Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Особое мнение

время выхода в эфир — пн-пт, 17:08 и 19:08
Известные политические журналисты - постоянные участники программы - отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, на интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.
Обычная версия
эфир
07.01.2013 17:08
Особое мнение
Гости:
Леонид Млечин журналист
Ведущие:
фото с сайта Radioportal.ru Сергей Корзун первый главный редактор и основатель радиостанции "Эхо Москвы"
код для блога

(Голосование закончено в 17:43)

С.КОРЗУН: Всех приветствую. Сергей Корзун – ведущий этой программы. И сегодня как обычно бывает по понедельникам в студии Леонид Млечин. Леонид, добрый вечер.

Л.МЛЕЧИН: Добрый вечер.

С.КОРЗУН: С наступившим вас Новым годом.

Л.МЛЕЧИН: И вас тоже с праздниками. И наших слушателей.

С.КОРЗУН: И наших слушателей. Это ваше первое появление на «Эхе Москвы» в этом году. Нет радостней в последнее время новости, чем присуждение российского гражданства великому франко-российскому или даже русско-французскому, русскому актеру французского происхождения Жерару Депардье. Вот он объезжает свои новые владения хотел я сказать, но, в общем, может, и владения, потому что в Мордовии, в городе Саранске, куда он приехал тоже сразу после Сочи, после крепкого рукопожатия с президентом и объятий, даже ему предложили сразу пост министра культуры. Нормально так. Вы бы согласились во Францию поехать, чтобы вас в провинции какой-нибудь, в провинции Коньяк, вот, в области Коньяк назначили министром виноделия?

Л.МЛЕЧИН: Меня не приглашают. Но есть разница между мной и выдающимся актером Депардье. Есть.

С.КОРЗУН: Какая? Объясните.

Л.МЛЕЧИН: Депардье – выдающийся актер мирового класса. И, вообще говоря, видеть его – большое удовольствие. В принципе, мы должны быть благодарны Депардье, а также человеку, который все это придумал, за то, что получили массу удовольствия. Более важного события в эти дни нет, и событие, в общем-то, такое, с позитивной коннотацией, как говорят умные люди.

С.КОРЗУН: Я думаю, кого благодарить? А, не, президента французского, который чуть было не ввел вот этот налог 75-процентный.

Л.МЛЕЧИН: Ну, я думаю, надо благодарить кого-то ближе к нам сидящего.

С.КОРЗУН: Ну, намекните хотя бы, чтобы мы понимали.

Л.МЛЕЧИН: Нет, кто-то это придумал. Я не знаю, кто лично, но можно предположить, что кто-то это придумал и, в общем, идея была, конечно, неплохая. Во-первых, это нас развлекло, во-вторых, это, в общем, позитивная вещь. Я пытался вспомнить и не вспомнил аналогичного случая в нашей истории. У нас было много политъиммигрантов – им, кстати, гражданство не давали. Было, в 20-е, в начале 30-х переселялись к нам целыми группами, в основном, этнического свойства люди – там, словаки переселялись, финны, коммунисты из Германии получали гражданство, это было. Агенты наши по своей или чужой воле провалившиеся тоже получали здесь гражданство, ну, как Филби, Блан, Берджесс, Маклин и другие. И еще были люди такие, чисто пропагандистские. Был такой господин Лакшин, американец, с семьей приехавший сюда. Все случаи не очень удачные, не очень заметные и уж такие, откровенно пропагандистские. А здесь, ну, действительно, пышное событие.

Единственное, что меня, как бы, не покидает. Мне кажется, что когда человек получает паспорт, то он должен получать больше удовольствия чем те, кто его выручает. Или возникает ощущение, что паспорт недорогого стоит.

Я, вот, вспомнил, что Арнольд Шварценеггер, тоже не менее известный чем Депардье актер получил американский паспорт, прожив там 15 лет. Если мне память не изменяет, в тот момент, когда он уже снимался в Терминаторе и собирался жениться на племяннице покойного президента Кеннеди. И только в этот момент по истечении 15 лет не менее выдающийся актер был удостоен американского гражданства. Вместе со всеми (просто есть кадры – я их видел) он приносил присягу как положено, клятву верности США. Он прошел всю эту процедуру, и после этого вместе со всеми (а там довольно много людей) он получил паспорт.

Но возникает ощущение разной стоимости этих паспортов.

С.КОРЗУН: Ну, клятву он почти дал, я напомню, если это можно счесть клятвой. Во-первых, он всегда слушал «Голос России», говорит, Москва, потому что его отец или кто-то из родственников был коммунистом, это раз. И второе, он очень любит президента России. В общем, практически клятва.

Л.МЛЕЧИН: Это замечательно. Нет-нет, но вот это ощущение, что хотелось бы, чтобы наш паспорт тоже был таким же увесистым, чтобы не было ощущения, повторяю, что мы радуемся больше, вручая ему паспорт, чем он, его получая. Вот это немножечко меня, как бы, смутило. Это первое. А второе, как бы, в нашей стране, все-таки, с такими очень социалистическими взглядами возникает ощущение, ну, мы даем приют... Я понимаю и считаю очень важным, когда приют, убежище, про вид на жительство, паспорт получает человек, спасающийся от преследования по политическим особенно соображениям. Вот это замечательно. С моей точки зрения, на паспорт имеют право все наши бывшие сограждане по Советскому Союзу бесспорно.

А, вот, получается, что паспорт получает тот, кто уклоняется от уплаты налогов. У нас в стране одного человека за это укатали лет на 14, по-моему, в далекие края, как раз обвинив его в неуплате налогов (я имею в виду Ходорковского). Странный сигнал может получить наше общество.

С.КОРЗУН: Ну, вот, вы со стороны, как бы, россиян. Ну, Жерар Депардье – теперь тоже можно его считать россиянином. С его стороны, смотрите, все, что нужно человеку... Он, ведь, много не требует для счастья, да? Это вот «Комсомольская правда» пишет: «Все, что мне нужно для счастья, - это дом с прудиком в Мордовии». Представляете, как не много уже ему надо? неужели же не может такая большая страна обеспечить большому актеру маленький домик с маленьким прудиком в Мордовии.

Л.МЛЕЧИН: Нет, он получает, вообще говоря, достаточно, чтобы самостоятельно обеспечить себя и домиком, и всем остальным. Я не думаю, что наша страна должна его чем-то обеспечить. У нас очень много людей, родившихся здесь, которые имеют на это первоочередное право. Уж если говорить о жилье, то у нас масса людей имеет на это право.

С.КОРЗУН: Ну, слушатели уже обратили внимание. И так, я бы не сказал зло, но так, сердито немного спрашивают: «Доколе, пока у нас не хватает квартир, ему сразу в Саранске предложили жилье и дом обещали тоже построить?»

Л.МЛЕЧИН: Вот, знаете, это мы все шутили, а вот это серьезный вопрос. С учетом, действительно, бедственного положения у нас с жильем в стране для многих людей, в том числе пожилого возраста это звучит не смешно. Вот, действительно, кто у нас имеет право на жилье, так это люди пожилые, отдавшие всю свою жизнь нашей стране, очень заслуженных людей (таких много), я уж о ветеранах войны даже сейчас не вспоминаю, которые, конечно, имеют на это право. Это звучит не очень хорошо (такой широкий жест главы республиканской власти). Нехорошо, я думаю.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин с особым мнением. А как вы думаете, потянутся за Жераром Депардье другие? Вот, Брижит Бордо уже заговорила о том, что если двух слоников или гиппопотамчиков, если их немедленно не спасут, то она приедет к великому другу и защитнику животных Владимиру Путину, который сделал, по ее словам, по памяти цитирую, «больше, чем все правительства, все президенты Франции для животных». И с чем она столкнется здесь? – еще вопрос, который многие задают. По поводу защиты животных.

Л.МЛЕЧИН: С чем она столкнется здесь при нашем презрении не только к жизни животных, но и к жизни человека, я об этом не говорю. В принципе, это неплохо было бы. На самом деле, готовность, даже если она произносится в чувствах, это уже неплохо. Все-таки, в прежние времена этого вообще никто не говорил «А поеду-ка я в Советский Союз, там поживу». Этого же никто не делал.

Все-таки, значит, перемены произошли. Это неплохо само по себе. В принципе, это было бы недурно, если бы к нам... Я вообще за то, чтобы к нам люди приезжали. Я вовсе не придерживаюсь этих ксенофобских взглядов, что нам никто не нужен. Наоборот, нам очень нужны люди. Уж я, проведя полгода в поездках в Сибири и на Дальнем Востоке, я уж убедился, что там стопроцентно нужны люди. Но они нам нужны и по эту сторону Уральского хребта тоже. Поэтому я за то, чтобы приезжали.

Такие, конечно, истории, в общем, делают репутацию. В принципе, было бы неплохо. Но домик в Саранске не надо давать – Депардье заработает себе сам.

С.КОРЗУН: Ну и давайте о человеке, в котором все это сходится. Совсем недавно прошла новость, что, будто бы, «Foreign Policy», издание международное известное присудило ему второе место в ранге самых влиятельных людей в мире при том, что первое место не занял никто, после чего редакция открестилась от этого. Но тем не менее, по разным опросам в тройке самых влиятельных людей мира Владимир Владимирович Путин значится. Что это значит, учитывая, что Россия не в первой тройке? Это, действительно, особая роль России, особая роль Путина, которую он приобрел за последние 12 с лишним лет? Что это?

Л.МЛЕЧИН: Ну, я думаю, что он, конечно, входит в число очень влиятельных людей мира, это точно. Во-первых, людей, которые так долго находятся у власти, в принципе, не много. И как правило, это небольшие государства, не вызывающие никакого внимания, ну, там, типа Кубы или Северной Кореи, не очень заметные и не очень влиятельные. Во главе большого государства (а мы – одно из самых больших государств в мире) люди так долго у власти не находятся. Во главе больших государств люди, как правило, не располагают таким огромным объемом полномочий, таким всевластием и такой возможностью определять судьбы людей, какими располагает наш президент. Это точно. Поэтому он, действительно, входит в число одних из самых влиятельных людей.

Вопрос состоит в том, с каким знаком, с какой оценкой это произносится за рубежами нашей родины? У нас часто ошибаются на сей счет. Там, когда появляется на обложке «The Time», у нас принято считать, что это одобрение. Но это не так. Это фиксация по модулю, как в школьные времена говорили, то есть безоценочно. Там был и Сталин, там были и совсем уж малосимпатичные или такие же малосимпатичные фигуры как Сталин. В журнале «The Time» в 1939 году осенью был портрет генерала Фон Браухича, командующего сухопутными войсками, который только что разгромил Польшу. Не потому, что американцам нравился генерал Браухич, но он в тот момент был самой заметной персоной в мире, на Европейском континенте.

С.КОРЗУН: «Без борьбы нет победы» - это он как раз, по-моему, да?

Л.МЛЕЧИН: У него другая есть формула. Он говорил про немецкого солдата «Лучший в мире солдат, вооруженный лучшим в мире оружием, созданным лучшими в мире рабочими». Ну, его слава закончилась под Москвой, вот здесь вот, после контрнаступления под Москвой был снят с должности и на этом его военная карьера закончилась.

Так что появление фотографий или признание самым влиятельным вовсе не означает одобрение деятельности – мы это должны отчетливо понимать. Это признание реальности. Да, и это, действительно, так: Владимир Владимирович Путин наделен (он наделил сам себя) огромной властью на большой территории. Кроме того, Россия достаточно влиятельна вообще в этом регионе, уж в границах бывшего Советского Союза точно.

С.КОРЗУН: Ну что ж, обратимся к другой большой стране, второй экономике мира с некоторых пор, Китаю, нашему соседу.

Л.МЛЕЧИН: Вот-вот и первой станет, говорят.

С.КОРЗУН: Ну, говорят, да. Еще там сколько, десяток лет и, вполне возможно, станет. Пока не на душу населения, но кто знает, как пойдет дальше.

В Китае происходят довольно интересные вещи. Китайские журналисты, как сообщают, устроили забастовку из-за переписанной передовицы. Сотрудники одной из крупнейших газет устроили забастовку против цензуры. Би-Би-Си News сообщала, протест сопровождается митингом у здания редакции в Гуанчжоу. Почти 100 человек принимает участие в забастовке. А суть этого – вмешательство цензоров в новогоднюю публикацию. Редакция предполагала разместить статью о защите конституционного строя, демократии и вообще Конституции. Вместо этого в результате всего газета вышла с передовицей, которая прославляет Компартию Китайской народной республики. Тем более удивительно, что новые руководители уже заявляли о том, что, в общем, они будут как-то, ну, более или менее либерализировать политику, особенно в отношении СМИ. Мы знаем, в принципе, известно, что студенты и молодежь время от времени выходят на улицы Китая с разными протестными акциями – это даже очень интересно. Кадры, когда видно, они своими iPhone’ами там все снимают, протестуют и снимают, и полиция там рядом, и снимают. Но так, чтобы журналисты, можно сказать, орудие пропаганды – это, по-моему, заслуживает внимания. А по-вашему?

Л.МЛЕЧИН: Вы знаете, там очень сложные процессы. Я в ушедшем году 2 раза был в Китае в разных местах. Ну, насчет обещания более либерального отношения к прессе – это, я думаю, наше восприятие. Нет-нет, новое руководство ясно совершенно на съезде партийном заявило, что оно будет продолжать прежнюю линию, то есть то, что называется, социализм с китайским лицом. То есть большая свобода экономической деятельности, но жесткий контроль в политической сфере. Вот это позиция, которую когда-то занял Дэн Сяопин, когда раздавил студенческое восстание на Тяньаньмэнь, на главной площади Пекина. Тогда это было его решение. Он испугался. И я знаю, что мнение разное у наших синологов, в частности, правильно он поступил, неправильно. Некоторые говорят, что, может быть, и правильно, потому что если бы развалилась Компартия, она утратила контроль над этой огромной страной, то там началось бы такое, что всех бы напугало.

Другие говорят, что нет, пошли бы студенты, просто подтолкнули бы страну к политическому развитию, которое все равно необходимо этому государству, чтобы продвинуться вперед. Но так или иначе Дэн Сяопин принял это решение, и с тех пор страна развивается таким вот очень странным образом.

Колоссальные успехи в экономике. Колоссальные. Вот, я не был достаточное количество лет, я, конечно, просто не узнал страну. Она изменилась. Очень много людей, хорошо зарабатывающих. Это не значит, что исчезли бедняки, но их тоже миллионов 100-120. Цифра даже сама по себе страшная (почти население нашей страны). У них просто в разряде бедняков, без работы сидящих, вообще просто без работы. Тем не менее, очень много хорошо зарабатывающих людей. И та задача, которую ставят в степени зажиточности, средней зажиточности и так далее – это все будет выполнено. Все задачи, которые эти люди перед собой ставят, они выполняют, действительно. Вот эта зажиточность, то есть хороший уровень жизни там будет достигнут.

Но беда состоит в том, что Китай сталкивается с колоссальным количеством проблем, которые чисто экономическими методами разрешить невозможно, хотя они и стараются. У них, скажем, катастрофа с экологией и они сейчас обещают это решить, это одно из обещаний съезда.

Вот там масса других проблем, которые без политического движения вперед не получаются.

Прежний премьер-министр, кстати говоря, выступая, сказал, что «нам нужна политическая реформа». Сейчас на съезде этого не звучало. И поэтому ожидание очень многих людей, ну, то, что мы, условно говоря, называем средним классом китайским, китайская интеллигенция такая, либеральная в том числе, их ожидания, в общем, обмануты. И так или иначе это раздражение их и недовольство будет, конечно, выплескиваться. Потому что, ну, степени свободы интеллектуальной не соответствуют высокому уровню этой страны.

Ты когда в Пекине стоишь в некоторых местах... Он же масштабнее Нью-Йорка. Ну, в прямом смысле: такой концентрации небоскребов, такого количества нет в Нью-Йорке. А политическое развитие на ничтожном уровне. Интеллектуальное развитие не происходит, осмысления не происходит, там задавлено довольно сильно. Это противоречие будет их мучить, пока они что-то не придумают. Только непонятно, что придумать, потому что мы знаем: как только разрешается свобода слова, социалистическая система рушится, причем очень быстро. А эти люди не хотят, чтобы она рухнула.

С.КОРЗУН: Так что, возвращаясь к нашей истории, не думаете, что требования забастовщиков будут удовлетворены. Ну, учитывая, что вот это издание многих характеризует как одно из наиболее либеральных среди крупных изданий, распространяется по всей территории страны.

Л.МЛЕЧИН: Это Гуанчжоу, это провинция, где начались экономические реформы, это южная провинция, туда, ближе к Гонконгу. Там начались экономические реформы, (НЕРАЗБОРЧИВО) более продвинутая, естественно, и там более продвинутая публика. Очень продвинута. Она, конечно, хочет другой жизни. Но китайские руководители из нашей истории, советской, конечно, извлекли этот урок: любая либерализация ведет к крушению режима. Они не хотят ни в коем случае. Все, что угодно, только чтобы режим не рухнул – этого они страшно боятся.

Поэтому Китай обречен на такое топтание. В каком-то смысле они достигают своих целей, действительно, ну, просто фантастическое движение. А в какой-то степени они тормозят. Думаю, что ошибочно (я позволю себе заметить). Я был в Гонконге впервые. И вот легко увиделось, как Запад и Восток могут сосуществовать. В нашем же восприятии всегда Запад и Восток несоединимы, то есть всегда, когда что-нибудь обсуждают, говорят «Ну, это как на Западе, что ли? Нет, нам не надо». Вот, на Востоке как на Западе. Абсолютно, потому что это абсолютно западный город с абсолютно западными привычками, но с китайскими лицами. Кстати говоря, другими. Гонконгско-китайские лица сильно отличаются от китайско-китайских лиц, потому что в Гонконге за плечами десятилетия высокой культуры.

С.КОРЗУН: На лицах отражается прямо?

Л.МЛЕЧИН: Совершенно верно. Ну, это другие лица, облагороженные. Ну, потому что есть разница. Вы понимаете, когда люди едут из центральных и северных провинций Китая, люди, которые никогда нигде не учились, в школу не ходили, а работают руками – это, ведь, один взгляд. А если у человека университетское образование в 3-м поколении, это другой взгляд – вот это я имел в виду.

Так вот есть известная формула о соединении русского размаха с американской деловитостью. Вот, в Гонконге я бы так сказал: там соединились неуемное желание и готовность китайцев работать и зарабатывать с британским умением правильно организовывать свою жизнь. И все получилось.

Я к чему? Китайцы на Тайване, китайцы в Сингапуре, китайцы в Гонконге показывают, что колоссальных успехов можно и нужно добиваться там, где есть политическая демократия. Думаю, что Китай основной континентальный может двигаться только в этом направлении и это принесет ему счастье.

С.КОРЗУН: Немножко остается времени до перерыва. Давайте там же рядом замрем еще на минутку. Сообщение о том, что Ким Чен Ын на свой день рождения подарил всем северокорейским детям по килограмму конфет. Пока, собственно, сладости были доставлены самолетами всем детям в возрасте до 10 лет. Ну и жители страны, по сообщениям государственного радио, понятно, встречали самолеты с восторгом. В общем, в это, наверное, можно поверить. Традицию эту заложил, напоминают, в 1980 году Ким Ир Сен. Ранее эта дата являлась в Северной Корее государственным праздником, однако, день рождения Ким Чен Ына (а он приходится на 8 января) такого статуса до сих пор не получил. Пока даже о годе рождения нынешнего лидера КНДР, в общем, продолжаются споры – 1982-й или, там, на год или на два года позже. Ну? Цивилизация проникает там рядом с Китаем?

Л.МЛЕЧИН: Нет-нет. Это несчастная страна абсолютно. Ну, просто по-настоящему несчастная. Я вот книжку про нее сейчас написал, в том числе и про нового молодого человека. Ну, вот, 2 Кореи, вот народ, поделенный пополам, и вот одна страна, и вот другая. Вот, Южная Корея – пример абсолютного успеха, ну, просто невероятного успеха при том, что когда-то эти люди, ведь, были абсолютно неграмотные. Там когда японцы ушли, там не могли найти водителей автобусов и так далее. И колоссальный успех. У них первая машина в 60-х годах появилась. Вообще просто первая – на нее было смешно смотреть. Я видел этот фильм про старые машины – смешно смотреть. А сейчас, вот, вся Москва забита корейскими машинами.

А Северная Корея – это просто катастрофа, это государство, которое продолжает жить в страшных совершенно условиях. Представляете, по килограмму конфет детям – это событие, действительно, потому что они лишены всего, там всё по-прежнему по карточкам распределение происходит, причем в ужасных условиях. Там, ведь, между северными и южнокорейскими детями-сверстниками существует большая разница в возрасте и в весе просто. Хотя, вот, его папа (покойный Ким Чен Ир) велел подрасти. Там конкурсы были. Не знаю как сейчас, при папе покойном были конкурсы, кто больше подрастет. Они не могут подрасти (южнокорейские дети) выше, потому что другое питание, другая экология, другая медицина, другое здравоохранение, другая жизнь стопроцентно. Это просто страна несчастная. Таких стран, между прочим, не так много.

С.КОРЗУН: Оставляем эту тему, есть по ней еще вопросы. Напомню, Леонид Млечин сегодня в «Особом мнении» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. И мы вернемся в студию вскоре после выпуска новостей, то есть через 2, через 3 минуты.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: Напомню, гость сегодняшней программы – Леонид Млечин. Довольно много вопросов еще осталось, в том числе от слушателей. Давайте чуть-чуть по возможности ускоримся. Ну, если важно, то, значит, остановимся на этом. Журналисты узнали имя кандидата на пост главы Пентагона, им будет республиканец Чак Хэйгел. Прокомментируете как-нибудь, нет? Сдают демократы ключевые посты?

Л.МЛЕЧИН: Нет-нет, это для Обамы традиция. Он, ведь, и оставил тогда Гейтса, предыдущего министра обороны. Это очень разумно, потому что это ему обеспечивает некоторым образом...

С.КОРЗУН: В Конгрессе союз.

Л.МЛЕЧИН: Да, это его...

С.КОРЗУН: Большинство, все-таки.

Л.МЛЕЧИН: Да, какую-то поддержку ему создает, ощущение двухпартийности, да. В конце концов, он же не партийный президент, он – президент всей страны, он это демонстрирует. Это нормально, да. Ему нужен человек, который поддержит его в выводе войск, потому что ему надо закончить вывод войск из Афганистана во что бы то ни стало. Этот кандидат на пост министра обороны, будучи сенатором, в свое время поддержал ввод войск в Афганистан, тогда операцию в Афганистане по уничтожению Усамы бен Ладена, но, тем не менее, он – сторонник вывода войск. Это первое. Второе, Обаме нужно проводить сокращение вооруженных сил и военных расходов, ему нужен министр обороны, который это будет поддерживать. Потому что любой министр – он же за интересы своего ведомства радеет. А у этого есть взгляды. Возражать ему будет очень трудно, у него 2 пурпурных сердца за Вьетнам, то есть он отличался личным героизмом. Спорить с такими людьми по военным вопросам генералам будет трудно, потому что он – первый, кстати говоря, участник войны во Вьетнаме на посту министра обороны, лично храбрый. Поэтому у него больше шансов, если его кандидатура пройдет, помочь Обаме сократить вооруженные силы и расходы на вооружение. Как ни странно это звучит в нашей стране, США занимаются именно этим.

С.КОРЗУН: Вас просят высказаться (Норад, в частности) по поводу возможных перспектив развития событий в Венесуэле и Сирии. Ну, давайте Уго Чавес, наверное, вначале.

Л.МЛЕЧИН: Ну, это, видите ли, я крайне сочувствую этому человеку, потому что понятно, чем он болеет, и понятны страдания, которые у него сейчас, респираторная инфекция на фоне того основного заболевания, поминать которое даже не хочется. Это чудовищные страдания и я ему крайне сочувствую. Он – человек молодой, ему и 60 нет, ему 58 лет. Каким бы он ни был политиком, что бы он ни сделал, но мы можем ему только посочувствовать. И боюсь, что те месяцы, которые ему остались, будут для него весьма печальными и грустными.

Что касается того, что там произойдет, по закону, если президент не может исполнять свои обязанности, если он болен, то назначаются новые выборы, в течение 30 дней они должны произойти. Его вице-президент, бывший водитель автобуса, такой, подручный крепкий, достаточно молодой человек во что бы то ни стало хочет этого избежать, они все еще на что-то надеются или хотят оттянуть время. Эта страна, по-моему, с 29 миллионами населения, если я не ошибаюсь, могла бы быть очень богатой. Но беда состоит в том, что там у власти находятся люди, которые, конечно, невероятные демагоги и невероятно умеют завоевывать сердца простых людей, которые плохо разбираются, что происходит, но денежки проезжают мимо людей: они тратят их на что угодно, на оружие, еще на что-то, поэтому это все еще бедная страна.

Если там в результате выборов придут другие люди, представляющие не клан Чавеса, не эту группу, а какие-то другие, более разумные, то страна двинется вперед, потому что все латиноамериканские государства за последние десятилетия, все-таки, от военных диктатур, от таких демагогов, как правило, переходят к нормальным и, все-таки, преуспевающим режимам.

С.КОРЗУН: На ваш взгляд, это клановая история, не история выбора пути, там, социалистического, капиталистического?

Л.МЛЕЧИН: Нет-нет-нет, это именно такие кланы, приходят к власти кланы, группирующиеся вокруг такой, харизматической личности как Чавес. Ну, он же был мастер всего этого. Потом представляете себе, вот он приезжает в парламент, все транслируется по телевидению, стоит охранник у дверей, он говорит «А что ты такой грустный?» Он говорит «Там жена болеет». Он говорит: «Ты отвез в больницу?» - «Нет». Он поворачивается (Чавес) к министру здравоохранения, говорит: «Езжай и лично отвези его жену в больницу. И пока не отвезешь, не говори мне ничего». Ну, это я цитирую, это точно совершенно. И вся страна в изумлении слушает. Хотя, задача президента состоит в том, чтобы на эти деньги нефтяные огромные сделать доступным здравоохранение в стране. Ну, люди об этом, ведь, не подозревают.

С.КОРЗУН: И Сирия. Башар Асад выступил с предложением, в котором, собственно, с кем говорить-то ему? Вроде никого... «Вы их даже не представляете», - сказал он им практически (оппозиции), на что оппозиция, в общем, обиделась.

Л.МЛЕЧИН: Ну, я читал его выступление. Он сказал так, что «есть люди, которые со мной, и те, которые против меня, это враги и наемники иностранных государств». Ну, с кем он собирается беседовать?

Он все еще не представляет себе своего положения, мне кажется, потому что он живет в тоталитарной стране, где вся информация идет от спецслужб, а они ему сообщают только хорошие новости. Поэтому он искренне думает, что там какое-то количество мятежников, которые на деньги иностранцев все это делают. Но уже 2 года это продолжается, уже погибло 60 тысяч человек – это страшная цифра. Ужас состоит в том, что ни один лагерь, ни другой не может добиться победы. И это будет означать, что кровопролитие будет продолжаться, еще там убьют многих людей. И что столь же страшно, радикализация настроений будет такая, что когда кто-то победит (а это будет не Асад), то это будут невероятные радикалы, озлобившиеся в этой гражданской войне до невероятного, и можно себе представить, какой режим они там установят. То есть никакой перспективы хорошей там нет. Он (Асад), если уж так говорить, этот клан управляет Сирией 42 года. Они не исполнили своего долга, они не дали этой стране возможности демократически развиваться. Если бы они это сделали, ведь, этого ничего не было б. Даже восстание 2 года назад началось с миролюбивых, вообще говоря, демонстраций. Он не исполнил своего долга конституционного дать стране возможность развиваться. А теперь это будут люди убивать друг друга и потом будут продолжать убивать, уже и победивши.

Знаете, это все мы ставим перед собой общий вопрос. Вот, в феврале можно было бы отметить 400-летие династии Романовых. И вы знаете что? Поведи себя эти люди по-другому, ведь, сейчас бы здесь висел бы портрет императора или императрицы как в Англии, и это не вызывало бы никаких не только протестов, а, напротив, считалось бы, что это очень неплохо. Но английские короли на протяжении столетия осознавали свой долг или просто были достаточно прагматичны для того, чтобы поступиться то тем, то другим, отступая, и сохранить себя. А, к сожалению, Романовым не хватило этой способности переступить через себя, осознать долг свой перед обществом, и в результате чем это все закончилось? И для них, и для всей страны катастрофой. Их убили, всех почти, ну, кроме того, еще поубивали миллионы людей и бог знает что произошло. То есть когда власть не осознает своего долга, это заканчивается очень плохо. Но ужас состоит в том, что никто же не учится на чужих ошибках.

С.КОРЗУН: Кстати говоря, с удивлением узнал, когда составляли список самых богатых людей с состояниями в пересчете на современные деньги, то единственный россиянин – это был практически Николай Второй. Казалось, что, вроде как, в истории должны были быть люди как-то и побогаче среди монархов российских, ан-нет.

Л.МЛЕЧИН: Нет, ну все было записано на него, все земли и все прочее. Вы знаете что? Я уже по-другому немножко, конечно, смотрю на этих императоров. Ну, даже Николай Первый. Вы знаете, что это был человек, который просыпался рано и весь день работал. И если за столом в дворце к обеду подавали больше 3-х блюд, то он возвращал это назад, потому что он считал, что он должен быть лично скромным, что он обязан трудиться. То есть не все претензии к ним были бы справедливы. Но справедлива одна и главная – они своего долга основного дать возможность стране развиваться не исполнили.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин и это его особое мнение. Леонид Михайлович, несколько вопросов по поводу того, какие фильмы у вас будут следующие? Кто-то что-то пропустил. Чего ждать от вас на экране? Ну, кроме прихода на «Особое мнение», естественно, с регулярностью раз в неделю.

Л.МЛЕЧИН: Вы знаете что? Мы, вот, покажем результаты большой работы колоссальной, связанной с Дальним Востоком и с Сибирью, вот, что происходило с этой частью России в Гражданскую войну, что и как сложилось. В том числе судьба, естественно, и адмирала Колчака, и атамана Семенова каким-то новым взглядом, потому что я привез документы, которые, ну, как-то при всем моем интересе прежде никогда не попадались. Они показывают этих людей немножко иначе, чем мы себе представляем. И кроме того, судьба Дальневосточной республики, которая была в определенном смысле шансом устройства жизни на нашей территории без диктатуры политической, без подавления людей, с нормальной экономикой. Вот почему все эти эксперименты на нашей территории никак не удаются, да? Вы знаете, любое историческое событие в нашей стране такие дает аллюзии и так наталкивает на размышления о сегодняшнем дне, что я всякий раз поражаюсь. Я не нарочно это делаю – это так происходит.

С.КОРЗУН: Когда ожидать?

Л.МЛЕЧИН: Я думаю, что в ближайшее время.

С.КОРЗУН: Какие-то особо важные документы были найдены, эксклюзивные?

Л.МЛЕЧИН: Вы знаете, все вот... Например, атаман Семенов фигурирует как разбойник и негодяй, каким он в сущности, вообще говоря, видимо, и был. Но когда ты читаешь подписанные им приказы о том, что должен быть порядок, что надо наказывать негодяев всяких, ты поражаешься: ну, действительно, так. То есть взгляд наш нуждается в более объемном взгляде на нашу историю.

С.КОРЗУН: Ну что ж? Будем ожидать фильмов, будем ожидать вашего прихода. Через неделю будете здесь?

Л.МЛЕЧИН: Обязательно.

С.КОРЗУН: Леонид Млечин в программе «Особое мнение». Это радио «Эхо Москвы», это телеканал RTVi. Сергей Корзун был с вами в качестве ведущего. Встретимся. Счастливо!
Другие эфиры
22 июля 2014, 19:08
Особое мнение
Гости:
Сергей Бунтман первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
21 июля 2014, 19:08
Особое мнение
Гости:
Константин Ремчуков главный редактор "Независимой газеты"
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1300916

1133040

«Если бы на следующий день после крушения „ Боинга“ Путин узнал, что он должен $50 млрд от имени России, он бы совсем расстроился»

Станислав Белковский о том, пойдет ли президент России на выплату 50 миллиардов долларов




1090015


876074
1106900
795394
1287246
1288620

681013





681012
743643
1178164

Ксения Собчак:  Две глупости и одна подлость

Наше шоу — это говно, но оно такое одно.                          Сергей ШнуровРамзан Кадыров запретил Обаме…
Сказано на свободе
Мы можем с точностью 100% говорить о том, что этот образец вооружения был переправлен с территории России.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы