Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Разворот

время выхода в эфир — пн-пт, 15:00-17:00

Ежедневная интерактивная программа, которую поочередно ведут журналисты радиостанции
Ведущие:
Обычная версия
эфир
24.04.2008 15:35
Разворот : Состоится ли гей-парад в Москве
Гости:
Николай Алексеев инициатор проведения гей-парадов в Москве
Ведущие:
Александр Плющев журналист «Эха Москвы»
Ирина Меркулова журналист "Эха Москвы"

Состоится ли гей-парад в Москве

А. ПЛЮЩЕВ: Мы продолжаем дневной «Разворот». У микрофона Александр Плющев и Ирина Меркулова. 15:35. И у нас в гостях Николай Алексеев, один из организаторов гей-парада в Москве. Не первый день уже эта тема обсуждается. Вчера выступил Сергей Цой, пресс-секретарь мэра. И сегодня был получен ответ от организаторов гей-парада. Николай Алексеев у нас в студии. Добрый день.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Добрый день.

А. ПЛЮЩЕВ: Смс - +7-985-970-45-45. Вы можете задавать вопросы Николаю. Прежде всего о том, как же будут развиваться события? Сегодня Вы говорили о намерениях соратников ежедневно в течение всего мая проводить в столице по пять шествий в поддержку прав секс-меньшинств, в ответ на то, что власти Москвы запретили вам проведение несанкционированных акций, намеченных на 1-2 мая. Как это будет выглядеть? Ежедневно, по пять…

Н. АЛЕКСЕЕВ: Первый вопрос, который я хочу уточнить, это о том, что информация о том, что должно происходить в мае, исходила от московского правительства, а не от нас, как организаторов.

И. МЕРКУЛОВА: Вы парад не планировали?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Первый и второй проект, который был в 2006-2007 году, мы сами подавали заявку, сразу информировали СМИ и этот вопрос стал муссироваться. На этот раз мы решили, что должны достичь какого-то компромисса с московскими властями для того, чтобы провести, я подчеркиваю, не парад в том понимании, в котором он есть на Западе, скажем, в Сиднее, в Бразилии или ещё где-то.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы имеете ввиду внешние атрибуты?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Конечно. Мы хотим третий год подряд провести правозащитное гей-шествие для того, чтобы заявить о своих правах, которые нарушаются в России. Это первый вопрос. Московские власти в очередной раз не захотели искать никакого компромисса с организаторами, они сразу же заявили о том, что они запретят все с самого начала, до самого конца. Мы изменили свою тактику действий. В этом году мы решили подавать с 1 по 31 мая заявки каждый день, по пять заявок на пять разных маршрутов, пять разных шествий. Для того, чтобы после этого мы все эти шествия обжалуем в российских судах и доведем все 155 дел до Европейского суда.

И. МЕРКУЛОВА: То есть, если разрешения не будет, вы проводить ничего не будете?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Нет, здесь ситуация такая. Сейчас, на данный момент мы обязательно будем проводить шествие, которое мы и планировали, как мы это делали в 2006-2007 гг. Это шествие пройдет. Вопрос только остается за тем, по какой именно из заявок, которые мы подали, мы реализуем свое право на свободу выражение и свободу проведения публичных собраний.

И. МЕРКУЛОВА: Если их все отклонят?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Мы сами выберем те заявки, по которым мы будем проводить. Потому, что мы по закону обязаны уведомить московские власти о проведении мероприятия. Мы это сделали. В частности, сейчас поданы заявки на 1,2,3,4,5 мая. Эти заявки уже поданы. Завтра будут поданы заявки еще на три дня, на следующие три дня. И так будет продолжаться до середины мая, потому, что по закону мы не можем все подать.

И. МЕРКУЛОВА: Вы решили не мытьем, так катанием.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Если бы московские власти, я уже сегодня говорил об этом, если бы они пошли на компромисс и разрешили одно мероприятие, хотя бы в форме пикетирования на Пушкинской площади, где не надо перекрывать движение, где можно обеспечить безопасность, мы бы пошли тоже на этот компромисс и отозвали все другие заявки, которые мы подали. Мы с самого начала готовы на компромисс. Московские власти изначально ни к чему не готовы. Они с нами никогда не встречались для обсуждения этого вопроса. Наш представитель пришел в мэрию во вторник, когда было совещание по тем мероприятиям, которые должны проводиться 1,2 мая. И он должен был быть включен в список на проход в мэрию. И даже этого они не сделали, хотя они настаивали на нашем присутствии.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну вот смотрите, на самом деле, московские власти, как мне кажется, очень четко осознают аудиторию, очень четко знают свой народ. Я смотрю смс, которые пришли нам с начала нашего эфира. Вот их тут 10 штук сейчас. Из них ни одного, который был бы не то, что в поддержку, а, допустим, с неким желанием понять.

И. МЕРКУЛОВА: Почему? Татьяна пишет: «Хочу парад, как в Берлине».

А. ПЛЮЩЕВ: Вот одно. Мы не можем понять, ирония это или нет. Я не могу даже половины из них прочитать, потому, что они нецензурные. Власть чувствует свой народ. Разве это плохо?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Нет, власть не чувствует свой народ. Власть занимается популизмом. Я могу привести пример испанского премьер-министра Запатеро, который легализовал однополые браки, несмотря на то, что по улицам ходили многомиллионные шествия католиков, во главе с лидерами кателической церкви, епископами. Папа Римский писал королю, чтобы он заблокировал этот законопроект. И ничего у них не вышло. Потому, что мы живем в демократическом, свободном государстве, где каждый имеет право выразить свое мнение. Я всегда говорю, что я не против того, чтобы кто-то высказывал свое мнение против гей-прайдов, против шествия геев и против гомосексуальных отношений. Это их тоже право. В этом случае они также имеют право подать заявку на проведение публичного мероприятия и его провести. Здесь вопросов нет. На этой же улице в другое время, или на параллельной улице в это же время. Но отказать в этом праве власти не могут. У нас нет в законе понятия, как отказ в согласовании, если цели мероприятия соответствуют Конституции, если мы никак не нарушаем Конституцию. А московские власти никогда не подвергали это сомнению.

А. ПЛЮЩЕВ: Николай! О какой демократической стране Вы говорите, если у нас понятие демократия понимается совсем не таким образом, как понимаете Вы, как свободу выражения мнения. Это диктат большинства над меньшинством. Это совершенно очевидно. И с этим очень сложно спорить. Большинство решило, никаких геев, мы и слышать про них не хотим! «Идите, гуляйте в деревню!» - тут пишут.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Все зависит от того, как рассматривают российское государство. Мы считаем, что своими акциями и своими заявками мы подвигаем немного российское общество для того, чтобы оно стало более свободным и более демократичным. Для того, чтобы каждый в нем мог выразить свое мнение. Мы, конечно же, победим. Мы получим это право и, безусловно, будет ли это через Европейский суд, где две наши жалобы уже лежат по 2006 и 2007 году, будут ли это какие-то компромиссы со стороны московских властей, я не знаю. Но мы обязательно это право получим. И тогда московские власти… Вы знаете, чего они боятся? Они боятся не шествия геев по улице и не противостояния со стороны противников, потому, что вы прекрасно понимаете, что два автобуса с ОМОНом без проблем обеспечат безопасность любого публичного мероприятия в России.

И. МЕРКУЛОВА: А чего они боятся?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Они боятся того, что выйдут один раз, они боятся открыть «ящик Пандоры». Потому что, как только они один раз разрешат подобное мероприятие, все СМИ напишут о том, что там не было размалеванных мужиков, что там не было никого, идущего в цепях на повозке или каких-то вызывающих вещей, которые можно увидеть на западных парадах. И которые регулярно показывают по телевидению. Пытаясь навязать, что именно так будет шествие в Москве проходить. Этого ничего не будет. И скажут: «А что же тогда запрещали? Вышли люди, с политическими, правозащитными лозунгами. Требуют предоставления семейных прав, или борьба с гомофобией. Запретить насилие в отношении геев, запретить дискриминацию при приеме на работу». Это будут лозунги. И это с самого начала, чего мы добивались. Ни о каком параде, как о карнавальном шествии, никогда речи не шло.

И. МЕРКУЛОВА: А эти акции, они насколько должны были быть массовыми?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Изначально мы подавали…

И. МЕРКУЛОВА: Понятно, что речь не идет о миллионах.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Подавалась заявка на 5 тысяч человек. Если эта акция не будет разрешена, как это было в прошлые годы, то по нашему опыту мы можем сказать, что в них участвовало порядка 150 человек.

А. ПЛЮЩЕВ: Тем более, если речь идет о пикете, там понятно, о какой численности. Я вот что хотел, обратить внимание наших слушателей, которые по-прежнему… Вот смотрите, как работают стереотипы. Они слышат о том, что не собираются проводить парад Николай Алексеев и его сторонники. Тем не менее, обсуждается именно форма, именно внешний антураж парада. Речь сегодня идет, как я понимаю, об акции совершенно обычной. Она ничем внешне не будет отличаться. Правильно я понимаю?

И. МЕРКУЛОВА: Тут еще вопрос прекрасный: «Почему вы хотите пройти голыми по центру Москвы?»

Н. АЛЕКСЕЕВ: Вот я и говорю, что стереотипы существуют и с ними очень сложно бороться, потому, что многие СМИ эти стереотипы подогревают. Я могу привести другой пример. Мы же не только проводим акции в мае. В прошлом году мы попытались провести три, помимо мероприятия прайда, мы пытались провести еще три акции в форме пикетирования в Москве. Все из них были запрещены московским правительством. Первая акция касалась выступления в поддержку введения запрета на въезд Лужкова в страны ЕС, которое мы проводили возле здания европейской комиссии. Второе мы касались запрета донорства крови лицами гомосексуальной ориентации, который до сих пор действует в российском законодательстве. И мы хотели выйти к Минздраву, мы дали заявку в Префектуру, 25 человек, никаких вопросов. Гражданская акция, выступаем против запрета. Всё несогласованно. Точно такие же основания для запрета мероприятия. Фактически московская власть установила негласный запрет на любые публичные выступления лиц гомосексуальной ориентации в Москве. Как только подается заявка, в которой написано «гей, гомофобия, секс-меньшинства» и подобные слова, эта заявка автоматически отклоняется под одним и тем же предлогом – невозможность обеспечения безопасности.

И. МЕРКУЛОВА: Я только могу сказать, что не только геев это касается.

А. ПЛЮЩЕВ: Я проведу голосование. Давайте возьмем за основу формулировку Николая Алексеева, которую он только что произнес. Как, по его мнению, чем руководствуются московские власти. И давайте по этому поводу проголосуем прямо сейчас. Мы не говорим законно, незаконно. Мы, во-первых, с вами не юристы, а во-вторых, найдутся сотни людей, которые обоснуют, как ту, так и другую точку зрения. Давайте поговорим о справедливости. Справедливо вы считаете или нет, фактический запрет на проведение массовых мероприятий, неважно какого рода, любых массовых мероприятий, гомосексуалистами. Если вы считаете, что такой запрет справедлив, то позвоните 660-01-13, если вы считаете, что такой запрет несправедлив – 660-01-14.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ

А. ПЛЮЩЕВ: Диана из Саратова спрашивает: «Ваша акция оппозиционируется как в защиту прав. Верно ведь? Не могли бы Вы привести примера ограничения прав? Возможно, у Вас есть предложения по решению проблемы».

Н. АЛЕКСЕЕВ: Безусловно. Мы, прежде всего, добиваемся двух основных вещей. Первое, которое касается непосредственного внесения в российское законодательство понятия сексуальной ориентации, т.е. мы хотим, чтобы дискриминация была запрещена по принципу сексуальной дискриминации, в частности, в трудовом законодательстве. Второй вопрос – это необходимость сделать гомофобные мотивы отягчающим обстоятельством при совершении преступлений. Это обязательно должно быть сделано. И в потенциальной мы будем добиваться предоставления партнерских или семейных прав однополым партнерам. Вот эта такова ближайшая перспектива. Но мы должны начать с того, как это было во всех странах, это поэтапный процесс.

А. ПЛЮЩЕВ: Николай, в прошлом или позапрошлом году, в один из предыдущих разов гей-парад поддержала группа «Тату», выступила с поддержкой публичной. Среди артистов есть люди гомосексуальной ориентации. Вы обращаетесь к ним за поддержкой и находите ли ее?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Кто у нас является публично открытым геем? Борис Моисеев. Насколько я…

А. ПЛЮЩЕВ: А мы еще о нем поговорим.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Больше я не знаю открытых геев. И сейчас интересно, потому, что все это перекликается. Мы говорим сейчас о публичных мероприятиях в Москве, а ведь все это перекликается с тем, что сейчас пытаются предотвратить концерты Бориса Моисеева в разных городах. В Петрозаводске, карельские мусульмане, а православные заявили, что они это будут делать в Калининграде. Сейчас он начинает понимать то, что гомофобия бьет по нему лично. Хотя он неоднократно выступал сам в поддержку мэра Лужкова о том, чтобы правильно, что он запретил этот гей-парад, зачем это все показывают напоказ. Мы ничего не показываем! Мы не выходим что-то показывать. Мы не идем заниматься сексом на улицу. Мы собираемся просто заявить о своих гражданских правах. Я сейчас хочу просто заявить, поскольку мы в эфире, я хочу заявить московскому Правительству. Я прошу московское Правительство разрешить нам провести пикет с участием 20 человек. Больше никого там не будет. Для того, чтобы мы хотя бы с чего-то начали и чтобы люди увидели, что мы хотим не парад накрашенных мужиков. Мы хотим провести гражданскую акцию. Разрешите выйти 20 человек, в любом удобном для вас месте.

И. МЕРКУЛОВА: Где гарантии, если разрешат пикет, потом еще что-то и еще что-то, а потом дойдет до раскрашенных мужиков с цепями.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Нет, никогда не дойдет по простой причине, что если вы посмотрите…

А. ПЛЮЩЕВ: Их привезут на автобусах.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Да! Это, кстати говоря, прекрасная идея, потому, что это так и делается для дискредитации. Никакие геи ни на каких маршах несогласных не участвовали. Это специально делается для того, чтобы дискредитировать это движение. И с другой стороны, нас дискредитировать. Я говорю, что нам нужна конкретная правозащитная, гражданская акция. В данный момент московское Правительство делает, как просто надсмотрщики, которые сами решают, кому разрешать, кого допускать, что разрешать и в какой форме. Это совершенно неприемлемо для демократического государства. Меня удивляет в этой ситуации позиция федеральных властей. Почему федеральные власти до сих пор не поставили и это сказывается не только на репутации Москвы за рубежом, поскольку с Лужковым даже мэр Парижа не общается, в том числе и по этой причине, потому, что он не признается демократическим политиком на Западе.

И. МЕРКУЛОВА: Мэр Парижа, он, по-моему, тоже принадлежит…

Н. АЛЕКСЕЕВ: Да, и мэр Берлина гей. Ничего не мешает Лужкову с ним встречаться, пожимать им руку, обедать с ними за одним столом, обсуждать любые вопросы. И эти люди выходят на гей-парады в своих городах и ничего не мешает после этого Лужкову заявлять о том, что гей – это оружие массового поражения, что это сатанинское действо и т.д. Это все популистские выражения, больше ничего. Мы хотим, чтобы федеральные власти дали этому оценку, потому, что это наносит, прежде всего, урон репутации России на международной арене. Я не понимаю, почему в это не вмешиваются федеральные власти.

И. МЕРКУЛОВА: А как они должны вмешаться? Заставить Лужкова?

Н. АЛЕКСЕЕВ: Нет, есть статья уголовного кодекса, в которой написано, что воспрепятствование проведению публичным мероприятиям карается уголовной ответственностью. Лужков – чиновник и его чиновники, которые запрещают это мероприятие, они подпадают под эту статью уголовного кодекса. И, помимо прямых методов воздействия, есть еще методы неформального воздействия. Нам известно о том, что власти совершенно спокойно, стоит только сказать из Кремля или из Администрации президента ему, чтобы он это мероприятие разрешил и достиг какого-то компромисса с организаторами, это будет сделано моментально. Все найдут выход из положения.

А. ПЛЮЩЕВ: Смотрите, все-таки, я продолжаю настаивать на своем тезисе, что Ю.М. Лужков очень хорошо чувствует свое население. 69 процентов нашей аудитории, считающейся в некоторых кругах либеральной полагают, что запрет московских властей на проведение акции гомосексуалистов справедлив. 69 процентов! И только 31 процент…

Н. АЛЕКСЕЕВ: Представляете, 31 процент считает…

А. ПЛЮЩЕВ: В целом по Москве еще меньше.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Да. Но все равно, по вашему опросу больше 30 процентов, каждый третий, считайте, считает, что это не правомочно – запрещать людям выходить на улицу. То есть, когда Лужков нам говорит…

А. ПЛЮЩЕВ: Только каждый третий за закон, 70 против. 70 – за справедливость, как они ее видят.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Я понимаю. Но я вам говорю, что когда Лужков выступал и говорил, что его поддерживают 99,9 процента населения в периоде, как он это сказал, где эти 99,9 процентов? 30 процентов, и это опрос, который и раньше это показывал. И на «Эхе» их проводили.

И. МЕРКУЛОВА: Но это наша аудитория.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Я понимаю. И проводили просто опросы по Москве, которые проводились репрезентативные, «Левада Центром». Спокойно относится к проведению подобных мероприятий, каждый третий. Но Лужков-то дезинформирует всех и говорит, что его 99,9 процентов поддерживает. Как он не может не считаться с мнением трети населения? Вот объясните мне. Он должен был выступить и сказать: «Я чиновник. Меня назначили. Меня избрали. Я должен выполнять закон и я ненавижу этих геев. Я их терпеть не могу. Но я ничего не могу сделать, потому, что в законе не написано возможности для меня отказать им в проведении этого мероприятия». Вот так должен был сделать ответственный чиновник. А он этого не делает.

И. МЕРКУЛОВА: Но Вы не можете не согласиться с тем, что отношение к представителям нетрадиционной ориентации у нас в обществе своеобразное. Может еще, действительно, рано? Влад пишет: «Я 6 лет жил в Канаде, я участвовал в парадах там и не хочу этого здесь» - пишет он.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Дело в том, что не проводя нашу борьбу за права, которую мы сейчас ведем, мы никогда не добьемся изменения ситуации здесь. Мы никогда не заставим общество начать обсуждать эти вопросы и попытаться вникнуть в суть этого явления, попытаться понять, что такое гомосексуальность. Почему эти люди должны иметь такие же права, как и все? Вот в эти вопросы мы не можем вникнуть, если мы не будем сами их поднимать и обсуждать открыто и на радио, и на телевидении, и везде. Вот тогда ситуация у нас в стране начнет меняться. А когда мы живем в ситуации, в которой каждый чиновник с другим соревнуется, кто погомофобней чего скажет, то естественно, обыватель соответствующим образом это и воспринимает. Молодец Лужков, запретил этим геям ходить по улице! А вот если бы собрались открыто и обсудили. Противники, сторонники. Каждый высказал бы открыто свою позицию. Вот тогда у нас бы начался диалог с гражданским обществом. Вот тогда бы у нас ситуация могла измениться и люди бы начали осознавать, что происходит.

А. ПЛЮЩЕВ: Люди не хотят осознавать, в том-то и дело. Голосование показывает, что это личные проблемы. Вы не должны говорить об этом.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Нет, личные проблемы – это когда касается меня и какого-то другого человека. Это личная проблема. А когда это касается моих прав, которыми пользуются другие, а мне эти права не дают, вот тогда это касается государства, потому, что законодательной деятельностью занимается государство. Так вот, я говорю о том, что сейчас мы даже просим не чего-то конкретного изменить. То, что я сказал, программа запрета дискриминаций, это требует каких-то активных действий со стороны государства. Мы сейчас даже говорим о том, чтобы уважать то право, которое нам уже дано по закону и по Конституции. Мы сейчас не подвергаем, не обсуждаем что-то другое. Конституция гарантирует нам это право на свободу выражения и свободу шествий. Закон нам разрешает это, Европейская Конвенция нам разрешает. Почему мы не лицемерим, и почему мы запрещаем это мероприятие? Почему мы ждем, пока нас осудит Европейский суд за нарушение прав сексуальных меньшинств? А это будет.

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, по первому гей-параду, дошло дело до Европейского суда.

Н. АЛЕКСЕЕВ: Конечно. Первый май 2006 года находится в Европейском суде больше года. Май 2007 года подан в феврале этого года, т.е. оба дела находятся в Европейском суде и будут рассмотрены. Тем более, что никаких сомнений результат не вызывает. Решение Европейского суда принято единогласно, включая судью из Польши, признали, что запрет нынешним президентом, а тогдашним мэром Качинским шествия гей-прайда в Варшаве нарушает Европейскую Конвенцию. С тех пор шествие разрешено, на него выходит 5-6 тыс. человек, протестующих осталось тысяча человек, которые стоят где-то на обочине и мероприятие спокойно проходит и никаких вопросов не вызывают.

А. ПЛЮЩЕВ: «Вы осознаете свою ответственность, что так навязывая гей-парад в Москве бьете по тем же геям, вызывая нездоровый ажиотаж в обществе?».

Н. АЛЕКСЕЕВ: Мы никогда не призывали людей, которые не готовы к публичному противостоянию с властями. И публичной борьбе за свои права, мы никогда не призывали их выходить на улицы. Никогда такого не было. Я хочу сказать, что наши мероприятия, наоборот, обезопасили во многом этих людей, по той причине, что бизнес сейчас стал более безопасным, потому, что московские власти, уже Лужков даже делает заявление на встрече мэров о том, что мы не знаем, у нас действует в Москве столько клубов, мы даже не знаем, сколько этих гей-клубов, мы не знаем, сколько таких людей. Все функционирует, все работает, все нормально. Сейчас власти никогда не будут трогать эти заведения, потому, что раньше, если вы посмотрите 90-е годы, это были реально милицейские налеты на эти заведения, это были просто среди ночи. И людей вывозили даже из этих клубов. Это было совершенно ужасающе. Сейчас ситуация несколько изменилась. Мы вывели этот вопрос в правозащитное, политическое поле, чего не было ранее, до 1993 года, когда статью отменили. Сейчас мы считаем то, что нужно этот вопрос поднимать и постепенно готовить общество. Мы не настаиваем сразу на всех правах, которых добились за рубежом. Посмотрите первое шествие в Сиднее. Вы что! Это же было противостояние с полицией, это были аресты, это были задержания.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Я благодарю Николая Алексеева, одного из инициаторов выступления…

И. МЕРКУЛОВА: Денис пишет: «Вот вы все говорите про геев, а капуста в нашем магазине 40 рублей, вот про что надо говорить»

Н. АЛЕКСЕЕВ: Ужасно! Я про то и говорю, что говорим про нравственность, а страна гораздо безнравственней. Дело не в геях, а в том, что есть коррупция, что 2 млн беспризорников на улицах, в том, что люди погибают в мирное время в армии. Вот это главные проблемы, а никто их не хочет решать. Всех собак повесили на геев.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо, Николай. «Разворот» продолжится через 5 минут.

Контекст
  • Голосование
    24 апреля 2008 | 15:46
    Справедлив ли фактический запрет проведения массовых мероприятий гомосексуалистами?
    в сети:
    •  
      54.9%
      да, справедлив
    •  
      42.7%
      нет, не справедлив
    •  
      2.4%
      затрудняюсь ответить
    по телефону:
    •  
      68.9%
      да, справедлив
    •  
      31.1%
      нет, не справедлив
    •  
      0.0%
      затрудняюсь ответить
    • голосов 203
    • 58
    • 0
    • поделиться 0
Другие эфиры
24 июля 2014, 16:35
Разворот
Тема: Иск Ликсутова к Навальному
Гости:
Дарья Пещикова журналист «Эхо Москвы»
24 июля 2014, 16:10
Разворот
Тема: Оглашение приговора по делу Удальцрва и Развозжаева
Гости:
Илья Рождественский журналист "Эха Москвы" (по телефону)
24 июля 2014, 15:35
Разворот
Ведущие:
Татьяна Фельгенгауэр журналист "Эха Москвы"
  • Сергей Бунтман - первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
24 июля 2014, 15:10
Разворот
Тема: Отмена года Польши в России
Гости:
Вацлав Радзивинович шеф-корреспондент польской газеты "Выборча" (по тел.)
24 июля 2014, 14:35
Разворот
Тема: Роспуск коммунистической партии на Украине
Гости:
Сакен Аймурзаев журналист "Эха Москвы" на Украине (по тел.)
24 июля 2014, 14:02
Разворот
Тема: Роспуск коммунистической партии на Украине
Гости:
Валерий Рашкин депутат ГД, член фракции КПРФ
  • Петр Симоненко - первый секретарь Центрального Комиетта Коммунистической партии Украины (КПУ), руководитель фракции КПУ в Верховной Раде, Киев (по тел.)
23 июля 2014, 15:35
Разворот
Тема: Церемония прощания в Харькове
Санкции против России
Гости:
Юлия Агеева собственный корреспондент газеты "Вести" в Харькове (по тел.)
23 июля 2014, 15:08
Разворот
Тема: Что обещает новый начальник метрополитена
Гости:
Дарья Пещикова журналист «Эхо Москвы»
23 июля 2014, 14:02
Разворот
Тема: "Железный купол" и авиасообщения над Израилем
Гости:
Алекс Кагальский представитель посольства Израиля в Москве
22 июля 2014, 16:42
Разворот
Тема: Штраф в 10 тысяч рублей для уличного музыканта
Гости:
Сергей Хавский музыкант ("Даймонд") (по телефону)
22 июля 2014, 16:35
Разворот
Тема: Налог на солидарность
Гости:
Павел Гусев главный редактор газеты "Московский комсомолец" (по телефону)
22 июля 2014, 16:05
Разворот
Тема: Заседание Совбеза РФ
Гости:
Борис Макаренко политолог (по телефону)
22 июля 2014, 15:40
Разворот
Тема: Общественное расследование по делу Александра Литвиненко в Англии
Гости:
Антонина Самсонова журналист "Эха Москвы"
22 июля 2014, 15:20
Разворот
Тема: Заседание Мосгорсуда о блокировке блога Навального
Гости:
Илья Рождественский журналист "Эха Москвы"
22 июля 2014, 15:05
Разворот
Ведущие:
Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1295560

1133040

Полуостров ГУЛАГ: как заключенные будут строить мост в Крым

Надежда Толоконникова, Мария Алехина и правозащитники – о том, можно ли использовать труд заключенных на масштабных государственных стройках, и возможен ли в России ГУЛАГ 2.0




1090015


876074
1106900
795394
1287246
1288620

681013





681012
743643
1178164

Александр Невзоров:  Идущие в анус

Аттракционы «Великая Россия», «Крымнаш» и «Рогозин на Луне» имеют колоссальный успех. Но шоу такого рода быстро выходят из-под контроля
Сказано на свободе
В Москве прекрасно понимают, что ополченцы находятся на грани полного разгрома. Остатки Новороссии уже разваливаются и скоро просто могут исчезнуть.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы