'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: 16 часов и 10 минут почти в Москве, в дневном «Развороте» с вами сегодня Тимур Олевский и Ольга Бычкова. И теперь очередь поговорить о том, что происходит вокруг Павловской опытной станции. Это опытная станция, которая…

Т.ОЛЕВСКИЙ: 80 лет собирала ценнейшую коллекцию мировых генетических ресурсов.

О.БЫЧКОВА: Да. Это подразделение Всероссийского института растениеводства, с 1926 года она занимает 500 гектаров под Петербургом. И сейчас есть решение правительственной комиссии России о том, чтобы землю эту передать…

Материалы по теме

Земли Павловской опытной станции нужно отдать:

ученым
93%
под жилищное строительство
4%
затрудняюсь ответить
3%


Т.ОЛЕВСКИЙ: Не всю, а 100 гектаров, на которых, по словам сотрудников собственно вот этой Вавиловской академии, выращиваются редчайшие растения, которых больше во всем мире нигде нет.

О.БЫЧКОВА: Да, и иностранные коллеги забеспокоились. Американцы, как пишет «Новая газета», например…

Т.ОЛЕВСКИЙ: Деньги предлагают?

О.БЫЧКОВА: Да, деньги предлагают. Англичане согласны выкупить землю в Павловске за любые деньги, чтобы спасти эту коллекцию. Итальянцы, шотландцы, австралийцы, французы обеспокоены возможной невосполнимой утратой для всего человечества. На этих 100 гектарах, на самом деле, собираются построить коттеджный поселок. И занимается этим федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства. У нас сейчас… Есть у нас возможность поговорить с заместителем генерального директора фонда Алексеем Фурсиным и выяснить, какова позиция фонда и что там происходит на самом деле? Алексей Анатольевич, добрый день.

А.ФУРСИН: Добрый день, Ольга, добрый день, Тимур.

О.БЫЧКОВА: Скажите, пожалуйста, вот, как так получилось, что теперь вместо уникальной коллекции будут вполне себе обыкновенные дачные коттеджи? Или не будут?

А.ФУРСИН: Будут или не будут – это будет после всех решений, которые пройдут у нас по судебным процессам.

О.БЫЧКОВА: Простите, а можно сразу сказать? Когда ожидаются эти решения, когда все это закончится?

А.ФУРСИН: Ну, пока на сегодняшний день у нас идут суды по двум земельным участкам – по участку 19 гектаров прошли 2 судебных заседания. И по 2-м заседаниям суд признал правомерность принятия решения об изъятии этих земель у Павловской опытной станции и передачу их федеральному фонду содействия развитию жилищного строительства. По второму участку суд вынес в первой инстанции решение также в пользу фонда. Соответственно, дальше здесь, как бы, какие процессы будут идти, уже именно от Павловской опытной станции. Фонд будет участвовать и в этих судебных процессах.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Скажите, Алексей Анатольевич, а почему вам понадобилось строить коттеджи и бороться за земли именно Павловской опытной станции? Что, там больше… Земли мало в России и в окрестностях Петербурга?

А.ФУРСИН: Да, спасибо за вопрос. В данном случае Павловская опытная станция – это одна из организаций, по которой фонд ведет работу, как было сказано в обращении президента о том, что те земли, которые на сегодняшний день не используются, но может на них строиться жилье, жилье для граждан России, доступное, комфортное жилье, должны вовлекаться в оборот. Такими земельными участками участки в Павловской опытной станции они и являются.

Участки, которые не использовались, участки, которые в соответствии с градостроительной документацией, законодательством Санкт-Петербурга уже отнесены к жилой зоне. Жилой застройке, что, собственно говоря, и сама Павловская опытная станция признает и, соответственно, инициировала и просила свою головную академию начать процедуру вовлечения их под жилую застройку.

О.БЫЧКОВА: Да, но потом это мнение изменилось. Что произошло?

А.ФУРСИН: Ну, мнение у нас изменилось, насколько я понимаю, изменилось после того, когда эти участки были изъяты. То есть только после того как фонд начал заниматься подготовкой этих участков для строительства жилья экономического класса для всех граждан, которые проживают на территории Санкт-Петербурга, а не просто для Павловской опытной станции. После этого как раз изменилась позиция Павловской опытной станции, эти участки стали необходимы для основной деятельности учреждения.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Алексей, но смотрите, сотрудники опытной станции утверждают, что комиссии, которые приезжали туда, просто не заметили ни яблонь, ни смородины, никаких других редких растений. Они настаивают на том, что деревья-то там стоят – они же не могли вырасти за несколько месяцев.

А.ФУРСИН: Тимур, я с вами полностью согласен. Наверное, действительно, комиссия могла что-то не заметить, потому что участков у Павловской опытной станции 500 гектар – там 490 гектар. И из этих площадей фонду переданы 90 гектаров, 92 гектара. И на этих земельных участках мы фотофиксацию проводили 3 раза. И когда готовили предложение, и когда уже эти участки были изъяты. И сейчас, вот, в этот период, в период, когда этот вопрос обострился, еще раз ездили фотографировали. У нас есть фотографии – и это каждый может приехать, посмотреть – состояния этих земель. Это, действительно, ужасное состояние.

О.БЫЧКОВА: Ужасное, то есть что? Какое ужасное?

А.ФУРСИН: Ужасное в том плане, что коллекции сорняков, там, действительно, присутствуют.

О.БЫЧКОВА: А что будет, если, действительно, этот судебный процесс закончится в пользу фонда, что будет на этом месте? Потому что непонятно: то ли там будет жилье эконом-класса для простых граждан, то ли там будет, наоборот, элитный дачный поселок и коттеджи.

А.ФУРСИН: Я могу с полной ответственностью заявить, что эти земельные участки будут предоставлены для строительства жилья, если это все, как вы сказали, для строительства жилья экономического класса. И никаких элитных коттеджей с бассейнами, о которых звучит в прессе, там не будет.

О.БЫЧКОВА: То есть уже есть подрядчик, который будет строить именно?..

А.ФУРСИН: Нет. У нас нету подрядчика, потому что процедура, предусмотренная законом, она основана на аукционной системе. И по аукциону будет выбрано лицо, которое выиграет, и будет строить жилье. Но для того, чтобы там строить, мы устанавливаем требования именно того жилья, которое мы считаем необходимым построить на этих участках. И установление требований ведет к тому, что жилье будет именно жильем экономического класса, требования к которому предусмотрены приказами Министерства регионального развития.

О.БЫЧКОВА: Вы предполагаете вероятность того, что эти земельные участки останутся в Павловской опытной станции, все-таки?

А.ФУРСИН: Вы имеете в виду возвращены?

О.БЫЧКОВА: Да.

А.ФУРСИН: Я думаю, что для этого должны пройти все судебные решения, которые должны именно принять юридические решения. А решения, связанные с какой-то возможностью передачи их или возвратом Павловской опытной станции, или еще другим для выращивания плодовых ягодных насаждений – это отдельное решение, которое может принять только орган управления фондом.

О.БЫЧКОВА: Понятно. Спасибо большое. Алексей Фурсин, заместитель генерального директора федерального фонда содействия развитию жилищного строительства был с нами по прямой телефонной линии, в прямом эфире. Спасибо вам. Ну, честно говоря, ситуация требует разъяснений, безусловно. И мы решили сделать еще один телефонный звонок и поговорить с другой стороной в этом конфликте.

Т.ОЛЕВСКИЙ: С директором Павловской опытной станции ВНИИР имени Вавилова Федором Миховичем. Собственно, попробуем выяснить, что же там растет на этих землях, в каком они состоянии находятся.

О.БЫЧКОВА: Да. Вот это, видимо, пока самое непонятное, да? Потому что информация противоречивая.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Да. И мне хочется спросить, как можно за 3 месяца пересадить растения, которые требуют несколько лет.

О.БЫЧКОВА: Ну, если они там есть. Потому что, видишь, представитель федерального фонда содействия развитию жилищного строительства утверждает, что там размножаются только сорняки и земли давно уже были переданы под строительные нужды. Давай мы пока, может быть, попробуем запустить голосование. Давай, пока мы дозваниваемся до второй стороны в этой истории, мы сейчас попробуем запустить голосование, вот, прямо сейчас.

Т.ОЛЕВСКИЙ: А я уже даже и приготовился.

О.БЫЧКОВА: Давай, запускай тогда, не будем с двух сторон это делать.

Т.ОЛЕВСКИЙ: А давай мы тогда скажем, о чем.

О.БЫЧКОВА: Да. Мы решили задать вопрос тогда очень просто. Вне зависимости от того, на самом деле, сорняки там на этих гектарах растут или не сорняки.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Есть земля, недалеко от города.

О.БЫЧКОВА: Есть земля и есть научно-исследовательское учреждение, которое этой землей пользовалось несколько десятилетий весьма успешно и эта работа признана во всем мире. Ну, сегодня, может, там сорняки, завтра, может, они там снова что-нибудь посадят. А, может быть, там уже что-то растет – сейчас еще постараемся это прояснить. В любом случае, кому следует отдать землю в Павловске? Вот эту землю, о которой мы сейчас говорим? Ученым, которые занимаются растениеводством, или дачникам, или кто там, что там в зависимости построит, или отдать ее под строительство домов. Итак, если вы считаете, что эту землю нужно отдать ученым, тогда вы набираете телефон 660-06-64. Если вы считаете, что эту землю нужно отдать под строительство жилья, 660-06-65. Голосование запускаем. Прямо сейчас оно пошло.

Итак, мы продолжаем наш дневной «Разворот», и сейчас мы обсуждаем тему скандала вокруг Павловской опытной станции. Я напомню вопрос для голосования. Кому, вы считаете, следует отдать землю в Павловске? Ученым, которые занимаются растениеводством, поддерживают всемирно знаменитую коллекцию растений, семян, где собрано все, что угодно, до такой степени, что ученые из других стран вызывает обеспокоенность всей этой историей. Итак, нужно эту землю отдать ученым? 660-06-64. Или эту землю нужно отдать под строительство жилья? 660-06-65. Голосование идет. И у нас сейчас уже налажена телефонная связь. Федор Михович, директор Павловской опытной станции ВНИИР имени Вавилова. Федор Михайлович, добрый день вам.

Ф.МИХОВИЧ: Федор Иванович.

О.БЫЧКОВА: Простите, ради бога. Федор Иванович, простите, пожалуйста.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Расскажите, что же у вас растет на этих землях и как получилось, что они оказались…

О.БЫЧКОВА: Мы только что слышали, что там кроме сорняков ничего нет.

Ф.МИХОВИЧ: К сожалению, десятки телекомпаний приезжали после заявления чиновника Бравермана о том, что у нас ничего нет, одни сорняки. Десятки телекомпаний серьезных, солидных, наших отечественных и зарубежных приезжали. И 99% из этих телекомпаний убедились и показали результаты о том, что коллекция мировых генетических растительных ресурсов есть на данных земельных участках.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Вот именно на этих 100 гектарах?

Ф.МИХОВИЧ: Только 1%, одна телекомпания показала пустовую информацию – это Первый телеканал, по-моему. Зимой сняли и показали зимой, что у нас там ничего нет. Ну, как можно против этого возражать?

О.БЫЧКОВА: Нет, ну, вот, только что господин Фурсин из федерального фонда сказал, что там сорняки и ничего нет, они делали несколько раз фотосъемки.

Ф.МИХОВИЧ: Господин Фурсин, я не знаю, на каких документах основывается, на каких фотографиях. Но телеканалы НТВ, Вести, Первый канал, сегодня Пятый канал, Аль-Джазира сегодня был канал, затем австралийское телевидение приезжало. Да я вам говорю, более 20 телеканалов, и все убедились, что коллекция есть. Представитель, член Общественной палаты приезжал, Школкина Надежда Васильевна, лично убедилась, что коллекция… Ну, как еще можно доказать?

О.БЫЧКОВА: Ну хорошо. А как получилось, что на предыдущем этапе этой тяжбы эти земли, все-таки, были переданы под возможное будущее строительство?

Ф.МИХОВИЧ: Никогда эти земли никому ни на каком этапе переданы не были. Это бред и это туфта. У нас есть документальное подтверждение, письма о том, что эти земли мы отказались в 2007 году передавать городу, который просил конкретно второй участок, где коллекция плодово-ягодных культур, передать им под строительство. У меня есть письмо, 2007-м годом датированное, подписанное мной о том, что мы не можем передать этот участок, потому что на нем расположена коллекция мировых генетических ресурсов. Документ, который на руках, который есть, зарегистрированный, 2007-м годом мы отправляли, 10.12.2007 года, номер письма 221.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Скажите, а, вот, допустим, вы проиграете суд, Федор Иванович, сколько потребуется времени и вообще, возможно ли это, можно ли как-то пересадить растения, которые на этой земле? И вообще как-то спасти?

О.БЫЧКОВА: И вообще, какая альтернатива существует?

Ф.МИХОВИЧ: Мы обсуждали этот вопрос с учеными со всеми. Конечно, теоретически, практически невозможно коллекцию мировых генетических растительных ресурсов плодовых и ягодных культур никуда пересадить, потому что для этого понадобилось бы минимум 10-15 лет, для того, чтобы пересадить коллекцию плодовых. Почему? Потому что вначале надо сделать черенки, затем с черенков надо получить деревья, вырастить, затем надо дождаться, когда деревья заплодоносят, затем нужно провести идентификацию этого дерева, этого плода с тем, которое растет на коллекции, и только после этого можно старое дерево выкорчевывать, а новое запускать в работу. Но это пройдет минимум 10-15 лет, потому что плодовые культуры имеют свойства свое плодоношение на 5-й, на 6-й, на 7-й, на 10-й… У Мичурина было даже на 28-й год одно дерево плодоносило. Ну, как можно говорить о переносе ее?

Т.ОЛЕВСКИЙ: Ну хорошо, а вот смотрите, иностранцы предлагают – если это правда, вот, подтвердите, пожалуйста, или опровергните это утверждение – иностранцы предлагают эту землю выкупить, заплатить деньги. Почему, на ваш взгляд, не соглашается, ну, теперь уже можно сказать, раз эта земля федеральная, значит, государство? Почему государственные организации не соглашаются на это?

О.БЫЧКОВА: Не, а вообще вам известно что-нибудь о предложениях иностранных, не знаю, ученых, компаний как-то вам помочь?

Ф.МИХОВИЧ: Я вас понял. Да, многие иностранные ученые, многие иностранные бизнесмены готовы были бы нам оказать финансовую помощь по выкупу данного земельного участка. Но, к сожалению, ситуация развивается в нашей стране так, что этот земельный участок и второй, который уже продается, будет продаваться под жилищное строительство. И целевое назначение у него или целевое использование будет называться уже «Под строительство». И если меценаты или ученые иностранные захотят купить, то они вынуждены будут в течение 5 лет коллекцию убрать и построить там коттеджи, потому что целевое назначение уже будет «Под коттеджное строительство». Поэтому, я сказал, что никто на такой шаг пойти не может, потому что это абсурд в стране: коллекцию на помойку, а строим коттеджи.

О.БЫЧКОВА: Как вы прогнозируете ситуацию дальше?

Ф.МИХОВИЧ: Я прогнозирую ситуацию так. Что в юридическом плане, скорее всего, мы проиграем и второй этот участок, второе заседание суда. Но я очень надеюсь, вернее, я уже уверен на 100%, что в политическом плане мы выиграем и мы уже выигрываем. Уже десятки, сотни, тысячи телеграмм, звонков, людей, ученых, простых людей, как бы, чиновников – уже с Москвы мне звонили 2 высокопоставленных чиновника и говорили «Мы вас, Федор Иванович, поддерживаем. Сражайтесь – мы коллекцию отстоим». Поэтому я уверен, что мы, все-таки… Здравый смысл, наверное, восторжествует. Это первое.

Второе. В ближайшее время приедет к нам с проверкой Общественная палата. Вернее, Счетная палата приедет с проверкой и Генпрокуратура, наверное, приедет с проверкой. И мы докажем им и убедим их, что коллекция есть, она на месте, что ее нужно сохранить для будущих поколений.

О.БЫЧКОВА: А какие ваши действия? Ну, вот, что собираются предпринимать сотрудники станции и лично вы?

Ф.МИХОВИЧ: Наши действия (НЕРАЗБОРЧИВО) вот сейчас буквально звонили со Счетной палаты, сказали, что в ближайшее время… У них завтра будет коллегия, на которой они решат, когда в ближайшее время приедет сюда комиссия со Счетной палаты для того, чтобы проверить, действительно ли имеет место быть коллекция. После этого они выложат свои результаты, заключения, отдадут господину Медведеву, а господин Медведев должен будет принять для себя политическое решение, сохранить коллекцию или пустить ее под бульдозер. Это уже право президента – пусть он решает – это его собственность, собственность российского государства. Что я могу еще сказать?

О.БЫЧКОВА: Понятно. Спасибо большое, Федор Михович, директор Павловской опытной станции ВНИИР имени Вавилова был у нас по телефону из Павловска в прямом эфире «Эха Москвы». Ну что? Осталось только нажать еще раз на кнопку. Нажми, останови.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Как ты думаешь.

О.БЫЧКОВА: Да. Как я думаю? Интересно. Я думаю, что 96,9% считают, что нужно сохранить именно работу ученых на этом участке земли, нужно оставить за опытной станцией эту землю. 3,1% считают, что нужно отдать это дело под жилищное строительство. Ну что ж? На этом мы завершаем эту часть нашего дневного «Разворот».

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


dreadnote 26 августа 2010 | 17:00

Так красиво чиновник говорил, очень убедительно. А потом выдал себя - обозвал уникальную коллекцию "выращиванием плодово-ягодных культур". Ну ка-а-а-ак же так...


trofimovich 27 августа 2010 | 05:56

Беда, когда сапоги начинает тачать пирожник, а пироги печь сапожник. Наплодили "менагеров", а специалистов-то нет. А врать - то как он горазд, этот молодой, да ранний.
Разорят станцию, специалисты разъедутся, а дальше - то что? Хоть кто-то остался в России, кто думает дальше своего корыта? Неужели и президент такой?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире