'Вопросы к интервью
ЕВГЕНИЙ БУНТМАН: У нас в гостях Каромат Шарипов, руководитель общероссийского движения «Таджикские трудовые мигранты». Добрый день!

АЛЕКСЕЙ ГОЛУБЕВ: Каромат, здравствуйте!

КАРОМАТ ШАРИПОВ: Добрый день! Здравствуйте!

А. ГОЛУБЕВ: Как следует из СМИ в акциях протеста осенних могут принять участие 100 тысяч человек. Если честно, когда я такое увидел, я был… Как бы это сказать? Мягко – просто в шоке, потому что я знаю, что в Лондоне где-то бывают акции протестов мигрантов, массовые там даже беспорядки, например. Бывают в Германии. Бывают, не знаю, во Франции. В Москве такого пока не было, слава Богу. Но когда я вижу, что за последние годы число мигрантов в Москве увеличивается и увеличивается, я понимаю, что рано или поздно это произойдет. И вот сегодня я в СМИ вижу такие заголовки, для меня, честно говоря, пугающие, что мигранты могут выйти на улицы с некими своими требованиями. И в то же время я понимаю, что это не останется без внимания со стороны людей, радикально настроенных по отношению к мигрантам. Это могут быть националисты. Это могут быть еще кто-то, которые могут прийти в одно и то же время, в то же время, где собираетесь собраться вы, туда придут и противники…

Е. БУНТМАН: Ну, в 1-ю очередь я предлагаю выяснить, насколько велика возможность каких-то акций.

К. ШАРИПОВ: Еще раз добрый вечер, уважаемые радиослушатели! И благодарю Вас, что пригласили, потому что вопрос возник не вчера, не сегодня, а уже десятилетия происходят события. А я как руководитель уже 13 лет руковожу «Таджикскими трудовыми мгрантами» после военной службы. Я действительно дал интервью. У нас был телефонный разговор с газетой «Известия». Соответственно пресс… Ну, говорили о том, что возможности проведения подобного митинга в решении… это будет на очередном или на внеочередном съезде таджиков мира по программе, которая сегодня и молодежь Таджикистана за возрождение Таджикистана предоставила нам, что помогите в проведении данного съезда. Так и будут называться «Таджики мира», где один из пунктов решения таких вопросов поддержки, значит, делегатов. Мы видим не менее 100 тысяч граждан, которые возможно будет, если не будет препятствия, готовы принимать участие и мирным путем пройти по тем местам, которые будет предложено… после того, как получит заявку мэр города. Эти люди должны высказать свою точку зрения. Вы прекрасно знаете, о чем идет речь, потому что более 20 лет граждане Таджикистана находятся в рабских условиях.

Е. БУНТМАН: Вы знаете, я вот хотел задать несколько уточняющих вопросов. Во-первых, нет, мы не всегда знаем, о чем именно идет речь, потому что это либо информация, которая не доходит полностью, либо информация, на которую очень часто не обращают внимания. Я бы хотел просто обозначить несколько моментов с Вашей помощью. Речь идет о гражданах Таджикистана, которые приезжают легально?

К. ШАРИПОВ: Абсолютно правильно.

Е. БУНТМАН: Легально с разрешением на работу. И вот дальше начинаются всевозможные проблемы, потому что у нас принято говорить, если мигрант, то нелегальный мигрант.

К. ШАРИПОВ: Любой мигрант, прибывший на территорию российского государства в течение 7 дней, он находится легально. В течение 7 дней он завербован, то даже мы говорим, есть люди, которые завербованы не только на рынках, они могут… их завербовали на территории России… в том числе, значит, Северный Кавказ. Это страна Россия. И отправят в Ирак, и отправят в Сирию для тех же боевых действий. То есть мы в последнее время знаем, что есть такие… И в южных рубежах Украины также воюют таджики…

А. ГОЛУБЕВ: Стоп, стоп. Это кто кого вербует? Таджиков вербуют? Кто их вербует?

К. ШАРИПОВ: Я говорю, в течение 7 дней человек, который пребывает, он легально… Если после 7 дней, он не нашел рабочее место…

А. ГОЛУБЕВ: Если он не нашел…

К. ШАРИПОВ: Да, в это время соответственно…

А. ГОЛУБЕВ: … завербовать его для участия в боевых действиях.

Е. БУНТМАН:

К. ШАРИПОВ: О большом количестве нелегальных, которых, значит, завербовали на территории Москвы, в частности мы говорим, 31 декабря это будет последний таджик. Это не я принял такое решение. Я поддерживаю. И молодежь Таджикистана, «Союз возрождения» и другие общественные организации, в том числе наша… совет при общероссийском общественном движении, что 31 декабря достаточно 23 года для молодого парня или при… которые уже были здесь, таскать, вот так называемо выполнять эту черную работу на рынках. Мы не говорим о строительных компаниях. В строительной компании там професом можно. Соответственно со временем каждый человек захотел, он может там выбрать себе профессию. Но на рынке задача в одном: тебе никто зарплату не платит, ты работаешь на дядьку. Помимо этого тебе говорят, ты даже не спишь, ты будешь платить. В общем, доступа там нет. Куча вооруженных автоматчиков находится вокруг рынка, хранят одного лидера. Лидер наш ОПГ, организованной преступной группы. У меня, почему весь я говорю, потому что перед тем, как я вылетел, полетел в Таджикистан, буквально 12 по 15, я встречался со всеми этими руссами, в том числе рынки. И безопасность, когда говорят в открытой форме: это не люди. То есть как это не люди? Это не люди просто. Я говорю, чем это все обоснование. Потому, что эти люди напрямую подчиняются криминальной структуре вашей так называемой ячейки… таджиков, которая подчиняется одновременно в Таджикистане Министерству МВД. У меня вопрос возник. Я приехал к вам с деньгами, я вам деньги отдам. Давайте мы откроем информационный центр. Мы отдаем им наши газеты бесплатно. Я говорю, такого когда есть… вы предложите лет через 20, еще возможно. Сейчас этого не будет. Поэтому полностью информационная блокада создана внутри рынков. Там криминал. Там публичные дома. Там, как говорим, закрытые казино. Там… продажа этих мальчиков. Там наркота. Там все остальное. Хозяева, я сразу говорю, хозяева, я понимаю, что скорее обижать наших братьев евреев, я имел с ним разговор же. Что вы хотите творить? Наподобие Украины, что ли? Или хотите, чтобы… брал по отношению к местному населению таджикской нации? Или хотите, чтобы окончательно уничтожить ислам? Потому, что здесь тоже идет религия в этом всем. Они как раз всех бригадиров назначили тех, которые хадж посещали. Я там не видел ни Ивана бригадиров, не видел там, допустим, хохол там, западный… видел там таджиков, которые традиционный ислам приветствуют. Это все создано в нутрии рынков. И доступов там нет.

Е. БУНТМАН: Вы знаете, у меня есть один вопрос. Я примерно, ну, я не думаю, что я себе полностью представляю те проблемы, с которыми сталкиваются мигранты в 1-ю очередь из бывших среднеазиатских республик, бывших республик Советского Союза. Это действительно то, что я читал, то, что было в разговорах. Это очень тяжелые условия труда. На рынках рабские условия труда, милитаризированная обстановка. Это не только Вы говорите. Это очень многие говорят. Я не очень понимаю вот этого этнического распределения профессий, потому что выходцы из Таджикистана, почему-то их направляют на самую черную работу, как правило. Почему так происходит? Может, это ваша недоработка как главы диаспоры, и диаспоры, которая в Москве находится, потому что у выходцев из Узбекистана чуть-чуть другое социальное положение…

К. ШАРИПОВ: Абсолютно с Вами согласен.

Е. БУНТМАН: … как правило. Почему? Объясните.

К. ШАРИПОВ: Вот мне… я буквально подготовил эту бумагу, которую необходимо сегодня изучать руководству Таджикистана.

Е. БУНТМАН: Я Вам хочу подчеркнуть, что я ни в коем случае не провоцирую никакой розни. Это просто факты. Я москвич, это примерно представляю себе.

К. ШАРИПОВ: Правильная постановка вопроса с Вашей стороны. Я видел, что когда вопрос возникает с такой проблемой… Это не наша работа, во-первых. Вообще российское общественное движение, общественное дело должно заниматься культурой, развивать, изучать, обучать. Мы занимаемся государственной проблемой Таджикистана. Это возникает, когда Каримов говорит, что если у меня там один человек будет заниматься… это же грязная работа. Вот уволим министра МВД. Это беда сегодняшнего руководства Таджикистана, давайте вот так скажем. Потому, что даже вот контроль. Кто их контролирует? В Узбекистане есть закон. Если ты забрал 5 человек, приехал в Россию, этих пятерых ты не возвратишь, им заработок не платишь, в тюрьму сядешь. А у нас можно забрать поездами, привезти, даже назад не возвратить.

Е. БУНТМАН: То есть бесконтрольный выезд.

К. ШАРИПОВ: Абсолютно отсутствует элементарный механизм. Те обязательства, которые брало государство перед таджикским народом, не выполняются. В 1-ю очередь мы знаем выборы президента, выбор парламента. Это все так значит, придете – придете. Не придете – все равно выберем парламент, выберем президента, а сами там… сами разберитесь. А вот разбираемся мы сейчас. Мы разбираемся, потому что людей надо возвращать на родину. Надо возвращать. Если кто-то хочет остаться здесь, мы говорим 31 декабря. Все.

Е. БУНТМАН: А у них там будет работа?

К. ШАРИПОВ: Будет работа. Почему?

Е. БУНТМАН: Какая?

К. ШАРИПОВ: Потому, что сегодня нас не регистрируют…

Е. БУНТМАН: Они же сюда не от хорошей жизни едут.

К. ШАРИПОВ: Именно. Их привезли насильно. В каком плане насильно? Их уговаривали. А в крайней случае называется насильно. Приехали к ним там в деревню и сказали: «Мы вашего сына забираем. Ваш сын будет зарабатывать. Вы, мама, папа, получите лекарства ежемесячно». А куда ваш сын там дальше будет в России, ему только одному известно. Нам известен этот путь. Значит, если прибыли сюда люди, скорее всего, прибили по какому-то информационному направлению. Значит, часто информируют на телеканалах Таджикистана, что вас буквально ждут вас, приезжайте. Приехал. 7 дней…

Е. БУНТМАН: Серьезно, да?

К. ШАРИПОВ: Да. Приехал. 7 дней. Снимал там кредитов на какую-то сумму, продал последнюю корову. И здесь надо деньги возвращать. Каким образом? Готов идти в рабство. А такие точки созданы. А как созданы? Часть братья таджики, мусульмане, части братьев-азербайджанцев, чеченцев, дагестанцев. Все остальные подумали: «В мире столько людей. Давайте их таджиков будем делать». Я еще раз хочу заявить, что таджики это имеют тысячелетия своей истории. И надо кому-то этот вопрос затрагивать. Я вижу соглашения на межгосударственном уровне, которые абсолютно не выполняются. Введение человека в заблуждение, чушь абсолютная. Я другой стороны я вижу, когда мы что-то говорим, делается. Вот у нас говорили недавно, я поехал, там говорю, это у нас демократические принципы соблюдаются в Таджикистане. Я говорю: я с вами согласен. А вот в Узбекистане нет. В Киргизии нет. В Киргизии происходит, в Узбекистане происходит перестановка кадров. А зачем тогда такая демократия, когда будем с утра до вечера говорить, кадры приходят на 30 лет. Смена однозначно кадровые вопросы на… на других критика-то власти, они пускай занимаются.

Е. БУНТМАН: То есть проблема, она исходит из Таджикистана в 1-ю очередь? Отсутствие контроля за перемещением рабочей силы, отсутствие контроля за перемещение неквалифицированных…

К. ШАРИПОВ: Я назвал… Почему, вот даже Вы мне задавали вопрос, почему я назвал съезд не народов Таджикистана, а съезд таджиков? Я всегда говорил, что в России должен руководить русский человек руководителем, не зависимо он дагестанец, таджик. Я в гостях в России. Я имею гражданство. Я получаю пенсию. Мы в гостях в России. В Таджикистане пока будут руководить те люди, которые сегодня есть, так получилось, прибыли когда-то туда. И сегодня они завоевали большие чины. Это не таджики. И эта проблема, которая с мигрантами-таджиками, они решать и не будут. Их сегодня устраивает по полной вот программе хаос и дальше двигаться в свою пользу. Ну, я думаю, что время настало, потому что 23 года суверенитет. Молодые парни даже не почувствовали пороху, тогда же гражданской войны. Сегодня они хотят возвращаться. Бояться не надо. Мы готовим им много мест в строительной компании, буквально нам власти дали. Тем более они все нелегально находятся. И куда смотрит господин Ромодановский? Куда местные ФМС смотрят?

Е. БУНТМАН: То есть Вы предлагаете ужесточать…

К. ШАРИПОВ: Это не ужесточение называется. Зачем? Это уничтожение называю я. Мы останавливаем уничтожение людей же, потому что они идут по дороге… Надо кого-то сегодня депортировать. Дали команду 100 тысяч депортировать. Все, которые нелегально находятся, их берут, шапку одевают на голову, каску одевает, допустим, тот же комбинезон спортивный, так называемый спортостроительный, приводят к объекты строительному, сфотографировали, повели в суд. И даже судью никто. Ни один из них не видел. Потом их отправляют там через спецприбыль, выдворяя на 5 тысяч рублей. Миллионы, миллиарды сегодня остаются благодаря этим трудовым мигрантам. Мы еще раз говорим за легальную миграцию, за контроль миграции, что дети должны находиться постоянно под контролем государства. Вот все говорят, почему именно таджиков? Я говорю, а вы уходите, ваши места заберут. Нам говорят: а пускай заберут. Молдаване не хотят идти. Киргизы не хотят идти.

Е. БУНТМАН: То есть это довольно строгое этническое распределение профессий фактически?

К. ШАРИПОВ: Абсолютно. И вот…

Е. БУНТМАН: Ну, это на самом деле всегда было в определенной степени, но действительно об этом не могут не задуматься в Таджикистане, потому что это влияет на имидж страны.

К. ШАРИПОВ: Я хорошо отношусь к частному руководству Таджикистана, хорошо. Избранный Президент есть. Но пока мы не будем вести борьбу с клановой системой, пока не будем говорить. Допустим, есть люди, которые вообще получили образование… стихия находится к власти. Допустим, приходим сегодня, есть молодежь, которая училась в Англии, в Америке, в других странах без работы остались. Сами кадры уходят сюда же. Сегодня таджикская нация хочет возвращаться назад. Сегодня смотрите санкции к России относятся, возвращаются те же арбака, те же телеги. В Таджикистане кучи земельных участков. Пускай подготовят нам землю, все эти участки. Подготовим хорошие фрукты, и остальной урожай отправляем в Россию. Это прибыль для государства. Чем спасть в этом подвале, потом еще к утру в 6 часов подъем. Хуже, чем в 4 часа лето. Палкой по голове. Что с ним происходит дальше, только одному Богу известно. Мы поэтому когда вели переговоры с безопасностью данного рынка, мы сказали так: дорогой, ищи у себя на родине. Ваша родина где? Значит, северный или горный Азербайджан. Пожалуйста, оттуда веди бабушку, дедушку… Ничего страшного. 23 года вам Таджикистан помог, ничего этого не получил.

А. ГОЛУБЕВ: Каромат Шарипов в эфире «Эха Москвы», руководитель общероссийского движения «Таджикские трудовые мигранты». У меня вопрос еще касательно, опять-таки возвращаюсь опять-таки к планирующейся акции протеста таджиков в Москве. Скажите, в каком случае она все-таки будет проводиться? Что должно произойти, чтобы ее не было?

К. ШАРИПОВ: Я человек военный, еще раз говорю, что если сегодня после нашего разговора и после того, что сегодня средства массовой информации… Столько не было сделано. Власти Таджикистана должны информировать собственный народ, в каком положении находится, благодаря, может нашей бумаге, нашему интервью, может та девчонка известная выступила… Ну, съезд. Я всегда говорю, я человек, я иду по инстанциям. Вот 1-ю ступеньку мы уже прошли. Мы дали информацию. Да? Дальше подготовка идет за них, за этим съездом. Съезд там 500, допустим, приглашенных с разных стран, в том числе и России. В съезде один из пунктов – требования к тому, чтоб было предложено делегатам съезда утвердить или поддержать возможность отправить заявку на мэра города Москвы, предоставить место для проведения или участия 100 тысячам мигрантов из Таджикистана или гражданам Таджикистана, которые стали гражданами России, я не исключаю, что многие из них будут граждане России, которые наконец хоть они освободили это Люблино. Многие там находятся, может там не агрессивных, что-то происходит внутри. Там ведь доступа нет же.

Е. БУНТМАН: Ну, я вот Вам подскажу следующий шаг. Следующий шаг – Вы отправите заявку на 100 тысяч человек на митинг, и Вам откажут.

А. ГОЛУБЕВ: Вам откажут.

Е. БУНТМАН: 100 процентов.

К. ШАРИПОВ: Надо делать все. Пускай отказ будет.

Е. БУНТМАН: Дальше?

К. ШАРИПОВ: Ну, другая сторона вопроса, если это происходит так. И наше обращение говорит: «Ну, что? Ну, вымирающая нация. Пускай вымирает дальше». Я уверен, что сегодня очень много патриотов Таджикистана. Если мы говорим о многочисленности, сегодня говорим, обвиняем ту сторону, эту сторону. Даже в международном плане брать ту же Украину, обвиняем и Америку, обвиняем эту сторону. Россия в каком положении находится. А куда делись тогда международные правозащитники? А почему доступ тогда их будем, вот сейчас отправляется гуманитарная помощь на южные рубежи. Давай тогда попросим их. То есть с их помощью мы попадаем на территорию рынка. Мы будем поднимать все то, что произошло за 10 лет. Мы поднимаем те же подвалы Черкизовского рынка. Почему там трупы лежали? Если только вход был. Мы не агрессивны к тому, чтобы к той, который значит сегодня по своей деятельности…

Е. БУНТМАН: А почему вы не обращались все эти 10 лет к правозащитникам?

К. ШАРИПОВ: Нет, это все неправильно. Просто Вы об этом не информировали…

Е. БУНТМАН: Нет, к правозащитникам Вы обращались?

К. ШАРИПОВ: Вы понимаете, правозащитники в России были одни соровские. Что ни говорите, что соровские группы, а всегда работал так. Если вы хотите поддержать, дорогие, мы будем о вас публиковать, потом круглые столы собирать. Мы говорим: нет, мы хотим так, что мы независимы. Общероссийское движение потом стало в 2008 году же. Мы начали в 2001 году. Вы что думаете, вы ни разу у нас в офисе не были? Вы откуда столько газет выходит? 50 тысяч в месяц. Откуда сайты выходят? Откуда столько информации поступает? Все будет, все в точке руководства Таджикистана и посол. Там сотни папок находится и обращений. Меры не предпринимались. А Вы что думаете Джамшута, Равшана просто так взяли, закрыли на территории России? Это было одно из унижений против таджиков и религии ислама же, особенно против… Мухаммеда. Да, это армянские нации, они хорошие, они помогли нам среди диаспоры. Пускай нам сейчас евреи помогут. С еврейской диаспорой совместно мы говорим, давайте всех директоров вызовем. Директора вообще нет. Он где-то в Таиланде отдыхает. Безопас. Особый день. Что надо? В течение 3-х месяцев при всем уважении попадает информация в информационный центр наш. Начинают наши психологи работать, готовить человека. Выбирает профессию, переезжает границу, переходит, выбирает другую профессию. Хотите арабака же наподобие. Делайте по европейскому стандарту. Кто вам мешает? Они этого не хотят. А арбакаш, у него нет зарплаты, у него нет штата. Куда смотрят господа миграционной службы Люблинского… Они все захвачены. И все давали интервью. Они об этом не знают и ничего не видели.

Е. БУНТМАН: Я как раз видел…

К. ШАРИПОВ: Я вижу достаточно. Зачем? Я это вижу достаточно.

Е. БУНТМАН: … на рынке «Садовод», я очень вообще смеялся. Да.

К. ШАРИПОВ: Я вижу прекрасно и делаю выводы.

Е. БУНТМАН: Вот еще один вопрос важный для восприятия мигрантов здесь москвичами, коренными жителями. Это вопрос языка. Это один из самых важных вопросов. Даже вопрос не менталитета, не религии, именно языка, потому что… Что вот с языком? Вы вот говорите, Вы отвечаете за культуру в том числе. Что с изучением русского языка? Очень многие мигранты и причем именно из Таджикистана, очень многие люди…

А. ГОЛУБЕВ: Не говорят совсем.

Е. БУНТМАН: … не говорят совсем по-русски даже на бытовом уровне.

К. ШАРИПОВ: Мы говорим о тех 70 тысячах пока находящихся людях в подвалах на территории рынка, вообще не говорят. Их не видит москвич. Вы говорите о тех людях, которые иногда ищут работу по Москве проходят в метро и везде…

Е. БУНТМАН: Нет, даже те люди, которых видно, многие не говорят по-русски, потому что я понимаю, что в подвалах там немножко по-другому. На Черкизовском рынке очень много было вьетнамцев, которые не говорили вообще по-русски ни слова совершенно.

К. ШАРИПОВ: Сегодня кроме, что даже таджики говорят, кроме таджиков там могут быть киргизы, узбеки – абсолютно другие народы. Так вот англичане все говорят на английском, приезжают. Мы с ними говорим на английском. Русский человек с ними на английском. Китайцы вообще не разговаривают, потому что у них переводчик таджик или киргиз. Этот вопрос совсем не так, я считаю. Молодежь, которая пребывает сюда. Они в основном завербованы. Они обмануты. Они попали сюда, чтобы там им будут русский язык преподавать, им будут готовить кадры…

Е. БУНТМАН: Я просто поясню. Завербованы – это имеется в виду работодателем.

К. ШАРИПОВ: Посредником, последующим работодателем. Это есть. Должна быть статья. То, что мы сегодня говорим, заложники же. Мы же освобождаем и на строительных объектах людей уже. Люди, которых мы забираем, привозим… факту он же получает, что пулевое ранение в ногу. Он дома у хозяина работал. Хочешь, работай бесплатно, вот получаешь пулю соответственно в ногу. Вот то, что мы сейчас обсуждали в нашей газете. И вопрос – русский язык. Количество граждан, если при нормальной работе, при отношении, взаимодействии национальных диаспор, например, Таджикистана с Федеральной миграционной службой в прозрачном виде. Все выигрывают. Мы говорим, что 50 человек находятся ночью вон там, они беспризорные, там будет учительница из Таджикистана, приедет и будет до утра или там 2-3 часа с ними заниматься.

Е. БУНТМАН: Так устройте какие-нибудь масштабные центры…

К. ШАРИПОВ: Не даст нам нынешняя коррумпированная системы. ФМС вам не дадут.

Е. БУНТМАН: Нелегальные школы изучения русского языка?

К. ШАРИПОВ: Нелегальная такая… на все надо иметь финансы. Если мы будем обращаться к американским финансам, наши российские братья скажут, куда вы обращаетесь. Правильно же.

Е. БУНТМАН: Неужели у диаспоры нет финансов?

К. ШАРИПОВ: У диаспоры никогда финансов не было. Не финансируются. Если мы говорим о финансах, которые выделяются господином Путиным, благодаря ему очень много финансов выделяется ежегодно на защиту или на поддержку общественной организации, это доходит до уровня общественной палаты. Там 3-4 находятся близких там родственников, там непонятно как. Вот они распределяют эти деньги.

Е. БУНТМАН: Нет, я не говорю про государственные деньги, я не говорю про государственные Таджикистана, про государственные деньги России. Никто не хочет этим заниматься. Никто этим заниматься не будет.

К. ШАРИПОВ: Или ваши деньги… Да?

А. ГОЛУБЕВ: На ваши же деньги…

К. ШАРИПОВ: Недостаточно.

Е. БУНТМАН: Чтобы русскому языку учить?

К. ШАРИПОВ: Масштаб большой. Мы говорим, если там в России находится 10 тысяч американцев, у нас находятся 2 миллиона. Даже по рублю надо 2 миллиона иметь. Это недостаточно, надо изучать. Тем более стадия формирования человека в такой стадии он с 8-го класса уходит. Я миллионы раз сказал, что подготовка в школах в Таджикистане с 8-го класса. 8, 9, 10 – изучение русского языка. 11 классов – он тогда выбирает профессию, он тогда готовит себя уже сварщиком. Все. Выезжает, контракт подписан. Контракта нет, он сидит там, курит – правильно? – в районе аэропорта. Я никуда не пойду. Вот аэропорт достаточно. Дайте мне работу, дайте мне контракт, я буду работать. Почему мы этого не хотим делать? Потому, что хаос. Еще раз повторяю. Сотни раз отвечал. Хаос всегда выгоден для того, чтобы развалить и страну, и развалить в 1-ю очередь человека.

Е. БУНТМАН: Ну, понимаете, если Вы будете с каждого въезжающего в Россию гражданина Таджикистана собирать 2 рубля и отправлять их на цели изучения русского языка, русской культуры. То есть полная интеграция в общество, – да? – что всегда важно. То я думаю, что это получится.

К. ШАРИПОВ: Я думаю, что сегодня, если бы была комиссия, возвратить надо те суммы, которые они еще не получили от работодателя. Это сотни миллионов. И их невозможно возвратить. У них у всех на руках находятся документы о выдворении. Они не знают даже, куда в суд идти. Мы лучше последним поездом отправим в Европу защищать свои права там в Европейском суде. Но мы же говорим о дружбе наших народов. Мы говорим о подписании кучи соглашений между государствами. Мы говорим о стратегических наших партнерах. Мы говорим о том, что это наши дети, в конце концов. Другая страна, эти люди нужнее в России как мигранты. Зачем рынки должны, когда мы говорим, у нас фрукты, овощи, у нас на черноземе, который в Калуге, в Смоленске, в других местам. Надо людей туда отправлять и готовить, надо рабочие места создавать, а не передавать в руки посредников.

Е. БУНТМАН: Ну, безусловно…

К. ШАРИПОВ: Они приехали работать.

Е. БУНТМАН: Безусловно. Но в 1-ю очередь мы все-таки говорим о людях. И мне не кажется, что Вы сможете выявить другие, сможете убедить людей, что когда они вернутся, им будет лучше. Потому, что, конечно, они приезжают в поисках лучшей жизни. И мне кажется, что нужно очень серьезно – очень важные вопросы Вы затронули – спасать их здесь, спасать их от рабства, спасать их от унизительного обращения, от опасности и в том числе повышением их культуры, чтобы они не боялись просто, не ходили и не оглядывались по метро, и уверенно в том числе говорили по-русски. Мне просто кажется это важным.

А. ГОЛУБЕВ: Ну, если создавать такие условия, все Ваши усилия направить не на митинги в Москве, а на создание условий нормальных рабочих в Таджикистане. И это снимет всю напряженность и в Таджикистане…

К. ШАРИПОВ: Мы будем ставить вопрос, потому что когда человек выбирает остаться в России, будем делать все, чтобы он остался в России. Если он выбрал уже профессию, мы будем помогать. Если он не хочет, тогда… если любит телегу, Таджикистан… рынки, пускай эту телегу там тащит. Спасибо.

Е. БУНТМАН: Да, спасибо большое. Каромат Шарипов, глава общероссийского движения «Таджикские трудовые мигранты» был у нас в гостях.

А. ГОЛУБЕВ: Спасибо.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


alextum 20 августа 2014 | 16:29

Что эта православнутая деточка делает ежедневно в эфире?!
Алёша! Правый сектор! Визитка яроша! Демоны-фашисты атакуют! Пусси райот! Гав-гав! Служить! Голос!


volimir 20 августа 2014 | 16:50

Бездумно набиваемый и нагреваемый котёл не может не взорваться. Кто будет отвечать? Наверное, лодырь русский, из-за которого власть вынуждена переть в Россию для трудоустройства и исправления катастрофического положения с демографией кого попало. Доморощенные местные спившиеся дохляки, наверное, у власти не вызывают доверия и не годятся для построения процветающей России.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире