И. Меркулова Мы обсудим в первой части сногсшибательные новости. В прямом смысле. «Интерфакс» сообщает: радиоведущий Александр Плющев уволен с «Эха Москвы». Все подробности и разъяснения будут в ближайшие минуты.

РЕКЛАМА

И. Меркулова Я, честно говоря, увидела, у меня прямо в глазах потемнело.

В. Варфоломеев Если можно, у меня сначала небольшое техническое объявление к тем коллегам, кто сейчас слушает в редакции. Передо мной просто текст приказа, подписанного генеральным директором. И там ссылки на некоторые статьи закона. Я просил бы мне принести сейчас в студию, распечатать статьи федерального Закона О СМИ №49 и статья №51, чтобы мы посмотрели, о чем идет речь. Документ получен только что. Хотелось бы с ним разобраться. Саша, сядь так, чтобы тебя в Сетевизоре было видно.

А. Плющев Сяду за привычное место информационника. Могу читать вам новости иногда.

А. Осин Я могу зачитать. Статья №49: Журналист обязан: 1) соблюдать устав редакции, с которой он состоит в трудовых отношениях; 2) проверять достоверность сообщаемой им информации; 3) удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые; 4) сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника…

В. Варфоломеев Извини, Леша, давай мы к закону перейдем чуть позже. Вначале изложим смысл события, которое сегодня произошло.

И. Меркулова Ведущий «Эха Москвы» Александр Плющев уволен с радиостанции, — говорится в сообщении холдинга Газпром-Медиа, которое поступило в распоряжение «Интерфакса». «Решение расторгнуть трудовой договор с ведущим Плющевым Александром Владимировичем принято руководством радиостанции в связи с нарушением журналистом всех допустимых морально-этических норм», — так говорится в том заявлении.

В. Варфоломеев Сразу нужно уточнить, что руководство радиостанции, если речь идет о редакции «Эха Москвы», к этому решению не имеет никакого отношения.

И. Меркулова «Холдинг Газпром-Медиа, представляющий мажоритарного акционера ЗАО «Эхо Москвы» полагает недопустимым нарушение прав и причинении какого-либо ущерба личности при осуществлении профессиональной деятельности, — говорится в сообщении. — Приносим извинения за некорректное поведение сотрудника радиостанции «Эхо Москвы»». Это я все цитирую по «Интерфаксу». Саша? Александр Плющев.

А. Плющев Это я 

А. Осин Расскажи, как все это было.

И. Меркулова Что произошло?

А. Плющев Меня сегодня вызвала генеральный директор к себе. Она на другом этаже сидит: мы на 14-м, она на 21-м. Я пришел вовремя, не опоздал. И мы с Катей Кобзевой, это помощница главного редактора, пришли туда. Там сидело довольно много народу. Я, к сожалению, не знаю, кто они. Я знаю только Екатерину Юрьевну. Это генеральный директор наш. Мне было предложено дать письменные объяснения по поводу эфира с Сергеем Лойко. Это «Своими глазами» на прошлой неделе. Письменные объяснения о выдаче в эфир информации… Я сейчас неточно цитирую и не хочу, если что подставиться, потому что у меня нет на руках этих бумаг, никаких копий мне не давали.

И. Меркулова Это тот самый эфир, из-за которого было предупреждение?

А. Плющев Да, совершенно верно. Вот, запрещенный Роскомнадзором к выдаче, — что-то такое там было написано. И письменные же объяснения по поводу распространения… там было написано «распространения информации, затрагивающей личную жизнь» и что-то такое, по поводу смерти Александра Иванова. Собственно, я давать эти показания отказался. После чего мне было сказано, что было принято решение о моем увольнении.

И. Меркулова Оно было принято в ту же самую минуту? Или что?

А. Плющев Значит, по представлению… Не по представлению, как мне сказали, но это решение было принято акционерами «Эха Москвы» и председателем совета директоров. То есть было произнесено две разных фразы. Одна – про акционеров, потом – про председателя совета директоров.

И. Меркулова А объяснения с тебя зачем требовали тогда?

А. Плющев Не знаю, честно говоря. Может быть, было бы лучше это подклеить, сопроводить приказ объяснениями какими-нибудь. Я не знаю. Это лучше спросить у генерального директора, зачем с меня требовали. Я, честно говоря… Все было заготовлено заранее, я поэтому просто решил не тратить время на объяснения какие-то. Я подписал бумажки, что я все видел, кроме приказа об увольнении. Его генеральный директор подписала при мне. Ну, его или не его – я не знаю. Она объявила, что подписывает приказ. И подписала какую-то бумагу. Вот.

В. Варфоломеев Тебе этот документ не вручили?

А. Плющев Нет, приказа я не видел.

А. Осин Подожди, а как ты его должен был подписать, если тебе его не вручили?

А. Плющев Не, я не подписал приказ.

А. Осин И поэтому тебе его не вручили?

А. Плющев Я не знаю, поэтому или не поэтому. Вообще я, честно говоря, за 20 лет работы на «Эхе Москвы» в такой ситуации первый раз, поэтому я немножечко растерян был, прямо скажем. Но потом я увидел свою подпись вместе с числом под бумагой о том, что я ознакомлен с приказом об увольнении.

В. Варфоломеев Я могу сейчас показать. У меня на руках есть принесенный нам с 21-го этажа, оттуда, из генеральной дирекции, копия. Видимо, это копия приказа о прекращении трудового договора с работником. То есть об увольнении. И вот здесь (в Сетевизоре могут увидеть) внизу, вопреки тому, что Саша сейчас говорит, есть его подпись под приказом об увольнении. Видите, да? Нижняя строчка. Александр Плющев, ты подписывал? Подпись твоя?

А. Плющев Ты знаешь, я  не подписывал эту бумагу. Но подпись здесь стоит моя, да, разумеется.

В. Варфоломеев Я рискну предположить, для чего у Саши просили эти объяснения, чтобы скопировать его подпись и поставить под этот приказ об увольнении.

А. Плющев Ты знаешь, я не хочу наговаривать ничего лишнего…

В. Варфоломеев Но ты бумагу не подписывал?

А. Плющев Я не помню, что…

А. Осин Володь, если она там стоит, значит образцы подписи Александра Плющева у наших руководителей все-таки были.

В. Варфоломеев Знаешь, обычно ставят не факсимиле в таких случаях, правда, а личную подпись человека, Леш, мне так кажется.

А. Осин Но Саша не стал бы подписывать этот приказ, он подписал бы что-то другое. Ты же говоришь «скопировать». Это и есть факсимиле.

И. Меркулова Подождите, это…

В. Варфоломеев Увольняемый сотрудник должен лично получить этот документ и подписать. Он не подписал. А подпись появилась.

А. Осин Я понимаю, да.

В. Варфоломеев И здесь нет обозначения, что это копия, что это скопировано с объяснения, что это его факсимиле, что это он заранее год назад оставлял автографы на все случаи жизни, Леш.

А. Осин Я понимаю, да.

В. Варфоломеев Пахнет подлогом.

А. Осин Нет, если он это не подписывал, а подпись стоит, то это вопрос, да.

А. Плющев Давайте сделаем так, что…

В. Варфоломеев Может быть, это самая серьезная, например, редакционная претензия к тому, что сейчас происходит.

И. Меркулова Нет, это достаточно серьезная претензия, потому что, насколько я понимаю, это вообще какое-то уголовное…

В. Варфоломеев Не знаю, не юрист. Не могу сказать.

А.Плющев Если бы я ознакомился с приказом – какая, собственно, разница? Я не вижу в этом какой-то большой серьезной проблемы.

В.Варфоломеев Давайте сразу скажу, в чем основная претензия. В соответствии с законом Российской Федерации о СМИ акционеры, владельцы не имеют права вмешиваться с редакционную политику; а, в том числе, выходящие в эфир передачи, их содержание, их ведущие – это все является частью редакционной политики. Точно так же они не могут самостоятельно определять, кто будет выходить в эфир, а кто не будет выходить в эфир; кто является штатным сотрудником редакции радиостанции, а кто не является; кого нанять на работу, а кого не нанять. Есть закон о СМИ — это с одной стороны. И есть устав закрытого акционерного общества «Эха Москвы». Сейчас передо мной его полностью текста нет. Это довольно толстая книжка, если не ошибаюсь, там статья 19, пункт 4 определяет порядок приема и увольнения работников и там говорится прямо, что увольнение и наем сотрудников редакцией осуществляется только по представлению главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», то есть Алексея Венедиктова, который сегодня в последний уже не раз успел заявить, что он к этой истории не имеет никакого отношения. О планах уволить Александра Плющева он, как главный редактор узнал только в последний момент. К нему генеральный директор вопреки уставу – это как конституция любого предприятия – к нему обращался, никакого не было ни уведомления, ни запроса о том, чтобы главный редактор в соответствии с уставом направил бы представление на увольнение или неувольнение Александра Плющева. Но в данном случае госпожа Павлова, как мне представляется приняла решение, которое в ее компетенцию абсолютно не входит, и исходя из этого приказ, вот эта бумажка, которая подписана, о расторжении трудового договора – ну, это абсолютная фикция и незаконная вещь.

И.Меркулова И я не знаю, как теперь будут развиваться события?

А.Осин Ну, как? Саша, как я понимаю, будет работать. Насколько я понимаю, Алексей Алексеевич сказал, что он будет еще активней использовать его в эфире вот и все.

В.Варфоломеев Я только обращу внимание на тот приказ, который является, я считаю, незаконным, о расторжении трудового договора: уволить уже с 6 ноября 2014 года, то есть с сегодняшнего дня. Там никаких двух недель, никакого переходного срока, чего-то такого, все. То есть по идее Александр с сегодняшнего дня, с этого момента…

А.Плющев Безработный.

В.Варфоломеев Формально не является сотрудником радиостанции «Эхо Москвы», если считать действительным этот документ.

А.Осин Но тут, видимо, речь идет о присутствии в эфире, а прочие формальности вроде двухнедельного какого-то оплаченного срока… просто я не знаток…

В.Варфоломеев Я тоже не могу ответить. Давайте снова я к этому вернусь, потому что я не случайно запрашивал эти статьи законов, в том числе, то, что ты Леша процитировал. Во-первых, здесь говорится о том, что это решение о прекращении действия трудового договора с ведущим программы Александром Плющевым принято на основании пункта 14 статьи 81-й Трудового кодекса Российской Федерации. Я посмотрел сейчас. В этой статье, которая гласит: Расторжение трудового договора по инициативе работодателя – тут много разных оснований, видите, на 4 страницы – тут, чего только нет: и неоднократные неисполнения трудовых обязанностей, дисциплинарные взыскания. Тут даже какие-то аморальные поступки, если этот человек выполняет воспитательные функции. Но генеральный директор ссылается на пункт 14-й. Здесь никакой конкретики, если вы ждете. Тут говорится: и в других случаях, установленных настоящим кодексом и федеральными законами. То есть генеральный директор не конкретизирует суть оснований, на которых увольняется журналист радиостанции «Эха Москвы». Ну, и дальше тут указано в документе: «В связи с нарушениями обязанностей, установленных двумя статьями федерального закона о СМИ: 49-й и 51-й. 49-ю, Леша, ты начал цитировать.

И.Меркулова Давайте еще раз процитируем.

В.Варфоломеев Послушайте, тут очень много. Речь идет о том, что журналист обязан, действительно, соблюдать устав, проверять достоверность информации, конфиденциальности информации…

А.Осин Ничего по поводу его высказываний нет, насколько я понял. Проверять информацию…

В.Варфоломеев Отказаться от задания, если оно связано с нарушением закона, соблюдать запрет на проведение предвыборной агитации и другие. То есть опять никакой конкретики, как с тем самым предупреждением Роскомнадзора за передачу. В чем там была пропаганда войны?

А.Плющев То есть стиль, мне кажется, сохранен.

А.Осин Смотри, 51-я – она более конкретная, надо признать: Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельную категорию граждан исключительно по признаком пола, возраста, расовой и национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы; а также в связи с их политическими убеждениями.

А.Плющев Хотелось бы понять, какое это ко мне отношение имеет.

И.Меркулова А что такое «нарушение всех допустимых морально-этических норм»? Это какое-то изобретение.

В.Варфоломеев Это ты, что цитируешь?

И.Меркулова Это я цитирую заявление холдинга «Газпром Медиа».

А.Осин Ну ты, с точки зрения руководства, видимо, опорочил гражданина…

И.Меркулова Это не руководства…

В.Варфоломеев Дирекции, генерального директора.

А.Осин Я прошу прощения, неточная формулировка.

А.Плющев Смотри, давай с самого начала прочти, пожалуйста, самое первое предложение.

А.Осин Запрещается использовать право журналиста…

А.Плющев О! Стоп. Запрещается использовать право журналиста… То есть я где-то как журналист, будучи, наверное, в эфире «Эха Москвы», что-то сделал. Хотелось бы понять…

А.Осин Ну а ты в Твиттере…

А.Плющев Нет. Ну там было и за Твиттер и за эфир с Лойко. В случае с эфиром с Лойко, если вы прочтете расшифровку, которых много в интернете… Кстати, я подозреваю, что то, что я в своем блоге дал на него ссылку, на сам эфир… не ссылку, а просто выложил всю расшифровку эфира, возможно, это тоже как-то не очень способствовало…

А.Осин Наоборот, способствовало.

А.Плющев Наоборот, да, способствовало как-то отношению ко мне. Короче говоря, извините, что я немножечко волнуюсь, значит, где я использовал право журналиста? В эфире с Лойко, если вы его вдруг прочтете или переслушаете, вы поймете, что я поздоровался и попрощался…

И.Меркулова Ты какое право использовал — вопросы задавать просто людям?

А.Плющев Что касается Твиттера, то, во-первых, я там выступаю не как журналист. Это, вообще, мой личный блог. Он не зарегистрирован как СМИ даже. Роскомнадзор тут еще не успел постараться. Во-вторых, там действительно был твит с вопросом. Возможно, он был в некорректной форме, что я признал вчера сам вечером и твит убрал и извинился перед теми, кого он мог задеть. О’кей, если это считать правом журналиста, то такое право ест у каждого человека, который ведет блог в Твиттере.

В.Варфоломеев Работодателя не касается то, что делает сотрудник в личное, нерабочее время, по крайней мере,его поведение дома. Даже, если я членов семьи начну напрягать каким-то образом, меня за это Трудовой кодекс не позволяет уволит с моего места работы, чем бы я не занимался. Если не осужден по уголовному делу и не отправлен в места лишения свободы, как меня работодатель за то, что я делаю в свободное от работы время, может наказать?

А.Осин Понимаешь, я просто не в данном конкретном случае. Если некий работник, скажем так, какими-то своими действиями в нерабочее время с точки зрения руководителя данного предприятия бросает некую имиджевую тень на это предприятие, они могут по этому ли закону или как, но они могут принимать соответствующее решение.

В.Варфоломеев В Трудовом кодексе нет таких оснований. Я тебе могу передать опять статью 81-ю, можешь поискать хотя бы один пункт.

И.Меркулова Подождите, есть же устав радиостанции…

В.Варфоломеев И это самое главное.

И.Меркулова … в котором четко прописано как и когда…

В.Варфоломеев Я смотрю тут эсэмэски: «Вы законы не знаете. Гендиректор может уволить и без объяснения причин, но не в нарушении устава предприятия» — где у нас написано черным по белому, что увольнение и наем сотрудников редакционного коллектива радиоканала «Эхо Москвы» может осуществляться по представлению главного редактора. Без этой инстанции невозможно это сделать. Эта бумага – это филькина грамота.

И.Меркулова Я не знаю, в судебном порядке радиостанция будет это оспаривать?

А.Осин А зачем?

И.Меркулова Я не знаю.

А.Осин Тут вопрос вот в чем. Завтра, условно, Саша садится в эфир – у него, насколько, я понимаю, с 11 часов начинается – и что? Кто-то придет, будет его под белые руки выпроваживать?

В.Варфоломеев А, как ты думаешь?

А.Осин Я думаю, что нет.

В.Варфоломеев А я считаю, что возможны любые варианты, Алексей, абсолютно любые.

И.Меркулова Вот мне тоже кажется…

В.Варфоломеев Я даже не уверен, что вот мы сейчас разговариваем с Александром Плющевым в эфире – что мы звучим… То есть в студии-то мы звучим….

А.Плющев Ну, ладно! Звучим, звучим…

В.Варфоломеев А идем ли мы на передатчик…

А.Плющев Не нагонят паранойи, Володя.

В.Варфоломеев Нет, в любой момент возможно все. Леша спросил – я ему отвечаю. Возможны любые варианты. Кордон где-нибудь на подходах к Новому Арбату – что человека с этой фотографией не пропускать. Все возможно.

И.Меркулова А меня еще интересует эта подпись, которая появилась непонятно как на этом непонятном документе и теперь уже все должны просто подумать, чтобы совсем ничего не подписывать на территории радиостанции или я не знаю, где.

А.Осин Ты ничего не можешь не подписывать. Ты все-таки работаешь на радио и иногда твоя подпись требуется.

И.Меркулова Ну а как эта подпись оказалась там?

А.Осин Например, ты пишешь заявление на отпуск – ты же его подписываешь, правда?

И.Меркулова Я должна сказать, что Саше слова поддержки пишут наши слушатели…

А.Плющев Спасибо большое!

И.Меркулова И, кстати, тут говорят, что чуваку из «Ростелекома» 200 миллионов «золотого парашюта» заплатили и суд недавно подтвердил. «Плющев, требуйте хотя бы сотенку тогда уж». Это, конечно, шутки, но в принципе, увольнять человека день в день – это по всем законам как-то…

В.Варфоломеев Но это вторично все. Я считаю, что вторично, потому что самое главное: нарушено основное правило.

А.Осин Я думаю, что это не предмет обсуждения в данном случае, потому что мы не большие знатоки законодательства в соответствующих статьях – это тогда должен специалист объяснить. Главное, что, как мне кажется, решения главного редактора нет по этому поводу и Саша завтра…

В.Варфоломеев И главный редактор заявил о том, что Александр Плющев является членом коллектива радиостанции «Эхо Москвы» и «Эхо» всячески его в этом смысле поддерживает. Он наша часть, неотъемлемая, надеюсь, часть.

А.Осин По крайней мере я присоединяюсь к этому.

А.Плющев Я бы еще хотел сказать, что относительного вчерашнеготвита некоторые коллеги высказали, что они не согласны со мной по форме и это их абсолютное право, тем более, что, поскольку я сам понимаю, что форма могла кого-то задеть, я его убрал.

А.Осин Саша, я тебе могу сказать, что я тоже не согласен, но не согласен я и с тем, что произошло за этим.

А.Плющев Ничего, у тебя еще пара часов эфира есть, а меня через 4 минуты выгонят. Дело-то в том, что я просто хотел сказать, что можно соглашаться или не соглашаться — это совершенно нормально. Мы иногда подходим друг к другу и чего-то говорим и по эфиры и про наши твиты и прочие активности в социальных сетях, но это нормально, и я благодарен коллегам, которые так делают. Поэтому я хочу сказать, что им большое спасибо: и тем, кто поддержал, в смысле с Твиттером и так далее… Это был вопрос, знаете, в некотором смысле можно, конечно – я не хочу сейчас проводить каких-то сильных параллелей – но можно сейчас вспомнить, я бы так сказал, ситуацию с телеканалом «Дождь», когда там вопрос как-то всех покоробил. И тогда люди многие говорили, что мы обязаны задавать вопросы и так далее. Ну вот, я тоже задал вопрос. Он кого-то покоробил, многих людей – я извинился – убрал. Мне казалось, что, в общем, на этом можно было исчерпать инцидент. Если нет, можно было продолжить переговоры об этом, если кому-то, например, в том числе, руководству радиостанции «Эха Москвы», или холдинга «Газпром Медиа» — руководство я имею в виду, не Венедиктова – все можно было обговорить. Но если нет, то нет – что я могу сделать? Здесь я поделать ничего, увы, не могу. Я продолжаю работать. Меня пригласили сегодня вечером в программу «Кейс». Я всех приглашаю. Она в 22 часа выходит? Я забыл уже, когда она выходит. Приходите, поржем.

В.Варфоломеев Вспомнишь.

А.Осин Саша, ну и распечатай себе или посмотри на экране…

А.Плющев Да, спасибо большое за эсэмэсэки. Я в нарушение всех наших норм, когда гостям запрещено читать эсэмэски, я все-таки читаю, извините.

А.Осин Ну, ты, в общем, не гость, ты на своем месте, такой же хозяин, как и мы.

А.Плющев Подожди, Леша.

А.Осин Я свое мнение высказываю.

И.Меркулова Тут еще советуют просто требовать моральной компенсации с этих людей, потому что самоуправство – пишет человек.

А.Осин Вот я думаю, моральная компенсация — она вся здесь на экране, мне кажется.

А.Плющев Не очень желаю тебе, Леша, такой моральной компенсации за что-нибудь.

А.Осин Я понимаю, просто я со своей стороны хочу высказать свою позицию.

А.Плющев Спасибо дорогой! Спасибо!

В.Варфоломеев Давайте я напоследок еще повторю: с точки зрения редакции «Эхо Москвы» приказ об увольнении Александра Плющева не законен, он не соответствует уставу «Эха Москвы» и Александр Плющев остается членом команды, «Эха Москвы».

И.Меркулова Один из лучших ведущих радиостанции «Эхо Москвы» Александр Плющев, Владимир Варфоломеев. Спасибо, друзья! До встречи в эфире.

Комментарии

611

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


alexanderkey 13 ноября 2014 | 09:09

Я вот не считаю, что в твите было что-то аморальное и совершенно не скорблю по поводу гибели А.С.Иванова. Если даже Путин со всеми прихлебателями перейдет в иной мир - это не повод для скорби. Глумиться над покойными необязательно, но иногда можно. А Плющев, на мой взгляд, замечательный журналист. Руки прочь.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире