'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 февраля 2012, 17:08

С.КОРЗУН: Всем доброго вечера. 23 февраля, в Москве 17:08, это программа «Особое мнение», Сергей Корзун – ее сегодняшний ведущий, мой сегодняшний гость – Виктор Шендерович. Добрый вечер.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Добрый вечер.

С.КОРЗУН: С праздником вас, Виктор Анатольевич. Слушатель присоединяется, Триад: «Поздравляю с Днем защитника отечества. С удовольствием читал ваши заметки о вашей службе в армии. Очень похоже, очень знакомо».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, я не могу считать этот праздник своим, я – хреновый защитник отечества. Отечество я там не защищал, я был рабом, как и другие миллионы призванных, да? «Мобилизованных и призванных». Я был рабом. Я обрывал листву к приезду в наш образцовый полк маршала Устинова, я драил плац, я там драил что-то еще, я грузил шкафы какому-то полковнику, меня возили… Это было, так сказать, нормальное призывное рабство. Каким образом я там защищал отечество эти полтора года? — я недоумеваю.

С.КОРЗУН: Нет, ну, видимо, не было других угроз кроме приезда маршала Устинова, поэтому защита отечества…

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это была самая реальная угроза для начальства.

С.КОРЗУН: Ну, сейчас-то угроза есть, и сегодня…

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, приезда Устинова – нет, нет… (все смеются)

С.КОРЗУН: Сегодня премьер-министр, собственно, и в какой-то степени приватизировал в кавычках этот праздник День защитника отечества, сказав, что надо отечество снова защищать. Есть ли серьезные угрозы сегодня?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да они до кучи приватизировали и героев 1941 года, и героев 1812 года. Они приватизировали все. Вот это самое главное, что сегодня, можно сказать, произошло. Они говорят от имени России! Они себе давно приватизировали это слово и все святые имена. И они ничего не могут предъявить кроме этого. То есть, их единственный шанс – это присосаться как пиявочки к большому телу русской истории — и стать одним телом. Эта пиявочка становится одним телом в этот момент. И, вот, они присосались. И, вот, теперь он напитывается этой кровью. Своей нету, да? — свой-то уже ботокс. И нечего предъявить по сути вопросов персональных, которые ему заданы. И по огромному количеству фактов про ложь и коррупцию — нечего предъявить. Можно только Лермонтовым подпитаться. «Умремте ж под Москвой». Кстати, с нетерпением жду, когда это все… Он их призвал прям там: «умремте ж, — говорит, — под Москвой». Наверное, всеми Лужниками поехали куда-нибудь в Химки, не знаю… Но ничего, кроме этого они предъявить не могут. Вот — они приватизировали героев 1812 года, героев 1941 года, да? «Победа будет за нами, враг будет разбит». Они бьют по самым таким, ностальгическим слезным точкам — таким, волнующим, да? Они присоединяются к этому объему. Вот эта пиявочка повисла на этом теле и она теперь – Россия. Да? Вот, очень красивое зрелище было. И очень поучительное. Потому что — ничего кроме этого, обрати внимание! Ничего кроме этого. Они объявили себя защитниками отечества – и хана. И все, кто кроме них… И, разумеется, все, кто против них, — это враги отечества! Ну, это знак равенства уже…

С.КОРЗУН: Сегодня большой митинговый день, скажем так. Помимо митинга в Лужниках от 80 до 130 тысяч (очень-очень солидный), еще как минимум там 2 митинга Зюганов и Жириновский, по-моему. И еще митинг Кургиняна (нашел и о нем упоминание), около тысячи человек на ВДНХ, соответственно, под его лозунгами.

Но поступило сообщение от агентства Интерфакс со ссылкой на депутата Госдумы, заведующего Кафедрой политологии Российского экономического университета Владимира Бурматова. Цитирую: «Митинг в Лужниках демонстрирует, что улица полностью перехвачена сторонниками Путина».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Как его фамилия? Как его фамилия? Это из Госдумы Бурматов?

С.КОРЗУН: Бурматов, да, из Госдумы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это тот, который тушил пожары в фотошопе? Этот, да? А, ну понятно. Это серьезный эксперт. Вот, собственно, фотошоп – это очень, так сказать, точный образ ко всему тому, что происходит. Как он сказал? Как формулировка?

С.КОРЗУН: Дословно еще раз: «Митинг в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина в Лужниках свидетельствует о потери оппозицией уличной активности».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Значит, про улицу ничего не знаю. Власть победила в области финансирования и в области репрессивных инструментов… в некотором количестве пыточных инструментов. Интернет заполнен, да? — там я только прочел десятки, на самом деле, их, конечно, сотни и тысячи – документов о том, как отовсюду под угрозой страшных санкций, либо за деньги — прямо на сайте «массовка», да? Узбеки, не узбеки там — в огромном количестве. Либо под угрозами репрессий – исключений и так далее, и так далее… Значит, я тебе хочу сказать. Это вообще нельзя рассматривать в каких-то терминах европейской политики, «кто перехватил улицу», да? В Северной Корее по свистку собирается миллион, да? Это не значит, что они за очередного своего Кима. Это свидетельствует только о крайней убогости общественной жизни и бесстыжести административного аппарата. Все! И беспомощности общества. Ни о какой политике вообще тут говорить не приходится. Политика – это вот когда мы от этих 130 тысяч (или сколько там они объявили), когда мы отсечем всех убогих, согнанных поневоле — или за деньги согнанных; или этот Уралвагонзавод, который поддержал Путина за очередные миллиарды бюджетные, которые в их прорву вкачали бессмысленную, производящую танки, которые не годятся Генштабу… Вот, они только что получили очередные миллиарды, и на наши с тобой деньги, Сереж, приехало 700 человек железными дорогами — «от имени народа» поддержать Путина. Баш на баш, да? Поизображать народ. Значит, когда мы отсечем всю эту халяву, с одной стороны, и с другой стороны, всех просто вассалов напуганных, вот тогда мы сравнимся улицами…

С.КОРЗУН: А сколько останется?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А я не знаю.

С.КОРЗУН: По вашим прикидкам? У нас проводился опрос, звонили в эфир «Эха Москвы» слушатели «Эха Москвы», и среди них, ну так, навскидку (я ехал слушал), ну, примерно половина говорили, что их не сгоняли, а пришли они вполне себе сознательно и добровольно.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, замечательно.

С.КОРЗУН: Если 130 поделить на 2, внушительная цифра тоже.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет: предположим! Но это мы с тобой фантазируем. Вот, про Болотную, Сахарова мы можем сказать, что эти люди были там, эти люди пришли сами, не свезенные, не за деньги, не напуганные и так далее. Тут мы можем говорить что-то определенное. Здесь… — ты же видел. Успел посмотреть съемочку, да? Унылое зрелище. Вот это «Ура…» такое, да? Хотя, там Губерниев заводил как на боксе, да? «Владимир Путин!» Да? Вот это все позорище спортивное. Ничего не помогало. Уныло. И он-то был унылый и зажатый, да? Из искренних человек я там увидел Михаила Леонтьева, но эта уже искренность, действительно, на грани психиатрии такая. Потому что то, что он говорил — вот эта вот отсылка к Великой Отечественной войне… «Враг будет разбит, победа будет за нами». Кто фашист, Миш? Улицкая? Парфенов? Акунин? Вообще, надо меньше говорить и чаще закусывать. Это ужасно. Эта апелляция, эта подпитка… Кто давал право? Где патент, да? Ополченцы, погибшие под Москвой… Кто давал право вот такие параллели проводить? Ну ладно, бог с ним, это я отвлекся. Так вот, конечно, есть искренние. Есть искренние. Да, в нормальном государстве, собственно говоря, в равных условиях выборы должны быть не только равными и честными, они должны быть еще — свободными. То есть имеется в виду, что мы уверены, что люди выражают свое мнение — свободно. Вот, когда (но это будет не при Путине, разумеется) удастся добиться, чтобы люди выражали свое мнение свободно, — вот когда, допустим, сторонники Путина окажутся в оппозиции, а у власти будут те, кто не будут исключать из институтов и давить, и арестовывать, и прессовать, и отнимать бизнесы за поддержку не того кандидата, — вот тогда мы выясним, сколько, действительно, людей ЕГО поддерживают! Пока что мы видим толпу унылых вассалов и толпу бодрых вассалов (которым заплатили), да? Унылых вассалов, которых согнали на страхе, и бодрых вассалов, которым бабок дали прокатиться в Москву нахаляву. А замечательное свидетельство – попытка побега же была! Вот, радио «Свобода», корреспондент там передает, что люди пытались с шествия прорваться к метро. Полиция не пускала – все, работай! «Работать-работать, в Лужники, создавать численность». Это же все делается для телевидения, это же все делается для Останкино. Это ж всей стране уже показывается — уже, не дожидаясь вечерних новостей. Вот, это главная мысль, что «ребята, Путин уже победил, за него, видишь, сколько!» Все это, конечно, не имеет никакого отношения к выборам, еще раз.

С.КОРЗУН: Но это не так? Путин не победит на выборах?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Какие?.. Не, выборов никаких не будет – он себя вот таким же унылым вассальным образом, да… Значит, эта корпорация объявит себя победительницей, вот и все.

С.КОРЗУН: То есть все вопросы про того, за кого голосовать и прочие, обращенные к вам, это не имеет значения?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, не-не-не, это имеет значение, это имеет значение. Наша задача, как сформулировал замечательно Сережа Пархоменко (с удовольствием его процитирую): он победит, но он будет голый и скользкий. И все увидят, что он голый, скользкий и противный. Наша задача в том, чтобы он потратил на свою лживую победу максимальное количество административного ресурса и как можно больше опозорился. Ему уже свистят стадионы, да? И уже, так сказать, никакого энтузиазма нет. Еще меньше будет. Вот, единственное, что мы можем сделать в этой ситуации. Конечно, нет, надо а) ни одного голоса Путину; стараться усложнить им работу. Поскольку они поставили задачу на первый тур и ее выполнят — и нет никаких сомнений, что поскольку считать будет Чуров, задача будет выполнена, но размер фальсификаций будет ужасающим. Они будут попадаться, они все равно объявят себя победителями, но они еще наедятся позора, они наедятся собственного дерьма очень хорошо. Наша задача – чтобы они поели его больше, этого дерьма.

С.КОРЗУН: К выборам еще вернемся, останемся пока в районе митингов. Что это значит? Что оппозиционные митинги будут сокращаться? Ну, мы увидели, что власть легко может вывести на улицы порядка 100 тысяч человек, заполнить московские улицы. Тем или иным способом. Что оппозиция может сделать или должна сделать в этой ситуации? Вывести 200?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, конечно, чем больше, тем лучше, действительно. Потому что в какой-то критический момент, когда кончится административный ресурс (а он истончается, да?) Это же вопрос такой… Ну, динамика происходит на наших глазах и динамика, конечно, не в их пользу, стратегически. Вообще, конечно, исторически — все это заканчивается. То, что мы видели, это агония. Это такая шумная торжественная агония, потому что никакой идеологии за ним нет, никакой поддержки нет, ничего кроме подкупа и угроз, и шантажа, — ничего нет, да? Поэтому стратегически все будет… Просто все будет так идти… медленно. Мы, может быть, ожидали, что все прямо так за месяц. Нет, не за месяц. Длиннее.

С.КОРЗУН: А за сколько?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Не знаю. Не знаю, не мое дело. Не важно загадывать. Важно вот что. Важно, что в какой-то важный момент, когда, действительно, улица будет решать (ну, улица, я надеюсь, в цивилизованном смысле – не в смысле погром на погром, а, вот, масса на массу, человеческая масса, да?), то в этот момент считаться будут только те люди, которые выходят сами. Потому что эти, как только кончатся пыточные инструменты там и шантаж, и кончится финансирование нахаляву… — ну, выйдет Леонтьев с Кургиняном, может быть, еще там члены семьи. Не знаю. Кто-то выйдет. Нет, я знаю еще несколько человек, которые за Путина идеологически! И я даже знаю несколько очень приличных человек, которые за Путина идеологически. Ну, они, так сказать, такие, прекрасные, замечательные люди… — они нагрузили Путина своей болью за Россию и так далее. Это отдельный вопрос. Но выяснится это, когда схлынет эта массовка убогая.

С.КОРЗУН: Но что, денег мало, что ли, в России? Или цены на нефть должны упасть? Вообще, вот, как всегда говорили, когда это закончится, когда цены на нефть упадут?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Мы не знаем, мы не знаем. Там кроме цен на нефть еще есть очень много факторов. Бессмысленно загадывать. Важно нам не отвлекаться на эту массовку. Эта массовка очень шумная. Вот, очень важно противопоставить ей… вот, объяснить, попытаться объяснить, действительно, десяткам миллионов людей в России, которых сегодняшняя программа «Время» парализует… — потому что они ж не увидят, не узнают ничего про Уралвагонзавод и про взяточничество, и про побеги унылых вассалов, да? Им покажут конфетку. Уж это-то Эрнст с компанией умеют. Им покажут блестящую конфетку, где не будет даже видно запинок Путина, да? Все отмонтируют как… У Брежнева был там анекдот, да? — когда он ронял, награждая Лапина, он ронял все время орден и Лапин его все успокаивал: все будет хорошо – наши все вырежут. Да? Все вырежут, все будет прекрасно. И будет, ну, сотеннотысячная поддержка Путина, огромная.

С.КОРЗУН: Показывали уже дневной выпуск.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Уже. Конечно-конечно. Вот, очень важно объяснить, просто объяснить людям. Ну, спокойно объяснить им, просто показать факты, да? Показать другие съемки, показать… Там же  много корреспондентов работало, много свидетельств есть и так далее. Показать, чтобы людей это не парализовало, чтобы они понимали, что они имеют дело с наперсточниками. Ну, у наперсточников очень серьезные ресурсы финансовые, организационные. Очень серьезные. Но чтобы люди понимали, что на это не стоит отвлекаться даже, да? Надо заниматься собой. Если мы будем в порядке, то их ресурс очень скоро закончится.

С.КОРЗУН: Напомню, Виктор Шендерович – гость программы «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Отвлечемся на время от политики, вернемся к ней. Хотя, все так или иначе крутится вокруг политики. С интересом и с удовольствием прочитал талантливый пост вчерашний вас (ну, вчера он появился, по крайней мере, в блоге «Эха Москвы») по поводу телевизионной программы, то, что давно вы не читали советских газет, перефразирую.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да. А тут пришлось, да.

С.КОРЗУН: А тут взглянули.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Взглянул. Страшное дело.

С.КОРЗУН: Идет такой, мощный наезд на Петра Толстого с его программой.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, это не наезд – это анализ. Это анализ.

С.КОРЗУН: Вопрос у меня в другом. Пост этот можно, естественно, прочитать и повторять его, думаю, что мы не будем. Идея общественного телевидения, несколько вопросов было от слушателей по этому поводу. Решит ли общественное телевидение эту проблему? И как оно именно решит? Это, значит, одна тема, а рядом сидят Петр Толстой и Виктор Шендерович, и обсуждают каждый со своей точки зрения?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, зачем? Мы, наверное, не будем… Ну, в 90-е годы мы это проходили. Мы не будем, наверное, сидеть рядом с Петром Толстым – это равное удовольствие для обоих, я думаю, да? Просто на соседней кнопке. Не обязательно я — ну, там будет, допустим, Петр Толстой, а на соседней кнопке федерального же телевидения, допустим, Сергей Пархоменко.

С.КОРЗУН: Ну подождите. Если одно телевидение, то как оно может дать объективную картину? Или это телевидение должно быть оппозиционное? Я об общественном телевидении говорю, именно об идее общественного телевидения.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Как площадка, — то, как работает сейчас «Эхо Москвы». Я вот отсюда уйду, через пару часиков придет ведь кто-нибудь, да?

С.КОРЗУН: Придет.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Придет. Ну вот. Вот вам и вся структура работы. И сядет на мое же место и будет нести что-то совершенно противоположное. Да? Как я сейчас несу противоположное ему. Значит, вот, пожалуйста. Просто некоторая площадка, где значимые проблемы могут быть обсуждены с… А есть и формат «Клинча» как и здесь есть, да? Есть формат «Народ против», есть формат диалогический, есть форматы монологические. Есть информация, а не пропаганда, как я указал. И в информации указывается все. И на сайте появляются, опять-таки, все, имеющие… Ну, не все, конечно (те, кто ловят зеленых человечков, не появляются), но все, представляющие какую-то важную позицию, по крайней мере, общественно-значимую в диапазоне от Новодворской до Проханова — пожалуйста, от меня до Шевченко — на здоровье. Это и есть прообраз телевидения. Только не радио на, так сказать, некоторое количество сотен тысяч, а телевидение на некоторое количество десятков миллионов — как это было, собственно говоря. Вот и все.

С.КОРЗУН: Ну, рейтинг – это уже будут определять слушатели и зрители, и те, кто смотрит.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А дальше – пожалуйста. Вот там чего-то за моей спиной мелькает – вот дальше…

С.КОРЗУН: Не исключено, что сериалы получат гораздо более высокую аудиторию, чем вот эти общественно-политические программы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это — в разные времена! В мирные времена – сериалы, а в переломные времена такого рода шоу будут… Вот, знаешь, я рассказывал эту историю. Когда были выборы во Франции (я чуть не сказал «в которых я участвовал»), которые я наблюдал. Когда Саркози победил госпожу Руаяль, я в это время был во Франции и наблюдал их последние дебаты. В этот день был полуфинал Лиги чемпионов, я с трудом нашел место, где посмотреть полуфинал Лиги чемпионов. Вся Франция (футбольная держава вполне, да?) переключилась на дебаты госпожи Руаяль с господином Саркози. Трехчасовые дебаты.

С.КОРЗУН: Ну, французы – известные баламуты. Они и забастовки по каждому поводу устраивают.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Они прилипли так, что в этот день побили всякую Лигу чемпионов — дебаты. Там, где есть политика… Просто, извини, на дебаты Жириновского с Зюгановым ты особенно, я думаю, никого не заманишь, да? А когда есть реальная интрига, реальные выборы, реальные, а не допущенные администрацией карликовые кандидаты — огромный будет интерес к политике. Я тебе — про рейтинги… Простая история. Вот я работал когда-то на телекомпании НТВ, царствие ей небесное, да? Вот, у нас был там рейтинг информационных наших программ — он был там примерно в полтора раза выше информационных программ Первого, второго канала. Когда что-нибудь случалось важное, то рейтинг подскакивал — в 2-2,5 раза был выше рейтинг! Почему? Когда что-то случалось, люди хотели узнать, что случилось — и шли, разумеется, на НТВ, потому что знали, что НТВ точно расскажет, что случилось, и даст все точки зрения. Вот ответ на твой вопрос.

В мирные времена, когда ничего не случается, — пониженный градус. Когда что-то случается, все как миленькие придут слушать и смотреть!

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович, напомню, гость программы «Особое мнение». Раз уж упомянули о дебатах, есть тут вопросы, касающиеся, ну, пожалуй, самого крупного открытия последнего времени, телевизионного открытия и радио его открытия это сестры Прохорова.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да.

С.КОРЗУН: Ирины, да?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да.

С.КОРЗУН: И вас спрашивают: «Изменилось ли ваше отношение к самому высокому кандидату после ярких выступлений его сестры Ирины Прохоровой?» Вы самого Прохорова не особо жаловали, насколько я знаю.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Сестру я знаю, чрезвычайно уважаю, высоко ее ценю. Да. Замечательная Ирина Прохорова, которую я знал задолго… Собственно, я с братом-то как раз лично не знаком, а с ней лично знаком. И баш на баш не махнусь, надо сказать. Замечательное она, так сказать… — прекрасное впечатление производит! Прохоров тоже, между прочим, у Познера довольно внятно отвечал на вопросы. Там есть один вопрос, который мне кажется очень важным. Это вопрос о его независимости, о реальной его независимости. На этот вопрос пока я не могу ответить, к сожалению, положительно, — потому что он ничем не опроверг, он ничем не объяснил свою готовность работать в правительстве Путина, свою фразу о том, что только Путин может руководить Россией и так далее… Он очень уязвим; думаю, что он это сам прекрасно понимает. Я сейчас не говорю о его желании. Он мог войти во вкус — он, действительно, говорит довольно внятные вещи, и уж из того списка кандидатов, который есть, уж если за кого-то голосовать, то, разумеется, за Прохорова. Это очевидно. Дальше только вопрос в том… И я думаю, что в первом туре я запросто за него могу и проголосовать. Вопрос только в том, что даже если предположить, что он бы вышел во второй тур, дальше — я абсолютно убежден, что он на таком крючке! И он это знает… Печаль в его глазах, как мне кажется, говорит о том, что он прекрасно понимает, на каком он крючке и что с ним сделают пятого числа, если он вдруг захочет пойти в свободное плавание и сделать вид, что этого крючка нет.

С.КОРЗУН: Минута у нас до перерыва, успею задать еще один вопрос от слушателя. «В декабре мы от вас, господин Шендерович, слышали, что Явлинский – путинский спойлер, раз идет на выборы. А тут я увидел вас на ТВ на «Сов.Секретно», где вы единороссам кричали, что вашего кандидата сняли с пробега».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, разумеется.

С.КОРЗУН: Как прокомментируете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Разумеется. Во-первых, меняется ситуация. Явлинский, очевидно, — а особенно после истории с выборами, на которых его так банально кинули, — через какое-то время он… Если говорить о возможности за кого-то проголосовать, то из тех, кто был заявлен на старте — да! Явлинский, — в отличие от Прохорова, у него есть возможность быть независимым. Он – независимый политик, известный политик, у него нет в животе тех крючков, которые есть у Прохорова, да? И поэтому, разумеется, в этом раскладе я бы голосовал за Явлинского, — который, безусловно, и идеологически мой кандидат.

С.КОРЗУН: Но он уже перестал быть спойлером в ваших глазах.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Вы второй раз подряд задаете мне «на флажке» вопросы на диссертацию. Давайте после рекламы я подробно на это отвечу.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович. Вернемся в эту студию после новостей на «Эхе» и после рекламы.

НОВОСТИ

С.КОРЗУН: И сегодняшний гость этой программы – Виктор Шендерович. Так про Явлинского немного поговорили.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Про Явлинского. Немного про Явлинского.

С.КОРЗУН: Путинский спойлер или не путинский спойлер?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да. Значит, идем с затактом, да? Была думская кампания, которая — заведомо жульническая, заведомо — так же, как, собственно, сейчас и президентские выборы; ясно было, что это переназначение начальства. Мы предлагали в этом не участвовать. Надежда на Явлинского была в этом смысле, потому что Зюганов, Миронов и Жириновский – ну, это немножко отдельная история, более-менее понятная. Мы говорили о том, что не надо легитимизировать эти выборы своим, в общем, непотерянным лицом, да? Все-таки, партия «Яблоко» была партией, за которую голосовали, действительно, десятки миллионов демократически настроенных людей – это была надежда некоторая наша, да? Не надо работать на Путина, потому что ясно, что эти выборы – жульнические с самого начала. Не послушался, пошел, попытался выиграть у наперсточника по его правилам. Получил то, что должен был получить. Его поимели по-наглому, да? Он не сразу… Он еще пытался, видимо, договориться, потому что на митинг пятого числа он еще не приходил. Да? Но потом все поползло и понеслось довольно стремительно в сторону Болотной и Сахарова. И Явлинский оказался выброшен из этой политической обоймы. Они его выбросили. Я, кстати говоря, не очень понимаю, почему, но, тем не менее, его выбросили из этой политической обоймы! Следующий этап – вот эти президентские выборы, где речь идет о том… Опять-таки, заведомо понятно, что они не справедливые, не честные, не равные, не свободные, всякое такое. Но если есть какой-то кандидат, который, действительно, выражает, может выразить нашу идеологию, — то именно тот, который выскочил из путинской обоймы! В этом смысле Явлинский с проспекта Сахарова, Явлинский с Болотной, Явлинский, который говорит уже совсем другие вещи и позволяет себе, не связан табуированием, которым он был связан во время думской кампании – вы помните, что он боролся с Каспаровым и Немцовым, и с Касьяновым во время думской кампании… Совсем другой, который может говорить то, что он говорит сегодня. За этого Явлинского, конечно, я мог бы сегодня из этого списка голосовать, безусловно. Я дал свою подпись, вот: я – один из тех, чьи подписи забраковали. Видимо, она была поддельная.

С.КОРЗУН: Возвращаясь к Прохорову, наши слушатели пишут нам SMS и разными другими способами общаются: «Сразу же найдут, кого Прохоров живьем сжег в топке, а Потанин кочергой помешивал».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, я думаю, что там даже особенно… Понимаете…

С.КОРЗУН: Это по поводу крючков, да?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да, конечно. Нет, ну послушайте, перед Михаилом Дмитриевичем стоит образ Михаила Борисовича. Это такая банальная вещь, что об этом даже уже неловко сейчас говорить. Понятно.

С.КОРЗУН: И еще одно сообщение от того же слушателя: «Наконец-то вы хвалите достойных людей. Нельзя же только хаять». Да, давно мы от вас хороших слов не слышали.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Хаять – это такое, странное слово. Так вы меня спросите, там не знаю, про Ульяну Лопаткину. Ну, спросите – и я не буду хаять. Про Аль Пачино спросите. Ну, про каких-нибудь приличных людей спросите меня, я буду говорить хорошие слова. А вы мне про Зюганова, Путина, Жириновского. Ну что ж такое? Вы про кого спрашиваете, я про того и отвечаю.

С.КОРЗУН: «Особое мнение» с Виктором Шендеровичем на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. Вопрос возьму из тех, что пришли до эфира. «Виктор, кто еще нерукопожатен или с подмоченной репутацией? Огласите, пожалуйста, весь список».

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Братцы, не надо из меня делать идиота и доводить все до такого абсурда. Кто нерукопожатен, — у каждого свой список, да? Я кому подам, тому подам, а кому нет, тому нет. И все. Я могу только делиться своими ощущениями от того, что происходит. Да? Это вам не митинг в Лужниках, чтобы я, значит, приказал всем с этим здороваться, а с этим не здороваться, да?

С.КОРЗУН: Да потом как проконтролировать.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Нет, а я бы проконтролировал! Если бы у меня были такие пыточные инструменты, как у Путина, я бы проконтролировал. Не дай бог кто-то замечен… Кстати говоря! Те бизнесмены, которые были замечены в финансировании оппозиции, — с их бизнесами что-то случалось. Так что с контролем по рукопожатности у нас все в порядке, только в другую сторону.

С.КОРЗУН: Сообщение сегодняшнее. Родственники Алексаняна продолжат добиваться снятия ареста с его имущества, заявляет адвокат. Пока этого не удалось. Вот это дело… Я понимаю, что вы, как бы, не по уголовщине, не по экономическим особо делам.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: А это не имеет отношения к экономическим делам.

С.КОРЗУН: К чему это имеет отношение?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Это имеет отношение к тому, что на той стороне, в Кремле, условно говоря, пришли в себя и решили окапываться. Было какое-то время, когда они дрогнули, они решили, что так будет по нарастающей каждый день, когда они увидели впервые сотню тысяч под окнами, что называется… А потом они немножко пришли в себя, собрались, приковали себя как те австрийские пулеметчики к этому пулемету. Уже ясно, что они взяли круговую оборону. И вот то, что происходит… Ведь, это, вроде, из разных мест. Вот такое решение по Алексаняну, преследование… прокуратура на канале «Дождь», с менеджментом проблемы на «Эхе Москвы», с финансирование проблемы в «Новой газете». За это время убиты два активиста движения «За честные выборы» в Самаре и в Нижнем Новгороде, да? И, вот, со всех сторон, с разных сторон такие сигналы, да? Вот эта вот абсолютно на дыбы поставленная номенклатура, чтобы обеспечить массовость этих митингов, абсолютно истерические крики Кургиняна, Леонтьева, абсолютно открытое разжигание гражданской войны — то, что мы слышали и на Поклонной, и сегодня, да? «Враг не пройдет», вот эта вот лексика, да? То, что я увидел с изумлением… Я давно, четыре года не смотрел Петра Толстого. Вот это вот — «подлецы и мерзавцы, параноики, экстремисты», да? Вот эта вот лексика. Это все вместе – это очень хорошо рифмуется с решением по Алексаняну. Да, и отпустили… Это Каспаров пошутил: Немцов с Рыжковым пришли к Медведеву, хлопотать за политзаключенных – за Мохнаткина, за Осипову. А отпустили следователя Дмитриеву, которая — три миллиона долларов, да? Вот — перепутал список Магнитского со списком, значит, Немцова. Вот: «своих выпустим, ваших посадим, не отпустим, ни шагу назад, ни пяди земли». Вот это демонстрация такая: «Мы в силе, мы будем делать то, что мы хотим. Плевать мы на вас хотели, плевать мы на закон хотели, плевать мы хотели на здравый смысл, на правила приличия, на телевизионную этику. На все мы плевать хотели. Да, мы – негодяи». Вот, они говорят… Ну, они же даже не скрывают, что они все это сгоняют, да? Это же в открытую набирается, на сайтах. Их совершенно не смущает! Потому что обратная связь только начала появляться, но ее нет в английском варианте, где назавтра после такого митинга ушло бы к чертовой матери правительство в отставку, которое покупает бюджетными деньгами лояльность, да? Вот как с «Уралвагонзаводом», да? За одно это бы ушло просто в отставку к черту. У нас нет такой обратной связи. Поэтому они сейчас просто настаивают, и тут есть такое ощущение, что они настаивают и довольно демонстративно это делают, говорят «да, мы это будем делать». В этом смысле да, вот это все «влиста», что называется.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович в программе «Особое мнение». Еще один вопрос (как раз оставляю побольше времени на ответ – возможно, он будет длинный). Чтобы не начинать что-то такое сложное к концу программы.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: (смеется) Начинай-начинай-начинай.

С.КОРЗУН: Вопрос очень простой. «Виктор, ну и чё делать будем? До встречах на кухне?» Чуть было не произнес неприличное слово.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Да-да-да.

С.КОРЗУН: Где встречаться, на самом деле, после 4 марта?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну и на кухнях тоже. Не знаю.

С.КОРЗУН: Вот, вы куда будете ходить после 4 марта?

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Я после 4 марта? Я сяду в самолет и улечу. В Пермь. (Смеется). У меня там 5-го концерт. Потом вернусь в Москву. Вы знаете, ничего не изменится, — то есть никакой двойной тактовой черты, как в музыке, не будет – будет пятое, шестое, седьмое. Надо продолжать настаивать на нашем существовании, продолжать настаивать на том, что мы есть, продолжать выходить, искать… — вот, есть какие-то площадки. Если их будут уничтожать, надо сопротивляться, надо выходить, защищать их, надо использовать все законные (а мы других и не используем), законные методы для борьбы. Вот и все. И не загадывать особенно. Вот это неправильно — загадывать о результате усилия. Об этом нас предупреждали древние римляне: «Делай, что должно, и пусть будет, что будет!». Не твое дело в каком-то смысле, что будет. Твое дело – делать то, что ты должен делать.

С.КОРЗУН: В воскресенье придете за руки держаться? А то у нас Валерия Ильинична вчера Новодворская сказала: «Это что, подходить и спрашивать справа «Ты националист? Ты коммунист? Или кто?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ: Ну, значит, Валерия Ильинична не придет. Я – приду, разумеется. Ну, я, разумеется, приду! Та же мотивация, которой я отвечал на вопрос вашего коллеги перед Якиманкой – чтобы стало на одного человека больше. Конечно, приду. Конечно, приду. Это даже не вопрос. А что касается националиста, который может оказаться слева и справа от меня… Ну, лучший способ избежать этого – это эмигрировать. Да? Причем, в какую-нибудь страну, где ты… Это надо еще поискать страну, где ты будешь точно уверен, что рядом с тобой не подонок. Этот националист… И я тоже отвечал на этот вопрос. Мы – граждане России: и я, и он. Я его не устраиваю, может быть, еще больше, чем он меня. Да? Значит, вопрос в том, как мы будем жить дальше вместе – мы будем друг друга сживать со свету? Или мы попробуем договориться о правилах игры? Сегодня разговор именно об этом. Не о том, будут там эти или другие. Речь идет о возвращении правил игры. Простая история. Надо возвращать правила игры. Надо сделать так, чтобы мы с националистами полемизировали в парламенте и в СМИ, да? А не в ментовке.

С.КОРЗУН: Виктор Шендерович был гостем программы «Особое мнение». Спасибо, Виктор, за то, что пришли и отвечали на наши вопросы, а зрителям и слушателям всего самого доброго.

В.ШЕНДЕРОВИЧ: До свидания.

Комментарии

423

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


mosendzta 01 марта 2012 | 00:59

Рада видеть Шендеровича !


(комментарий скрыт)

23 февраля 2012 | 19:45

Пупик, нет логической связи между тем, что сказал Шендерович и твоим поносом.
Общее только слово герои.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

23 февраля 2012 | 21:50

…тока глазки подкосить!
..хочешь полежать рядом с кимом?:))


(комментарий скрыт)

23 февраля 2012 | 22:13

…учи язык жестов!
..а придется...канонерка отправлена!:))


23 февраля 2012 | 21:10

В застенках ГБ, на твоём рабочем месте?


23 февраля 2012 | 21:48

…а бан не хош?!
....звание и награды?:))


24 февраля 2012 | 19:17

Читай Шекспира.
В ссору
Вступать остерегайся; но, вступив,
Так действуй, чтоб остерегался недруг.


25 февраля 2012 | 10:55

…аки верблюд алчущий!
..мне начинать отплевываться?:))


konstit 24 февраля 2012 | 06:24

скажи место я приду....


24 февраля 2012 | 10:09

…заместо отца гамлета..сдельно!
..да ты у нас призрак..без признаков!:))


23 февраля 2012 | 21:45

……ШЕНДЕР..МЫ СТОБОЙ!
..Виктор- смелый,умный и мужественный человек!..он совершенно прав...лужники- унылое замороженное действо..по прихватизации россии!..эти безнадежные лица в толпе..и крайне слабая речь главного оратора!..сидели бы дома, пили чай..а россия без них доберется до лучшего будущего!:)))


(комментарий скрыт)

vydrin 24 февраля 2012 | 03:07

Вообще никто кроме Навального ничем не запомнился из несистемной опозиции. Так поболтали..


vydrin 24 февраля 2012 | 03:10

А воры и жулики ,поверьте уже успокоились. Кургинян с Леонтьевым их отмазали по полной программе.


konstit 24 февраля 2012 | 07:42

победа будет Пирова.....


(комментарий скрыт)

ivanov2i Игорь Иванов 24 февраля 2012 | 11:53

До встречи !


(комментарий скрыт)

24 февраля 2012 | 12:49

Вот эти отвязные болотные и есть причина того, что выиграет Путин и у нас "честные выборы без никакого выбора".


24 февраля 2012 | 14:31

Дюдя или дюдь?


24 февраля 2012 | 16:50

Вот видишь Антон-твою хрень оставили ,а мой пост забанили. Угадай с трёх раз что для шендеровичей-эховцев опаснее оказалось твоя мутотота или мой крик души.


(комментарий скрыт)

petr_nik 24 февраля 2012 | 21:15

Решил некто Чуров заняться бизнесом, выпустил туалетную бумагу "146 метров".
Пустил везде рекламу: "146 метров по цене 54-х!"
Народ вначале купился, а потом померили рулон рулеткой:
только 28 метров!(с)


mikhailav 24 февраля 2012 | 22:27

У меня возник лозунг, предвыборный: ( 12 лет в России побыл у власти лиллипут - карлик, давайте попробуем хотя бы на 4 года Великана). Такие замены всегда дают хорошие результаты. Короче - меняем лиллипута - карлика на Великана.


25 февраля 2012 | 13:04

Коронован будет снова,вор в законе Путин Вова.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире