'Вопросы к интервью
29 марта 2013
Z Разворот Все выпуски

Дело Максима Кузьмина


Время выхода в эфир: 29 марта 2013, 15:05

А. ДУРНОВО: До усыновления в США Максим Кузьмин побывал в другой семье, установить которую не удалось, — об этойм сообщил уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов. Ну, я напомню, что ранее появились в прессе заявления Лауры Шатто, приемной матери Максима Кузьмина, которая говорила, что действительно Максим Кузьмин оказался в некой неизвестно какой российской семье, где, видимо, столкнулся с сексуальным насилием.

М. МАКСИМОВА: Ну, теперь, кстати, уже есть, пришло расширенное сообщение, и уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов обвиняет как раз в этой ситуации американских усыновителей, потому что, говорят, что семья Шатто стала ответственной за воспитание ребенка с момента усыновления, то есть, там, с 23 октября 2011-го года, и как какая-то другая семья могла взять ребенка до 3 ноября…

А. ДУРНОВО: Да, до 3 ноября…

М. МАКСИМОВА: … до того, как его забрали в Америку…

А. ДУРНОВО: 10 дней, да, видимо, а, может быть, и больше, потому что не понятно, с какого момента он там находился. В общем, мы на самом деле с Мариной пытаемся понять одну очень простую вещь: а как так вот… ну, как так произошло, что ребенок оказался в неизвестно какой семье и провел там от десяти дней…

М. МАКСИМОВА: Из детского дома его забрали, американские усыновители еще не получили. И где весь этот период времени он был? И почему никто не знает, что это за семья?

А. ДУРНОВО: Мы очень просим, чтобы нам звонили и писали люди, которые имели дело с процессом усыновления. Может быть, сами усыновляли, может быть, работали в органах опеки или работают…

М. МАКСИМОВА: Сталкивались ли они с чем-то похожим?

А. ДУРНОВО: Сталкивались ли вы с чем-то похожим? Вообще расскажите пожалуйста, как происходит процедура усыновления, может ли там действительно получиться так, что ребенок вдруг попадает в какую-то непонятную семью?..

М. МАКСИМОВА: И не учтенную никем и нигде и не записанную.

А. ДУРНОВО: Никто не знает потом, что это была за семья. Я напомню телефоны: для смс +7-985-970-45-45, эфирный телефон +7-495-363-36-59. В Твиттере есть аккаунт @vyzvon. Но сначала мы хотим немножко поговорить с адвокатом Антоном Жаровым…

М. МАКСИМОВА: Он у нас на телефонной связи. Алло.

А. ЖАРОВ: Добрый день.

А. ДУРНОВО: Антон, добрый день.

М. МАКСИМОВА: Добрый день. Хотели в начале поговорить с вами, прежде чем дать эфирное время для наших слушателей, и попытаться разобраться вместе с вами: это реальная ситуация или не реальная ситуация? Как могло оказаться так, что в данном случае ребенок, Максим Кузьмин, какое-то время находился в какой-то семье? И уполномоченный по правам ребенка в Псковской области говорит, что не понятно, что это за семья и найти ее не удалось.

А. ЖАРОВ: Я почти 12 лет занимаюсь вопросами усыновления. Я могу вам сказать, что в моей практике вот такого, такой схемы работы с усыновителями, когда ребенок сначала из детского дома попадает в какую-то приемную семью, уже будучи усыновленным, а потом только передается в семью усыновителей, ну, мне такого не встречалось. Я думаю, что мы имеем дело со сложностью в переводе просто. Вероятно, что ребенок мог быть в какой-то приемной семье, но не непосредственно после принятия решения судом и до того, как его передали усыновителям, а, видимо, в предыдущий период. Собственно говоря, поведение ребенка, если то, что рассказывает приемная мать, усыновительница, о том, что ребенок вел себя определенным образом, нанося себе удары, и каким-то образом поведение его было причиняющим самому себе вред, вообще это похоже на то, что он какие-то в свое время издевательства в семье какой-то получал. Поэтому, вполне возможно, он был в приемной семье в какой-то на территории России, но вряд ли это было между решением суда и тем, как усыновители забрали ребенка. И вряд ли на территории Псковской области ни в одном личном деле не осталось никаких бумаг об этом.

А. ДУРНОВО: Антон, вот этот период, когда уже есть решение суда об усыновлении, но сами усыновители за ребенком еще не приехали. Где этот ребенок должен находиться, по закону? И, ну, вообще в законе что-то сказано про этот вот такой переходный период?

А. ЖАРОВ: Во-первых, решение суда об усыновлении, как и любое другое решение, вступает в силу не немедленно в тот момент, когда оно провозглашено, а спустя период на обжалование. Вот в настоящее время это составляет 30 дней. И между тем, как вот оно (решение) вынесено и оно вступило в законную силу, проходит целый месяц. Этот месяц усыновители еще как бы не усыновители, решение не вступило в силу. Поэтому ребенок продолжает находиться там, где он находится: в детском доме, там, в доме ребенка, может быть, у опекуна или в приемной семье – такое тоже может быть. В данном случае, я думаю, что так не было. Я думаю, что ребенок так и продолжал, оба, там, ребенка продолжали находиться в доме ребенка и вряд ли их куда-то еще передавали в этой всей истории.

М. МАКСИМОВА: Ну, то есть, правильно я понимаю, что если все-таки это правда, если американские усыновители говорят, что ребенок, Максим Кузьмин, побывал до них в какой-то другой семье – ну, то есть, не родной, а кто-то еще, там, не знаю, был опекуном, там, эта семья, или, там, усыновляли его – то все документы, записи, информация должна была сохраниться? Кстати, а где?

А. ЖАРОВ: Разумеется, в органах опеки, разумеется, дом ребенка, передавая, тоже передаеют не просто так ребенка, а сохраняют все документы. И, разумеется, история еще почему мне кажется сомнительной? Дело в том, что если бы на территории Российской Федерации нашлись люди, которые хотели усыновить или принять под опеку Максима Кузьмина, то ни о каком усыновлении иностранцами вообще бы речи не шло. Поэтому, если бы ребенок уже находился в приемной семье или в семье опекуна на территории Российской Федерации, но никаких американцев там просто бы не возникло. Поэтому я сомневаюсь в этой всей версии и думаю, что здесь трудности с переводом просто. И, вероятно, Максим… либо Максим вспоминаем истории давно минувших дней, либо кто-то кого-то не понимает просто.

А. ДУРНОВО: Но нет у вас ощущения, что кто-то темнит, а, может быть, и обе стороны темнят?

А. ЖАРОВ: Темнят – это абсолютно точно. Просто мне кажется, что вот конкретно в этом вопросе, здесь вряд ли та версия, которую вот вы предполагаете.

А. ДУРНОВО: Понятно. Антон, спасибо вам большое. Антон Жаров, адвокат, был у нас на связи.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире