'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 июня 2010, 22:10



Д.БОРИСОВ: 22 часа и 10 минут в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев не доехал до нашего поезда, мы стартовали раньше. Ждали-ждали на вокзале, уже говорили «Ну нет, не надо уезжать». Но расписание – оно, знаете ли, строгое. Поэтому программа «Попутчики» сегодня вновь без Александра, но он, я надеюсь, на следующей неделе к нам присоединится, тем более, что несмотря на повтор программы на прошлой неделе с Павлом Санаевым, «Попутчики» не собираются уходить ни на какие летние каникулы как обычно это бывает. Все лето мы будем с вами в прямом эфире. Может быть, иногда ставя какие-то повторы по независящим от нас обстоятельствам. Но, в целом, стараемся ездить и летом тоже. Благо, у нас в купе работает кондиционер.

Со мной в этот раз согласился проехаться Сергей Галоян, композитор. Привет.

С.ГАЛОЯН: Добрый вечер. Добрый вечер, Дмитрий, добрый вечер, дорогие радиослушатели. Очень приятно ехать в этом поезде.

Д.БОРИСОВ: Я о Сереже вспомнил неожиданно даже для себя на прошлой неделе, когда, вернувшись из путешествия в соседнюю Украину, посмотрел в Интернете записи фрагментов премии МузТВ музыкальной. В частности, меня, конечно, интересовала не столько сама премия и ее участники, сколько растиражированное в интернете сообщение о том, что там произошли многочисленные лажи, неполадки. Ну, в общем, то, что всегда греет душу человека, так или иначе связанного с медиа – всегда хочется посмотреть, что там у кого не получилось. Кстати, никаких серьезных лаж таких я не увидел. Но заметил там, что некоторым артистам запускали не те фонограммы. И, вот, одной из них была Валерия. Я начал смотреть ролик совершенно по другому поводу, думая, как же они там облажались все. Вдруг дослушал песню до конца, потому что зацепило. Песня «I know» называется, и я ее слышал не впервые, но как-то так еще, посмотрел ее в связке с нынешним имиджем Валерии.

С.ГАЛОЯН: Кстати, он очень прикольный.

Д.БОРИСОВ: Который очень ей идет. Мне кажется, прям, вот это попадание в точку.

С.ГАЛОЯН: Да, и очень хорошо, что, наконец-то, артисты начали экспериментировать. То есть они не хотят больше носить вот эти вот старенькие такие обношенные шмотки, а именно Валерия… Насколько я знаю, она очень много даже денег вкладывает в свои какие-то костюмы. Она именно, вот, хочет преподнести себя как некий такой качественный, хороший российский продукт. Да, продолжайте.

Д.БОРИСОВ: Не-не, мне интересно как раз ваше мнение, Сергей. Просто мне кажутся странными попытки наших артистов пытаться пробиться на Запад любой ценой. Вот, Валерия, мне кажется, не из тех, кому стоит туда прямо вот так активно пытаться попасть (это мое скромное мнение), что, конечно, у нее вроде все хорошо здесь, прекрасно принимает публика здесь и зачем петь этой публике, которая прекрасно понимает на русском, на английском? Все равно люди ничего не понимают в большинстве своем, целевая аудитория как и Земфира пела «Теперь я знаю, кому поет певица Валерия».

С.ГАЛОЯН: Она пела, да? (смеется)

Д.БОРИСОВ: Да-да-да, была у Земфиры такая песня. Зачем, да? Я, ведь, слышал предыдущую песню, с которой пыталась Валерия.

С.ГАЛОЯН: Какую?

Д.БОРИСОВ: Не помню, как называется. Там я клип помню.

С.ГАЛОЯН: Какой клип был?

Д.БОРИСОВ: Какие-то девушки, кровати.

С.ГАЛОЯН: А, да. «Break it all» называлась. Тоже я написал.

Д.БОРИСОВ: Да. Ну вот та песня, не в обиду, вообще мне показалось, что она, конечно, такая, немножко проходная или, может быть, подача плохая. Как-то имидж мне не понравился Валерии. Ну, в целом, продукт меня не зацепил. А, вот, песня «I know» в этой версии даже, неожиданно, на премии и, якобы, «вживую» спетая как-то пошла. И я полез в интернете смотреть, что за песня. И тут же увидел, что, оказывается, корни уходят аж…

С.ГАЛОЯН: Аж в Армению? (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Аж в Армению, аж до Сергея Галояна докопался, который оказался автором этой песни. Сергей, если вдруг вы, слушатели, не помните, автор и соавтор многих хитов группы «Тату».

С.ГАЛОЯН: Да, было дело. Было дело.

Д.БОРИСОВ: В том числе самых главных.

С.ГАЛОЯН: Да. Ну, трех альбомов, если быть точнее. (Все смеются)

Д.БОРИСОВ: Да, да. Трех из трех.

С.ГАЛОЯН: Из трех, да. Из трех с половиной.

Д.БОРИСОВ: Из трех с половиной с переизданиями.

С.ГАЛОЯН: Да, с переизданиями.

Д.БОРИСОВ: Понятно. Ну, вот, я даже нашел в интернете версию Лены Катиной песни «I know» — она пела.

С.ГАЛОЯН: Кстати, очень такая история душещипательная, я бы сказал, потому что меня преследуют фанаты «Тату» за это.

Д.БОРИСОВ: За то, что эта песня появилась в интернете?

С.ГАЛОЯН: За то, что эту песню поет не «Тату». Потому что когда я ее написал, как раз в это время мы записывали 2-й альбом «Тату» в Лос-Анджелесе. И я написал песню, и мне нужно было, чтобы кто-то ее быстренько исполнил. Потому что метод, которым я работаю, то есть я пишу песню, пишу мелодию, кто-то пишет примерный текст и чтобы ее показывать, нужно чтобы спела певица. И в это время как раз попалась Лена Катина. Ну, я подумал, что, может быть, эта песня, может быть, для «Тату». Но она какая-то слишком, я подумал, серьезная для девчонок и поэтому нужно что-то более тинейджерское. Как бы, мы записали демку, там буквально с одного раза она пришла, так, напела быстренько. И все. И до сих пор меня, собственно, преследуют фанаты, потому что они услышали эту песню – в интернет кто-то ее выложил. И ругаются до сих пор, что я ее отдал Валерии, а не «Тату». Ну, я им ничем не могу помочь в этом.

Д.БОРИСОВ: Ну, справедливости ради надо сказать, что качество демо-версии и итогового продукта, спетого Валерией, оно, конечно, несравнимое. Но не из-за того, что Лена плохо поет – я к ней очень хорошо отношусь, она, конечно, прекрасная, на мой взгляд, в этом жанре исполнительница. Но как-то так, ясно, что студийная версия доработана со всеми беками и так далее.

С.ГАЛОЯН: Ну и сведенная, конечно. Она намного лучше.

Д.БОРИСОВ: Сведенная, да. +7 985 970-45-45 – это номер нашего мобильного телефона, который всегда с нами. +7 985 970-45-45 – самый короткий номер для ваших смсок в прямой эфир радио «Эхо Москвы». Тут те, кто его помнит уже наизусть, сразу же пишут: «Дайте послушать».

С.ГАЛОЯН: Ну, в интернете.

Д.БОРИСОВ: Да. Я в Твиттере у себя написал, что я открыл неожиданно, что песню «I know» написал Сергей Галоян и есть версия в исполнении «Тату». Мне тут же стали писать типа «Кто? Где? Дайте послушать». А, вот, дам прям сейчас. Ты не обидишься?

С.ГАЛОЯН: Да пожалуйста. Вообще не обижусь. С удовольствием сам послушаю.

Д.БОРИСОВ: Хотя, это пиратская, собственно, версия. Но поскольку сейчас в интернете разворачивается кампания за свободное распространение контента, вот, мы ее поддержим таким образом.

(звучит песня)

Д.БОРИСОВ: Вот такая вот пиратская версия песни «I know» в исполнении Лены Катиной.

С.ГАЛОЯН: Какая ностальгия вообще.

Д.БОРИСОВ: Ностальгия по тем временам? Какой это год?

С.ГАЛОЯН: Да. Это 2005-й год.

Д.БОРИСОВ: То есть 5 лет уже прошло.

С.ГАЛОЯН: Да, 5 лет. Причем, это время у меня связано, конечно, с такими, самыми большими переживаниями.

Д.БОРИСОВ: По поводу?

С.ГАЛОЯН: Ну, потому что я женился. Мы поехали в Лос-Анджелес, все было как-то очень идеально на протяжении нескольких месяцев. Поэтому… Вот. Ну, любые времена проходят, мы спускаемся на землю.

Д.БОРИСОВ: Кто-то мне сейчас говорил играет там на гитаре в этой песни?

С.ГАЛОЯН: Это мой друг Кирон Пеппер, он барабанщик Prodigy. То есть он бывший участник коллектива Prodigy. Как раз я делал этот продакшн, когда жил в Лондоне. И он пришел, наиграл. Да, бас играет он, обычную гитару играю я. Ну, программинг, все остальное – тоже мое.

Д.БОРИСОВ: Ну и версия, которую исполнила Валерия, все, в общем…

С.ГАЛОЯН: Ну да, там есть как бы improvements так называемые. То есть там кое-что добавлено, там, соответственно, сведение хорошее, потому что сводил ее известный звукоинженер Simon Gogerly, который обладатель Грэмми за U2. Такой, достаточно известный английский дяденька. Я считаю, он ее очень круто свел. Но демка – тоже в демке есть какой-то шарм, мне кажется.

Д.БОРИСОВ: Ну, для чистоты эксперимента давай фрагмент послушаем и той, так, чтобы слушатели имели представление. Услышали разницу.

(звучит песня)

Д.БОРИСОВ: Ну, собственно, вот как-то так. Это была уже Валерия.

С.ГАЛОЯН: Ну, тоже неплохо.

Д.БОРИСОВ: Ну да. Получила же она свою тарелку как лучшая исполнительница в этом году. Так что, наверное, не зря. К слову, о пиратстве. Вот, мы заговорили о свободном распространении контента. Я тут подумал, что, вот, кто может, строго говоря, наехать на нас за распространение песен, например, в исполнении Лены Катиной? Автор Сергей Галоян, сидящий сейчас здесь со мной.

С.ГАЛОЯН: Да. Я уже готовлю иск к вашей радиостанции. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Ты как относишься к такому явлению как полномасштабное пиратство в Рунете?

С.ГАЛОЯН: Это, на самом деле, Дим, очень большая тема. И у меня нету окончательного вывода. Но против чего я выступаю очень, как бы, яростно – это против того, что мы перестали зарабатывать деньги на музыке. И, соответственно, если, например, талантливые люди не зарабатывают на музыке деньги, они ее пишут в стол или для друзей, то есть не для широкого потребителя. И, соответственно, общий уровень образованности музыкальной у людей теряется. Выходят какие-то абсолютно выскочки, начинают писать очень тупые песенки, там, трендовые, на рингтоны рассчитанные. И молодежь наша тупеет из-за этого. Поэтому я против пиратства, по большому счету. Но при этом, с другой стороны, я против того, чтобы не было доступа к этому контенту. То есть наши умы должны придумать такую систему, в которой я, не напрягаясь как пользователь, мог бы получать доступ к музыке, к видео, там, к чему угодно.

Д.БОРИСОВ: Ну, когда музыка лежит в открытом доступе в каких-то очень популярных социальных сетях вроде Вконтакте, это плохо?

С.ГАЛОЯН: Ну, не плохо, потому что это как радио. Ты не можешь оттуда скачать. Я, например, не могу с Мака скачать Вконтакте музыку.

Д.БОРИСОВ: Потом тебе расскажу.

С.ГАЛОЯН: Хорошо. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Эфир закончится…

С.ГАЛОЯН: Да мне и не нужно. Я, как бы, ее там слушаю, у меня там этот плеер, я нажимаю кнопочку и пошли. То есть это как радио. То есть это моя какая-то личная радиостанция, мой плейлист и это очень удобно, это быстро, да? Что касается скачки. Ну, вот, здесь нету пока однозначного какого-то решения, у меня, например. То есть я повторяюсь, я против того, чтобы мы  не зарабатывали. Но я в то же время против того, чтобы мы запрещали. Кстати, у меня возникла идея на днях. Я, вот, думал после известного заявления не будем называть кого, да?

Д.БОРИСОВ: Про 30 миллионов уголовников?

С.ГАЛОЯН: Да, да. Я что-то еду, слушаю радио и думаю, а как же, вот, почему прокатчики зарабатывают такие огромные деньги на фильмах, а мы, музыканты не можем? И я подумал, что, может быть, начать кампанию соблазнения артистов на следующие вещи. Чтобы выходил альбом и первые 3 месяца были просто гастроли? Чтобы он не выкладывался в интернет. И людям интересно, то есть они будут ходить на гастроли.

Д.БОРИСОВ: То есть не выкладывался в интернет и не было бы никаких дисков, даже легальных.

С.ГАЛОЯН: Да, да-да. Ну, как у прокатчиков. То есть сначала первые 3 месяца идет прокат в кинотеатрах. Соответственно, конечно, кто-то может записать на камеру.

Д.БОРИСОВ: Ну, это уже не то.

С.ГАЛОЯН: Да. На концерте тоже кто-то может записать на микрофон. И все равно все это будет плохого качества. И люди будут ходить на концерты, и начнут опять исполнители зарабатывать деньги. Вот, пришла такая идея. Как раз, может быть, сейчас подумаю о ней какое-то время.

Д.БОРИСОВ: Но, ведь, и так артисты устраивают гастроли. Но нормальная ли это ситуация, когда весь российский шоу-бизнес на протяжении уже скольких там, 20 лет его современного существования живет только гастролями и корпоративами?

С.ГАЛОЯН: Ну, на самом деле, в этом ничего плохого нет, как бы, артисты – тоже живые люди, у них есть дети, они должны кушать.

Д.БОРИСОВ: Да, но у тебя же есть опыт и такого, серьезного шоу-бизнеса с «Тату», да? Когда, наверняка, большая прибыль и значительная, все-таки, была с продаж альбомов на цивилизованных рынках.

С.ГАЛОЯН: Да. Но сейчас поменялось время. «Тату» — это «Тату», это 10 лет назад, да? 10, 7.

Д.БОРИСОВ: Можно меркантильный вопрос?

С.ГАЛОЯН: Да конечно.

Д.БОРИСОВ: Вот, здесь смсок много. Я не буду прямо задавать в таких формулировках, как пишут нам наши слушатели, но деньги после «Тату» у тебя остались? И продолжают ли они идти?

С.ГАЛОЯН: Продолжают, да, но не много, совсем мизер какой-то. То есть на это жить вообще нельзя. Молодому московскому парню. Но, как бы, поскольку я особо много не тратил, я вкладывал все в образование в свое, в студию.

Д.БОРИСОВ: Сколько тебе было лет, когда вдруг неожиданно такой успех «Тату»?

С.ГАЛОЯН: В России мне было 20 лет, после успеха в России. 23 мне было, когда мы попали в UK на первое место. 23 года.

Д.БОРИСОВ: И удалось сохранить что-то?

С.ГАЛОЯН: Ну, удалось. Потому что у меня такой характер, что я, как бы, не особо растратчик. Я хоть Галоян, армянин, но хоть и не, грубо говоря, не еврей, но я не люблю тратить. Я не вижу смысла в шопоголизме, в каких-то дорогих машинах, там, за миллионы долларов. Ну, вот, не знаю почему. Какие-то шмотки там Dolce&Gabbana. Ну, не для меня.

Д.БОРИСОВ: Мы здесь в этом купе часто исследуем феномен известности, популярности и такого, некоторого, может быть, идолопоклонничества со стороны фанатов. Не было обидно в момент суперуспеха, что на первых ролях не ты?

С.ГАЛОЯН: Не было, не было. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Что знали про «Тату»? Знали, что есть Юля, есть Лена, есть Ваня Шаповалов. Ну, есть Лена Кипер. Основной костяк.

С.ГАЛОЯН: Ну, был я, потому что я судился в то время с ними. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: То есть был такой повод?

С.ГАЛОЯН: Да-да. Я был такой антигерой, как бы. Я там судился, пытался чего-то отсудить, потому что меня обманули как бы.

Д.БОРИСОВ: А правда, обманули?

С.ГАЛОЯН: Да, правда-правда.

Д.БОРИСОВ: В чем обманули?

С.ГАЛОЯН: Ну, потому что я написал музыку один, приписался в соавторство Ваня. Ну, это, как бы, целая история, там очень было тяжело, конечно, мне одному идти против Universal, против такой, самой известной российской группы. Но повезло, что нашлись люди, которые мне помогали, и я был как раз в это время тоже на слуху, даже, может быть, больше чем Кипер. Я был антигероем таким. То есть Сергей Галоян – это человек, который судит «Тату». Ваня – это такой злой гений и психиатр, который, значит, их создал, туда-сюда.

Д.БОРИСОВ: И за веревочки дергает.

С.ГАЛОЯН: Да-да-да. Девчонки – такие, как бы, жертвы были. Кстати, может, и поэтому их так полюбили сильно, что они были жертвами. А насколько известно, у нас в стране любят жертв, потому что все жертвы. Но я не чувствовал никакого угрызения из-за того, что они на первых полосах. Потому что мне звонили после мирового успеха в день по 5 журналистов с одним и тем же вопросом «А лесбиянки они или нет?» (все смеются) И меня настолько в свое время это достало, что я там начал менять телефоны, я переехал жить в Лондон – ну, пожалуйста, только отстаньте от меня.

Д.БОРИСОВ: А до сих пор можно в интернете найти интервью, когда там Сергей Галоян – двоеточие – «Тату» стали лесбиянками под гипнозом!» (все смеются)

С.ГАЛОЯН: Это тоже такая, веселая история. Журналисты… Я, как бы, люблю журналистов, но есть такие определенные некоторые персонажи, которые, видимо, тоже обучены там каким-то методикам психическим развода. Они очень так вот, они записывают, причем, все свои интервью и очень деликатно спрашивают как бы. И ты также деликатно отвечаешь. Потом выходят статьи, там, значит, все переспали со всеми, все на кокаине – ну, просто безумие. И спекулировали. Поскольку я был молодым человеком, всего 23 года, меня по полной программе дяденьки-журналисты имели.

Д.БОРИСОВ: Так, чем закончился суд в итоге?

С.ГАЛОЯН: Я выиграл суд. Мне присудили моральный ущерб.

Д.БОРИСОВ: Это был суд в России?

С.ГАЛОЯН: Да, это был суд в России.

Д.БОРИСОВ: То есть моральный ущерб был такой, условный.

С.ГАЛОЯН: Да. Ну, на то время это было 20 тысяч. Мы сразу же начали… Это был, как бы, судебный процесс по моральному ущербу. И после мои адвокаты начали готовить именно по авторским правам. Но там нужно было заводить уголовное дело, сажать Ивана Шаповалова в тюрьму, как бы. И здесь начали звонить из Universal, Борис Венский начал звонить – тоже такой персонаж, такой, дядя-спонсор. И пытаться это дело замять. Ну, потому что, не знаю как сейчас, но на то время если ты что-то крадешь, там записываешься и все это вышло, то это уголовное дело и это нужно заводить, ну, реально кейс такой. И мы сели с Ваней перед релизом на Западе. Я ему говорю: «Вань, ну вот, чего делать? Ты записался, как бы, ты сам признаешь, что ты не прав. Как тебя снять?» Он говорит: «Ну, давай я просто вычеркнусь» — ну, как он обычно. (все смеются) И в итоге это до сих пор пишется как «Музыка: Сергей Галоян с соавтором».

Д.БОРИСОВ: Соавтором безымянным что ли?

С.ГАЛОЯН: Да, да. То есть я сделал так, чтобы он снял свое имя, поскольку он не являлся соавтором. Пишется теперь тупо: «Сергей Галоян с соавтором». Представляйте под соавтором кого угодно. Ну, в итоге все, как бы… Я всем доволен остался.

Д.БОРИСОВ: То есть песни, единолично написанные Сергеем Галояном, это песни «Я сошла с ума», «Нас не догонят».

С.ГАЛОЯН: «Полчаса».

Д.БОРИСОВ: А, в «Нас не догонят», по-моему, даже в музыке Кипер прописана. Нет?

С.ГАЛОЯН: Не-не-не. «Я сошла с ума», «Нас не догонят», «Полчаса», «Покажи мне любовь» и «Мальчик-гей».

Д.БОРИСОВ: Но подожди, но есть же какая-то продюсерская работа потом с треком? Это же не окончательный вариант. Или ты предложил прямо «Я сошла с ума» в таком виде и в таком виде она и была исполнена, издана?..

С.ГАЛОЯН: Не, не-не-не-не-не. Я предложил демку. Ну, вот, как, например, с этой песней. То есть я пришел с демкой, Ваня дал какой-то текст. Я там его ему в машине напел. Потом мы пошли на студию. На студии я уже там начал творить, там, как бы, такой звук засунуть, другой звук засунуть. Потом принесли мне вокал, я вокал наложил, кое-что там сделал звукоинженер Дима. Я ему говорю: «Крути вот в эту сторону ручки, в другую сторону крути ручки». Именно с «Тату» было как раз много творчества. Но в любом случае та работа, которая происходит на студии, это продюсирование, да? Это не композиторство. Композиторство – это мелодия, это идея, музыкальная мелодия, это текст. Это считается автором музыки.

Д.БОРИСОВ: Ну, текст – это, все-таки, автор слов.

С.ГАЛОЯН: Это авторские права именно возникают, когда ты придумал мелодию вокала, да? Или ты придумываешь гармонию и мелодию, там, кто-то пишет текст – он автор текста. А именно все звучки, барабанчики – это уже продюсированием называется. То есть у музыкальных продюсеров есть даже свой процент с продажи дисков. Ну, они уже не продаются, но, как бы, по старой системе у них 4% от продажи диска (у музыкального продюсера).

Д.БОРИСОВ: То есть royalty продолжают идти до бесконечности?

С.ГАЛОЯН: Ну, уже ничего не продается, поэтому мало чего идет. Ну, честно. Ну, как можно прожить, там, на 700, 1000 фунтов в полгода?

Д.БОРИСОВ: Так, то есть получается 100 фунтов в месяц примерно?

С.ГАЛОЯН: Да. Я понимаю, конечно, что творческий человек должен быть голодный, но не настолько. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Подожди, а всякие права на фильмы, в которых звучит эта мелодия?

С.ГАЛОЯН: Дим, ты во многих фильмах слышал эту мелодию? (смеется)

Д.БОРИСОВ: Не знаю. А те же рингтоны? Или это было в эпоху до рингтонов?

С.ГАЛОЯН: Тогда не было, да. До рингтонов.

Д.БОРИСОВ: Потому что сидящий у нас здесь на полке Сергей Жуков как-то рассказывал, что он забил на российский шоу-бизнес, потому что 1 трек, который попал в Европу и начал там продаваться на рингтонах, принес ему прибыль в разы превышающую все то, что он заработал в российском шоу-бизнесе за годы.

С.ГАЛОЯН: Да, да. У меня тоже есть друг Вольфганг Босс – ну, не друг, знакомый. Придумал вот эту лягушку такую, квакала.

Д.БОРИСОВ: Crazy Frog?

С.ГАЛОЯН: Crazy Frog, да. Миллионы долларов сделал. Просто миллионы, понимаете?

Д.БОРИСОВ: Ужас. Это мелодия, которую, мне кажется, надо в психбольнице запускать, чтобы людей сводить с ума. Или, наоборот, лечить. Кого как.

С.ГАЛОЯН: Да. Кстати, я знаю, что в России делают подобные деньги именно на рингтонах сейчас. Ну, как бы, там капитализация каких-то песен, которые я не буду называть, потому что как бы, ну, не хочу.

Д.БОРИСОВ: (поет) «Черный бумер, черный бумер…»

С.ГАЛОЯН: (смеется) Вот, капитализация этих песен составляет миллионы долларов. Но эти деньги до автора не доходят. Поэтому мы не можем жить на какие-то там условные отчисления по 100 фунтов в месяц. И поэтому нужно, конечно, что-то делать с этим пиратством, наконец-то.

Д.БОРИСОВ: Но подожди. Но рингтон – это же пиратство на каком-то более высоком уровне получается. Если рингтон официально продается, да? Есть какой-то рынок рингтонов, а ты говоришь, что все равно до автора не доходят деньги. Есть же какая-то компания, которая продает, там, контент-провайдер. Как получается, что не доходят деньги?

С.ГАЛОЯН: Всю денежку получают record-компании, как бы, артисты, обладатели фонограммных вот этих прав. То есть в любом случае когда ты делаешь аранжировку, продюсирование, ты продаешь все права с потрохами. Потому что аранжировка – это такая материя, которую может любой, в принципе, сделать. А насколько я знаю, авторы не особо на рингтонах получают. Может быть, я ошибаюсь.

Д.БОРИСОВ: Но у тебя не было желания сейчас создать какую-нибудь рингтонную мелодию? Ну, вот, кстати, «I know» можно теоретически считать такой.

С.ГАЛОЯН: Ну, я сейчас готовлю к выпуску сингл со своего альбома. Я, кстати, сейчас заканчиваю уже альбом свой.

Д.БОРИСОВ: Под именем?

С.ГАЛОЯН: Под именем Sergio Galoyan. И я написал уже его практически полностью. У меня там хорошее будет. Ну, это как бы больше такая, электронно-диджеевская тема, это попсовые песни. Но они там, ну, например, Serge Devant, David Guetta – вот, в таком формате танцевальной больше музыки. И, может быть, осенью уже выйдет первый сингл, я надеюсь. Я сейчас как раз выбираю сделку с record-компанией, и будем надеяться, что, конечно, это все…

Д.БОРИСОВ: Ну, твои треки в интернете, кстати, висят совершенно открыто, насколько я понимаю, сейчас для скачивания.

С.ГАЛОЯН: Но это не новое – это все старые какие-то вещи. Это не новые. И, кстати, вот, хочу объяснить тоже по этому поводу. Почему я не выкладываю какую-то новую музыку свою? Потому что, дорогие друзья, чтобы ее доделать…

Д.БОРИСОВ: Жизнь в Лондоне дорогая. (все смеются)

С.ГАЛОЯН: Да. Правда, чтобы ее доделать, вот, я вам могу сказать прямо по ценам вам, да? Чтобы мне доделать трек, мне нужно записать исполнителя. Для этого нужен продюсер вокала, который стоит 1,5 тысячи долларов за сессию. После того как я записал вокал…

Д.БОРИСОВ: Все взяли калькуляторы.

С.ГАЛОЯН: Да-да, возьмите калькулятор, посчитайте. Потом я должен, значит, пойти заплатить на сведение материала, да? Не говоря уже если я использую каких-то сессионных музыкантов, которые тоже стоят по 100, 200, 300 долларов за час игры, да? Потом я должен это отнести, все свести звукоинженер. Звукоинженер может стоить, там, 1,5 тысячи фунтов, кто-то 3, кто-то 5, понимаете? Ну, поэтому я не выкладываю. Я не хочу выкладывать музыку плохого качества, сделанную на коленке. Музыка, все-таки, должна быть качественной, должна быть хорошей, должна нести какой-то мессадж собой, ну, говорить что-то. Ну, человек должен наслаждаться. И когда все это переводится в MP3, делается на ноутбуке в плохом качестве – ну, поэтому и, как бы, теряется та искра, которая была, скажем, даже 10 лет назад.

Д.БОРИСОВ: Как заставить интернет-пользователя заплатить тебе твои там сколько-то центов за трек?

С.ГАЛОЯН: Не нужно его заставлять – он никогда не будет платить, пока ты не поставишь его в такие условия, когда он будет вынужден заплатить. Ну, вот, вышла, там, песня какая-то, которая тебе очень сильно понравилась. Ты полазил – там не нашел, полазил – здесь не нашел, и ничего не остается кроме как купить. Правильно? И нужно просто сделать так, чтобы пользователь также лежал на диване, сидел в своем ноутбуке в Вконтакте или где-то еще, в какой-то другой сети. И, в общем, нужно придумать эту систему. Не нужно ничего запрещать – пусть он, пожалуйста, пусть, но, вот, как-то нужно придумать, чтобы с него, как бы, брать за это деньги. Вот. Подумайте, пожалуйста, дорогие.

Д.БОРИСОВ: Над этим, мне кажется, сейчас все правообладатели усиленно думают, по крайней мере, с момента заявления упомянутого уже тобою человека.

С.ГАЛОЯН: Да.

Д.БОРИСОВ: Господина Акопова. Уже не будем, упомянем его всуе, руководителя Амедиа.

С.ГАЛОЯН: Кстати, я думаю, гениальный пиар с его стороны. Теперь знают, кто такой Акопов.

Д.БОРИСОВ: Знают, что такое Амедиа, знают все сериалы наизусть, что она производила и все.

С.ГАЛОЯН: И еще долго будут знать. Несколько лет. Ну, в любом случае, как бы, эта тема…

Д.БОРИСОВ: Но его же тоже можно понять. Нет?

С.ГАЛОЯН: Да можно, конечно.

Д.БОРИСОВ: Когда человек производит некий контент, делает эти бесконечные часы телевизионных сериалов, пытается на них зарабатывать деньги, продавать. А тут вдруг бац – непонятно кто, непонятно где выкладывает пусть не в идеальном качестве (хотя, вроде, сейчас уже появилась возможность и в идеальном качестве их выкладывать). И вроде бы не борются там организаторы социальных сетей, владельцы соцсетей не борются с этим. Ну, как-то разводят руками и говорят «А как? Мы не можем. Их там у нас 75 миллионов».

С.ГАЛОЯН: Ну да. Ну, как бы, им нужно, чтобы эти 75 миллионов там тусовались.

Д.БОРИСОВ: Но они же, получается, зарабатывают деньги на этом контенте? Косвенно и на нем тоже. Нет?

С.ГАЛОЯН: Да, да. Зарабатывают.

Д.БОРИСОВ: Реклама же есть. Если бы это было все абсолютно бесплатно, я бы, может быть, и понял такие…

С.ГАЛОЯН: Ну, хотя, там и рекламы не особо много. Ну… Может быть, они там как-то, действительно.

Д.БОРИСОВ: Бесконечные игры, приложения.

С.ГАЛОЯН: Я в них не играю.

Д.БОРИСОВ: А я, вот, недавно читал в какой-то умной газете про то, что самая знаменитая игра в социальных сетях в наших и не в наших тоже – это всякие разные модификации фермера. Когда там нужно зверюшек растить, собирать с них какой-то урожай и деньги и посылать смски за какие-то привилегии.

С.ГАЛОЯН: Тоже, вот, кстати.

Д.БОРИСОВ: Приносит миллионы.

С.ГАЛОЯН: Да-да. Вот, тоже гениальная, как бы, система. Почему нельзя чего-то такого придумать с музыкой, да? Посылаешь просто смску, в Вконтакте появляется трек, который ты хочешь. И Вконтакте заработает, и все другие социальные сети заработают, и автор заработает. Ну, продавайте вы ее по рублю.

Д.БОРИСОВ: Может, не надо заниматься музыкой уже? Начать писать игры? Игры-приложения.

С.ГАЛОЯН: Ну, не знаю. Ну, музыка – как бы, для меня это не то, что я, как бы, выбрал себе на время. Это, как бы, то, какой я. То есть я не могу не заниматься музыкой, я – музыкант, у меня, вот, работают мозги только в музыкальном. Я не могу работать в офисе, для меня это сложно, я никогда не работал и не буду. И я ничем другим заниматься не могу.

Д.БОРИСОВ: Ты переехал из Москвы когда?

С.ГАЛОЯН: В 2003-м.

Д.БОРИСОВ: То есть после успеха уже всякого? «Тату» отгремела.

С.ГАЛОЯН: В момент успеха.

Д.БОРИСОВ: И это был Лос-Анджелес или Лондон сначала?

С.ГАЛОЯН: Это Лондон. Ну, как бы, я поехал в Лос-Анджелес, познакомился с Кейтом Флинтом – это солист Prodigy. Мне сказали: «Ты будешь продюсировать его альбом». Я говорю: «Хорошо, но я хочу это делать в Лондоне». Мне сказали: «Хорошо». (смеется) И я переехал в Лондон, в принципе, работать с ним. Мы там записали с ним пару треков, и потом начался какой-то неадекват со стороны менеджмента, что-то record-компания начала запрещать выпускать его сольный альбом, потому что там выходил альбом Prodigy. И я решил просто остаться, подождать, когда все это разрулится и в итоге остался жить там в Лондоне на 2 года.

Д.БОРИСОВ: А сейчас?

С.ГАЛОЯН: Потом в 2005 году, как я уже говорил, был 2-й альбом «Тату». Мы переехали на какое-то время в Лос-Анджелес. Замечательнейшее время, потому что мы работали на офигительной студии, мы знакомились там со звездами, к нам в комнату заходила Джанет Джексон, Мэрайя Кэри, Джон Майер здоровался за руку. В соседней комнате писался солист Guns N' Roses. Ну, просто идеальное время. Говорят люди, что ничего идеального нет, но это время было реально, вот эти несколько месяцев – они идеальными были.

Вот. А потом, ну, поскольку я уже стал семейным вроде как, студенческо-семейным человеком, я переехал жить в Москву, потому что здесь как-то было проще. И до сих пор здесь. До сих пор здесь.

Д.БОРИСОВ: Уже не общаешься со своими прошлыми партнерами, потом засуженными?

С.ГАЛОЯН: Ну, они, кстати, были засужены до 2-го альбома. То есть мы посудились, потом сели в студию писать альбом, потом опять поссорились, потом опять сели. Такие, как бы, отношения, очень сложные у нас. Ну, мы не особо дружим, но и не скажу, что мы не общаемся. То есть когда мы встречаемся, мы жмем друг другу руки. И с Борисом, и с Ваней я тоже недавно виделся. Я играл диджей-сет в одном клубе, и он как раз подошел. «Сергей, как ты хорошо играешь. Сыграй, пожалуйста, еще для нас». Ну, так, как бы… Столько времени прошло, прям уж не верится. 10 лет.

Д.БОРИСОВ: Да. Так говоришь. Вроде молодой человек, а уже ностальгия такая. И раньше время было лучше, деревья больше, небо голубее.

С.ГАЛОЯН: Да. (смеется) Ну, с 17 лет в этом, если можно назвать, бизнесе, в этом деле. Мне было 17, когда я начал сотрудничество.

Д.БОРИСОВ: И это был первый опыт вообще сотрудничества с кем-либо?

С.ГАЛОЯН: Ну, на таком уровне – да. На, как бы, на серьезном уровне с релизами – да. Потому что до этого я играл и в группе на гитаре, и был диджеем или, там, треки, может быть, где-то на радио крутились. Но не было успеха. То есть первые какие-то серьезные чарты появились именно после этого, именно с группой «Тату».

Д.БОРИСОВ: А потом неожиданно возникла Валерия?

С.ГАЛОЯН: Валерия тоже очень неожиданно, кстати, возникла. И я, мне кажется, даже никому нигде не рассказывал о том, как вообще так получилось, что я начал работать с Валерией.

Д.БОРИСОВ: Просто очень странный переход.

С.ГАЛОЯН: Очень просто. Вообще, очень просто. У меня накопился материал, такой, серьезный, взрослый, как бы я вроде бы уже не 17-летний мальчик, там надо уже какие-то песни «I know» писать, там басист Prodigy приезжает. И я думаю, что это не очень-то и формат для «Тату». Я приезжаю, как бы, в Россию и смотрю, кто вообще здесь есть, потому что за 2 года я забыл, кто тут. Какие-то Фабрики появились, появились какие-то исполнители, все это как-то непонятно. Там Витя Дробыш тогда в это время был таким серьезным, гуру. И я думаю, ну, с кем, вот, работать? Мне нужен был профессиональный серьезный вокал. Ну и там встречается мне Пригожин. Там, ему моя прическа понравилась. (все смеются) Он говорит: «О, типа, какая у тебя прическа». Я говорю: «Ну вот, да, вот. Типа в Лондоне так хорошо». Он говорит: «Вот, есть Валерия, мы хотим сделать какой-то сделать эксперимент и, может быть, ты что-то покажешь?» Я показал – им понравилось. Записали тоже демку на песню как раз «Break it all». Как-то все это начало раскручиваться. И главное, что в них была вот эта страсть поехать на такой-то студии пописáться, поехать в Швейцарию поработать с продюсером Queen, там, сведение чтобы делал Саймон, например, да? Для меня это уникальнейший опыт как для профессионала. Потому что, ну, с «Тату» там все немножко на другом уровне было. То есть была, да, студия в Лос-Анджелесе, там заходили звезды. Но именно с такими профессионалами я поработал именно на альбоме Валерии. И многому научился за это время.

Д.БОРИСОВ: Но результат-то совсем другой.

С.ГАЛОЯН: Ну, я скажу, какой результат. Потому что, все-таки, у нас были. Кто бы как ни ругался, да? Вот, поймите, что я ни на чьей стороне, у меня сторона своя: я делал материал, я профессионал, как бы.

Д.БОРИСОВ: Тем интереснее с тобой разговаривать.

С.ГАЛОЯН: Да. Я не на стороне Валерии, не на стороне слушателей. Я просто пытаюсь, как бы, со стороны немножко дать картину, вот, что плохого в том, что человек хочет экспериментировать? Ну, это эксперимент. Почему так нужно именно?.. Вот, Мадонна меняет имидж каждый новый диск, да? Она в таком имидже, в другом. 60 лет бабушке уже, а она, как бы, с таким встречается, с другим встречается. Почему мы Мадонну воспринимаем как просто гуру мирового шоу-бизнеса, а Валерия решила поэкспериментировать, и на нее нужно уже ругаться? Почему? Почему нету возможности, как бы? Вот. Вот этот вопрос меня интересует. Потом были чарты у нас. В UK мы были на 14-м месте в танцевальном чарте с песней «Боль», по-английски «Wild». В Биллборде мы были на 23-м месте.

Д.БОРИСОВ: Ну и были эти публикации «Russian Madonna» — я тоже помню.

С.ГАЛОЯН: Да, да. Ну, это уже пиар-кампания. Знаешь, чем больше наврешь, тем лучше. Как бы, я думаю, не нужно объяснять, как устроен пиар.

Д.БОРИСОВ: «Певица №1 в России» писали про Валерию.

С.ГАЛОЯН: Да. Ну, потому что ее продавали туда. Ну, какой англичанин захочет покупать певицу №3 в России? Ну, приходится. Певица №3 в Таджикистане. Послушай. (все смеются) Понимаешь? Или певица №5 в Индии. Ну, отлично. Ну, конечно, а как ее еще продавать? Я здесь с Пригожиным полностью согласен. Единственное, мы здесь воспринимаем этот пиар как вызов такой обществу, что, вот, певица №1, 100 миллионов дисков, там, больше, чем у Майкла Джексона. Ну, надо проще относиться, ну, это эксперимент. Ну, там, поэкспериментировал Пригожин.

Д.БОРИСОВ: Но ты считаешь, эксперимент удался?

С.ГАЛОЯН: Я считаю, что удался. По крайней мере, для меня. Я доволен. Я не хожу расстроенный. То есть тебе нравится песня «I know». Вот, если она тебе нравится и еще нескольким людям, то, значит, все это не зря. Вот. Поэтому… Я думаю, что удачно. И я, кстати, гораздо больше зауважал этих людей – и Иосифа, и Валерию – после того, как я поближе с ними познакомился. У меня тоже было предвзятое отношение, что Валерия – там, «Часики», «Тик-так», Пригожин – такой Шрэк наш местный, вещает с Первого канала. На самом деле, прекраснейшие зрелые люди, добрые, как бы, неоднозначные личности. Ну, вот… Ну, просто у нас все так устроено в стране, что нужно там и попой повилять на Первом канале, попеть продюсеру Пригожину в «Две звезды» на Первом канале, чтобы о тебе люди узнали. У нас так устроено. На Западе все более профессионально, ну, потому что у них шоу-бизнес гораздо дольше чем у нас. У нас была эстрада в Советском Союзе, потом резко все поменялось, как бы, панк пришел. Потом Юра Шатунов пришел, «Мальчишник» как бы. Ну вот, начались эксперименты.

Кстати, какие были просто очаровательнейшие эксперименты. Вот, тот же Юра Шатунов, тот же «Мальчишник». «Тату» — эксперимент. Ну, вот, все-таки, мы можем что-то такое производить, мне кажется. Сейчас очень много диджеев русских выпускается на Западе. И, пожалуйста.

Д.БОРИСОВ: А это интересный тренд, да? Когда есть исполнительница. Вот я тоже сказал, что ты записываешь трек, ищешь исполнительницу некую, платишь ей деньги, да? А в итоге трек выходит под твоим именем на твоем альбоме, и на нем будет написано «Sergio Galoyan», а не там, не знаю, Анна Ванина.

С.ГАЛОЯН: Ну, потому что… Ну, возьмем, скажем, Моби. То есть Моби пишет. Слушают Моби за то, какую он музыку пишет. И именно за его вкус, да? Кто там поет, он просто ищет качественный интересный голос. Там, спел дядя Вася. Одно другому не мешает. Потому что если дядя Вася подавляет Моби, и Моби пишет вот эти треки гениальные, и дядя Вася становится впереди поезда, тогда никто не узнает. То есть будут покупать дядю Васю. Дядя Вася сможет работать и с Моби, и с David Guetta, и там с Иосифом Пригожиным, с кем угодно. И здесь именно нужно выходить… То есть я продаю себя как музыканта. Там Вивальди, например, если брать классику, да? Какая разница, кто исполняет такую-то партию скрипки? Ну, он ее хорошо исполняет. И если тебе понравится, ты можешь взять там…

Д.БОРИСОВ: Ну, просто мир чуть-чуть поворачивается в другую сторону, да? Это не очень привычно видеть титр «DJ Смэш», условно говоря, на треке, где явно там поет миллион людей или даже кто-то один. А все равно пишут конкретного человека, музыканта.

С.ГАЛОЯН: Да. Причем, я произвожу оригинальную музыку, то есть оригинальный материал, я ее пишу сам. Я сейчас был в Лос-Анджелесе зимой, нашел просто невообразимую певицу. Такая, черная девушка, зовут Найери. Я записал с ней трек. Вот, я надеюсь, что это будет первый сингл как раз. Безумнейшая песня вообще. Ну, такой голос можно было только, не знаю, только во сне присниться.

Д.БОРИСОВ: Когда выходит альбом?

С.ГАЛОЯН: Ну, сейчас тоже из-за пиратства никто не заинтересован выпускать альбом. Тем более, диджеи. То есть выходят синглы. То есть там один сингл, второй, третий и потом, может быть, альбом. Ну, я надеюсь, что к осени уже что-то будет у нас.

Д.БОРИСОВ: Сергей Галоян сегодня был в программе «Попутчики». Спасибо тебе большое.

С.ГАЛОЯН: Да, спасибо.

Д.БОРИСОВ: Удачи. Программа «Попутчики» в следующую субботу в 22:10 будет здесь. Меня зовут Дмитрий Борисов, а на следующей неделе ко мне присоединится Александр Плющев. Пока!

С.ГАЛОЯН: Пока!


Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


alignment Дмитрий Максимов 22 июня 2010 | 19:37

Зря заволили проект Татушек, разодрались все из-за денег, а про творчество забыли, сейчас гордые, не бедные, но никому не нужные...чего-то там сочиняете и занимаетесь чем-то "грандиозным", только лишь по вашему мнению, "за шторкой". И Кипер такая же.
Никому не нужная солистка-продюсер, со своими россказнями о былом, как об ошибке.

Её так слушать противно, несёт пургу по какие-то духовные ценности в музыке, шла бы в хор Пятницкого, раз такая целомудренная стала или монастырь.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире