'Вопросы к интервью
А. НАСИБОВ – Доброй ночи, уважаемые слушатели. Ашот Насибов у микрофона «Эха Москвы». Николай Котов трудится за режиссерским пультом в эту ночь. Приветствую вас, Николай. И рядом со мной в студии Владимир Васильевич Назаров – художественный руководитель Государственного музыкального театра национального (подчеркиваю) искусства. Правильно я сказал?

В. НАЗАРОВ – Правильно абсолютно.

А. НАСИБОВ – Извиняюсь за то, что мы несколько неточно обозначили название вашего театра. Владимир, у меня сразу несколько традиционных высказываний для нашей передачи. Поскольку наша передача семейная, интимная и касается такой деликатной сферы как воспитание детей, в данном случае воспитаний детей с точки зрения отцов, то вы имеете полное право не отвечать на любой из моих вопросов или вопросов наших слушателей, которые я буду ретранслировать, потому что это касается интимной такой стороны.

В. НАЗАРОВ – А вдруг я окажусь таким скромным, вам придется говорить одному всю передачу.

А. НАСИБОВ – Ну, что же! Я же не сказал, что на все вопросы имеете право не отвечать, на один точно.

В. НАЗАРОВ – Ну все-таки, право имею или не имею?

А. НАСИБОВ – Имеете. Номер эфирного пейджера 725-66-33. Во второй половине часа мы примем несколько телефонных звонков по нашей традиции. А сначала два слова о нашем госте. Владимир Назаров – очень известный музыкант, художественный руководитель этого театра. Музыку, которую написал Владимир Назаров, вы знаете все: и к телесериалу «Марш Турецкого», и к пьесе «Игроки» по Гоголю в постановке Олега Меньшикова, и такие известные популярные песни, как «Дон Жуан», «Вот и встретились», «Гроза», «Попугай», «Ах! карнавал». Достаточно старая вещь «Ах! карнавал», да? Сколько лет ей уже?

В. НАЗАРОВ – С 83-го года.

А. НАСИБОВ – Владимир Назаров в студии «Эха Москвы». И сразу наш набор традиционных семейных вопросов. Сколько вам лет?

В. НАЗАРОВ – 53, скоро будет, в феврале 54.

А. НАСИБОВ – Сколько у вас детей?

В. НАЗАРОВ – Четверо.

А. НАСИБОВ – Их возраст, их пол, их особенности.

В. НАЗАРОВ – Мой старший сын – ему 29 лет. Актер и режиссер, работает в моем театре. Младшая дочка учится в Гнесинской академии. Ей 21 год. Ее зовут Ксения. Старшего сына зовут Артем. И двое: Валерия, которой 9 лет и Кузьма, которому 5 лет.

А. НАСИБОВ – Вы в браке состоите (я высчитал) где-то 34 года?

В. НАЗАРОВ – Нет, 32. 34 я бы не выдержал, 32 только выдержал.

А. НАСИБОВ – В одном и том же браке?

В. НАЗАРОВ – Да. Моя жена Лидия. Она закончила МАИ. Она по образованию инженер. Сейчас работает директором моего театра.

А. НАСИБОВ – И у вас есть внуки?

В. НАЗАРОВ – Да, трое.

А. НАСИБОВ – Их возраст?

В. НАЗАРОВ – У меня есть внучка Василиса. Это старшая моя внучка от Артема и Ольги (снохи), ей 7 лет. У меня есть внук Тиша (Тихон). Ему 3 года. И у меня есть внук Владимир от Ксении. Двое старших – это от Артема. И от Ксении внук Владимир, ему полгода.

А. НАСИБОВ – Получается, что у вас внуки той же возрастной категории, что и младшие дети.

В. НАЗАРОВ – Да. Они постоянно меня делят, путаются. Внуки называют меня папой, и дети – дедушкой. И потом они спорят, кто кому дедушка и кто кому папа. Очень забавно за ними наблюдать особенно по утрам, потому что Лида запретила им заходить в мою комнату, пока я не проснусь. И вот они собираются у моей двери, начинают громко орать и выяснять, проснулся я или не проснулся.

А. НАСИБОВ – Они все с вами живут?

В. НАЗАРОВ – Да, все с нами.

А. НАСИБОВ – И внуки, и дети?

В. НАЗАРОВ – Да. Все абсолютно.

А. НАСИБОВ – И старшие дети тоже?

В. НАЗАРОВ – Старшие дети тоже. А мы живем за городом, у нас большой дом.

А. НАСИБОВ – А, вот оно что! Можно представить, может быть, и нестандартную, но современную московскую квартиру…

В. НАЗАРОВ – Старшие дети уже приобрели себе квартиру. Тем не менее.

А. НАСИБОВ – И они собираются у вас под дверью и начинают устраивать дискуссии.

В. НАЗАРОВ – Дискуссия: проснулся я или не проснулся. Разумеется, я просыпаюсь, потому что после такого концерта…

А. НАСИБОВ – В котором часу это обычно происходит?

В. НАЗАРОВ – Они встают рано, в 7, в 8. Я просыпаюсь, потом засыпаю.

А. НАСИБОВ – Это для вас нормальное время?

В. НАЗАРОВ – Нет, это ненормальное время, потому что я ложусь в 5. Для меня это как раз проблема. Потом их прогоняют от моей двери, и какое-то время я досыпаю. Лидии они не дают спать, потому что они, не спрашивая, залезают под одеяло. И это все продолжается длительное время. Еще Вовка еще скоро присоединится, которому 6 месяцев.

А. НАСИБОВ – Вы как-то разделяете детей от внуков? Я имею в виду младших детей от внуков. Вы какую-то грань проводите между ними?

В. НАЗАРОВ – Вы знаете, младших трудно разделить, потому что возрастная разница ровно 2 года между каждым, и в принципе у них классная компания, причем у них вкусы одинаковые. К моему удовольствию, они все обожают мои песни. Поэтому для меня не существует проблемы, чем их занять. Одни и те же песни они крутят просто часами, сутками, и всех их знают наизусть. Любят одни и те же сказки. Мы ездили кататься на лыжах, Тихон, Кузьма и Василиса все время просили поставить мультфильм «Алладин».

А. НАСИБОВ – Диснеевский?

В. НАЗАРОВ – Да. Я просто возненавидел его.

А. НАСИБОВ – А я его очень люблю.

В. НАЗАРОВ – Вот 500 раз на дню когда посмотришь…

А. НАСИБОВ – Когда у меня дети были в примерно этом возрасте, я его примерно такое количество раз и смотрел.

В. НАЗАРОВ – Классный мультфильм, он мне нравится. Я, кстати, сам написал музыку к 15-ти мультфильмам Александра Татарского, Калишера Юлика, много написано музыки на фильмы. Мне очень нравилось.

А. НАСИБОВ – Скажите, когда вы общаетесь со своими младшими детьми и внуками, вы напрямую воздействуете на своих детей или на внуков через их родителей, или как? Как это происходит?

В. НАЗАРОВ – Да, нет. Скорее всего, напрямую, потому что родители достаточно занятые люди, настолько же, как и мы все. Мы все варимся в одной каше. Это театральная семья. Все музыканты, все артисты, некого даже послать куда-нибудь подальше. Все гении. Поэтому Артема я не могу назвать (ни себя, ни его) примерным отцом, потому что он так же, как и я, пропадает в театре, на репетициях. Но, тем не менее, мне удается чуть больше общаться с его детьми, чем ему самому.

А. НАСИБОВ – Но вы чувствуете, что это именно ваши внуки?

В. НАЗАРОВ – Очень. Вы же знаете это знаменитое изречение: «за что мы любим внуков больше, чем детей – за то, что они отомстят нашим детям за нас». Если говорить о старших детях, внуков почему-то любишь больше. Кажется, нет такой грани: любишь больше, меньше. Может быть, потому что есть уже какое-то время их выслушать. На Артема у меня не хватало времени, на Ксению тоже. Я мотался по всей стране, по всему миру на гастроли. Приезжал, уезжал – мы были очень выездным коллективом, практически 9 месяцев в году, которые мы посвящали гастролям.

А. НАСИБОВ – Вы сожалеете, что у вас так мало времени было на общение со старшими детьми?

В. НАЗАРОВ – Да, сожалею. Я смотрю, как подрастают малыши. Они настолько интересны. Настолько в них много какого-то заряда светлого, который меня же заряжает, бесхитростность и какая-то детская непосредственность. А главное, что это все на глазах. У него появился зуб первый. Он пошел.

А. НАСИБОВ – У внуков, да? А про старших своих вы помните, когда у них появился зуб?

В. НАЗАРОВ – В принципе помню. Я тоже старался. Во всяком случае, что я делал регулярно своей дочери Ксении (Артему, почему-то, не так), я всегда сочинял на ночь сказки. Это такая была многосерийная сказка. Я заканчивал: продолжение следует. Ты сейчас засыпай, а завтра я тебе расскажу еще одну. Я опять сочинял. Надо было еще поставить какое-нибудь записывающее устройство и записывать. Сказки получались очень хорошие. На импровизации, но хорошие. Я до сих пор их помню. Артему я начал сочинять свои детские песни. Благодаря Артему я начал писать свои детские песни. Мне это так потом понравилось, это пригодилось в мультяшках.

А. НАСИБОВ – Вы их напевали?

В. НАЗАРОВ – Да, я их напевал. И они все знали, до сих пор своим детям поют. Это самые разные песенки. Специально я не воспитывал своих детей. Эта тяжесть легла на плечи моей жены Лиды. Она замечательная моя спутница жизни, очень умный интеллигентный человек, образованный. В свое время она поступила в самый престижный ВУЗ. Это было МАИ, как я говорю, «кузница артистов». Почему-то оттуда выходили артисты. Нет, наверное, инженеры тоже выходили, но артисты точно выходили хорошие. Михаил Задорнов, например. У нас в семье все замешано на один проект – это наш музыкальный театр, который у нас семейный. Мы все там работаем, мы все живем премьерами, мы все живем от премьеры до премьеры. Наши дети и маленькие внуки тоже обязательно приезжают на премьеру. Завтра у нас (9-го, 10-го) будет музыкальный спектакль «Лесная песня», обязательно приедут мои малыши.

А. НАСИБОВ – А они на сцену не выходят? Они не участвуют в спектакле?

В. НАЗАРОВ – Знаете, если им что-то очень нравится, они участвуют в спектакле, то есть орут с балкона.

А. НАСИБОВ – Такие очень театральные дети.

В. НАЗАРОВ – Тишка вдруг ни с того, ни с сего орет вниз Кузьке. Мы их специально не сажаем вместе, потому что это два таких человека, буйно помешанных, с пропеллером в заднице. Это же просчитать невозможно, Тишка вдруг начинает: «Кузя! Смотри! Вон мой папа вышел на сцену!» Артем играет Мотла в «Скрипаче на крыше». Конечно, Тиша не выдержал.

А. НАСИБОВ – Вот скажите, что такое быть театральным ребенком? Наверное, они пропитались уже запахом кулис?

В. НАЗАРОВ – Вы знаете, то, что пропитались, уже точно. Я могу на примере моего старшего сына Артема рассказать. Он решил не идти по стопам отца. Видимо, мы его немножко перегрузили образованием. Он осваивал кларнет в Центральной музыкальной школе, это его достаточно напрягало, не нравился ему кларнет, а мы настаивали, потом уже бросили настаивать, но тем не мене. Он говорит, я пойду своим путем. Мы говорим, ну, иди. И он пошел в МГУ. Закончил МГУ. Потом он пришел ко мне и говорит, я хочу поступить в театральный ВУЗ. Я говорю, а что это так тебя, ты же хотел своим путем.

А. НАСИБОВ – А в МГУ какой факультет?

В. НАЗАРОВ – Социологический. Он социолог. Он у меня эрудит, знает 3 иностранных языка, компьютерщик великолепный.

А. НАСИБОВ – Но социолог.

В. НАЗАРОВ – Но вместе с тем он и музыкант, и прекрасный актер, и режиссер. Вот сейчас ставит спектакль «Алладин». Я говорю, а что заставляет тебя идти в театральный ВУЗ, с чего так? Он говорит, ты знаешь, я вышел на сцену, за кулисами походил, столько нахлынуло на меня – не могу. Не могу без сцены. Вот, запах кулис. Он же с детства там торчал постоянно.

А. НАСИБОВ – Владимир Назаров – художественный руководитель Государственного музыкального театра национального искусства – в студии «Эха Москвы». Я призываю наших слушателей задавать вопросы по пейджеру 725-66-33. А у меня следующая порция вопросов. Ваши меньшие двое: Валерия и Кузьма (с Кузьмой я уже, кстати, познакомился) – это ваши родные дети?

В. НАЗАРОВ – Нет, это приемные дети. Дело в том, что мы пытались первое время скрывать этот факт от них. Но доброжелатели везде есть. Их очень быстро просветили, что они являются приемными. С тех пор мы перестали уклоняться от ответа на эти их вопросы. И говорим, действительно так получилось, что мы взяли их из детдома.

А. НАСИБОВ – Их отношение?

В. НАЗАРОВ – Да прекрасное отношение. У нас немножко были сложности с Валерией. Вернее, большие были сложности, потому что, во-первых, она попала к нам, когда ей было 2,5 года. Она была в очень трудной семье, где жили алкоголики. Ее бросали 6 раз.

А. НАСИБОВ – Кто бросали? Родители?

В. НАЗАРОВ – Во-первых, она родилась без отца. Потому что отец, с которым ее 16-летняя мать не была в браке, сказал, если ты родишь мне сына, я на тебе женюсь, она родила ему дочку. Он решил, что как честный человек теперь он может не жениться. Таким образом, Валерия своего папу, естественно, не знала и не видела. А потом ее бросила мама, и она досталась бабушке. Потом ее бросила бабушка, она досталась прабабушке. А потом прабабушка умерла, и дедушка сдал ее в детдом. А потом из детдома забрали мы ее. Для нее на секунду оставаться одной сначала была большая проблема. А потом что-то с ней такое произошло, и она наоборот стала оставаться одна и предпочитала оставаться одна. И по началу у нее была жуткая самодисциплина, видимо, ее колотили, абсолютно точно, потому что она всего боялась. Она боялась капнуть с ложки пищу на пол, она мгновенно хватала тряпку и затравленными глазами смотрела на всех взрослых и вытирала это дело. Сейчас она нормальный ребенок абсолютно. Так же, как все остальные дети, бывает, что плохо учится, бывает, хорошо учится, бывает хулиганит, бывает, обманывает, то есть все абсолютно есть. Но психологи тоже поработали с ней. Достаточно сложно было.

А. НАСИБОВ – Вы приглашали специальных психологов, да?

В. НАЗАРОВ – Да. Она даже лежала в больнице специальной, где психологи с ней работали. Почему? Потому что у нее была агрессия ко всем взрослым, включая Лидию. Ко менее у нее никогда не было агрессии, почему-то она меня всегда любила с первой минуты. Но при всем при этом, она все равно замыкалась и на какие-то вопросы отвечала односложно. Это всегда трудно, это всегда проблема. Раньше у нас была коммунистическая иллюзия, что как человека воспитаешь, так он и будет. Сейчас у меня закрадываются мысли, что мы ошибались. Какие гены и какая кровь – это самый сильный фактор.

А. НАСИБОВ – А в чем проявляются эти гены и эта кровь?

В. НАЗАРОВ – В воровстве, например.

А. НАСИБОВ – Это проблема стала?

В. НАЗАРОВ – Это была проблема, которую мы путем помощи психологов, думаю, исправили.

А. НАСИБОВ – Вы взяли девочку в возрасте 2,5 лет, в каком возрасте появилась проблема воровства?

В. НАЗАРОВ – С самого начала, буквально с 3-х лет. Воровства, обмана, постоянного вранья. Дай бог, чтобы она в будущем писательницей стала, потому что она фантастически умеет врать.

А. НАСИБОВ – Что воровала в 3 года?

В. НАЗАРОВ – А все, что под руку попадет. У нянек воровала помаду, конфеты. А конфеты – это была проблема, потому что у нее очень слабое здоровье, и ей нельзя ничего шоколадного. У нее на шоколад аллергия. То есть шоколадные конфеты – у нее сразу запухали глаза, распухали щеки, она горела и начинала задыхаться. И она не понимала, почему мы ей не даем конфеты. Это тоже проблема для ребенка. Ей хочется, а ей не дают. Потом деньги. И в школе…

А. НАСИБОВ – Деньги с какого возраста начала?

В. НАЗАРОВ – Где-то с 1-го класса.

А. НАСИБОВ – То есть с того возраста, когда начала понимать, что такое деньги?

В. НАЗАРОВ – Сейчас уже давно, с полгода, наверное, этих случаев нет. Дай бог, мы молимся, чтобы прошло. Совершенно веселая, раскованная, делится всем, ласковая. Совершенно другой человек.

А. НАСИБОВ – В школе были проблемы с одноклассниками, с учителями?

В. НАЗАРОВ – С учителями, в основном. Да и с одноклассниками тоже. Причем она актриса замечательная. Например, наш помощник по хозяйству… У нас есть такой Слава – очень хороший добрый мужчина. Поначалу мы ее возили на машине к школе. Потом она начала важничать и говорить, что у вас машины нет, а я живу в такой обеспеченной семье, меня возят на машине.

А. НАСИБОВ – Это обычная школа?

В. НАЗАРОВ – Обычная школа в воинской части. И она этим детям начала говорить, а знаете, мой папа – народный артист, а вы беднота и все такое. Тогда мы убрали, сказали, нет, на машине ты ездить не будешь. Но через посадку она должна была идти в школу.

А. НАСИБОВ – Через лесополосу?

В. НАЗАРОВ – Естественно, мы сопровождающего с ней посылали. Она шла с этим сопровождающим, видела людей и вдруг начинала кричать, «не бей меня». Он приходил в отчаянии, потому что прохожие взрослые несколько раз порывались его избить. Они говорят, ты чего ребенка обижаешь. Он мухи не обидит. Она кричала, «не бей меня, за что ты меня бьешь» и закатывала истерику. То есть она актриса была великолепная. Сейчас это все прошло. И слава богу. С Кузей у них сейчас уже наладился контакт прекрасный.

А. НАСИБОВ – А что говорили психологи? Откуда все это?

В. НАЗАРОВ – Гены! Вы знаете, психологи говорили, гены.

А. НАСИБОВ – Вы верите в это сами?

В. НАЗАРОВ – Вот взять Кузьму, он прямая противоположность Лере.

А. НАСИБОВ – В каком возрасте вы его усыновили?

В. НАЗАРОВ – 7 месяцев.

А. НАСИБОВ – И сейчас ему 5 лет?

В. НАЗАРОВ – Да. Но он совершенно раскованный, он добрый, правда, шкода очень большая и артист тоже будь здоров. Он тоже творит, бог знает, что, но это все в рамках того, что может энергичный мальчик, который вообще не стоит на месте. Он вообще не ходит, только бегает. Настолько темпераментный, что он усидеть на месте не может. У него пропеллер в заднице. Это реактивный снаряд. Но он необычайно добрый, ласковый, он бросается помогать. Но вместе с тем, очень вспыльчивый и в драку лезет, если его обижают. Не то, что добрый такой, на которого можно сесть и поехать. Нет, он может постоять за себя, он дерется. С Тишкой у них вообще разница небольшая. Два таких шалопая. Но он совершенно другой. Гены, наверное, и там, и там. Если Тишку мы можем просчитать, потому что он мой внук, и я понимаю, что у него откуда берется, то Кузю – нет, и Леру – нет. Но то, что происходит в Кузе, если даже мы видим, что это не похоже на то, что может быть у меня, у Лидии или у наших родственников, тем не менее, это все-таки со знаком «плюс» как-то получается, а у Леры было долгое время со знаком «минус», нас ставило в тупик то, что на делает.

А. НАСИБОВ – Владимир Назаров – художественный руководитель Государственного музыкального театра национального искусства – гость в студии «Эха Москвы». Напоминаю эфирный пейджер 725-66-33. Скоро мы начнем принимать телефонные звонки. Вот человек, подписавшийся «полуночница Антонина». Она, по-моему, поддерживает ваше мнение насчет ген, пишет: «Хочу подключиться к разговору о воспитании детей. Считаю, что совесть дается человеку от рождения. Люди могут быть с совестью и без, а воспитание может только увеличить или уменьшить количество совести у человека».

В. НАЗАРОВ – Согласен с ней. У меня такое ощущение сложилось, что это так. Хотя я повторяю, как продукт коммунистического воспитания, мы с Лидой думали по-другому. Если добротой, собственным примером, если отношением к своим близким, к своей работе и т.д. – и дети это все видят, они будут подражать этому. Но они иногда подражают тому, что они в тебе не видят, а то, что в них заложено.

А. НАСИБОВ – Вы не говорили с психологами, а может быть вторая волна?

В. НАЗАРОВ – Может.

А. НАСИБОВ – И в каком возрасте это может проявиться? Что-нибудь говорили врачи?

В. НАЗАРОВ – Взросление: 13 и дальше. И тогда это может быть такая проблема, которую сложно будет разрешить.

А. НАСИБОВ – Думали, как вообще можно такие проблемы решить?

В. НАЗАРОВ – А здесь же нет выхода. Скажем так, Кузю господь бог нам послал в награду, а Леру, может быть, за какие-то грехи. Это одинаковая наша ноша. Мы любим и Леру, и Кузю, считаем, что они наши дети, они наши родные дети. Ну, есть проблемы. Что делать? Мы их несем на своих плечах. Что будет в будущем, никто не может предсказать, но надеемся на лучшее.

А. НАСИБОВ – Лера меняла школы за это время?

В. НАЗАРОВ – Нет.

А. НАСИБОВ – Когда вы приводите Леру, условно говоря, в спортивную секцию, в новое для нее окружение, вы предупреждаете тренеров, администраторов, что у девочки были какие-то проблемы?

В. НАЗАРОВ – Предупреждаем только об одном, не давать ей шоколадные конфеты. В случае приступа надо поступать так-то, так-то (у нее же приступ астмы начинается, аллергия такая уже на грани), что можно есть, чего нельзя. Все равно, почему-то взрослые не слышат нас, зачастую кончается очень печально, мы вынуждены забирать ребенка, потом лечить месяцами и т.д. 2,5 года, казалось бы, здоровье было подорвано у ребенка.

А. НАСИБОВ – Какой вес у нее был в 2,5 года, не помните?

В. НАЗАРОВ – Она не была истощенным ребенком, она была нормальным ребенком на вид, но, видимо, нерегулярное питание, неправильное питание, возможно, дым, бессонные ночи, избиение. Избиение – я точно знаю, что это было. Это было видно по тому, как себя ведет ребенок. Эти гены, которые в ней были, за 2,5 года все негативное усилилось. Когда ребенка 6 раз бросают, это и человек, у которого ангельские гены, не выдержит, у него появятся какие-то… 6 раз бросали ребенка. Сейчас это все подспудно в ней сидит. И она часто говорит о своей маме. Ее мама умерла где-то лет в 17 от передозировки.

А. НАСИБОВ – То есть через год после ее рождения практически.

В. НАЗАРОВ – Или в 18. Я только знаю, что она умерла от передозировки, а возраст я не помню. Может, и позже чуть-чуть. И она очень часто о ней говорит.

А. НАСИБОВ – Запала. Когда у вас предполагалось появление внуков, или появились внуки, у дочки Валерии не было ревности к тому, что кто-то будет делить вашу любовь?

В. НАЗАРОВ – Ревность у нее всегда, это независимо от появления.

А. НАСИБОВ – Она проявляется?

В. НАЗАРОВ – Она проявляется в том, что игрушки… Мы с Лидой поступаем четко и жестко в этом плане. Если мы дарим подарки, то мы Василисе и Валерии дарим…

А. НАСИБОВ – Напомню. Василисе 7 лет, Валерии 9 лет. Валерия приемная дочь.

В. НАЗАРОВ – … одинаковые подарки, Кузе и Тише – тоже одинаковые подарки.

А. НАСИБОВ – Кузе 5 лет, и Тихону 3 года.

В. НАЗАРОВ – Таким образом создается такой баланс, который позволяет им не устраивать бои. Но если у Кузьки и Тишки это все бои не уровне мальчишеском детском, они всегда делят игрушки, они всегда ревнуют, дети так устроены, то у Валерии нельзя такие вещи. Даже разные куклы, просто разные куклы, может быть даже у нее лучше, дороже, вызывают у нее зависть и ревность в отношении к Василисе. А наши молодые (я имею в виду Артема, Олю), они зачастую это не учитывают и при том, как они дарят подарки, забывают, что этот принцип надо соблюдать. Я их не осуждаю. Молодежь есть молодежь. У них нет же непосредственного общения с Валерией, такого, как у нас, поэтому они забывают об этом. В принципе, проявляется во многом. Кузя тоже очень ревнив. Но у него нет злости. Это ревность на секунду, а потом он приходит в себя. Ему самое главное знать, что его мамочка… Он обожает Лиду. Лида для него икона. Он не хочет слышать, ему и Валерия постоянно в уши вносит, что он приемный, и некоторые ребятишки, с которыми он гуляет, дальние наши родственники, кто-то же приходит к нам в гости, общается. Да ты кто, ты же нам никто, ты вообще приемный. Он прибегает. Ему важно выяснить, не то, что приемный, не приемный, он в этом, может, не очень врубается, а ему важно выяснить, его любит Лида, его люблю я или нет. Если он получает свою порцию ласки и убеждение, что мы его любим, он успокаивается, и все нормально.

А. НАСИБОВ – Меня интересует, а вы не пресекаете такие разговоры: приемный, неприемный, родной, неродной?

В. НАЗАРОВ – А это невозможно. Для этого надо изолировать ребенка. Для этого нужно делать по науке. Для этого нужно перед появлением ребенка сменить место жительства, все окружение, и с чистого листа начать жизнь. Мы это не сделали и получили сразу же результат. Буквально, как только дети начали задавать вопросы, наши же  родственники объяснили, кто они есть. Я имею в виду, дети родственников, которые слышат разговоры в семье, и, гуляя вместе с ними, тут же им вываливают всю информацию относительно этого.

А. НАСИБОВ – Скажите, а ваши старшие дети, сын Артем и Ксения, как отнеслись к появлению новых детей?

В. НАЗАРОВ – Очень тепло. Они чудные ребята, и Артем, и Ксения. Они очень добрые, очень честные и порядочные люди. И в них существует та же степень сострадания что ли, какая существует в нас с Лидией. Они очень хорошие ребята.

А. НАСИБОВ – Владимир Назаров – художественный руководитель Государственного музыкального театра национального искусства – в студии «Эха Москвы». И мы начинаем принимать первые телефонные звонки. Телефон прямого эфира 203-19-22. Да, Владимир, надевайте наушники. Надеюсь, сейчас нас уже позвонят наши слушатели. Вообще-то ситуация у вас… Я так слушаю, пропускаю через себя. Я не советчик, не знаю. Иногда люблю давать советы, иногда не люблю давать советы. Может быть, кто-нибудь из слушателей наших выскажет свое мнение. Есть у нас первый телефонный звонок. Доброй ночи. Алло. 203-19-22. Сорвался наш телефонный звонок. Есть другой. Слушаем вас. Доброй ночи. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Вас беспокоит Анатолий из Перми.

А. НАСИБОВ – Чуть погромче. Слушаем вас, Анатолий.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня вопрос. Мне кажется, ваш гость сам ответил на вопрос, что на человека влияет воспитание, а гены передают какие-то свойства. 2,5 года сыграли решающую роль на психологию, поэтому теория права, воспитывают человека, начиная от рождения.

А. НАСИБОВ – Наверное, но это если речь идет о воспитании, не о генах.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, все-таки не гены виноваты в проблемах. Гены только предполагают. А вот это воспитание все-таки…

А. НАСИБОВ – Понятно, Анатолий. Спасибо за ваш звонок. Понятно более-менее, да?

В. НАЗАРОВ – Да. Я и вопроса здесь не… это скорее мнение нашего радиослушателя.

А. НАСИБОВ – 203-19-22. Послушаем еще одни телефонный звонок. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

А. НАСИБОВ – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Татьяна. Я из Москвы. Я мама троих детей. Вообще я в восторге от вашего гостя, просто в восторге, даже спазм сжимает, что добрый милый человек. Я сама педагог по образованию. Я хочу, во-первых, подтвердить его мысль о том, что действительно, что в детях заложено, то заложено. У меня трое, они мои родные дети. У меня две девочки и мальчик. Действительно, чувствую, совесть – это, безусловно, врожденное. Как ни странно, это какая-то тайна, почему у человека совесть существует, почему ее нет.

А. НАСИБОВ – То есть вы полагаете, что никаким воспитанием совесть в человеке не пробудить?

СЛУШАТЕЛЬ – Воспитание, безусловно, нивелирует. И ребенок приучается делать то, что полагается, что принято в том или ином социальном кругу. Это накладывается уже на гены, но они, конечно, берут свое, если возникает какая-то особая ситуация, или ребенок вдруг находится в изоляции, допустим, пионерский лагерь и т.д. То есть какой-то момент без родителей, и у него как шкурка слезает это все. Но, безусловно, воспитание накладывается и играет решающую роль.

А. НАСИБОВ – Понятно. Спасибо, Татьяна.

В. НАЗАРОВ – Согласен. И радиослушательница согласна со мной, я с ней. Да. В таких ситуациях, когда они остаются без родителей, гены берут верх. Все зависит, конечно, от возраста и насколько были заложены какие-то воспитательные… Знаете, что спасает, мне кажется, от генной памяти? Режим.

А. НАСИБОВ – В смысле?

В. НАЗАРОВ – Ребенку нужен режим.

А. НАСИБОВ – То есть во время спать…

В. НАЗАРОВ – Спать во время, во время есть, во время учить уроки, выполнять тот объем обучения, который полагается. У ребенка же вообще очень уязвимая психика. Они не любят перемен. Почему я говорю, что когда ребенка бросают, это страшная травма на самом деле, которую мы тоже учитывали. Но даже если он, попадая в новую семью, где родителя безалаберно себя ведут в плане режима. Я человек ночной, я заканчиваю свой рабочий день в 5 часов утра. Если бы при этом я вел себя таким образом, что мои дети, так же как и я, не спали до 5 часов утра, потом им надо идти в школу, они не высыпаются уроки – ладно, выучил, не выучил, нормально. Не гуляешь. Телевизор. Мультфильм? Хорошо, вот тебе мультфильм. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. По такому принципу – это ужасно. Этого быть не может. Со мной моя мама поступала несколько по-другому. Я тоже был, как я говорю о своих детях, буйно помешанный с пропеллером, но у нее был жестокий режим, меня просто пороли.

А. НАСИБОВ – О, как!

В. НАЗАРОВ – Единственное, мама никогда не позволяла себе ударить меня рукой или ремнем, у нее для этого была приготовлена хворостина длинная, гибкая, и от нее больно, но увечья никакого. У нее собственный подход.

А. НАСИБОВ – У вас собственная генная память.

В. НАЗАРОВ – Да, в заднице. И надо сказать, режим был жестокий. Летом мы еще могли себе что-то позволить, но зимой, когда занятия, никаких вольностей не позволялось. Вы знаете, мы своих детей пальцем не трогали. Битье как таковое исключается. Убеждением, примером, добротой. Но все-таки твердость проявляется в отношении режима. Если ребенку надо спать, то ему надо спать, и никто из взрослых не позволит ему не спать, потому что ему не хочется. Или если ребенку надо идти дышать свежим воздухом, гулять в какой-то период времени, сесть за мультфильм, то…

А. НАСИБОВ – Интересно.

В. НАЗАРОВ – Я считаю, это в какой-то мере спасает. Дисциплина.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира. И мы слушаем еще один телефонный звонок. Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Доброй ночи.

А. НАСИБОВ – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Лариса, я из Москвы. Я с удовольствием слушаю вашего гостя. Вы знаете, это его замечание по поводу режима. Это настолько верно, это настолько правильно. К сожалению, нашим современным родителям приходится это при помощи опыта личного, личных шишек…

А. НАСИБОВ – Для этого и существует наша передача, чтобы вы чужой опыт перенимали, уважаемые.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо. Мы тоже доходили своим путем, немножко учились. Но, к сожалению, учат нас не настолько хорошо, специалистам тоже приходится до много доходить самим. Что я еще хотела сказать?

А. НАСИБОВ – Собирайтесь с мыслями. А сколько у вас детей?

СЛУШАТЕЛЬ – У меня двое.

А. НАСИБОВ – Мальчик и девочка?

СЛУШАТЕЛЬ – Мальчик и еще мальчик.

А. НАСИБОВ – А их возраст?

СЛУШАТЕЛЬ – 14 и 12.

А. НАСИБОВ – Это уже солидный возраст.

СЛУШАТЕЛЬ – Я уже ощущаю мужское внимание, заботу. По поводу генов. Павлов сказал фразу, что врожденным является темперамент, то есть сила и яркость эмоций, а характер – это количество привычек.

А. НАСИБОВ – Хорошо сказал, но он экспериментировал на собаках, если мне не изменяет память.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, дело в том, что это тот самый поверхностный взгляд на его работы, который нам благополучно привили. Дело в том, что люди живут по законам стайных псовых, это хорошо известный факт. И то, что делают собаки… вы знаете, иногда собаки гораздо лучше людей.

В. НАЗАРОВ – Только люди умеют любить, и у них есть совесть – это, наверное, существенное различие.

СЛУШАТЕЛЬ – Реакции человечьи и собачьи несильно отличаются.

А. НАСИБОВ – Спасибо, интересная точка зрения. Ну что? Послушаем еще звонок?

В. НАЗАРОВ – Высоцкого помнишь, «….а этот пес был раньше негодяем».

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира. Доброй ночи. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Доброй ночи. Это Нина Владимировна из Москвы. Во-первых, я хочу низко поклониться вашему гостю и его жене, конечно. Они очень благородное дело делают, воспитывая детей и правильно воспитывая. И вообще, мне очень нравится, как он говорит.

А. НАСИБОВ – Хоть бы критику какую-нибудь бы высказали!

СЛУШАТЕЛЬ – Я не критику, я хочу поделиться что ли. Я сама биолог по специальности. У меня двое детей, дети уже взрослые.

А. НАСИБОВ – Сколько им?

СЛУШАТЕЛЬ – Уже 20 и 30.

В. НАЗАРОВ – Серьезный возраст.

СЛУШАТЕЛЬ – Уже оформившиеся.

В. НАЗАРОВ – Почти так же, как у меня, только у меня 29 – старший и 21.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу сказать, я с вами совершенно согласна, что определяет человека действительно группа крови. Я наблюдала всю жизнь. Я имею возможность говорить об этом. На протяжении всех этих лет я наблюдала, удивлялась. Я знаю, что группа крови у них не та, что у меня. А та, что моего свекра (и у девочки, и у сына).

А. НАСИБОВ – Вы полагаете, что группа крови играет?

СЛУШАТЕЛЬ – И гены…

В. НАЗАРОВ – И много черт характера на свекра похожи, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Не то, что только характер, они и внешне очень похожи даже не на мужа, очень похожи на свекра. Когда они были детьми (еще в школе), ко мне приходили, говорили, никто у вас так не похож на Якова Цоховича, как Сережа с Катей. Но самое обидное для меня (уже возраст большой), я считаю себя, и ко мне так относятся, достаточно добрым человеком, рассудительным, так вот сын до определенного возраста, конечно, меня любил, слушался, но потом пошел один негативизм. И потом, когда они стали от родителей немножко отходить. То его где-то поправишь, скажешь, Сережа, зачем же ты. Я очень много времени уделяла их воспитанию. Понимаете, теперь, когда они взрослые…

А. НАСИБОВ – Теперь у них своя жизнь. Они набирают свой собственный опыт и не слушают наши передачи.

СЛУШАТЕЛЬ – Да нет, очень обидно, что жизнь вся нескладно сложилась.

А. НАСИБОВ – Видите, вы, наверное, не смогли им передать свой жизненный опыт.

СЛУШАТЕЛЬ – Извините. У него второй брак сейчас очень неудачный. Первая жена у него была очень симпатичная женщина, умная, но она требовательная была. А вторая – даже говорить о ней не очень хочется. И когда я ему говорю, Сережа, так нельзя (он сам такой симпатичный, девочкам нравился, но довольно легкомысленный), ты посмотри, надо вот так-то, посмотри, как мы с отцом. Он: ну вы, вы же вообще эталон.

А. НАСИБОВ – Вот видите, не слушается ваш сын, он набирается собственного опыта на собственных ошибках.

В. НАЗАРОВ – Бывает. Я с этим согласен. Действительно шишки должны набить себе сами.

А. НАСИБОВ – Далеко не все могут. Человек с подписью «Митек» прислал такое сообщение: «Господа, совесть – категория общественная и по наследству не передается. А детей надо любить и быть для них авторитетом, тогда все будет хорошо».

В. НАЗАРОВ – Согласен.

А. НАСИБОВ – 203-19-22 – телефон прямого эфира.

В. НАЗАРОВ – Спорить не приходится.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

А. НАСИБОВ – Доброй ночи. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Доброй ночи.

А. НАСИБОВ – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Мария Леонтьевна. Я уже не просто бабушка, а прабабушка некоторое время.

В. НАЗАРОВ – Поздравляем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу сказать из своего опыта. У меня трое детей, четверо внуков и два правнука. Группа крови не играет никакой роли абсолютно, потому что у меня и у мужа одна группа крови, причем с отрицательным резусом, она перешла нашим детям и нашим внукам. У правнуков получилось немножко по-другому. Самый главный опыт воспитания мне дала моя мама, она учительница была начальной школы. Она мне сказала так еще в молодости, когда появился первый сын, а ему сейчас 60 лет…

А. НАСИБОВ – Первому сыну вашему 60 лет уже?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. А мне уже 84 скоро.

А. НАСИБОВ – Дай вам бог здоровья.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо.

А. НАСИБОВ – Так что мама ваша сказала, Мария Леонтьевна?

СЛУШАТЕЛЬ – Она сказала вот: пожалуйста, при воспитании детей не дергай детей, не говори: «нельзя», «не ходи», «не трогай», «не возись».

В. НАЗАРОВ – С этим я согласен.

СЛУШАТЕЛЬ – Но если ты сказал нет, хоть умри, это слово выдержи.

А. НАСИБОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Пусть он изводится плачем, чем угодно, но не меняй своего решения.

В. НАЗАРОВ – Иначе начнет бегать от папы с мамой, от дедушки с бабушкой.

А. НАСИБОВ – Может, последний звонок сегодня мы услышим от отца? Давайте попробуем. 203-19-22.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

А. НАСИБОВ – Доброй ночи.

СЛУШАТЕЛЬ – Я как раз отец.

А. НАСИБОВ – Откуда вы? Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Москва. Константин.

А. НАСИБОВ – А сколько у вас детей?

СЛУШАТЕЛЬ – Детей у меня немного.

А. НАСИБОВ – Немного – это сколько?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, один. Внуки есть, внучка. Суть моего выступления вот, в чем. На эту тему уже все хорошо известно. Есть знаменитый психолог, который написал, отчего все получается, почему люди так себя ведут. Уилсон он называется. Роберт Антон Уилсон. Не слышали такого?

В. НАЗАРОВ – Не слышали.

СЛУШАТЕЛЬ – Там и нобелевская премия есть. Вы все тут изобретаете велосипед. Это все равно, что кухарка управляет государством. Даже такой важной проблемой управляют люди на основе собственного опыта.

А. НАСИБОВ – Я понимаю, но я не знаю, стоит ли проводить параллели между тем, чем мы сейчас здесь занимаемся, и кухаркой, которая управляет государством, потому что мы, отцы, пытаемся набраться собственного опыта.

В. НАЗАРОВ – Во-первых, мы несем ответственность за своих детей, за своих внуков. Эта ответственность мне кажется самая важная черта любого мужчины.

А. НАСИБОВ – Знаете, не первый случай, когда нам говорят, что ту или иную ситуацию можно найти в таких-то книгах. Я хочу сказать, мы здесь для того и собираемся, чтобы обмениваться живым опытом.

В. НАЗАРОВ – Это тот опыт, который бесценный для тебя самого. Он основан на собственном опыте. Ничего с этим не поделаешь. Что есть, то есть.

А. НАСИБОВ – В конце концов, мое любимое выражения: как человек 20 тысяч лет назад слез с пальмы, там никаких новых веяний в области воспитания детей особых не появилось. Хотя с этим можно поспорить.

В. НАЗАРОВ – И слева и справа как было по одной руке, так и осталось.

А. НАСИБОВ – Спасибо. Владимир Назаров – художественный руководитель Государственного музыкального театра национального искусства – был гостем студии «Эха Москвы». «Школу молодого отца» вел Ашот Насибов. Я прощаюсь с вами до 12-ти часов дня пятницы, когда буду вести эфир. А нашему гостю говорю всего доброго. Спасибо.

В. НАЗАРОВ – Спасибо.

А. НАСИБОВ – И Николай Котов трудился за режиссерским пультом. Особое спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире