'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – 11.12. Начинаем передачу «Человек из телевизора». В студии Ирина Петровская. Здравствуйте, Ирина Евгеньевна Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здравствуйте. Также официально?

К. ЛАРИНА – Как хочешь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну ладно.

К. ЛАРИНА – Здесь Ксения Ларина, Ирина Петровская. Наталья Кузьмина. И вы, дорогие товарищи, тоже с нами.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И выдры.

К. ЛАРИНА – Да. Наш номер для вас +7-985-970-45-45. И телефон прямого эфира 363-36-59. В этой передаче мы говорим про телевизор. Есть что обсудить, пришли вопросы разные до начала программы. И какими-то вопросами обязательно воспользуемся. Естественно, присылайте прямо сейчас в режиме прямого эфира все, что хотите спросить. Начался чемпионат Европы, вчера был первый день. Получился очень удачный, красивый. Я вчера работала, первый матч была на работе, а на второй пришла уже домой. И получила большое удовольствие от того, как работали на площадке наши замечательные футболисты.

И. ПЕТРОВСКАЯ — На площадке.

К. ЛАРИНА – На поле. Сейчас повторяют. Но мне сказали домашние, что был первый матч просто потрясающий. Матч открытия Польша и Греция. По накалу и эмоциям.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Драматичный. Поскольку первые забили поляки, а потом во втором тайме греки, а потом было несколько, я сейчас говорю как абсолютный дилетант.

К. ЛАРИНА – А ты не смотрела?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я смотрела.

К. ЛАРИНА – Мы все дилетанты, мы смотрим, наши слушатели, которые с нами многие годы вместе проводят время в эфире, они знают, что мы такие настоящие болельщицы на крупных международных соревнованиях.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я в отличие от тебя не такой все-таки продвинутый зритель. Ты смотришь рядом со своими мужчинами, мужем и сыном, которые этим увлечены. А у меня нет рядом со мной никого, кто был бы увлечен больше, чем я футболом.

К. ЛАРИНА – А Саймон?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Только лишь. Саймон это кто не в курсе…

К. ЛАРИНА – А не надо… Мало ли Саймонов на свете.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Знаешь, подумают.

К. ЛАРИНА – Муж американец.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не надо. По нынешним временам нет и нет. Открытие тоже было такое интересное. Не интересное, а довольно яркое. А потом соответственно матч…

К. ЛАРИНА – Открытие я не видела. Расскажи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сама по себе церемония была очень короткая. Просто красиво, ярко. А в это время на канале «Россия» шел «Прямой эфир», где, как теперь водится, когда начинаются какие-то крупные международные события…

К. ЛАРИНА – То есть был патриотический опять экстаз. Всех порвем. Не как с Бурановскими бабушками.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он был менее экстатичен, чем с Бурановскими бабушками, но все равно общий был настрой – Россия, вперед, победа будет за нами. И так далее. Я сразу насторожилась, потому что подумала, когда такие патриотические бушуют эмоции, то как правило плохо все заканчивается. Но нет, к счастью не сглазили. К счастью выиграли наши. Причем очень убедительно. Согласна, что, по-моему, довольно красиво. Теперь будем смотреть. Правда, я совершенно по-прежнему не понимаю принципа, как там кто участвует…

К. ЛАРИНА – Надо гол забить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет. Это понятно. А именно этот регламент, кто с кем играет.

К. ЛАРИНА – Каждый должен сыграть с каждым. Мы посчитали, сколько, это уже неважно, важно, чтобы каждая команда сыграла со своими партнерами по группе. А потом считаются очки, выходят дальше в плей-офф две команды.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Анекдотичный помнишь, был случай.

К. ЛАРИНА – Не будем вспоминать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Почему? Смешно.

К. ЛАРИНА – Сейчас опять начнем вспоминать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я по-прежнему не могу тебе сказать, если каждый с каждым, сколько должно быть матчей.

К. ЛАРИНА – Ну и не надо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Женя Бунимович, привет.

К. ЛАРИНА – По поводу передач телевизионных, которые были на прошлой неделе, все обсуждают…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Прости, можно я только добавлю…

К. ЛАРИНА – Куда?

И. ПЕТРОВСКАЯ — На канале «Россия» я так и не расслышала, то есть пропустила мимо ушей, кто комментировал.

К. ЛАРИНА – Стогниенко.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это было, на мой взгляд, совершенно невыносимо.

К. ЛАРИНА – Не знаю. Я уже не обращаю внимания. Лишь бы не Гусев. Какие-то смешные вещи — смеюсь, не смешные – пропускаю. Но Стогниенко все равно хороший.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю. Меня больше всего, честно говоря, раздражают какие-то…

К. ЛАРИНА – Там второй был не очень такой…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Срывающиеся на фальцет голоса.

К. ЛАРИНА – Ну ты попробуй сама посидеть так в комментаторской будке и когда на твоих глазах забивают гол, ты что будешь сидеть и говорить: ха-ха, ну-ну. Тоже будешь визжать и кричать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я совершенно не по поводу визгов и криков, когда забивают гол. Я говорю по поводу общего тембра, интонации.

К. ЛАРИНА – Ну да, у нас такой тембр.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Как-то странно это воспринимается. И потом «ты сама» это очень хороший конечно приемчик…

К. ЛАРИНА – Да, ты сама.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но я вряд ли думаю, что срывалась бы на фальцет.

К. ЛАРИНА – Не знаешь ты себя в такой ситуации. Посади вот тебя туда, что с тобой будет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну да, может быть и права.

К. ЛАРИНА – Это эффект присутствия. Человек сидит там, он должен, почему они так громко кричат, потому что там все время ор и крик, который невозможно, ты не можешь регулировать его. Это по телевизору можно потише сделать, там-то нет, ты должен перекрикивать общий фон стадиона. До чего дошло, я адвокатом дьявола выступаю.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно мне слово вставить. Нет? В дьявол.

К. ЛАРИНА – Вон люди кричат, смотри, забили.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это футболисты сами.

К. ЛАРИНА – Дзагоев, лапочка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно?

К. ЛАРИНА – Ну давай.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вчера был смешной очень сюжет в программе «Время» про страсти, как они выражаются именно у спортивных комментаторов. И был безумно смешной кадр, когда итальянский комментатор так орал, что это что-то невероятное, при этом его снимали крупным планом. Страсти там бушевали действительно совершенно нечеловеческие. А я вспомнила, как некоторое время назад еще мы с дочерью напугали отца и мужа моего, когда он не был болельщиком, тоже был по-моему то ли чемпионат Европы, то ли мира, и мы заорали так, когда забили гол, что в общем, он прибежал, думая, что случилось что-то чудовищно страшное.

К. ЛАРИНА – Вот видишь, а ты говоришь. Мы вчера орали. Это так кажется. Допустим, когда был чемпионат мира по хоккею, у меня было ужасное настроение, отвратительное. Я так устала от этой риторики быдляцкой в стране, везде с утра до ночи. И в итоге они приватизировали все эти люди под названием власть нынешняя, которая именно такую эстетику утверждает в стране. Боления, обыдление, боление абсолютное. Все себе присвоили и день Победы у них такой быдляцкий получается и все соревнования международные такие. И Бурановские бабушки. Все в одну кучу. И поэтому мне было ужасно противно все, когда был чемпионат мира по хоккею. Хотя наши выиграли. Все было прекрасно, замечательно, но было ужасно. А сейчас я просто смотрю, что этот чемпионат Европы не принадлежит нам, правда же, здесь масса интересных команд…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так же как чемпионат мира по хоккею.

К. ЛАРИНА – Ну может быть да.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да нет, это преувеличение…

К. ЛАРИНА – Вот я сегодня буду португальцев смотреть несчастных.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Чудо. Но я говорю, что это преувеличение, они присвоили…

К. ЛАРИНА – Присвоили.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно все, что угодно присваивать, но есть какие-то вещи очевидные. Просто мне кажется, что не стоит, может быть, так превозносить это как будто не знаю, что мы сделали невероятное, но то, что это победа и что они действительно многих людей радуют и вдохновляют, ничего в этом дурного нет. А то, что потом напутствуют или наоборот встречают. Вот это да. Когда встречали, перекрыв все улицы хоккеистов, на мой взгляд, это было уже лишнее…

К. ЛАРИНА – Тем более что 9 дней прошло с тех пор как они выиграли, приехали домой. Ты вспомни, в чем было безумие и глупость всей этой ситуации. Что они были в Москве, они приехали уже в Москву. Девять дней назад. А потому что было удобно президенту с ними встретиться в  этот день.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но, по-моему, встреча не в этот день происходила.

К. ЛАРИНА – В этот.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть, но главное, что это был опять коллапс в городе…

К. ЛАРИНА – Они все соединили.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И вот эта победа таким образом для многих людей была я думаю, омрачена. Когда я смотрела в эфире, а мы же помним, что это тоже было в эфире и совсем недавно, только мы не обсуждали. То тоже тот раж, в который впадали комментаторы, несколько мне кажется несоизмеримо. Очень хорошо, да, можно радоваться победам, но почему нужно из этого устраивать дичайшую показуху, осложняющуюся, кстати, жизнь очень многим другим людям. Это большая проблема наша. У нас все через край, все нездоровое по проявлениям этих чувств. А само по себе это, безусловно, чистое, прекрасное и зрелище и событие. А черт с ними, кто пытается это каким-то образом себе присвоить.

К. ЛАРИНА – Дорогая Ирина, расскажи мне, пожалуйста, еще что-нибудь веселенькое.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я думала, ты письмо начинаешь читать. Давай уже письмо читай.

К. ЛАРИНА – Ты мне рассказала только смешную историю. Расскажи ее сейчас.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про что?

К. ЛАРИНА – Про малаховскую передачу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это ты мне читала какой-то вопрос, и я тебе ответила.

К. ЛАРИНА – Про Елисеева.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он не Елисеев, он Евсеев, по-моему.

К. ЛАРИНА – Виктор Елисеев.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну, Господи, очередной эфир…

К. ЛАРИНА – Генерал и генеральша называется передача. Андрей Малахов. Там про генерала Елисеева, который обобрал до нитки супругу, отправил ее в отставку. «Не могут поделить машины, квартиры, картины, простыни и столовые ложки. Стоны, слезы, сопли, но отчего-то никого не жалко. Когда тащил в дом (и сколько натащил) — был хороший, из дома — стал плохой… Вопрос не об этом, вопрос об искусстве: чего такого выдающегося, руководитель Ансамбля песни и пляски МВД там надирижировал, если только перечень его недвижимости больше, чем вся недвижимость Герберта фон Караяна, Артуро Тосканини и Зубина Меты вместе взятых?»

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – Так написано тут, у нас не забалуешь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что я не знакома с перечнем имущества фон Караяна, Тосканини и кто третий?

К. ЛАРИНА – Зубин Мета.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Чудесно. Это классическая история, один из вариантов подобных программ, когда сводят друг с другом счеты бывшие любящие супруги. Я помню, было в связи с разводом, как он назывался Ибрагимов, оперный певец, который тоже ушел к молодой…

К. ЛАРИНА – Голос хороший у него.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Прекрасный голос, замечательно. Я не знаю, как там надирижировал сколько и по какому праву и может быть у них какие-то колоссальные зарплаты, это не мое дело. Мне просто глубоко отвратительны эти эфиры, в которых действительно бывшие близкие люди сводят друг с другом отношения.

К. ЛАРИНА – Хотела веселое рассказать, а рассказываешь грустное.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну чего веселое. Сидит бедная покинутая жена.

К. ЛАРИНА – Генеральша.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Показывают фотографии счастливого генерала с новой женой. С новым ребенком.

К. ЛАРИНА – А генерал сам был при параде?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, конечно. На его стороне выступали, защищали его Владимир Березин и по-моему Екатерина Шаврина.

К. ЛАРИНА – А Шаврина певица, а Березин ведущий правительственных концертов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, они говорили, что надо простить, смириться, со всяким бывает. Как всегда сидят люди в студии, кричат, какой негодяй. Другие наоборот, говорят, нечего, ну обычная история. Смотреть это не то чтобы смешно, это довольно противно смотреть, потому что это классика, раньше писали в партком.

К. ЛАРИНА – А чем кончилось?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давайте жить дружно.

К. ЛАРИНА – А, вспомнила еще веселенькое. Две передачи, я только первую серию посмотрела. Меня хватило на одну. Про рудковских детей, которые не рудковские дети.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Один не рудковский деть.

К. ЛАРИНА – Да, там мама, из Сочи девушка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это было два подряд вечера в силу невероятной…

К. ЛАРИНА – Батурин сидит в темнице. И тут они все как прыщи повыскакивали. Смотри, как интересно. Мужик-то в темнице сидит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем не менее, девушка она доказывала и вроде никто и не спорит, что она мать одного из детей.

К. ЛАРИНА – От которого она отказалась.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Собственно, Яна Рудковская не спорит…

К. ЛАРИНА – Сволочь, отказалась от ребенка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В общем, это бессмысленно, на мой взгляд, обсуждать.

К. ЛАРИНА – Почему это?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что часто превращается эта площадка…

К. ЛАРИНА – Часто превращается…

И. ПЕТРОВСКАЯ — В полоскание грязного белья, в сведение счетов. То, что раньше я повторяю, делали, вот нужно было мужа…

К. ЛАРИНА – А о чем ты хочешь передачу? Про Вагнера?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Раньше…

К. ЛАРИНА – Про Шуберта.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Раньше бы эта генеральша написала в партком МВД, и быстренько бы хвост поприжали генералу.

К. ЛАРИНА – И отобрали бы, кстати, всю недвижимость.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну может быть не отобрали бы, но просто сделали бы так, что сам бы прибежал и все отдал.

К. ЛАРИНА – А сейчас никому неизвестного генерала знает вся страна.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Узнала. Раньше видела просто, потому что часто этот ансамбль МВД выступает. А он дирижирует. А теперь вот узнала. Народ очень любит это, потому что почти, не в каждой, но во многих семьях похожие истории. Только делят не шубы норковые и особняки квартиры…

К. ЛАРИНА – Почему, и шубы иногда.

И. ПЕТРОВСКАЯ  — Ложки, вилки, тумбочки. Поэтому каждому это близко, каждый примеряет эту ситуацию на себя. И сидит и думает, богатые тоже плачут. Думает, между прочим, с большим удовольствием.

К. ЛАРИНА – Как-то странно закончился сериал «Обручальное кольцо». Наш слушатель пошел. К нам пришел, прибило нашего слушателя. Будет ли продолжение?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там сколько, 868 серий вышло.

К. ЛАРИНА – Кто же это упомнит. Даже создатели уже не знают.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Как мы знаем, по-моему, «Обручальное кольцо»…

К. ЛАРИНА – Обручальное кольцо… (поет)

И. ПЕТРОВСКАЯ — Поэтому может быть и будет продолжение в виду, что такой успех постиг. Не только зрительские массы откликнулись на это выдающееся произведение, но и члены академии, члены гильдии, которые почему-то проголосовали, вообще сам факт (мы об этом тоже уже говорили) включения в номинацию «Обручального кольца» и «Ефросиньи» и еще чего-то подобного, уже говорит о том, что разница между профессиональной экспертной оценкой и вот этим зрительским интересом, она стирается. Что совершенно дико и странно, потому что как раз, когда премия организовывалась, говорилось, что это профессиональный счет, гамбургский счет, оценивается именно качество представленной работы, ее какой-то вклад в развитие этого жанра. Здесь мы видим абсолютно, на мой взгляд, извините, пожалуйста, примитивное…

К. ЛАРИНА – А я не видела вообще ни одной серии. Ты так говоришь прямо со знанием дела. Ты все 800 серий посмотрела?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я 800 не посмотрела.

К. ЛАРИНА – Академики, интересно, кстати, которые должны в этой гильдии заседать, они смотрели все 800 серий?

И. ПЕТРОВСКАЯ — И умерли все вместе.

К. ЛАРИНА – Ха-ха-ха.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Посмотрев.

К. ЛАРИНА – Представляешь 800 серий «Обручального кольца», 733 серии «Ефросиньюшки». Причем написано – Ефросинья возвращается.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Причем это нужно сделать примерно где-то за два месяца. Когда присылают эти работы. Нет, я могу тебе сказать, я конечно не смотрела 868, но у меня есть мама, которая смотрела. Особенно, когда она уезжает на дачу…

К. ЛАРИНА – 800?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну может быть не все 800…

К. ЛАРИНА – Вот наша слушательница смотрит, странно, говорит, закончился. Может, он не закончился?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но 700 посмотрела, она я думаю. Поэтому я периодически подглядывала, когда она это делала у меня на глазах. И могла себе составить представление о выдающихся творческих художественных достижениях авторов этого сериала. А странно он закончился, видимо…

К. ЛАРИНА – Я думаю, что он не закончился.

И. ПЕТРОВСКАЯ — … всем надоело просто. И сказали: да ну его к чертовой матери.

К. ЛАРИНА – Товарищи, у нас сейчас выпуск новостей, потом вернемся в программу. Здесь заявки наших слушателей на обсуждение. Заказывают нам сегодня интервью Познера и Медведева, интервью Чулпан у Ксении Собчак. Собственно, пока все. Так что если еще какие заказы, милости просим, наш стол заказов работает, присылайте ваши пожелания. Сейчас новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Да, да, да, мы продолжаем передачу. Ну что давай про интервью два поговорим. С чего начнем? Давай по старшинству.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть.

К. ЛАРИНА – Медведев и Познер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — По старшинству чего?

К. ЛАРИНА – Ну сначала Медведев и Познер…

И. ПЕТРОВСКАЯ — А, чего пишут я говорю, вопросы может какие задают. Чего интересует людей.

К. ЛАРИНА – Ваше мнение.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Понятно.

К. ЛАРИНА – «Главное интервью недели было предсказуемым и скучным. Гораздо интереснее было последовавшее за ним шоу «Вечерний Ургант».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это правда.

К. ЛАРИНА – «Если к Познеру придет даже сам Путин — будет то же самое. Все его ответы можно предугадать, он банален и предсказуем, в том числе в своем хамстве». Это про Путина говорится. «Сколько уже сказано и написано об интервью Медведева, но никто открытым текстом не сказал о трусости и приспособленчестве Познера, который сглаживал все острые углы, избегал острых тем и вопросов, в общем, не подвел ожиданий Медведева. Хоть вы дайте ему откровенную оценку». «Познер и Медведев-это вообще ... Слов даже нет, чтобы описать…», — дальше нет, нехорошо, не буду. Ну собственно все пока. Сейчас еще посмотрю, что пишут на ленте.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне показалось, что Познер в общем и целом был достаточно достоин, то есть он не лебезил как мы часто это видели, когда общались начальники, например. Он все-таки пытался задать какие-то вопросы. Разумеется в неких предлагаемых обстоятельствах.

К. ЛАРИНА – Но главная твоя претензия. Давай так.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Главная моя претензия, что были вещи для меня совершенно необъяснимые. Потому что скажем, я даже на эту тему написала, что меня больше всего интересует, это телевизионные темы, пресса и так далее. Например, Познер задает вопрос достаточно острый: вы действительно думаете, что у нас не бывают в эфире лидеры в частности несистемной оппозиции, потому что мы их туда не зовем, как вы сказали в предыдущем интервью. И Медведев ему отвечает, совершенно не моргнув глазом, или наоборот на голубом глазу: да, именно, меня-то позвали и я пришел. Абсолютно мне кажется бесстыдный такой циничный ответ. Познер уточняет: вы действительно так думаете? Он говорит: да абсолютно. То есть вы хотите сказать, — говорит Владимир Владимирович, — что мы можем звать этих лидеров. Он говорит: по крайней мере, за себя и «Единую Россию» я ручаюсь. Причем здесь это. Ну абсолютно он ставит какую-то дикую точку в этом разговоре и дальше почему-то Владимир Владимирович не говорит, что а при чем здесь «Единая Россия», вы. То есть повисает это в воздухе. Почему интервьюер это не доводит до какого-то нормального логического конца, совершенно непонятно.

К. ЛАРИНА – Потому что это его позиция. Он каждый раз отвечает на подобный вопрос Владимир Владимирович Познер одинаково. Он это декларирует как журналист. Что моя задача – задать вопрос. Ответ — это уже дело отвечающего.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Подожди.

К. ЛАРИНА – То есть загонять в угол, как я понимаю, он никогда никого не собирался.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здесь же не угол, он не отвечает на вопрос – можно ли звать вот этих людей. Тот говорит, можно меня и  «Единую Россию». В общем, если перевести это. Что это такое. Это не загон в угол, Дмитрий Анатольевич, может быть, вы не поняли вопрос. Не о вас и не членах и верхушке «Единой России» идет речь. И не о членах правительства. А совсем о других людях, которым по-прежнему выставлен знак «стоп» на всех каналах. Второй момент тоже, на мой взгляд, какой-то дикий. Когда он задает вопрос об общественном телевидении и высказывает опасение, сомнение, что это телевидение будет по-настоящему общественным, то есть независимым от власти. Потому что ладно то, что оно создавалось по указу президента, но  самое главное, что верхушку этого телевидения тоже назначает президент. Тут Медведев ему говорит: я с вами совершенно не согласен, я видел, как вы в эфире обсуждали на одном из частных каналов с другим вашим коллегой эту тему. Дальше совершенно напрашивается, может быть, Медведеву неприятно произносить эту фамилию, сомневаюсь, что он не знает такого человека, потому что все детство и юность Дмитрия Анатольевича, не детство, но юность точно прошли, я думаю, вместе и на фоне с программами Леонида Парфенова, которые он как человек интеллигентный не мог не смотреть. Будучи студентом вначале, потом аспирантом. И так далее. Ну, допустим, его ломает произносить эту фамилию. Далеко не все зрители Первого канала одновременно являются зрителями канала «Дождь». О чем речь вообще, кто-нибудь понял из тех, кто не смотрит, а таких очень много, канал «Дождь». Каким другим коллегам. На каком другом частном канале. Почему ни произнести Владимиру Владимировичу эту замечательную фамилию…

К. ЛАРИНА – А, может быть, ему показалось, что в данный момент это было не так важно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это очень важно.

К. ЛАРИНА – Это тебе так кажется. А ему кажется, что нет. Он, наверное, подумал, ну ладно и так все поняли, зачем на это тратить время. Подумал Владимир Владимирович.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, все и так поняли. Но тут создается впечатление, что в данный момент именно Владимир Владимирович специально фамилию не произнес, зная, что…

К. ЛАРИНА – Что это может расстроить премьер-министра.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нынешняя власть, во-первых, не признает этих гражданских активистов, а Леонид Парфенов одновременно стал еще и гражданским активистом на какое-то время, а во-вторых, дальше будет очень много, кстати, потому что за фамилией Парфенова еще целый пласт тем этих. О несвободном телевидении.

К. ЛАРИНА – Ой, перестань, ты так все усложняешь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я не усложняю, я наоборот очень упрощаю.

К. ЛАРИНА – Ничего подобного. На самом деле Владимир Владимирович даже не вспомнил наверняка про какое-то там собачье выступление, которое было 300 лет назад.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я сейчас не про собачье выступление.

К. ЛАРИНА – А сейчас он вспомнил про то, что ага, смекнул он, этот человек неприятен моему собеседнику, ну зачем же я буду доставлять ему лишние неприятности. Ему и так хватает в нашем разговоре моих острых вопросов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Два было.

К. ЛАРИНА – Понимаешь. Зачем же еще тут мелочиться. Надо более крупную рыбу упоминать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну и рыба какая была упомянута более крупная-то.

К. ЛАРИНА – Марсель Пруст пошел вперед…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – Мало никому не показалось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И Дмитрий Анатольевич изящно пошутил, я не буду спрашивать, кто это. В целом мне показалось, что Медведев я так и не поняла, зачем на самом деле приходил…

К. ЛАРИНА – А он сказал. Он сказал, что так все совпало, что мне нужно кое-какие вещи донести. А тут типа и вы подвернулись. Поэтому я и принял приглашение.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не поняла, какие вещи он хотел донести.

К. ЛАРИНА – Какие-то донес. Что он типа не тыр-тыр-тыр.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне показалось, что вел он себя довольно высокомерно, на мой взгляд, совершенно специально, они же овладевают я поняла этим искусством такой демагогической риторики, когда с одной стороны они все время подчеркивают, что вроде  бы они абсолютно откровенны и используют для этого такие фигуры речи. «Скажу вам с предельной откровенностью» — дальше идет абсолютно общее место. Или говорит «я не согласен, но это нормально», — то есть подчеркивает, что человек абсолютно демократичен. И вот такие приемчики, а в результате, если попытаться суммировать, чего мы услышали, какое вынесли впечатление, а вот никакого. Абсолютно общее место, все то же самое. И более того, на интервью с пятью журналистами мне показалось, что он как-то пытался все-таки понравиться, что называется народу, электорату. Хотя, в общем, тоже уже было бессмысленно. А здесь он был в большей степени, как мне показалось, сам собой. То есть достаточно циничный, высокомерный, и совершенно не стесняющийся произносить вот эти плоские какие-то банальные, лишенные смысла многие слова. От этого такое общее впечатление, я потом читала много в Интернете, никто не понял, собственно, чего хотел сказать, зачем шел. И какой месседж посылает он своему народу.

К. ЛАРИНА – Тут нас уже обсуждают в фейсбуке, так интересно. Вот тут Ларина защищает в эфире «Эхо Москвы» Стогниенко. Пишет в фейсбуке один человек. Говорит, что он хороший комментатор, что она не обращает внимания на то, как комментирует, что ее не раздражает даже в общем. Петровская попыталась сопротивляться, сказать, что это невыносимо. Ксения, он ваш друг, я понимаю, но это невыносимо слушать, их бред вчера было невыносимо. Вот так вот.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спасибо, неизвестный друг из Фейсбука. Может быть, это и мой друг тоже. Потому что правда, это ужасно режет слух. Я уж не говорю о том, что они там несут. Допустим, это можно списать на то…

К. ЛАРИНА – Мы все время разговариваем. Мы не слушаем эти комментарии. Мы их разговариваем. Мы сами кричим, мы сами обсуждаем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Чудесно. А я как раз была в более экспериментально чистой ситуации. Потому что я могла, конечно, разговаривать вчера со своим псом, но он как-то у меня не особенно на футбол ориентирован, поэтому я вынуждена была это слушать. И честно скажу, это было с одной стороны, я не могу отключить звук, потому что я многого там не понимаю, вижу, да, допустим, забивают гол, но мне тоже важно, я кстати плохо вижу и мне важно понять, кто это забил. Ну и многие другие какие-то подробности, которых я не знаю. Но при этом раздражение, которое при этом возникает, оно мне кажется, не должно возникать, когда ты слушаешь комментаторов.

К. ЛАРИНА – Не бывает комментаторов, которых любят телевизионные зрители. Нет таких.

И. ПЕТРОВСКАЯ — У меня есть фаворит.

К. ЛАРИНА – Это тебе так кажется. Вот тут все пишут…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здрасьте.

К. ЛАРИНА – Васю, нам верните Васю. А я прекрасно помню, что когда Вася ведет, на него столько дерьма выливается во всех социальных сетях. В фейсбуках и везде, кто его слышит. В твиттерах. Но каждый раз, — вот Васю, Васю.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вася это Уткин.

К. ЛАРИНА – Ты поняла.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я поняла. Вот с другим коллегой на одном частном канале, вот все же поняли.

К. ЛАРИНА – Ну про Васю все знают, кто интересуется спортом, знают, что там один Вася.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кстати, не один.

К. ЛАРИНА – Поэтому Стогниенко, хороший Стогниенко человек, который профессионально разбирается в футболе, который знает футболистов, который знает предысторию, который знает контекст. То, что заносит иногда. Всех заносит. Идеальных нет комментаторов. Не врите. Про Васю не врите, дорогие друзья.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это ваше оценочное суждение. Мое оценочное суждение, что это было не-вы-но-си-мо. Ларину на мыло…

К. ЛАРИНА – Телефончик хочешь, включу тебе за это.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Боюсь.

К. ЛАРИНА – Давай. Не бойся.

И. ПЕТРОВСКАЯ — — Подожди, а мы еще чего-то должны были обсудить.

К. ЛАРИНА – Давай, а то времени нет. Немножко разрядим обстановку. Сейчас чего-нибудь такое приятненькое послушаем. Пожалуйста. Приятное что-нибудь, прям вот приятное, приятное.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот я сейчас представляю.

К. ЛАРИНА – Ну давайте сейчас же приятное нам. Алло. Нет, тут явно приятного не ждите. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. По приятному, Сергей Москва. Вы знаете, мы были на отдыхе в другой стране и включили Первый канал, там на русском, все хорошо. Все нормально. И вдруг видим передачу Арины Шараповой. Вы знаете, это было о тюбике зубной пасты, о его изобретателе. А потом 15 минут рассказывали о том, как зубную пасту обратно в тюбик засунуть тремя способами.

К. ЛАРИНА – Да ладно!

СЛУШАТЕЛЬ – Серьезно. Резюме знаете какое?

К. ЛАРИНА – Ну.

СЛУШАТЕЛЬ – Не получилось. И потом пошли опять какие-то новости, жвачка и так далее Первого канала. Мы отдыхали, мы не ожидали, что на нас так пахнет, мы минут 15 отходили, потому что почувствовали себя полными овощами.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А вы попытались потом пасту запихнуть?

СЛУШАТЕЛЬ – Я не понимаю, зачем дорогущее время Первого канала, уважаемый диктор Арина Шарапова, ну как же так. Я совместить две вещи этих до сих пор не могу.

К. ЛАРИНА – Да, тяжело. Это необъяснимо. Может это шоу такое просто.

СЛУШАТЕЛЬ – Не знаю, мы это шоу смотрим периодически не это, а попадаешь глазами Первый канал, где про медицину рассказывают и тут же тебя пришибает пустыми глазами всех этих людей, которые рассказывают о том, как нужно себя вести в магазине, потом как нужно кушать, как нужно… Вообще нас учат тому, что мы и так все знаем с детства. Зачем все это.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я предлагаю еще тему. Фарш невозможно провернуть назад. А можно сделать, советы как фарш провернуть назад.

К. ЛАРИНА – Ир, на самом деле, если всерьез говорить, мне кажется, что так никто в мире и не придумал идеальный формат для утреннего вещания. Вспомни историю нашего утреннего вещания. Если назад оглянуться, когда был прямой эфир, были попытки, когда Дибров вел на каком-то канале.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кстати, это было довольно любопытно.

К. ЛАРИНА – Но все равно, учитывая, что такой массовый охват и понимать, для чего человек включает телевизор, собираясь на работу. Мне все-таки представляется, что ради информации какой-то. Уж точно не ради шоу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В том числе ради полезной информации, ради каких-то необходимых в данный момент советов. Взять зонт, например, какая погода.

К. ЛАРИНА – И вообще информации. А здесь у нас какая-то пенсионерская направленность такая.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, дело не в пенсионерской. А дело в том, что эти шоу, как правило, идут в записи, пишутся за много часов заранее. Темы поэтому и проблемы обсуждаемые совершенно необязательные. Я сегодня тоже собиралась, сегодня по рабочему дню работает, включила. И там представляли новый сериал, забыла как называется, «Счастливый билет» или «Счастливый случай», который пойдет на Первом канале и актрису, которая там играет. Мне не очень хорошо известная. И вот дальше был какой-то фальшивый, абсолютно бессмысленный разговор. В студии приглашенная эта актриса. Все зависит от человека. Мне кажется, что на таких шоу утренних должен быть какой-то очень позитивный, очень импровизационный такой человек, который может создать настроение. А не то, что это такие дежурные отрабатываемые какие-то разговоры. Этот пиар собственной продукции. Меня только одно, лично меня как зрителя утешает, что утром я телевизор не смотрю. Я ночной зритель.

К. ЛАРИНА – Ну давайте еще звонок.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но тема смешная очень.

К. ЛАРИНА – Спасибо нашему слушателю за такой смешной рассказ. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Скажите, пожалуйста…

К. ЛАРИНА – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, адрес ваш.

К. ЛАРИНА – Зачем?

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу приехать, у меня есть проблемы.

К. ЛАРИНА – Адрес редакции?

СЛУШАТЕЛЬ – Да-да.

К. ЛАРИНА – Новый Арбат, дом 11. Пожалуйста. Еще звонок, пожалуйста. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Алина, Москва. Вы обещали рассказать об интервью Собчак…

К. ЛАРИНА – Сейчас расскажем. Тогда вы нам скажите пару слов. Ваши впечатления.

СЛУШАТЕЛЬ – Я не видела. Я хотела хотя бы от вас. И кроме того вы упомянули Познера в передаче «Вечерний Ургант», вы поговорили о Познере, мне тоже не очень понравился он. Но я считаю, что то, что было в «Вечернем Урганте» у него с Познером, это совершенно не то что…

К. ЛАРИНА – Компенсировало все неудачи интервью.

СЛУШАТЕЛЬ – Это блестяще было. И Познер все понял.

К. ЛАРИНА – Это главное. И мы тоже поняли. Спасибо, Алина.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Как раз до этого мне казалось, что у Вани Урганта, к сожалению, бывают очень неудачные общения, но поскольку они с Познером в дружбе, то гениально абсолютно Иван Ургант обыграл и стилистику многих подобных интервью, когда он попросил дать совет старшего товарища, как правильно брать интервью. То тот сказал, кстати, он так действительно всегда говорит: прежде всего, надо любить того, кого ты спрашиваешь, кого приглашаешь в гости. И Иван мгновенно схватил руку Познера и поцеловал. А потом они сымитировали…

К. ЛАРИНА – …я хотел высосать бриллианты, у меня не получилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А потом они сымитировали, программа Ургант в форме программы «Познер», на месте ведущего Ургант, на месте гостя Познер. И они сказали, вот только что закончилось интервью с Медведевым, и стоял недопитый стакан с  водой. Может быть, конечно, это был не тот стакан, из которого пил Медведев, но Ургант тоже замечательно выразил отношение к тому, что только что произошло. Он сказал: можно я возьму, говорят, что если ты пьешь из уже начатого кем-то стакана, можно узнать мысли этого человека. Глотнул и серьезно сказал: не работает. Очень смешно. Отчасти пародийно, я не уверена, что до конца может быть, Владимир Владимирович оценил в тот момент, по крайней мере, эти штучки его. Но очень смешно. Точно так же, кстати, мы это не обсуждали, но неделю до этого назад или чуть меньше, был эфир с Леонидом Парфеновым накануне премьеры «Глаз божий» и там…

К. ЛАРИНА – У Урганта?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и там они сделали прекрасный пародийный выпуск «Намедни-2042». Где Леонид Парфенов зачитывает в своей манере — люди, без которых нас невозможно представить. События и так далее. Ксении Собчак опять отказали в восстановлении российского гражданства. Филипп Киркоров сам родил дочь. Алла Пугачева вышла замуж за Вячеслава Манучарова. Кобзону дали визу в Америку, но запретили летать на самолете. И наконец, очень смешные ролики, предвыборная кампания Владимира Путина, шапка Путин-2042 и состаренный с помощью грима Ургант, который говорит: почему я голосую за  Владимира Владимировича, — да потому что я 30 лет назад за него голосовал и теперь буду. Дико смешно, абсолютно такая политическая сатира. Просто жалко иногда, что такие вещи проходят мимо нашего внимания.

К. ЛАРИНА – Ну так про Собчак с Чулпан Хаматовой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я смотрела кусками, потому что, прочитав у вас, что только что был эфир, начала ловить на «Дожде» и там выкладывали эти куски. Поэтому у меня нет такого цельного представления. Но мне показалось, что Ксения была несколько прямолинейна и линейна. Потому что она все время пыталась как-то Чулпан Хаматову додавливать…

К. ЛАРИНА – Она для этого ее позвала.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – И та прекрасно понимала.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что для полутора часов или сколько длился эфир мне кажется это многовато одну и ту же тему.

К. ЛАРИНА – Да, хотя она пыталась как-то разнообразить, заходить по-разному к этому же вопросу. Но я так понимаю, что здесь как мне показалось…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вопрос, если сформулировать в самых общих чертах, — зачем агитировала за Путина.

К. ЛАРИНА – Собственно говоря, художник, политика, благотворительность, обязательства и прочее.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но было ощущение абсолютно иного измерения, в котором существует Чулпан Хаматова и Ксения. Какие-то совершенно два мира. Которые никак не совпали и никак не могут совпасть. Поэтому в какой-то момент было чувство неловкости за то, что Ксения давит и давит…

К. ЛАРИНА – У меня чувство неловкости возникало и по отношению к Чулпан, потому что я понимала, что она мучается.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Безусловно.

К. ЛАРИНА – Ну так не надо было ходить. Сказать, Ксюша, очень люблю тебя, но  не готова на эту тему говорить. Потому что понятно, что она, при всем этом, я убеждена, что она занимается таким благородным делом, она все равно не является общественным деятелем. Грубо говоря, Чулпан Хаматова не может быть гостем программы «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы». Ну не может по определению.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Если иметь в виду, что политический…

К. ЛАРИНА – Комментировать политические события. Невозможно это. Либо она будет выглядеть ужасно банальной и обязательно скажет какую-нибудь вещь, о которой будет жалеть потом, я уверена, что о каких-то вещах она жалеет. Потому что это все называется ляпы такие, которые возникают оттого, что надо что-то сказать, а что — ты не можешь сформулировать. Потому что ты не готов в роли аналитика здесь выступать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Этот выбор ей предложила Ксения Собчак. Когда та сказала по поводу того, что она не хочет революций, потрясений для своих детей и когда Ксения сказала, а есть вариант, где нет ни потрясений, ни революций. Северная Корея. Что ты предпочитаешь? И тогда Чулпан сказала: скорее я бы предпочла Северную Корею. Это свидетельствует только об одном. Что она действительно и реально как многие не представляет, что там происходит.

К. ЛАРИНА – Вообще это не разговор. Это неподготовленный ответ. Ответ, на который человека вынуждают. Политик профессиональный всегда готов к таким поворотам. Он может все, что угодно, любую формулу выдать. А это не тот случай. Поэтому мне кажется, что если говорить по большому счету, все это было зря затеяно. Это было интересно, я тоже об этом написала в фейсбуке, что мне было очень интересно, и то, что ты заметила это несовпадение двух миров, безусловно, так. Разная система координат. Абсолютно. Это было интересно. Но зачем, смысл, не знаю. Мне кажется, что не удовлетворена ни Ксения, ни тем более Чулпан. Да, они не враги, они нам продемонстрировали, что они не враги, что они подруги. Что коллективное чморение Ксении с одной стороны, а с другой стороны в адрес Чулпан тоже всякие свои, кто-то выпускает своих тараканов, все это зря. Потому что они уж точно друг друга понимают. Но другой вопрос, что то, что хотели они, я понимаю, как она уговаривала Ксения принять участие Чулпан. Какие разные мотивации, мотивировки ей предлагала. Не получилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В том числе, наверное, все думают, что ты боишься. Она не боится. Но она, правда, так существует. Это нужно принимать просто, что человек существует в этой системе. А другой человек в этой. И бессмысленно ее либо осуждать…

К. ЛАРИНА – Вербовать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …либо гнобить.

К. ЛАРИНА – Ну не ходить тогда не высказываться по этому поводу. Я тоже понимаю прекрасно, почему разговор на эту тему с Чулпан возникает вообще. Потому что она приняла участие, она перешла эту границу. Она приняла участие в политической акции. Ну все, тут по большому счету тоже понимаю Ксению. Обязан отвечать за свои поступки человек публичный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Поэтом можешь ты не быть, но гражданином…

К. ЛАРИНА – Но если ты это сделал. Согласись. Либо не делай вообще.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть вначале сделала, а потом подумала. Так тоже бывает.

К. ЛАРИНА – Жалеет страшно. Ты хочешь новости нам прочитать? А может не надо? Как скажем. Хорошо, новости сейчас слушаем и завершаем передачу, которая называется «Человек из телевизора». Спасибо всем.

Комментарии

117

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


smirenie 10 июня 2012 | 02:27

Интервью Собчак- Хаматова на Дожде.

Когда-то Чулпан Хаматова часто появлялась на ТВ в передаче(Взгляд?) с ведущим- Сергеем Бодровым мл.(светлая ему память!).Мне нравилась их передача. Умные, молодые , с такой теплотой относящиеся к людям! Годы прошли...Прекрасная Актриса, Мама,Человек, известный благими делами! По- моему, полная ГАРМОНИЯ.
Хаматова -против революций- главный смысл интервью.Это её мнение. Уважаю! А актриса Чулпан Хаматова -одна из лучших среди молодых актрис в России, если не лучшая! Удачи!


10 июня 2012 | 15:04

smirenie
Как я с Вами согласна!!! Спасибо большое за замечательный пост.Так редко выпадает удовольствие прочитать строчки умного и честного блогера! Удачи Вам во всем и с уважением Светлана.


tat_korsh 10 июня 2012 | 16:11

"К. ЛАРИНА – Комментировать политические события. Невозможно это. Либо она будет выглядеть ужасно банальной и обязательно скажет какую-нибудь вещь, о которой будет жалеть потом, я уверена, что о каких-то вещах она жалеет. Потому что это все называется ляпы такие, которые возникают оттого, что надо что-то сказать, а что - ты не можешь сформулировать. Потому что ты не готов в роли аналитика здесь выступать".
Вот оно все и выплыло. Не бывает на ухемаасквы никаких комментаторов. есть только ксенияларина, которая все про всех знает: отчего одна спилась и повесилась, отчего другой неловко будет или как-то иначе будет и будет ли... ВСЕ ПРО ВСЕХ ЗАРАНЕЕ И БЕЗАПЕЛЛЯЦИОННО.
какая гадость...


midcountry_redneck 10 июня 2012 | 18:19

/// Грубо говоря, Чулпан Хаматова не может быть гостем программы «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы». Ну не может по определению.

Определение банально. Для этой программы у неё недостаточно интеллекта.


slonopotam 10 июня 2012 | 19:41

каждый раз в этом эховском диалоге Лариной и Петровской, этой ткачихи-поварихи со сватьей-бабой Бабарихой, вот, прочтешь очередной пассаж и думаешь - не, ну эту бабскую чушь надо откомментить. Но - новый абзац - и новая чушь, да пуще прежней. Бабы разгоняются. Вот - какая-то рекордная залепуха, по злости, невежеству и русофобии. И еще и еще...
Почешешь в затылке и думаешь: " Ну вас нафиг"
И не комментишь ничего...


nebulae 11 июня 2012 | 01:03

Согласилась бы, если бы вы не сваливали все на бабство. Эти двое плюс Варфоломеев -- нечистоплотны, вот в чем дело.


slonopotam 11 июня 2012 | 09:39

\\Согласилась бы, если бы вы не сваливали все на бабство\\ вовсе не сваливаю. бабство не при чем. не все бабы...Бывает, что... в общем, есть, есть.


osip_lenivyi 14 июня 2012 | 19:28

Такое длинное по времени погружение в футбол в данной передаче - совершенно позорное явление. Так как представляет из себя уход от насущных тем. А самыми насущными были - отражение на экранах:
1)уличной и не только активности несогласных.
2)событий в Сирии и в связи с этой трагедией.
Есть же проблемы, с отражением-то!
На таком фоне Чулпан у Ксюши, правда, мелочь. А Медведев у Познера - лёгкий хлеб. К моменту выхода передачи уже столько было сказано за неделю-то. Ну никакой квалификации не нужно, чтобы сказать то, что было сказано в этой "persontv".

Про футбол я всё же скажу. "... мне важно понять, кто это забил. Ну и многие другие какие-то подробности, которых я не знаю"- говорит Петровская. Смешно. Почему важно? Что от этого изменится? Тем более, что Петровская мало что понимает, по собств. признанию. Ну запомните как выглядят наши парни. А чего вам иностранцев помнить-то? Соревнования закончатся и для вас эти побробности потеряют всякое значение.
"Не бывает комментаторов, которых любят телевизионные зрители" - заявляет Ларина. Молодость, Ксения, - не порок. А старожилы помнят: Озеров, Синявский, Набутов(старший), Саркисьянц, Маслаченко ... - народные ж были любимцы.
А вот в Германии футбольные телекоментаторы явно не вызывают даже мало-мальски заментного отторжения. И почему надо оценивать явления, которых ты не понимаешь?


tanja1234 09 июня 2012 | 19:27

Собчак нормальная журналистка, просто, (здесь Петровская права) Хаматовой вообще не нужно было соглашаться на это интервью. Было такое впечатление, что все ответы, Собчак у нее клещами вытаскивает. Или, сама Чулпан из себя их вытаскивала и думала только о том, как бы не сболтнуть лишнего.


osip_lenivyi 14 июня 2012 | 19:27

Такое длинное по времени погружение в футбол в данной передаче - совершенно позорное явление. Так как представляет из себя уход от насущных тем. А самыми насущными были - отражение на экранах:
1)уличной и не только активности несогласных.
2)событий в Сирии и в связи с этой трагедией.
Есть же проблемы, с отражением-то!
На таком фоне Чулпан у Ксюши, правда, мелочь. А Медведев у Познера - лёгкий хлеб. К моменту выхода передачи уже столько было сказано за неделю-то. Ну никакой квалификации не нужно, чтобы сказать то, что было сказано в этой "persontv".
-
Про футбол я всё же скажу. "... мне важно понять, кто это забил. Ну и многие другие какие-то подробности, которых я не знаю"- говорит Петровская. Смешно. Почему важно? Что от этого изменится? Тем более, что Петровская мало что понимает, по собств. признанию. Ну запомните как выглядят наши парни. А чего вам иностранцев помнить-то? Соревнования закончатся и для вас эти побробности потеряют всякое значение.
"Не бывает комментаторов, которых любят телевизионные зрители" - заявляет Ларина. Молодость, Ксения, - не порок. А старожилы помнят: Озеров, Синявский, Набутов(старший), Саркисьянц, Маслаченко ... - народные ж были любимцы.
А вот в Германии футбольные телекоментаторы явно не вызывают даже мало-мальски заментного отторжения. И почему надо оценивать явления, которых ты не понимаешь?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире