'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 15-07. Вас приветствует «Дневной разворот» на «Эхе Москвы». Меня зовут Ольга Журавлева. Алексей Осин будет чуть позже. А сейчас у нас в студии Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый день.

О. ЖУРАВЛЕВА: И наш гость — Максим Ликсутов, заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры г. Москвы. Здравствуйте, Максим Станиславович.

М. ЛИКСУТОВ: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мой первый вопрос. Как ни странно, мне иногда приходится ездить в московском метро. И некоторые мои наблюдения совпадают с наблюдениями отдельных наших слушателей. Речь идет о том, что в последнее время стало появляться много информации о сбоях. Мы с вами в прошлый раз очень подробно об этом говорили. И вы говорили о том, что, в частности, это бывает, потому что изнашивается состав. В этой связи что будет делаться с заменой состава московского метро?

М. ЛИКСУТОВ: В этом году по заключенным ранее контрактам мы купим 342 новых вагона метрополитена.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сколько всего вагонов?

М. ЛИКСУТОВ: Пять с небольшим тысяч.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. это 7-8%.

М. ЛИКСУТОВ: Да. В этом году мы также объявим конкурс на новых условиях, при котором производитель будет ответственным за техническое состояние вагона весь его срок службы, т.е. 30 лет. Т.е. будет заключаться 30-летний контракт на сервис и 15-летний на приобретение подвижного состава, за который производитель будет ответственным 30 лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Максим, всего состава всего московского метро?

М. ЛИКСУТОВ: Каждый день с 4-45 утра до 1-30 ночи производитель подвижного состава, который придет на конкурс, будет рублем и огромными денежными и прочими штрафами отвечать за техническое состояние и работоспособность подвижного состава, весь срок 30 лет. И будет сам его обслуживать. Машинист метрополитена будет заниматься только управлением подвижного состава. А за всю сервисную часть будет отвечать производитель. Такой конкурс мы объявим в этом году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В смысле в 2014-м?

М. ЛИКСУТОВ: Он будет объявлен в декабре, а проводиться будет, конечно, уже в январе 2014 года. Общее количество, около 750 вагонов, там есть опцион в зависимости от нашей потребности, общая сумма контракта – он, наверное, будет крупнейший из так называемых контрактов жизненного цикла, — общая цифра около 140 млрд. рублей. Цифра огромная.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это на 30 лет?

М. ЛИКСУТОВ: Да, это на 30 лет. Если суммировать все платежи – и сервисные, и стоимость подвижного состава, — то это примерно 140 млрд. К примеру, аэропорт «Пулково» — около 20 млрд. был контракт жизненного цикла, финансировался по такому же принципу. Поэтому мы здесь во многом пионеры в этом вопросе. Хотя подобную систему контрактов жизненного цикла используют многие метрополитены мира. Поэтому это не какое-то ноу-хау, но мы одни из тех, кто взяли набор самых лучших международных практик, для того чтобы пассажиры московского метрополитена не чувствовали никаких проблем, связанных с подвижным составом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. победитель еще не назначен.

М. ЛИКСУТОВ: Нет, конечно. У нас всегда конкурсная процедура. Мало того, на конкурс собираются все крупнейшие международные производители подвижного состава.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, например, кто?

М. ЛИКСУТОВ: Взять всю пятерку крупнейших. Это Bombardier, это Siemens, Alstom, испанцы CAF, Hyundai даже, корейцы тоже хотят принять участие. Мы всем рады, считаем, что у нас есть уникальная возможность купить и выбрать лучшее из того, что есть в мире на сегодняшний день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Максим Ликсутов у нас сегодня в прямом эфире. Я напомню, телефон для ваших смс +7-985-970-4545. Но основная тема сегодня… Ольга.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скорее основная тема касается парковок и частного транспорта. Прежде чем мы к ней перейдем, хотелось бы спросить. Максим Станиславович, а велась ли какая-то статистика за последний год и, может быть, даже последние месяцы о том, как увеличился пассажиропоток в том же метрополитене и увеличился ли он.

М. ЛИКСУТОВ: У нас пассажиропоток на всех видах транспорта растет. Есть две тенденции, которые мы видим. В метро у нас рост по итогам года, если сравнивать с тем же периодом прошлого года, будет примерно 50-60 миллионов пассажиров. Это даже не пассажиров, это количество поездок, правильнее так будет считать. Причем в наземном транспорте тоже будет достаточно серьезный рост, он наблюдается уже последние два года, такого раньше не было. Обычно наземный транспорт был минус по объему перевозок, сейчас плюс. И серьезно вырастет объем перевозок в пригородном железнодорожном транспорте. Мы прогнозируем, что в этом году на городском и железнодорожном транспорте проедет на 150-160 млн. пассажиров больше, чем в прошлом году.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. 50-60 млн. пассажиров в метро за какое время?

М. ЛИКСУТОВ: Я беру в год.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не может быть. Получается, что меньше миллиона в день?

М. ЛИКСУТОВ: День, это плюс.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А-а, это плюс 50-60 миллионов.

М. ЛИКСУТОВ: У нас в день на метро в среднем проезжает более 8,5 млн. пассажиров. Тогда уточню еще раз. У нас примерно 8,5 млн. пассажиров метро каждый день. 4,5 млн. пассажиров каждый день в наземном транспорте, это автобус, трамвай, троллейбус. И около 2 млн. пассажиров каждый день – это пригородные железнодорожные перевозки.

О. ЖУРАВЛЕВА: Максим Станиславович, но ведь рост пассажиропотока в общественном транспорте – это уменьшение частных поездок, правильно?

М. ЛИКСУТОВ: Это не всегда значит уменьшение поездок на автомобиле. Вы, наверное, это имели в виду. Потому что у нас есть частные поездки и на городском транспорте. Первое – это следствие того, что поездки на личном транспорте не увеличиваются серьезным образом, это факт. Второе – это значит, что наша новая тарифная система, которую мы сделали, она позволяет использовать разные виды транспорта и платить одни и те же деньги. Например, билет «90 минут», который мы запустили именно с целью, что, когда вы приходите, например, к турникету метро, валидируете свой билет, у вас есть 90 минут, в течение которых вы проезжаете на метро, плюс несколько видов наземного транспорта, если вам это нужно. Т.е. у нас увеличилась интермодальность. Т.е. количество поездок стало больше: стало больше пересадок, большее использование разных видов транспорта. Это первая тенденция.

И вторая тенденция – количество поездок по станциям, которые находятся внутри Бульварного кольца (это та зона парковки, которая стала платной с 1 июля), оно увеличилось несколько больше, чем все остальные станции. Тенденция к тому, что, действительно, часть жителей города стала использовать преимущественно городской транспорт относительного личного транспорта. Я цифры говорил в своих интервью, повторюсь и для вас, что примерно количество машин, которые стали въезжать именно в Бульварное кольцо, после того, как оно стало платным, уменьшилось примерно на 20-25%.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ох. Это огромная цифра.

М. ЛИКСУТОВ: Не совсем огромная. Бульварное кольцо у нас небольшое, там всего лишь 5,5 тыс. машиномест. Т.е. это не какое-то огромное количество. Но это серьезное подтверждение правильности тех действий, которые мы предпринимаем в этой части. И другая вещь, что скорость движения по ряду улиц в Бульварном кольце увеличилась примерно до 9%. Это тоже очень серьезный показатель, который мы считаем также подтверждением правильности тех действий, которые мы предпринимаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вы знаете, инициативная группа граждан запросила разрешение у Мосгордумы, начала процедуру референдума о платности парковок. Что вы можете сказать этим людям, если они нас слушают сейчас?

М. ЛИКСУТОВ: И я, и мои заместители, мы очень активно встречаемся с людьми. Вы знаете, что мы открыты всегда, даже понимая, что на эти встречи собираются люди, которые не всегда поддерживают наши действия, в основном собираются те, у кого есть какая-то проблема или критика. Мы со всеми в открытом диалоге, не боимся никаких вопросов. В части референдума отвечу, что есть законодательством установленная процедура. Если она будет выполнена, я понимаю, что это значит автоматически включение референдума. Необходимо будет собрать определенное количество подписей, и этот референдум произойдет. Поэтому мы уверенно и спокойно себя чувствуем в плане того, что большинство граждан, я уверен, поддержат те действия, которые мы предпринимаем. Честно говоря, других методов, которые в Москве, в других городах мира были бы использованы и не нашли отражение у нас, таких нет. Мы точно знаем, как эту задачу решить, каким образом помочь себе и городу избавиться от проблем, связанных с передвижением, с движением, которые есть сейчас.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все-таки что бы вы сказали этим людям? Я думаю, что на любом референдуме люди будут голосовать против увеличения или введения любых платежей.

О. ЖУРАВЛЕВА: Против того, чтобы за что-то платить.

М. ЛИКСУТОВ: Я согласен, что, когда вас спрашивают, готовы ли вы платить за что-то, за что раньше не платили… Как поставишь вопрос, наверное, так и ответят. Но если все-таки вдуматься в суть задачи и в суть вопроса, я уверен, что большинство жителей города поддержат нас в том, что действия, которые мы предпринимаем, правильные, и других реальных возможностей что-то изменить просто нет. Если есть другой набор, скажите, мы его обязательно обсудим и посмотрим. Но поверьте, я этим занимаюсь уже два года, 24 часа в сутки, ответственно заявляю – встречался с огромным количеством российских экспертов, ученых, международных экспертов, признанных во всем мире, специалистов в области организации дорожного движения, организации работы городских структур, — ответственно заявляю, что других способов в мире никто не придумал. Их нет. И то, что мы делаем, мы делаем правильно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Максим Станиславович, в нашей городской парковке есть одно отличие, которое многие наши слушатели замечают. Это выходные дни и ночное время. Почти нигде люди не встречали того, чтобы парковка была платной, с такой же стоимостью ночью и в выходные дни. По этому поводу у вас есть планы? Может быть, этот вопрос вы рассмотрите?

М. ЛИКСУТОВ: Мы обязательно рассматриваем все вопросы, которые к нам поступают. По поводу того, что вы сказали, отвечу. Основное отличие Москвы от европейских городов, если сравнивать с Европой… Хотя многим вообще сравнение не нравится. Мы понимаем, что город Москва уникальный, с точки зрения массы факторов.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но вы сами ссылаетесь на международный опыт.

М. ЛИКСУТОВ: Я вам отвечу. Ни в одном городе мира, таком крупном, как Москва, например, Париж, Лондон, нет такого объема круглосуточно работающих магазинов, различных заведений, государственных структур и проч. Наш город живет настолько активной жизнью в ночное время, что ни один город с ним не сравнится. Может быть, еще можно взять Нью-Йорк. И там тоже во многих зонах парковка 24 часа платная. Поэтому мы, исходя из той модели, которую сначала сделали в Бульварном кольце, сделали прогноз, который говорил о следующем. У нас внутри Бульварного кольца проживает всего 8,5 тыс. семей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Всего?

М. ЛИКСУТОВ: Всего. У нас оно небольшое, его можно пешком обойти незадолго. Давая резидентное разрешение, т.е. возможность парковать один автомобиль в семье фактически бесплатно (формально за 3 тысячи рублей в год, но это фактически бесплатно), мы ожидали, что количество граждан, которые к нам обратятся, будет хотя бы 50%, т.е. 4,5 тысячи. Так вот примерно всего лишь тысяча человек, тысяча семей обратилась к нам за этим разрешением. При всем достаточно большом объеме внимания, которое уделялось парковке, введению платности, мы не предполагали, что проблема для многих просто отсутствует.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В некоторых семьях не одна машина, мы с вами говорили про это, особенно у тех, кто живет внутри Бульварного кольца.

М. ЛИКСУТОВ: Я с вами согласен. Но всего обратившихся тысяча. А проживает 8,5 тысячи. Если такая же тенденция будет в зоне между Бульварным и Садовым кольцом… А мы предполагаем, что скорее всего будет примерно то же самое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А там сколько семей живет?

М. ЛИКСУТОВ: Там живет 37,5 тыс.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это между Бульварным и Садовым.

М. ЛИКСУТОВ: Да. Могу сказать, что после этого мы приняли решение, что с мая мы в порядке эксперимента до конца следующего года введем возможность бесплатной стоянки в воскресенье и в государственные праздничные дни и посмотрим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Для резидентов или для всех?

М. ЛИКСУТОВ: Для всех жителей города Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это между Бульварным и Садовым. Или и в Бульварном тоже?

М. ЛИКСУТОВ: И в Бульварном тоже.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. внутри Садового кольца.

М. ЛИКСУТОВ: Это касается всей зоны платной парковки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Бесплатно в воскресенье и в праздничные дни. Мы посмотрим, как это отразится на ситуации, связанной с дорожным движением. Мы все это увидим. Если будут проблемы, мы их тоже увидим. Если не будет проблем, мы тоже увидим. Мы готовы гибко подстраиваться под потребности граждан. Но, если вы помните, платная парковка у нас появилась 1 июля этого года. Хотя многие считают, что она уже несколько лет работает. Мы достаточно быстро адаптируемся, это тоже отличие Москвы от других городов мира. Мы готовы двигаться в сторону граждан и инициатив, которые появляются, но понимая, что мы делаем, чтобы это было не во вред. Тогда все инициативы, полезные вещи, которые получаются из-за введения платной парковки, они просто умрут, ни не принесут результата.

О. ЖУРАВЛЕВА: Есть вопросы от Воробьева из Twitter: «Вы ничего не даете за эти деньги. Все дворы домов вдоль Садового будут заставлены машинами. Как вы это решите?» А вы смотрите, куда будут парковаться те, кто не будет въезжать в центр?

М. ЛИКСУТОВ: Парковаться без нарушений – есть то количество мест, которое есть. Их больше не станет. Мало того, мы четко понимаем, исходя из Бульварного кольца, примерную модель поведения тех людей, которые приезжают в центр города и пытаются поставить свою машину бесплатно: заклеивают номера, кто-то прячет во дворы и прочее. Уже более-менее понятна модель поведения, которая тоже меняется со временем. Так вот сейчас количество людей, заклеивающих номера машин, оно уменьшилось, по нашим оценкам, примерно в два раза. Потому что общественное мнение на этот счет достаточно жесткое – это неправильно, это нелогичное поведение тех людей, у которых машина стоит 3-5 миллионов рублей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Общественное мнение – понятно. А государственная политика в отношении заклеивания номеров?

М. ЛИКСУТОВ: Она очень простая. Мы категорически будем с этим бороться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как?

М. ЛИКСУТОВ: Очень просто. У нас на сегодняшний день создана Московская административно-дорожная инспекция. С Министерством внутренних дел подписано соответствующее соглашение, есть распоряжение правительства, которое наделило нас рядом полномочий, которые раньше были у органов полиции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Например? В этой части.

М. ЛИКСУТОВ: Наши инспекторы теперь имеют право штрафовать за неправильную стоянку и остановку и принимать решение по эвакуации транспортного средства. Поэтому никто не мешает нашему инспектору эту бумагу сорвать, выписать штраф. А если еще по каким-то причинам номер нечитаемый…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, мы видели такие номера.

М. ЛИКСУТОВ: Соответственно, может быть принято решение об эвакуации данного транспортного средства. И мы, поверьте, будем пользоваться этим в полном объеме.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня вопрос. Этот вопрос был у нашего слушателя, я его сейчас утерял. Вопрос – куда идут деньги со штрафов и почему они идут через кипрские оффшоры.

О. ЖУРАВЛЕВА: Про оффшоры и по смс спрашивают.

М. ЛИКСУТОВ: К этому вопросу я уже привык.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть привыкнут к вашему ответу, если он честный.

М. ЛИКСУТОВ: Я с удовольствием на этот вопрос отвечу. Если будет еще сто таких вопросов, я сто раз отвечу, сделаю это столько раз, сколько нужно. Могу вам ответственно заявить, что все деньги, которые город получает от оплаты парковки (штрафы – это немножко другая история), перечисляются в наше Московское казначейство. По поручению мэра города сделано специальное постановление правительства, которое говорит о том, что эти деньги в полном объеме возвращаются в тот район, в ту управу, где эти они были собраны. И решение об использовании этих средств принимают муниципальные депутаты, жители. И эти средства могут распределяться на обустройство дворовой территории, на обустройство подъезда. Мы смотрим отчеты, куда были истрачены средства: кто-то привел в порядок подъезд, кто-то сделал что-то со двором…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. это в управу. Самое важное, что деньги идут в управу.

М. ЛИКСУТОВ: В ту управу, где это было собрано. Если на улице условно Каретный ряд было собрано 5 млн. рублей, деньги пойдут именно в эту управу. И жители, муниципальные депутаты сами принимают решение. Это деньги сверх того бюджета, который выделяет правительство Москвы в плановом режиме. Эти деньги могут быть потрачены на те цели, которые согласуют жители и муниципальные депутаты. Это крайне важное решение, оно уникально для других городов мира. Это такое ноу-хау Москвы, которое Сергей Семенович ввел.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Деньги идут в управу. Я нашел этот вопрос по поводу оплаты парковок через смс на короткий номер 7757, который зарегистрирован на фирму ООО «Городские мобильные системы», 96 процентов которой принадлежит кипрской компании. Вопрос был в другом – зачем посредник?

М. ЛИКСУТОВ: Я объясню. У нас есть закон о связи. Вот она мобильный контент, если вы покупаете услуги мобильной коммерции, мелодии вы покупаете, должна быть специальная лицензия у компании-оператора, который является посредником в мобильной коммерции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Посредник мобильной коммерции.

М. ЛИКСУТОВ: Услуги вот этой компании, которой принадлежит этот номер, они стоят ноль для правительства Москвы. Мы с ними договорились так, что это нулевая ставка. Наше ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» уже начало процесс получения этой лицензии на мобильную коммерцию. Как только мы ее получим, мы этот номер заберем себе – такие договоренности у нас есть, — и эта проблема уйдет сама собой. Точнее это даже не проблема, это та схема, по которой работают все без исключения операторы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здесь правительство Москвы ничего не платило посредникам.

М. ЛИКСУТОВ: Нет, ничего не платило. И через него деньги не проходят вообще. Это просто владелец номера, больше ничего. Ни одной копейки не прошло через эту компанию

О. ЖУРАВЛЕВА: Кстати, о копейках. Был еще один вопрос: почему нет платы обычными, живыми деньгами? Почему всё только электронное, что для многих не так удобно.

М. ЛИКСУТОВ: Во-первых, у нас появилась возможность оплатить наличными. Мы подключили в нашу систему все терминалы Qiwi, «Элекснет», это примерно 450-500 терминалов внутри Садового кольца, где вы можете пополнить свой парковочный счет (вы наверняка знаете, как это делается), привязанный к вашему мобильному телефону. Второе – вы можете оплатить парковку наличными деньгами также через данные терминалы. Этот вопрос уже решен. Почему мы не стали это делать с паркоматами? Отвечу. Вопрос очень простой. Если говорить про другие города мира – Лондон, Нью-Йорк и прочие города, где можно оплатить наличными, там разная стоимость монет. Могу на спор попросить вас или вас достать из кармана 50 рублей монетами. Вы вряд ли это сделаете.

О. ЖУРАВЛЕВА: По десятке легко.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня нет.

М. ЛИКСУТОВ: За некоторым исключением вряд ли есть. А если вы стоите два часа, вам надо больше монет. Если говорить про бумажные деньги, проблема в другом. Исходя из наших погодных условий, мы тестировали разные приемники денежных средств, которые ставятся на улице. Могу вам сказать, что тогда нам надо вместо небольшого, занимающего мало места паркомата ставить целый терминал, который защищен от дождя, в котором стоят дополнительные системы обогрева и прочее. Либо эта система будет работать очень нестабильно и дискредитировать всю нашу систему работы, либо надо ставить огромные терминалы, которые будут занимать половину проезжей части и тротуара, что тоже в рамках города просто нереально. Тем более что есть статистика, которая говорит о том, что у каждого жителя в городе Москве то ли 1,6, то ли 1,8 мобильных телефона на каждого жителя города. Поэтому оплатить с мобильного телефона, в принципе, нигде проблем нет. У нас недавно проходит урбанистический форум, многие международные эксперты посчитали нашу систему оплаты одной из самых современных и совершенных в мире.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что в прямом эфире «Эха Москвы» Максим Ликсутов— вице-мэр города Москвы, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры г. Москвы. Вы можете продолжать задавать свои вопросы по телефону +7-985-970-4545, а также посредством Twitter через аккаунт vyzvon и через Интернет. Сразу после новостей мы вернемся в студию.





О.ЖУРАВЛЕВА – В Москве 15-35, это дневной разворот на «Эхо Москвы». Ольга Журавлева и Алексей Венедиктов принимают Максима Ликсутова – руководителя Департамента транспорта и развития-дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы. Только что погоду слышали, и вот, вам, пожалуйста, Максим Станиславович анонс: в Москве в четверг утром ждут ледяного дождя, асфальт покроется ледяной коркой, обледенеют провода. К Департаменту транспорта, естественно, вопрос: Как вы готовитесь ктакого рода стихийным бедствиям, потому что каждый раз нам обещают транспортный коллапс, и он происходит иногда даже без предупреждения?

М.ЛИКСУТОВ – Понятие «транспортный коллапс», мне кажется вопрос риторический, но могу сказать, что когда такие прогнозы есть, всегда рекомендуем пользоваться городским транспортом. Наш транспорт к зимним условиям работы готов. Мы сделали еще в октябре месяце набор мероприятий. Поэтому могу сказать, что транспортная система выдержит не только ледяной дождь, а любые погодные катаклизмы, поэтому просто рекомендую меньше пользоваться для поездок особенно на работу, если вы в течение дня не пользуетесь машиной особенно, воспользуйтесь в это время городским транспортом, и проблем связанных с поездками у вас будем намного меньше.

О.ЖУРАВЛЕВА – Вы гарантируете, что городской транспорт к таким вещам готов абсолютно и никакие провода ему не повредят.

М.ЛИКСУТОВ – Конечно, это наша персональная ответственность, безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот, смотрите, про городской транспорт немножко в сторону сделаем шаг, шаг номер один. Вот, ночью «Б» ходит строго по расписанию. Мы проверяли нашими корреспондентами, и даже Саша Пикуленко решил лично, не доверяя даже мне проехать, и все по расписанию. Многие автобусы и троллейбусы – между ними есть 40-минутных лаг, потому что они не выдерживают расписания просто.

М.ЛИКСУТОВ – Вы правы.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Если я еду на работу, или, если я еду на встречу, эту реально проблема.

М.ЛИКСУТОВ – Согласен, что зачастую неправильно припаркованные машины, излишние машины, которые, в принципе, парализуют наш город, они посчитаны. Я эти цифры также говорил, повторюсь: количество машин, которые не может город, его система наземного транспорта обслужить, это примерно 500-600 тысяч автомобилей в сутки, которые приезжают больше, чем транспортная система может себе позволить.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, сколько может транспортная система?

М.ЛИКСУТОВ – Я вам скажу такой тогда пример, чтобы был он более наглядным. Если брать август месяц, когда мы ездим 15-20 минут из любой точки города, в принципе, в любую точку города – я не беру совсем окраины – основные корреспонденции, то в городе примерно 2 миллиона 300 тысяч автомобилей в движении находится в  постоянном виде. Если взять сейчас  — даже сейчас, может быть, погодные условия не показательные – взять конец октября месяца, в городе примерно 2 миллиона 800 – 2 миллиона 900 тысяч машин. Вот, эти 500-600 тысяч автомобилей –это критическая масса, которая, к сожалению, перегружает наш город, не дает возможности спокойно двигаться. Поэтому эта цифра, говорящая о том, что действия, которые необходимы, все-таки направлены на ограничения использования личного транспорта, особенно в утренний и вечерний часы пик.

Других способов разгрузить город, их просто нет. Но, при этом наша городская задача, это создать альтернативу: хорошо работающий городской транспорт и нормальная система такси. Поэтому вы в городе уже наверняка заметили большое количество желтых машин, то есть, их стало заметно. Эти действия дальше и допуск такси на выделенные полосы, именно желтых машин – это действие направлено на то, чтобы такси стало также хорошей возможностью, используя, как вы говорите, какие-то срочные поездки, деловые поездки, чтобы такси стало альтернативой городскому транспорту.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, сколько нужно такси, Максим, как вы считаете? Сколько нужно, и сколько есть?

М.ЛИКСУТОВ – Есть около 36 с половиной тысяч автомобилей, которые получили разрешение в Департаменте транспорта на работу. Нужно – примерно 55 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, есть еще, наверное, 20 тысяч частников, то есть, город насыщен?

М.ЛИКСУТОВ – Не насыщен, потому что, частники – это люди, которые неквалифицированные рабочие, которые город практически не знают, за некоторым исключением. Во-вторых, напомню вам, что разрешение на таксомоторную деятельность мы выдаем бесплатно, она ничего не стоит. Единственно, что нужно прийти сейчас уже с машиной желтого цвета, но преимущество, которое получает человек, получивший разрешение или компания, получившая разрешение – это выделенные полосы и специальные стоянки для такси. Если вы вдруг решите свою личную машину запарковать на стоянку такси, будете оштрафованы, потому что только они имеют право оставлять машину там. Поэтому мы и дальше будем создавать массу преимуществ именно для этих машин, плюс у нас есть городская программа, которая по распоряжению мэра также сделана.

Мы компенсируем часть ставки лизингового платежа, если вы покупаете машину в лизинг. У нас на это выделено порядка 120 миллионов рублей в бюджете города ежегодно, и мы это компенсируем, если вы к нам обращаетесь и являетесь легальным налогоплательщиком и имеете решение на таксомоторную деятельность. Поэтому, еще раз повторюсь, примерно 500-600 тысяч автомобилей, с которым транспортная система города не справляется. Не потому, что мы что-то не делаем, не потому, что мы не работаем, не уделяем внимание. Просто есть пропускная способность, которая математически рассчитывается, факт которой мы видим с вами, когда стоим в пробке, когда не можем проехать. Поэтому, уменьшение количества использования личного транспорта в утренний и вечерний час пик с опережающими темпами развития городского транспорта – вот, эта задача, которую мы решаем, которой мы занимаемся.

О.ЖУРАВЛЕВА – Кстати, о выделенных полосах. Вы говорите, что математически все рассчитывается. Увеличивается количество выделенных полос, но все прекрасно знают, что по выделенным полосам помимо общественного транспорта едут люди просто более наглые, более шустрые, знающие, где находится камера и пользующимися всякими средствами для закрывания номеров. Вы это как-то отслеживаете, вы как-то на них обращаете внимание?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Говорят, где-то камеры выключены уже – я сейчас найду…

О.ЖУРАВЛЕВА – Кто-то просто знает, где выключены камеры, и выезжает на полосу в нужный момент, его, вообще, не поймать.

М.ЛИКСУТОВ – Я вам отвечу на этот вопрос. Первое: у нас выделенными полосами, если взять количество пассажиров, которых перевозит городской транспорт и частный транспорт по выделенным полосам, это более миллиона пассажиров в день. Это, на самом деле, огромная цифра, просто огромная. Это намного больше, примерно половина тех людей, которые, в общем, передвигаются на личных машинах. Это всего лишь по одной выделенной полосе и не то на каждой трассе. Выделенные полосы будут появляться и дальше по мере реконструкции вылетных магистралей. Главная задача реконструкции, это появление там выделенной полосы для городского транспорта. Это одна из самых главных, первейших задач, которые мы решаем, реконструируя вылетные магистрали. То, что вы спросили, по тем людям, которые выезжают – мог вам сказать, что в день наши комплексы фото-видеофиксации выносят около 40 тысяч постановлений о привлечении к ответственности, связанных с выездом…

А.ВЕНЕДИКТОВ – В день 40 тысяч?

М.ЛИКСУТОВ – Примерно так. … В том числе, с выездом – там и скоростные режимы есть, но, в том числе, и с выездом на полосу для общественного транспорта. Количество комплексов у нас сейчас 709, в следующем году их будет 1200. Плюс мы начали ставить мобильные комплексы, которые передвигаются и используют также технические средства контроля, которые находятся в разных местах. Причем, камеры, если вы знаете, мы их, вообще, в общую систему передали этих камер. Мы не считаем, что мы должны как-то ловить кого-то и контролировать, мы дали доступ к этим… то есть, мы показали координаты, где они находятся. Но, количество камер просто увеличится. Технические возможности уже таковы, что камера уже довольно большой участок дороги может контролировать, и эта система все улучшается и улучшается, поэтому я не советую просто выезжать, и, к сожалению, те люди, которые, может быть, показывая свою лихость и вседозволенность, они создают кучу проблем миллионам граждан, которые передвигаются на  городском транспорте. То есть, это просто некрасиво и неправильно.

А.ВЕНЕДИКТОВ –В основном все-таки это неправильная парковка – тут мне пишут.

М.ЛИКСУТОВ — В том числе, и неправильная парковка.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В два ряда, в три ряда и на выделенную полосу…

М.ЛИКСУТОВ – Стараются. У нас уже начала работу система эвакуации, также видели наши эвакуаторы зеленые.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Он только очень долг это делают, перегораживая все на свете уже. То есть, лекарство иногда сильнее болезни.

М.ЛИКСУТОВ – Вы знаете, это действие имеет такой, экстренный характер, и все-таки направлено на то, что… и по нашей статистике после 3-х эвакуаций больше данной машины или на данном месте практически нет. И один вид эвакуатора заставляет задуматься, к сожалению моему большому, потому что у нас нет целей, никаких планов о количестве эвакуированных машин. Поэтому, чем меньше мы эвакуируем, тем значит, обстановка в городе, связанная с парковкой, она более здоровая и правильная, поэтому у нас мотивация совершенно другая.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Еще несколько вопросов от наших слушателей. Вопрос первый, концептуальный: «Максим Станиславович, не кажется ли вам справедливым уравновесить введение платной парковки отменой транспортного налога? Получается, что транспортный налог практически максимальный, а потом еще раз оплаченную этим налогом парковку надо платить повторно».

М.ЛИКСУТОВ – На самом деле это совершенно разные вещи. Это никак не связано ни концептуально, ни идеологически. Это совершенно разная форма и цели, связанной с оплатой транспортного налога и стоимости парковки…. Мало того, могу вам сказать, что, если мы говорим про международный опыт, практику, и этот форум урбанистический, который состоялся – приезжали туда разные эксперты, люди, которые были руководителями крупных городов и научные сотрудники разных серьезных и международных и  российский вузов, которые в один голос говорили, что те действия, которые делаем мы, они правильные – раз. Во-вторых, можно делать это и более активно. Например, все приводят в пример город Лондон с его платной парковкой и высоким транспортным налогом и еще и платным въездом. И вот, говорят: «Видите, они добились такого результата» — там 25,30% автомобилей перестало въезжать в центральную часть города. Автобусы проезжают без пробок, с парковкой порядок: небольшое количество нарушений – они быстро устраняются. Поэтому, мы не сторонники принятия решений по платному въезду, мэр города эту позицию озвучил, поэтому мы считаем, что действия, связанные с платной парковкой – их на данном этапе достаточно для того, чтобы нормализовать ситуацию.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос от Давыдова – такой ник: «Как вы относитесь к инициативе Народного фронта о введении социальных норм на бензин?» По аналогии с социальными нормами на электроэнергию. Хотят сделать социальные нормы 10 литров бензина в месяц на машину по 30 рублей за литр. Все остальное: литр, потребленный сверх нормы — уже 50-60» Ну, о ценах можно спорить. Речь идет о социальных нормах на бензин.

М.ЛИКСУТОВ – Я не сторонник каких-то введений норм, потому что у каждого, так сказать, свой жизненный путь и кому-то машина нужна каждый день, он передвигается и работает на машине, и ограничить его, поставив в дискриминационное положение, не совсем правильно. Поэтому я считаю, что есть цена на бензин, которая у нас в России характеризуется рынком, возможностью нефтяных компаний и прочих. Поэтому, я не сторонник введения каких-то социальных норм.

О.ЖУРАВЛЕВА – Возвращаясь к выделенным полосам, очень много вопросов по этому поводу. Скажите, пожалуйста, что касается опять же математических расчетов ширины полос. Потому что многие трассы, на которых появилась выделенная полоса, сузились неимоверно. Сейчас зима, и с левой стороны у нас большой сугроб, занимающий полполосы, справа у нас выделенная полоса. В результате все встали вообще.

М.ЛИКСУТОВ – Ну, первое: я думаю, что у нас все-таки сугробов  — несколько это такое… возможно, где-то внутри районов это есть на самом деле, у нас достаточно строгие нормы…

О.ЖУРАВЛЕВА – На больших трасах тоже есть – поверьте нашим корреспондентам.

М.ЛИКСУТОВ – Я тоже житель города Москвы и пользуюсь и личным транспортом и общественным транспортом. Поэтому, вообще, каких сугробов не должно быть – это первое. Второе: мы достаточно внимательно смотрим на разметку. Все равно общественному транспорту будет приоритет – надо к этому просто привыкнуть, потому что в общественном транспорте: в автобусе, трамвае, троллейбусе едет намного больше людей, чем в соседней полосе для личного транспорта. Поэтому немного более широкая полоса связана и с безопасностью и с возможностью маневрирования автобусов и предотвращения каких-то конфликтных ситуаций – это нормальная вещь. Не надо здесь как-то пытаться найти какой-то неразумный компромисс. Более широкая полоса для общественного транспорта – это нормальная вещь. Там, где можно нарисовать еще одну полосу, если это не мешает безопасности движения, мы это делаем. И здесь тоже мы чью-то позицию на занимаем. Поэтому, если есть возможность нарисовать дополнительную полосу, мы это всегда делаем, здесь проблем нет.

М.ЛИКСУТОВ – Еще один вопрос: «Не планируете ли вы увеличение срока действия проездных документов с трех месяцев до года? Во многих странах мира, в том числе, во Франции срок действия вообще не ограничивается: заплатил и пока не истек – ездит».

М.ЛИКСУТОВ – У нас уже такое решение есть. «Карта-тройка» — положите туда 100 рублей, которые никогда не сгорят: ни год, ни два, ни три, ни пять. Пользуйтесь, тем более, что тарифы на «Карте-тройка» — мы об этом заявляли и подтверждаю еще – даже на 14-й год – не объявили еще все тарифы, мы в ближайшее время это сделаем  — могу вас заверить, что тарифы на «Карте-тройка» не поменяются.

О.ЖУРАВЛЕВА – То есть, если я будут покупать 20 поездок в следующем году на свою «Тройку», они будут стоить, как в этом?

М.ЛИКСУТОВ – Если вы сейчас сделаете?

О.ЖУРАВЛЕВА – А! То есть, я все-таки заранее это должна сделать?

М.ЛИКСУТОВ – Конечно, ну, потому что…

О.ЖУРАВЛЕВА – Хорошо, хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ — Еще, секундочку: — «Вы обещали Wi-Fi в метро в этом году, его нет, не смешите народ Каховской веткой. Назовите следующую дату».

М.ЛИКСУТОВ – Очень просто отвечу на этот вопрос, у нас примерно 25 декабря заработает Wi-Fi на Кольцевой ветке метро, одной из самых напряженных в Москве. И, конечно, запускать, не пройдя какой-то этап тестирования, это несколько авантюрное занятие, мы этого себе позволить не можем, потому что у нас требования стандартов качества, и мы к этому серьезно относимся. В этом году заработает Wi-Fi на Кольцевой ветке и еще на нескольких, пока сказать не хочу…

А.ВЕНЕДИКТОВ – В вагонах или…?

М.ЛИКСУТОВ – Только в вагонах.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Как мы говорили, только в вагонах.

М.ЛИКСУТОВ – Только в вагонах – это наша твердая позиция, потому что на станции Wi-Fi это чревато дополнительными проблемами, и, несколько, мы относимся к этому пока отрицательно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Что, 25-го поедем «почикинимся»? На такой-то и такой-то ветке метро. Пошлю «кора».

О.ЖУРАВЛЕВА – Можно еще один вопрос: Несколько Департамент транспорта, вообще, во власти это его или это все-таки ГИБДД. Здесь просто крик души: «Когда вы отрегулируете светофоры?» Я скажу от себя. Три недели я наблюдаю, завязанные в нескольких местах Волоколамского шоссе, просто закрытые пленкой светофоры в страшных местах Выезд с улицы Царева, например или на улицу Царева, где трамвай не может проехать, с трех сторон машины едут. Это длится несколько недель. Я просто регулярно там бываю. Вы в Департаменте принимаете отдельные эти…

М.ЛИКСУТОВ – Это наша зона ответственности. У нас есть специальное учреждение, называется Центр организации дорожного движения правительства Москвы. Работает этот центр в тесной увязке с органами ГИБДД по городу Москве. У нас с коллегами из ГИБДД крайне конструктивные, хорошие отношения, как, может быть, многим это удивительно, но на самом деле мы работаем в тесной связке с коллегами и у нас из-за этого многие вещи получаются быстрее, чем у других. Поэтому, Волоколамское шоссе я себе пометил, обязательно дам поручение, проверим все внимательно и постараемся, если это связано со светофорами, мы максимально это устраним.

О.ЖУРАВЛЕВА – Хорошо. Еще, что касается выделенных полос, еще один вопрос. Приходит спам на телефоны, я просто видела сама этот сапам: «Прекрасная пленка на номер, никакая камера не прочтет ваш номер». Это не видно, как уверяет производитель, и это не читается компьютерами.

М.ЛИКСУТОВ – Я вам не буду рекомендовать это проверить на собственной машине.

О.ЖУРАВЛЕВА – Хочу у вас спросить.

М.ЛИКСУТОВ – Я хочу ответственно заявить… и я на своей машине не проверял, но получал информацию от ряда товарищей, которые на это клюнули, что-то купили и заклеили чем-то или номер помазали каким-то клеем – рекламировали, я слышал – могу сказать, что считывается все. Если даже с этой пленкой лучше читается, чем без нее. Поэтому не рекомендую вам какие-то эти действия. Просто это лишняя трата денег и какая-то надежда, которая ничем не обоснована.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Может быть, последний вопрос, у нас три минуты. Максим, Подмосковье. Зампред Мособлдумы Николай Чаплин заявил, что «мы хотим, чтобы московские власти компенсировали выпадающие расходы Московской области на парковки и ремонт региональных и муниципальных дорог и другие расходы. Суммы не подсчитаны, но мы предъявим. После введения запрета на МКАД интенсивность движения грузовиков на бетонках увеличилось на 40%»

М.ЛИКСУТОВ — Отвечу на этот вопрос так Первое: «бетонка» — это, вообще, федеральная трасса – это раз. Во-вторых, все наши действия, связанные с ограничением грузового транспорта заранее были согласованы с правительством Московской области, за  это им больше спасибо. Мы очень тесно работали в этой части, и, как вы знаете, МКАД по статистике больше всего используют жители Московской области, переезжая из одного города в другой. Это фактически единственная возможность проехать из города Одинцово в город Королев, например, потому что по-другому просто не доедешь. Поэтому принимая решение об ограничении движения именно грузового транспорта в дневное время – повторюсь, а в ночное можно ездить без ограничений на сегодняшний день – то мы, в первую очередь, задумывались и о себе, и, конечно же о жителях Подмосковья, потому что для личного транспорта, для городского транспорта стало двигаться легче – это факт.

О.ЖУРАВЛЕВА – Можно еще один вопрос. Есть такая вещь, как перехватывающая парковка. Вот, в связи с тем, что в центр въехать тяжело. Будет ли единый тариф для них или полное отсутствие тарифа, как с билетами на метро?

М.ЛИКСУТОВ – Сейчас, как вы правильно сказали, действует, примерно 7 с половиной тысяч парковочных мест у станций метрополитена. Если вы оставили машину и у вас билет в два конца – туда и обратно – то вам парковка стоит бесплатно. Мы будем продолжать эту практику, будем создавать дополнительное количество мест. Задача наша: иметь примерно 20-25 тысяч таких машино-мест. Мы задачу себе ставим и на следующий год, будем это делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – На сайт пришло много вопросов таких, индивидуальных, это, например, вопросы – инвалиды Подмосковья, которые не могут парковаться в Москве по льготным тарифам, есть конкретные вопросы по «Калужке», поэтому я попросил, как обычно вы это делаете, Максим, чтобы ваш Департамент письменно ответил нам на эти вопросы.

М.ЛИКСУТОВ – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы разместим рядом с вопросами ответы на сайт, и, таким образом и на индивидуальные вопросы… Только Журавлева получила ответ…

О.ЖУРАВЛЕВА – Извините, воспользовалась служебным положением.

М.ЛИКСУТОВ – На каждый вопрос обязательно ответим, и постараемся в течение двух недель информацию всю вам передать для размещения у вас.

А.ВЕНЕДИКТОВ — Максим Ликсутов – вице-мэра правительства Москвы, директор Департамента транспорта и прочих инфраструктурных вещей бы в прямом эфире «Эхо Москвы». Ольга Журавлева и Алексей Венедиктов.

М.ЛИКСУТОВ – Спасибо большое!







Комментарии

41

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


demokratizator777 12 декабря 2013 | 12:05

А город, действительно, получает ВСЕ деньги от оплаты парковок?


minfin99 13 декабря 2013 | 13:26

Коллеги, референдум о доверии эффективным менеджерам типа Ликсутова был в сентябре. Явка на него составила всего 32%. Делаем вывод, что москвичей ситуация устраивает.


donkixot43 13 декабря 2013 | 18:55

Какой-то бред ответил про живые деньги за парковку. Про какие-то огромные страшные терминалы. Чушь собачья. Просто договорились с операторами связи бабки пилить. Почему я должна иметь какую-то карту, держать на ней деньги и т.д. и т.п. А если я - гость столицы? И нет у меня карты? Вот я приезжаю в Европу - и не парюсь. Знаю, что имея деньги или банковскую кредитную карту я всегда за все заплачу, даже в глухой деревне. Ну чего из нас идиотов делать?


alexei444 12 декабря 2013 | 05:37

Это совершенно наглая коррупция. Ликсутов совмещает обязанности министра транспорта с бизнесом по производству вагонов. Ко всему он еще иностранец.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире