять на их политику?

Д.ЛИВАНОВ: Почему? Можем. По суду мы можем приостанавливать лицензию, мы можем аккредитовывать или не аккредитовывать образовательные программы.

С.СОРОКИНА: А, через аккредитацию.

Д.ЛИВАНОВ: Через аккредитацию, через лицензирование, просто через проверку качества мы не просто можем, а наша обязанность – этим заниматься.

С.СОРОКИНА: А, вот, общее ощущение у вас какое? Все-таки, у нас тяжелее ситуация в государственных или в негосударственных вузах? Как вы считаете? Менее эффективны которые?

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, как раз этот мониторинг показал, что общее ощущение очень часто подводит. Потому что они основаны иногда на представлениях 20-30-летней давности, на каких-то брендах. На самом деле, за последние годы, может быть, эти бренды уже утратили свое реальное наполнение. Такое тоже бывает. А бывает и наоборот, что появились новые университеты, с новыми брендами, очень сильными и так далее.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Вот, почему-то очень активно защищают МАРХИ.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, МАРХИ – отличный вуз. Я тоже удивлен, почему он попал.

С.СОРОКИНА: А он признан неэффективным.

Д.ЛИВАНОВ: Еще раз, ни один вуз не признан неэффективным. Давайте мы… МАРХИ – там, действительно, есть проблемы.

С.СОРОКИНА: Не прошел по критериям – так скажем.

Д.ЛИВАНОВ: Я считаю, что МАРХИ – действительно, это отличная профессиональная школа и с хорошими традициями, и, в принципе, с хорошим потенциалом развития и на будущее. Поэтому, ну, действительно, надо разобраться, что там не так. Там есть проблемы очевидные, раз мы видим, что, действительно, показатели плохие. Нужно разобраться, что там не так, и сделать все, чтобы МАРХИ развивался дальше.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А что значит «плохой показатель»? Какой?

С.СОРОКИНА: Ну вот я тебе еще раз говорю, 4 из 5 критериев.

Д.ЛИВАНОВ: Все очень просто. 5 критериев. По каждому из них было выбрано пороговое значение. Это пороговое значение разделяло вузы на 2 равные группы – те, где этот критерий ниже, и те, где этот критерий выше. И, вот, в критическую зону мы относили те вузы, которые по 4-м показателям из 5-ти оказались в нижней половине. Понимаете? То есть это не случайно. Не то, что у него там не хватает площади, да?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Понятно. Но почему тогда в этом случае вы защищаете МАРХИ, говорите, что это хороший?

Д.ЛИВАНОВ: Да я не защищаю никого.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, как бы, вы…

Д.ЛИВАНОВ: Не, я считаю, все вузы хорошие.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: ...хорошие слова сказали в адрес МАРХИ.

Д.ЛИВАНОВ: Все очень хорошие.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Народ его защищает.

Д.ЛИВАНОВ: Не, вы спросили про МАРХИ – я ответил про МАРХИ. Могу про другой вуз сказать.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Почему ж тогда он попал в категорию?

Д.ЛИВАНОВ: Я и говорю, это должно быть установлено путем экспертного рассмотрения, почему. Мы тоже интересуемся этим вопросом.

С.СОРОКИНА: Ну, на самом деле, здесь еще, конечно, и журналисты добавили настроения, потому что, вот, Дмитрий Викторович открещивается от самого термина на данном этапе «неэффективный».

Д.ЛИВАНОВ: Я не открещиваюсь. Ни в одном документе эти вузы не названы неэффективными.

С.СОРОКИНА: Потому что сказано о мониторинге и о некотором несоответствии по 4-м из 5-ти заявленных критериев, критериев вполне технических. Но я не знаю, как коротко называть эти вузы, которые попали в эту зону риска, так скажем.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, мы их называем «вузы, обладающие признаками неэффективности». Но это не значит что они не эффективные.

С.СОРОКИНА: Смотрите. В Москве в этих вузах с признаками неэффективности оказались РГГУ, Социальный университет, Государственный университет управления, Московский педагогический госуниверситет. Вообще с педагогическими как-то вообще трудно (и в Питере тоже). Московский государственный технический университет МАМИ, Московский государственный открытый университет, Московский архитектурный университет, Литературный институт Горького и другие. В области вообще куча.

Единственное высшее учебное заведение республики Алтай Горноалтайский госуниверситет попал в такой перечень. С признаками неэффективности признаны, например, все чеченские вузы.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Это опасно.

Д.ЛИВАНОВ: Ничего опасного нет. Ну, значит, смотрите. Чеченские вузы – они же, на самом деле, были из руин восстановлены, причем буквально в течение нескольких лет.

С.СОРОКИНА: И с кадрами, наверное, проблемы.

Д.ЛИВАНОВ: Да, и понятно, что там нет сейчас ни квалифицированных кадров в нужном количестве, ни оборудования и так далее. Ну, естественно, это абсолютно всем понятно, любому человеку. Поэтому из этого, я думаю, что и будет исходить экспертная комиссия, которая будет принимать решение. И то же самое по другим вузам – и по РГГУ, и по каким-то еще.

С.СОРОКИНА: Ну и здесь вот вопросы, которые разделились по мнению. Потому что некоторые считают, что нужно как раз закрывать те вузы, которые только штампуют дипломы. А другие, соответственно, кричат, что критерии абсолютно не подходящие. Ну вот про МАРХИ Юра уже упомянул, защищают просто…

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Отчаянно-отчаянно.

С.СОРОКИНА: С отчаянием защищают, да: «Надо финансировать лучше».

Д.ЛИВАНОВ: Я тоже буду защищать МАРХИ. Прошу меня записать в этот список.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, я думаю, успокоили вы радиослушателей.

С.СОРОКИНА: «Уважаемый министр, что будет делаться для интернационализации российского образования? Как насчет технического образования на английском языке? Мне кажется, это необходимый шаг для повышения рейтинга российских вузов. Александр».

Д.ЛИВАНОВ: Я с этим абсолютно согласен. Действительно, одна из самых главных болезней нашей высшей школы состоит в том, что она оторвалась за последние 20 лет от мирового контекста. Мы занимаемся чем-то своим. Более того, мы не инвестировали достаточно в высшее образование и поэтому наши вузы отстали. И с точки зрения оснащения, с точки зрения зданий и, что самое важное, с точки зрения людей. Мы знаем, что лучшие люди, к сожалению, как правило (есть, конечно, исключения счастливые) покинули высшее образование. Кто-то уехал за границу, кто-то перешел в другие сферы деятельности, ну и как следствие, конечно, в целом уровень нашего высшего образования понизился. Сейчас наша задача – двигаться вперед, догонять. И, безусловно, для этого очень важный фактор – это интернационализация. В наших вузах должны работать хорошие ученые и преподаватели, независимо от того, какой они национальности. И это является как раз фактором привлечения студентов из-за рубежа, то есть фактором, который будет повышать экспортный потенциал нашего высшего образования.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А почему, все-таки?.. Ну, я назову, хоть Света и протестует, один вуз, который, я считаю, соответствует этим критериям. Но почему ни один из этих вузов, включая…

С.СОРОКИНА: Шпингалеты из Урюпинска, самовывоз.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: МГИМО, да? Почему он не попадает в рейтинги ведущих вузов страны? Как раз то, что вы говорите, там есть.

Д.ЛИВАНОВ: Почему не попадает?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не попадают, как бы, наши.

Д.ЛИВАНОВ: В рейтинги ведущих вузов страны?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не страны, а мира. То есть почему он не котируется так же, как Оксфорд, допустим, Кембридж?

Д.ЛИВАНОВ: Вы у меня спрашиваете?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да, я вас спрашиваю. Потому что то, что я вижу, есть и иностранные преподаватели, есть и обмен, есть колоссальная научная работа, есть преподавание языков. Ну, все на свете там есть. А в рейтинг он не попадает. Может, рейтинг не тот?

Д.ЛИВАНОВ: Может, рейтинг не тот.

С.СОРОКИНА: Составьте свой.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, сделаем свой, да.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не ваш. Я просто говорю… У меня сердце болит за.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А МГИМО, кстати говоря, по признакам эффективности как, на хорошем счету?

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, мы, ведь, не рейтинговали вузы. И вообще мы вот те, которые выше этой критической зоны…

С.СОРОКИНА: Не, я не про рейтинг, я про критерии.

Д.ЛИВАНОВ: Не, ну, раз он не попал в список, значит, там все хорошо.

С.СОРОКИНА: Значит, все хорошо.

Д.ЛИВАНОВ: Да нет, и в других вузах все хорошо. Еще раз. Речь не идет о том, что они какие-то плохие. Там есть проблемы объективные.

С.СОРОКИНА: Ну, давайте продолжим борьбу хорошего с лучшим. Здесь очень много вопросов как раз в развитие вашей предыдущей реплики о том, что многие толковые люди ушли из преподавательского полка. И говорится о том, что очень мало получают. «Господин министр, почему рядовые преподаватели, ассистенты, доценты, профессора даже получают в вузах нищенскую зарплату, 9, 15, 20 тысяч рублей в то время, как руководство вузов, ректоры, проректоры получают миллионы? Когда прекратится это безобразие?» — один из вопросов.

Д.ЛИВАНОВ: Безобразие прекратится скоро. Мы, кстати, сейчас провели еще и анализ заработных плат преподавателей в вузах. Могу вам сказать следующее. Что в Москве, например, есть вуз, где заработная плата около 20 тысяч рублей средняя. Но это, мне кажется, гораздо меньше, чем, например, дворник получает. То есть это просто такой вопиющий случай, это просто позор, с которым мы точно мириться не будем. Кстати говоря, РГГУ в десятке московских вузов с самыми низкими зарплатами преподавателей. Я прекрасно понимаю, что РГГУ, на самом деле, хороший университет, там есть сильные ученые, филологи, социологи, психологи и так далее. Там есть сильные научные школы. И у меня возникает следующий вопрос: это как же нужно работать, чтобы довести университет до такого состояния, чтобы, действительно, хороший, сильный университет попал в список 10 московских вузов с самой низкой заработной платой?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Нет, тогда возникает другой вопрос. Почему же, как вы говорите, хорошие, ведущие специалисты соглашаются работать на такую нищенскую зарплату? Почему они не бегут оттуда?

Д.ЛИВАНОВ: Они бегут, они бегут.

С.СОРОКИНА: Бегут-бегут, конечно. О чем ты говоришь?

Д.ЛИВАНОВ: Естественно.

С.СОРОКИНА: Вот еще, смотрите: «Оклад доцента Ивановского государственного университета чуть превышает 6 тысяч рублей, надбавка за степень кандидата наук – 3 тысячи. Суммарный доход в результате не превышает 10-11 тысяч рублей в месяц. Многие преподаватели вуза вынуждены совмещать преподавание с другими способами заработка».

Д.ЛИВАНОВ: С сентября 2012 года мы начали масштабную программу повышения заработных плат преподавателей в вузах. В те вузы, в которых, действительно, заработные платы низкие, направлены, начиная с сентября, дополнительные деньги. И дальше мы будем каждый квартал повышать финансирование именно с целью довести заработную плату преподавателей вузов до нормального уровня. Нормальный уровень предполагает, что человек должен заниматься своей работой, преподаванием, он должен заниматься наукой, он должен не отвлекаться на подработки, бегать между разными вузами, читая одну лекцию там, одну лекцию там и так далее. Но, безусловно, это процесс, который займет не один год. Но поскольку мы просто находимся довольно глубоко в этой яме, поэтому мы из нее будем выбираться постепенно. За месяц нельзя решить эту проблему. Это большие деньги. Но одновременно с повышением заработных плат, которое, еще раз обращаю внимание, будет идти довольно быстро. Мы будем и повышать требования. И не только к преподавателям, что, в общем, естественно, поскольку если человек претендует на высокую зарплату, он должен и отвечать определенным квалификационным требованиям, но и к руководству вузов. Потому что если вузы находятся в одних и тех же условиях, получают финансирование бюджетное по одному и тому же нормативу, но в них существенно отличаются уровни заработных плат преподавателей, то это уже вопрос к руководству и нам нужно, действительно, с таких вузов спросить. И я это буду активно делать.

С.СОРОКИНА: А, вот, вторая часть вопроса, который прозвучал, о том, что огромный разрыв между тем, что получает руководство самое высокое и преподавательский состав.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, тоже есть такая проблема. Мы считаем, что заработная плата, оклад ректора должен быть привязан к средней заработной плате преподавателя.

С.СОРОКИНА: Ну, это логично.

Д.ЛИВАНОВ: И мы сейчас эту норму реализуем. Вот этот разрыв не должен превышать 8 раз. То есть заработная плата ректора не может быть больше, чем умножить на 8 среднюю заработную плату преподавателя.

С.СОРОКИНА: Это будет внесено как-то?..

Д.ЛИВАНОВ: Ну, это решение будет принято на уровне правительства. Оно, кстати, не только для образования будет действовать, а в целом для социальной сферы.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А вот вы сказали, что вы будете интенсивно повышать. Но какие темпы? Ну, допустим, если сейчас это 10 тысяч, то через год это будет столько приблизительно?

Д.ЛИВАНОВ: Темпы следующие. К концу этого года мы сделаем так, чтобы средняя заработная плата преподавателей в вузах была не меньше, чем средняя заработная плата в экономике региона соответствующего. В Москве это 42 тысячи на сегодняшний момент. Ну, естественно, в других регионах она другая, в Москве – высокая, все-таки. А к 2018 году это будет уже 200% от средней заработной платы по экономике региона.

С.СОРОКИНА: К 2018-му?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть она будет превышать среднюю?

Д.ЛИВАНОВ: В 2 раза повышать, в 2 раза.

С.СОРОКИНА: Вузовские преподаватели.

Д.ЛИВАНОВ: Да.

С.СОРОКИНА: Но это к 2018-му.

Д.ЛИВАНОВ: Это будет поэтапное повышение. При этом деньги уже заложены в бюджет РФ на трехлетку, то есть на 2013-й, 2014-й, 2015-й.

С.СОРОКИНА: Лишь бы нефть не подешевела. А как можно оценить эффективность вуза, не оценивая качество обучения студентов? Ведь, вуз не бизнес-структура по привлечению денег.

Д.ЛИВАНОВ: Я с этим согласен. Именно поэтому и будут работать экспертные группы. Потому что пока мы просто выделили группу риска, те вузы, которые по формальным показателям находятся в нижних 20-25%. Безусловно, мы будем оценивать вузы и по содержательным показателям.

Приведу простой пример. Количество выпускников вуза, зарегистрированных на бирже труда в качестве безработных. Могу вам сказать, что по Москве у нас есть эти сведения. Большое есть пересечение с теми вузами, у которых максимальное количество вот этих вот выпускников безработных, зарегистрированных на бирже труда, и теми, которые попали сейчас в список неэффективных по Москве. Не все, но большое пересечение. Безусловно, мы в следующем году, ну, потому что это просто требует времени – это сбор информации с бирж труда по всей РФ. Мы, безусловно, в следующем году добавим этот критерий. Но уверяю вас, результаты, ну, будут, конечно, наверное, другими, но не будут сильно отличаться.

С.СОРОКИНА: Аркадий просит: «По некоторым слухам здание Ростовской консерватории уже продано. Не могли бы вы спросить об этом министра?» А консерватория – это как имеет отношение?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, консерватория имеет отношение, наверное, к Министерству культуры.

С.СОРОКИНА: Да, я тоже так думаю.

Д.ЛИВАНОВ: Но могу сказать, что здание, которое в федеральной собственности, не может быть продано.

С.СОРОКИНА: Аркадий, ну вот спросила, вы умоляли просто. Но не знаю. Видите, наверное, все-таки, надо у министра культуры спрашивать.

«Список вот этих условно неэффективных вузов демонстрирует тенденцию к уничтожению педагогического образования, поскольку в него попали все ведущие Педвузы – Герцена, наш Томский педуниверситет, Московский педагогические – лучшие среди педагогических по уровню научной активности. Не значит ли это, что вы поддерживаете стереотип «ума нет, иди в Пед»?»

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, это не мой стереотип, это, по-моему, какая-то народная мудрость, насколько я могу судить, но, наверное, отражающая в какой-то степени реальность.

С.СОРОКИНА: Ну, не надо. У меня мама заканчивала Педагогический и сестра заканчивала Педагогический.

Д.ЛИВАНОВ: Но теперь, все-таки, Герценовский университет, по-моему, не попал.

С.СОРОКИНА: Ну вот говорит, что Герцена попал.

Д.ЛИВАНОВ: Нет-нет. Насколько я помню, нет. А в целом, конечно, уровень образования в наших педагогических университетах оставляет желать много лучшего. Что мы, как бы, тут хотим себя обмануть? Я, например, не хочу. Вы знаете, вообще я считаю, что… Ну, многим не нравится в зеркало смотреть. И мне тоже иногда, когда я в зеркало смотрю, не нравится то, что я там вижу. Но некоторые люди что делают? Кто-то не смотрит, кто-то вообще это зеркало разобьет и осколки выбросит. Но, наверное, все-таки, разумному человеку имеет смысл смотреть, чтобы просто оценить себя со стороны и понять, в каком реальном состоянии он находится.

С.СОРОКИНА: Ой. Извините, прозевала время начала новостей середины часа. Мы продолжим буквально через несколько минут. С нами министр образования. Оставайтесь в нашем разговоре.

НОВОСТИ

С.СОРОКИНА: И мы еще раз вас приветствуем. Это программа «В круге СВЕТА», Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина – ее ведущие. И у нас министр образования и науки РФ Дмитрий Викторович Ливанов. Еще раз приветствуем.

Д.ЛИВАНОВ: Добрый вечер.

С.СОРОКИНА: Ну и напоминаю вам, что мы сегодня говорим о рейтинге эффективности наших федеральных высших учебных заведений. И сразу напомню вам о том, что прошел мониторинг, результаты его 1 ноября были опубликованы. И этот мониторинг сразу вызвал волну просто эмоций, потому что прозвучали слова «эффективный или неэффективный вуз». На самом деле, сразу оговариваю, что мониторинг был проведен по 4-м формальным признакам, которые…

Д.ЛИВАНОВ: По 5-ти.

С.СОРОКИНА: А, по 5-ти формальным критериям.

Д.ЛИВАНОВ: Нет, на самом деле, мониторинг проводился по 50 показателям. Но из этих 50-ти были отобраны 5, причем это сделали не мы, а сделало экспертное сообщество. И именно этот набор из 5 показателей был подтвержден Российским союзом ректоров, то есть ректорское сообщество его подтвердило как релевантное. Не для рейтингования вузов, а именно для выделения критической зоны. Не для оценки лидеров, а для оценки аутсайдеров – это принципиально разные инструменты нужно использовать для решения этих двух задач. И Ассоциация ведущих университетов России тоже подтвердила.

С.СОРОКИНА: И напоминаю, что эти критерии были: средний балл ЕГЭ, процент иностранных студентов, объем научной работы, общий доход и площадь помещений на одного студента. Ну вот во время новостей прибежал учитель Венедиктов и сказал, что очень хочется, все-таки, еще про то, что, может быть, еще не разработано окончательно, но про критерии, которые определяли бы сущность и содержание образования, то, что, может быть, даже важнее. Вы уже говорили о том, что есть данные, особенно по Москве, по поводу того, сколько выпускников вузов состоит на бирже труда, то бишь не могли найти себе применение после вуза. Может быть такой критерий, правда?

Д.ЛИВАНОВ: Может.

С.СОРОКИНА: А еще какие критерии?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, очень важный критерий – это количество ученых, работающих на международном уровне в составе преподавателей. Мы уже начали очень масштабный проект, который условно называется «Карта российской науки». Мы его закончим в марте-апреле. И по результатам у нас будет полное представление, вплоть до имен конкретных людей, о том, какие российские ученые работают на высоком уровне, занимаются наукой, публикуют хорошие научные статьи, публикации в ведущих научных журналах и, естественно, где они работают. И мы тоже будем, безусловно, эти результаты использовать при оценке.

С.СОРОКИНА: То есть качество преподавательского состава, да?

Д.ЛИВАНОВ: Да.

С.СОРОКИНА: Так. Еще?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, еще раз. Очень много критериев.

С.СОРОКИНА: Ну, например? Какие вы бы считали возможным включить в дальнейшую оценку эффективности?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, трудно сказать. Все-таки, конкретный набор должен определяться экспертным сообществом. Мы здесь, в общем, доверяем нашим ведущим ректорам, экспертам в области образования. Уже было высказано это предложение, мы, безусловно, будем наш Общественный совет подключать к этой работе, куда входят и ученые, и школьные учителя, и вузовские преподаватели, и журналисты, и так далее.

С.СОРОКИНА: Дмитрий Викторович, вы были ректором еще совсем недавно. Вот, вы как ректор, какой бы критерий эффективности?

Д.ЛИВАНОВ: Я считаю, что вот этот набор из 5-ти, еще раз, не для рейтингования вузов, не для поиска лучших.

С.СОРОКИНА: Это мы проехали, это мы определили аутсайдеров. А для того, чтобы качество образования проверить?

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, еще раз, тут смысл в том, что одного критерия недостаточно.

С.СОРОКИНА: Я и спрашиваю. Какие еще?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, вот, я, значит, сказал. Действительно, трудоустройство. Преподавательский состав.

С.СОРОКИНА: Принято. А еще что?

Д.ЛИВАНОВ: Качество студентов. Ну, можно его мерить по результатам ЕГЭ – это качество на входе, да? Но еще, скажем, можно измерять качество студентов после 2-го курса. Ну, как бы, мерить там их уровень владения математикой или английским языком после 2-го курса.

С.СОРОКИНА: То есть какое-то тестирование еще проводить?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: По баллам?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, почему? Проводить тестирование. Или после 4-го курса, то есть на выпуске бакалавриата. Стандартное тестирование. Так делают во всем мире.

С.СОРОКИНА: И по этому признаку?

Д.ЛИВАНОВ: Да. Ну, просто это сложная система, которую нужно реализовать. Но она, на самом деле, в мире уже реализована. Если мы такую задачу поставим, мы можем это в проектном режиме сделать.

С.СОРОКИНА: Очень коротко на несколько вопросов просто в режиме блиц. Прокомментируйте новое назначение министра образования республики Татарстан, владеющего русским языком со словарем.

Д.ЛИВАНОВ: Честно говоря, я не знаком. Я не думаю, что он владеет русским языком со словарем.

С.СОРОКИНА: Ну, вот, кстати, это были вопросы и другие об этом же.

Д.ЛИВАНОВ: Познакомлюсь, поговорю с ним и доложу обязательно.

С.СОРОКИНА: И очень много вопросов по поводу наших национальных республик – Башкортостана, Татарстана – о том, что там часы русского языка сокращаются со страшной силой.

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, я, действительно, получаю много писем и на электронную почту, и мне в Twitter’е пишут сообщения об этой проблеме. Я говорил с руководителями обеих республик – и Башкортостана, и Татарстана – получил все гарантии, уверения, что преподавание национальных языков в школе, то есть башкирского и татарского не будет и не ведется в ущерб преподаванию русского языка.

С.СОРОКИНА: Пишут о другом.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, пишут о другом.

С.СОРОКИНА: Пишут о другом. Может быть, как-то?..

Д.ЛИВАНОВ: Давайте проверим. Я знаю, что есть эта проблема. Еще раз говорю, получаю тоже много на эту тему сообщений.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но у вас ощущение, что это не так, да?

С.СОРОКИНА: Да нет, надо проверять, я думаю.

Д.ЛИВАНОВ: У меня есть уверенность в следующем. Мы, действительно, в каждой государственной или муниципальной школе требуем, безусловно, выполнения федеральных государственных образовательных стандартов. Собственно, для этого они и принимаются вне зависимости от того, где эта школа расположена – на Чукотке, в Калининграде или в Татарстане. И на сегодняшний день у нас нет оснований, поскольку мы проводим проверки выборочные школ, считать, что именно в Татарстане эти федеральные стандарты нарушаются. Пока таких оснований нет.

С.СОРОКИНА: Спрашивают: «Не будет ли проводиться рейтинг или мониторинг коррупционной емкости наших вузов?»

Д.ЛИВАНОВ: Ну, трудно это измерять. Я думаю, тут, конечно, можно проводить социологические исследования, можно спрашивать студентов. Но, в общем, это, конечно, дело правоохранительных органов.

С.СОРОКИНА: Игорь, Москва: «У меня тесть – проректор одного из вузов. Сидит, слушает, потирает руки «Ну, теперь ребята проверяющие заработают».

Д.ЛИВАНОВ: Что имеется в виду?

С.СОРОКИНА: Ну так. Нужно, чтобы проверка хорошо прошла, вот и заработают, и заплатят ему. Это просто к коррупции.

Д.ЛИВАНОВ: Мне кажется, кстати говоря, вот именно поэтому очень важно оценивать по простым, прозрачным, измеримым, верифицируемым критериям. Что мы, собственно, и сделали. И, кстати говоря, я вот еще тут хочу сделать замечание. На самом деле, мы выполнили за наши вузы их работу, потому что вуз сам обязан сообщать о себе существенные сведения. Понимаете? Должен быть стандарт информационной открытости. Особенно государственные вузы, которые существуют за счет налогоплательщиков. Мы эти результаты опубликовали. Более того, мы по каждому вузу опубликуем раскладку по всем 50 показателям. Показатели эти, кстати, сами вузы вводили в информационную систему – мы их не придумывали, не брали ниоткуда, не изобретали. И каждый вуз должен стать абсолютно прозрачным и перед своими студентами, и перед будущими студентами, то есть абитуриентами, и перед обществом.

С.СОРОКИНА: «Дмитрий Викторович, можно ли будет теперь вернуться к вопросу о восстановлении военных кафедр в технических и медицинских вузах?»

Д.ЛИВАНОВ: Я не понимаю, что означает слово «теперь».

С.СОРОКИНА: Не знаю. Я не была на военной кафедре, поэтому не знаю. А что, они сейчас есть, эти военные кафедры?

Д.ЛИВАНОВ: Они есть в ограниченном числе вузов.

С.СОРОКИНА: Но, видимо, о расширении речь идет. Не будет?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, у нас таких планов нет. Действительно, несколько лет назад прошло сокращение числа военных кафедр просто потому, что Министерство обороны не нуждается в таком количестве офицеров. Ну, если у них увеличится потребность, наверное, они нам предложат увеличить число военных кафедр.

С.СОРОКИНА: Где-то были вопросы, которые касались, разумеется, кафедры теологии, которая недавно открылась у нас в МИФИ. Спрашивают, нет ли планов открывать кафедры теологии и в других вузах?

Д.ЛИВАНОВ: У нас таких планов нет. Открытие кафедры – это прерогатива самого университета. Я с ректором МИФИ об этом говорил, я его попросил об одном – чтобы заведующий этой кафедрой был человеком, ну, имеющим какие-то академические заслуги и признания. Он мне сказал, что он является PHD Оксфорда. В принципе, если, действительно, это так (я не проверял), то, может быть, это не так и плохо. Я, кстати, не думаю, что у нас много заведующих кафедрами в наших вузах имеют PHD Оксфорда.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но лучше проверить.

С.СОРОКИНА: «Есть ли в планах объединение, — спрашивает Максим, — неэффективного Государственного университета управления с президентской Академией народного хозяйства?»

Д.ЛИВАНОВ: Ну, есть такая идея. Но у меня были 2 ректора, и я им сказал, чтобы они попробовали договориться между собой. Я считаю, что, в основном, конечно, при объединении вузов нам нужно исходить из их взаимного желания, то есть из добровольности.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Свет, у меня тоже вопрос.

С.СОРОКИНА: Давай-давай.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Здесь на «Эхе Москвы» проводилось анкетирование, и 94% ответили на вопрос «Довольны ли вы уровнем высшего образования за последние 5 лет?», 94% сказали «Нет». Мне кажется, немножко цифры не соответствуют действительности. Что уж такое за 5 лет произошло, что 94% считают, что плохо у нас учат в институтах?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, у нас не за 5 лет произошло, у нас, начиная с начала 90-х годов, это происходит. Мы же об этом говорили.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну что, и, действительно, вот такое?..

С.СОРОКИНА: Ну а что, ты считаешь, что прям так все здорово?

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Не, я не считаю, что здорово, но что больше 90% считают, что все плохо… Мне кажется странным.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, не знаю. Это ваша аудитория так считает.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну а вы, вот? Ваше ощущение?

Д.ЛИВАНОВ: Мое ощущение, что за последние 20 лет произошло тотальное понижение конкурентоспособности. У нас есть, конечно, вузы, которые сохранили и научные школы, и педагогический коллектив. Но, в целом, потому что наша система образования не развивалась за эти годы, конечно, мы отстали и нам сейчас нужно, действительно, достаточно быстрыми темпами энергично двигаться вперед. Но мы не сможем двигаться вперед, пока у нас есть большой балласт – вузы, которые занимаются продажей дипломов, которые занимаются имитацией образования, где преподаватели делают вид, что учат, а студенты делают вид, что учатся, а заканчивается все это дипломом государственного образца. Вот этого точно не будет ни в государственных вузах, ни в негосударственных.

С.СОРОКИНА: А мы опоздали как? Надолго или навсегда?

Д.ЛИВАНОВ: Мировой опыт говорит о том, что, на самом деле, за 10-15-20 лет можно фактически с нуля создать хорошие университеты.

С.СОРОКИНА: Но мы-то не с нуля. Это сложнее.

Д.ЛИВАНОВ: С одной стороны, сложнее. С другой стороны, легче. У нас, все-таки, есть традиции, у нас есть академическая культура. У нас есть, кстати говоря, очень большая научная диаспора, наши ведущие ученые, работающие за рубежом. Многие из них, я думаю, будут не против вернуться в Россию, если здесь будут созданы нормальные условия для научной работы.

С.СОРОКИНА: То есть вы рассчитываете лет за 10 как-то эту ситуацию можно поменять радикально?

Д.ЛИВАНОВ: Я считаю, что 10-15 лет. Но это должно быть энергичное движение вперед, энергичное развитие.

С.СОРОКИНА: Взгляд пессимиста: «Что вы голову ломаете? Ведь, все останется по-прежнему. Не правда ли?»

Д.ЛИВАНОВ: Посмотрим. Давайте увидим.

С.СОРОКИНА: Посмотрим. «Где учатся ваши дети, господин министр?»

Д.ЛИВАНОВ: В школе. У меня еще школьники.

С.СОРОКИНА: Здесь, в Москве?

Д.ЛИВАНОВ: В Москве.

С.СОРОКИНА: В Москве учатся его дети. У него, кстати, трое, насколько я знаю.

Д.ЛИВАНОВ: Трое.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Пока не кончат институт, вы не имеете права уходить со своего поста.

С.СОРОКИНА: (смеется)

Д.ЛИВАНОВ: Почему? Наоборот. У меня есть переживания – у меня дочке поступать в этом году.

С.СОРОКИНА: Здесь будет или поедет за границу учиться?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, здесь-здесь, конечно. Ну как?

С.СОРОКИНА: Здесь будет учиться. Так. «Почему претерпел такие изменения перечень Олимпиад школьников? Некоторые хорошие Олимпиады исчезли. По экономике осталось вообще 2. При этом остались Олимпиады, о которых только ленивый не говорит, что дипломы на них продаются. Чем вы руководствуетесь при принятии странных решений?»

Д.ЛИВАНОВ: Вы знаете, у нас есть Совет по Олимпиадам, который возглавляет Виктор Антонович Садовничий, и мы не принимаем за этот Совет никаких решений. Вот там авторитетные люди, ректоры ведущих вузов, ученые, академики, они сами принимают решение об этом перечне, списке Олимпиад.

С.СОРОКИНА: «Дмитрий Викторович, уважаю за то, что вы исполнили свое обещание перед студентами Тамбовского ГТУ и отменили позорный приказ о присоединении к ТГУ. Это удар по Тамбовской мафии и т.д. А, вот, дальше произошел реванш мафии».

Д.ЛИВАНОВ: (смеется) Не думал, что я наношу удар по тамбовской мафии – планов таких не было.

С.СОРОКИНА: Да. В общем, просят не бросать тему, что, вроде, там опять все плохо. Помните ли вы эту ситуацию с Тамбовским?..

Д.ЛИВАНОВ: Не, не просто помню. Она, действительно, достаточно свежая. В сентябре ко мне обратились 2 университета, они своими учеными советами приняли решение – Тамбовский технический университет и Тамбовский государственный университет – решение объединиться и создать, как они написали, проблемно-ориентированный университет. Выяснилось, что, действительно, проблему они создали. Потому что, как выяснилось через некоторое время… Мы, действительно, такой приказ издали, потому что исходили из того, что оба университета заинтересованы объединяться. А я думаю, что, действительно, особенно в небольших городах, конечно, университеты должны консолидироваться, объединять интеллектуальный ресурс, объединять материальный ресурс, потому что в университете самое важное – это достижение критической концентрации, талантов, ресурсов и так далее. Только при этом условии университет будет развиваться.

Так вот в Тамбове произошло следующее. Через не помню неделю или 2 после этого приказа выяснилось, что, на самом деле, коллектив и студенты Технического университета в Тамбове не то, что не хотят этого объединения, а просто о нем не знали. Тогда я поручил ректору провести конференцию сотрудников и обучающихся, и еще раз рассмотреть этот вопрос. Конференция решила, что они объединяться не хотят. Тогда я ректора уволил, потому что, ну, считаю, что просто произошло манипулирование его и, там, превышение служебных полномочий, просто какие-то некорректные абсолютно действия. Но если они в будущем захотят вернуться к этому вопросу, мы его рассмотрим. Кстати говоря, с точки зрения эффективности у нас никаких претензий к этим двум университетам не было. Именно поэтому у нас не было оснований после того, как они изменили свое решение, как-то принуждать их к объединению. Но в отношении, действительно, тех вузов, которые будут признаны неэффективными, еще раз обращаю внимание, признаны экспертными панелями, этими рабочими группами, мы будем действовать жестко.

С.СОРОКИНА: «Ни один нефтяной или газовый вуз не был признан неэффективным. Это о многом говорит». Ну, такое вот есть замечание.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Но так ли это?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, кстати, у нас не много нефтяных вузов, несколько всего.

С.СОРОКИНА: Да, их не много. «Уверяю вас, следующий мониторинг даст вам показатели, в разы превосходящие нынешние. Вузы будут зациклены на предстоящем мониторинге и начнут подстраивать свою работу под него. Те региональные вузы, где значительный процент набора составляли льготники и целевики, резко сократят свою социальную политику. А пустых и бессодержательных статей, пересказывающих банальности, в этих заведениях будет публиковаться еще больше».

Д.ЛИВАНОВ: Ну, я думаю, что в авторитетные международные научные журналы пустых, бессодержательных статей не возьмут.

С.СОРОКИНА: Ну а если общий вал будет считаться публикаций?

Д.ЛИВАНОВ: Мы не будем считать общий вал публикаций, мы будем считать только публикации, которые прошли рецензирование и опубликованы в авторитетных научных журналах.

С.СОРОКИНА: Идут сплошные предложения по поводу того, какие критерии можно использовать, опять спрашивают про Тамбов. «Бюджетные зарплаты по всей России – 6 тысяч, остальное – внебюджетные добавки». Что-то еще хотела спросить. Юра, пока спрашивай, я вопрос потеряла.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Да. Вот здесь, хоть, мне кажется, вы разъяснили достаточно убедительно, все равно пишут, что вы хотите закрыть все вузы педагогические. По-моему, вы ответили, что нет.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, кстати говоря, сегодня на совещании президент России сказал, что педагогическое образование высшее не в очень хорошем состоянии и нам нужно сделать так, чтобы будущие педагоги получали классическое образование высокого уровня. А это означает, что часть этого образования должна быть перенесена в классические университеты. Я, кстати, не исключаю, что многие педагогические вузы, ну, особенно те, которые, действительно, по результатам мониторинга будут признаны неэффективными, вполне могут работать в качестве педагогических факультетов классических университетов. Это мировая практика, в этом нет ничего страшного. Нам, действительно, просто важно эти педагогические школы научные не потерять.

С.СОРОКИНА: «Как вы объясните, что эффективный вуз идет под крышу неэффективному вузу?» Это речь идет о РГУИТП, который признан эффективным. Передается вузу, признанному неэффективным, Государственный университет технологий и управления имени Разумовского. Такое может быть? Или что это за история?

Д.ЛИВАНОВ: Я не знаю, что такое РГУИТП, сейчас не могу сообразить.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Ну, как ситуация с учебниками истории. Одно время шла большая дискуссия, какие нам нужны, что правильно, что неправильно. Сейчас немножко, по-моему, утихла.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, мы сейчас активно обсуждаем с учеными, с историками, как, действительно, повысить качество учебников истории. Мне кажется, это актуальная тема. У нас сейчас в федеральном перечне более 100 учебников истории для школы. Наверное, это слишком. Мы не говорим о том, что нужен один единственный учебник истории. Их, наверное, должно быть несколько. Но просто, по-моему, когда у учителя выбор одного учебника из ста, то это, на самом деле, не выбор – он этот выбор сделать не в состоянии, этот выбор, значит, делает кто-то другой. Ну, реальный выбор можно делать из 3-х, из 4-х, из 5-ти, правильно? Действительно, осознанный выбор.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть вы сведете, как бы, к предлагаемым учебникам?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, мы сейчас думаем, как это правильно сделать. Но, безусловно, мы тут не будем рубить с плеча, мы будем обязательно опираться на мнение историков и так далее.

С.СОРОКИНА: Борис спрашивает: «Да хватит любезничать. С сентября мне, доценту добавили 360 рублей». Не густо.

Д.ЛИВАНОВ: Не густо.

С.СОРОКИНА: То есть это реалии, да? Так мало добавляете?

Д.ЛИВАНОВ: Ну, еще раз. У нас система оплаты труда на сегодняшний день определяется самим вузом. Вот именно поэтому я, кстати, недавно собрал ректоров 10 московских вузов, у которых самые низкие зарплаты, и объяснил им, что вообще так обходиться со своими собственными преподавателями нельзя. Что это мало того, что непрофессионально, это просто аморально. И мы тут будем принимать очень жесткие меры, в том числе и кадровые решения по таким ректорам.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: А какие аргументы они выдвигают в защиту своей позиции? Вот, как ректор определяет?

Д.ЛИВАНОВ: Чтобы вас не смешить, не буду повторять. Настолько наивные, настолько непрофессиональные и какие-то жалкие, что, честно говоря, просто стыдно.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: То есть некоторые ректоры просто мухлюют и платят меньше, чем…

Д.ЛИВАНОВ: Я думаю, просто некоторые ректоры не обладают достаточной квалификацией для того, чтобы управлять вузом. К сожалению, это так.

С.СОРОКИНА: «Трудоустроить инженера легче, чем филолога. Причем тут качество вуза?» — спрашивает Татьяна. Видимо, биржа труда задела. «Почему в рейтинге эффективности нет показателя эффекта?» Ну, Сергей, мы про это и говорили, о том, что это уже будущая работа, будущая оценка.

«Почему не публиковать полный список по 50 критериям, если таковые будут?»

Д.ЛИВАНОВ: Опубликуем.

С.СОРОКИНА: Значит, будут опубликованы.

Д.ЛИВАНОВ: Да.

С.СОРОКИНА: Так же, как и будет мониторинг негосударственных вузов.

«Рейтинг коррупционности вузов министр образования проводить отказался. Молодец! Боится результатов». Ну, честно говоря, можно было бы как-то позондировать. Не обязательно это делать правоохранительным органам – все-таки, ваша епархия.

Д.ЛИВАНОВ: Ну, просто нужно, чтобы этот рейтинг что-то реально отражал. Как его проводить? Кстати, я был бы заинтересован в том, чтобы, действительно, специалисты, которые знают, как это делать, пришли к нам и поделились этим знанием.

С.СОРОКИНА: Ну, важна ваша заинтересованность. Мне кажется, что это важная тема.

Д.ЛИВАНОВ: Знаете, вот, мне думается так, что сильные вузы, которые дорожат своей репутацией, где есть, действительно, среди преподавателей сильные ученые, куда идут хорошие студенты, они будут иметь по этому рейтингу крайне низкие показатели – там нет коррупции.

С.СОРОКИНА: Ой, не говорите.

Д.ЛИВАНОВ: А коррупция в слабых вузах.

С.СОРОКИНА: Ой, не говорите. Я в этом году у знакомых столкнулась с такой ситуацией, в таком вузе за взятку человека за взяли, что я просто чуть в обморок не упала. Никогда не думала. А они на меня смотрели как на наивную и сказали даже сумму, за которую взяли.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Значит, тебе, Света, надо в эту комиссию.

С.СОРОКИНА: Ну, причем тут?

Д.ЛИВАНОВ: Приглашаем.

С.СОРОКИНА: Я не претендую. Просто я про то, что везде есть взяточники. Везде. Спрашивают, знаете, еще о чем? Будут ли восстанавливаться школы при вузах, вот именно как практика? Школы и детские сады именно про университетах.

Ю.КОБАЛАДЗЕ: Школы и детские сады?

С.СОРОКИНА: Да. Ну, есть такая практика, ведь, школы при вузах крупных.

Д.ЛИВАНОВ: Конечно.

С.СОРОКИНА: Но эта практика будет как-то развиваться? Или останется несколько существующих и более ничего?

Д.ЛИВАНОВ: Я думаю, что эта практика будет развиваться. Нам очень важно сделать так, чтобы и те школы, которые есть, получили возможность работать в более благоприятных условиях. Мы, кстати, все помним историю в Новосибирске, которая была там с СУНЦем, то есть это одна из, действительно, ведущих физико-математических школ, которая была создана еще в середине XX века, какие там возникли проблемы. И нам, конечно, надо сделать так, чтобы существующие школы работали в более благоприятных условиях, которые бы учитывали их специфику, потому что у них, действительно, большая есть специфика и большие особенности. И при ведущих университетах, в принципе, создавать и новые школы.

С.СОРОКИНА: Ну и последний вопрос, Дарья задает: «Известны планы МинОбраза по сокращению вузов на 20%, а филиалов на 30. Зачем министр сглаживает проблему?»

Д.ЛИВАНОВ: Я не сглаживаю проблему.

С.СОРОКИНА: Известны планы МинОбраза сократить вузы на 20, а филиалы – на 30%. Есть такие планы?

Д.ЛИВАНОВ: Хорошо, что кто-то знает наши планы.

С.СОРОКИНА: Есть такие планы?

Д.ЛИВАНОВ: Наши планы – гарантировать каждому студенту, что он будет получать качественное образование. Если для этого нужно будет увеличить количество вузов на 20%, мы это сделаем. Если нужно будет уменьшить, мы это тоже сделаем. Но мы сделаем так, чтобы эта государственная гарантия, безусловно, выполнялась.

С.СОРОКИНА: Ну вот, собственно говоря, мы будем завершать наш разговор. Вопросов куча, я не успела, конечно, все задать. Что успела. Я по-честному пыталась задавать те вопросы, которые вы присылали. Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сегодня у нас был в гостях, думаю, еще придет, потому что ситуация будет развиваться. Мы узнаем, на какой процент…

Д.ЛИВАНОВ: Приглашайте – обязательно приду.

С.СОРОКИНА: ...на какой процент закрываются филиалы и вузы, и какие частные институты тоже попадут в разряд аутсайдеров. Тема важная, как мы выяснили. Много-много миллионов людей задействованы в нашей системе образования, учатся, учат или растят учеников. Всего доброго. Спасибо. До встречи через неделю.

Д.ЛИВАНОВ: Спасибо. До свидания.

Комментарии

115

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


08 ноября 2012 | 09:49

Министерский БАЛАБОЛ - это грустно, но понятно.

ВОПРОС В ВЕДУЩИХ.
Поднимая такую злободневную тему надо подбирать соответствующую информацию.
И "ВОДИТЬ" ЭТИХ МИНИСТЕРСКИХ ПРИСПОСОБЛЕНЦЕВ "МОРДОЙ ПО БАТАРЕЕ"!
А не вести с ними "душевные" беседы.

Это же надо!
Министр приводит фактор присутствия выпускников на бирже труда.
Но это же ОТКРОВЕННОЕ ПЕРЕДЁРГИВАНИЕ и ВРАНЬЁ!
Обычная школа УЖЕ ГОД ищет учителя начальных классов, и почему то??? не находит...
Причина - проста. Зарплата там - 8тр. А в конторе "переложи бумаги" - 15 сразу, и 25 через год. Если не полный и конченный дебил - будет и 50.
И куда пойдёт выпускник пединститута?
Если не полный идиот или даже СПОСОБНЫЙ?
И это не говоря про выпускников, владеющих языками, IT-шников и математиков .

Корочки при нынешнем положении дел нужны выпускнику и его потенциальному работодателю исключительно как справка из дурдома, о том что НЕ ДЕБИЛ.

А вован и его СУЧЬИ ПРИХВОСТНИ РАЗВАЛИВАЮТ СТРАНУ, не прекращая трындеть про приоритеты образования и культуры...


region063 09 ноября 2012 | 12:28

Целиком поддерживаю Вашу уместную и обоснованнную критику, в том числе и к ведущим!


prof57 08 ноября 2012 | 10:08

Д. Ливанов на должности министра достиг уровне полной некомпетентности и профнепригодности....... он не причем, это кто-то, он ничего не хотел, это не закрывать хотел вузы, а только диагностику провести......... Полное отсутствия понимания происходящих процессов, реальных интересов государства в подготовке кадров, перспективного мышления........ Весь реальный смысл этого мероприятия - извлечение коррупционных доходов сотрудниками министерства, при этих показателях и критериях другого смысла в этом мероприятии обнаружить невозможно...... если раньше ректора возили взятки пакетами, то теперь будут чемоданами.....


gorinych Андрей Кириллов 08 ноября 2012 | 10:32

"Каждый вуз, каждый филиал, который в эту зону риска попал, он будет внимательно обследован и будут, действительно, выяснены причины, почему он там оказался".
"Оказался" он там чаще всего потому, что не те люди "оказались" руководителями образовательной отрасли. А потому и не те критерии "оказались" определяющими показателями эффективности. Отвечать за этот бардак должны не ВУЗы, а затеявшие
передел министерства (образования, культуры и т.д.) А потому оценки "экспертов" актуальны не по ВУЗам, а по министерствам, демонстрирующим элементарную профессиональную непригодность.


gorinych Андрей Кириллов 08 ноября 2012 | 10:37

Что касается необходимого реформирования, то самое очевидное из необходимого - повысить расходы на образование и оплату труда преподавателей в разы. Путин обещал поднять зарплату педагогам ВУЗов выше средней по промышленности еще в прежние свои президентские сроки. И даже не шевельнулся в этом направлении, как, впрочем, и во многих других обещанных.


frk_2010 08 ноября 2012 | 23:23

Совсем не случайно из 28 исследованных стран Россия оказалась единственной, где преподавателям вузов платят меньше, чем ВВП на душу населения – всего 60%:
http://simplynews.do.am/news/skolko_stoit_professor/2012-04-03-903


08 ноября 2012 | 10:35

Одним дебилом больше-меньше - результат один!


nsp 08 ноября 2012 | 11:03

Как ректорам хватает совести устанавливать себе ограничение "не выше ВОСЬМИ!!! зарплат профессорско-преподавательского состава." Двухкратной разницы им недостаточно! Мое мнение - через пять лет на кафедрах вузов лекции будут читать не ученые, а клоуны от шоу-образования, да и то, заглядывая в бумажку.


madame_frenkel 08 ноября 2012 | 11:42

Тоже самое хотела написать. Если у преподавателя нищенские 20, то у ректора - 160? С каких хренов? Он что, в восемь раз умнее или его рабочий день в 8 раз длиннее?


09 ноября 2012 | 07:03

У него (ректора) в обязанностях - "массаж начальственной простаты".
Труд неимоверно тяжелый, вредный и требующий огромных моральных усилий над собой.
За что и полагается "компенсация"...


region063 09 ноября 2012 | 12:31

Остаётся неясным, но достаточно важным, от какой зарплаты ректора будут выводить свои, умножая на 8? От зарплаты преподавателя без научной степени или доктора наук, пусть даже и не занимавшего в ВУЗе какую либо административную должность? Думается, что в качестве отправной точки ректора возьмут зарплату доктора наук....


avoryanatalia 08 ноября 2012 | 11:44

Если не собираются закрывать ВУЗы, то зачем потратились на работу по определению рейтингов?? Бумаги, которыми отчитываются образовательные учреждения - более чем достаточны для того, чтобы чиновники министерства провели полный анализ и работали в рабочее время и даже оставались сверхурочно.
Очередное враньё - задача этого интервью спустить пар и расслабить накалившуюся обстановку. А на самом деле, как говорил дедушка Крылов "А Васька слушает, да ест".
Поэтому нужно не расслабляться и поддержать мнение общества - развалить образование в стране - погубить страну.


nerpa 08 ноября 2012 | 11:51

Неэффективное правительство, министры = неэффективная экономика,вузы и т.д...
Доценты эффективнее простых преподавателей ровно на 3 тысячи руб./месяц, но, с одной стороны, на 5 тысяч/месяц ( это - "средняя зарплата по экономике в регионе",как доложил Ливанов) трудно быть эффективным. С другой стороны, министры в РФ - миллиардеры, а толку все равно нет. Нужна срочная модернизация и оптимизация, не плохо бы еще провести уплотнение и мощный рывок вперед, прямо в первую сотню...


08 ноября 2012 | 12:57

ТЛЕЮЩЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ
_______________________

И почему в России тлеет
Образование одно,
Хотя подраться не умеет
И избираться не дано.

Наверно, есть в народе гены
И на «подумать» и «догнать»,
А во взорвавшейся вселенной
Нащупать смысл и понять…


nady1948 08 ноября 2012 | 13:55

Во врет, как дышит...Дали задачу закрыть вузы, вот и крутится...обосновывет...


08 ноября 2012 | 15:12

Проблема в том, что нет преподавателей приемлимого уровня. Кто может -
уехал, кто не может - "тянет лямку". Новые преподаватели в среднем не лучше прежних.
Наячетничество, минимум личного опыта. Пока уровни зарплат не будут зависеть от
уровня знаний, ничего не будет. И полный доход ректора в месяц не должен превошодить 4
средних зарплат профессора. И подмолот ректором на стороне должен быть запрешен.
Будет это когда-нибудь??? Да упаси Бог!


jackill 08 ноября 2012 | 15:23

Прелесть какая - взятки берут только слабые вузы... Слабым вузам, штампующим дипломы, взятки как раз таки не нужны. Берут именно сильные. Сколько скандалов было с МГУ? Слабый ВУЗ?

А что за рейтинг, который не рейтинг?

Почему ректоры двух вузов должны договариваться о слиянии - у них нет начальства, которое определит процедуру?

Выглядит картинка так: сидит министр, ему подсовывают какую-то фигню типа рейтинга, он ее подмахивает, решение своих вопросов сваливает на подчиненных.

Отлично устроился.


08 ноября 2012 | 15:38

"... у нас не за 5 лет произошло, у нас, начиная с начала 90-х годов, это происходит. Мы же об этом говорили", - точно, так и есть. Многие почему-то меряют последними 5-10 годами, что несправедливо.


ovmo 08 ноября 2012 | 16:23

83, 78, 77, 76, 75, 74, 74, 72, 70, 69, 66, 65, 65, 63, 60, 57, 55, 53, 49, 42, 34 - возраст членов обще инженерной кафедры одного из московских вузов, с более чем вековой историей... Комментарии, кажется, излишни...


frk_2010 08 ноября 2012 | 23:41

При оценке эффективности вуза должны оцениваться его ресурсы и вряд ли следует сохранять вуз, в котором лет через десять некому будет вести занятия по профильным для него дисциплинам. Почему при поведении мониторинга вузов не учитывался средний возраст преподавателей? Казалось бы, очевидно, если средний возраст преподавателей выше 65 лет и нет эффективной программы по кадрам, то вуз обречен. Низкая зарплата преподавателей привела к тому, что лучшие выпускники в вузах не остаются и, как следствие, по многим дисциплинам во многих вузах через 5 – 10 лет лекции читать будет некому.


08 ноября 2012 | 18:46

Культура XXI века – это наука, высшее образование, нравственные законы мировых религий. Всё остальное – вторично. В России пока продолжается деградация главного. Чтобы подняться с колен нужна Стратегия: http://www.engineeracademy.info/otrasli/education-and-science/511-strategicheskie-orientiry-rossii.html
Стратегия развития России в XXI веке может быть трех типов:
1. Стратегия Диктатуры, как в Советском Союзе при И.В. Сталине (традиционная стратегия Востока); 2. Стратегия Демократии, как у нынешнего Европейского Союза (традиционная стратегия Запада); 3. Промежуточная Стратегия, как у США конца XX века и у Китая начала XXI века (достигли потрясающих результатов)».
По моему мнению, нынешняя Стратегия «Вертикаль Власти Путина» − Самодержавие, Православие, Народность – архаизм (от латинизированного др.-греч. ἀρχαῖος — «древний»). Недавняя Стратегия общественности Питера − http://www.engineeracademy.info/otrasli/lpk/427-obschestvennaya-koncepciya-razvitiya-peterburga-i-oblasti.html − утопия (др.-греч. τοπος — «место», ου-τοπος — «не место», «место, которого нет»).
Нужен Всероссийский Конгресс научно-технической общественности с целью разработки концепции Стратегии развития России в XXI веке.
Игорь Ильич Боголепов: http://www.slaviza.ru/


mono1970 08 ноября 2012 | 23:51

Д.ЛИВАНОВ: Я с ректором МИФИ об этом говорил, я его попросил об одном – чтобы заведующий этой кафедрой был человеком, ну, имеющим какие-то академические заслуги и признания. Он мне сказал, что он является PHD Оксфорда. В принципе, если, действительно, это так (я не проверял), то, может быть, это не так и плохо. Я, кстати, не думаю, что у нас много заведующих кафедрами в наших вузах имеют PHD Оксфорда.

Вы действительно не знаете, что PHD Оксфорда это на уровне российского кандидата наук. Достаточно закончить аспирантуру и кандидатскую.
Ошибся один раз можно простить, но в диалоге это одна из самых наивных ошибок.
Создалось впечатление что дилетант от управление возглавляет Министерство образование.
Возможно и в ВУЗах неэффективно. Однако причина может быть в "консерватории"?


09 ноября 2012 | 00:36

Ливанов - вы шимпанзе.


tverd_ivan 09 ноября 2012 | 08:19

Можно-ли через интернет научить плавать? Можно, если рядом есть водоём, иначе незачем плавать.

Почему высшая школа точных наук посей день не даётся дистанционно-бесплатно? деньги, политика или технологии не доросли, вот в чём вопрос...


mihail_mihailov 23 ноября 2012 | 23:04

Господин Ливанов (скорее не господин), Вы показали за короткое время полное незнание в области, которой руководите. Совет: не говорите ничего, как скажете, так в лужу сядете. Ни одного вразумительного слова. Ни одной проблемы, о которой вы имели хоть мало-мальское представление. Или вы лапшу на уши вешаете, или вам ее накидали столько, что не схавать за век?


vnb 28 ноября 2012 | 23:48

Недавно прочел статью "заработная плата" в Брокгаузе и Ефроне. Оказывается, современная Россия по мнению экономистов начала 20-го века еще не стала цивилизованной страной! "В цивилизованных странах зарплата устанавливается представителями трудящихся - гильдиями и профсоюзами - на переговорах с работодателями". У нас зарплата устанавливается на переговорах министра с ректорами...


07 ноября 2012 | 22:23

Министр упомянул о пределе ректорской зарплаты в 8 раз. Это даже не полумера и не четверть мера. Ее легко обойдут премиями. В положении о заработной плате всякого вуза предусмотрен пункт о премировании, верхняя планка не оговорена. Например, за качественный и в срок ремонт общежития, за благоустройство прикорпусной территории и т.д. Под эту марку можно подвести и ректора и всех проректоров и главбуха даже. В государственном вузе зарплата должна быть установлена государством, а не администрацией вуза, которая себя в обиде никогда не оставит за счет рядовых преподавателей, которые понятия не имеют о том какова зарплата администрации, это скрыто за семью замками. При такой ситуации зарпала преподавателей независимо от должностей и степеней быстро сравняется, а затем ассистенты станут получать больше чем другие преподаватели. Ведь на ту смехотворную зарплату в 10-16 т.р. все-равно молодежь не пойдет. А значит, ситуация будет гарантированно доведена до абсурда. Можно уже сейчас слышать объяснения типа профессорам деньги не нужны, у них и квартира есть и дети выросли. А у ассистентов жилья нет, детей растить надо, у них проблем значительно больше. Они свободные люди, а профессор и так никуда не уйдет, он больше ничего не умеет и возраст не конкурентный. Значит самая высокая зарплата должна быть у молодых, а самая низкая у старых. Вот это и есть тот самый абсурд.


bogatova Богатова Ольга 07 ноября 2012 | 22:45

В Тольяттинском государственном университете Грегори Райтей - проректор по развитию получает 300 000 рублей в месяц, а преподаватели со степенью 10-12 тысяч.
Ректор там Михаил Криштал.
Куда только не писали преподаватели - ноль эмоций.
Всех, кто выступал против, ректор уволил.
Прослушиваются все телефоны. Преподавателей обязывают отрабатывать бесплатные часы.
Проректор по воспитательной и культмассовой работе гр.Зильперт до последнего времени просиживала в социальных сетях и участвовала в группе Фейсбука по замеру сексуальности своих друзей и подсчету числа пользователей, которые "хотят друг друга". Это число было на её странице.
Это в ГОСУДАРСТВЕННОМ вузе.


07 ноября 2012 | 22:57

Так и у нас ничуть не лучше. Известны примеры девочек-секретарш с зарплатой в 50-80 т.р., когда у профессоров 23 т.р. Вот это и есть оборотная сторона либерализации. Разрешили самим устанавливать зарплаты? Прекрасно. Своей любовнице положу 80 т.р. Ничего не нарушаю. А значит, и привлечь нельзя. Совершенно точно. что проректора получают не ниже 300.000. А с учетом всяких хитрых премий и все полмиллиона. Это в месяц. Такова реально сейчас ситуация практически везде.


sergey53 07 ноября 2012 | 23:57

//В Тольяттинском государственном университете Грегори Райтей - проректор по развитию, ректор там Михаил Криштал, проректор по воспитательной и культмассовой работе Зильперт...//

Не понял, судя по фамилиям руководителей и наименованию университета (Тольятти), там орудует сицилийская мафия...


bogatova Богатова Ольга 08 ноября 2012 | 06:58

Никакой сицилийской мафии.
Зильперт - немецкая фамилия. Мадам Зильперт замужем.
Первым ректором в 60-х, 70-х годах тогда ещё политехнического института Был Арон Наумович Резник. Почитали как бога. И студенты, и преподаватели.
Потом был В.И.Столбов - академик.
В начале 2000-х бывший мэр Тольятти Сергей Жилкин основал университет на базе политехнического института.
Через восемь лет, 15 ноября 2008 года, его убили заточками.
А М.Криштал - сын профессора, сподвижника А.Резника, был у С.Жилкина проректором каким-то.
Потом его избрали ректором. На свою голову.
Не знаю, какой он доктор наук, но как управленец - туши свет, что называется.
думает, что всё можно купить.
А этот Грегори Райтер - русский американец. Аферист типа Мавроди. Уже известный делами в Тольятти.


08 ноября 2012 | 13:01

МЕЛЬЧИТЕ, МАДАМ!
2 ГОДА НАЗАД все деканы ЮФУ с возмущением рассказывали студентам, что бывший ректор Захаревич получил министерскую премию 1.5 млн. руб. Теперь ректор баба. Мечтаю на неё напустить вас. От такой злости клочья полетят!


bogatova Богатова Ольга 08 ноября 2012 | 13:17

Почему это?
Я назвала только официальную зарплату и только проректора, который и в университете-то почти не бывает.
Там моя подруга работала. Профессор, доктор наук.
Указала Кришталу на недостатки в работе.
Он три выговора ей влепил и уволил.
Как так?
Стадо бездельников жирует, а людей, которые обеспечивают набор и учебный процесс, увольняют.
Ещё одна молодая, очень талантливая девушка, только что защитила диссертацию, тоже уходит из-за того, что невозможно работать. То отчеты заставляют писать, то бесплатно читать лекции.
Это что, учебное заведение или ЗАО им.ректора.


08 ноября 2012 | 13:34

Некто украл ответ.
----------------------------------
Ответ Захаревича на вопрос девушки -математика к.ф.мн. о низкой зарплате:
ЖЕЛАЮ ВАМ ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА ОЛИГАРХА!


tsir 08 ноября 2012 | 23:36

Сегодня жизнь вуза, его студентов, аспирантов и профессорско-преподавательского состава на 100% зависит от ректора.Очевидно, что порядочных, талантливых ректоров не так уже много, и поэтому союз ректоров, за редким исключением, не обеспокоен наведением настоящего порядка в доме. Отсутствие в вузах настоящего (свободного, а может он им быть в вузе?) профсоюзного движения, т.е. профсоюз работников высшей школы, порождает все массу беззакония, которые позволяют себе отдельные ректоры, в том числе в отношении распределения окладов и премий, Вот и получается, что сотрудники вузов -это бесправные люди, заслуживающие то, что заслужили.


(комментарий скрыт)

frk_2010 10 ноября 2012 | 05:00

Профсоюзом «УЧИТЕЛЬ», ассоциацией «Свободный университет» подготовлены поправки, которые общественность будет предлагать к принятию во втором чтении законопроекта «Об образовании»:

http://krasnoe.tv/node/16373
http://www.novayagazeta.ru/politics/55338.html


region063 07 ноября 2012 | 23:33

Остаётся неясным, но достаточно важным, от какой зарплаты ректора будут выводить свои, умножая на 8? От зарплаты преподавателя без научной степени или доктора наук, пусть даже и не занимавшего в ВУЗе какую либо административную должность? Думается, что в качестве отправной точки ректора возьмут зарплату доктора наук....


dolll 08 ноября 2012 | 09:41

И че ж это за профессор такой, который не конкурентноспособный? И почему это он не уйдет никуда? Да профы так шустрят на 5-6 работах числятся и набегает у них нормально. А вот те профы, которые лекции читают и статьи пишут - эти да, эти бедствуют.


avoryanatalia 08 ноября 2012 | 13:25

"И че ж это за профессор такой, который не конкурентноспособный? И почему это он не уйдет никуда? Да профы так шустрят на 5-6 работах числятся и набегает у них нормально. "
Это вынуждено и называется - простым словом _ ПРОСТИТУЦИЯ


07 ноября 2012 | 22:31

По поводу обещаний-2018. Ноги у них растут из советского периода, когда всякое обещание гарантированно выполнялось (период Горбачева не в счет). Народ этому верил и терпеливо ждал. Единственное обещание, которое не было исполнено - построение коммунизма в 1980 г. Нынешние руководители это хорошо уяснили и широко этим пользуются. Однако они не учитывают тот факт, что за последние 25 лет ситуация сильно изменилась. За эти годы наобещали много, но не выполнили из обещанного практически ничего - ни доступного жилья, ни европейского уровня, в общем ничего. Напротив, стало даже хуже по сравнению с советским периодом. Теперь нет людей, которые верят обещаниям. Поэтому целесообразно не нервировать людей упоминаниями о райской жизни в 2018, 2020 и даже в 2050 гг. Если обещаешь - крайний срок полгода, не больше. Если больше, то лучше благоразумно прикусить язык. Потому-что не поверят. А это хуже чем ничего.


savl_1 08 ноября 2012 | 02:23

\\По поводу обещаний-2018.\\
- Он повторяет слова Путина. Другого он просто сказать не имеет права. Не зря Путин как-то сказал типа: «Менять министров не имеет смысла. Не зависимо от человека, они будут делать тоже самое». Вот откуда ноги растут, и министр здесь не причём. Да и присутствие Кабаладзе свидетельствует о несерьёзности дискуссии или о её шоу-характере.


algen 07 ноября 2012 | 23:13

Биржа труда, конечно, не показатель, молодые люди пытаются решить проблему трудоустройства самостоятельно. Но, при выборе ВУЗа необходимо учитывать перспективу дальнейшей работы по специальности. Инженер-технолог, геолог, инженер-строитель (настоящие, не только дипломированные) голодать не будет. А с дипломом филолог-финансист - работу найти трудно!


sergey53 07 ноября 2012 | 23:59

А геолог найдет себе работу в Африканской саванне?


agatha 08 ноября 2012 | 17:23

Это иллюзия. Для инженеров мало работы, как и для строителей. Самая востребованная профессия - менеджер по продажам. Можно вырасти снизов до руководителя крупной компании. Какое для этого нужно образование трудно сказать, но хорошо бы в менеджменте разбираться.


08 ноября 2012 | 03:42

Министр мелкий чмур, лакейского типа, ни считать, ни думать не умеет и не хочет. Их замеры эффективности чистая туфта. И липа. Общая картина страшнее. А в некоторых случаях неэффективности лжива. Ректорат и бухгалтерия сжирают половину зарплаты и почти все средства с платных мест.


08 ноября 2012 | 07:07

Действительно. Он совершенно не похож на министра. Перед нами сидел довольно жалкий, некомпетентный человек, с печатью заметных психических проблем. От его былой уверенности не осталось и следа. Удивляет и то, что раньше он уверенно говорил, что закроет 20% вузов, а теперь отказался от своих же собственных слов. Ему надо уходить с этой должности. Не по сеньке шапка.


08 ноября 2012 | 15:50

А моя на эхе Москвы. Зачем в школу. Пусть министерство изучит и создаст очередную комиссию!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире