'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 января 2011, 23:07

Д.БОРИСОВ: 23 часа и 5 минут в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», это прямой эфир. Александр Плющев, человек, который уже здесь был, когда я сюда вбежал. Привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Привет.

Д.БОРИСОВ: Я – Дмитрий Борисов. Сегодня мы едем как всегда не одни.

А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня с нами едет не кто-нибудь. Вот, ты знаешь, у нас в саморекламе нашей есть, конечно, некий изъян, я подумал. Там, вот, говорят «и сегодня этим кем-нибудь будет…» Я думаю, а вот сегодня не кто-нибудь, а Андрей Макаревич, между прочим.

А.МАКАРЕВИЧ: (смеется) Мне как лучше на это реагировать?

А.ПЛЮЩЕВ: С сарказмом.

А.МАКАРЕВИЧ: Прозвучал сарказм в интонации?

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, безусловно.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, слава богу.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

А.МАКАРЕВИЧ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Все зависит от того, какую вы решите играть роль. Может быть, наоборот вы скажете «Да, я такой».

А.МАКАРЕВИЧ: Я – не настоящий сварщик, я не умею роли играть, честно. Поэтому я в кино не снимаюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: Как это? А я очень давно смотрел фильм с вашим участием «Начни сначала», мне кажется, назывался.

А.МАКАРЕВИЧ: Это были не очень удачные опыты.

А.ПЛЮЩЕВ: Но мне, кстати, понравился фильм тогда.

А.МАКАРЕВИЧ: По тем временем он многим нравился, но по гамбургскому счету это не очень хорошее кино.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

Д.БОРИСОВ: У вас, вообще, много таких в прошлой жизни дел, о которых, не знаю, может, вы жалеете?

А.МАКАРЕВИЧ: Мало. Да я и об этом не жалею – это был опыт замечательный. Я выяснил окончательно, что есть вещи, которыми заниматься не обязательно, скажем так.

Д.БОРИСОВ: Но зато ваш сын пошел по стопам.

А.МАКАРЕВИЧ: А он – да. Воплотил то, что я не догнал. Ну, слава богу. У него есть вот это качество, которого я лишен – он умеет изображать другого человека, перевоплощаться. Это то, что должен актер уметь делать.

А.ПЛЮЩЕВ: Я слышал о том, что многие родители пытаются в детях своих как раз воплотить то, что они не достигли.

А.МАКАРЕВИЧ: Не, я вообще ничего не пытался воплощать. Он хотел быть актером, по-моему, класса с 5-го. У них в школе был театр и они там ставили всякие пьесы. Он хотел быть музыкантом, но актером он хотел быть больше. В результате он стал и музыкантом, и актером, но работает в большей степени как артист.

Д.БОРИСОВ: А съемки в сериалах вы поощряете? Или вам все равно, чем он занимается?

А.МАКАРЕВИЧ: Он практически не снимается в сериалах и мучается страшно, потому что хочет сниматься в кино хорошем, а предлагают, как правило, черт знает что. Потом предлагается что-то такое, альтернативное. Он с надеждой туда кидается, а это оказывается еще большее черт знает что. Ну, я надеюсь, что он рано или поздно попадет в какое-то, действительно, достойное кино.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы сами кино же, наверняка, смотрите как зритель?

А.МАКАРЕВИЧ: Смотрю.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы сейчас в нашем кинематографе отечественном чего-нибудь достойное видите? Ну, то есть, есть ли какая-то надежда, я имею в виду, в этом смысле?

А.МАКАРЕВИЧ: Надежда – это всегда, независимо от того, что происходит. Я визжал от восторга от фильма «О чем говорят мужчины». Я считаю, что, вот, на фоне всех самых лучших фильмов и прочего, вот, отличная планка юмора просто. Вот, отличная, от начала до конца у меня ни малейших нет, вот, ни одной претензии нет к этому фильму. Вообще, ребята замечательные.

А.ПЛЮЩЕВ: А, ну вы же там, по-моему, приняли участие.

А.МАКАРЕВИЧ: Не, я не поэтому его хвалю. Я там маленький-маленький прочитал текст, который не я написал, кстати. Я посмотрел «Овсянки», и так получилось, что я буквально накануне прочитал рассказ этот. Оказывается, это проза, по которой снят фильм. Вот, если бы я этого не делал, наверное, я был бы в восторге от фильма. Это настолько потрясающий рассказ, что фильм я уже воспринял как картинки к этой прозе. Я предпочитаю, чтобы проза была без картинок.

Д.БОРИСОВ: Но это же, все-таки, разные жанры. Не надо было читать, воспринимать отдельно.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, кто знал? (смеется) Так вышло.

Д.БОРИСОВ: Вы, дорогие наши слушатели, можете смело забрасывать Андрея Макаревича вопросами на наш мобильный телефон, который Плющев всегда носит с собой, +7 985 970-45-45. И я там видел, что масса вопросов в интернете. Обратимся к некоторым из них, а пока давайте, все-таки, вспомним, что Андрей Макаревич – это в первую очередь… В первую очередь музыкант?

А.МАКАРЕВИЧ: А я не знаю, в какую очередь. Я – музыкант, я, вообще, по образованию художник, и по идее, это должна быть моя профессия. Я занимаюсь телевидением очень много лет. Так что черт его знает. Ну, музыкант, наверное, да.

Д.БОРИСОВ: Ну, все-таки, если поймать человека на улице и спросить «Кто такой Андрей Макаревич?..»

А.МАКАРЕВИЧ: Повар, конечно. Вы чего, не знаете? Конечно, повар. Вот, удивительно. Уже, по-моему, лет 5 уже я флаг передал Ване Урганту в руки, а все меня помнят поваром-то. Вот, смешно поразительно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, просто это одна из, как мне кажется, ярких передач была таких, долгоиграющих и долгоживущих нового российского телевидения. Поэтому Якубович даже если бы кому-нибудь передал бразды правления, он бы всегда был человеком, переодевающимся в халат и, там, что он делает?

А.МАКАРЕВИЧ: Да. «Приз в студию», вот это.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, вот это.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, наверное. Наверное, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну а что делать?

А.МАКАРЕВИЧ: Ничего. Я не переживаю совершенно.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы смотрите Урганта?

А.МАКАРЕВИЧ: Смотрю иногда. Но когда… Я, ведь, ждал 2 с лишним года…

А.ПЛЮЩЕВ: Сменщика?

А.МАКАРЕВИЧ: ...пока он освободится. Дело в том, что я уже давно хотел найти другого ведущего – мне надоело просто. Ваня только появился тогда. И я понимал, что единственная реальная, очень хорошая кандидатура. В тот день, когда я его позвал, он подписал контракт с MTV, потом еще с кем-то. В общем, я ждал-ждал-ждал. И я выгадал день, когда у него была дырка. И, вот…

А.ПЛЮЩЕВ: Между контрактами. В интернете бывает, когда домены освобождают.

А.МАКАРЕВИЧ: Да. И я страшно рад, что я попал в это отверстие как раз, потому что, по-моему, он это делает достойно. Он, конечно, поразительный малый совершенно.

Д.БОРИСОВ: Ну, прошло, вот… Сколько вы сказали лет?

А.МАКАРЕВИЧ: По-моему, около 5 уже где-то.

Д.БОРИСОВ: 5 лет. Вы уже отдохнули от программы. Вернуться не хочется?

А.МАКАРЕВИЧ: Нет, возвращаться совершенно не хочется. Я сейчас планирую, мы с ТВ3 задумали такую штуку (они, вернее, задумали), позвали меня – снять серию фильмов про поиск подводных сокровищ. Причем, без всяких имитаций, мистики и прочего. Абсолютно реальная история. Ну, найдем – найдем, нет – нет. Есть объекты, реальные объекты, на которые не ходили. Мы знаем, где они лежат, на какой глубине, в каких местах. В основном, это Черное море. И мы в течение лета будем это все снимать и, наверное, с осени этот сериал пойдет.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, есть места, на которые есть подозрения, что там могут быть сокровища.

А.МАКАРЕВИЧ: Там в любом случае будет что-то интересное. Пусть это будут не сокровища, пусть будут какие-то артефакты. Но это все равно дико интересно.

А.ПЛЮЩЕВ: А почему Черное море? Потому что там много артефактов? Или потому что там съемки удобней?

А.МАКАРЕВИЧ: Потому что… Ну, во-первых, не так много денег, чтобы летать на Барбадос. Во-вторых, потому что есть на Украине (в Украине, как положено сейчас) Археологический институт подводных исследований. Они собрали очень большую базу информации по поводу того, что где может быть. И мы, как бы, в компании с ними это делаем.

А.ПЛЮЩЕВ: А результаты находок кому должны, так сказать? (смеется)

А.МАКАРЕВИЧ: Давайте будем решать проблемы по мере их поступления. Сначала что-нибудь найдем.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы уже участвовали не в телешоу, а именно в поисках подобного рода?

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, вы знаете какая штука? Ну, я знаю, например, что на Цесаревича Алексея – мы на него ныряли (это Крым), в трюме лежат какие-то ящики и мы их видели. Это очень глубоко и холодная вода, и, в общем, там почти 70 метров. С воздухом на такую глубину не ходят – это опасно. Вода там 4 градуса. И ящики здоровые. По документации, это может быть военное снаряжение, это могут быть награды, которые везли отличившимся солдатам в Первую Мировую. Это в любом случае интересно.

Д.БОРИСОВ: И сколько месяцев вы на это потратите?

А.МАКАРЕВИЧ: Я думаю, что с мая по сентябрь где-то. Ну, не каждый день, естественно. Будет работать съемочная группа, я как ведущий буду приезжать-уезжать там.

А.ПЛЮЩЕВ: Но вы сами тоже будете погружаться, наверняка.

А.МАКАРЕВИЧ: Конечно. Конечно, буду.

А.ПЛЮЩЕВ: У вас сейчас каждое лето удается понырять?

А.МАКАРЕВИЧ: А не надо обязательно лето, чтобы нырять.

А.ПЛЮЩЕВ: А ну да, есть же не только лето, действительно. Я забыл. Просто в этом году, например, зимой вы предпочли, насколько я читал, поехать покататься на лыжах.

А.МАКАРЕВИЧ: Мне очень повезло, потому что я, честно говоря, и не собирался. И вдруг я увидел, что все мои друзья разъезжаются, вообще все! Я остаюсь один в Москве на Новый год. Ну, ужас какой-то! И я стал звонить самым близким: «Вы куда?» — «Вот, мы во Францию». Я говорю: «А… а?» — «Сейчас узнаем». И нашли мне один номер в гостинице поразительно недорогой по сезону и по прочему. Ну, чудо какое-то. И я ломанулся с ними, и замечательно мы откатались 8 дней. Была фантастическая погода, солнце было с утра до ночи, чего не бывает в начале января.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы давно катаетесь на горных лыжах?

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, лет… Так, сейчас я скажу. Лет 30.

А.ПЛЮЩЕВ: Ого!

А.МАКАРЕВИЧ: Ну да.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда еще у многих-то и понятия о горных лыжах кроме как из репортажей о спорте в конце программы «Время».

А.МАКАРЕВИЧ: Это да. На Донбай ездили. И с помощью космонавта Георгия Михайловича Гречко по колоссальному блату с черного хода магазина «Спартак» покупали лыжи ELAN, которые предназначались для каких-то наших профессиональных спортсменов, потому что в продаже ничего этого не было вообще.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я еще немножко застал советское время – могу себе представить.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну да.

А.ПЛЮЩЕВ: Андрей Макаревич сегодня с нами едет. +7 985 970-45-45 – номер для SMS.

А.МАКАРЕВИЧ: А занятия?.. Вот, мы как это самое, да? Мы все время от музыки уходим все равно. «Все-таки, вы музыкант» и поехали про лыжи там…

Д.БОРИСОВ: Ну, это же прекрасно, когда человек настолько разносторонний.

А.ПЛЮЩЕВ: Это с одной стороны. А с другой стороны, я сегодня когда думал, что мы сегодня едем в вагоне с Макаревичем, я вспомнил, например, что у меня на кассетном магнитофоне в свое время была не только, собственно, та песня о вагонных спорах, которые последнее дело как известно. Ну, в том варианте, в котором мы ее привыкли слышать. Но и немного измененная, наверное, такая, несколько цензурированная версия. Там не было…

А.МАКАРЕВИЧ: Про «пить»?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, про «бутыль опустела». «За окошком стемнело» там пелось, понимаешь? И я в детстве был уверен, что там именно так и должно быть.

А.МАКАРЕВИЧ: Понимаю. Я пошел на этот компромисс. Но это было что? Я сейчас скажу, что это было. Это была кампания антиалкогольная, по-моему, уже, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное. 1985-й год.

А.МАКАРЕВИЧ: Я поражаюсь, как песня «Я пью до дна» вообще ее пережила. Потому что можно было «Я ем до дна», да? «Курю до фильтра» — вот это. Как-то… А с этой песней – да. На пластинку потому что. И, в общем, ее, конечно, покалечили. Меня утешало то, что к этому моменту у фанатов-то у всех она уже была на магнитофонах в нормальном варианте.

А.ПЛЮЩЕВ: Но только бедные дети, которые получали через обычную «Мелодию», скатывали на кассеты потом все это дело.

А.МАКАРЕВИЧ: Я надеюсь, что эта купюра не очень искалечила вашу психику.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, абсолютно. Она уже до этого была пострадавшей. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Так. Что будем слушать?

А.МАКАРЕВИЧ: В связи с тем, что скоро, через 1,5 недели, 26-27 января в Театре Эстрады, к которому у меня совершенно отдельное отношение, в замечательном камерном зале пройдут 2 концерта оркестра Креольского танго с хорошими гостями, которых мы на сцену пригласим, и вообще мы так, хотим красиво отчитаться за прожитое девятилетие, вот мы послушаем песенку с нашей пластинки, записанной на Abbey Road (это я хвастаюсь) с английскими музыкантами вместе с нашими же музыкантами. Тоже был джим-сейшн хороший. Пластинка называется «Штандер», а песенка называется «Лет 30 тому назад».

Д.БОРИСОВ: И вернемся сюда совсем скоро. +7 985 970-45-45 – телефон вибрирует в руках у Плющева. Не дайте ему…

А.МАКАРЕВИЧ: ...засохнуть.

(звучит песня)

Д.БОРИСОВ: Андрей Макаревич в программе «Попутчики», сегодня много смсок нам, Саша, пришло.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, знаешь, что хотел спросить, на самом деле, чтобы не уходить, опять же, далеко от музыки? Мне казалось… Вот, сколько вы сказали? 9 лет назад с оркестром Креольского танго когда все это затевалось, да?..

А.МАКАРЕВИЧ: Да, 9,5 уже.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне тогда казалось – я помню просто этот момент прекрасно – и я думал «Ну, это такой, разовый какой-то такой вот».

А.МАКАРЕВИЧ: Не, я так не думал.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, вам сразу казалось, что это долгая такая история?

А.МАКАРЕВИЧ: Конечно-конечно. У меня любовь вот к этой музыке – она лежала там под слоем битлов и роллингов постоянно. Но этот слой не давал ей прорваться. И как только стал слой тончать, это все вырвалось, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что, ну, казалось, на один раз, на два… Ну хорошо. Что касается совмещения работы в двух коллективах, наверняка этот вопрос вставал, так или иначе.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, просто приходится в 2 раза больше работать, вот и все. Мы работаем с «Машиной», мы работаем с креольцами, мы еще работаем с «Джазовой трансформацией» — это клубная история совершенно. Мы еще играем вместе с «Акапеллой экспресс» такую программу «Love», которую мы придумали. Вообще, песни разных стран про любовь. И вот это занимает все время остатка жизни.

А.ПЛЮЩЕВ: Что «Машина времени»? Планирует? В этом году будет новый альбом?

А.МАКАРЕВИЧ: Это трудно планировать. Когда набирается количество новых песен, которые всем нравятся, и их хватает на альбом, мы садимся и пишем альбом. Но поскольку мы не связаны никакими контрактами ни с кем, у нас не стоит задача, там, раз в 1,5 года выдавливать из себя как из тюбика новый альбом. Идет – идет, не идет – значит, надо подождать, пойдет попозже.

А.ПЛЮЩЕВ: А сейчас идет, не идет?

А.МАКАРЕВИЧ: Пока я не вижу. Есть пара песен, что-то мы стали их там копать. Пока не пришли к какому-то такому, вот, единочувствию, скажем так.

А.ПЛЮЩЕВ: А с Креольским танго только вышел, получается, не так давно?

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, уже 2 года.

А.ПЛЮЩЕВ: А, то есть тоже не планируете?

А.МАКАРЕВИЧ: Планируем. С ними проще. С ними проще, потому что, во-первых, они гораздо более универсальные музыканты, скажем так. У нас в «Машине времени» мы все не очень универсальные музыканты, зато все авторы. Это такая, довольно амбициозная штука. А у креольцев – 8 музыкантов, которые просто умеют все, да? Поэтому я могу принести песню. Они не начнут с того, что «Давай-ка мы сейчас вот здесь вот это поменяем, вот это». Они говорят: «А, так попробуем». Не нравится – давай так попробуем. Сыграли – здорово. Все это быстро и легко очень получается.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну что? +7 985 970-45-45. Давай, может, к вопросам радиослушателей перейдем?

Д.БОРИСОВ: Раздавили авторитетом, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, просто а чего тут добавишь? Как спорить? Даже не спорить… Что тут?

Д.БОРИСОВ: Многие слушатели привязались к вашим кинопредпочтениям, услышали, что вам понравился «О чем говорят мужчины» и не понравился «Самый лучший фильм». Спрашивают: «Если не комедии, то какие фильмы вам понравились последние из наших, из отечественных?» Вы же смотрите, часто?

А.МАКАРЕВИЧ: Очень давно понравилась «Кукушка». Понравился «Край», но это такая, красивая сказка, сделанная, в общем, скорее по голливудским канонам. Мне не важно, по каким канонам, но здорово сделано. Оно сделано стильно и, по-моему, совершенно не стыдно будет ей представлять страну на Оскара.

Д.БОРИСОВ: Но есть шанс, как думаете?

А.МАКАРЕВИЧ: Не знаю – это никому не известно. Мне кажется, что все фестивали и все награды стали настолько политизированными, что от качества фильма это не зависит абсолютно, а зависит от того, какой ветер дует на политической арене. Но фильм мне понравился. Он здорово нарисованный весь, придумана эстетика очень хорошая. Вот, за что я Голливуд люблю? Ты отлично понимаешь, что это совсем не так, как бывает на самом деле, и все равно ты в это веришь, потому что это убедительно придумано. Вот я люблю такие сказки.

Д.БОРИСОВ: Ну, может быть, когда еще позитивно, хочется верить.

А.МАКАРЕВИЧ: Хочется верить – это что-то из советского прошлого. Я посмотрел «Кочегара», которого все очень хвалили. Это очень стильно сделано, это мастерское кино. Но я не люблю, когда меня грузят, я не люблю депрессуху. Я не люблю, когда человек, который знает как все плохо, рассказывает про то, как все плохо.

Д.БОРИСОВ: То есть огромный пласт российского кино мимо.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Не говоря уж про классическую литературу.

А.МАКАРЕВИЧ: Другое – там всегда свет есть.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

А.МАКАРЕВИЧ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: У Достоевского?

А.МАКАРЕВИЧ: Даже у Достоевского. А что, Сонечка Мармеладова – не светлая?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, но у нее впереди света, мне кажется, не очень много.

А.МАКАРЕВИЧ: Это не важно. Важно, что она сама светлая.

А.ПЛЮЩЕВ: А…

А.МАКАРЕВИЧ: Достоевский тоже, в общем, не легкий такой автор.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы сейчас что читаете, Андрей Вадимович?

А.МАКАРЕВИЧ: Что я сейчас читаю… Я дочитываю «Ленд-Лизовские» Аксенова недописанный, потому что я вообще очень люблю его и до сих пор с трудом переживаю эту историю, которая с ним приключилась. Что я читаю? Я читаю эссеистику Быкова. Я его эссеистику очень люблю – он очень точный, очень язвительный, очень умный. Из такой, вот, литературы художественной купил Шишкина последнюю, еще не открывал.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы говорите «купил», то есть вы читаете книжки…

А.МАКАРЕВИЧ: Я люблю, когда книжка в руке, да. Я смотрю, как она оформлена. Я, все-таки, как художник – мне интересно, как она сделана. Поскольку мои книжки тоже иногда выходят. Книжка – это предмет, который… Он одухотворенный предмет.

Д.БОРИСОВ: Ее должно быть приятно держать в руках?

А.МАКАРЕВИЧ: Ну да. Можно, конечно, скачать, там. Когда я еду на гастроли на долгие, я так и делаю, чтобы 5 книжек с собой не тащить. Но когда ты дома, хочется, вот, взять книжку.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, дома человек с мобильным телефоном или даже с iPad’ом, читающий книжку, выглядит немного странновато, это правда. С книжкой как-то нормально, с другой стороны.

Д.БОРИСОВ: Огромное количество вопросов, но лучше всего сформулировала Надежда.

А.ПЛЮЩЕВ: Они все на одну тему, раз она лучше всех сформулировала?

Д.БОРИСОВ: Да-да-да, примерно на одну тему. Она так, витиевато, отстраненно спросила: «Как, на ваш взгляд, связь художника с властью какой должна быть?»

А.МАКАРЕВИЧ: Никакой. Желательно никакой. Вообще, в счастливой стране люди должны не очень хорошо помнить как зовут президента, потому что у них все хорошо. А об имени президента они должны вспоминать, когда, не дай бог, возникают какие-то проблемы.

Д.БОРИСОВ: Но как же быть в современном мире, когда президенты – это абсолютно голливудские звезды? Их же раскручивают по тем же лекалам абсолютно. Там, Барак Обама – это такой же Брюс Уиллис.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, я не знаю. Вот, вы знаете, как зовут министра внутренних дел, да?

Д.БОРИСОВ: Да, я знаю.

А.МАКАРЕВИЧ: Мы все знаем, как его до сих пор зовут. Вот, в Америке если спросить, кто у них министр, вряд ли на улице вам ответят. И я считаю, что они в этом смысле нормальнее нас.

А.ПЛЮЩЕВ: Но я, вот, видя сейчас, наблюдая вас, я верю абсолютно в то, что вы говорите. Но слушатель, который слышит нас еще и под стук колес, может быть, не до конца поймет. Ведь, у него возникает в голове противоречие. Вот, то же самое, это говорит человек, который принимал президента, там, в компании со своими коллегами, играл что-то для него.

А.МАКАРЕВИЧ: Скажите, пожалуйста, если вам позвонят от президента и скажут: «Знаете, президент очень хочет в свободное время с вами встретиться. Вот, нравится ему ваша радиостанция. Посидеть, попить чаю, поговорить вообще о ваших делах, о его делах». Вы что ответите? «Отойди от меня, Сатана»?

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) «Прекратите хулиганить», — отвечу я.

Д.БОРИСОВ: (смеется)

А.МАКАРЕВИЧ: Да. Ну вот, мы были в таком же положении абсолютно. Я посчитал, что совершенно нормально принять в гости человека, которого мы выбирали, между прочим. И совершенно об этом не жалею – я получил удовольствие от общения.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, мы без упрека, если честно.

А.МАКАРЕВИЧ: Я понимаю.

Д.БОРИСОВ: Мы отстраненно, абсолютно со стороны. Интересно.

А.МАКАРЕВИЧ: Я просто уже наслушался всякого за эти истекшие месяцы.

А.ПЛЮЩЕВ: Это легко объяснимо. Ну и с другой стороны, не каждому удается с президентом посидеть так.

А.МАКАРЕВИЧ: Понимаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. Тоже интересно, наверное.

Д.БОРИСОВ: Ну, там есть вопросы типа «И как он?»

А.МАКАРЕВИЧ: Он абсолютно адекватный, нормальный, интеллигентный, образованный человек.

А.ПЛЮЩЕВ: А, кстати, вот, чисто технический и технологический вопрос. Вот, подобного рода встреча в смысле с вашей стороны, ну, в смысле, как с вами контактировать. Долго готовится? И муторное ли это дело?

А.МАКАРЕВИЧ: Она совершенно не готовилась. Просто я предложил сходу наш Ритм-Блюз-Кафе, раз он к нам хочет с музыкантами пообщаться. Ну вот, у нас есть такая музыкальная точка. Это было сразу принято. Ну, приехали фсошники накануне, посмотрели весь двор, посмотрели кафе и все.

Д.БОРИСОВ: А разговором вы остались довольны?

А.МАКАРЕВИЧ: Я не почувствовал никакой неловкости реально совершенно. Пока первые 30 минут там стояли камеры, наверное, какая-то была у всех там зажатость. Там же музыкантов было человек 15, по-моему, да? А потом все телевизионщики свернулись и ушли.

Д.БОРИСОВ: Ну, начинается самое интересное. Потому что люди-то знают все как раз…

А.ПЛЮЩЕВ: Из программы «Время».

Д.БОРИСОВ: Да, из телерепортажа о том, как это было при камерах.

А.МАКАРЕВИЧ: Абсолютно были на 90% не политические разговоры. Про музыку, не знаю, про годы молодые. Вообще, мне было странно. Я ему сказал, что впервые рядом со мной сидит президент страны, который моложе меня. Мне как-то психологически это было как-то непривычно. Я вообще себя старым человеком не считаю пока еще. Ну, он рассказывал, как он на «Машину времени» лазил в Питере, на ДДТ, на «Аквариум». Абсолютно человеческие вещи.

А.ПЛЮЩЕВ: Что еще интересного осталось за кадром? Есть ли какая-то штука такая полусекретная?

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) «Полусекретная». Конечно. Давай расскажем.

А.МАКАРЕВИЧ: Никакого скелета в шкафу не было абсолютно. Абсолютно.

Д.БОРИСОВ: Ну, не секрет же, этой встрече уделяли особое внимание после знаменитой истории про Юру Шевчука музыканта.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да.

Д.БОРИСОВ: С этой точки зрения еще смотрели.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, безусловно. Потому что Юра-музыкант, ну, Юрий Шевчук в смысле встречался в других обстоятельствах несколько с премьер-министром.

А.МАКАРЕВИЧ: Во-первых, в других обстоятельствах. Во-вторых, меня вообще очень огорчает, что все это воспринимается под каким-то больным углом зрения немножко. И в диалоге Шевчука с Путиным ничего не было криминального, выдающегося. Юра задал риторические вопросы и получил риторические ответы, чего и следовало ожидать. Когда человек спрашивает «Доколе?» что можно ответить? «Дотоле». Ну вот… И всё.

А.ПЛЮЩЕВ: Андрей Вадимович, вот, в поколении ваших музыкантов сейчас, те, с которыми вы в том числе принимали президента, да? Хотя, там разные были, тем не менее.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, разные вполне.

А.ПЛЮЩЕВ: Там, Илья Черт, например, совсем не вашего поколения. Абсолютно.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, двух поколений, скажем.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Внутри вашего поколения не появилось ли (или, может быть, это так и должно быть) некоей успокоенности? Ну, то есть когда-то люди были, ну, условно говоря, бунтарями. Условно! Сейчас я не навешиваю ярлыков – вот, я прямо кавычки такие, жирные ставлю. Может быть, превратились в людей вполне себе буржуазных и встроенных. Вы этого не ощущаете?

А.МАКАРЕВИЧ: Нет, я этого совершенно не ощущаю. Люди взрослеют, стареют. Я не вижу, что меняются их убеждения какие-то. Меняется мир вокруг и иногда очень здорово. А уж в нашей жизни так он кардинально менялся несколько раз за 40 лет последние. И я терпеть не могу профессиональных революционеров. Вот, ненавижу. Это еще хуже, чем профессиональные патриоты. «Вы за или против?» Можно я буду не за и не против? Можно я буду заниматься своим делом, и если какие-то поступки моего президента вызывают мое одобрение, я об этом скажу. Если какие-то поступки вызывают мое негодование, я буду негодовать по этому поводу. А лучше пусть он делает свое дело хорошо, а я буду свое дело делать хорошо, И вы все будете свое дело делать хорошо, и заживем, наконец, нормально.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы верите, что «заживем, наконец, нормально» — это при нашей жизни еще произойдет?

А.МАКАРЕВИЧ: Нет, не верю, потому что… У нас странная массовая психология, касаемая того, что мы все хорошие. Вот, каждый по отдельности – хороший, все остальные – плохие. Идет какая-то гражданская война каждого со всеми. Я – хороший, президент – плохой. Не, милиционер – плохой. А милиционер говорит: «Да я отличный! У меня начальник – говно». И так далее. Вот в чем проблема большая – никто с себя не хочет начинать. Чего-то мы с вами заехали…

А.ПЛЮЩЕВ: А… Нормально. Вагонный разговор, мне кажется, хороший.

Д.БОРИСОВ: Потому что у всех наболело. Как можно начинать с себя, когда ты каждый день встречаешься с каким-нибудь вот таким вот актом невменяемости?

А.МАКАРЕВИЧ: А вот очень просто: делай свое дело хорошо и все. Делай, что должен.

Д.БОРИСОВ: Есть банальные ситуации, в которых ты просто…

А.ПЛЮЩЕВ: Видели бы вы бьющегося об стенку вагона головой Борисова! Не может, не может делать, что должен.

Д.БОРИСОВ: Да. Когда там сталкиваешься с какими-нибудь сотрудниками чего-нибудь, маловменяемыми или…

А.МАКАРЕВИЧ: Так? И ваши действия? Вы берете чашку и бьете его по голове? Или что?

Д.БОРИСОВ: Нет. Но…

А.МАКАРЕВИЧ: Все равно делаете свое дело, правда?

Д.БОРИСОВ: Все равно.

А.МАКАРЕВИЧ: Вот и будем продолжать.

Д.БОРИСОВ: Но настроение-то испортится.

А.МАКАРЕВИЧ: Настроение испорчено, да. Оно у меня тоже не всегда радужное, это правда.

Д.БОРИСОВ: Давайте лучше настроение музыкой…

А.МАКАРЕВИЧ: Давайте.

Д.БОРИСОВ: Вот у нас хорошая песня.

А.МАКАРЕВИЧ: Кстати, в тему того, о чем мы сейчас говорили. Называется «Вдалеке от высоких холмов». Абсолютно ответ на многие вопросы.

(звучит песня)

А.ПЛЮЩЕВ: Андрей Макаревич возвращается домой на свой холм.

А.МАКАРЕВИЧ: (смеется) Да, невысокий.

А.ПЛЮЩЕВ: Невысокий да, от высоких холмов, собственно говоря.

Д.БОРИСОВ: Сашу тут интересовало за кадром, сколько людей записывало эту песню, какое количество музыкантов?

А.МАКАРЕВИЧ: Не, меня интересовало, сколько концертирует как раз. Но это тоже интересно.

А.МАКАРЕВИЧ: В оркестре Креольского танго 8 музыкантов, я – 9-й, плюс звукорежиссер, плюс директор, плюс 2 техника. Ну, большая команда довольно.

А.ПЛЮЩЕВ: У вас всегда, вот, когда уже сочиняете песню, пишете ее, всегда известно, что она будет, вот, для Креольского танго, а не для «Машины времени», и наоборот?

А.МАКАРЕВИЧ: Где-то с начала завершающей стадии написания, скажем так.

А.ПЛЮЩЕВ: А где проходит завершающая стадия?

А.МАКАРЕВИЧ: Это трудно понять. Ну, я начинаю что-то наигрывать, потом, когда я понимаю мелодию, понимаю, что сейчас осталось дописать часть слов, а часть слов уже есть, я уже вижу, куда она пойдет. А бывает, что она изначально придумывается как свинговая, вот такая бэндовая история, и тогда это, конечно, это Креольцам.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть же у вас и стихи, которые не становятся песнями.

А.МАКАРЕВИЧ: Не много.

А.ПЛЮЩЕВ: А есть и стихи, которые и не публикуются даже?

А.МАКАРЕВИЧ: Почти нет. Сейчас вышла книжка, называется «То, что люди поют по дороге домой», кстати. И я туда отдал практически всё: последние вещи плюс почти всё предыдущие. Такая она, толстенькая получилась.

А.ПЛЮЩЕВ: А проза? Пишете что-нибудь сейчас?

А.МАКАРЕВИЧ: Я пишу постоянно в журнал «Story».

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это колонка же получается, да?

А.МАКАРЕВИЧ: Это колонка. Но я это, все-таки, склонен считать рассказиками. Я вроде начал писать в журнал «Русский пионер» — тоже это можно назвать колонкой, а можно назвать рассказиками. И я боюсь говорить про вещи, которые задуманы, пока не доделаны.

Д.БОРИСОВ: Я слышал версию скептиков, что вот эти колонки – они пишутся, на самом деле, другими людьми.

А.МАКАРЕВИЧ: Это неправильно. Может быть, это кого-то касается, но это точно не касается журнала «Story», где просто достойные авторы, которые… Зачем? Они не позволят это делать. Они, по-моему, получают удовольствие от того, что они это пишут.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда на все это вы успеваете находить время? Репетиции с одним ансамблем, с другим, концерты, записи, интервью на радиостанциях.

А.МАКАРЕВИЧ: Интервью на радиостанции бывает по случаю. Вот, на самом деле, помимо моей постоянной дальней любви к «Эху Москвы», я, все-таки, пришел по поводу того, что в январе у нас концерты и я это не скрываю, я это повторю еще раз. 26 и 27 января в Театре Эстрады концерты, Оркестр креольского танго. Вот почему я здесь.

Д.БОРИСОВ: Вот. Вот как Андрея Макаревича затащить в поезд.

А.МАКАРЕВИЧ: Это правда, да. Это правда. Гастроли хороши тем, что, вот, ты приехал в город и ты знаешь, у тебя здесь одно важное дело – надо вечером хорошо отыграть концерт. А днем у тебя большое количество свободного времени, ты можешь чего-то писать, можешь чего-то придумывать, можешь дописывать песню какую-то. Кстати, на гастролях гораздо спокойнее, чем в Москве. Потому что в Москве тебя дергают постоянно – какие-то дела… Там – нет, все. Ты можешь даже телефон выключить: «Я уехал, и нету меня. Все».

А.ПЛЮЩЕВ: И все на гастролях делать? Ну, не все, но что-то.

А.МАКАРЕВИЧ: Не все. Я в Москве делаю очень многое. Надо просто просыпаться пораньше.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы во сколько обычно встаете?

А.МАКАРЕВИЧ: В 9.

А.ПЛЮЩЕВ: Нормально. Я думал, рано прямо совсем.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, для меня рано, потому что я ложусь в 3.

А.ПЛЮЩЕВ: А-а-а, вы – сова.

А.МАКАРЕВИЧ: Я вечером сова, утром я этот…

А.ПЛЮЩЕВ: А утром – жаворонок. Удобно.

А.МАКАРЕВИЧ: Жаворонок, да. Заспанный.

Д.БОРИСОВ: А 6 часов хватает сна?

А.МАКАРЕВИЧ: Вот, в последнее время уже не очень. Но можно в машине поспать, пока едешь по делам по всяким. Не за рулем, слава богу, а рядом с водителем.

Д.БОРИСОВ: Тут я прочитал, пока мы едем, залез в твиттер, прочитал начальника нашего поезда – он там, как всегда, все секреты всему свету рассказал (не знаю, насколько это тайна), что вы согласились на проект «Эха Москвы» «История песен Машины времени».

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, это предложение мне было сделано ровно 45 минут назад.

Д.БОРИСОВ: На перроне буквально.

А.МАКАРЕВИЧ: Начальника поезда на перроне, да, прямо перед отправкой. И было бы глупо отказываться. На самом деле, вот, 90 из 100 таких историй – это вранье. Знаете, когда выходит такой на сцену музыкант и говорит «Вот, у меня была любимая девушка, а потом она разбилась в самолете, и тогда я написал песню про звездочку». Все верят и плачут. Обычно песня пишется с помощью блокнота и ручки. Но иногда, действительно, какие-то случаются истории, которые тебя подталкивают на сочинение чего-то.

Д.БОРИСОВ: Это будут реальные истории? Или, все-таки, такие, красивые легенды?

А.МАКАРЕВИЧ: Реальные. Не, ну зачем я буду чего-то врать? Нет, я постараюсь вспомнить реальное.

Д.БОРИСОВ: В общем… «Скоро на экранах» хотел сказать. В радиоприемниках.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да. Вот, я хотел спросить. А так, если окинуть взором, о скольких песнях «Машины времени» вы могли бы рассказать историю?

А.МАКАРЕВИЧ: Я сейчас не готов к этому ответу. Это надо садиться и вспоминать, честно. Ну, десятка 2-то наберется, наверное.

А.ПЛЮЩЕВ: Друзья, как минимум десятка 2 передач вас ждет с Андреем Макаревичем, история создания песен «Машины времени». Да не, я считаю, отличный проект. Если «Машина времени» тоже поезд свой, локомотив сделает…

А.МАКАРЕВИЧ: Я, между прочим, и про песни оркестра Креольского танго могу кое-какие истории рассказать, не менее забавные.

А.ПЛЮЩЕВ: Расскажите прямо сейчас историю какую-нибудь.

Д.БОРИСОВ: Ты сейчас напоминаешь мне тех самых журналистов про случай на гастроли.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, смешной случай на гастролях. Да не, ну просто Андрей Вадимович сам подставился. Ну что делать?

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, например… Да пожалуйста! Касаемо песни «Поворот», вот, хотите, да? Вроде такая, визитная карточка. Мелодию придумал бас-гитарист коллектива Александр Викторович Кутиков. Кутиков, вообще, очень романтический, лирический человек. А в молодые годы, в 1979 году конкретно он был еще более лирическим и романтическим, он очень любил красивых девушек, он от них млел, он их приводил на репетиции, чтобы они смотрели, как мы репетируем. И он придумывал такие, очень красивые, сладкие, изумительные, гармонические мелодии. И, вот, он придумал такую мелодию (поет), романс такой. И мы не знали, что с ней делать. Мы и так вертели, так вертели, так вертели, дня 3 мы сидели на репетициях, ничего не получалось. И тогда Саня в отчаянии, стиснув зубы, ее просто срубил на гитаре (поет). И вот тут я понимаю: «О! Это что-то совершенно неожиданное». И буквально на следующий день я написал слова, потому что стало понятно, в какое русло она может поехать.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть «Поворот» был романсом…

А.МАКАРЕВИЧ: Абсолютно.

А.ПЛЮЩЕВ: В младенчестве.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, таким, немецким таким. Таким вот, таким, пышным.

А.ПЛЮЩЕВ: Элегантным.

А.МАКАРЕВИЧ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот, вы слышали анонс программы «История песен «Машины Времени» с Андреем Макаревичем». Кстати, возвращаясь к тому, почему вы здесь, собственно говоря. О концерте. Вы заявили в самом начале программы, что там будет много интересных гостей.

А.МАКАРЕВИЧ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: А не могли бы вы рассказать чуть подробнее?

А.МАКАРЕВИЧ: Я могу сказать, что точно будут братья Бриль, Дима и Саша. Это братья, сыновья легендарного нашего Игоря Бриля, джазового пианиста. Они – саксофонисты, они дивные джазовые музыканты и мы с ними часто играем в клубах. Просто наш проект «Джазовая трансформация» предполагает, слегка меняя состав иногда, играть какие-то стандарты джазовые, такие, классику. И так мы друг друга полюбили, что мы в качестве гостей их пригласили на несколько песен в Театр Эстрады, и песни эти, конечно, будут видоизменены, для того чтобы для них какие-то там оказались окна. Мы сегодня, кстати, репетировали полдня, придумали, как это сделать красиво. Возможно, будут другие гости, но пока, вот, не хочу сглазить.

А.ПЛЮЩЕВ: А. То есть будут интересные гости, но мы пока расскажем об одних.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, об одних рассказал, о других пока умолчу.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и отлично. Андрей Макаревич сегодня вместе с нами в поезде. +7 985 970-45-45.

Д.БОРИСОВ: Олег тут спрашивает: «Есть ли у вас враги? Как вы с ними боретесь?»

А.МАКАРЕВИЧ: Я с ними никак не борюсь, потому что если они и есть, я не знаю о их существовании. А это, наверное, скрытые какие-то враги. Это могут быть люди, которые там в лицо тебе улыбнуться, а за твоей спиной будут делать гадости и говорить гадости. Я предпочитаю об этом не знать.

Д.БОРИСОВ: А как вы относитесь к тем людям, которые… Ну, просто, может быть, не в лицо, но как-то открыто говорят?

А.ПЛЮЩЕВ: Повод.

А.МАКАРЕВИЧ: Да никак, да никак. Дай им бог здоровья, господи. Ну я же не червонец, чтобы всем нравиться. Я никому, по-моему, дорогу не переходил, ни у кого хлеб не отнимал. Я занимаюсь своим делом и не мешаю это делать другим. Поэтому я не вижу причин видеть во мне врага. Если это у кого-то от зависти, то это проблема того человека, который завидует. Но не моя.

А.ПЛЮЩЕВ: А кто для вас в жизни авторитет? С кем вы советуетесь, там, по каким-то самым важным вопросам?

А.МАКАРЕВИЧ: Смотря по какому поводу.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть в любом вопросе есть специалист.

Д.БОРИСОВ: Эксперт.

А.МАКАРЕВИЧ: Я, вообще, с изумлением заметил, что практически все мои друзья, каждый из них – это человек, который что-то умеет делать в превосходной степени. Я когда это понял, я даже поразился. Там если это хирург, то это лучший хирург в своей области. Если это обозреватель, то это, на мой взгляд, лучший обозреватель. Если это музыкант, то это, на мой взгляд, лучший музыкант. Видимо, меня всегда тянуло к людям, которые что-то делают лучше всех. И в результате они становились моими друзьями.

А.ПЛЮЩЕВ: Я еще к одному из фрагментов нашей беседы вернусь, с вашего позволения. Вы похвастались, что писали альбом на Abbey Road.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, и не один, а два. Один – с «Машиной», один – с Креольцами.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Не, я только что побывал на этом легендарном месте. Ну, естественно, не внутри, а так, прошелся.

А.МАКАРЕВИЧ: По переходику.

А.ПЛЮЩЕВ: Переход, да-да. Машины пораспугивал. Естественно. Просто хотел спросить: а почему Abbey Road? Место намоленное или, ну вот, реально студия такая?

А.МАКАРЕВИЧ: Из ста лучших мировых альбомов популярной музыки чуть ли не 90 было записано на Abbey Road. Это помимо того, что это намоленное место, это студия, которой сейчас больше 75 лет, которая имеет сумасшедшую традицию, сумасшедших профессионалов. Они не выбросили ни одного гвоздика за эти годы, у них потрясающее оборудование. Там есть все.

Д.БОРИСОВ: Но оборудование-то не тех лет, все-таки, хочется верить.

А.ПЛЮЩЕВ: И тех тоже.

А.МАКАРЕВИЧ: Именно тех лет.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, есть и современное, да.

А.МАКАРЕВИЧ: Я пел в микрофон, в который пели Элла Фитцджеральд и Джон Леннон. Вот, именно в тот же самый. У них там 7 штук их. Они их не продают, естественно. Они их просто хранят как… И результат получается там…

Там очень хорошая атмосфера. Для музыканта это очень важно. Это очень важно, потому что ты туда пришел не на калькуляторе считать, а музыку играть, которая зависит от твоего состояния, от твоего настроения. И вот там это настроение возникает. Может быть, это магия. Какая – не знаю. Но это так.

А.ПЛЮЩЕВ: А туда каким-то образом трудно попасть?

А.МАКАРЕВИЧ: Нет, это не трудно совершенно попасть. Просто где-то за год надо ее заказать и заплатить деньги. Это дорого, это реально дорого. Это не то, что в 5 раз дороже, чем все другие студии мира. Нет. Это, как бы, по верхней планке дорогих студий мировых, вот и все.

Д.БОРИСОВ: Не могу не задать вопрос, наш любимый с Сашей, в принципе. Но вы как один из… Не буду говорить, ладно, из кого.

А.МАКАРЕВИЧ: Да.

Д.БОРИСОВ: Как вы относитесь к распространению музыки в интернете? Вот, к пиратам? Вот, вы тратите много денег на лучшую студию в мире.

А.МАКАРЕВИЧ: К пиратам я отношусь плохо. Ну, как можно относиться к людям, которые тебя обворовывают? Ну как? Хорошо к ним можно относиться? К вам залезли в карман – вы как к ним относитесь?

Д.БОРИСОВ: А как же свобода распространения информации?

А.МАКАРЕВИЧ: Информация и музыка – это разные вещи немножко. Человек, чтобы записать песню, ну, не говоря о том, что, ладно, он ее сочинил, хрен с ним, да? Чтобы записать альбом на Abbey Road, мы потратили, по-моему, 350 тысяч долларов. Хотелось бы эти деньги хотя бы вернуть. Ладно, там, часть денег была спонсорской – бог с ними, подарили нам. Мы торговали лицом… Но вот это мы потратили. И теперь мы должны это все подарить? Ну, достаньте из кармана 350 тысяч долларов и подарите просто. А теперь мы хотим записать новый альбом. На какие деньги? Пластинки перестали приносить доход – вообще, все, сейчас уже никто не выпускает CD. Это бессмысленно. Леша Кортнев записал восхитительный альбом и сразу повесил его просто в интернет. Потому что бесполезно пытаться продавать.

Д.БОРИСОВ: Но вы пытаетесь?

А.МАКАРЕВИЧ: Нет. Продавать альбомы? Не знаю, что буду с новым альбомом делать. Пока не знаю. Тогда надо его записать на расческе дома, раздарить. Все это в конечном счете сведется к сильному падению качества музыки, вот и все. А все вот это вот Home made – это все забавно, когда рядом с этим есть еще что-то хорошо сделанное. Когда все музыкальное пространство превратится вот в этот Home made, это будет возвращение в пещерный век.

А.ПЛЮЩЕВ: Это, безусловно, это так. Но поскольку с интернетом и с его технологиями довольно трудно тягаться, возможно, интернет-продажи каким-то образом это решат?

А.МАКАРЕВИЧ: Во всем мире так и происходит, и музыканты нормально зарабатывают деньги, продавая через интернет. Но у нас же все через задницу?

Д.БОРИСОВ: Ну, вот, главное зло, по-вашему, сейчас в интернете, там, какие-нибудь сайты конкретные или что-то? Как можно остановить это распространение?

А.МАКАРЕВИЧ: Главное зло, что всерьез идет обсуждение, в котором мы сейчас участвуем, а хорошо ли вообще?.. Пират – это хорошо или плохо? Как можно вообще так ставить вопрос? Сомалийские пираты – это хорошо или плохо?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, проблема тут только в том, что да, вот, как с Сомалийскими пиратами, там население просто участвует.

А.МАКАРЕВИЧ: Правильно. И у нас население участвует, вот и все. Я записал сейчас аудиокнигу. Ну ладно, там, труды… Мы ее записали с Гостелерадиофондом вместе, в ней участвует около 70 фрагментов песен, музыки, там, 50-х – 60-х годов, там о звуках детства все это, да? Мы очистили все права, мы выкупили их, мы платили деньги за это. Кто-то подарил, кто-то попросил деньги. Мы повесили на сайте video.ru с предложением «Ну, кто хочет возместить нам расходы, заплатите вот здесь. Не хотите – скачивайте за так, пожалуйста». Вот, я сделал эксперимент такой. Посмотрим, что получится, через пару месяцев.

Д.БОРИСОВ: Но пока какой-то результат?..

А.МАКАРЕВИЧ: Нет, даже еще не проверял.

А.ПЛЮЩЕВ: А это на video.ru висит?

А.МАКАРЕВИЧ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Друзья, на video.ru кто… Давайте поспособствуем.

А.МАКАРЕВИЧ: Называется «Вначале был звук».

А.ПЛЮЩЕВ: «Вначале был звук». Там возможна оплата с помощью, там не знаю, кредитных карточек, SMS и так далее.

Д.БОРИСОВ: А ты не знаешь, Саш? Ведь, были такие эксперименты уже у музыкантов.

А.ПЛЮЩЕВ: Были, конечно.

Д.БОРИСОВ: Чем они заканчивались?

А.ПЛЮЩЕВ: Все провалились кроме Radiohead.

А.МАКАРЕВИЧ: В нашей стране – да.

Д.БОРИСОВ: И БГ, по-моему.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, совершенно верно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, они на krugi.com, да.

А.МАКАРЕВИЧ: Вот. А на Западе ребята заработали миллион долларов таким образом, понимаешь? Нормально. Люди разные.

Д.БОРИСОВ: Менталитет. Что делать?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и еще, конечно…

А.МАКАРЕВИЧ: Потому что там не ведут дискуссию, хорошо или плохо пираты. Там понимают, что за работу надо заплатить.

Д.БОРИСОВ: Ну, по сути получается, что сейчас в интернете, в Рунете – не знаю, может быть, я неправильно понимаю ситуацию – пока существует там какой-нибудь Вконтакте в таком виде, в каком он существует, сделать ничего невозможно.

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно. Ничего невозможно. Сто процентов.

Д.БОРИСОВ: Вполне официально существует, все нормально у ребят, никаких проблем.

А.МАКАРЕВИЧ: Ну, все. Вот, за год произошло крушение. Какая-никакая была у нас, все-таки, индустрия аудиомузыкальная, да? Больше ее нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Остается, получается, только концерты.

А.МАКАРЕВИЧ: Да, остались концерты.

А.ПЛЮЩЕВ: И ближайшие из них?

А.МАКАРЕВИЧ: Ближайшие из них 26-го и 27-го января в Театре Эстрады. Приходите. И пираты в том числе.

Д.БОРИСОВ: Спасибо большое. Андрей Макаревич в программе «Попутчики». Дмитрий Борисов, Александр Плющев в следующее воскресенье в 23 часа будем здесь. Счастливо. Спасибо, всего доброго.

А.МАКАРЕВИЧ: Спасибо.

Комментарии

236

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


17 января 2011 | 22:24

Терпеть не могу профессиональных революционеров. "Вы за или против?" Можно я буду не за и не против?.. - какой спрос, с ударившегося в свой потолок и, впавшего в кому, от силы удара!


zodiac 17 января 2011 | 22:27

МАКАР - ПОСТАРЕЛ,ПОМУДРЕЛ И РЕШИЛ СТАТЬ ПРОКЛАДКОЙ


skynew 18 января 2011 | 00:35

Да, Андрюша, мы поняли, что у тебя все в смаке и в шоколаде, как у Ксюши Собчак. Перебирайся поближе к Михалкову, там будут бабло распиливать.


17 января 2011 | 22:35

* * *

Держа фасон, былой нонконформист & кумир
Фальцетом корчит старого вояку:
"Не стОит прогибаться под изменчивый мир!..."
Куда ж - ещё, давно лабая раком?


zodiac 17 января 2011 | 22:35

В ПИСАНИИ СКАЗАНО - БОИТЕСЬ - РАВНОДУШНЫХ - ИБО С ИХ МОЛЧАЛИВОГО СОГЛАСИЯ - ТВАРИТЬСЯ ВСЕ ЗЛО НА ЗЕМЛЕ...


svetlyachok 18 января 2011 | 11:24

"Не бойся врагов – в худшем случае они могут тебя убить.
Не бойся друзей – в худшем случае они могут тебя предать.
Бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство."


sten 17 января 2011 | 22:38

Неужели он думает,что кому-то интересно,как они там,в отдельной России ,живут.. Балуйтесь,пока есть возможность. Зачем вам беды людей,своя шкура ближе.. Только не выступайте,всем все понятно.


17 января 2011 | 22:41

Ты,гражданин,есть мерзкая гадина.Да будь же ты хоть на излёте мужчиной,"сделай шаг!"Посиди дома и подумай,что тебе люди говорят.


17 января 2011 | 22:50

к сожалению, он просто гадина, а в 1981 песня "Поворот" - это было нечто здоровское, но теперь он с путиным - отвратительно


iwan_shewchenko 17 января 2011 | 22:54

Я его считал нормальным...Правда люди часто меняются и оказывается он не исключение...


17 января 2011 | 23:24

В 80-е мне пришлось побывать сразу (за 3 дня)на 6 концертах Машины. Наблюдал Макаревича и его команду из зала, из-за кулис, с колосников концертного зала (это высоко над сценой), в буфете и на улице. Ребята просто зарабатывали деньги, это их работа. Приличней всех в этой компании был, по-моему, Кутиков. Тогдашний клавишник Зайцев - так просто - алкаш, они никак не могли за ним уследить, - напьется. Но некоторые песни у них были неплохие.А вот "Ночь на реке" - это про нас сегодняшних. И, если тогда у Макаревича в репертуаре и было что-то революционное,то давно это сгинуло. Я думаю они и сами это прекрасно понимают, - что Макаревич, что БГ, или Розенбаум. Одним словом прогнулись!


17 января 2011 | 23:32

Ответа у них нет перед людьми,уже давно живут в другом измерении,как Киркоров или Михалков,не к ночи будь помянуты.Так из-за лизоблюдов всё.Почему и говорится-презирвть лизоблюдов надо,а не радоваться за всю страну,что весело...Весело сейчас только идиотам,да и не только сейчас,-им по жизни весело,уродам.


kimkim 17 января 2011 | 23:37

пустой продажный вялый ... никакой.


18 января 2011 | 00:07

А причём здесь Путин?Да притом,блин,что отучил всю страну к людям прислушиваться,опустил 140 миллионов,а этим жополизам удобно,-так что мы,быдло?0 процентов ядру-я всех людей зауважаю тогда,а пока толдько что-то получается 1 из десятка.Давайте ж себя зауважаем наконец!Близкие,родные...-так им во стократ хуже будет,если мы будем молчать.Чем хорошо,когда по-справедливому,так это тем,что если ты ничего не умеешь и не хочешь научиться,то живи на своё пособие 1500$ и девочки с подворотни,а если ты стараешься,то у тебя жизнь ровно так и будет:как потопаешь,так и полопаешь.


rols 18 января 2011 | 00:12

Я поражаюсь оголтелой злобе этой толпы бездарностей с верхним образованием. Хоть один из вас, даже во сне составил всем знакомые слова в этом порядке - Пока не меркнет свет, пока горит свеча.
А такое ночью судорожно на салфетке не записывали случайно?
-Родина
Пусть кричат уродина
А она нам нравится....
Так какого хрена вы своими грязными ручонками, с обоих сторон, судорожно сучите по клавишам и пытаетесь принизив, приподняться за чужой счет на пару милиметров над своей серостью.

Как вы посмели,уберите лапы
Не смейте лгать и верить тем кто лгал
А лучше встаньте и снимите шляпы
Пред тем кто вас сегодня развлекал

Злоба, злоба и еще раз злоба.
И Шевчук и Макаревич, каждый на своем месте и вам там места нет - не толпитесь.


19 января 2011 | 01:46

Для того, чтобы отличить тухлятину от свежей пищи вовсе не обязательно быть профессиональным поваром. Чтобы ставить оценки А.Макаревичу и его нынешнему "творчеству" вполне достаточно быть просто честным зрителем.


alexn665 18 января 2011 | 00:15

Одно дело , когда Ваня наживается, продавая созданный кем-то другим продукт,другое дело, когда продукт стремительно распространяется благодаря современному состоянию средств коммуникации. Это просто реальность.
Моцарт или Бах не могли мечтать о том, чтобы записать пару альбомов и безбедно существовать
на роялти остаток жизни. В середине 20 века такая возможность появилась, теперь она стремительно уменьшается, и не только из-за пиратства, но и из-за чудовищной конкуренции.
То же и с хоуммаде. Это в кино продукт уровня Аватара нельзя сделать в условиях хоуммаде, а с музыкой произошло иначе. Современный хоуммаде , скажем, "Четыре позиции Бруно" или "Машина" 30-летней давности музыкально значительно интересней
современного эббироудовского альбома,записанного за 350 тыщ уев.


18 января 2011 | 00:29

И кроме Макаревича.Presley,Beatles,Sinatra,Ray Charles-на любой вкус.А вы предпочитаете римейки зарубежных исполнителей?Эллу Фицджеральд можно слушать годами.Или-Uriah Heep,Led Zeppelin...На родном языке?-так тот же Ободзинский,Градский,Магомаев,в конце концов...Всё равно ничего революционного после них не было.А музыка какого качества!-пальчики оближешь!


18 января 2011 | 00:40

Моцартов и Бахов было немного,а сейчас вместе со скоростью распространения вырос и объём.И осталось-личный выбор.Макаревича не советую как по музыкальным,так и по этическим соображениям.Пусть их сурковы и слушают.


libre 18 января 2011 | 03:02

При всём уважении к ведущим,передачу слушать не стал.
Знать ничего не желаю-что там думает Макаревич,и о чём говорит.


alexader 18 января 2011 | 10:16

Власти нужно, чтобы они были ЗА. Чтобы они это демонстрировали в интервью, на концертах, везде. Тем самым привлекая своих слушателей на сторону власти. Поэтому произведение о студенте Гандонове-автобиографическое. Ведь очень удобно плевать на оппонента, зная какие покровители стоят сзади, да ещё и клянутся, что своих не бросают.


kimanadas 18 января 2011 | 16:41

Пел один товарисч ,и прогнулся.


19 января 2011 | 01:43

Андрей Макаревич в нацистской (фашисткой) путинской России хочет быть ни за, ни против. Правящие путинские фашисты (нацисты) позволили Андрею Макаревичу зарабатываеть приличные деньги и госбабло на Путин-ТВ. Скоро за эти деньги они потребуют (!) от него открытых нацистских заявлений о величии России и Путина и о превосходстве русского народа над всеми остальными. Посмотрим, сумеет ли он и в этом случае остаться ни за, ни против...


nerpa 19 января 2011 | 15:37

Конечно, оставить надо Макаревича в покое. Какая власть? Какая политика?
Живет человек,никому ни тепло, ни холодно от него. Ну, постряпал, песенки пописал,колонка,опять же, в журнальчике.Кому плохо? Пожилой человек, ринит хронический. Врагов нет. Вполне удобоваримый деятель культуры. Кстати,из-за этого ринита на фоне отличного оркестра голос очень плохой, лучше шел под гитарки в молодости.


19 января 2011 | 20:12

Добрый День, можно я буду не за и не против? Да Андрей Макарович, можно, отдел конформизма налево. Следующий пожалуйста.
Добрый день Борис Борисович! Вы в отдел конформизма? Нет? А в сансаре были? Хорошо, нирвана прямо по коридору. Следующий пожалуйста. Вадим Рудольфович, добрый день, простите, но сегодня вам можно только в нирвану. Следующий пожалуйста, Да! Добрый День!, Сергей Юрьевич, да, добрый, вам свободу и денег??? Свободу пока не подвезли, зайдите через недельку пожалуйста. Следующий. Александр Владимирович добрый день!, а вам повезло, вам сегодня бонус за однофамильность, пройдите пожалуйста в отдел бонусов и откатов. Следующий. Таак, БИ-2, привет ребята, вы классные парни, но сегодня всё занято, через меся будет немного времени. Следующий пожалуйста. Добрый день, Да, Добрый, Юра Музыкант, простите, но музыкантов тут, как собак не резанных. Следующий.................................

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире