'Вопросы к интервью
31 января 2013
Z Разворот Все выпуски

Первые итоги независимого расследования событий 6 мая


Время выхода в эфир: 31 января 2013, 16:33

Т. ДЗЯДКО – 16.35 в Москве. Завершающая часть Дневного Разворота. И мы приветствуем наших гостей. Это Тамара Лежнина — сопредседатель московского отделения «Парнаса» и Мария Архипова — председатель «Комитета 6 мая». Добрый день. Будем говорить о первых итогах независимого расследования событий 6 мая на Болотной площади. Которое было нашими сегодняшними гостями подготовлено. Давайте начнем с самого простого. Оно же вероятно самое сложное. Какие первые итоги, какие основные выводы?

Т. ЛЕЖНИНА — Первые итоги на сегодняшний день собрано почти 200 свидетельских показаний. Хотя понимаете, ситуация меняется буквально каждый час. Потому что анкеты приходят на сайт Комитета 6 мая, иногда за час может придти очень много анкет. Иногда на целый день растягивается. Но на сегодняшний день почти 200. Еще из них записано 18, это видеоряд. То есть мы записывали, давали свидетельские показания.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть вы обратились к тем, что был 6 мая на Болотной площади, чтобы они дали показания.

Т. ЛЕЖНИНА — Да, вообще как началось само расследование. В рамках круглого стола 12 декабря в прошлом году было принято заявление по инициативе РПР Парнас и Комитете 6 мая о проведении расследования. В общем цель расследования получить ответы на три вопроса, которые волновали общество сразу после 6 мая. И стали с новой остротой, как были арестованы первые фигуранты. На повестку дня встал вопрос: а собственно говоря, факт массовых беспорядков, а были ли массовые беспорядки. Роль полиции. И каковы причины перерастания мирного шествия в подобное, что мы видели, чему свидетели были мы все, кто там находился. Как это стало вообще возможным. И после этого мы создали рабочую группу, куда вошли представители Парнаса и представители Комитета 6 мая, очень серьезно прорабатывали вопросы, советовались с адвокатами, чтобы нам не навредить. И стали получать ответы.

И. ВОРОБЬЕВА — Мария, давайте тогда о первых итогах.

М. АРХИПОВА — Можно я тоже отвечу на вопрос. Мне кажется, что главный итог общественного расследования то, что оно началось. Это самое главное. Идея общественного расследования она висела с вечера 6 мая в воздухе. И возникала в самых разных головах, наверное, у каждого второго участника была мысль, что надо разобраться, что же произошло. Начинали эту историю журналисты, расследовали правозащитники, Лев Пономарев в правозащитной организации «За права человека» сделал первый доклад, слушания в Сахаровском центре прошли, были самые первые, в небольшом количестве участники выступили, рассказали свои истории. Картина в общих чертах была ясна уже сразу. Многие группы начинали эту историю, сейчас я считаю, что итог некоторый предварительный уже достигнут. Люди пошли, самое главное, что произошло, мы смогли сломать эту стену недоверия и страха, что мы не агенты КГБ, что эти данные не пойдут туда, куда не надо. Что это делаем мы, люди площади, те, кто туда пришли. Представители всех политических направлений. Собственно, Комитет 6 мая это организация не политическая, люди самых разных взглядов и абсолютно аполитичные участвуют в работе комитета. Поэтому мы сами это проводим. РПР Парнас оказал нам помощь, конечно, потому что впервые возникла такая возможность благодаря участию партии перевести эту историю не только из протеста в виде митинга, пикета, листовок, каких-то заявлений, а в область какого-то уже институционального взаимодействия с властью. Мы ни в коей мере не собираемся подменять своим расследованием действие Следственного комитета.

Т. ДЗЯДКО – А вот вы подведете первые итоги, вторые окончательное и дальше что?

Т. ЛЕЖНИНА — Давайте я отвечу на этот вопрос. Сейчас работает рабочая группа непосредственно, которая собирает свидетельские показания. Кстати, я хотела бы отметить одну очень важную деталь. Что почти 90% готовы быть свидетелями в суде. Затем будет создана комиссия, комиссия, которая будет состоять из трех групп. Это собственно говоря правоведы, это правозащитники, и авторитетные люди. Вот если вы войдете на сайт 12декабря, вы увидите, кто подписался, кто будет всемерно содействовать проведению общественного расследования. Они подготовят некий доклад, это будет вердикт, который вынесут авторитетные люди, профессионалы, они ответят на все вопросы, которые волнуют. Что же произошло в обществе. Что же произошло 6 мая.

И. ВОРОБЬЕВА — Я хочу спросить о тех людях, которые вы говорите, почти 90% готовы выступить свидетелями в суде. Мы знаем прецеденты, когда свидетели потом становились обвиняемыми. Люди оценивают риски?

Т. ЛЕЖНИНА — Есть такая опасность, поэтому если вы зайдете на сайт Комитета 6 мая, там написано, предложено людям оценить свои возможности, если кто хочет, анонимно, кто хочет и сразу не указывает свои контакты. И есть графа – готовы ли вы принять участие в следственных мероприятиях. И выступить в суде. И почти 90% во всяком случае на данном этапе отвечают «да». Почему мы сейчас конкретно не называем фамилии, имена этих людей, потому что мы будем еще раз с ними беседовать, чтобы они знали о том, во что это может быть вылиться.

М. АРХИПОВА — И хочется еще добавить, конечно, те люди, которые заявили себя как возможные свидетели в государственном суде, конечно, они будут работать только с адвокатами и только под и защитой.

Т. ЛЕЖНИНА — Безусловно, мы сейчас всю работу координируем с адвокатами. Которые консультируют, потому что первая заповедь – не  навреди.

Т. ДЗЯДКО – Что из себя представляют эти анкеты?

Т. ЛЕЖНИНА — Это вопросы, на которые предлагают людям ответить. Но только  ответить на те вопросы, в которых они уверены. Когда люди к нам приходят в офис, мы их предупреждаем, не надо ничего придумывать. Не надо стараться ответить именно на все вопросы, которые там есть. Именно чему вы были свидетелем на данном отрезке пути. На данное время.

Т. ДЗЯДКО – Не кажется ли вам, что вся история с вашим расследованием его выводы это по большому счету наверное и мы и вы можем предположить с 95% достоверностью уже сейчас. Не потому что оно будет плохо проведено, а потому что люди, которые принимают участие в работе этой рабочей группы и подготовке итогового документа, и люди, на основании заявлений, которых вы это готовите, это участники самой протестной акции, отношение которых к действию власти, следственных органов довольно очевидно. И довольно понятно. Иначе говоря, это либо политические активисты, либо оппозиционно настроенные граждане, которые в событиях 6 мая будут винить полицию, мэрию, Путина, КГБ и кого угодно еще.

Т. ЛЕЖНИНА — Первичный анализ сейчас показывает, к нам приходят люди, которые не входят ни в одну общественную организацию, которые не являются членами партий, которые вообще первый раз, не первый раз…

Т. ДЗЯДКО – Они были на митинге, они пришли на протестный митинг.

Т. ЛЕЖНИНА — Да, но они не принадлежат ни к одной организации. Это их гражданская позиция. Это очень важно. Это не будет набор свидетелей…

Т. ДЗЯДКО – Это гражданская позиция, которая не является объективной. Их отношение к событиям на Болотной площади не является объективным, они не в силах объективно оценивать то, что там происходило.

Т. ЛЕЖНИНА — Они не оценивают все, что там происходило. Они пишут то, что они непосредственно сами видели. Чему они были свидетелями. Он ничего не придумывают. Потому что когда к нам приходят люди, и мы с ними беседуем, у нас много звонков, и я видела в Интернете видеоролики, фотографии, можно вот я напишу, можно я буду свидетелем. Мы говорим, нет, вы должны быть свидетелем, вы можете быть свидетелем только в том случае, когда вы видели все непосредственно. Сами своими глазами. Много есть людей, не много, а есть свидетели, которые даже были избиты.

М. АРХИПОВА — Конечно ни в коей мере не хотим предвосхищать результаты расследования, мы настаиваем на его объективности, но все-таки справедливости ради надо сказать, что мы живем в каком-то реальном мире, и идеально неангажированных людей не существует в природе. То, что мы наблюдаем в судах, а суды по мере пресечения прошли по всем арестованным. Дела закончены. Закрыты, обвинения всем предъявлены в окончательной формулировке. Мы видели, как проходят эти суды. Это очень сильное зрелище. Я впервые этим летом побывала в суде. Никогда раньше мне не приходилось с этим сталкиваться. Это исключительно сильное впечатление для свежего человека. Те, кто судился, конечно, посмеются над такими впечатлениями. Это разговор со стеной. Никаких ходатайств, никакие доводы, никакие факты не являются достаточными для рассмотрения в суде с достойным того результатом. Судьи, прокуроры действуют по совершенно отработанной схеме, ни закладка квартиры, ни залоги колоссальные для единственного сына, который делала Стелла Луцкевич, ни поручители в виде Людмилы Алексеевой, как было в случае Кривова, ни депутаты ГД, ничто не влияет. Почему? Люди еще не осуждены. Они находятся под следствием. Следствие завершено, повлиять на результаты следствия они уже никоим образом не могут. Они просто знакомятся с делом. Просили домашний арест, или какие-то другие меры пресечения, не связанные с содержанием под стражей. Ни одно из этих ходатайств адвоката не было ни разу удовлетворено. Мы видим беспрецедентный цинизм с той стороны. Получается, что оппозиция просто люди, просто граждане, выражающие свое мнение законное, конституционное право собираться, тем более на согласованные разрешенные властью митинги просто игнорируется самым грубым образом. Что мы можем этому противопоставить. Мы все время находимся в ситуации защищающихся, оправдывающихся. Мы очень боимся сделать какие-то выводы, которые могут поставить под сомнение нашу непредвзятость. А что мы видим с другой стороны. Кто те люди, которые осудили вот этих наших арестованных. Замечательных ребят, которых мы за время их сидения успели полюбить.

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте от деталей того, что происходит в суде, перейдем к событиям 6 мая и если мы говорим о первых итогах, может быть можно сделать уже какие-то выводы. О работе полиции или о том, кто это все спровоцировал. Есть какие-то итоги?

Т. ЛЕЖНИНА — Мы находимся на промежуточной стадии расследования. Мы пока не будем делать никаких выводов, чтобы опять же потом не получить с той стороны, что у нас идет расследование по предвзятой схеме. Мы прежде всего для себя поставили эту цель, потому что люди, которые в первый раз, а это не последний митинг 6 мая, будут еще, чтобы те люди, которые действительно хотят выйти и заявить свою гражданскую позицию о своем несогласии по тем или иным вопросам с властью, чтобы они в конечном итоге не боялись, чтобы они понимали, что это их конституционное право. И они его могут выражать вот таким способом, выходя на митинги. Разрешенные. Я подчеркиваю, 6 мая было разрешенное мероприятие. А сейчас в частности я хочу вернуться к вопросу вашему, вот вы знаете, члены партии Парнас Сергей Кривов, 14 января в Мосгорсуде слушалось его дело. И он судье говорит: пожалуйста, откройте материалы дела, страница такая-то, два единственных свидетеля против него от ОМОНа, которые были выставлены, на первых своих встречах со следователем писали буквально следующее: моя голова была опущена вниз, я  не видел, кто меня ударил кистями по моей кисте рук. Я не видел. Через некоторое время приводят этого же омоновца, и он в Сергее Кривове вдруг узнает, хотя каким образом он мог узнать, если голова у него была опущена, он не видел лица, он вдруг опознает того, кто нанес ему удар.

И. ВОРОБЬЕВА — Я прошу прощения, я буду вас уводить от этого, потому что мы можем обсуждать, естественно будем обсуждать не раз в эфире о том, как проходили судебные дела. И мы прекрасно знаем, что двое несовершеннолетних детей и что мать-инвалид и что один из фигурантов дела слепнет в тюрьме. Мы это прекрасно знаем. Давайте к этому расследованию, потому что это очень важно, эти результаты расследования они останутся достоянием общественности в том смысле, что нашим и вашим. Журналистов и вашим. Или следствие официальное какой-то интерес к вашему расследованию тоже проявляет.

Т. ЛЕЖНИНА — На данном этапе мы пока не слышали, чтобы следствие проявляло к нам какой-то интерес. Но по всей вероятности, когда будут сделаны первые выводы, будет доклад, будет общественный вердикт, после этого комиссия решит, что делать с материалами этого дела. То, что они будут обнародованы, да, но с согласия тех, кто нам пишет сейчас эти свидетельские показания. А после этого они решат, возможно может быть и попросят приобщить к материалам дела. Поскольку мы сейчас адвокатам готовы эти люди, которые участвуют в расследовании, готовы рассказать адвокатам, дать свидетельские показания.

М. АРХИПОВА — Хотелось бы подчеркнуть именно общественный характер этого расследования. Ни в коей мере не хотим подменять собой следственные органы и идти по их схеме. Показать обществу реальную картину происходящего это главная наша цель. И результат, в первую очередь все участники расследования, может быть, имеют какие-то специфические, отличающиеся в деталях взгляды, но, на мой взгляд, главное это показать людям, что произошло. А произошло мы знаем, что, чтобы не давать оценки.

И. ВОРОБЬЕВА — Один из ваших коллег, активист Комитета 6 мая Сергей Шаров-Делоне «Ведомостям» рассказывал сегодня, они публикуют статью на эту тему, о том, что якобы в распоряжении группы расследования есть подтверждения присутствия на Болотной некой группы молодых людей в черных спортивных костюмах, чьи лица были закрыты масками. Которые появились из-за спин полицейского оцепления. Начали швырять асфальт и камни в сторону оцепления. А когда полиция начала задерживать участников марша, эти провокаторы снова скрылись. Просто такие итоги ваши коллеги рассказывают.

Т. ЛЕЖНИНА — Простите, это не итоги. Это одно из свидетельских показаний. Сергей Делоне он был непосредственно, он это видел. Это его свидетельские показания. Он это видел, и он готов дать эти свидетельские показания на суде. Он их видел.

И. ВОРОБЬЕВА — И, говоря о реакции Следственного комитета, цитируя «Ведомости». По словам сотрудника пресс-службы СКР, если общественные деятели получат некие новые факты о событиях на Болотной площади, представят их следствию, то они будут рассмотрены. Пока о каких-либо провокаторах в черных спортивных костюмах следствию ничего неизвестно.

Т. ЛЕЖНИНА — Мы еще раз хотим, я хочу подчеркнуть, у нас совершенно разные задачи со Следственным комитетом. Мы не хотели бы здесь пересекаться никоим образом. Мы отвечаем обществу и надеемся, когда будет вердикт уже после окончательного расследования, что это поможет нашим узникам.

И. ВОРОБЬЕВА — Мария. Вы как-то так расстроились от того, что я сейчас зачитала.

М. АРХИПОВА — Просто история о провокаторах не является никакой новостью. Еще летом такие случаи были описаны в Интернете. Не одним человеком. Поэтому тут никакой сенсации нет и я действительно не думаю, что какие-то сенсационные вещи откроются. Хотя все может быть. Но действительно очень много интересных деталей, о которых пока никто не говорит. Я принесла с собой краткие выписки из дела Следственного комитета. То дело, которое предъявляется всем участникам. Оно состоит более чем из 30 томов. Как было зачитано на суде. Краткие выводы из первых томов уголовного дела. Первое – все опрошенные полицейские утверждают, что митингующие их били. Но ни один из полицейских спецсредств, то есть дубинки не применял. Ну это очень интересный вывод, это не мы написали. Это написано самим Следственным комитетом, то есть его сотрудниками и таких перлов полно. Полицейских, по показаниям самих же полицейских, записанных следователями, прямо таки закидывали кусками асфальта. В том числе и в зоне прорыва. Где проводились задержания.

И. ВОРОБЬЕВА — Откуда у вас материалы уголовного дела?

М. АРХИПОВА — Сейчас я вам все расскажу.

И. ВОРОБЬЕВА — А у нас просто осталось полторы минуты.

М. АРХИПОВА — Замечательно. Я цитирую письма Сергея Кривова, который знакомится с материалами дела и делает выписки, письмо пришло по почте ФСИН. То есть оно прошло цензуру, секретными данными это не является. Они очень интересные. Здесь 8 кусков асфальта, который был разобран с площади 1 квадратный метр, оценивается в 28 миллионов рублей 228 тысяч 227 рублей 25 копеек. И вот таких, мягко говоря, несовпадений много. Мы тоже этим интересуемся. Мы хотим, чтобы люди это знали.

И. ВОРОБЬЕВА — Скажите, а родственники тех, кто сейчас находится в заключении, вы с ними работаете?

Т. ЛЕЖНИНА — Конечно, контактируем, но здесь лучше ответит все-таки Мария, потому что она непосредственно…

М. АРХИПОВА — Мы с самого начала расследования, конечно, очень хотим и всемерно будем помогать ребятам, уже задержанным и сидящим в тюрьме. Но все-таки мы выводим их несколько из этой истории. Поскольку они работают с адвокатами, находятся под следствием. Мы больше концентрировались на общей картине событий. На массовых беспорядках. Я хочу, пользуясь случаем, призвать всех поучаствовать в нашем общественном расследовании. Для этого надо всего лишь зайти на сайт Комитета 6 мая, 6may.org, и заполнить анкету. Это самое большое, самое большее, чем мы можем помочь узникам и всем нам.

Т. ЛЕЖНИНА — Или приехать на Пятницкую, 14, строение 1. Двери офиса всегда открыты. И можно приехать и в субботу, воскресенье. Но предварительно надо…

И. ВОРОБЬЕВА — Соответственно те, кто был конкретно…

М. АРХИПОВА — Это наша защита.

Т. ЛЕЖНИНА — И мы еще раз хотим повторить, что только непосредственно участников и свидетелей тех трагических событий.

Т. ДЗЯДКО – Спасибо большое. Тамара Лежнина — сопредседатель московского отделения «Парнаса» и Мария Архипова — председатель «Комитета 6 мая». Мы говорили про первые итоги независимого расследования событий на Болотной площади 6 мая.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


31 января 2013 | 16:55

СВОБОДУ ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫМ В РОССИИ!


31 января 2013 | 18:37

"Я видел в интернете... Можно я буду свидетелем?"
Супер! "Я свидетель, а что случилось?"
А ещё - убеждённость представителей "независимого" расследования, как они сами высказались, что "всё-таки, справедливости ради нужно сказать, что неангажированных людей не существует в природе" (С). Вот вам и вся красная цена так называемых независимых расследователей. И, при этом, хотят, чтобы их не заподозрили в предвзятости.
И ещё из сказанного в эфире: "Кто те люди, которые осудили наших арестованных ребят, которых мы успели полюбить?" (С)
Как это - кто? Судьи той системы, которую заквасили в 90-е. Бумерангом бьёт.
=======

По диссертациям (тема предыдущей получасовки) - всё те же либералы установили такую систему в 90-е. В книге соратника Березовкого Юлия Дубова "Большая пайка" и в фильме Лунгина "Олигарх", снятом по этой книге, это очень хорошо показано.


tuapse 31 января 2013 | 19:26

то есть Вы полностью доверяете версии СК и верите в массовые беспорядки?
А еще похоже, что во всем, виноваты либералы и лихие 90-е, по-вашему? А сегодняшние властители никак за 13 лет стабильности не могут побороть их наследие?


01 февраля 2013 | 09:35

\\то есть Вы полностью доверяете версии СК и верите в массовые беспорядки\\
С ассом в области софистики не вижу смысла это обсуждать.

//Как это - кто? Судьи той системы, которую заквасили в 90-е. Бумерангом бьёт//
Забавно, что вы именно это предложение выдернули из всего немаленького текста. То, что нынешние, по многим параметрам, продолжатели модели 90-х , так и есть, к примеру, неправедная судебная система - продукт 90-х. Зародыш развивается. Для того, чтобы побороть это, должны не те же, из 90-х, прийти к власти, а другие люди.


som046 01 февраля 2013 | 01:15

А зачем,они умело используют ее в корыстных целях.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире