'Вопросы к интервью


Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга Михайлова у нас на прямой линии телефонной связи, адвокат Алексея Навального. Ольга, здравствуйте.

О. МИХАЙЛОВА: Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажите, что вот на данный момент известно о происходящем в квартире Алексея Навального?

О. МИХАЙЛОВА: Ну, вот на данный момент он только что мне перезвонил. Проходит обыск, я пытаюсь туда сейчас доехать. Он сказал, что ворвались достаточно большое количество сотрудников милиции, порядка 15-ти человек в квартиру. Перед этим попытавшись взломать дверь. И вот сейчас они проводят обыск, уверяют, что адвоката, который туда уже подъезжает, я уже не так далеко от его дома, они туда не пустят. То есть, сейчас пока ситуация вот такая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извините, Ольга, а адвокатов должны пустить?

О. МИХАЙЛОВА: Адвокат – да, имеет право присутствовать при обыске. Тем более, если сам заявитель там. Вернее сам человек, у которого проводится обыск – там, и он требует допустить к нему адвоката.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А он требует?

О. МИХАЙЛОВА: Да, он требует. М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что значит, что они не пустят? Как это понять?

О. МИХАЙЛОВА: Знаете, вот это можно будет увидеть, я думаю, минут через 10-15, как они это собираются делать. Не знаю, посмотрим.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга, скажите, сам Алексей у себя в твиттере написал, что этот обыск связан с делом о массовых беспорядках. Вот по этому вопросу что-то вам известно?

О. МИХАЙЛОВА: Мне известно, что сотрудники полиции предъявили постановление суда о проведении у них обыска. И вроде какое-то постановление, как раз фигурирует это уголовное дело.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А скажите, пожалуйста, Ольга. Просто поскольку не часто у нас с Татьяной Фельгенгауэр обыски по домам. Наверное, впереди ещё это удовольствие.

О. МИХАЙЛОВА: И особенно по праздничным дням.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, по праздничным… Вы же понимаете, это определенное поздравление МВД.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В день России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, ко дню России. Какая цель? То есть, люди… Что они реально там делают? Они начинают книжки перелистывать, смотреть бумаги, рыться на кухне, в сковородках? Вот какая цель? Найти какие-то материалы, которые что-то разжигают? Объясните.

О. МИХАЙЛОВА: Да, естественно. Цель единственная – найти орудие преступления. Очень хорошо, если они их с собой не принесли, учитывая то, как они начали проводить обыск. С вскрыванием дверей, с теми утверждениями, что они не пустят адвоката, и так далее.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите, одну секунду, а что значит с вскрыванием дверей? Они чего, постучали, а он не открыл что ли?

О. МИХАЙЛОВА: Как мне известно, они начали вскрывать дверь, да. И пытаться её даже разрезать, что ли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, вот как!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С ума сойти!

О. МИХАЙЛОВА: Да, да, да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Они бы ещё там динамит с собой притащили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, подождите ещё. Вот тут интересные нюансы. Ну, если даже там они принесли вот эти документы по поводу беспорядков, то, что имеется в виду? Они хотят бейсбольную биту найти? Или хоккейную клюшку?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кусок асфальта.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кусок асфальта, который естественно злобный Навальный домой принес?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Следы предварительного сговора о проведении сидячей забастовки.

О. МИХАЙЛОВА: Я думаю, что всё то, что вы перечислили, и, наверное, что-то ещё. То есть, исключительно орудие преступления. Или может быть документы какие-то, может быть они хотят воспользоваться его компьютером, в котором найдут массу интересной информации, и для расследования каких-нибудь будущих уголовных дел, или настоящих. То есть, поле для деятельности у них громадное. В зависимости от того, что они ищут. А при обысках да, переворачивается всё. Причем, после этого надо, наверное, вызывать даже зачастую какие-то специализированные компании, которые бы приводили квартиру в порядок.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга, я так понимаю, что вы уже минут через 10-15 будете у Алексея, да, дома?

О. МИХАЙЛОВА: Ну, вот я подъехала к его дому, сейчас буду выяснять, где…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что… Подождите, вы прямо к дому? Вы сейчас у дома его?

О. МИХАЙЛОВА: Да. М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что вы видите?

О. МИХАЙЛОВА: Вот, где-то здесь вроде говорят, СКРовская машина стоит. А, вон она…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, там толпа, люди стоят? Что там?

О. МИХАЙЛОВА: Нет, пока машина только с водителем. «Следственный комитет» написано.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга, скажите, можем ли мы позвонить вам ещё в течении нашего эфира? Мы до 11-ти утра работаем. И как-то выяснить, во-первых, пустили ли вас. И, во-вторых, что там вообще происходит?

О. МИХАЙЛОВА: Вот, и люди с автоматами стоят перед входом в подъезд.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А интересно, пустят ли они вас в подъезд?

О. МИХАЙЛОВА: Сейчас узнаем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, послушайте, Ольга, а вы можете не вешать трубку, просто держать её в руках. И давайте вот онлайн.

О. МИХАЙЛОВА: Хорошо. Здравствуйте, я адвокат Навального.

— А есть у вас…

О. МИХАЙЛОВА: Да, у меня всё есть.

— Покажите, пожалуйста.

О. МИХАЙЛОВА: Покажите мне свои документы, а я вам покажу свои.

— Сейчас… (неразборчиво).

О. МИХАЙЛОВА: Да. Давайте, ага.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так, идёт обмен документами, судя по всему.

О. МИХАЙЛОВА: И они пошли вызывать старшего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А, без санкции старшего, конечно, они свои документы не могут показать. Как интересно действует закон о полиции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ольга, простите, что мы вас мучаем, но это очень важно. Когда в прямом эфире мы сейчас поймем. Адвоката пускают, или не пускают. И об этом будет знать миллионная аудитория «Эха Москвы», которая сейчас нас внимательно слушает.

О. МИХАЙЛОВА: Да, сейчас мы посмотрим.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте, да. У вас… Ничего мы? У вас же входящий звонок бесплатен, согласно правилам мобильных компаний Российского законодательства? Поэтому, мы вас не разорим, а разорим кое-кого другого.

О. МИХАЙЛОВА: Да, я готова даже потратить на это свои собственные гонорары.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, я напоминаю, что у нас на связи Ольга…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Михайлова, адвокат Алексея Навального, и вот в этот самый момент, Ольга пытается зайти в подъезд, к своему клиенту. Чтобы посмотреть, что там происходит с обыском.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Согласно Российскому законодательству.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Безусловно. Сейчас мы остановились на моменте, что у Ольги попросили документы, но как настоящий адвокат, в ответ она тоже попросила документы тех людей с автоматами, которые стоят на входе в подъезд… Но документы люди с автоматами, просто так людям-то не показывают. Это всего лишь гражданин РФ, надо получить санкцию начальства.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пока вот у нас идет вот это лайф-шоу парада Российского законодательства…Не закрывай лицо руками. Таня, не закрывай.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, извините меня. Просто я сейчас…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Таня, не закрывай.

О. МИХАЙЛОВА: Господа, я хочу пройти в этот подъезд.

— Да, да, да. Сейчас старший подойдет…

О. МИХАЙЛОВА: Очень хорошо. А у нас проход в подъезды уже как-то… Ограничен?

— В данный момент да, извините.

О. МИХАЙЛОВА: А что такое в данный момент происходит?

— Сейчас старший подойдет, всё объяснит.

О. МИХАЙЛОВА: Так, я адвокат по ордеру. И удостоверения, вот они. Кстати, тоже пройти не может в подъезд, да?

— Извините, без старшего, я не (неразборчиво).

О. МИХАЙЛОВА: А где ваш старший?

— (Неразборчиво).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, интересный диалог.

О. МИХАЙЛОВА: Вот видите, по крайней мере, на улице Люблинского уже существует один подъезд, в который никто входить не может.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А это я так понимаю полицейский, это просто… Или это следственный комитет там стоит? Там есть какие-то знаки различия?

О. МИХАЙЛОВА: Ну, вот эти люди, которые с автоматами, у них обозначение Россия МВД ОМОН.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ага, это ОМОН.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ольга, давайте с вами отслеживать противозаконные действия. Вернее, действия правоохранительных органов, которые вы, как специалист, как адвокат, можете как-то кодифицировать. Вот, вы хотите пройти в подъезд. Имеют ли эти люди право, запретить вам войти в подъезд? Как вы сейчас абсолютно обоснованно сказали: «Я могу войти в подъезд?». Они вам сказали: «Нет». Они на это имеют право?

О. МИХАЙЛОВА: Нет, конечно. Более того, по моему требованию, они не представились, да? Хотя, они должны представляться. Тем более, если они таким образом пытаются ограничить вообще права каких-либо людей. Вот прошел мужчина, который хочет пройти домой.

— Паспорт предъявите.

— Я не здесь прописан.

— Не здесь?

О. МИХАЙЛОВА: Но, к сожалению, он не здесь прописан.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас у него ключи, наверное, попросят от дома.

О. МИХАЙЛОВА: Да, ключи попросили только что. Увидев ключи, они его все-таки пропустили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ольга, а у вас есть какие-нибудь ключи? Покажите им какие-нибудь ключи. Ну, шутка, вы понимаете. В этом случае, остается только шутить. А для вашего удовольствия, Ольга, для того, чтобы вам не было скучно ожидать старшего, да? Я напоминаю, что… Я кстати Ольга хочу вас сказать, я не знаю, слушали ли вы нашу программу… Сейчас…

— (Неразборчиво) я не знаю… (неразборчиво).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет пока. По-моему, никакой реакции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, продолжаем… Ольга, слышите нас, да?

О. МИХАЙЛОВА: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто вы знаете, я вот Татьяне в начале эфира, я не знаю, слышали вы или нет, сказал, что утренний эфир, он такой юмористический, искристый, развлекательный. И я очень вам благодарен, что вы делаете наш эфир таким. Понимаете? Только это ну… Как бы сказать, горький сарказм, комедия, то, что происходит сейчас. Но знаете, как говорят? Над этим можно только смеяться. Понятно, да?

О. МИХАЙЛОВА: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И сейчас, для того, чтобы вас развлечь, для того, чтобы…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сейчас простите, немножечко не до развлечения. Потому, что Александр Рыклин всем нам известный, пишет у себя в фейсбуке, что по некоторым данным, пока он не может перепроверить, начался обыск у Ксении Собчак, есть задержанные среди активистов, Мишу Маглова везут куда-то на Ярославку. Михаил Маглов тоже известный молодой человек очень, среди активистов. Далее цитирую тоже по фейсбуку Рыклина: «Менты пришли к дому Немцова в Москве, полный двор… Перепост, внимание!». Это вот то, о чем сейчас пишет в фейсбуке Александр Рыклин. И Александр Батурин у себя в твиттере пишет, что: «Маглов задержан следственным комитетом и ОМОНом по какому-то в кавычках, второму списку». Какая-то масштабная операция похоже, проходит по всему городу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, я, конечно, восхищен обыском у Собчак. Потому, что модели одежды разных видов… Ты знаешь, она великолепно одевается. Трусики, лифчики великолепных марок, да?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это пока не проверенная информация. Может быть, не покусились на святое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, ну святое… Ты же понимаешь…

О. МИХАЙЛОВА: Мне, честно говоря, уже надоело здесь стоять. Предъявите мне свои удостоверения, вы обязаны это сделать.

— (Неразборчиво).

О. МИХАЙЛОВА: Ваши действия будут обжалованы. Вот конкретно ваша фамилия как? Вы плохо слышите? Как ваша фамилия? Вот я адвокат Михайлова, я вам представляюсь, даю вам удостоверение, ордер.

Да, Юля. Ну чего, я стою у подъезда, пытаюсь прорваться к вам. Стоят два шикарных молодых человека, с автоматами, которые соответственно не представляются, меня не пропускают. Сказали, что старший сейчас выйдет. Юль, вы там посмотрите, кто у них действительно начальник, и пинайте его вниз. Скажите, адвокат у подъезда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга, вы сейчас с Юлией Навальной, да, разговаривали? С женой Алексея.

О. МИХАЙЛОВА: Да, я сейчас разговаривала с женой Алексея.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я так понимаю, что они вас…

О. МИХАЙЛОВА: Так, я понимаю, у Алексея отобрали телефон. Потому, что последний раз, когда он мне звонил, он мне сказал, что у него пытаются отобрать телефон. И говорят, что ему не положено разговаривать по телефону, и иметь при себе телефон.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это уже, по-моему, как-то совсем за гранью. Я может быть, чего-то не понимаю…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ольга, можем ли мы переименовать праздник 12 июня в день беззакония?

О. МИХАЙЛОВА: Ой, к сожалению, боюсь, что к этому всё идет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас будет 11 числа день беззакония, а 12-го, зачищенный день России.

О. МИХАЙЛОВА: Вы не подскажете, когда спустится вот эта вот мифическая личность в виде старшего? Вы русский язык понимаете? Ответьте мне, пожалуйста.

— (Неразборчиво) спустится (неразборчиво).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Интересно, можно ли будет потом эту запись направить господину Колокольцеву, который так ратует за работу ОМОНа?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто хочу сказать, что нас внимательно безусловно…Наш эфир да? Популярный эфир популярной радиостанции, тем более, с такими чудесными ведущими как мы, и адвокатом, который…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В прямом эфире пытается попасть в подъезд.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В прямом эфире развлекает весь город, блин!

О. МИХАЙЛОВА: Я надеюсь, что сотрудники прокуратуры тоже не будут развлекаться, а всё-таки приедут и прекратят беспредел, который устраивают сотрудники милиции на Люблинской улице, дом 175.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Интересно, а можно ли позвонить 02? В этой ситуации просто вызвать наряд полиции?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит… Ну, давай уже не будем участвовать в этом цирке. Ольга, сейчас у нас… Зарядочка как у вас с телефоном? Всё в порядке?

О. МИХАЙЛОВА: Да, пока нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пока нормально. Значит, мы вас сейчас перенаберем. Сейчас будут новости. Или хотите послушать новости? Потому, что пришел Володя Варфоломеев, который всякое разное расскажет.

О. МИХАЙЛОВА: Очень хорошо. Он мне тут сё равно расскажет, а я попробую всё-таки пробиться за это время, может быть что-то…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, мы не рассоединяемся. Хорошо?

О. МИХАЙЛОВА: Хорошо.

НОВОСТИ.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас на прямой линии телефонной связи Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального. Ольга, за эти 5 минут, что мы были с вами порознь, удалось ли вам попасть в подъезд?

О. МИХАЙЛОВА: Нет, в подъезд мне попасть не удалось. После разъяснительной беседы с сотрудниками ОМОНа, они всё равно продолжают нарушать права, и не пускать в подъезд.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И они так и не представились?

О. МИХАЙЛОВА: Так де отказываются представиться, да. Но здесь уже есть корреспонденты, которые сфотографировали. Так что будем, я думаю, обжаловать эти действия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А скажите, пожалуйста, Ольга, всё-таки там, кто-то успел проникнуть туда, кроме каких-то водопроводчиков, переодетых? Или не одного адвоката там нет?

О. МИХАЙЛОВА: Нет, ни одного нету.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ольга, скажите, а насколько…

О. МИХАЙЛОВА: Насколько мне известно, нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Насколько эффективно сейчас будет вызвать по 02 просто наряд полиции в связи с тем, что вас не пропускают?

О. МИХАЙЛОВА: Я боюсь, что это будет не эффективно, будет стоять только ещё большее количество сотрудников милиции.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, а у меня к вам вопрос. А вы уверены, что эти люди, которые сейчас стоят с автоматами, что это сотрудники полиции?

О. МИХАЙЛОВА: Вы знаете, хотелось бы верить в это, но естественно я не могу утверждать, что это именно сотрудники полиции. Но люди с автоматами, достаточно внушительными.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А там жетонов на них нет? Вот эти пресловутые номера жетонов, которые нам обещали.

О. МИХАЙЛОВА: Нет, ничего нету. На них бронежилеты, и всё.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Юля вам ещё раз звонила за вот это время?

О. МИХАЙЛОВА: Нет, больше не звонила.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что там за крики раздаются?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это Вадим Прохоров, судя по голосу.

О. МИХАЙЛОВА: Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это ещё один адвокат Алексея Навального, Вадим Прохоров.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ещё один адвокат. Хорошо. Ольга, значит давайте, побудьте пожалуйста пока на линии. А кстати, как вы прокомментируете то, что я не знаю, вы наверное не слышали. Потому, что телефон разъединился.

О. МИХАЙЛОВА: Я слышала, я в курсе, что это масштабная акция, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. И скажите…

О. МИХАЙЛОВА: Очень похожа на акцию устрашения оппозиции, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но как вы полагаете, тут цель именно арест? Или… Вернее ну, не арест. Я знаю, что юридически это по-разному. Задержание, или нет?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или не дать завтра всем выйти?

О. МИХАЙЛОВА: Ну как я слышала, уже начались задержания, да? Посмотрим, что будет дальше.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Мы тогда сейчас не будем вас мучить, разъединяемся, и наберем вас через 10 минут. Хорошо?

О. МИХАЙЛОВА: Хорошо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Напомню, Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального, которая сейчас вот уже 30 минут находится перед подъездом своего клиента, и не может туда попасть. Не смотря на то, что я неё есть все необходимые документы.



***



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Александр Рыклин. Здравствуйте Александр, Татьяна Фельгенгауэр, Матвей Ганапольский, «Утренний разворот».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Доброе утро.

А. РЫКЛИН: Доброе утро.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Мы вот в прошлом часе очень подробно поговорили с Ольгой Михайловой, с адвокатом Алексея Навального. Но известно, что не только у Алексея проводится обыск. И к вам, судя по всему, какая-то информация поступает про других лидеров оппозиции, про других активистов. Что вам известно?

А. РЫКЛИН: Ну, вот на данный момент известно, что у Бориса Немцова полный двор полиции возле его дома в Москве. И они уже на этаже, но самого Немцова там нету. И по некоторым данным, вот их сообщает Михаил Маглов, который тоже в данный момент задержан, это активист «Солидарности», идёт обыск у Ксении Собчак. Но тут я ничего более конкретного сказать не могу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какая цель, арест? Задержание? Ну, не арест, я всё время путаю арест и задержание. Задержать, чтобы завтра не вышли на митинг? Что это, для чего это всё?

А. РЫКЛИН: Ну, знаете Матвей, у меня есть большие подозрения, что это какие-то тайные враги Владимира Путина, в его крушении пытаются электризовать ситуацию перед маршем. Никак иначе я это объяснить не могу. Потому, что… Ну, или таким, совершенно крайним идиотизмом. Такой же последней стадии. Потому, что всё это можно было делать и 13 числа, и 14. (Неразборчиво), правда же? Мы же понимаем, что обвинения будут предъявляться по эпизодам марша 6 числа. Так вот, если это происходит накануне 12-го, ну, у меня просто нет другой интерпретации. Это очевидно, враги Путина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подожди, пошутил…

А. РЫКЛИН: Нет, не пошутил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, нет, подожди. Стой, ещё раз. Я ж тебе конкретный вопрос задал, ты начинаешь юмор проявлять. Давай уже я в эфире буду юмор проявлять, а не ты.

А. РЫКЛИН: Давай, проявляй.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я спросил тебя, по процедуре их могут сегодня задержать?

А. РЫКЛИН: Да, конечно. Постановление суда, разумеется. Ну, например, кто-то из задержанных по эпизодам 6-го, начал давать показания против Навального и Немцова. Ну, например. Или при обыске у Навального, сейчас найдут там не знаю, что. Я даже гадать не хочу. Ну, естественно, его задерживают автоматически. А потом, суд там решает, арест, не арест, мера пресечения. Как это бывает в рамках уголовных дел.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. К тебе пришли?

А. РЫКЛИН: Нет. А что?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, мы так, на всякий случай. Мало, ли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да так…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ко всем ведь приходят, Александр.

А. РЫКЛИН: Спасибо за беспокойство.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы ждем, что может и к нам…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай, если какие-то новости есть, давай сюда.

А. РЫКЛИН: Да, обязательно, спасибо, ребят.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, это был Александр Рыклин.



***



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы сейчас будем звонить Максиму Шевченко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть? Да, Максим?

М. ШЕВЧЕНКО: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Доброе утро. М. ШЕВЧЕНКО: Доброе утро.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Новости знаете?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, вот, сказали вы, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ваш комментарий.

М. ШЕВЧЕНКО: Только я хотел бы два вопроса просто. Потому, что только после (неразборчиво). А кто ведет обыски? Следственный комитет?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, следственный комитет. Вот сейчас мы прочитали сообщение, официальное заявление следственного комитета. Проводят более 10 обысков у организаторов и участников митинга на Болотной. Это речь идет про 6 мая. Об этом рассказал представитель следственного комитета Владимир Маркин. Там следователи и оперативные сотрудники. Полиция там, ОМОН.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы не слышали первую часть нашего эфира?

М. ШЕВЧЕНКО: Нет, не слышал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, я объясню, в чем проблема. Я сразу и честно говорю, то, что я вам сейчас звоню… Это моя идея, позвонить вам. Это абсолютно не подстава для того, чтобы вы сейчас чего-то начали там… Ну, в общем понимаете, я не подставляю вас.

М. ШЕВЧЕНКО: Скажите просто, что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас скажу. Значит, слушайте меня.

М. ШЕВЧЕНКО: Так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, в чем проблема? У Навального обыск. Гражданин Н, понятно, да? Убираю фамилию Навальный. И в прямом эфире его адвокат, Ольга Михайлова подошла, её в подъезд не пускают, ОМОНовцы не представляются, и в результате право гражданина на защиту… Понимаете, о чем я говорю?

М. ШЕВЧЕНКО: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так и не было исполнено.

М. ШЕВЧЕНКО: Так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот именно это я хотел бы, чтобы вы прокомментировали. Не что Навальный хороший, вы по-разному думаете о жизни с Навальным.

М. ШЕВЧЕНКО: Мы сейчас не об этом говорим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О чем хотите, говорите.

М. ШЕВЧЕНКО: Да. Значит, во-первых, я хочу узнать, что ищут. То есть, не пустили адвоката, который по закону имеет право присутствовать во время обыска?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть, уже первое нарушение закона. Потому, что адвокат, член коллегии адвокатов, которого обыскиваемый может пригласить, имеет право присутствовать при обыске. Не пустить его не могут по закону. Второй момент, мы не знаем даже, что ищут. Никто не может вам сказать. Что там, в постановлении об обыске что написано? Кто-нибудь видел?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, во-первых, естественно, его никому не показывали, но следственный комитет заявил, что ищут связанное с нарушениями на том митинге. Понимаете, да?

М. ШЕВЧЕНКО: Понятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот на прошедшем. В рамках того дела.

М. ШЕВЧЕНКО: Взрывчатку, оружие, деньги… Не знаю, что угодно. Ну, мой комментарий такой. Если бы кто-то хотел придумать рекламу для митинга 12 числа, чтобы как можно больше скандал, и как можно больше людей пришло на этот митинг, в связи с этим громким скандалом, то лучше повода придумать было бы не возможно. Чтобы накануне огромного митинга вот провести такие обыски у тех людей, которые в принципе, ассоциируются с организацией этого митинга. У меня такое ощущение, что следственный комитет и ОМОН работают просто продюсерами митинга 12-го июня. Ну, просто я не вижу другой причины, проводить сегодня такие мероприятия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Максим, ещё знаете, к кому пошли? Держитесь за стул. Хотя, может быть, вы знаете.

М. ШЕВЧЕНКО: Да я слышал уже, мне сказала ваша редактор…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушайте, пошли с обыском, подчеркиваю, с обыском три восклицательных знака. К… Двоеточие, жирным шрифтом… К Собчак.

М. ШЕВЧЕНКО: А ещё к кому?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ещё к Яшину, Удальцову…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, ну Яшин, Удальцов понимаю, это люди, которые бомбы храня… Просто, к Собчак пошли с обыском.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кстати, мама её не знает об этом.

М. ШЕВЧЕНКО: Татьяна, Матвей Юрьевич, вот ещё раз подчеркну. Мне просто представляется, что человек, который это организовал, просто работает промоутером, и просто работает менеджером митинга 12-го числа. Я подозреваю, что переодевшись в штатское, он тоже туда пойдет, и сольется с участниками митинга. Потому, что…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Квартиру отрабатывает, максим Леонардович. Полученную квартиру решил отработать.

М. ШЕВЧЕНКО: Я просто не знаю. Потому, что акция… Ну, эта акция, она не имеет никакого смысла. Она не может запугать этих людей, это первое. Она не может их отвратить от желания пойти на митинг, это второе. Ясно, что ничего такого, что можно было бы найти… Даже если они найдут сейчас я не знаю, допустим, записку, которую написал Навальный, Собчак: «Ксюша, приходим на митинг, устраиваем всё, что только можем». Даже эта записка не позволит завтра не пустить на митинг этих лидеров. Она максимум, может быть подшита к делу. У них в самом жестком случае может быть взята подписка о невыезде, или что-нибудь ещё. То есть, смысл этой акции, с точки зрения настоящего (неразборчиво) какого-то там не знаю, противозаконного действия, если бы такие действия были, отсутствуют. Её смысл этой акции, только в одном, чтобы как можно более громкий скандал прогремел, и как можно больше людей возмущенные вот этим всем, этими обысками и тем, что не пускают адвоката, завтра пришли на так называемый, «Марш миллионов».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знаете…

М. ШЕВЧЕНКО: Поэтому, моя версия о том, что оппозиционеры имеют серьезную поддержку в каких-то элитных кругах, которую я неоднократно высказывал, эта версия только лишний раз подтверждается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я бы хотел с вами вот так разговор закончить. Политически вы занимаете, Максим, определенный полюс такой, скажем.

М. ШЕВЧЕНКО: Это не обсуждаемая политическая (неразборчиво).

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подождите, вы не… Дослушайте мою фразу до конца. Вы не знаете, о чем я сейчас хочу сказать.

М. ШЕВЧЕНКО: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто… Это важно. Если вы помните, я начал мой разговор с вами о том, что к человеку не пускают адвоката. Помните, да?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну, это возмутительно…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я знаете, к чему хочу призвать вас, и себя? Давайте мы, люди, стоящие на разных политических полюсах. Давайте все вместе бороться не за Навального, не за Путина, не за черти кого там. Чтобы к людям пускали адвокатов. Чтобы человек, к которому пришли, чтобы он имел возможность на защиту, понимаете?

М. ШЕВЧЕНКО: Матвей, смотрите, мы призываем сейчас друг друга к тому, что дышать воздухом – это естественное право человека. Адвокат при обыске не просто может, а обязан присутствовать. Если этот адвокат действует на законных основаниях, член коллегии адвокатов. Если его не пускают, то офицера, который не пускает адвоката, надо отдавать под суд. Просто это можно смело вызывать в прокуратуру. Этот обыск противозаконен. Не важно, кого обыскивают, абсолютно не важно. Навального, или Ваньку с Пресни, который (неразборчиво), понимаете? Если не пускают во время обыска адвоката, то обыск незаконен и преступен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо. Это был журналист Максим Шевченко.



***



М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр Проханов.

А. ПРОХАНОВ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте.

А. ПРОХАНОВ: Да, доброе утро.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня к вам только один вопрос. Как к человеку, который во всех эфирах отстаивает только одно, государственность. Верно, я говорю? Вы это отстаиваете?

А. ПРОХАНОВ: Вы не ошиблись.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я задаю вам вопрос. Вот это вот, это по государственному? Это, вот то, что сегодня утром происходит, это способствует цементированию государства? Единству государства? Как сказать, когда договариваются стороны? Как, Таня…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Компромисс, консенсус.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: К консенсусу в государстве, или нет? Вот именно это? Бог с ним, с этим с этим Навальным. Вот это, то, что сегодня с государством происходит?

А. ПРОХАНОВ: Нет, Матвей, завтра должен произойти «Марш миллионов». «Марш миллионов» способствует укреплению государства (неразборчиво)?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алексаныч. Послушайте меня… Я возьму свои слова по поводу уважения назад. Я вам задал вопрос не про завтра, про сегодня. Вы слышали эфир адвоката.

А. ПРОХАНОВ: Вы можете брать назад все свои слова об уважении. Я вам говорю, что идут обыски. Понимаете, обыски. Может быть, там у Навального нашли противотанковую пушку. А у Собчак нашли, не знаю, коллекцию бриллиантов из алмазного фонда. Давайте дождемся всего этого. Что это за журналистский примитивный подход? Я вам не мальчуган! Я вам говорю, что государство требует ответа на все антигосударственные решения. Если это провокация, если у них найдут… У Собчак найдут норковую шубку, а у Навального найдут авторучку «Parker», это вздор, конечно. Завтра приведет на этот митинг ещё дополнительно 20 тысяч. Мне это кажется не правильным. Но заниматься демагогией о том, что это разрушает государство, это не в правилах ни журналистов, ни «Эха Москвы», ни Проханова. Гудбай.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гудбай. Ну, он ответил на вопрос.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, в общем, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А потому что, что он хотел? То есть, всё равно, люблю Проханова. Вы сказали то, что я у вас спрашивал. Простите меня, если я был резок, ещё раз. Я вас очень уважаю, но я же вас конкретно спросил, конкретный вопрос.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я думаю, вы просто не уловили друг друга в том плане, что не пускают адвокатов, что это беззаконие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, ну Александр Андреевич сразу начал говорить про митинги, понимаешь? Про митинги. Он стал говорить про завтрашний митинг. А я его спросил про то, что не пускают адвоката. Ну, он ответил, и я счастлив.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это прекрасно. По поводу того, что…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, извини, я ещё скажу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте, да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Александр Андреевич, Александр, послушайте меня. Ради бога извините. Просто в прямом эфире. Ради бога извините, если как-то мои слова прозвучали как-то не корректно по отношению к вам. Я с глубочайшим уважением к вам. И это никакая не провокация, это вот я вам позвонил потому, что ваше мнение государственника… Подчеркиваю, государственника, для меня очень важно. Вы же знаете, я вас часто цитирую, и так далее. Поэтому, пожалуйста, без обид. Без обид. И правильно, что бросили трубку. Хам Ганапольский, но это все знают. Но он ответ требует. И получает ответ.



***



Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Карина Москаленко у нас на прямой линии телефонной связи, здравствуйте.

К. МОСКАЛЕНКО: Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Татьяна Фельгенгауэр, Матвей Ганапольский, «Утренний разворот». Мы вот в прошлом часе, в прямом эфире слышали, как Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального пыталась попасть в подъезд, и пройти на этот проводимый обыск.

К. МОСКАЛЕНКО: Да, я только что с ней разговаривала. Она уже полтора часа стоит под дверью. Значит, я хочу особо подчеркнуть, что любые действия принудительного уголовно-процессуального характера, если они производятся без адвоката, и такое намерение у лица, который подвергается этим действиям, есть, и власти не понимают, что они обязаны пропустить, это грубейшее нарушение. Которое, конечно же, в тот же день должно быть сообщено в высшие органы уголовно-правовой власти в России. И, конечно же, в европейский суд. Потому, что Оля Михайлова, это адвокат нашего центра. Она неоднократно добивалась экстренных коммуникаций дела. И она, конечно, это сделает сегодня. Потому, что это беспрецедентный случай. Вот иметь адвоката под дверью (неразборчиво). Но когда я говорю беспрецедентный, я всё-таки ошибаюсь. Потому, что насколько я помню, что Ольга и раньше использовала…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Российская история знала такие случаи.

К. МОСКАЛЕНКО: Да, срочную процедуру. И её подзащитные и раньше подвергались… Мои подзащитные и раньше подвергались таким неправомерным действиям. И это значит, что доступно 39-е правило. Вы можете даже не исчерпывать. Конечно, я всегда рекомендую обратиться в национальные органы власти. Это важно, это необходимо. Но в принципе, вот при таких грубых нарушениях, и Европейский суд может по срочной процедуре принять дело. Вообще я не обсуждаю не политических платформ, не то, почему вот такая массовая вылазка против оппозиционеров. Это остается пока даже за скобкой. Но вот это то, что происходит вот в эту минуту, продолжается уже больше часа, это грубейшее попрание всех прав. И вот меня что пугает? Если власти идут на такие действия, они собираются быть очень жесткими. Они собираются пренебрегать своими не только конституционными обязанностями, правовыми обязанностями внутри страны. Они, по-видимому, уже понимают всё. Потому, что не понимать они не могут. Я не верю в то, что они слабоумные или малограмотные.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Карина Акоповна, скажите, пожалуйста…

К. МОСКАЛЕНКО: Да. Значит, они хотят пойти на что-то такое, где они готовы пренебречь своими и международно-правовыми обязательствами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если говорить по юридической процедуре. Правильно ли я понимаю, что то, что будет найдено, если что-то будет найдено во время обыска, на который не пустили адвоката, суд может это не принять, в качестве доказательств?

К. МОСКАЛЕНКО: А вы правы и вы не правы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Или там понятые? Или там достаточно тех понятых, которые там находятся?

К. МОСКАЛЕНКО: Значит, кому-то может быть достаточно понятых, которые там находятся. А если, тем не менее, следственное действие проходило таким грубым нарушением как то, что обыскиваемый не имел право консультироваться со своим адвокатом, и его адвокат не мог туда проникнуть. И вы в прямом эфире это всё демонстрируете. Значит, власти должны либо остановиться в этом, либо конечно же, потом считать результаты такого следственного действия с точки зрения процессуальной, волевыми по своему значению. Вот в этом вы правы. А в чем вы не правы? В том, что мы, юристы в уголовно-процессуальной сфере, не однократно судам демонстрировали грубейшие процессуальные нарушения, и говорили: «Признайте такие результаты ничтожными. Признайте, что эти доказательства получены с нарушением уголовно-процессуального законодательства. А значит, и принимайте и исключайте эти доказательства из сфер доказательствами». Вы знаете, к сожалению, российские суды очень толерантно относятся…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Карина, простите. Давайте, не уходите со связью, у меня к вам важный вопрос. Я вот хочу на российском…

К. МОСКАЛЕНКО: Я слушаю вас.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, просто сейчас мы послушаем свежие новости от Владимира Варфоломеева. А после этого у меня к вам вопрос один, я эксперимент хочу один провести, ладно?

К. МОСКАЛЕНКО: Хорошо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте, будьте на связи. Новости на «Эхе».

НОВОСТИ.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Карина Москаленко по-прежнему на связи. Карина Акоповна, вы нас слышите?

К. МОСКАЛЕНКО: Да, да, я слушаю.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Проанонсированный важный вопрос от Ганапольского.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Карина Акоповна, я сегодняшний утренний эфир начал с того, что в прямом эфире мы слышали, как адвоката не пускают противозаконно на обыск у человека, так?

К. МОСКАЛЕНКО: Так.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Заметьте, я не называю фамилию Навальный. Мне по барабану, Навальный, не Навальный. Что?

К. МОСКАЛЕНКО: Сейчас, вот ещё одна деталь. Наш корреспондент, который сейчас находится там, на месте, говорит, что и вызванного участкового не пустили в квартиру.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, Карина Акоповна, у меня к вам вопрос. Вот давайте проведем эксперимент над российской, как это? Правоохранительной системой, или как это называется?

К. МОСКАЛЕНКО: Правоохранительной, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, да. Кому нам сейчас позвонить в прямом эфире, чтобы Ольгу Михайлову, адвоката Ольгу Михайлову, пустили к гражданину, где проводится обыск. Кому? Единственное, мы можем всем позвонить. Единственное, у меня нет телефона Путина, потому, что вы знаете, у Путина нет мобильного телефона. И у меня нет телефона Медведева. Он есть у Венедиктова, но Венедиктов гад, его нам не даст. Кому нам позвонить, чтобы был исполнен закон?

К. МОСКАЛЕНКО: (Неразборчиво) хотя бы для того, чтобы он мог функционировать, мы с вами продумаем, как говорят, веерно этот звонок. Значит, есть ли у вас… Ну кончено наши действия затруднены тем, что мы не знаем, какой комитет, следственный комитет, какой вообще орган этим занимается. Ну, ничего. Мы попробуем всё предусмотреть. Значит, у вас есть телефон главы следственного комитета России?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, пишу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы… Соответственно с комитетом нам не удается пока связаться. Мы туда с самого утра звоним, пока…

К. МОСКАЛЕНКО: Звоните, да?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Более того, в структуре МВД, когда мы дозвонились до представителя, нам сказали, что это не к ним, а к следователям. Так нас вернули обратно. И мы договорились, что где-то минут через 7, с нами по телефону сможет поговорить господин Музыкантский. То есть, вот такая официальная структура уполномоченных по правам человека.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, кому ещё? Вот кому ещё позвонить?

К. МОСКАЛЕНКО: Я думаю, что всё равно, такие телефоны есть. Это надо немедленно довести до сведения главы следственного комитета России. Это в любом случае.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А как довести, если там не снимают трубку? Он же типа сегодня выходной. Ну, вот то есть, что? Позвонить секретарше, и сообщить, да? Вот как сделать?

К. МОСКАЛЕНКО: Нет, секретарша как раз выходная. А вот оперативные службы сегодня все должны работать. Более того, они должны работать в повышенной готовности. Давайте, сделаем так. Есть дежурный по прокуратуре города Москвы. Он тоже работает сегодня в такой форме повышенной готовности. Он может связаться со всеми прокурорскими, нужными чинами города Москвы. В конце концов, это происходит в городе Москве. Это наш с вами город, и мы вправе обратиться в прокурорскую власть Москвы. Ведь прокуратура включается далеко не всегда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всё, подождите. Карина Акоповна, послушайте меня. Давайте, вы сказали самое главное. Дежурный по прокуратуре города Москвы. Он должен быть на месте.

К. МОСКАЛЕНКО: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У вас есть радио?

К. МОСКАЛЕНКО: У меня есть… У Льва Пономарева есть телефон…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, телефон мы найдем сейчас. Если можно, тогда Пономареву мы сейчас позвоним, чтобы…И мы в прямом эфире позвоним, и скажем, что не пускают адвоката.

К. МОСКАЛЕНКО: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всё. А вы нас слушаете?

К. МОСКАЛЕНКО: Я продолжаю вас слушать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всё, отлично. Разрываем связь, пока.

Комментарии

28

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


alexandrv 11 июня 2012 | 12:46

боже ж ты мой, как действия российских властей напоминают реальность в моей родной Беларуси.
У нас тоже последние лет 10-12 самая любимая акция спецслужб, особенно накануне важных событий, прийти на дом или в офис к опозиционерам и изъять всю технику и все деловые материалы. Ну и задержать их на несколько суток, просто так, для профилактики. После этого вся техника остается у них как вещдоки. У нас в Минске даже шутят что так МВД/КГБ себе регулярный апгрейд проводят.


(комментарий скрыт)

11 июня 2012 | 15:36

Закон – тайга.
Прокурор – Михал Иваныч…


vandler 11 июня 2012 | 16:42

Обыск у Навального.
ТВ "Дождь" Смотреть.
http://clck.ru/UYfv


vandler 11 июня 2012 | 16:39

США - правят Миром!




Обама выступает в качественно иной роли. Он – уже не лидер одного лишь
Запада, но Председатель всего Земного шара. Он стоит вне цивилизационных
различий. Выше их.

Соответственно, в рамках этой модели нет больше неизбежной необходимости
ни в экспорте американской политической системы, ни в принуждении каких-либо
стран к постоянному декларированию публичной лояльности Вашингтону, его
миссии и ценностям. Америка может управлять миром, не проникая слишком
глубоко в толщу иных, не до конца постижимых цивилизаций. Главным – и куда
более эффективным, чем перманентный крестовый поход, горячий или холодный
– инструментом глобального сверхвлияния становится тотальная зависимость
элит подавляющего большинства стран от Америки.

Эта зависимость сосредоточена на нескольких археологических уровнях.

А. Элиты, в отличие от народов, таки стали участниками и заложниками общества
потребления. А глобальные стандарты (в том числе – технологические) элитного
потребления устанавливает, в конечном счете, Америка.

Б. Америка – если и не полностью, но в очень значительной степени –
контролирует мировую финансовую систему. Элиты почти всех стран мира кровно
заинтересованы в том, чтобы свободно и легально (насколько это вообще бывает)
использовать все возможности этой системы.

В. Америка эмитирует доллар. В доллар и финансовые инструменты,
номинированные в долларах, вложена решающая часть элитных средств. Равно
как государственных финансовых резервов.

Г. Благодаря своему военно-разведывательному потенциалу, Америка слишком
много знает об элитах разных стран. Никто не хочет, чтобы это знание обратилось
против него.

Д. В возможной грядущей битве между элитами, интегрированными в глобальную
сеть потребления, и народами, в нее не интегрированными, Америка будет
естественным союзником элит (против народов). Ведь только так удастся
сохранить в мире порядок и предотвратить демократический хаос
http://clck.ru/0MtGH


irdo 11 июня 2012 | 18:57

боже ж ты мой, как действия российских властей напоминают реальность в моей родной Беларуси.
===============
Не зря ж Путин первым визитом к нему ездил.
За опытом, внестимо.


irdo 11 июня 2012 | 19:03

вестимо
Сорри за печаки


irinaapril 11 июня 2012 | 23:42

Ну недаром же наш президент посетил вашего сразу же после инаугурации, в США визит отменил, и первым делом к вашему батьке!


11 июня 2012 | 12:58

Я слышал то же, что и все?
Фрау Фельгенгауэр скоро начнет убивать?
Сказав А надо говорить и Б, не понятно кого будет убивать Фрау Фельгенгауэр, по какому мотиву и каким способом?
Машамайерс, от которой Всемудачи, отдыхает.
Достойную смену взрастил Ганаpolsky.


alexandrv 11 июня 2012 | 13:07

это все что ты уловил из данной передачи??? видно считаешь это самым важным. удачи.


11 июня 2012 | 17:48

А вы услышали в ней что-то новое?
"Жопа!" Ганаpolsky кричит постоянно, все остальное - согласно курсу ЭМ.


11 июня 2012 | 14:07

Ну,что козлы,захватили власть?Это вам не Грузия или Египет.Получили в Красноярске?Хватит мутить воду!


11 июня 2012 | 14:43

И кого получили козлы в Красноярске?


irinaapril 11 июня 2012 | 23:47

Вы призываете смириться я тем, что в полиции гражданам бутылки в задний проход засовывают?Милый, если вы мазохист, то вы можете заниматься такими делами не в государственном масштабе, вся страна не обязаны играть по таким правилам.


voron40 11 июня 2012 | 14:53

В российском ОМОНЕ работают ТРУССЫ, СЛАБАКИ, ОНИ БОЯТЬСЯ даже представиться перед адвокатами. Они грубо НАРУШАЮТ ЗАКОН О ПОЛИЦИИ. И за это они будут "наказаны" - получат квартиры.


trofimovich 11 июня 2012 | 14:58

Беспредел в действии!!!!
А гарант конституции на страже беззакония.


(комментарий скрыт)

mike65 11 июня 2012 | 15:57

подбросят все что угодно


ozor 11 июня 2012 | 16:16

Противно читать это. Я бына месте Ганапольского и компании Названивала бы буквально по всем Колокольцевым о том, что по такому-то адресу НЕИЗВЕСТНЫЕ с автоматами производят террористический акт по отношению к известным нгражданам . И всех Коллег призвала бы Звонить во все мыслимые и немыслимые инстанции. Вот когда мы по цепной реакции кинемся ВСЕ на защиту ОДНОГО НАВАЛЬНОГО - мы перевернем эту дерьмовую ситуацию. А пока ,ковыряя в носу, мы все мусолим тему : какого б такого харизматичного лидера нам бог послал -не достойны НИКОГО!


irinaapril 11 июня 2012 | 23:48

Согласна!


11 июня 2012 | 16:16

Я обалдеваю от либеральных жупналюг - возмущаются тем, что Навальному дверь чуть не взломали. Если приходят с ордером на обыск, то нет никакого права не пустить. Не откроешь - взломают дверь. Или в либеральной Еуропе не так?


11 июня 2012 | 17:38

Согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска вправе присутствовать лицо, в помещении которого производится обыск, а также адвокат этого лица. В силу требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ следователь обязан не только разъяснять участникам следственного действия их права и обязанности, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав.


11 июня 2012 | 16:19

а вы чего хотели от властей
чтоб они вас в ж. за протест поцеловали


11 июня 2012 | 17:08

Диалог с А.А.Прохановым-впечатлил!
Как ловко Хитрый лис увернулся от царского сапога!
Прохановщине-РЕСПЕКТ!


(комментарий скрыт)

11 июня 2012 | 17:51

Ну что теперь хорькам пора возвращаться, смотри как их шпыняют. Думаю многие теперь согласятся, что Шаломов охренел, это уже перебор людей шпынять. И будут собирать средства на оплату штрафов и поддержку протестующих.


tkogan 11 июня 2012 | 18:10

Власть жалкая и смешная!
Не надо сравнивать с 1937, замученные и убитые не заслуживают того, чтобы наши опереточные страдания сравнивались с их мучениями.
Эта власть себя похоронит сама собственными руками! Будем делать что дОлжно!


ksantippa_xxi 15 июня 2012 | 11:44

Браво, Матвей, браво, Таня! Это был великолепный эфир.


voron40 11 июня 2012 | 14:56

Люди с автоматами - а, может быть, это террористы?


kiver 11 июня 2012 | 19:42

Люди захватившие Норд Ост тоже были с автоматами и ни кого в театр не пускали, и ни каких документов не предьявляли.


mike65 11 июня 2012 | 15:58

ЦУ с самого верха идет раз ничего не боятся

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире