'Вопросы к интервью
М. КОРОЛЕВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я — Марина Королева. Напротив главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Здравствуйте.

К. РЕМЧУКОВ — Добрый вечер.

(Голосование закончено в 19:43)



М. КОРОЛЕВА – Так вот с чего мы начнем, пожалуй. Владимир Путин критикует США. Но и одобряет тоже. Он их сегодня похвалил, он приехал на Селигер в молодежный лагерь, похвалил США за то, что они отсрочили дефолт. А с другой стороны сказал, что США паразитируют на мировой экономике и монополизме доллара. Уже кстати его слова процитировали ведущие мировые агентства. То ли в тревоге, то ли с восхищением. Во всяком случае, так. Имеем ли мы право делать такие заявления?

К. РЕМЧУКОВ — Я считаю, что право мы имеем любые заявления делать. Потому что свобода слова…

М. КОРОЛЕВА – Что хотим, то и заявляем.

К. РЕМЧУКОВ — Хотел сказать более поговорку русскую, но понял, что ее могут воспринять как обидную для премьера Путина. Мне не хотелось бы его обижать. Поговорка чаще всего, когда люди говорят такого рода вещи, я говорю: мели, Емеля, твоя неделя. Но применительно к Путину я не буду это говорить, чтобы не обижать чувства людей. Не нравится доллар, делай рубль. У тебя же есть нефть, продай за рубль. Чего-то я года 4 слышал про то, что биржу откроют. По которой газ и нефть будут продавать на рубли. Даже какое-то название креативно-инновационное придумали. Но чего-то никто не покупает. Граждане не могут наслаждаться рублем как средством сбережения долгосрочным. То есть посмотреть за последние 20 лет те, кто вкладывался в рубль, ни разу не сохранили свои сбережения. Наоборот эти риски только увеличивались. И поскольку национальное правительство вместе с ЦБ несут фундаментальную ответственность за денежную единицу в своей стране, и одна из функций денег, мне неоднократно приходилось говорить в этой передаче это средство накопления, сбережения. Не только как средство платежа, то начинать с этого надо. Сделайте так, чтобы в рубль вкладывались и знали, что мои все сбережения в рубле, и я донесу их до пенсии. Все будет хорошо. А так у нас завтра статья будет очень хорошая Миши Сергеева, который проанализировал движение торговых балансов за последние полгода и особенно тревожные 5 месяцев, выяснилось, что импорт вырос на 49% почти, 48,6. И я вам говорю, что при такой высокой цене на нефть если импорт растет, то после президентских выборов не останется никакой другой альтернативы кроме как девальвировать рубль. Может американцы, конечно, и паразитируют на своем долларе, а монополисты всегда паразитируют, уж кому-кому, как ни Владимиру Владимировичу это знать, который многие годы курирует «Газпром» и другие монополии. Как они паразитируют, как растут тарифы, абсолютно не соотносятся они с инфляцией. Как растут тарифы на ЖКХ. Это тоже монополия. Это правильно. Но альтернатива какая. Создайте что-нибудь такое, что спасло бы народ от этой паразитической гадкой валюты под названием доллар. Так нет же, этого нет и я вам говорю, ответственно в этой студии не сею ни панику, ни эхо, если у нас импорт растет такими темпами, на 40-50% опережает в динамике прошлогодние показатели, значит, спрос на валюту, чтобы покупать этот импорт будет таков, что нужно будет девальвировать с одной стороны…

М. КОРОЛЕВА – Рубль. То есть не доллару угрожает смерть.

К. РЕМЧУКОВ — Потому что на рубль, при таком крепком рубле выясняется, что отечественные товаропроизводители не в состоянии обеспечить поставку своей продукции на рынке по конкурентоспособной цене.

М. КОРОЛЕВА – И когда это может произойти?

К. РЕМЧУКОВ — До выборов нельзя, это политически чувствительно. В принципе надо было делать осенью. На 15-20%, но я думаю до выборов потерпят, а потом либо у вас будут серьезные проблемы, либо просто начнете политику плавного обесценивания рубля.

М. КОРОЛЕВА – А если вернуться к США, то есть они подняли потолок государственного долга и вроде бы действительно того самого технического дефолта, которого все так боялись в мире не произойдет. Это для России что означает?

К. РЕМЧУКОВ — Ничего ровным счетом не означает. Это решение американских проблем и оно высветило просто какую-то более важную… для России конечно всегда можно все извлечь уроки, я имею в виду непосредственных последствий для России я не вижу. Но урок следующий, что американцы такие продвинутые ребята с хорошей экономикой вполне себе конкурентоспособны. Когда после кризиса 2008 года все в мире начали сокращать расходы, просто чтобы выжить, вот чего сейчас ходят люди в Испании, Греции, Израиле, они не хотят, чтобы экономика вышла из кризиса за счет их потребления. Им не нравятся программы сокращения государственных расходов. Чтобы за счет людей вышли из кризиса. Так вот американцы, поскольку Обама с моей точки зрения преимущественно социалистической ментальности человек, выяснилось, что Америка находится в кризисном состоянии, но при этом расходы сокращать он не хочет. Собственно в этом суть конфликта между республиканцами и демократами, потому что республиканцы говорят, ребята, мы потолок можем поднять, но если вы расходы не хотите сокращать. Обама говорит, ну хорошо, поначалу, давайте на 2 млрд. долларов я сокращу в год расходы. Для справки слушателям «Эха», ежедневно расходы федерального бюджета США 10 млрд. И он говорит два в год, конечно, это серьезный разговор.

М. КОРОЛЕВА – Все-таки продолжая тему с США, с дефолтом, которого не случилось. Но может быть пока не случилось.

К. РЕМЧУКОВ — Коротко закончу. Очень часто, когда критикуют Америку и говорят, что они паразитируют, что Америка собирает дань со всего мира, печатая деньги в любом количестве.

М. КОРОЛЕВА – А они не правы, когда так говорят?

К. РЕМЧУКОВ — Вся эта коллизия показывает, что оказывается они могли испытать дефолт. Ведь в течение многих лет нам рассказывают, что Америка может напечатать денег столько, сколько захочет, и это суждение отражает представление об отсутствии закона вокруг этого. Что невозможно напечатать денег, сколько ты хочешь, если ты ни утрясешь это через абсолютно прозрачные публичные процедуры. Объясняя, что ты сократишь, какая будет стратегия по месяцам, насколько вы увеличиваете планку этого госдолга, разрешенную законодательно к декабрю. Сколько будет к концу 2012 года. Почему это важный вопрос – потому что даже, пользуясь монопольно правом издавать деньги, Америка с моей точки зрения, и здесь я полемизирую с Путиным, демонстрирует достаточно высокий уровень ответственности, потому что безответственное государство напечатало деньги и погасило все свои обязательства. Они же в долларах.

М. КОРОЛЕВА – Виталик спрашивает: а что мешает США поднять лимит долга до 100 триллионов.

К. РЕМЧУКОВ — Конечно, потому что есть процедуры определенные, которые характеризуют ответственное демократичное государство.

М. КОРОЛЕВА – А у нас можно. Если что.

К. РЕМЧУКОВ — У нас тоже закон приняли, до 1995 года было можно, а потом Борис Федоров покойный был министр финансов, выдающийся был человек, на ранней стадии развития капитализма в России, который в 1995 году провел закон, по которому нельзя было финансировать дефицит бюджета с помощью печатания денег. Но 1995 года сколько нашей душе захочется рублей, столько… Поэтому рубль был деревянным. А потом придумали, что деньги печатать нельзя, а нужно придумывать какие-то инструменты. Этими инструментами стало пресловутое ГКО. То есть государственные краткосрочные обязательства, когда государство продает напечатанную бумажку ГКО, взамен получает денежку и за счет этой денежки платит бюджетникам. Этот метод финансирования бюджета в 1998 году привел к кризису. Но, тем не менее, это был шаг в сторону цивилизованного развития нашей финансовой бюджетной системы. Так вот, проблема Америки в другом. И нас может коснуться эта проблема, по большому счету, следующим образом. Кругман нобелевский лауреат очень критическую сегодня написал колонку в «Нью-Йорк таймс», нам в газету завтра чего-то написал в таком стиле, что Обама сдался. И это большая горечь для него, потому что он считает, что Америке еще год нужно было бы поддерживать государственными расходами восстановление американской экономики. Экономика американская растет сейчас 0,8% в год. Это очень низкие параметры. Сократив расходы бюджета, федеральный бюджет сокращает расходы сейчас, уже многие бюджеты штатов и муниципалитетов сократили и рыночных импульсов для развития экономики, которые идут от частного капитала, не хватает. Если и получается, парадокс. Сократили бюджет, расходы, экономика растет медленнее, доходов меньше, потребность расходов не уменьшается такими же темпами. Поэтому последствия для России, если вдруг у Америки не хватит импульса выйти из нынешней фазы в более высокую фазу развития, в том, что американская экономика затормозится и начнет впадать типа в рецессию, это сразу отразится на Китае. Поскольку Китай поставляет в Америку очень много своей экспортной продукции. А Россия поставляет все сырье, нефть и газ для производства Китаю. Поэтому на другом конце этого решения будет Россия как поставщик сырья.

М. КОРОЛЕВА – То есть таким сложным опосредованным образом, но не напрямую. То есть если бы сейчас, условно говоря, случился бы в США технический дефолт, то мы бы этого наверное так напрямую не почувствовали.

К. РЕМЧУКОВ — Технический дефолт проявился бы в том, что люди каких-то профессий, пенсионеры, бюджетники, узнали, что на них нет денег. У нас была задолженность перед бюджетниками в 90е годы, два месяца задолженность у учителей по зарплате. Вот была бы в Америке такая задолженность, поскольку нужно было бы тогда следующий острый политический вопрос, как поставить по ранжиру бюджетополучателей, чтобы нанести себе минимальный ущерб на предстоящих президентских выборах. То есть какая группа людей, не получив денег в срок, озлобится до такой степени, что существенно повлияет на исход голосования.

М. КОРОЛЕВА – Вячеслав задает вопрос: а вы думаете, что могло быть иначе? Он имеет в виду поднятие планки госдолга. Они же не самоубийцы. Действительно то, что вы рассказываете, вдруг нет денег на бюджетников, и что, революция что ли?

К. РЕМЧУКОВ — Я несколько раз в эфире нашей радиостанции «Эхо Москвы» уверенно и лаконично говорил: дефолта не будет. Вопрос в том, какой ценой удалось достичь компромисса между республиканцами и демократами. Ценой каких расходов, обязательств перед будущими бюджетами, чтобы мы могли оценить последствия этого решения. Тут важна не сама цифра, на сколько там, на 2,1 триллиона.

М. КОРОЛЕВА – А сейчас можно оценить со стороны?

К. РЕМЧУКОВ — Сейчас сложно. Нужно какое-то время, чтобы можно было внимательно…

М. КОРОЛЕВА – То есть там происходил сложный торг.

К. РЕМЧУКОВ — Очень сложный. Потому что республиканцы у них главная позиция, Обама, ты хочешь увеличить долг? Мы тебе не дадим увеличить долг, поскольку ты научись сокращать расходы бюджета. На что ты тратишь деньги, разберись с этим. А Обама хотел бы, чтобы не как в Испании и Греции, а чтобы Америка хотя и в кризисе, но расходов никаких не сокращаем, поэтому он хорошо хочет выглядеть в глазах населения американского. Он совершенно твердо идет на переизбрание в 2012 году. А республиканцы понимают, что это неразумно, поскольку они более консервативны в этом плане и настаивают, заставляют его признать, что он должен где-то сократить свои расходы. Сокращая свои расходы, Обама теряет популярность. Поэтому для американских республиканцев это очень важный инструмент политической борьбы за пост в Белом доме.

М. КОРОЛЕВА – Давайте мы все-таки вернемся к нашим скромным делам, поскольку у нас нет такого бюджета, как у США и в связи с этим нет таких проблем. У нас проблемы сейчас другие, они связаны с предстоящими выборами, на которые никто пока не знает, кто пойдет в частности в качестве кандидата в президенты. Как вы думаете, зачем это Путин про Америку сказал на Селигере? Зачем ему нужно было так сказать про Америку. Не начало ли это, начало мы давно говорим, ни проявление ли это очередное возможной предвыборной кампании. Тут много появляется знаков и сигналов. Например, на сайте «Единой России» появился видеоролик, на двух минутах с лишним, Путин говорит всякие лозунги. «Единая Россия» утверждает, что ролик не делали специально, это некий инициативный товарищ, который просто так склеил этот ролик. Как вам кажется, зачем это говорит Путин про Америку, во-первых, и во-вторых, по поводу предвыборной кампании.

К. РЕМЧУКОВ — Зачем говорит Путин я не знаю, сразу говорю, потому что это он только знает, наверное. Я могу гипотезу свою выдвинуть, что в последнее время, когда я слушаю людей, которые очень близки к идеологии «Единой России», то я замечаю в их лексиконе набор ругательных слов вокруг таких понятий как либералы, вот у нас сегодня Исаев в газете написал на карт-бланш такую гневную филиппику, отпор. К крикливому меньшинству типа Юргенса, Гонтмахера. Я так понимаю, что и я отношусь к этим либералам. Максим Шевченко, если внимательно послушать, что он говорит, я слушал последний эфир его, он говорил о своей ненависти к режиму и неприятию режима, который в интересах крупного капитала, вот эти либеральные, экономика и так далее. Вот слово «либеральное» должно быть ругательством. Символом либерализма в мире является Америка. Поэтому в Селигере собираются люди, молодой отряд «Единой России», проправительственный, пропутинский, который должен абсолютно четко понимать, кто враг, кто друг по простым…

М. КОРОЛЕВА – Америка нам враг что ли?

К. РЕМЧУКОВ — Когда ты говоришь такие вещи, то ты абсолютно точно говоришь, ну может быть не враг, но очень близко к тому. Между не врагом и врагом секунды полторы может пройти у тебя. Ты еще улыбаешься, но уже кулак сжат и короткий удар в челюсть и выясняется, что ты разговаривал все это время по ошибке, думая, что он друг, а на самом деле враг. Я думаю, что происходит нащупывание тем избирательной кампании. Избирательные кампании ведутся по темам. Как правило в избирательной кампании бывает 2-3 темы, которые люди в состоянии воспринять. Вот если будет тема вброшена так называемого крикливого меньшинства и либерализма, значит понятно, кто будет главным противником партии власти. Это все люди, которые критикуют власть с так называемых либеральных позиций. Если Америка будет продолжать вмешиваться в наши дела, а мы знаем…

М. КОРОЛЕВА – И паразитировать на мировой экономике.

К. РЕМЧУКОВ — То есть, во-первых, можно объяснять, в чем причина. Все-таки у нас в экономике не так все очень здорово, как хотелось бы. Очень высокая инфляция, недостаточные источники роста, модернизация, по-моему, чахнет.

М. КОРОЛЕВА – А тут вот она, Америка.

К. РЕМЧУКОВ — А мы говорим, кто главный паразит и от кого мы сильно так страдаем. Поэтому в принципе это тоже имеется в виду, поскольку Путин отвечает в стране все-таки за правительство. А значит за экономическое положение вещей, за доходы, за инфляцию, за монополии. Путин за это отвечает. И он понимает, что в ходе избирательной кампании ему будут предъявлять претензии другого рода, чем претензии Медведеву. Ты отвечаешь за правительство, ну-ка давай докладывай нам. А он тут, главный-то паразит мы уже объяснили кто. Сосущий.

М. КОРОЛЕВА – Вы там упомянули Юргенса, Гонтмахера, я вспоминаю их последнее выступление, которое связано с призывом к Медведеву избираться и они же заявляли о том, что…

К. РЕМЧУКОВ — Перейти Рубикон.

М. КОРОЛЕВА – Что Путин это катастрофа для России. Вопрос, который вам задает инженер из Стокгольма: сейчас многие общественные деятели говорят об апокалиптическом будущем России, если Путин станет вновь президентом. Как вы считаете, изменится ли ситуация в России и в каких областях в случае если Путин станет президентом?

К. РЕМЧУКОВ — Я в краткосрочном плане подозреваю, что многие даже не заметят прошедших выборов. Вот прошли выборы, а если кто-то забухал чуть раньше, со 2 марта начал весну встречать, 4-го еще бухал, в понедельник проснулся, ему говорят, у тебя другой президент. Он может не понять еще какое-то время. Вопрос идет действительно о выборе определенном. Я утверждаю, что даже если Путин останется президентом, станет президентом, хорошая оговорка, то он должен будет отказаться от модели Путина. Модель Путина ту, которую он построил с начала 2000 года в стране исчерпала себя по потенциалу делания, условно говоря, добрых дел в стране. Ты можешь сколько угодно хотеть, чтобы строили дороги, их просто строить не будут. Ты можешь сколько угодно утверждать федеральные целевые программы по дорожному строительству, ты в Шереметьево как не мог доехать, так и не доедешь. Потому что модель Путина эта вертикаль предполагает наличие людей, лояльных ему, чьи деловые качества абсолютно недостоверны, смена этих элит абсолютно не предусмотрена регламентом современной России. И Россия будет утрачивать идентификационные признаки современного государства. Но это долгосрочный проект, потому что пока есть избыток денег, можно как-то чего-то перебрасывать из одного кармана в другой, компенсировать.

М. КОРОЛЕВА – Хотите сказать, что ему придется стать другим Путиным?

К. РЕМЧУКОВ — Другого выхода нет. Вот моя гипотеза в том смысле, как у Фукуямы был конец истории. Конец истории в диалектическом смысле. Сколько абсолютно идея вложила смысла в данное понятие, вот столько исчерпано. Вот конец истории, модель Путина. Точка. Конец истории. Даже если Путин станет президентом…

М. КОРОЛЕВА – Истории России я надеюсь.

К. РЕМЧУКОВ — Истории модели. Все, она не может больше дать людям добра эта модель. Должна быть принципиально другая модель управления обществом.

М. КОРОЛЕВА – Знаете тут интересный вопрос пришел от программиста из Хабаровска: представим, что завтра эта команда разбежалась, — я так понимаю, нынешняя команда и Путина и Медведева, потому что она на самом деле общая, — какие первые шаги в экономике вы видите, что по-вашему может переломить кривую развала?

К. РЕМЧУКОВ – Кстати, хотел сказать, что я сегодня вопросы смотрел, мне все вопросы очень понравились. Ни одного глупого вопроса, ни одного, можно…, но в целом очень умные читатели, слушатели.

М. КОРОЛЕВА – Считайте, что сделали комплимент нашим слушателям.

К. РЕМЧУКОВ — Многие же как бы ругают, слушателей «Эха», особенно кто сидит на форуме, я должен сказать, что качество вопросов сегодня можно делать большой трехчасовой серьезный разговор о проблемах страны.

М. КОРОЛЕВА – Это правда, несколько вопросов абсолютно глобальных. Как вот например, этот.

К. РЕМЧУКОВ — На него очень сложно коротко ответить. Вот завтра правительство разбежалось, при каких обстоятельствах, кто будет у власти. Если бы я был президентом страны, вдруг стал, они разбежались, открыта дверь, заходишь, а там можно быть президентом. То конечно бы я занялся преступностью в стране. Мне кажется, что не налоги душат бизнес, а те платежи, которые люди платят сверх бизнеса. Когда говорят, что мы повысим налоги на 12%, на 10, увеличим единый социальный налог, это конечно хорошо. Но мое знание предмета говорит о том, что суммы платежей, которые платят крышам, покровителям в виде всевозможных…

М. КОРОЛЕВА – Вы имеете в виду коррупцию, не столько преступность, не криминал в прямом смысле слова…

К. РЕМЧУКОВ — Да, конечно. Для меня это преступность самая, метастазы тяжелые, которая опутала нашу экономику. Люди не могут открыть свободно бизнес за маленькое количество дней, и торговать хоть пирожками, хоть производить что-то, не боясь, что к нему ни придут и не ни потребуют, ни сожгут, убьют. Высвобождение этого духа свободы это очень важная вещь. Я объясню, чем я буду руководствоваться. Руководствоваться буду такой простой идеей. Когда-то меня спросили несколько лет назад, как бы вы объяснили русскую идею. Я сказал, подумав короткое время, надо сделать так, чтобы через несколько лет, через десятков лет может быть бренд made in Russia пользовался бы колоссальным уважением в мире.

М. КОРОЛЕВА – Давайте по-русски. Сделано в России.

К. РЕМЧУКОВ — Я сказал так. Прошли годы, и сейчас я хочу сделать следующее уточнение. Это уточнение сводится к следующему, что в мире производится все интернационально и глобальные цепочки производителей устроены таким образом, что каждая страна может вписываться звеном в эту цепочку, но которая соответствует международным стандартам. По институтам, по инфраструктуре производства, по качеству капитала любого типа. Таким образом уже через какое-то время самое лучшее, что будет в мире производиться, оно будет называться made in the world, — сделано в мире. Не сделано в России. Я не могу сказать, что этот айфон или айпед сделан в Китае. Это будет неправда. Это продукт, сделанный в мире, в Китае он собран. Ну придумали, его сделали и так далее. Вот задача России стратегическая – чтобы мы создали такую систему институтов и такую инфраструктуру и такую систему подготовки кадров и такие перспективы, в том числе молодым людям, чтобы они не уезжали, чтобы они понимали, что они встроятся своим звеном, которое будет производить этот полуфабрикат, не совсем готовую продукцию, а полуготовую продукцию. Более 50% мировой торговли готовой продукции не нефтяного сектора это торговля полуфабрикатами. Считать, что мы здесь конечную продукцию будем производить, нереально. Вот задача России, реалистическая для меня – создать вот эти условия, чтобы мы могли быть звеньями в этой глобальной цепочке производства. Я все что буду делать, первая акция – буду заниматься вот этой проблемой с тем, чтобы производство имело абсолютную и полную свободу.

М. КОРОЛЕВА – Первое вы сказали про коррупцию, и это, Константин Вадимович, будет ваш последний день на посту президента РФ. Боюсь, просто опасаюсь, что одного дня будет достаточно.

К. РЕМЧУКОВ — Мы расстреляем всех противников, ты что. Сразу конечно.

М. КОРОЛЕВА – А, и вот они либералы. Но, между тем вам бы как президенту РФ пришлось заниматься несколько другими вопросами. Мне тут в студию принесли срочное сообщение Интерфакса, Владимир Путин, который в Селигере много сегодня о чем говорил, он в частности высказался по поводу присоединения Южной Осетии к России. Именно так. Он считает, что это зависит от самого осетинского народа. Вы знаете позицию России, когда грузинское руководство пошло на военную акцию, теперь будущее будет зависеть от самого осетинского народа. То есть если сейчас Южная Осетия захочет присоединиться к России, то мы ее присоединим что ли?

К. РЕМЧУКОВ — Тут по Конституции я так понимаю, что и российский народ должен высказаться по этому поводу. Если присоединять какую-то страну, может быть даже референдум надо проводить. Хотим мы, чтобы Гренада или Южная Осетия стали частью РФ. Просто не только осетинский народ, но мне кажется и российский народ. Это первое.

М. КОРОЛЕВА – Вы правда думаете, что нас будут спрашивать?

К. РЕМЧУКОВ — По Конституции так надо.

М. КОРОЛЕВА – Но вот про российский народ здесь ничего не сказано.

К. РЕМЧУКОВ — Я говорю про российский народ. Второе, все-таки я считаю, что с 1992-93 года осетинский абхазский народ неоднократно, их руководители по крайней мере высказывались за то, чтобы: а) отсоединиться от Грузии, б) провозгласить независимость и в) присоединиться к российскому народу, РФ. И мы ни разу не поддержали, хотя ресурс власти и у Ельцина, и у Путина пока он был президентом, такой был. Я задаю себе вопрос: почему мы тогда в 90-е годы и до 2008 года не поддержали ни одну из интенций этих республик. Все было точно также. А потом, когда случилась война 2008 года, мы и признали их сначала, а теперь хотим присоединить. Вот я думаю, что тогда, когда не присоединяли ни Ельцин, ни прямая противоположность Ельцину Путин, будучи президентом, находясь под серьезным давлением политиков, поскольку эта тема воссоединения Советского Союза была очень популярная и конечно власть бы поддержали и коммунисты, во время Ельцина важно было и все другие силы. Но этого не делали. Значит, были какие-то соображения высокого порядка, в том числе оценки международно-правовой перспективы этого акта. Как отреагирует мир на это. Которые не позволяли это сделать. И вот  вдруг после того, что официально российская позиция состоит в следующем, что Саакашвили устроил провокацию, даже если мы будем разделять эту точку зрения, в результате его провокации мы пошли на действия, которые в трезвом уме без провокации мы не совершали. То есть мы не признавали их независимость, мы не собирались их к себе присоединять. Вот качество такого решения у меня вызывает большое сомнение. Условно говоря, почему по трезвому размышлению мы отказывались это сделать в течение 16 лет, почему после провокаций Саакашвили мы должны это сделать. Неужели это решение не было очевидно в 1998 или 2003 году.

М. КОРОЛЕВА – Ну хорошо, там допустим, дело прошлое. А сейчас представим себе, что завтра после высказывания Владимира Путина на Селигере осетинский народ говорит, мы хотим присоединиться к России. Как вы думаете, это сейчас возможно?

К. РЕМЧУКОВ — Мне кажется, что в какой-то степени это реакция на принятие резолюции конгресса, которое произошло в конце прошлой недели.

М. КОРОЛЕВА – Совершенно верно.

К. РЕМЧУКОВ — С осуждением России, что она аннексирует часть территории Грузии, и держит свои войска.

М. КОРОЛЕВА – Где Южная Осетия и Абхазия были названы оккупированными территориями.

К. РЕМЧУКОВ — Потому что наши войска там. У нас войска там немногочисленные. Но они там присутствуют, поскольку с военной точки зрения мы считаем, что это единственный способ военным образом предотвратить возможную другую войну. Вот для того чтобы войска были не на оккупированной территории, на территории РФ, принято решение присоединить и тогда формально, если Южная Осетия будет частью РФ, то конгрессу мы можем сказать, что у нас нет войск на оккупированной территории. У нас все войска на территории РФ. Поскольку вот по референдуму…

М. КОРОЛЕВА – А это не может привести к новой войне с Грузией, например?

К. РЕМЧУКОВ — Нет. Грузия не будет воевать больше с нами. Неравные силы. Мы слишком сильны, велики и многие в мире не хотят с нами ссориться по поводу Грузии. Собственно 2008 год и итоги показали, что Россия не оказалась ни в какой изоляции ни в Европе, ни в мире. Хотя война совершилась и Медведев молодой на тот момент президент принимал решение по этой войне. Мы видим, что отношения ни России, ни Медведева ни с кем в мире из лидеров по этому вопросу не испортились. Даже с НАТО они не испортились. Они на какое-то время приостановили программу партнерства, но сейчас возобновили по полной программе. В результате получается просто фыркнуть так, фу сказать, а потом одернуть юбку и вернуться.

М. КОРОЛЕВА – То есть воевать больше не будем?

К. РЕМЧУКОВ — Нет.

М. КОРОЛЕВА – Константин Ремчуков. Мы сегодня не успели, к сожалению, поговорить о многих темах сегодняшнего дня. Зато узнали, что будет делать главный редактор «Независимой газеты», если станет президентом РФ. Я – Марина Королева, счастливо.

Комментарии

92

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


bixelkrok 03 августа 2011 | 02:07

я думаю, что Ремчуков мог бы быть НАСТОЯЩИМ президентом Росии


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире