'Вопросы к интервью
В. ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер. В эфире «Проверка слуха». Сегодняшний гость программы председатель Центральной избирательной комиссии РФ Владимир Чуров. Начнем с вопроса для наших слушателей.

«РИКОШЕТ»

В. ДЫМАРСКИЙ: Доверяете ли вы избирательным комиссиям? Если да, доверяете, телефон 660-01-13. Если нет, 660-01-14. Голосование началось. Первый вопрос такой, может быть, технический, Владимир Евгеньевич. Когда вы ждете указа президента о назначении выборов? Потому что пока ведь дата 2 декабря, напомню, это дата выборов парламентских, она была объявлена предыдущим вашим предшественником Александром Альбертовичем Вешняковым, но нигде официально не подтверждена.

В. ЧУРОВ: Виталий Наумович, объявить голосование в Государственную Думу несколько сложнее, чем объявить то голосование, которое вы сейчас объявили.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, это понятное дело.

В. ЧУРОВ: Даты определены законом, указ президента должен появиться 1 сентября плюс-минус два дня. И дата, которую уже неоднократно называли, она установлена в соответствии с законодательством, там идет отсчет от истечения срока полномочий нынешней Государственной Думы 4-го созыва, значит, дата голосования это 2 декабря. Но вот что интересно, процесс организации голосования – процесс профессиональный. И вы уж простите, я вам сразу скажу, вопрос для сегодняшнего голосования радиослушателей сформулирован совершенно непрофессионально.

В. ДЫМАРСКИЙ: Разумеется. Владимир Евгеньевич, вообще, здесь не социологическая служба.

В. ЧУРОВ: Избирательные комиссии совершенно разные. Есть Центральная избирательная комиссия, участковая, территориальная, в субъекте Федерации, есть муниципальные комиссии, есть комиссии на судах – и их довольно много, есть комиссии в труднодоступных местах, есть закрытые участки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо, Владимир Евгеньевич, я прекратил голосование, потому что здесь все ясно совершенно, и я понимаю, еще раз повторяю, у нас здесь не социологическая служба – очень часто и гости, и слушатели выдвигают свои претензии к тому, как сформулирован вопрос, это же такое ознакомительное, что ли, голосование. Вот, смотрите, цифры удивительные, удивительные для меня во всяком случае. Я ожидал, что больше скажут «нет», что не доверяют. Но соотношение огромное. 96% ответили, что не доверяют избирательным комиссиям и 4%, что доверяют. У меня к вам вопрос – чем вы это объясните? Почему сложилось вообще такое мнение относительно наших избирательных комиссий в целом? А вы отвечайте или за всех, или за ЦИК, как вам удобно.

В. ЧУРОВ: Виталий Наумович, наверное, это наша с вами вина, что мы с вами редко встречаемся.

В. ДЫМАРСКИЙ: Наверное.

В. ЧУРОВ: Потому что чем чаще мы будем встречаться, тем более, я думаю, будет возрастать доверие к избирательным комиссиям среди слушателей радиостанции «Эхо Москвы». Мы часто очень работаем и общаемся в такой как бы не натуральной, а сказочной стране – очень много сказок, очень много мифов, очень много легенд. Когда социологи приносят результаты, причем социологи самые разные, выясняется, что реально с фальсификацией выборов на участках избирательных внизу, лично сталкивалось меньше 1% опрошенных. Еще примерно 3-4% слышали об этом из уст тех или иных близких знакомых. Все остальное относится к разряду мифологии. Я несколько мифов таких вам приведу. Один из руководителей партии недавно сказал, что, вот, он больше всего не доверяет голосованию на участках в труднодоступных, удаленных местах. Заранее всех руководителей партий предупреждаем: по их желанию готов буду…

В. ДЫМАРСКИЙ: Доставить их в труднодоступные места.

В. ЧУРОВ: …направить на самый труднодоступный участок и даже после завершения подсчета голосов вернуть их оттуда в Москву.

В. ДЫМАРСКИЙ: То есть вы не оставите их в Уссурийской тайге?

В. ЧУРОВ: Нет, нельзя, надо же по-доброму относиться ко всем участникам избирательного процесса. Предусмотрено, что партийные наблюдатели вот сейчас на каждом труднодоступном участке могут побывать и транспортом будут обеспечены. Это одно. Второе – кандидаты. Кандидаты, которые тоже, между прочим, могут ввести в заблуждение в ряде случаев своего избирателя, просвечиваются нами буквально рентгеновским аппаратом и именно поэтому столь запутанная и сложная процедура проверки предоставленных ими данных, чтобы они не могли ввести в заблуждение избирателя. Но, опять же, если случайные ошибки, случайные неточности – вот в этот раз будет каждому кандидату в списке каждой партии дано достаточное время для их исправления.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, можно, я вас перебью, здесь такое пришло обвинение, просто наотмашь: «Ведущий, что ж вы такой тупой? Фальсификация 100%. Чуров наивный человек. Могу утверждать, что разнарядка…»… То есть я тупой, вы наивный. Владимир Евгеньевич, все-таки слушатели считают – фальсификация 100%. Ну, кстати говоря, для этого есть и основания. Вспомните, какие были в некоторых регионах наших, не будем называть… Собственно, почему не будем? Назовем. Когда цифры были чуть ли не больше 100%.

В. ЧУРОВ: Давайте назовем, потому что это тоже из области слухов и мифологии, и очень жаль, что слушатели, а я полагаю, что слушатели «Эха Москвы» достойные люди, иногда подвержены воздействию средств массовой информации.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, я думаю, что здесь нет особой специфики.

В. ЧУРОВ: Вот давайте, мы только что сегодня получили последние данные о заявленных и подтвержденных нарушениях избирательного законодательства в апреле и марте на региональных выборах.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот на региональных выборах, там очень много было жалоб, очень много.

В. ЧУРОВ: Вот сколько – очень много? Здесь все жалобы, включая информацию из СМИ. Пожалуйста. Дагестан: без СМИ 17 заявлений, 2 подтверждено, плюс в СМИ заявлено 23.

В. ДЫМАРСКИЙ: Подождите-ка, 17 – заявлено куда? В суд?

В. ЧУРОВ: В избирательные комиссии. Направлено из них: сама избирательная комиссия – 1, политические партии – 6, кандидаты – 2, граждане – 8. Подтверждено 2, еще раз подчеркиваю. Плюс в СМИ было заявление о 23. В данном случае мне кажется, что СМИ объективны, 17 и 23 – близко.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Хорошо. Вот 23 в СМИ заявили. Эти люди, партии, не знаю кто, они потом в суд подали?

В. ЧУРОВ: Нет, нет. По Дагестану судебных решений – у нас есть справка Верховного суда, тоже я ее получил в пятницу, по Республике Дагестан – рассмотрено в Верховном суде Российской Федерации, потому что завершилась уже кампания, вот сейчас конец июня месяца, 2 дела по отказу в регистрации кандидата списка. Все. Всего в Верховном суде на сегодняшний день рассмотрено 37 дел по 13 регионам.

В. ДЫМАРСКИЙ: И каковы решения Верховного суда?

В. ЧУРОВ: Решения Верховного суда в пользу истца, то есть подтвердившие нарушения, я имею в виду, потому что здесь может быть и в пользу истца, и в пользу ответчика, смотря кто на кого подал, по Псковской области есть 3, по Самарской области – 2, по Санкт-Петербургу – 1, по Ставропольскому краю на сегодняшний день – 1, по Мурманской области – 1 и по Тюменской – 1. Псковская область здесь лидирует, к сожалению, и в связи с этим, кстати, в Псковской областной избирательной комиссии заменен председатель.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот вы мне тогда объясните, хорошо, суды приняли такое решение в пользу истцов…

В. ЧУРОВ: Или ответчиков. В данном случае подтвердившие наличие нарушения.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но уже ведь обратного хода нет? Уже выборы состоялись и то, что сделано, уже не исправишь?

В. ЧУРОВ: Почему? Если бы суд решил, что в данном округе или в данном субъекте это повлияло на результаты существенным образом… Скажем, ведь довольно много суды принимают решение об отмене результатов голосования на местных выборах. Там, где несущественная разница в голосах и там, где обнаруживают, что те нарушения, которые были на участках, повлияли, и 4-7 голосов это небольшая разница, там отменяют суды довольно часто. Более того, могу сказать, что суды при пропорциональной системе выборов, то есть когда только партии участвуют, а в региональных выборах сейчас тоже часто уже партии играли главную роль, суды лучше работают, лучше. И партии имеют возможность юристов хороших нанимать и воспитывать. Это одно из преимуществ, кстати, пропорциональной партийной системы, партия как мощный аппарат имеет возможность проконтролировать ход выборов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, вы сказали, что это одно из преимуществ. Я в одном из ваших недавних интервью прочитал такое заявление, я уж не знаю, стопроцентно ли серьезное оно было, вы заявили, что российская избирательная система – лучшая в мире.

В. ЧУРОВ: Ну, это, конечно, полушутливое заявление. Она лучшая в мире хотя бы потому, что одна из самых современных. Она вобрала в себя очень многие системы зарубежные.

В. ДЫМАРСКИЙ: Очень много вопросов приходят по СМС, и накануне эфира по Интернету пришли такого рода вопросы, тем не менее, хотя напомню еще одно ваше высказывание, не гарантируя точность цитаты, но смысл я помню, – когда вы только стали главой ЦИКа, вы сказали, что дело Центризбиркома не менять законы, а выполнять их, – примерно так, то есть вы, в принципе, не хотите вмешиваться в законодательство о выборах; довольны ли вы тем, что представляет собой сегодня наше законодательство?

В. ЧУРОВ: Спустя три месяца я только утвердился в этой своей точке зрения. Во-первых, потому что это общепризнанная мировая и европейская норма, что накануне выборов, за полгода до выборов, менять законодательство нельзя, нерационально, и пример наших ближних соседей показывает, что это действительно так. Во-вторых, я убедился, что законодательство о выборах в Российской Федерации зачастую более точное и более четко защищает права гражданина, чем некоторые смежные законы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, Владимир Евгеньевич, давайте самое простое такое, что вызвало реакцию негативную, в основном, во всяком случае из того, что я видел, это отмена графы «против всех». Это что, стало лучше избирателям от того, что у них сузился выбор?

В. ЧУРОВ: Почему? Выбор, вот, опять же…

В. ДЫМАРСКИЙ: Потому что у меня была еще дополнительная возможность проголосовать против всех. Не только среди тех партий, которые…

В. ЧУРОВ: Вы знаете, что эта возможность у вас сохраняется и сейчас.

В. ДЫМАРСКИЙ: Каким образом? Не ходить?

В. ЧУРОВ: Вы можете бюллетень не заполнить вообще. Вы проголосуете против всех, но не поставите ни одной отметки. Более того, в этом случае ваш голос, в отличие от голосования «против всех», будет учтен иным образом и ваше мнение будет…

В. ДЫМАРСКИЙ: Сообщено куда надо.

В. ЧУРОВ: Нет. Опять же, графа «против всех» в ряде государств невозможна технически. Вот в той же Франции графа «против всех» невозможна технически, потому что там берешь сначала бюллетень с надписью конкретной фамилии и у тебя нет бюллетеня «против всех». У тебя есть бюллетень, на котором написана конкретная фамилия.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Вот по этому поводу у меня тоже есть некоторые соображения. Давайте с вами прервемся на несколько минут, сейчас будет выпуск новостей, а потом Владимир Чуров, председатель Центральной избирательной комиссии, будет продолжать отвечать на ваши и мои вопросы.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Продолжаем программу. Еще раз добрый вечер. Напомню, что в гостях Владимир Чуров, председатель Центральной избирательной комиссии. Программа «Проверка слуха», которую веду я, Виталий Дымарский. Владимир Евгеньевич, мы остановились на том, что вы сказали, что во Франции нет графы «против всех». Вы знаете, у меня иногда…

В. ЧУРОВ: Там ее технически нельзя ввести никак.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но дело даже не в этом, у меня вообще общее впечатление, что когда у нас какие-то законодательные инициативы мы видим, то у нас начинаются какие-то ссылки «а вот так в Германии», «а так в Соединенных Штатах», «а так во Франции».

В. ЧУРОВ: Ну, давайте про нас. Секунду. В тех регионах…

В. ДЫМАРСКИЙ: Можно я просто доскажу? Давайте как во Франции. Не будет у нас графы «против всех», но будут все остальные компоненты выборов.

В. ЧУРОВ: А все остальные компоненты выборов у нас есть. Более того, вот вы говорите «против всех». Давайте не будем ссылаться на Францию, сошлемся на наши выборы. В тех регионах, где была отменена явка «против всех», процент пришедших голосовать и процент поданных голосов за все партии не то что не уменьшился по сравнению с предыдущими выборами четыре года назад, когда была графа «против всех», а даже увеличился. Вот вам и результат.

В. ДЫМАРСКИЙ: Так зачем ее убрали? Тогда где логика?

В. ЧУРОВ: На мой взгляд, графа «против всех», конечно, могла стимулировать, скажем так, гражданскую, что ли…

В. ДЫМАРСКИЙ: То есть побудить людей все-таки проголосовать, правильно?

В. ЧУРОВ: Нет, побудить голосовать – нет, это не сказалось на этом. Более того, мы же сейчас бьемся за каждую, грубо говоря, голову избирателя. Даже тот избиратель, который сейчас…

В. ДЫМАРСКИЙ: А зачем бороться, если отменен порог явки?

В. ЧУРОВ: Опять говорю, порог явки к заинтересованности в массовом приходе на участки никакого отношения не имеет. Отменили и отменили, бог с ними, нам важно, чтобы… Вот у нас Конституцией перед нашей системой избирательных комиссий поставлена задача – чтобы каждый гражданин, имеющий право голоса, пришел и проголосовал и имел такую возможность проголосовать. И вот даже человек, который назвал вас тупым, а меня наивным, я готов этого человека пригласить на выборы…

В. ДЫМАРСКИЙ: Он сейчас объявится.

В. ЧУРОВ: Пусть объявится. Я его приглашаю быть в день выборов 2 декабря вместе со мной. Вместе со мной пойти, я даже подъеду, посмотрю, как он проголосует на участке, потом он подъедет со мной…

В. ДЫМАРСКИЙ: Но не подглядывая?

В. ЧУРОВ: Нет, конечно. Как будет организовано голосование. Я потом повезу его на тот участок, где я сам проголосую, и потом он может находиться у меня в кабинете.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я уж даже забыл, за что он нас так с вами обозвал. А, что фальсификация 100%.

В. ЧУРОВ: Вы знаете, сколько людей активно участвуют в подготовке и проведении голосования? Порядок цифр?

В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, не знаю.

В. ЧУРОВ: Более 3 миллионов. У нас открывается почти 100 тысяч участков избирательных. На каждый комиссия в 10-14 человек. Значит, вот уже больше миллиона. Партии готовят примерно 1 миллион наблюдателей на эти участки. Значит, уже 2 с лишним.

В. ДЫМАРСКИЙ: Миллион?

В. ЧУРОВ: Да. От всех партий вместе взятых. Значит, уже 2 с лишним миллиона. Плюс территориальные комиссии в субъектах Федерации плюс агитаторы, уполномоченные, доверенные лица, кандидаты и так далее. На круг несколько больше 3 миллионов. Вы представляете себе, что такое попробовать обмануть 3 миллиона человек? Более того, когда они между собой конкурируют.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я понимаю, но вот огромное количество здесь приходит мнений наших слушателей, присылают по СМС…

В. ЧУРОВ: Кто из них конкретно сталкивался? Сам видел?

В. ДЫМАРСКИЙ: И я не могу вам предъявить. Но откуда же такое ощущение, откуда оно берется? Есть какие-то конкретные факты, как кого-то, там, в общежитие студентов не пускают, пока он не проголосует за ту или иную партию, не будем называть какую, кто-то здесь вспоминает случай в Башкирии, где 800 тысяч бюллетеней было лишних отпечатано, потом какой-то пожар в типографии, то есть какие-то факты такие единичные есть, но дело не в этом…

В. ЧУРОВ: Проверены они или нет?

В. ДЫМАРСКИЙ: Откуда ощущение это, Владимир Евгеньевич?

В. ЧУРОВ: Я думаю, что здесь есть несколько причин таких ощущений. Прежде всего, наверное, есть пропаганда, направленная против выборов, потому что выборы – это легитимность государства, это его стабильность, это его прочность. В конце концов, ведь нормальное демократическое государство – это сумма прав и обязанностей каждого гражданина. Вот я здесь достаточно жесткий индивидуалист. Мне иногда говорят «ну, зачем мы будем возиться вот с этими избирателями, которые, например, слушают «Эхо Москвы», они все равно не пойдут голосовать или проголосуют…»…

В. ДЫМАРСКИЙ: Да нет, я думаю, что вы ошибаетесь, что здесь какая-то особая аудитория.

В. ЧУРОВ: Или «почему вы заботитесь об 1% избирателей, которые будут плавать на судах, меньше 1%?», или «почему вы начинаете заботу об инвалидах, это все показуха, это все пропаганда». Ничего подобного. Если мы забудем об одном человеке, мы забудем о стране.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо, Владимир Евгеньевич, вопрос, мы, по-моему, так и не договорили на эту тему, вот отмена порога явки, если действительно последние региональные выборы, которые сейчас весной были, была очень хорошая явка…

В. ЧУРОВ: Больше 40% в среднем.

В. ДЫМАРСКИЙ: Зачем тогда ее отменили? Зачем?

В. ЧУРОВ: Вот еще раз, порог явки не влияет на явку. Не влияет и все.

В. ДЫМАРСКИЙ: А зачем отменили?

В. ЧУРОВ: Я думаю, отменили для того, чтобы облегчить голосование на муниципальных выборах, прежде всего. Вот на муниципальных выборах, к сожалению, которые при том, что у нас не так давно вообще появилось реальное местное самоуправление, вот там действительно, к сожалению, пока еще народ, граждане не почувствовали, что местное самоуправление, самое близкое к ним, и я много занимался вопросами местного самоуправления, я говорил так: «Это та власть, которой в случае чего можно морду набить по соседству».

В. ДЫМАРСКИЙ: Попробуй набей.

В. ЧУРОВ: Опять же, вы говорите, вот, давайте не будем сравнивать с Западом, а давайте сравним. Там любят… Скажем, Магдебургское право появилось в каком веке? По-моему в XIII-м или в XIV-м.

В. ДЫМАРСКИЙ: У нас молодая демократия.

В. ЧУРОВ: А у нас? Первые бургомистраты при Петре I, в каких они были ограниченных рамках? А 131-й закон появился вообще пару лет назад.

В. ДЫМАРСКИЙ: А скажите мне, Владимир Евгеньевич, кстати говоря, здесь уже очень много кандидатов на то, чтобы с вами 2 декабря провести вместе в вашем кабинете, мы вам передадим все, выбирайте.

В. ЧУРОВ: Кабинет большой, но готов со многими из этих людей встречаться и заранее, и в день выборов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Давайте еще одно новшество, относительно недавнее, я знаю, что вы меня сразу же поправите, если я скажу «отмена выборов губернаторов», поскольку их выбирает Законодательное собрание, да?

В. ЧУРОВ: К выборам депутатов Государственной Думы 5-го созыва никакого отношения не имеет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Не имеет. Но вы же контролируете выборы губернаторов?

В. ЧУРОВ: Нет, губернаторов – ни в коей мере.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, там Законодательные собрания, все понял.

В. ЧУРОВ: Сейчас у нас 5-я Дума.

В. ДЫМАРСКИЙ: А вот как рядовой избиратель, вы сейчас москвич ведь, не питерец?

В. ЧУРОВ: Постоянная прописка у меня до сих пор в Петербурге, у меня нет жилья в Москве.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, хорошо, у Питера точно такой же статус, как и у Москвы, субъекта Федерации. Вам бы хотелось за губернатора или за мэра города голосовать?

В. ЧУРОВ: Особенность: за мэра – да, за губернатора – нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: А Лужков кто – мэр или губернатор?

В. ЧУРОВ: Лужков – мэр по названию.

В. ДЫМАРСКИЙ: По сути он губернатор?

В. ЧУРОВ: Еще раз говорю, Москва и Петербург – два муниципальные образования, и вот здесь я всегда как бы раздваиваюсь, я студентам это много лет читаю и объясняю, в чем особенность местного самоуправления, почему на этом уровне нет принципа разделения властей и так далее: местная власть это твоя власть, лично твоя, она тебе принадлежит с потрохами.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, чтоб не забыть, вот здесь даже конструктивное предложение, вернее, вопрос, а в нем заключено предложение: «Есть ли «горячая линия» у Центризбиркома? Если она будет, выборы будут честнее», — пишет Андрей.

В. ЧУРОВ: Есть. Правда, не у Центризбиркома. Мы даже здесь идем на совершеннейшую прозрачность и удаленность. «Горячую линию» организует Общественная палата Российской Федерации, фонд «Свободные выборы», то есть не финансируемые из бюджета, они имеют, насколько мне известно, гранты, в том числе американские и прочие, «горячая линия» в Красноярске показала себя великолепно, с ней сотрудничали все практически общественные организации, осуществлявшие наблюдение вне участков, и мы четко планируем содействовать работе «горячей линии» на декабрьских выборах.

В. ДЫМАРСКИЙ: Здесь, кстати говоря, даже вам какие-то советы приходят, считая, что вы не все знаете, что происходит внизу, на уровне участковых избирательных комиссий.

В. ЧУРОВ: Все знаю. Потому что посещаю каждый месяц добрую дюжину, даже сейчас, в разных регионах Российской Федерации, и все проблемные, скажем, территориальные комиссии Московской области мы объехали, и в Красноярском крае, когда был на выборах, тоже посещал низовые участки. Что касается советов – пожалуйста, направляйте мне непосредственно. Мы недавно поставили рекорд. Координационный совет общественных организаций, занимающихся выборами, всех общественных организаций, 5 июня принял шесть рекомендаций, направил в наш адрес. 8-го числа из этих шести две уже были проголосованы и приняты Центральной избирательной комиссией. По-моему, ни один государственный орган в Российской Федерации таким результатом похвастаться не может.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ждите Виктора Полякова, это он писал и вы его пригласили в свой кабинет.

В. ЧУРОВ: Пусть позвонит, телефон есть.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давайте заглянем все-таки в декабрь. Как ЦИК, – я думаю, что это его забота, — намерена… Намерена – поскольку Центральная избирательная комиссия…

В. ЧУРОВ: Ну, тут, опять же, филологи, с которыми мы сейчас сотрудничаем, придерживаются двух точек зрения, что, может быть, устоявшаяся аббревиатура…

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, как «ТАСС уполномочен заявить», хотя это агентство.

В. ЧУРОВ: Совершенно верно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Дело не в этом. Смотрите, как вы будете обеспечивать равенство партий и, в первую очередь, конечно, речь идет о доступе к средствам массовой информации?

В. ЧУРОВ: Мы планируем развернуть полномасштабный мониторинг, как это нам вменено законом, с 1 августа.

В. ДЫМАРСКИЙ: Извините, я рассмеялся, потому что пришло письмо от Александра: «Завтра пойду бить морду губернатору. Могу ли я после этого сослаться на вас, мол, Чуров сказал…»…

В. ЧУРОВ: Губернатор это не местная власть, еще раз подчеркиваю, губернатор это государственная власть, вот разницу надо понять. Местная власть – начальник города не федерального подчинения, начальник поселка…

В. ДЫМАРСКИЙ: Префект.

В. ЧУРОВ: Нет, префект это государственная власть. Местный совет, которого вы избрали из числа своих соседей…

В. ДЫМАРСКИЙ: Хорошо, давайте все-таки не будем давать адреса для мордобития, ладно?

В. ЧУРОВ: Ну, драться вредно всегда.

В. ДЫМАРСКИЙ: Равноправие?

В. ЧУРОВ: Мониторинг с 1 августа, полноценный мониторинг.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мониторинг – что? Телевизионного эфира?

В. ЧУРОВ: Всех. Всех средств массовой информации, то есть печатные СМИ, электронные СМИ, включая ту часть Интернета, которая зарегистрирована как средство массовой информации. Мы уже сейчас получаем из ряда источников эту информацию, но в полном масштабе поведем с 1 августа. Кстати, могу сказать, что те же отчеты независимых медиалогических компаний, которые публикуются в различных средствах массовой информации, отнюдь не проправительственных, показывают, что произошло существенное выравнивание доступа…

В. ДЫМАРСКИЙ: Но вы согласны, что доступ был неравный, если происходит выравнивание?

В. ЧУРОВ: По объемам – да. Но есть такое нелюбимое мною слово «креативность», ну, или «талантливость», более понятное, тоже, кстати, нерусское, я всегда привожу пример – можно 24 часа в сутки показывать лидера какой-либо партии, копающего огород. Вот 24 часа в сутки он копает огород. Через два дня рейтинг этой партии будет нулевой. Поэтому только абсолютный подсчет площадей, даже и умноженный на тираж, еще не показатель равного доступа. Призываю все партии работать максимально творчески и использовать возможности, предоставляемые им законом, на 100%.

В. ДЫМАРСКИЙ: Партии-то могут работать творчески, надо чтобы еще творчески работали те же информационные выпуски основных федеральных каналов.

В. ЧУРОВ: Не только федеральных.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, творчески, я имею в виду даже не творчески, а проявляли бы равное отношение ко всем партиям.

В. ЧУРОВ: Это они обязаны будут делать в тех рамках, в каких это установлено законом.

В. ДЫМАРСКИЙ: Потому что, кстати, вы ссылались на Францию, во Франции существует специальный Совет по аудиовизуальным средствам массовой информации, который до секунды высчитывает…

В. ЧУРОВ: Между прочим, во Франции тоже на плакатах усы пририсовывали, сам видел.

В. ДЫМАРСКИЙ: Ну, это естественно, где ж их не пририсовывают? Вот, кстати, опять про Францию, нам кто-то здесь прислал вопрос, который я вам хотел задать: «Давайте у Франции возьмем обязательные теледебаты». Вот вообще, вы не считаете, что теледебаты следовало бы законодательно закрепить как норму?

В. ЧУРОВ: Ну, вот, до марта месяца ничего не скажу по этому поводу. Но могу сказать, что те теледебаты, которые сейчас уже начали организовывать, и вы знаете, прошли несколько пробных передач и на НТВ, с оппозиционными партиями «круглый стол» и, собственно говоря, в формате теледебатов идет и программа Познера, и программа Третьякова, и многие другие программы. Мне они нравятся, их смотреть интересно, особенно когда за столом сидят профессионалы, хоть и разных убеждений.

В. ДЫМАРСКИЙ: А про март вы не хотите сейчас говорить?

В. ЧУРОВ: После марта скажу все, что считаю нужным изменять в законодательстве.

В. ДЫМАРСКИЙ: А, то есть вы какие-то законодательные инициативы будете проявлять после президентских выборов? Потому что сейчас, видимо, уже бессмысленно что-то менять?

В. ЧУРОВ: Есть виртуальная корзина, стоящая, опять же, в углу моего кабинета, она же не совсем виртуальная, куда мы складываем до марта все, что нам поступает по поводу законодательных инициатив. Еще раз говорю, до марта я категорически против каких-либо изменений в законодательстве.

В. ДЫМАРСКИЙ: Потому что, опять же, возвращаясь к Франции, я видел теледебаты Саркози, ставшего президентом, и Сеголен Руаяль. По секундам, по темам все было разбито, и избиратели понимают, за кого они голосуют и почему они голосуют.

В. ЧУРОВ: Вы понимаете, Виталий Наумович, что здесь еще нужна и соответствующая подготовка журналистов, соответствующая профессиональная подготовка журналистов.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я бы сказал, политиков, в первую очередь.

В. ЧУРОВ: И политиков тоже.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, давайте начнем с политиков, а не с журналистов. Журналисты приспособятся и к этому.

В. ЧУРОВ: Ну, с другой стороны, тоже, вы знаете, я первый раз на телеэкране появился в 1968 году еще с такими ленинградскими выдающимися тележурналистами, как Порцеладзе и Ермолаев, если не ошибаюсь, и в форме теледебатов. Это был турнир старшеклассников, команды школ дискутировали между собой…

В. ДЫМАРСКИЙ: Но вы уже не были школьником.

В. ЧУРОВ: Я был школьником.

В. ДЫМАРСКИЙ: А, я услышал 1988-й.

В. ЧУРОВ: Нет, 1968 год. И я могу сказать, что хороший журналист, который способен вести теледебаты, воспитывается десятилетиями. Это тоже непросто. Но пример наших ближних соседей показывает, к чему приводят скороспелые, поспешные и не всегда продуманные изменения в законодательстве.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, давайте пойдем уже, может быть, в таком более жестком режиме. Ну, понятно, что здесь никаких точных цифр вы сейчас дать не можете, но, на ваш взгляд, как у нас говорят – по прикидкам, сколько партий, скорее всего, будут участвовать в декабре?

В. ЧУРОВ: На сегодняшний день согласно записи в Едином государственном регистре юридических лиц в налоговой службе записана 21 партия. Этой 21 партии мы рассылаем приглашения на все наши мероприятия. Вот 25-го числа у нас очередная встреча с партиями. 8 вопросов мы дебатируем…

В. ДЫМАРСКИЙ: Если я правильно понимаю, среди этой 21 партии есть и партии, которые многие уже считают…

В. ЧУРОВ: Да. Реально активно работают в Центральной избирательной комиссии за эти три месяца 15 партий.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Что вообще нового будет на этих выборах предстоящих парламентских, сейчас мы говорим только про парламентские, как вы будете обеспечивать их прозрачность – прозрачность выборов, прозрачность кандидатов?

В. ЧУРОВ: На этих выборах роль Центральной избирательной комиссии, возглавляемой наивным Чуровым – вот запало мне это слово, я, может быть, и горжусь, потому что с детства люблю вольтеровскую повесть «Простодушный» и таковым и являюсь на самом деле – так вот, здесь очень возрастает наша роль. Почему? Единый федеральный округ. Россия теперь не разбита на округа, то есть, есть региональные группы, у каждой партии, кстати, свои, не совпадающие по охвату территории, но все документы на всех кандидатов на все списки поступают только в Центральную избирательную комиссию и проверяются только в Центральной избирательной комиссии. Это накладывает на нас дополнительную ответственность и увеличивает трудоемкость этого процесса для нас от 2,5 до 12 раз. То есть, если 21 партия по 600 кандидатов, тогда наша трудоемкость возрастет в 12 раз. Если те партии, где-то 10-15, придут на выборы и не 600 будет у каждого, а в среднем 250-300, как было в 2003 году, то тогда в 2,5-3 раза.

В. ДЫМАРСКИЙ: Прозрачность?

В. ЧУРОВ: В нашем доме даже крыша прозрачная.

В. ДЫМАРСКИЙ: Но я знаю, что вы против прозрачных урн.

В. ЧУРОВ: Мы впервые, кстати, указали на возможность полупрозрачных урн, то есть чтобы было видно, что там внутри этой урны происходит, но чтобы не было видно, как заполнен бюллетень. Я сам, я уже говорил об этом, в Украине видел, что наблюдатель с видеокамерой современной мощной, «ультразум» 12-кратный или больше, и прозрачная урна, и небольшой бюллетень – на президентский выборах, третий тур, всего две фамилии – он так опускается, пока он летит, все видно. Кстати, еще сейчас появилась, к сожалению, технология такая – фотографируют телефоном свой бюллетень, ну и сообщают…

В. ДЫМАРСКИЙ: Куда надо.

В. ЧУРОВ: В ряде государств из-за этого отменили шторки в кабинах для голосования, чтобы не могли воспользоваться, и запретили пользоваться телефонами.

В. ДЫМАРСКИЙ: С одной стороны, я понимаю, и при Вешнякове Центральная избирательная комиссия и не только этим занималась, вот мы с вами перед эфиром говорили, что вы будете очень скрупулезно следить за всеми кандидатами, я имею в виду партийными или…

В. ЧУРОВ: Закон этого требует.

В. ДЫМАРСКИЙ: Закон этого требует. Но иногда, это ж доходит до смешного, какой-то не зарегистрировал автомобиль, который продан по доверенности 15 лет назад, «копейку», «Жигули», и на этом основании тебя снимают с выборов, причем в последний день перед выборами, когда ты уже ничего не можешь сделать.

В. ЧУРОВ: Такого не будет. Вот такого не будет. И, кстати, вы говорили об изменении в законодательстве, касающихся других вопросов, но это тоже изменение, кстати, в законодательстве. Сейчас предписано нам прежде всего давать партиям достаточное время для предоставления недостающих документов для исправлений и так далее, то есть сейчас партии приносят документы на дополнительную сверку. Если у них мы обнаруживаем какие-то неточности, мы даем им время и возможность их исправить. Более того, могу сказать, мы специально ускорили… ведь для чего мы ускорили подготовку и почему наша готовность будет к 1 августа, а не к 1 сентября? Мы этот месяц потратим на тренировки с партиями.

В. ДЫМАРСКИЙ: Да, это я видел, что вы будете тренироваться.

В. ЧУРОВ: Целый месяц.

В. ДЫМАРСКИЙ: У нас осталось совсем мало времени, мы сейчас проголосуем второй раз.

«РИКОШЕТ»

В. ДЫМАРСКИЙ: Итак, второй вопрос, очень простой. Пойдете ли вы голосовать в декабре на парламентских выборах? Если да, 660-01-13, если нет, не пойдете голосовать, 660-01-14. Запустили. Пока вы голосуете, еще вопрос. Владимир Евгеньевич, вы же, наверное, изучали этот вопрос, мы с вами на эту тему говорили, вот, говорят, фальсификации – понятно, доказано, не доказано, а как вообще, какие технологии существуют, против которых вы боретесь?

В. ЧУРОВ: Вот одну вы только что применили. У вас телефон, по которому нужно сказать «да», кончается на 13, а по которому «нет», 14. Вы знаете, что психологически число 13 для целой группы людей…

В. ДЫМАРСКИЙ: Я могу вам здесь возразить, потому что на первый всегда больше отвечают, чем на второй, по первому больше звонят.

В. ЧУРОВ: Вот одна из технологий – цифровая технология, то есть, скажем, разместить своего кандидата так или иначе. Вот почему бюллетень сделали в итоге самый простой – все в столбик.

В. ДЫМАРСКИЙ: По алфавиту?

В. ЧУРОВ: Нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: По жеребьевке.

В. ЧУРОВ: Как партия. Да, а дальше… И более того, по жеребьевке, у меня сейчас лучшие математики Москвы, МГУ, согласились мне помочь не просто составить схему жеребьевки партий, но и протестировать ее на случайность выборки. И в присутствии всех партий мы в июле будем это тестировать, отрабатывать методику с тем, чтобы не было ни малейших подозрений. Это, скорее всего, будут не конверты, не какие-то фишки, скорее всего это будет механическая схема, но оттестированая, опечатанная.

В. ДЫМАРСКИЙ: Владимир Евгеньевич, поскольку вы сказали про число 13, я специально не остановил голосование, когда было число 666, я чуть-чуть подождал. Результаты такие: 48,3% проголосовавших придут голосовать в декабре, 51,7% говорят, что нет. Ну, вы понимаете, что это цифры очень приблизительные.

В. ЧУРОВ: Виталий Наумович, я считаю, что для этой аудитории мы с вами достигли блестящего успеха. Блестящего успеха.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я благодарю Владимира Чурова, председателя Центральной избирательной комиссии за участие в нашей программе, и сразу же хочу его «затвердить» еще на одну встречу. Об этом будет сказано подробнее. Мы в конце августа, скорее всего, начнем новый проект «Есть такая партия», и мы договорились с Владимиром Чуровым, что он еще раз придет для того, чтобы рассказать вам, уважаемые слушатели и избиратели, о всей той кампании перед парламентскими выборами, которая начнется уже осенью.

В. ЧУРОВ: Я всех все-таки приглашаю придти голосовать, потому что будет интересно, будет много разных партий, и от этого реально зависит судьба нашей страны – от того, как мы проголосуем и как мы придем на участки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо, Владимир Евгеньевич.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире