'Вопросы к интервью
30 сентября 2014
Z Разворот Все выпуски

Как общаться, если отключат интернет. Новый мессенджер Firechat


Время выхода в эфир: 30 сентября 2014, 15:05



В. БОЙКО: 15 часов и почти 7 уже минут в Москве, это дневной «Разворот». Всеволод Бойко и Оксана Чиж. Еще раз здравствуйте. Буквально через минуту мы будем обсуждать то, какие новые способы интернет и безинтернет координирования массовых протестов существуют. Ну, а кроме того, поговорим о Совете Безопасности, где будет обсуждаться информационная безопасность России.

О. ЧИЖ: В общем, отмечаем День интернета. Интернет-эксперт Антон Меркуров у нас в студии. Добрый день.

А. МЕРКУРОВ: Добрый день.

О. ЧИЖ: Буквально вся иностранная пресса, она сегодня пишет о новом приложении для мобильных телефонов.

В. БОЙКО: Да, Твиттер, ставший во время Арабской весны одним из главных средств для сбора и организации протестующих, в Гонконге получила новое развитие другая технология, в виде еще одного мобильного приложения, которым активно пользуются демонстранты. Ренат Валиулин изучил публикации на этот счет.



(звучит запись)

Р. ВАЛИУЛИН: Суперпопулярность приложения Firechat объяснятся тем, что оно позволяет обмениваться текстовыми сообщениями даже без подсоединения к интернету, в режиме Nearby, то есть общения с окружающими пользователя собеседниками. Текстовое сообщение между абонентами может осуществляться не через антенну провайдера интернет-связи, а непосредственно между телефонами. Радиус действия такого соединения от 40 до 70 метров. Более того, дальность может, по сути, увеличиваться до бесконечности, особенно в случаях большой концентрации абонентов, что, собственно, и происходит на протестных акция, маршах и демонстрациях. Дело в том, что каждый новый телефон в округе может служить дополнительным передатчиком сигнала.

Базирующаяся в Сан-Франциско компания Open Garden, которая является непосредственным разработчиком приложения, планирует усовершенствовать его за счет введения логинов и кодирования сигнала для сохранения в тайне персональных данных пользователей этой социальной сети. Open Garden – небольшая фирма по разработке компьютерных программ, в которой в настоящее время работает чуть более десятка человек, была создана на базе несложного ноу-хау, которое позволяло пользователям интернета делиться доступом к сети с другими абонентами.



В. БОЙКО: Стоит добавить, что только за последние 10 дней приложение Firechat было загружено более чем полутора миллионом пользователей. И я, конечно, поспешил зайти, собственно, на страничку одной из операционных систем для мобильных телефонов, и там в рекламе этого приложения, в описании этого приложения, в общем, ничего не говорится о том, что оно для массовых протестов.

А. МЕРКУРОВ: Значит, для начала хочется начать наш разговор с цитаты, старой цитаты из твиттера KermlinRussia. По-моему, она касалась господина Каддафи. Что если дурак, — это вольная цитата, — 30 лет у власти, значит, во всем виноват интернет. То есть, на самом-то деле, конечно же, мы живем в абсолютно принципиально других коммуникационных возможностях, принципиально другом коммуникационном пространстве, нежели мы жили 5-10 лет назад. Но, в целом, это лишь интересные инструменты, которые, естественно, мешают государству и помогают людям организовываться. Но способов использования таких приложений, их бывает масса. Это, я не знаю, концерты, мероприятия. Часто бываете на концертах, телефоны перегреваются. Я был на концерте каком-то, и у меня телефон нагрелся, им пользоваться было невозможно, потому что большая нагрузка на сеть, все хотят залить свои фоточки, общаться надо. Так что, применений, кроме как организация массовых каких-то беспорядков и свержения политических режимов, там может быть масса.

В. БОЙКО: Да, на самом деле здесь перечисляются, помимо массовых мероприятий, типа концертов и футбольных, там, матчей или любых других матчей, еще и условия дикой природы, где тоже может не быть покрытия сети и не быть интернета. И путешествия за границей, где ты можешь общаться с людьми, не тратя при этом трафик в роуминге.

О. ЧИЖ: Вообще такое впечатление, что в условиях, когда связь, связь как сеть, связь как интернет, подлежит включению или выключению по желанию людей, которые стоят у рубильника, то такое впечатление, что Firechat, он открывает какие-то дальние дали.

А. МЕРКУРОВ: С одной стороны, не то чтобы дальние дали. Наши телефоны сейчас настолько мощные, что могут выполнять кучу-кучу функций, в том числе служить передатчиком, в том числе вот строить такие вот локальные чаты, независимо от того самого рубильника. Но это лишь добавляет драйва и веселья. То есть, тут нету каких-то таких…

В. БОЙКО: То есть, еще раз, чтобы пояснить. Вот это приложение, оно позволяет общаться с другими пользователями дистанционно, например, если ты едешь в метро, там нет Wi-Fi на линии и нет сигнала покрытия сети.

А. МЕРКУРОВ: Да. Или через Bluetooth, или через Wi-FI, или вообще через любое средство соединения, которое есть у двух телефонов, создается чат, каждый телефон может служить передатчиком и, соответственно, расширять расстояние, на котором можно пользоваться. Но, в среднем, там вот указано в районе 70 метров в случае, там, Bluetooth. Вот в радиусе 150-200-300 метров можно общаться эффективно, хорошо с любым человеком. Опять же, в метро не пробовал, а так вот в любом офисном пространстве работает отлично.

О. ЧИЖ: То есть, все равно какая-то территориально общность должна быть.

В. БОЙКО: Да, но получается, что чем больше пользователей к этому приложению подсоединяются, коннектятся с ним, тем шире становится собственно круг, да? А. МЕРКУРОВ: По идее, да.

В. БОЙКО: Как бы, по идее, если сигнал от одного сотового телефона пересекается с другим, то вот это пятно, его можно расширять бесконечно.

А. МЕРКУРОВ: Да, да, да.

В. БОЙКО: Ничего себе!

О. ЧИЖ: При этом люди, которые становятся звеном, они должны какие-то дополнительные действия совершать, перекидывать следующему, или это просто автоматически как-то?

А. МЕРКУРОВ: Отдельный кайф современных технологий, вообще массовых сервисов – что никаких знаний не надо. Условно, я сегодня как раз перед эфиром в очередной раз поставил Firechat (сносил), и он вас один раз спрашивает, можно ли использовать ваш телефон в качестве передатчика. Вы один раз нажали эту галочку – все, вам больше ничего не надо нажимать, все работает автоматически и уже ничего не требует, никаких настроек.

В. БОЙКО: Ничего себе!

О. ЧИЖ: Удобно, удобно.

В. БОЙКО: Да, я, кстати, хотел процитировать, что по этому поводу пишет, собственно, сам создатель этого приложения. На сайте snob.ru опубликовано короткое интервью со Станиславом Шалуновым, он один из разработчиков Firechat. «В 10-тысячной толпе связь будет загибаться, даже если правительство не предпринимает мер, чтобы ее заглушить, а в Гонконге тем более полиция пользуется глушилками, поэтому у большинства людей там нет возможности выйти в интернет. Но они находятся достаточно близко друг к другу физически, поэтому могут общаться через Firechat. Приложение работает так же, как Твиттер или Инстаграм: позволяет публиковать сообщения, поддерживать связь. Можно установить на телефоны разных версий, находящиеся неподалеку друг от друга, не выходя при этом в интернет. Любая протестная акция вызывает у правительства желание контролировать свободный обмен информацией, но наша технология может быть полезна не только в ситуации революции, ее главная задача – обеспечить людям средство связи, чтобы свободно говорить друг с другом». Вот такие дела.

О. ЧИЖ: Ну, средство связи пытаются обеспечить не только в Гонконге, но и в России, причем тут такая история о двух сторонах медали. Потому что вот сейчас мы из новостей слышали, что на завтра назначено заседание Совбеза по… как это? Угрозам в информационной сфере?

В. БОЙКО: Да, вот сейчас расширение пришло на ленты информагентств, давай я прочту. Президент России проведет завтра в Кремле заседание Совета Безопасности. На нем будет обсуждаться вопрос противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере, — сообщает пресс-служба Кремля. Актуализация подходов к решению основных задач, поставленных Стратегией национальной безопасности и Доктриной национальной безопасности с учетом стремительного развития коммуникационных технологий в мире. Не только обеспечивание безопасности информационных ресурсов органов власти, но также устойчивое функционирование российского сегмента интернета, в частности исключение возможности какого-либо ограничения свободы доступа к нему граждан и организаций.

О. ЧИЖ: Меня как пользователя немножко беспокоит, что Совбез беспокоится из-за развития коммуникационных технологий в мире.

А. МЕРКУРОВ: Смотрите, давайте мухи отдельно, котлеты отдельно. Первое. Да, действительно, в России есть история, которая касается введения цензуры, влияния большого государства на интернет, консолидирования интернет-активов у госкомпаний в лице, там, Ростелекома и Связьинвеста и в лице депутатов (там, Луговой, Деньгин), Администрация президента, которая закручивает гайки, и вот эта вся история, которую мы любим обсуждать, как скоро у нас закроют Фейсбук. Это связано больше с политикой, нежели реально с безопасностью, потому что, ну, политически закрыть Фейсбук весело, ну, и вообще поразвлекаться. То есть, это такая политическая история…

В. БОЙКО: Я представляю, как они там будут сидеть хихикать, закрывая Фейсбук.

А. МЕРКУРОВ: Смотрите, там сидят люди специальные, капают на мозг Администрации президента, говорят: давайте, давайте, угроза безопасности и все такое. А есть другая история, которая… давайте отвлечемся на секунду от политики. Должно ли государство вообще заботиться о том, что будет и как будет работать интернет в случае а) внешней угрозы? Ну, там вот есть всякие подозрения. Я не знаю, какая внешняя угроза, но, предположим, у Совбеза есть бумажки, что нам что-то угрожает…

О. ЧИЖ: А я сейчас расскажу, кстати.

А. МЕРКУРОВ: Вот. И внутренней угрозы. Тут одно из внутренних угроз радикальный ислам в том числе указывается. Речь не идет, там, о Болотной площади, креативном классе. И, соответственно, государство в лице Минкомсвязи, профильных ведомств должно выработать какие-то алгоритмы поведения. Я думаю, есть же планы, что будет в Москве при случае ядерной войны. Мы все понимаем, что возникновение ядерной войны – это шанс минимальный. Но план-то должен быть, чтобы не было так, что вдруг начинается какая-то движуха…

О. ЧИЖ: Война пришла, а мы не знали.

А. МЕРКУРОВ: Да, нападают, а мы тут щелкаем, собственно, чем-нибудь. И тут, собственно…

В. БОЙКО: «Если вырубят электричество, то есть почтовые голуби», — пишет в этом контексте Айрат.

А. МЕРКУРОВ: И, соответственно, Минкомсвязи и профильные ведомства за этим принимали стратегию кибербезопасности России, чтобы знать, что в случае если у нас происходит то-то, то-то, у нас вот здесь за зданием Администрации президента есть целая голубятня, которая будет рассылать наши сообщения. То есть, это их прямая обязанность…

В. БОЙКО: Приказ о нанесении ответного ядерного удара.

А. МЕРКУРОВ: Да. Другой вопрос, что в силу того, что у нас сейчас изуродовали наше медиа-пространство и шизофрения у всех творится, воспринимается это, безусловно, как всякое закручивание гаек. Хотя этим занимается другое ведомство.

О. ЧИЖ: К закручиванию гаек тоже еще вернемся. А что касается завтрашнего заседания и вот такой вот внешней угрозы, смотрите, что пишет РБК. По словам источника РБК, министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров доложит Путину на заседании Совбеза о результатах июльских учений, целью которых было проверить, можно ли отключить россиянам интернет извне или нет. Учения проходили по поручению главы государства, в них участвовали представители силовых структур (ФСБ, ФСО, Минобороны и МВД) и доменные отрасли. На этих мероприятиях шла речь, например, о технической готовности государства к новым возможным санкциям – отключению Рунета, то есть сайтов зоны RU и РФ, от глобальной сети извне. Это вот говорят источники РБК. Я, честно говоря, просто как полный дилетант не очень понимаю: а такое технически возможно?

А. МЕРКУРОВ: Технически, ну, что-то, наверное, возможно, как-то помешать можно, но мне кажется, что вот это уже из раздела научной фантастики, и там то ли разборка за деньги, которые приносят домены, и это… ну, потому что постоянно появляются вбросы, которые нацелены на Координационный центр доменов РФ, который сейчас управляет этими доменами, управляет отлично. Там, собственно, одна из причин, почему управляет – там большая специализация, там люди занимаются этим не один десяток лет…

В. БОЙКО: Да, я хочу подчеркнуть, что, собственно, Координационный центр, о котором говорит наш гость интернет-эксперт Антон Меркуров – это некоммерческая организация…

О. ЧИЖ: Ну, то есть, она независимая.

В. БОЙКО: … которая формально независима от государства, хотя там есть представитель властей, который даже имеет право вето.

А. МЕРКУРОВ: Да, то есть все работает, все хорошо, и это скорее, мне кажется, может быть, коммерческие разборки. Что касается внешнего давления на Россию и отключения каких-то зон из-за санкций, это тоже я бы относил к разделу научной фантастики, потому что, ну, это какая-то из серии мелких пакостей. Ну, отключат и отключат. То есть, оно как бы быстро все решается, наверное, как мне кажется, и не несет за собой каких-то больших технических последствий. Почему Минкомсвязи этим занят и это обсуждает – тоже хороший вопрос, кто им капает на мозг, что именно это является угрозой. Потому что, опять же, их мнение как-то формируется специальными какими-то людьми, которые говорят: вы знаете, вот надо идти туда, потому что это плохо.

О. ЧИЖ: А, то есть, тут какая-то лоббистская еще есть история.

А. МЕРКУРОВ: Да, безусловно, потому что везде надо искать или деньги, или еще каких-то внешних угроз. В случае интернета они… ну, вот, опять же, какие-нибудь исламские хакеры пойдут и взломают сайт Госдумы. Плохо? Плохо. Надо вот с этим сражаться. Там, много инфраструктуры российской уже через интернет. Там, депутаты пользуются Mail.ru, или чиновники пользуются сайтом Mail.ru, пересылают незашифрованные сообщения, их взламывают постоянно. Вот тоже об этом надо думать. Ну, вот, видимо, кто-то там про домены…

В. БОЙКО: Я вот сейчас как раз еще нашел одну новость. Это на тему информационной безопасности и того, что Совбез обсуждает, казалось бы, такую вещь, как возможный взлом сайтов, да? Российский офицер получил условный срок за разглашение секретных сведений при ремонте ноутбука на Украине. Представляете?

О. ЧИЖ: Пытаюсь, но пока не очень получается. То есть, как это должно было произойти?

В. БОЙКО: Осужденный был ни больше ни меньше начальником войск радиоэлектронной борьбы и отвечал за организацию радиоэлектронной защиты. То есть, человек из этой сферы. У него был допуск к сведениям с грифом «особо секретно» и «совершенно секретно». Часть секретных сведений офицер хранил на своем ноутбуке, который отдал после поломки для ремонта своей сестре, гражданке Украины. Та его туда отвезла и последовательно отдала еще двум мастерам. В результате чего, как считается, информация могла утечь.

О. ЧИЖ: Ты сейчас намекаешь на то, что бороться с информационными угрозами нужно не на уровне технологий, а на уровне мышления людей, которые передают свои ноутбуки?

В. БОЙКО: Я сейчас соглашаюсь с Антоном в том смысле, что на самом деле обсуждать защиту какой-то государственно важной информации на уровне Совбеза – это совсем не странно. И, может быть, нужно какие-то ликбезы проводить, если, извините, начальник какого-то подразделения, отвечающего за радиоэлектронную защиту, хранит у себя сверхсекретную информацию и отдает ее на Украину.

А. МЕРКУРОВ: Ну, вот наверняка, по результатам… смотрите, это же бюрократическая машина, которая… там будет какое-нибудь решение, что по результатам этих учений выяснилось, что у нас большинство сотрудников не умеет пользоваться Вордом. Соответственно, просим выделить один, там, миллион рублей на обучение сотрудников Ворду. Или по результатам учений выяснилось, что, там, мы можем это, а вот это еще не можем. То есть, видимо, или денег еще попросят, или скажут, что все хорошо, завтра можем отрубить. В принципе, отрубить не могут, но вот потренировались, и хорошо. Мы просто почему-то… то есть, я понимаю, почему, но есть очень негативное отношение к тому, когда государство пытается хоть чем-то заниматься. Потому что чем бы оно ни занималось, казалось бы, про интернет надо думать – ага, закрываете! Закрывают из другого отдела, эти просто тренируются и пытаются как-то выживать в изменившихся условиях. И так в России в плане IT, кибербезопасности, всех этих высокотехнологичных штучек надо еще накачиваться, накачиваться и еще раз накачиваться. Там, по сравнению с США, Россия, конечно, занимает очень мифические какие-то позиции, и надо наоборот больше всего этого и думать о кибербезопасности. Главное, чтобы они не вмешивались в нашу жизнь, а так о защите-то страны думать надо.

В. БОЙКО: То есть, понятно, мы приходим к тому, что есть действительно проблемы кибербезопасности, которые начинаются от офицеров и заканчиваются сайтами ведомств, откуда может утечь какая-то секретная информация. Как заявляло, там, какое-нибудь анонимное сообщество Shaltay Boltay, скрытая переписка Аркадия Дворковича, хотя это все опровергается…

А. МЕРКУРОВ: Вот с Дворковичем другая причина. Потому что сидят там тоже в Администрации люди, и там отдел внутренней политики, еще какой-то, и просчитывают, как и что лучше блокировать, какие законы лучше принимать, антитеррористические и так далее, там, блогеров считать. Перечислять то, что у нас сейчас было принято, я думаю, бессмысленно. Там, владение СМИ иностранцами…

О. ЧИЖ: Альманах можно выпустить.

А. МЕРКУРОВ: Да, можно выпустить альманах. И, соответственно, а вот эти уже люди занимаются тем, что вот какие-то такие оперативные движения законодательные принимают. И вот их-то как раз и надо ругать. А этих – ну, хорошо, собрались и собрались.

В. БОЙКО: Давай зададим нашим слушателям вопрос: боитесь ли вы отключения интернета в случае внешней угрозы?

О. ЧИЖ: Хорошо, давайте проголосуем. Если да, боитесь, то ваш номер 660-06-64. Если у вас действительно своя голубятня уже на балконе, то 660-06-65. Голосование пошло.

Если вы опасаетесь отключения интернета в случае возникновения некой глобальной внешней угрозы, то 660-06-64. Если нет — 660-06-65. Голосование идет. Мы продолжаем.

Я вот хочу вернуться к вопросу… вот эта история с Координационным центром, который сейчас распределяет имена фактически. Тот же РБК пишет, что фактически управление доменными зонами RU и РФ может быть от Координационного центра передано какой-то из госструктур. Вот это вообще насколько вероятно в нынешних условиях?

А. МЕРКУРОВ: В нынешних условиях вероятно все, как вы понимаете. Тут отдельно стоит заметить, что меня не то что как специалиста, вообще чисто уже по-человечески начинает раздражать, что государство начинает заниматься и наращивает свое присутствие в тех сферах, где совсем не обязательно быть. Вот сидит человек от Минкомсвязи в совете и сидит как бы, все хорошо. В целом, я не понимаю, почему государство должно заниматься абсолютно не профильными вещами. Вот не знаю, сейчас вот от банального, спирт монополизируется государством, до там вот домены хотят. А по большому счету, функции государства не в этом, и наращивать владение государством только ради контроля – ну, тоже тупиковая ситуация, тоже государство – не самый эффективный управленец и все развалит. То есть, зачем государству вот все это собирать – не очень понятно чисто стратегически и по бизнесу. Это просто неэффективно. Тем более вот как раз есть тот же самый КЦ, и вообще в частных руках оно все хорошо живет. Если надо посоветоваться, если надо спецслужбам прийти разобраться, если надо, в конце концов, применить какое-то административное давление, его можно применить и так, не консолидируя у себя все эти вещи. То есть, зачем государству торговать доменами – непонятно. Это абсолютно нормальная коммерческая история.

О. ЧИЖ: А последствия-то, собственно, какие? Ну, вот будут распределять эти имена госструктуры.

А. МЕРКУРОВ: Непонятно. Кто-то заработает, кто-то потеряет. То есть, последствия скорее чисто финансовые. Там, пользователи этого не заметят. По бизнесу тоже я не уверен, что там у партнеров будут какие-то большие проблемы, потому что домены становятся все дешевле. Ну, скорее всего, кто-то потеряет, кто-то получит.

В. БОЙКО: Слушайте, ну, а может возникнуть такая ситуация, условно говоря, если продолжать вот эту шизофреническую теорию, там, параноидальную о том, что все будет плохо, интернет скоро закроют (изнутри, а не снаружи), можно предположить такую ситуацию, что, допустим, кто-то решит зарегистрировать домен долойпутина.рф, и ему это запретят сделать, потому что будет Минкомсвязи распределять или другое ведомство?

А. МЕРКУРОВ: Вы знаете, я сижу в совете по спорным вопросам как раз Координационного центра доменов РФ и могу вам сказать, что вам и так не дадут зарегистрировать домен долойпутина.рф, потому что он нарушает какие-то там правила.

В. БОЙКО: Черт!

А. МЕРКУРОВ: Там большой длинный…

В. БОЙКО: Это шутка сейчас была, да.

А. МЕРКУРОВ: … свод правил, и я сам жаловался на какие-то домены, которые регистрировали, матерные, не матерные. И там наверняка по законодательству нынешнему и по этим правилам вполне себе законно не дадут зарегистрировать, и как бы все хорошо. То есть, опять же, для этого абсолютно не надо заниматься этим государству, потому что тем более как у любого…

В. БОЙКО: Тут оно уже подстраховалось.

А. МЕРКУРОВ: Да. Везде все давно подстраховали…

О. ЧИЖ: Я-то наивно думала, что кроме матерных слов все можно.

А. МЕРКУРОВ: Я попробую вот после эфира зарегистрировать – вдруг дадут (смеется).

В. БОЙКО: Я думаю, что после эфира уже точно не дадут зарегистрировать. Да, еще один немаловажный вопрос, который нельзя не отметить, поскольку у нас сегодня День интернета. Вообще у нас дальнейшая тенденция-то какая? Все, на закручивание гаек? До свидания любые перепосты в социальных сетях, пишем только про котиков и немножко про борщ?

А. МЕРКУРОВ: Нет, вообще мы, конечно, пишем про котиков дальше…

В. БОЙКО: Я не призываю запретить котиков.

А. МЕРКУРОВ: Ситуация будет развиваться ровно до того момента, когда она не станет критической. Сейчас, да, велик уровень самоцензуры, уже достаточно сделали и еще больше сделают для закручивания гаек. Наверняка, может быть, демонстративно или не демонстративно покажут, как может не работать Фейсбук в России, или Гугл, или Твиттер. Надо же будет как-то продемонстрировать, что вот, типа, мы можем. Наверняка будут еще какие-то там системные, не системные изменения. Но, в целом, смотрите, как мне кажется, техническое отключение интернета, во-первых, невозможно. Во-вторых, его не будет, потому что сейчас это такая история… ну, вот давайте серьезно обсуждать: что будет, если в Москве отключить воду? Во всей Москве, сегодня, на часы. Москва час без воды.

О. ЧИЖ: Колодцы.

А. МЕРКУРОВ: Все тут же начинают бегать с бутылочками, там, еще с чем-то. Вот час в Москве без интернета – это, соответственно, лежат платежные системы, там, все лежит. Ну, это уже катастрофа для страны внутренняя, этого никто не допустит. Рассматривают очень локальные вещи – это блокировки сайтов, отключение интернета ненадолго в каком-либо районе. В какой-то районе начались беспорядки – взяли там интернет вырубили и связь.

В. БОЙКО: Как в Гонконге сейчас происходит.

А. МЕРКУРОВ: Да, как в Гонконге. Прошу заметить, им это не помогает. Это тоже важный момент, что все как мертвому припарка. Давайте тут отключим, тут отключим…

О. ЧИЖ: Появляются новые способы.

А. МЕРКУРОВ: Да, появляются новые способы, это все обходят. То есть, это все, ну, скорее для развлечения публики. Но это, опять же, ну, нет тут ничего такого. А движется – ну, вот пока народ окончательно не заколебет, как государство издевается над ним, то вот оно и будет продолжаться. А с другой стороны, стратегически для внутреннего рынка любое отсечение внешних конкурентов хорошо, там, наш спрос растет… Я вот всем рассказываю, что я не перестаю радоваться всем этим законам, потому что, смотрите, количество эфиров у меня и востребованность меня как специалиста растет в разы. Вот депутат Луговой написал строчку – и мое величие выросло. Спасибо большое.

В. БОЙКО: Цитируемость, да, и упоминаемость.

А. МЕРКУРОВ: В этом смысле всем тем, кто здесь занят, по большому счету, это только…

О. ЧИЖ: Добавляет работы.

А. МЕРКУРОВ: Да, добавляет работы, там, трудиться хорошо. Востребованность западного интернета россиянами не такая уж и большая. Так что, тут все про отключение интернета – это скорее такая громкая фраза, чтобы пообсудить, поговорить. Ничего принципиально страшного, что будет заметно вот так вот невооруженным глазом, что мы так вот просыпаемся – раз и нету интернета, этого всего не будет.

О. ЧИЖ: Прямо сейчас в Твиттере известный блогер Рустем Адагамов написал: «Сегодня День интернета. В России, видимо, последний». Будем надеяться, что все-таки не последний, еще через год встретимся и поговорим.

В. БОЙКО: Подведем итоги голосования.

О. ЧИЖ: По итогам голосования, у нас 67% опасаются отключения интернета в случае возникновения угрозы, а 33% — нет. Либо уверены, что все будет хорошо, либо, ну, отключат и отключат, книжки читать будут.

В. БОЙКО: Спасибо Антону Меркурову, интернет-эксперту, с которым мы обсуждали массовые протесты в интернете, без интернета и судьбу его как такового.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


30 сентября 2014 | 15:18

Как общаться,как общаться,-по телефону,хоть услышишь живой голос своих родных и знакомых.?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире