'Вопросы к интервью
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 16-07 в Москве. Радиостанция «Эхо Москвы», «Дневной разворот» и обещанный Юрий Караш у нас в студии. Здравствуйте, Юрий Юрьевич.

Ю. КАРАШ: Здравствуйте.



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Юрий Караш – член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского. Говорим мы, отталкиваясь, естественно, от аварии с «Прогрессом», говорим в целом о кризисе космической отрасли. Какая-то неисчерпаемая тема, конечно. Первая проблема, о которой сейчас все говорят, главное последствие этой аварии с «Прогрессом» – нарушено снабжение МКС.

Ю. КАРАШ: Я бы не стал говорить, что оно критически нарушено. Потому что запасов воды, пищи, разного рода экспериментальных материалов на борту Международной космической станции достаточно, чтобы экипаж мог перенести одну недоставку соответствующих грузов «Прогрессом». Т.е., скажем так, они дотянут до следующей благополучной стыковки космического грузового корабля с Международной космической станции. Будем надеяться, что уже второй осечки не будет. Если это произойдет, тут можно будет говорить о чрезвычайной ситуации.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но пока скорее штатный режим.

Ю. КАРАШ: Скажем так – данная ситуация предусмотрена в рамках штатного режима.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: На что сейчас тогда обращаем внимание в первую очередь? Потому что здесь же пошел целый вал всевозможных заявлений. Глава Роскосмоса говорит, что в ракетно-космической отрасли усилят контроль качества изготовления продукции. Уже и Генпрокуратура вмешивается, и Госдума собирается.

Ю. КАРАШ: Всё это, безусловно, правильно. Я не сомневаюсь, что будет усилен контроль качества продукции. Но есть такая хорошая поговорка: сколько раз ни повторяй «халва», во рту слаще не станет. Позвольте вам процитировать слова академика Бориса Евсеевича Чертока, это один из соратников Королева (слава богу, он жив и здоров, ему, кстати, в следующем году сто лет уже исполнится). Говоря о том, почему станция «Салют-1» была создана рекордно быстрыми темпами, он сказал, что люди трудились, потому что им это было интересно, людей подталкивал вперед творческий энтузиазм.

Работать так не за экономическое стимулирование, не из-за какого-то административного принуждения невозможно. Т.е. работать так не за пряник, не из-под палки люди не будут, они будут работать только так, потому что они заинтересованы в результатах своей работы. А эта заинтересованность может присутствовать лишь тогда, когда они знают, что они создадут что-то принципиально новое. Космический корабль «Союз» – это очень хорошая машина, «Прогресс» тоже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы видим последние несколько дней, какие они хорошие, только теряются и падают.

Ю. КАРАШ: Давайте вспомним закон Мерфи: если что-то может сломаться, оно рано или поздно неизбежно сломается. У нас он известен как закон мировой пакости. Не надо забывать, что у ракетоносителя «Союза» рейтинг надежности почти 98%. Это один из самых надежных ракетоносителей в мире. Будем надеяться, что он таковым и будет оставаться. Ну бывает, ну сломался. Но сейчас речь не об этом.

Представьте себе, что вы вяжете один и тот же веник уже сорок четыре года. Конечно, космический корабль – это не веник, но я сгущаю краски, чтобы вам стала понятна моя мысль. Когда вы только начинаете вязать веник, вы думаете, чтобы обязательно там прутик к прутику, чтобы обязательно связать его как надо. А когда вы это делаете уже десятки лет, вы думаете: бог с ним, прутик какой-то, один подлиннее, другой покороче, в одном случае хватит веревки, с другой стороны веревки может немножко не хватить, но метла всё равно будет метлой. Т.е. начинает формироваться немного расслабленное, немного халатное отношение людей к исполнению своих обязанностей, им начинает казаться, что космические корабли и ракетоносители уже чуть ли не как деревья размножаются почкованием. И вот тут-то и начинаются проблемы.

Т.е. я считаю, что проблема российской ракетно-космической отрасти состоит в том числе в том, что наблюдается определенный психологический кризис тех, кто в ней работают. Помните, что говорил великий Станиславский? Театр через 20 лет умирает. Почему? Потому что через 20 лет актеры уже выгорают: они играют одни и те же роли в одних и тех же спектаклях, и зрители это чувствуют. Т.е. появляется какой-то элемент халтуры, какой-то элемент недоигрывания. Так вот космонавтика – это тот же самый театр. Т.е. актеры, или специалисты в данном случае, всё время должны создавать что-то новое, чтобы трудиться на высоком уровне того, что они делают. Только в этом случае. А отечественная космонавтика пока ничего принципиально нового не предлагает.

А. БОРЗЕНКО: Сейчас многие эксперты уже говорят о каком-то системном кризисе. Т.е. вы считаете, что основная проблема всех неудач и с «Прогрессом», и недавняя со спутником «Экспресс-АМ4» – это человеческий фактор?

Ю. КАРАШ: Да, безусловно. Потому что, в принципе, технологии отработаны. Тут нельзя говорить о том, что имеется какой-то дефект конструкции. Просто где-то, наверное, недокрутили гайку, недопаяли какое-то соединение, вот из-за этого и получилось. Вспомните, когда упали три спутника ГЛОНАСС, как объяснило тогдашнее руководство Роскосмоса до Поповкина (тогда еще возглавлял Роскосмос Перминов). Оказывается, налили на полторы тонны больше топлива.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Полторы тонны кто заметит, действительно.

Ю. КАРАШ: Да, если считать, что разгонный блок размером с супертанкер Batillus, куда долить полторы тонны топлива – это всё равно что в стакан воды добросить одну молекулу Н2О. Как можно налить полторы тонны больше? Это невозможно. Это только специально можно сделать, если рассчитывать на то, что спутники специально должны упасть. Только ради этого.

А. БОРЗЕНКО: Наш слушатель Сергей спрашивает: «А если бы на борту были космонавты, не дай бог?» Получается, что эта расхлябанность и отсутствие мотивации могут привести к человеческим жертвам.

Ю. КАРАШ: Я скажу и вам и Сергею. Успокойтесь, ничего страшного не случилось бы. Вспомните, что произошло в апреле 1975 года, когда на орбиту выходил экипаж в составе Василия Лазарева и Олега Макарова. Произошел взрыв, вернее пожар, ракетоносителя. И что сделал космический корабль? Он просто отстрелился от аварийного носителя и благополучно совершил посадку, правда, в баллистическом режиме, и космонавты подверглись очень большим перегрузкам, но они были живы и здоровы. Что произошло в 1983 году, когда прямо на старте взорвался ракетоноситель «Союз», а на верху «Союза» был космический корабль с космонавтами Владимиром Титовым и Геннадием Стрекаловым? Опять же спускаемый аппарат отстрелился от аварийного носителя и благополучно приземлился в нескольких километрах от старта.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это только если люди, которые всё это паяют и делают, не напутают ничего и это отстреливание произойдет благополучно.

Ю. КАРАШ: Вы правы, всё, конечно, может произойти. Но все-таки так, чтобы взорвался и носитель, и не произошло своевременного, как вы назвали, отстреливания, это надо, чтобы очень не повезло.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Срочные сообщения продолжают приходить по этому теме. Владимир Путин дал поручение Роскосмосу кардинальным образом поменять систему контроля и приемки космических аппаратов при их изготовлении и особенно перед запуском. Эффективно это будет, как считаете? Что значит кардинально поменять?

Ю. КАРАШ: Лучше этот вопрос задать Владимиру Владимировичу, что он имеет в виду под кардинальной переменой. Это очень красивые слова. Вопрос только в том, что за этим стоит. Помните, он в свое время сказал замечательно, когда попросил уточнить, еще в бытность президентом, имена, фамилии, явки. Конкретику давайте. Вы мне скажите, в чем будет заключаться новая система контроля качества. Что, у каждого сотрудника, у каждого слесаря будет автоматчик стоять за спиной что ли?

А. БОРЗЕНКО: Заградотряд.

Ю. КАРАШ: Если недовернешь гайку, можно догадаться, что произойдет потом. Заградотряд, этого же не будет, наверное. Так что когда мы будем знать детали, тогда можно будет говорить, насколько новая система контроля качества эффективна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас сделаем перерыв полторы минуты. Оставайтесь с нами, «Дневной разворот» продолжится.

РЕКЛАМА

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 16-16, «Дневной разворот» продолжается. Александр Борзенко, Татьяна Фельгенгауэр. И у нас в гостях Юрий Караш – член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского. Не знаем мы, что именно предлагает Владимир Путин в качестве кардинальных изменений. Но вот вы бы что предложили? Есть какие-то реальные механизмы что-то менять в лучшую сторону?

Ю. КАРАШ: Вообще, очень часто в таких случаях говорят – вот вы заплатите, начните платить больше, начните лучше экономически стимулировать. Не хочу снова цитировать слова Бориса Евсеевича Чертока, но те, которые говорят, что надо-надо больше платить, мне кажется, они проявляют какое-то неуважение к научно-технической элите. Т.е., с их точки зрения, инженеры-конструкторы – это что-то вроде грузовиков, которым главное побольше в бак бензина залить, а что им возить – совершенно без разницы: можно строительный мусор, можно минеральные удобрения, можно мебель, можно скульптуры Родена. Простите, но ведь это не так. Люди, которые идут в технический университет имени Баумана, которые заканчивают физматы, мехматы, физтехи, инженерно-физические институты, они же идут в эти учебные заведения, для того чтобы научиться создавать новую технику. А когда им предлагают в очередной раз, в сотый, в тысячный раз модифицировать то, что уже изготавливается десятки лет, они туда не пойдут, потому что это не развитие, это отупление.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Почему им это предлагают? Почему им не говорят: ребята, вы молодые, талантливые, придите и придумайте что-нибудь.

Ю. КАРАШ: Давайте пригласим в эту студию Владимира Владимировича или Дмитрия Анатольевича и спросим: уважаемые, почему вы до сих пор по примеру президента Кеннеди не инициировали программу типа «Аполлон»? Не надо лететь на Луну. Россия уже технически, экономически готова к тому, чтобы начать подготовку к марсианской пилотируемой экспедиции.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас вон «Марс-500».

Ю. КАРАШ: Но это же игра детей в песочек. Мы же говорим о серьезных вещах, верно? Почему до сих пор этого не сделано, я не знаю. Мы тратим 30 млрд. долларов на Олимпиаду в Сочи. Облетно-орбитальный проект полета Земля-Марс-Земля, пилотируемый облетно-орбитальный, с посадкой на Марс обходится примерно в эту же сумму. Что, нам осуществить этот проект для развития нашей науки и техники, для восстановления авторитета и престижа государства менее важно, чем провести Олимпиаду в Сочи, о которой через год забудут уже все?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Об имиджевых потерях давайте тоже поговорим. Уже давно мы не сверхдержава космическая.

Ю. КАРАШ: Да, не сверхдержава, я с вами согласен, и никакие мы не космические лидеры. Хотя помните, сколько было визгов, воплей, когда перестали летать «Шаттлы»: вот теперь Россия космический лидер, только Россия может доставить людей на борт Международной космической станции. О господи, прямо челюсти сводило, когда я всё это слышал. И не только у меня. Думаю, у всех нормальных, здравомыслящих людей. Да, определенная имиджевая потеря, безусловно, есть. Нельзя забывать, что отечественная космонавтика, имидж отечественной космонавтики держится на четырех опорах. Первая опора – это ракетоноситель «Союз», вторая – космический корабль «Союз», третья – это космический корабль «Прогресс», четвертая – это ракета-носитель «Протон». Конечно, когда одна из этих опор подламывается, то, естественно, нагибается вся платформа отечественной космонавтики. Но я бы посоветовал критикам российской космической программы постараться увидеть за подломленным, за надломленным деревом лес. Но все-таки лес – это 98% удачных запусков «Союза». Вот сейчас, действительно, надломился один. Бывает. Но я уверен, что больше такого не то что никогда не случится, но будут извлечены соответствующие уроки, и наверняка следующий полет «Прогресса» пройдет успешно, не произойдет этого.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы упомянули о том, как все радовались, когда программу «Шаттл» закрыли. Сейчас, наверное, все жалеют, что отказались от «Шаттла».

Ю. КАРАШ: Я не могу сказать, что радовались. Просто находились неумные люди, которые по этому поводу злопыхали: вот американцы так гордились своими «челноками», и вот смотрите. Кстати говоря, я сейчас скажу совершенно крамольную вещь. Со статистической точки зрения, «Шаттл» более надежная машина, чем корабль «Союз». Представляете себе? Почему? Потому что у «Шаттла» на 135 полетов две катастрофы, потеряны два экипажа. А у «Союза» на 108 полетов тоже два потерянных экипажа. Так какой корабль безопаснее? Это, конечно, упрощенный, примитивный статистический подход. Потому что все-таки катастрофы «Союза» происходили на заре эксплуатации этого корабля. А «Челленджер» и «Колумбия» погибли, когда эта программа «Спейс Шаттл» уже входила в эпоху зрелости. Конечно, «Союз» в целом конструктивно надежнее, чем «Шаттл», тут и говорить нечего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Как вы считаете, в связи с этой катастрофой и аварией «Прогресса» насколько вероятно то, что как-то призадумаются: может, вернуть «Шаттлы»?

Ю. КАРАШ: Нет, конечно, «Шаттл» никто возвращать не будет. Еще раз хочу подчеркнуть, все-таки «Прогресс» – это беспилотный корабль. Нельзя сравнивать «Прогресс» и «Шаттл». Да «Шаттл» уже и не вернешь. Скорее всего, реальные последствия этой катастрофы «Прогресса» – это то, что американцы просто ускорят работы по созданию собственных транспортно-грузовых кораблей, и один из них – «Дракон» уже должен пристыковаться к Международной космической станции в конце этого года.

А. БОРЗЕНКО: Наших слушателей, которые пишут нам смс, изрядно беспокоит проблема низких зарплат. Пишут, что на заводе, где изготовляют «Союзы», зарплата 10 тысяч рублей. Все-таки идея идеей, мотивация мотивацией, но есть тоже хочется.

Ю. КАРАШ: Я с вами совершенно согласен. И нельзя одной лишь мотивацией, одним лишь энтузиазмом кормить людей. 10 тысяч рублей – это мало. Наверное, нужно поднимать зарплату. Люди ведь отвечают за создание высокотехнологической техники, которая имеет очень важное значение для престижа и авторитета государства, это нужно помнить. Космическая отрасль имеет ярко выраженное государственное значение. С одной стороны, она является главным локомотивом развития науки и техники страны, по крайней мере была таковой до недавнего времени. Во-вторых, конечно, это один из главных подъемных механизмов нашего престижа и авторитета. Отнимите сейчас космонавтику у России, и что останется? Нефтяные вышки, больше ничего. По известной формуле Высоцкого, еще Большой театр останется.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть ли проблемы с молодыми специалистами? При отсутствии мотивации и понимании, что тебе не дадут придумать ничего, а ты будешь бесконечно модифицировать старье, идут молодые люди, не идут, или учатся и уезжают?

Ю. КАРАШ: Конечно, кто-то идет. Но вы совершенно правильно сказали. Молодой человек, когда он только закончил университет или технический институт, он может плюнуть и сказать: да бог с ним, пусть сейчас мне пока не большие деньги платят, но зато я буду создавать технику, скажем, марсианский двигатель для марсианского корабля, и систему жизнеобеспечения для этого корабля, и через 10-12 лет корабль, в который я внесу свой вклад, будет вращаться вокруг Марса, и это поднимет не только авторитет и престиж страны, но ведь это же пойдет и в мое резюме, будет написано, что создавал технику для пилотируемого полета к Марсу. Это поднимет его авторитет как специалиста, а авторитет рано или поздно обязательно начнет превращаться в деньги. Но опять же для этого нужно этим специалистам предложить интересную, творческую работу по созданию, подчеркиваю, принципиально новой техники, а не по бесконечному совершенствованию уже старой, бесконечно старой, каковой являются космические корабли «Союз» и ракетоносители «Союз».

А. БОРЗЕНКО: Я хотел прочесть смс, человек пишет, что в 60-м году при запуске с космодрома «Байконур» у него погиб дедушка и еще 80 человек.

Ю. КАРАШ: Это не та катастрофа, где погиб маршал Неделин? Видимо, да. Но это была баллистическая ракета. Да, было такое. Это была янгелевская ракета. Бывает, конечно. Жертвы неизбежны. Погибли несколько человек при подготовке суборбитального космического корабля Space Ship One, это известный, тот самый, который создается союзом Ричарда Брэнсона и Барта Рутана. Это очень известные американские авиационные и космические конструкторы, они вместе создали компанию Virgin Galactic. Это звучит очень банально, даже немного цинично, но, увы, жертвы на пути познания нового, они неизбежны. Надо сделать всё возможное, чтобы их было как можно меньше, конечно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Продолжают приходить сообщения по каналам информационных агентств. Госкомиссия примет окончательное решение, когда запускать ракету «Союз» со спутником ГЛОНАСС. Это же сейчас тоже вопрос – запускать, не запускать, и если запускать, то когда. Ну что, скрестим пальцы, подумаем, что, может быть, в этот раз всё получится? ГЛОНАСС – это же наше всё.

Ю. КАРАШ: Я бы не стал говорить, что это наше всё. Я бы сказал, что это страховочная сетка для GPS. Потому что если, не дай бог – будем надеяться, что такого никогда не случится, – отношения Россия и США снова подойдут к грани холодной войны, или даже, не дай бог, подойдут к грани горячей войны, то США могут запросто отключить систему GPS на территории России. И что тогда? Тогда даже наши танки ослепнут, я уж не говорю о самолетах, кораблях, подводных лодках. Конечно, для этого нужна страховочная сетка. А делать заявления, что система ГЛОНАСС сможет реально конкурировать с системой GPS, скажем, на уровне потребителя, мне кажется, это наивно. Скоро уже эти приемники GPS будут продаваться в киосках по цене сигаретных пачек. Как может ГЛОНАСС реально конкурировать? Даже когда-нибудь приемники ГЛОНАСС по своему качеству сравняются с приемниками GPS, всё равно есть такое понятие, как верность бренду. Вы покупаете чайники Siemens, Tefal, еще какой-нибудь известной фирмы, и вдруг вы придете и увидите – чайник «Волна» или чайник «Жигули».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А я патриот, я куплю.

Ю. КАРАШ: И сколько таких патриотов еще найдется?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Пару любопытствующих точно.

Ю. КАРАШ: Парочку да. Но мне кажется, что парочка все-таки погоды не сделает. Парочка любопытных да, а вот парочка миллионов продолжат покупать Tefal.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если регулировать рынок всевозможными запретительными мерами, то будут вынуждены покупать.

Ю. КАРАШ: Простите, а если регулировать рынок запретительными мерами, то это рынок у нас называется? Мне кажется, это уже называется плановая экономика, административно-командная система.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас с вами уйдем в политику и можем очень долго друг другу рассказывать, что у нас какими словами называется и чем оно на самом деле является.

А. БОРЗЕНКО: А если проблема в человеческом факторе, проблема в отсутствии мотивации, то кто гарантирует, что те, кто назначен расследовать происшествие с тем же «Прогрессом», с тем же «Экспресс-М4», и те, кто назначен как-то эти проблемы решать, что у них эта мотивация есть?

Ю. КАРАШ: Вы имеете в виду мотивация расследовать?

А. БОРЗЕНКО: Качественно выполнять свою работу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: За ними премьер-министр следит. У них там заградотряд.

А. БОРЗЕНКО: Тут уже включается метод кнута.

Ю. КАРАШ: Гарантия может быть только одна – профессиональная совесть. Если ее нет, тогда не то что космическую программу, а страну надо закрывать. Не в плане строить очередной железный занавес, а просто отменять государство. Потому что если люди так относятся к своим обязанностям, если, простите за грубое слово, им наплевать на космонавтику, наплевать на культуру, на экономику, на страну… Где гарантия, что люди, которые у нас отвечают за государство, что они мотивированы, хорошо выполняют свою работу? Ответ только один – их профессиональная совесть. Больше ничего другого тут не может быть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И нам ничего не остается, как надеяться на эту профессиональную совесть. Будем следить за тем, как развиваются события. Я думаю, что в наших выпусках новостей еще немало внимания будет уделено теме космоса. Большое спасибо. Напомню, что в гостях у нас был Юрий Караш – член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского. Юрий Юрьевич, большое спасибо.

Ю. КАРАШ: Спасибо. Всего хорошего.

Комментарии

9

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


planer 25 августа 2011 | 16:59

Уважаемые продюсеры "Эха",
любимые мои! Вы кого пригласили?
Этот человек ни к космической технике, вообще,
ни к российской космической технике, в частности,
никакого отношения не имеет.
Это ж надо! пригласить комментировать отечественные технические неудачи
американского доктора философии!

Выдержки из славной биографии "эксперта":
Родился 16 июня 1963 года в городе Ленинград, РСФСР.
В 1980 - 1985 годах учился на Историческом факультете МГУ.
В 1991 - 1992 годах учился в Высшей школе международных исследований при университете им. Джонса Гопкинса (город Вашингтон, округ Колумбия)
В 1992 - 1997 годах был аспирантом Американского университета (город Вашингтон, округ Колумбия). Получил учёную степень доктора философии США (Ph.D.) по специальности «Международные отношения» с концентрацией на вопросах космической политики. Тема диссертации «Российско-американское сотрудничество в космосе».
С 2001 года является ведущим специалистом по аэрокосмической политике/экономике, а также менеджером по развитию бизнеса московского представительства американской компании Raytheon («Рейтеон»)


(комментарий скрыт)

25 августа 2011 | 18:05

Re: Третьесортный халтурщик бродячей труппы (#)

Спасибо Вам, любезный, предчувствия меня не обманули, а у меня нюх на "замполитов"...

Вопиющей некомпетентностью смердануло сразу, на примере веника(!) и театра...
Яркая аналогия - это жонглёр в цирке, у которого напротив, за 20 лет практики булавы даже на репетиции не роняются, а вот у клоуна - запросто, особенно стажёра - хоть во время выступления... смеха ради.

Вывод прост: дилетантизм насилующий энтузиазм
или
большой цирк уехал, а клоуны остались, увы.


babr 26 августа 2011 | 12:42

наверно, лучше чинушу пригласить , чтобы тот тут впарил то, что вы впарили нам)).Мне пох , что он закончил - он адекватен. Он по теме, а вы по чем тут?


alignment Дмитрий Максимов 26 августа 2011 | 00:22

Полностью поддерживаю идеи Юрия. Отлично говорит, правильно расставляет приоритеты.
Действительно, космонавтикой надо заниматься серьёзно и вкладывать в неё миллиарды.
Нужны также амбициозные цели типа полёта на Марс, без них человечество не мобилизировать на развитие.
Очень жаль, если эту инициативу перехватят американцы, а мы будет в конце поезда.
Мне кажется, такая программа должна быть международной, но нам нужно первыми заявить о ней, о своих амбициях и дать людям ту точку опоры их мечтаний, в которой они так нуждаются, точку открытия новой эры!
Полёт на Марс и есть этой самой точкой новой эры человечества!

Нашему руководству стоит объявить об этому во всеуслышание и призвать международную общественность, если хотите коалицию на достижение этой цели.
Быть лидером и законодателем будущего планеты, предел мечтаний.


26 августа 2011 | 00:23

Юрий простите этих гбешников-говорунов. Они сейчас на всех постах, начиная от премьера и заканчивая начальником цеха. Они только и умеют красиво говорить, составлять схемы и инструкции. Верхние ещё могут деньги давать и считают, что их функции этим заканчиваются, а нижние могут только эти деньги тратить. При чём не обязательно эфективно и в нужном направлении. Благодаря их действиям наше производство осталось без специалистов среднего звена по простой причине - они друг-друга не понимали. Наступил всеобщий крах производства. Всё законтролировано, заинструктировано, а аварий всё больше. Занимаются не селекцией добросовестных кадров , мастеров своего дела, а контролем и разведением конролирующих органов и нахождением стрелочников. Вы тоже у первого комента в стрелочники попали. По СССРовским меркам он Вас записал во враги народа. Он не пытается разобраться , а сразу где то выкопал подноготную и связи с заграницей. Второй комент с натяжкой можно признать в споре за версию, но уж больно злая и тоже без разбору в стрелочники Вас записал.
Сейчас если есть специалисты то узкого профиля. Все отчитываются на их направлении всё функционирует, а в общем машина не крутится. Анекдот в тему: королю немецкому подарил один изобретатель вечный двигатель. год, два работает и вдруг остановился. Объявили премию в 10 000 марок. Кто только не пробовал запустить не могут. Пригласили Русского левшу. Он пять минут рассматривал, потом тихонечко стукнул молотком по какому-то механизму и двигатель снова заработал. Немцы отдают деньги. но просят составить смету по произведённым работам. Левша в смете пишет 1 марка за удар молотком, а 9 999 марок за то, что знал куда ударить.
Спасибо Вам, что Вы единственный задели и попытались раскрыть эту тему. Надо по больше таких передачь и попытаться собрать последних левшей, дать им уйму полномочий и пусть они определят приоритеты и начнут стучать молоточками. ваша идея, что было и что пустить локомотивом экономики прекрасная, но понимая в каком дерьме мы сейчас находимся мне ближе идея Явлинского Г.А. - пустить локомотивом экономики начать строительство жилья, дорог и инфраструктуры. Потом космос и уже потом спортивные сооружения и дворцы.


rommarn 26 августа 2011 | 01:04

"Фобос-Грунт" хотели запускать в 2004-м, потом в 2009-м, теперь на ноябрь 2011-го. Это будет тянуться вечно? Впрочем, тщательная подготовка в таких делах не лишняя.

Сейчас компания SpaceX.com сделала ракету Falcon и короабль Dragon, первый запуск к МКС грузового варианта в конце 2011-го. на треть дешевле и в 2 раза вместительнее Союза.

Крылья в космосе - это утопия. Т.е. шаттлы.

Не рассказали про ионные и плазменные двигатели. И про ядерное топливо.

Людям нечего делать в космосе! по крайней мере пока там роботы не обоснуется!научитесь хотя бы роботов отправлять сперва без аварий! Пока роботы не подготовят инфраструктуру для человека на другой планете - делать человеку в космосе нечего. Да и человек к тому времени возможно сможет жить не только в биологической, но и в электронной форме, а следовательно перемещаться со скоростью света по радиоволнам. Т.е. перемещаться будет только информация из мозга, и записываться в готовый мозг, который уже должен быть на другой планете.

Хотя космическая техника столь непроста, что аварии всегда будут. Они есть в любом виде техники, просто космические катастрофы резонанснее.


planer 29 августа 2011 | 08:19

Моя ж ты цыпа! совок ему не нравится!
А пургу на собраниях гнали: Королёв, Янгель, Глушко, ...?
А теперь, значит, пришёл "предметный" чел и ... "как солнце из-за туч"!

А ничего, что у "эксперта" нет инженерного образования?
Что эксперт на может рассчитать простую балку
и понятия не имеет о критериях аэродинамического подобия?
Зато имеет много странных званий и должностей,
одно из которых
- советник губернатора Московской области по аэрокосмической технике.
Остап Бендер курит в сторонке размазывая слёзы по лицу.


babr 26 августа 2011 | 12:45

Побольше таких пиплов в студию, для предметных разговоров,а не пурги времен совковых собраний.


planer 29 августа 2011 | 08:20

Моя ж ты цыпа! совок ему не нравится!
А пургу на собраниях гнали: Королёв, Янгель, Глушко, ...?
А теперь, значит, пришёл "предметный" чел и ... "как солнце из-за туч"!

А ничего, что у "эксперта" нет инженерного образования?
Что эксперт не может рассчитать простую балку
и понятия не имеет о критериях аэродинамического подобия?
Зато имеет много странных званий и должностей,
одно из которых
- советник губернатора Московской области по аэрокосмической технике.
Остап Бендер курит в сторонке размазывая слёзы по лицу.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире