'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 мая 2012, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день. Это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Александр Проханов. Добрый вечер.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: У нас много сегодня разных тем. Я уже не говорю, сколько тут вопросов пришло на сайт «Эха Москвы» в интернете, и кардиограмма эфира – не забывайте о ней, пожалуйста, можно на сайте тоже найти кнопочку и на нее нажимать, и таким образом выражать отношение к тому, что Александр Проханов будет говорить в ближайшие 30 с чем-то минут.

Я вас хочу спросить вот о чем в самом начале. Вот эти ребята, которые сидели на Чистых Прудах, сегодня переместились на Баррикадную, они вам нравятся? Вы им сочувствуете?

А.ПРОХАНОВ: Нет, они мне не нравятся, я им не сочувствую. Но я и не испытываю к ним никакого раздражения.

О.БЫЧКОВА: А почему нет? Почему так категорично?

А.ПРОХАНОВ: Ну, потому что я, как бы, вырос из возраста, когда люди любят такие игры как салочки или Казаки-разбойники, когда одни гоняют других, когда идет такая… Такие, вот, зайцы скачут по московским газонам.

О.БЫЧКОВА: То есть они вам не нравятся просто потому, что вы их старше в 8 раз.

А.ПРОХАНОВ: Нет, они мне не нравятся, потому что общественное сознание занято чепухой. Просто я в последнее время езжу по очень мощным заводам российским оборонным, и я вижу, что люди собираются на этих заводах для того, чтобы делать гигантские дела, строить космические корабли. А эти люди собираются для бузы.

О.БЫЧКОВА: Но вы же говорили сами в одном из этих эфиров, что Россия – это очень несправедливая страна. Вы это говорили, и я не сомневаюсь в том, что вы это искренне чувствуете. И эти люди тоже именно так это ощущают, и выражают этот протест свой, тот же, который выражаете вы, но по-другому теми способами, которые есть у них.

А.ПРОХАНОВ: Вот эти туристы, которые разбили свой кемпинг у Чистых Прудов, они являются частью другого множества и другого сообщества, гораздо более могущественного, многолюдного, шумного.

О.БЫЧКОВА: Это какого?

А.ПРОХАНОВ: Ну, того, которое заполнило сначала Болотную площадь, потом Проспект Сахарова, потом двинулось в марши, потом устроило бойню на Якиманке.

О.БЫЧКОВА: А бойню – это кто устроил на Якиманке?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно, проклятый режим, это они ворвались…

О.БЫЧКОВА: А вы были на Якиманке, когда там была бойня?

А.ПРОХАНОВ: Вот туда я не пошел.

О.БЫЧКОВА: А я пошла.

А.ПРОХАНОВ: А я не пошел.

О.БЫЧКОВА: А я вам расскажу, кто что устроил. Хотите?

А.ПРОХАНОВ: А вот, валяйте, мне расскажите, тогда это будет особое мнение Ольги Бычковой.

О.БЫЧКОВА: Ну, просто нет, ну, вы говорите неправду и я сразу же возражаю.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю неправду, я говорю, что…

О.БЫЧКОВА: Но вы там не были, вы не знаете, хорошо?

А.ПРОХАНОВ: Я там был визуально. Вернемся к этой теме?

О.БЫЧКОВА: Вернемся, да.

А.ПРОХАНОВ: Что вы все время загораете? Вы будьте спокойны и относитесь к мнению чудака, который случайно пришел, вот, в вашу ассамблею высоколобых и чистых сердцем людей.

О.БЫЧКОВА: Ну давайте, да.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю, что вот эти чистопрудные или, там, чистосердечные, чисторукие люди – они являются частью другого, более огромного, мощного, нарастающего скопища. И в этом скопище присутствуют, может быть, не доминируют, но присутствуют люди, которые мне не просто чужды, а отвратительны.

О.БЫЧКОВА: Например?

А.ПРОХАНОВ: Я этих людей боюсь, я их страшусь.

О.БЫЧКОВА: Ну, например?

А.ПРОХАНОВ: Ну, например, Немцов, например, Рыжков. Я вижу этих людей, которые мучили и пытали меня в течение 20 лет, я вижу людей типа Немцова, который в 20-е годы уничтожал великую советскую цивилизацию. Я вижу циников, я вижу людей, которые восторгались расстрелом моих друзей и меня самого в Доме Советов в 1993 году.

О.БЫЧКОВА: То есть для вас это собрание либералов, которые разрушили вашу страну. Правильно я понимаю?

А.ПРОХАНОВ: Для меня это собрание либералов, которые 20 лет глумились над моим народом, над моей цивилизацией.

О.БЫЧКОВА: Я поняла вас. Можно я теперь вам расскажу как человек, который… Вы же не были на Чистых Прудах тоже, естественно?

А.ПРОХАНОВ: Послушаем эту версию, которая звучала на «Эхо Москвы» раз 600. Послушаем.

О.БЫЧКОВА: Нет-нет-нет, я совсем вам про другую сейчас версию. Я просто хочу вам сообщить (вы не в курсе, наверное), но, например, среди тех людей, которые все это организовывали на Чистых Прудах, всем этим занимались, очень большое место занимали всевозможные левые, разного рода люди, которые вполне себе близки к вам. Я видела там, например, господина Ампилова в воскресенье после прогулки писателей. Он туда пришел и постоял на постаменте памятника Абаю.

А.ПРОХАНОВ: Ну, покрасовался.

О.БЫЧКОВА: Ну, покрасовался. Но он же пришел туда.

А.ПРОХАНОВ: Но я не Ампилов. Ну, Лимонов туда не пришел?

О.БЫЧКОВА: Не знаю.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы же там были.

О.БЫЧКОВА: Но я его не видела, Лимонова.

А.ПРОХАНОВ: Он не пришел, потому что…

О.БЫЧКОВА: Но там были тысячи людей.

А.ПРОХАНОВ: ...потому что ему отвратительно это все.

О.БЫЧКОВА: Возможно, возможно.

А.ПРОХАНОВ: Он не пришел, он – левый, он – суперлевый.

О.БЫЧКОВА: Но лимоновских людей, вот, именно лимоновских я там видела в больших количествах.

А.ПРОХАНОВ: А как вы различаете? По татуировкам, что ли?

О.БЫЧКОВА: Нет, люди, которых я знаю, что они – лимоновские, и с которыми я лично знакома. Ну чего тут говорить-то? Там очень много левых. Это тренд. Это не либеральная история, это очень смешанная история.

А.ПРОХАНОВ: На Болотной площади очень много левых, очень много националистов, очень много тех, кого Шендерович называет «фашистами», а Новодворская – «нациками». Это скопище, это огромный вихрь, это сонм политический.

О.БЫЧКОВА: Нет, я просто хочу сказать, что вот эта концепция…

А.ПРОХАНОВ: Нет, я хочу сказать…

О.БЫЧКОВА: ...которую вы излагаете…

А.ПРОХАНОВ: ...Я просто хочу сказать.

О.БЫЧКОВА: ...она основывается на неверных основаниях.

А.ПРОХАНОВ: Я хочу просто сказать, что эти неверные основания живут в моем сердце как тоска, как страдания, как память об этих палачах, которые расстреливали Дом Советов и моих друзей в 1993 году. Я помню, как в эту трагическую ночь собрались интеллигенты, либеральные интеллигенты, такие как Минкин, Ахеджакова и требовали добить гадину, и выкликали из ночной тьмы ельцинские либеральные танки. И танки пришли. И когда смотрю на этих же людей… Они постарели за это время, их сменили новые, более сочное поколение – я испытываю к ним ужас и страх. Я вижу, что…

О.БЫЧКОВА: Александр Андреевич, картина мира не такая.

А.ПРОХАНОВ: Оля, расскажите мне картину мира, и я потом, в следующем эфире буду ее повторять. Вы хотите переделать картину мира, которая сложилась у меня в результате моей 74-летней жизни, человека, который прошел все, огни и воды? Вы хотите изменить эту картину мира? Эта картина мира связана с тем, что мое государство, великое государство в 1991 году было разрушено этими скотами. И эти скоты, победив, встав рядом с Ельциным, добивали эту страну. Они уничтожали мою культуру, мою интеллигенцию, мои ракеты, мои сельские поля, мои овсы, моих крестьян. И превратили сегодняшнюю мою родину в пустыню, в катастрофу. И они танцуют на костях. И когда я вижу опять этих либералов 1993 года здесь, все остальные либералы, которые окружают их либо льстивой, либо дурацкой толпой, мне чужды и отвратительны. Вот моя картина мира. Вам ее не изменить, Оля. Достаньте паяльник или паяльную лампу, делайте, что хотите со мной. Я таков.

О.БЫЧКОВА: Ой, нет, ну что вы, не дождетесь.

А.ПРОХАНОВ: Тогда перейдем к следующему вопросу.

О.БЫЧКОВА: Нет, мы сейчас перейдем к рекламе, а потом мы перейдем к следующим 10 вопросам…

А.ПРОХАНОВ: А вот тут-то вы и достанете паяльную лампу.

О.БЫЧКОВА: Я надеюсь, что вы не утратите накала и пафоса.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Ну, чтобы Александру Проханову, гостю программы «Особое мнение» было так же не скучно как в предыдущие несколько минут, мы подбросим ему еще одно полешко. Тут многие спрашивают вас, были ли вы, на самом деле, на этой воскресной прогулке писателей, потому что информация поступает противоречивая. Я могу ответить нашим слушателям и зрителям, что там я была тоже, разумеется, как добросовестный журналист, я была везде. И там просто своими глазами видела Александра Проханова, окруженного толпой журналистов и поклонников.

А.ПРОХАНОВ: Да. Значит, уже солгать мне не удастся.

О.БЫЧКОВА: Да, все.

А.ПРОХАНОВ: Я не могу отпираться…

О.БЫЧКОВА: Не можете.

А.ПРОХАНОВ: ...говорить, что я там не был, я держал канапе.

О.БЫЧКОВА: У вас алиби нету.

А.ПРОХАНОВ: Вы отрезали мне путь. Да, я там был. Но я там был не как добросовестный журналист, а как недобросовестный журналист.

О.БЫЧКОВА: Ну, кто же сомневался-то в этом?

А.ПРОХАНОВ: Я пришел в эту среду как журналист или как интеллигент. Я не называю себя писателем, потому что я не числюсь писателем, на «Эхе Москвы» меня называют «журналистом». Какой я писатель? Ну, всего 2 собрания сочинений полных – это разве писатель?

О.БЫЧКОВА: А для вас важно, как на «Эхе» вас числят? Или 2 собрания сочинений? Вы же писатель, ну ладно.

А.ПРОХАНОВ: Я пришел туда как журналист. Мне хотелось подивиться и посмотреть на все это, потому что я прихожу все время и вижу. Это сказали «Стой, смотри». Я видел войны, я видел Горбачева, Ельцина, расстрелы, Белый дом. Я пришел посмотреть на это. И мне это очень понравилось. И я прошел навстречу этой толпе, я не шел вместе с ней по бульвару, не раздавал автографы. Я прошел навстречу как, вот, такой, знаете…

О.БЫЧКОВА: То есть вы пришли на Пушкинскую и ушли потом?

А.ПРОХАНОВ: Я прошел сквозь пушкинскую толпу. Как она двинулась, я двинулся ей навстречу и остановился один у памятника Александру Сергеевичу, оставшись там в одиночестве, тоже с неписателем. Поэтому я там был. Какие еще у вас есть вопросы? Я был там, да. Я был там так же, как в свое время я делал, по-моему, беседу с Чубайсом. И на меня набросились: «Ты делал интервью с Чубайсом?!» Или я делал интервью с Березовским. «Как ты смел делать интервью с Березовским?!» Но, ведь, я делал после этого интервью с Халедом Машалем, с прекрасным лидером Хамаса.

О.БЫЧКОВА: Нет, это мы понимаем. Такая позиция нам абсолютно близка.

А.ПРОХАНОВ: Ну я и пришел туда. Я и пришел туда как исследователь, как наблюдатель. И потом поделился своими впечатлениями с прессой, которая меня окружила.

О.БЫЧКОВА: Да. А потом все говорили, что вы пришли для того, чтобы попытаться дезавуировать свой приход на кровавые кремлевские шекели – я слышала такое мнение.

А.ПРОХАНОВ: Как? На кровавые что?

О.БЫЧКОВА: Судя по тому, что вы говорили…

А.ПРОХАНОВ: На кровавые что?

О.БЫЧКОВА: ...то, что вы говорили в интервью каким-то федеральным каналам. Но я не видела этого.

А.ПРОХАНОВ: А что (НЕРАЗБОРЧИВО) ?

О.БЫЧКОВА: То есть смысл в том, что вам не понравилось с писателями.

А.ПРОХАНОВ: Какие кровавые кремлевские шествия?

О.БЫЧКОВА: Шекели.

А.ПРОХАНОВ: Шекели?

О.БЫЧКОВА: Кремлевские. Кровавые.

А.ПРОХАНОВ: Я получаю шекели на «Эхе Москвы», но они не кровавые, они не в крови, они в лимфе. Это лимфатические деньги.

О.БЫЧКОВА: Они в нектаре и амброзии.

А.ПРОХАНОВ: Ну да. И из этих вот, (НЕРАЗБОРЧИВО) тоже.

О.БЫЧКОВА: Ну, короче говоря, вы не хотите отвечать про писателей.

А.ПРОХАНОВ: Вы меня не спросили. Что вас интересует?

О.БЫЧКОВА: Я вас уже 3 раза спросила, как вам там понравилось? Слушатели вас спрашивают: «Что вы об этом думаете?»

А.ПРОХАНОВ: Я вам сказал, что мне там абсолютно не понравилось.

О.БЫЧКОВА: Не понравилось?

А.ПРОХАНОВ: Нет, абсолютно. Это была достаточно агрессивная толпа, я в свой адрес слышал массу оскорблений. Там на меня чуть ли не с кулаками набрасывались.

О.БЫЧКОВА: Никто там не набрасывался на вас – я видела же все.

А.ПРОХАНОВ: Нет, там набрасывались с кулаками, меня обвиняли в той чудовищной неправде, которую несу на «Эхе Москвы». Я там был среди врагов идеологических. И я выдержал этот напор, я прошел сквозь эту толпу.

О.БЫЧКОВА: Ну, вы – герой просто.

А.ПРОХАНОВ: Ну а кто же я? Я – герой, подвижник и мученик.

О.БЫЧКОВА: Ладно.

А.ПРОХАНОВ: Тем и дорог вам.

О.БЫЧКОВА: Давайте поговорим про еще одну историю, очень странную. Произошло это буквально вчера в Краснодарском крае. Гельман пытался организовать там выставку, очень красивую, надо сказать, вот, просто очень красивую выставку под названием «Icons». Я специально посмотрела все картинки, которые могла найти в интернете. Там, действительно, очень тонкие, очень такие, духовные картины, которые посвящены религиозным сюжетам, исполненные современными средствами и в современном понимании. Даже Всеволод Чаплин сказал, что там нет никакого кощунства и не понял, почему местные казаки или люди, которые были одеты в какие-то такие наряды, не позволили эту выставку открыть и вообще фактически сорвали ее и разгромили. Что за бред, Александр Андреевич?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что вот эти темные, угрюмые русские казаки, люди, которые не понимают красоты иконописи, эта темнота зауральская, которая пришла на выставку изящного…

О.БЫЧКОВА: Краснодарский край – не зауральская.

А.ПРОХАНОВ: ...изящного, тонкого, восхитительного Гельмана, она пришла и, узнав, что это Гельман, увидела развешанные иконы и картины религиозного содержания, она подумала, что сейчас вслед за этим придут люди с топорами и будут рубить эти иконы как это было на всех предшествующих выставках, организованных Гельманом. Поэтому Гельман для вот такой вот национально мыслящей (а казаки – это очень агрессивно национально мыслящая среда) является синонимом русофобии, распада, культуры эпатажа, культуры осквернения. И Гельману, вот даже если он наденет на себя розовую юбочку и скажет, что он выпускник бестужевских курсов, ему уже больше никто не поверит. Гельман – это человек, который, по существу, устроил в Перми вот этот постоянный, довольно жуткий перфоманс дегенеративного вот этого искусства, которое…

О.БЫЧКОВА: А вы там были? Видели? (смеется)

А.ПРОХАНОВ: Оль, ну вы… Вы мне напоминаете следователя трибунала. Да, я там был. Сейчас вышел мой роман, называется «Человек звезды» — я рассказал о том, что я там видел, и как я это все интерпретировал. Я был среди этих красных человечков, я был там, я видел этих гельмановских уродов и видел, как эти потрясающие… Это жульничество, шулерство, как Гельман сумел раскошелить несчастного губернатора, которого сейчас к радости выкинули с этого поста. Он тратил бюджетные деньги на это, извините, на чепуху при нищих детских домах и умирающих онкологических детях. Так делал этот губернатор.

О.БЫЧКОВА: Ну, там не очень много денег было потрачено по сравнению…

А.ПРОХАНОВ: Там было не очень много, но хватило бы на пару приютов и на десяток…

О.БЫЧКОВА: Охотно верю. А во всех других регионах, где нет Гельмана, у нас же там просто понастроено этих самых больниц, детских домов и все решены вопросы.

А.ПРОХАНОВ: Да правильно Гельман делает, что из дураков-губернаторов вытягивает эти последние деньги на свои галереи, нужды и еще бог знает на что. Казачки-то…

О.БЫЧКОВА: Слушайте, Александр Андреевич, вы же писали…

А.ПРОХАНОВ: Но казачки-то наши…

О.БЫЧКОВА: Вы же писали когда-то сами книжки, которые издавались в издательстве, у которого тоже были проблемы.

А.ПРОХАНОВ: Когда это? Что за книжки?

О.БЫЧКОВА: А вы уже забыли об этом?

А.ПРОХАНОВ: Все мои книжки издавались и издаются в издательствах, у которых нет проблем.

О.БЫЧКОВА: «Советский писатель».

А.ПРОХАНОВ: Как только мои книжки появляются в этих издательствах, проблемы у издательств кончаются сразу же.

О.БЫЧКОВА: Вы же говорили вот тут вот тоже в этой студии не очень давно, что вы против каких бы то ни было запретов каких бы то ни было произведений. Ну а это разве не то же самое?

А.ПРОХАНОВ: Ну почему? Если пришли осквернять, там не знаю, Леонардо да Винчи или Мадонну Литту, как же я могу соглашаться с тем, что вот такое искусство, направленное на осквернение, существует, а?

О.БЫЧКОВА: А кто осквернял Мадонну Литту?

А.ПРОХАНОВ: А вот был такой… Как же его?

О.БЫЧКОВА: Нет-нет, вот в данном конкретном случае кто у нас ее осквернял? Гельман тоже?

А.ПРОХАНОВ: Мадонну Литту или Богородицу осквернял художественный мир, который патронируется Гельманом. Он занимается культурой эпатажа и культурой осквернения. Ну, вы же знаете. У меня просто вылезло из головы. Там один… Осмоловский или Омлинский, который своими голыми гениталиями сфотографировался на фоне сгоревшего Дома Советов – он еще дымился, там еще трупы не убрали.

О.БЫЧКОВА: Это осквернение Леонардо или Микеланджело? Кого из них?

А.ПРОХАНОВ: Это осквернение, это преступление против человечности.

О.БЫЧКОВА: Ну?

А.ПРОХАНОВ: Вот я и говорю.

О.БЫЧКОВА: А причем здесь вчерашняя выставка в Краснодаре?

А.ПРОХАНОВ: А потому что Гельман – носитель вот этой культуры. Просто, может, он принес туда, может быть, действительно, какие-то святыни, в чем я сомневаюсь?

О.БЫЧКОВА: Он принес туда хорошие, честные, искренние, очень такие, нежные картины.

А.ПРОХАНОВ: Ну хорошо, ну, нежные. Но это дикие, свирепые казаки. Ну, они просто помнят, как гуляли по станицам, там не знаю, троцкисты и вырезали их курей и отрезали там…

О.БЫЧКОВА: А, то есть нормально. То есть если у человека фамилия – Гельман, ну, он виноват. Да, я поняла.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы знаете, это вы меня обвиняете в ксенофобии. Я молчу. Гельман – человек не с фамилией Гельман, Гельман – человек, который спонсирует искусство осквернения и разрушения русских святынь. Это ему удается. А казаки, среди которых нет искусствоведов, понимаете, это люди, которые рубят лозу и учатся верховой езде с копьями, они когда видят Гельмана и видят плоды рук его, они думают, что это опять какая-то гадость. И я их понимаю.

О.БЫЧКОВА: Вы бы тоже бы так поступили на их месте?

А.ПРОХАНОВ: Да и вы бы поступили…

О.БЫЧКОВА: Нет. Я – нет.

А.ПРОХАНОВ: ...если бы вы любили родину.

О.БЫЧКОВА: Я же, вот, сижу и слушаю вас, например. И ничего.

А.ПРОХАНОВ: Но если бы вы были рядом со мной… Я же заразителен в своих.

О.БЫЧКОВА: Нет, нет.

А.ПРОХАНОВ: То есть вы?..

О.БЫЧКОВА: Слушайте, а это не те же самые, кстати, вот эти вот яростные свирепые, как вы сказали, мужики, казаки, которые много лет наблюдали всякие бандитские бесчинства в Кущевке и как-то не замечали их совершенно на протяжении чуть ли не десятка лет? Вот эти вот яростные свирепые люди, да? Которые сейчас пришли и проявили гражданское мужество, а не просто человеческое мужество, разгромив выставку.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что это те самые казаки, которые, в конце концов, покончили с Кущевкой. Это они.

О.БЫЧКОВА: С Кущевкой казаки покончили? Кто сказал вам?

А.ПРОХАНОВ: Да, казаки, которые покончили с этими бандитами, с этими… Как его? Чапок, Цапок?

О.БЫЧКОВА: Нет, никакие не казаки покончили с этим.

А.ПРОХАНОВ: Это сделали они.

О.БЫЧКОВА: Да бросьте.

А.ПРОХАНОВ: А кто это сделал? А кто это сделал? Это что, сделали ведущие «Эха Москвы»?

О.БЫЧКОВА: Да нет, конечно.

А.ПРОХАНОВ: Это сделали правоохранительные органы, это сделали…

О.БЫЧКОВА: Да. Правоохранительные органы.

А.ПРОХАНОВ: А они кто? Они что, алеуты, что ли? Это люди из местных людей, они же казаки. Это казаческое. А что они, из Вологды? Это иногородние?

О.БЫЧКОВА: Они это сделали как казаки, а не как правоохранительные органы?

А.ПРОХАНОВ: Они это сделали как есаулы, как копьеносцы.

О.БЫЧКОВА: Ой, Александр Андреевич, вы запутались уже. И меня запутали, честное слово.

А.ПРОХАНОВ: Ну вот, слава богу. Наконец-то.

О.БЫЧКОВА: Короче говоря, вы за то, чтобы громили выставки и чтобы заведомо сразу, даже не посмотрев, что на этой выставке, принимали решение, что с ней делать.

А.ПРОХАНОВ: Вы спросили меня объяснить поступок этих казаков. Я объяснил.

О.БЫЧКОВА: Я теперь задаю вам новый вопрос.

А.ПРОХАНОВ: Я за то, чтобы все выставки цвели восхитительными махровыми цветами кроме тех, где показывают, как насилуют моих матерей или мою родину русскую. Вот, против этих выставок я против. И если такие выставки появляются, я первый приду сжигать эти картины.

О.БЫЧКОВА: Но вам же нужно узнать, что там происходит, там насилуют или не насилуют.

А.ПРОХАНОВ: Ну, я приду туда, да. Вы же тоже эту нежность, эту тонкость, эту утонченность, рафинированность этих картин видели только по слайдам?

О.БЫЧКОВА: Ну, конечно. А как? Я не успела смотаться сегодня в Краснодарский край.

А.ПРОХАНОВ: Ну, надо было. Вы же такой, прыткий человек.

О.БЫЧКОВА: Ну, нет, не настолько.

А.ПРОХАНОВ: Надо было слетать…

О.БЫЧКОВА: Не настолько.

А.ПРОХАНОВ: ...на метле туда и обратно.

О.БЫЧКОВА: Но, понимаете, я хотя бы посмотрела картинки. А, вот, другие люди и вы, видимо, тоже считаете, что не обязательно смотреть картинки, а можно просто посмотреть на фамилию куратора и принять сразу все решения.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, я смотрел… Многократно я был на концертах Захарченко, казачьего хора кубанского.

О.БЫЧКОВА: Это, кстати, очень красиво.

А.ПРОХАНОВ: Это грандиозное явление.

О.БЫЧКОВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: И Гельман со своими жалкими потугами, который приехал в эту культуру, где цветут по-настоящему шедевры, песни, танцы…

О.БЫЧКОВА: Да-да-да. Там люди говорили, что он пытается (там не помню, как это было сформулировано) как-то нарушить или разрушить сложившийся традиционный культурный уклад. Ну, 3 копейки этому укладу, с их точки зрения, судя по всему, если его так легко нарушить.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что казаки, которые пришли туда, они – часть вот этой великой культуры Захарченко. Они абсолютно восприимчивы к красоте.

О.БЫЧКОВА: А одно другому ж не мешает?

А.ПРОХАНОВ: Они абсолютно восприимчивы к красоте. Они абсолютно восприимчивы к духовному. И если они запретили эту выставку, не потому, что они…

О.БЫЧКОВА: Значит, они правы и мы должны к ним прислушаться.

А.ПРОХАНОВ: Значит, это их казачий дом и уклад. Они чутки к этому. Нечего к ним соваться. К ним уже однажды сунулись в 20-х годах.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Еще у нас вопрос. Мы начнем, наверное, сейчас обсуждать эту тему. Радко Младич, начался трибунал в Гааге. Вот уже выступил прокурор, сказал, что он таки имеет отношение к этническим чисткам в Боснии. Как вы думаете, будет ли справедливым решение этого трибунала?

А.ПРОХАНОВ: Не знаю. Не мне судить.

О.БЫЧКОВА: Удастся ли ему установить истину?

А.ПРОХАНОВ: Я просто знаю Младича, я просто видел его. Мы сидели с ним над картой. Мы стояли с ним на дороге, на горной дороге, по которой двигались грузовики с волонтерами. И когда он вышел к ним, как они поднимались в кузов и показывали знак «Victory». Я видел, как его обожала армия и каким он был героем сербским. Это я видел.

Я знаю, что сначала с Боснией, потом с Сербской Краиной, потом с Сербией обошлись по-американски – их забомбили. Их забомбили в неолит. Я был на протяжении и того первого периода, когда шло наступление на Сараево, я был там на артиллерийских позициях, обстреливающих Сараево, и я был на мосту через Саву в этот пасхальный день, когда американские крылатые ракеты рвались в Белграде. И поэтому Младич, который сидит сейчас в Гааге, и Караджич – это военнопленные натовских агрессивных контингентов.

О.БЫЧКОВА: Сейчас продолжим эту историю через несколько минут после кратких новостей.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Александр Проханов в этой студии «Эха Москвы» и RTVi. Сетевизор наш работает. Ой, какая кардиограмма эфира. Вы посмотрите. Просто ниже ватерлинии. Вы в аду.

А.ПРОХАНОВ: Я в аду. Орфей спустился в ад, Оля. Орфей в аду.

О.БЫЧКОВА: Только не оборачивайтесь.

А.ПРОХАНОВ: Вы – моя Эвридика.

О.БЫЧКОВА: Нет-нет-нет, нет, извините.

А.ПРОХАНОВ: А, вы – черт, который мучает меня в аду клещами раскаленными, да?

О.БЫЧКОВА: На сковородках, конечно. Сейчас новую достану.

А.ПРОХАНОВ: Давайте-давайте.

О.БЫЧКОВА: Давайте, все-таки, продолжим эту тему про Радко Младича. Вы сказали сейчас, что он и другие обвиняемые в этих преступлениях – не обвиняемые, а военнопленные войск НАТО. Но! Вот, допустим, нет никакого отношения ни к НАТО, ни к Сербии, ни к чему. Но есть факты. Известно, что была война, да? Понятно, что в ней участвовали генералы, понятно, и с той, и с другой стороны. Понятно, что там происходило много плохого в этой войне. Но Радко Младича обвиняют в преступлениях против мирных жителей, в том, что он уничтожал населенные пункты, где жили тысячи людей, уничтожал их целенаправленно, там, снайперы будто бы уничтожали даже целенаправленно детей и так далее. И там огромные жертвы именно среди мирного населения. Вот, как к этому относиться? И можно ли надеяться, что мы выясним, все-таки, делал он это или не делал? Это же важно знать.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что мы не выясним это, потому что Гаагский трибунал – он ангажированный трибунал, он изначально настроен против сербов, которые сидят там на скамье подсудимых. Гаагский трибунал – это политический инструмент уничтожения Сербии и той среды, которая могла бы сделать Сербию сильным, не натовским, не прозападным государством, Сейчас Сербия – это просто такая подметка на башмаке натовском. Просто Младич и Караджич, которые находятся сейчас, повторяю, в плену и им грозит, может, та же участь, которая постигла и Милошевича, то есть смерть, то есть, может быть, мученическая смерть, может быть, отравление (я не знаю, что), они являются уроком для многих политических деятелей, в том числе, я думаю, что и для Путина. Что произошло? Я наблюдал тогда все это, был участником всего этого. Когда я посетил в Белграде Милошевича вот в тот момент, когда уже рвались крылатые ракеты американские, Милошевич сказал тогда мне, что «да, они разрушили нашу инфраструктуру, да, они ведут бесконтактную войну, но наземная операция, которую мы начнем, поставит их на колени. Сербы, югославы в наземных операциях сильнее Гитлера, сильнее нацистов, и мы дадим им бой». И я был в полной уверенности, что состоится этот раунд наземной операции. Но прилетел Черномырдин и уговорил Милошевича согласиться с Дейтоном. И он отказался от наземной операции. И в итоге он умер на скамье подсудимых, поздно, с огромным опозданием сопротивляясь. И если, например, покачнется президентский стул в Москве под воздействием ли этих «болотных» протестантов или в результате очень больших политических и экономических трудностей, которые ожидают Россию уже осенью, и если Путина будут уговаривать оставить свой пост или сдаться на милость европейских гуманных судей, он должен прекрасно понимать, что его будут уводить из Кремля с тихими милостями, журчащими речами, а потом его отведут в Гаагу и с ним обойдутся так же жестоко и страшно, как с Милошевичем.

О.БЫЧКОВА: А что такое?..

А.ПРОХАНОВ: Натовцы, или Запад – это жестокая, циничная и беспощадная структура, которая на наших глазах уничтожила Ирак, уничтожила Ливию, сейчас уничтожает Сирию и готова будет уничтожить Россию. Это враги.

О.БЫЧКОВА: А что такое должно произойти, чтобы кто-то начал уговаривать и уводить Путина в сторону Гааги? Вот, как вы?..

А.ПРОХАНОВ: Ну, надо поговорить с «болотными» — они же все время кричат.

О.БЫЧКОВА: Не-не-не, надо поговорить с вами, потому что вы сейчас об этом сказали.

А.ПРОХАНОВ: Нужно поговорить с «болотными», потому что они все время кричали, что Путина ждет участь Каддафи, что если не то, то то…

О.БЫЧКОВА: Так она его ждет или не ждет в результате?

А.ПРОХАНОВ: Все может быть. Я думаю, что если оранжевая революция, которая идет в России, будет реализована в полном масштабе, то есть если, например, на улицах Москвы прольется кровь, если возникнут трупы… Уже там, на Якиманке кровь пролилась. Но если возникнут трупы, убийства, если будет схватка, если люди будут прорываться через Каменный мост к Кремлю, а им навстречу выкатят пулеметы Кремлевского полка и начнется расстрел, как на Тяньаньмэне (не дай бог это случится), то тогда, конечно, режим, власть, премьер Медведев мягкий очаровательный и Путин жесткий будут демонизированы и, может, они будут психологически разрушены.

О.БЫЧКОВА: Но я хочу вам…

А.ПРОХАНОВ: Не через бомбы. Вряд ли начнут бомбить Москву, потому что у нас есть ПРО, у нас есть перехватчики, у нас есть ядерное оружие.

О.БЫЧКОВА: Ну да. Но я хочу вам напомнить, что на Тяньаньмэне давили танками студентов не потому, что они куда-то рвались, а потому что они сидели-сидели, а потом решили, в конце концов, эту лавочку свернуть и их всех разогнать. То есть они никуда не рвались.

А.ПРОХАНОВ: Ну, я понимаю, что Тяньаньмэнь – это не центральная площадь Пекина, это не площадь государственных учреждений. Их выход не нес в себе политических требований. Это были просто лагерники, они сделали себе тростниковые шалаши и жили там. Это было восстание студентов. И к этому восстанию студентов начали примыкать другие круги. Пекин мог превратиться, вот не знаю, в Москву 13-го года, если такое произойдет. Поэтому китайцы взяли на себя эту миссию жестокую, расстреляли Тяньаньмэнь и началось китайское возрождение.

Мне могут сказать, что в 1993 году Ельцин сделал то же самое – он пригнал танки, расстрелял Дом Советов и началось долгожданное русское возрождение. Ведь, после 1993 года и до сегодняшнего дня Россия превысила свой национальный доход в 600 раз, мы живем в цветущей стране.

О.БЫЧКОВА: Да, нам Путин с Медведевым ровно об этом говорят последнее время без перерыва.

А.ПРОХАНОВ: Я вам говорю о другом, что мы живем в состоянии русской катастрофы, которую устроили нам демократы. 1993-й год, эти либеральные снаряды – они разрушали остатки русского сопротивления перед тем, как сложиться этому чудовищному олигархическому укладу, воровскому и мерзкому. Это все сделали люди, близкие к Ельцину, и он это сделал. Поэтому я их ненавижу, я вижу их кровавые белки, налитые кровью. Поэтому я и говорю, что то, что происходит сейчас в Гааге с Младичем и с Караджичем, это продолжение трагедии Милошевича, и эта трагедия должна быть понятна и близка людям, сидящим в Кремле. Они должны на нее реагировать. Как они на нее будут реагировать, не знаю – это вопрос их воли и интеллекта.

О.БЫЧКОВА: А она должна быть им понятна и близка почему? Потому что они тоже могут там оказаться? Или по другой причине?

А.ПРОХАНОВ: Потому что Запад льстив, Запад обволакивает, он бархатный, Запад будет с ними… И сейчас с ними работает как с друзьями, он их очаровывает, он будет их уговаривать. Вот, Медведев готов пойти на комплименты Запада. Я думаю, что Путин – нет. Вот, он не поехал в Америку, а решил поехать…

О.БЫЧКОВА: Правильно сделал?

А.ПРОХАНОВ: М?

О.БЫЧКОВА: Правильно сделал?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я думаю, что с точки зрения Путина правильно. Что там? Америка, которая поливала его грязью, которая устами Хиллари, по существу, в предвыборной кампании гнобила, казнила его, не признавала выборы легитимными. Если бы он поехал туда, он был бы просто тряпкой. Это поступок человека, который знает цену оскорблениям.

О.БЫЧКОВА: М-м…

А.ПРОХАНОВ: Ну вот, и я так же. Да. Вот-вот.

О.БЫЧКОВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Так что осторожней со мной.

О.БЫЧКОВА: Осторожней с вами, конечно. Естественно.

А.ПРОХАНОВ: Язычок-то прикусите.

О.БЫЧКОВА: То есть вы-то считаете, что выборы были легитимные и все, что сейчас происходит… Нет, я не понимаю, вы только что говорили, что у нас воровская там, такая, такая, ужасная власть. И тут же вы говорите, что Путин – молодец и выборы были легитимными. Не понимаю.

А.ПРОХАНОВ: Конечно, нелегитимные выборы и выставка «Icons» Гельмана, а также удивительные просвещенные интеллигенты – это одна и та же тема. Это разные совершенно темы, которые, конечно, интегрируются в один кошмар, который ожидает Россию.

О.БЫЧКОВА: Власть – хорошая или воровская? Выборы – легитимные или воровские? Скажите, пожалуйста. Вы определитесь как-то. А то у вас на каждый сюжет другое мнение.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы записывайте-записывайте.

О.БЫЧКОВА: Тут записывается – вы не волнуйтесь.

А.ПРОХАНОВ: Власть, тире, воровская.

О.БЫЧКОВА: Но легитимная?

А.ПРОХАНОВ: Власть, тире, противная. Власть, тире, почти обречена. Уничтожение власти так, как ее планируют уничтожить господа Немцовы, это катастрофа для России. Потому что и советская власть времен Горбачева была кошмарная. Но когда они ее уничтожили, они вместе с ней уничтожили цивилизацию. И стоило только России за эти 20 лет чуть-чуть, чуть-чуть абсолютно, ну, в микроскопических дозах структурироваться как стране, как государству, ее опять грызут и уничтожают. И они ее уничтожат. И вот эти все либералы, которые сегодня сидят на Чистых Прудах и точат лясы… Я не знаю, кто их будет убивать и насиловать, этих милых девочек как это произошло после 1991 года? Знаете, какое количество либерально мыслящих демократических людей после 1991 года сказали «Что мы наделали? Какой ужас мы совершили?»? Это все произойдет и теперь, но, увы, будет поздно.

О.БЫЧКОВА: Бута надо вернуть в Россию?

А.ПРОХАНОВ: Надо.

О.БЫЧКОВА: США, вот, министр юстиции сказал, что они готовы рассмотреть возможный запрос российской стороны при наличии запроса. Будет запрос?

А.ПРОХАНОВ: Бут – это не рядовой узник США. Потому что в американских тюрьмах довольно много русских людей сидит. Это, там я не знаю, и бандиты, и сутенеры, и лукавцы экономические, и их никто особенно не старается вытащить оттуда. Совершил преступление – суди.

А Бут – это государственный человек. Это человек, я не знаю точно как бы его задание, но я абсолютно убежден, что человек, не чуждый российскому государству. И то, что он делал на рынках международных, и то, что ему поручили делать, это связано с национальными интересами России.

О.БЫЧКОВА: Путин ляжет костьми, чтобы вытащить Бута из американских застенок?

А.ПРОХАНОВ: Вы помните, он лег костьми, чтобы вытащить тех троих, которые взорвали Яндарбиева?

О.БЫЧКОВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, он будет делать то же самое. Если он вытащил вот этих вот модниц, которые провалились в США, эти странные агенты-нелегалы, которые провалились, потом стали топ-моделями у нас здесь в России. Он тоже лег костьми. Он ляжет костьми, чтобы вытащить Бута. Тем более, что это можно сделать, потому что я знаю, что в российских тюрьмах есть целый комплект американцев, тех же, может быть, военных в чине майора или там…

О.БЫЧКОВА: То есть, есть, на кого менять, короче говоря.

А.ПРОХАНОВ: М?

О.БЫЧКОВА: По вашим сведениям, есть на кого менять?

А.ПРОХАНОВ: Есть, на кого менять. И я очень жду, что это произойдет как можно скорее.

О.БЫЧКОВА: Александр Проханов был в программе «Особое мнение». Спасибо вам.

Комментарии

707

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

ghostdog 17 мая 2012 | 01:56

А щас уж сиди у просранной отчизны. Выступай против Узбекистана, Киргизии и Казахстана. Воюй с Грузией. Пихай Литве и Латвии. Юэсэй и не снилось. Молодцы, "патриоты".


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

wowen 17 мая 2012 | 09:52

Интересно, а правда, что есть в России новые заводы или это государственная тайна.


pedestrian 18 мая 2012 | 18:11

---Старый конь борозды не портит -Проханов еще раз подтвердил эту истину и был, как всегда, на высоте."Умывает" эховских журналюшек- Бычкову и Самсонову одну за другой, как бы они не пыжились.Только слепой и глухой не видит их профессионального фиаско из эфира в эфир. Именно Проханов мог бы сделать этот факт еще более очевидным, если бы не брезговал приемами, которыми манипулируют эти особы.Да и цель у него другая - диалог с аудиторией, которая ждет ЕГО мнения, а не вывертов двух выскочек. Александр Андреевич, с уважением и благодарностью за Ваш труд,ДВ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире