'Вопросы к интервью
20 апреля 2007
Z Разворот Все выпуски

Допрос в ФСБ


Время выхода в эфир: 20 апреля 2007, 15:07





И.МЕРКУЛОВА: Мы тут рассказываем вашу историю.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы уже рассказали, как вы были чемпионом мира, теперь до ФСБ добрались. Добрый день.

И.МЕРКУЛОВА: Добрый день. 4 часа, даже больше, продолжался допрос, их было два, как мы уже установили.

Г.КАСПАРОВ: Тут получилось так, что это был один и тот же следователь, потому что второй, который должен был вести допрос как раз по передаче Болтянской «Контрудар», его вы звали по каким-то другим делам, и остался тот же самый следователь. Поэтому один и тот же провел два допроса. Мне кажется, ему было очевидно с самого начала, что дело не стоит выеденного яйца, потому что ни о каких экстремистских лозунгах, как мы все это понимаем, призывов к беспорядкам и насилию нет и быть не может, но дело есть дело, запрос из Генпрокуратуры. Понятно, что сейчас все силы брошены на дискредитацию «Другой России», организаций, которые в нее входят, лидеров. Поэтому я со всей серьезностью отнесся к такому вызову, со мной два адвоката, даже Карина Москаленко сейчас прилетела из Страсбурга, потому что после событий 14-15 апреля, после бесчинств ОМОНа на улицах Москвы и Петербурга – понятно, что эти бесчинства были результатом команд, которые давало не просто омоновское или милицейское начальство, а скорее всего это было руководство страны – после того, что мы видели в судах, то, как штамповались эти беззаконные приговоры, наводит на мысль о том, что всякое мало-мальское уважение и попытка примирить все свои действия с законодательной базой у властей уже отсутствует.

И.МЕРКУЛОВА: Гарри Кимович, простите, я перебиваю вас, а в чем суть вопросов, почему так долго продолжался допрос? Или какие-то формальные были вопросы?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, как это выглядит? Вдруг нам когда-нибудь придется, надо иметь в виду.

Г.КАСПАРОВ: Суть вопроса не имеет никакого значения. Даже если вы понимаете, что допрос ни о чем, есть запрос Генпрокуратуры, поэтому адвокаты старались зафиксировать буквально каждую фразу и не дать возможности – потому что это же протокол – моим словам в той или иной степени быть использованными, если Генпрокуратура все-таки решит возбуждать уголовное дело. Ведь это доследственная проверка, то есть следователь ФСБ, так как это дело по экстремизму, а дела по экстремизму идут по ФСБ, должен найти необходимую информацию, которая позволит Генпрокуратуре решить, возбуждать уголовное дело по статье «Экстремизм» или не возбуждать.

И.МЕРКУЛОВА: Найти – в смысле расколоть вас, что ли или что?

Г.КАСПАРОВ: Можно сказать и так. Во всяком случае, там были вопросы об «Объединенном гражданском фронте», об Оргкомитете Марша несогласных, кто туда входит. Естественно, вся эта поляна там просвечивалась. Другое дело – у меня есть право на вопросы, непосредственно не относящиеся к сути запроса, не отвечать. Тем не менее, вы тоже понимаете, что это своего рода игра такая, и вы не хотите никоим образом сразу настраивать следователя против себя. То есть в целом разговор был очень корректный, ни грамма жесткости не было, но тем не менее все записывается, и прекрасно я себе отдаю отчет и адвокаты тоже, да и сам следователь, что это, на самом деле, первая стадия, предварительная стадия, потому что решение, что с этим материалом делать, с двумя этими протоколами, принимает не следователь, а его начальники в ФСБ, а самое главное – агент прокуратуры, который наверняка имеет свои причины вести это дело дальше.

И.МЕРКУЛОВА: Вы говорите, что разговор был в принципе корректным, но не могу не задать вопрос от нашего слушателя: «Вам угрожали?»

Г.КАСПАРОВ: Нет. когда я сказал корректный, я имел в виду, что никаких угроз не было.

И.МЕРКУЛОВА: А психологическое давление?

Г.КАСПАРОВ: Нет. Во-первых, я привык к психологическому давлению, и в общем, я могу себя поставить в любой беседе, даже со следователем ФСБ в положение, когда давить на меня без прямых угроз будет невозможно.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо, еще одно уточнение от Дианы из Саратова: «Значит, и вас допрашивали без энтузиазма?», спрашивает она, намекая на лимоновский допрос.

Г.КАСПАРОВ: Можно сказать и так, никакого энтузиазма следователь не продемонстрировал. Я бы не хотел в данном случае давать оценку его действиям, потому что у него тоже есть начальство, но мне кажется, что и то, что было у Лимонова, и то, что было сегодня, еще было – Александр Рыклин туда ходил, главный редактор «Ежа».

И.МЕРКУЛОВА: Уже в качестве свидетеля?

Г.КАСПАРОВ: Нет, тоже по делу об экстремизме, буквально несколько дней назад. Есть ощущение, что в целом следователи ФСБ отбывают повинность, то есть им понятно, что нет здесь ничего и быть не может, но есть, видимо, указание, есть требование найти следы экстремизма. Не будем забывать, что параллельно с этим давлением, которое на нас оказывается, Госдума же приняла поправки к закону, и все обратили внимание на увеличение сроков заключения за экстремистскую деятельность, мало кто обратил внимание на самую принципиальную часть этого закона  — как раз в том месте, где говорится о возможности привлекать по статье «Экстремизм» за клевету в отношении должностных лиц.

И.МЕРКУЛОВА: Почему? Мы обращали внимание на это.

Г.КАСПАРОВ: Если в предыдущей версии, тоже довольно жесткой, речь шла о том, что дело возбуждается после того, как суд доказывает, то сейчас этого уже не нужно.

И.МЕРКУЛОВА: Достаточно просто подозрений?

Г.КАСПАРОВ: Достаточно убежденности прокурора о том, что это заведомо ложная информация в адрес должностного лица.

А.ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, мы прервемся секунд на 40. Мы тут заготовили вопрос, конечно же, провокационный, некорректный и давящий на психику Гарри Каспарова и  вашу, дорогие радиослушатели, так что готовьтесь, через 40 секунд мы все огласим.

/реклама/

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», Александр Плющев и Ирина Меркулова, в гостях у нас Гарри Каспаров. Знаете что, недавно Гарри Каспаров был у нас в гостях в программе «Особое мнение», вы могли его выслушать, но вопросы от слушателей там были в основном через смс. Мы решили предоставить возможность телефонного общения с Гарри Каспаровым. Гарри Кимович, вы не против? Мы заранее не смогли предупредить. 7839025 – телефон для москвичей, 7839026 – для жителей остальных городов, не будем делить по другим принципам. У вас есть возможность задать вопросы Гарри Каспарову. Пока вы набираете номера, у нас есть еще один заготовленный вопрос, сегодня мы в «Ведомостях» прочитали о возможном кандидате от оппозиции, по вашему мнению, а возможно, о едином кандидате от оппозиции, Викторе Геращенко, — не могли бы вы немного развить эту мысль?

И.МЕРКУЛОВА: И у меня вопрос – вы, прежде всего, с самим Геращенко эту тему обсуждали?

Г.КАСПАРОВ: Конечно, такие вещи предварительно обсуждаются, но надо помнить, что решение по этому поводу будет принимать сам Виктор Владимирович, он об этом думает сейчас. Он разговаривал с разными представителями организаций, которые входят в «Другую Россию». Я полагаю, что и со своими друзьями, с теми, к чьему мнению он прислушивается. Логика, мне кажется, подобного выдвижения, хотя, повторяю, это одна из идей, и у «Другой России» есть шанс добиться успеха, только если все подобные обсуждения будут носить абсолютно публичный характер, и сам процесс выдвижения кандидата тоже будет представлен публике и будет абсолютно транспарентным, в отличие от закулисных кремлевских договоренностей. Логика заключается в том, что подобному кандидату, представляющему очень широкую коалицию, как правых, так и левых сил, необходимо иметь как можно меньше уязвимых мест и быть приемлемым как для либеральной, левой, так и для консервативной части общества, и многие считают, что Виктор Владимирович и по биографии, и по своему складу мог бы вполне быть таким объединяющим кандидатом.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, послушайте, а что хорошего в Геращенко? Смотрите, он менял деньги, я помню, одни на другие – пятидесятирублевки, сторублевки выходили из оборота, это ж при нем было – раз. Во-вторых, он связался с ЮКОСом – два. И в-третьих, он матерился в прямом эфире «Эха Москвы», я помню это.

И.МЕРКУЛОВА: Ну, последнее обстоятельство скорее за.

Г.КАСПАРОВ: Ну, Виктор Владимирович совершал определенные поступки в жизни, и мне кажется, что если сравнивать его биографию с биографией многих потенциальных кандидатов, то плюсов может оказаться больше, чем минусов.

И.МЕРКУЛОВА: Нет, человек он достойный, безусловно.

Г.КАСПАРОВ: Этот вопрос, опять же, не решаемый в каком-то междусобойчике. Если выдвигается кандидат, то он должен пройти какую-то серьезную борьбу внутрикоалиционную, а в итоге все равно этот вопрос должен быть решен российскими избирателями, которые будут оценивать и его последнюю работу в ЮКОСе, и работу в качестве председателя ЦБ СССР и России, ну и в том числе, те высказывания в адрес властей, которые он позволил себе в эфире «Эха Москвы».

А.ПЛЮЩЕВ: Вы наверняка хотите пообщаться с регионами больше всего, а не с Москвой. Вы все в Москве, в пределах Садового конца. Вот вам звонок из регионов – 7839026. алло.

Слушатель: Добрый день, Гарри Кимович.

Г.КАСПАРОВ: Добрый день. Как вас зовут?

Слушатель: Сергей, я звоню из Барнаула, земляк…

Г.КАСПАРОВ: Я, собственно, сразу об этом и подумал.

Слушатель: Я ничего не хочу сказать. Единственное, спасибо вам за ваше мужество, за то, что вы есть, и хочу напомнить, что в 68-м году всего несколько человек вышло на Красную площадь.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно, я все-таки вопрос прозвучал. Спасибо вам за звонок.

Г.КАСПАРОВ: Кстати, я буквально дам комментарий. Звонок из регионов был, здесь такая история – Каспарова вызвали в ФСБ, допрос по делу об экстремизме, уголовное преследование потенциально, как сенсация, а в регионах-то это происходит повсеместно – эти вызовы в местное отделение ФСБ, в УБОП, постоянный прессинг активистов – для них это уже стало мрачной повседневностью. Надо просто понимать, что то, что мы увидели сейчас в Москве, 14-15-го, сейчас это давление, которое идет полным ходом, это уже практика постоянная, использование силового ресурса против оппозиции, ставшее в регионах уже нормой.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, мы тут заготовили вопрос провокационный, о котором я говорил. Прокуратура и ФСБ ищут экстремизм в высказываниях Каспарова, исследуют его высказывания на предмет экстремизма, и мы решили у вас спросить о ваших ощущениях – вы же имеете право на ощущения, правда? Считаете ли вы Гарри Каспарова экстремистом? Если да, позвоните нам 6600113, можно ничего не говорить, вас все равно не услышат. Если нет, 6600114. итак, считаете ли вы Гарри Каспарова экстремистом? Да – 6600113, нет – 6600114.

И.МЕРКУЛОВА: Мы пока продолжим тему кандидата от оппозиции, тут слушатели предлагают других кандидатов – например, Лукина или Илларионова.

Г.КАСПАРОВ: Еще раз говорю, каждый человек должен сам принимать свое решение, и не надо забывать, что Владимир Лукин, если речь идет о нашем омбудсмене, он занимает фактически кремлевскую должность, мы понимаем, что его самостоятельность сегодня очень условна, и я полагаю, что как и многие другие, нашедшие свое место в нынешней системе координат, вряд ли заинтересован в каком-то конфликте. Андрей Илларионов, конечно, занимает очень жесткую позицию, он один из наших коллег и соратников в деятельности «Другой России», тем не менее, это тоже его личное решение должно быть. насколько мне известно, пока таких планов у него нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще один звонок, снова из региона, с вашего позволения. Я только напомню вопрос – считаете ли вы Гарри Каспарова экстремистом? Если да, 6600113, если нет – 6600114. Вы взволнованы, Гарри Кимович, посчитают вас или нет?

Г.КАСПАРОВ: Очень взволнован, я чувствую, что этот материал тоже будет затребован в Генпрокуратуру.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы на это и рассчитываем. Добрый день, вы в прямом эфире, алло. Как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. Ирина Александровна, Петербург.

Г.КАСПАРОВ: Да, я вас слушаю.

Слушатель: Гарри Кимович, я вас очень уважаю за вашу работу. Такой вопрос – мне кажется, Марш несогласных – звучит очень резко. Может, переименовать? Например, назвать, Марш в защиту Конституции? И второе – не рассматривали ли вы кандидатуру Болдырева Юрия? Спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, сколько кандидатов-то оказалось у оппозиции! Спасибо большое, Ирина Александровна.

Г.КАСПАРОВ: Ирина Александровна, здесь не рассматривают кандидатов, не кремлевский подбор преемника идет, речь идет о людях, которые так или иначе совершили поступки и противопоставили себя действующей власти, скажем, понятно, что в ситуации с Геращенко это ЮКОС, потому что такое решение требовало определенного гражданского мужества. Что касается названия, многие вещи появляются и исчезают в зависимости от того, принимает ли их сама улица, идущие люди, или нет. Одна из главных кричалок, которая сейчас появилась, это «Наш город!». Кстати, она появилась именно в Петербурге, 3-го марта, а никто ее специально не придумывал, но она укрепилась, мы, соответственно, развили как идею – «Это наша страна!», там очень много смысла вложено, и людям это нравится. Марш несогласных – одна из возможных версий, которая просто прижилась. Людей это устраивает, потому что позволяет объединиться очень многим, не согласным с путинским режимом по разным вопросам. Уже этот бренд работает, устраивает большое количество людей, мы понимаем, конечно, что рано или поздно оппозиции надо выходить с более позитивными брендами, но это должно случиться, но здесь решать, опять-таки, будет именно этот поток людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто скажу, что голосование завершено, чтоб не звонили.

И.МЕРКУЛОВА: Хорошо, просто мы тут Кремль уже всуе упомянули…

А.ПЛЮЩЕВ: Все уже, экстремизм, конечно.

И.МЕРКУЛОВА: Да нет, просто у меня вопрос на эту тему – сегодня появились в прессе сообщения, что, кажется, Кремль сделал выбор в пользу кандидатуры преемника – это Иванов Сергей Борисович. Если можно, ваш комментарий. Мы уже тут на летучке посмеялись – мат в три хода не объявлять.

Г.КАСПАРОВ: Не верю.

А.ПЛЮЩЕВ: В два слова.

Г.КАСПАРОВ: Потому что это полностью противоречит тому, как я себе представляю функционирование сегодняшней кремлевской машины.

И. МЕРКУЛОВА: А чем он нехорош?

Г.КАСПАРОВ: Я  в данном случае не про Иванова, Иванов, Медведев – все на одно лицо. По большому счету, говорить серьезно об этих персоналиях, кажется, не  стоит. Речь идет о том, что так Путин раньше решения не принимал. Если посмотреть на путинский алгоритм, то я не могу себе представить, что в ситуации, для него самой принципиальной в жизни, он вдруг принимает подобное решение, загодя делает какую-то ставку в момент, когда у него еще есть время думать. Я полагаю, что идет просто проверка, тестирование. А почему бы не попробовать кандидатуру Иванова? Ясно, что с Медведевым, скажут, что совсем плохо, он в этой должности официального преемника, про которого говорила пресса, долго находился, ясно, что совсем не работает. Ну, попробуем теперь Иванова. Но до настоящего решения, если такое вообще когда-нибудь будет, очень далеко.

А.ПЛЮЩЕВ: Итак, Гарри Кимовича считают экстремистом 13% наших слушателей, 86% не считают. Вы согласны с первыми 13% ведь наверняка?

Г.КАСПАРОВ: Число 13 всегда для меня было счастливым, но не в этом случае. Мне просто интересно, на чем они основывают такое впечатление, но, с другой стороны, 87 все равно все-таки больше, чем 13.

А.ПЛЮЩЕВ: Гарри Каспаров был у нас в прямом эфире, лидер «Объединенного гражданского фронта», сразу после допроса в ФСБ. Спасибо вам большое.

Г.КАСПАРОВ: Всего хорошего.

И.МЕРКУЛОВА: До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире