'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 марта 2006, 19:08

24 марта 2006 года

19:08-19:45

В прямом эфире «Эхо Москвы» Валерия Новодворская.



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – «Особое мнение», часть вторая. 19 часов 8 минут. Валерия Ильинична Новодворская у нас здесь в студии. Валерия Ильинична, добрый вечер.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Добрый вечер. У меня для вас две новости. Одна очень хорошая, вторая очень плохая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так.

В.НОВОДВОРСКАЯ – С какой начинать?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, естественно… Ну, я не знаю. Ну, с какой хотите. Давайте начнем с хорошей, чтоб сердце воспарило, а потом, как и полагается, в пучину горя. Вот так вот.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Хорошая новость – это национально-демократическое возрождение в Белоруссии и сразу выход на 30% протестного электората, чего и Россия себе позволить не может. И прекрасный единый кандидат демократических сил, дай нам, боже, такого, как Милинкевич. Это хорошая новость. А все остальное это мелкие революционные неприятности: разгоны, аресты. Свободу не подарят, свободу нужно взять. А то, что у Лукашенко сдают нервы и то, что он не в состоянии держаться в рамках приличий, такая вот карикатура омерзительная опереточная, такая пародия на Гитлера – это для оппозиции просто подарок судьбы. А вторая новость – плохая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Очень плохая — это то, что мы будем опозорены, уже Россия будет опозорена, и ее позорят и бесчестят все последние 10 дней ее собственные власти, включая президента, который поздравляет этого омерзительного тирана гадкого подлого и министр иностранных дел, который делает заявление даже не на уровне ПТУ. Это комплимент — на уровне ПТУ, это на уровне школы для детей младшего возраста с остановкой умственного развития. Я в вспомогательных школах просто преподавала. Вот это как раз тот уровень. И, безусловно, Путин признает итоги выборов в Белоруссии, и мы как всегда в прекрасной компании: Иран, Куба, я думаю, Северная Корея тоже поздравит, Туркмения и Россия во главе, такой брелок. Страна-изгой, страна, где закапывают ядерные отходы и страна политических отходов и политического отстоя. Это для нас для всех очень плохая новость – очередное бесчестие России.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Ну, вот, Валерия Ильинична, действительно здесь… тут есть сообщение. Игорь Рассказов, преподаватель из Минска: «Как Вы прокомментируете события, происходящие в Белоруссии?» Это Вы сейчас сделали. Дмитрий, инженер из Москвы: «Уважаемая, Валерия Ильинична, нашей оппозиции надо, — он имеет в виду, российской, — надо учиться и учиться у белорусской. Лучше учиться на ошибках других, чем на своих собственных. Как Вы думаете, сделает ли какие-то выводы наша оппозиция из белорусского опыта?» Вы сейчас ответите на этот вопрос, но у меня вопрос, который я задаю всем моим коллегам. Вот я не совсем понимаю. Я, конечно, понимаю, что Вы – такой профессиональный революционер и для Вас…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Здесь я — профессиональный журналист. Не подставляйте «Эхо Москвы».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Мы с Вами – два неполитизированных журналиста.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо. Да, да, да, да. Я не совсем понимаю, какие у Вас претензии к господину Лукашенко? Господин Лукашенко в легитимных выборах набрал свои восемьдесят то ли два, то ли сколько процентов. Да, там были, по всей видимости, какие-то перекосы, наверное, частичная фальсификация. Там большие вопросы по поводу того, что более 90% явились на эти выборы, но Вы же не будете отрицать, что в массе своей белорусский народ поддержал Лукашенко, и он стал легитимным президентом Белоруссии. А оппозиция, которая вот сейчас вывела 200 человек, и давайте себя не обманывать, 200 человек вывела, и она там постояли, покричали, но они еще покричат. Но дело в том, что это вот такая страна, вот такой вот народ, выбор которого, как мне кажется, надо уважать. А Вы его не уважаете, выбор этого народа и лечите этих белорусов. А их лечить не надо, они свой выбор сделали. Но люди разные, понимаете? Люди разные.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Буду отрицать, патологически буду отрицать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, давайте.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Во-первых, я могу ручаться и все могут ручаться только за 47%, набранных в первом туре.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, это я знаю, для чего Вам нужно, Вам нужно сказать, что нужен второй тур.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я думаю, что из 47% — 17, как минимум, процентов получено за счет досрочного 30-ти процентного и беспрецедентного голосования, когда людей просто заставляли, потому что скрыть свой выбор, когда ты голосуешь досрочно, очень непросто. Заставляли студентов, заставляли госслужащих, заставляли офицеров. Значит, реально Лукашенко имеет 30% поддержки. Это вечно позавчерашние, пенсионеры, и то, не все и силовики, и то, не все, потому что были анонимные письма силовиков.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А все остальные против него, да?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Мы имеем уже 30% пассивного протеста. Люди боятся, но люди против. И мы имеем 30% активных, потому что Милинкевич получил 25%, на площадь вышли вначале никак не 200 и не 2000, там было 20 тысяч. Потом их временно подраспустили сами Милинкевич и Козулин. Мы имеем данные даже не экзитполов, даже не «Левада-центра», который, между прочим, не отрицает свои результаты, а говорит, что они закрыты. Это значит: все так, но я не хотел их обнародовать, может быть, чтобы не конфузить родного президента Путина, положение которого из них делается хуже вице-губернаторского. Есть 60%.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я прошу прощения. Нам через 30 секунд нужно сделать паузу. Мы продолжим эту тему…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Есть Пушковские данные. Пушков отнюдь…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чьи, чьи?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Пушковские.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Пушковские. И какие Пушковские?

В.НОВОДВОРСКАЯ – 60% поддержки, ну, простите, не 82 и не 92.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, 60. Все равно никакого второго тура, и все равно это легитимный президент республики Белоруссия.

В.НОВОДВОРСКАЯ – 60% поддержки, а не в первом туре. Второй тур был необходим. Понятно, что Лукашенко не стал бы делиться поровну эфиром, но без таких эксцессов как обещания закатать в асфальт и посадить или расстрелять за терроризм вышедших на улицу надо было обойтись. Тогда, возможно, он бы победил по факту, по большинству.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно. Мы сейчас сделаем паузу, и возвращаемся к Валерии Ильиничне Новодворской, которая в нашей студии.



НОВОСТИ



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Валерия Ильинична Новодворская в программе «Особое мнение». И мы чуть-чуть продолжим белорусскую тему. Валерия Ильинична, тут Николай из Нижнего Новгорода, он такой, ерническое предложение у него. «Новодворская, как Вы отнесетесь к тому, если американцы нанесут точечные бомбовые удары по Белоруссии?» А если продолжить его тему, то как Вы относитесь, я вот сформулирую, немножко вот так вот, чтобы Вас подзадорить, подцепить. Как Вы относитесь к совершенно бредовому поведению Европы, ОБСЕ, в частности, по поводу санкций против Белоруссии, недопущения в эту прекрасную объединенную Европу шестерых или девятерых чиновников белорусских? Может быть, они там вот Лукашенко запретят въезжать в объединенную Европу. Вот я не могу понять, откуда это. Ну, не получилось, как они хотели. Они называют это «последней диктатурой». У них есть доказательства, что это «последняя диктатура»? Как там живут люди? А люди живут…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Предпоследняя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Предпоследняя. Я понимаю. Последняя – это наша, да? Я так понимаю. Как Вы сказали, Путин поехал …

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, в более завуалированных формах, но тоже.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сказала Новодворская в паузе: Путин поехал в Шаолинь, хорошо, чтобы он оттуда не вернулся. Это замечательная история.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, ушел бы в монахи.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ушел бы в монахи, да.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Спасал бы свою грешную душу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но все-таки вернемся к Белоруссии. Я не понимаю. Мне это кажется очень тенденциозным. Там живут нормально люди, там работают предприятия, в Белоруссии. Эту страну хотят разрушить враги.

В.НОВОДВОРСКАЯ – А в Советском Союзе тоже работали предприятия.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А я не спрашиваю про Советский Союз, я спрашиваю про реальную Белоруссию.

В.НОВОДВОРСКАЯ – А это – последний форпост, остатки, руины Советского Союза. Ну, еще Туркмения, хотя они дальше Советского Союза уже пошли, в Северную Корею, и, по-моему, дошли, добрались уже и перебрались. Европа делает то, что она может. И Европа поступает совершенно правильно. Если счета будут арестованы в банках, тогда, я думаю, белорусской диктатуре будет не очень-то до смеха.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я не понимаю, почему это диктатура.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Но прикончить эту диктатуру…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы не объясняете, почему это диктатура.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Потому что такое надругательство над гражданским достоинством народа, исключительно силовые методы – это надругательство, потому что отменить свой собственный национальный флаг, вот символика которого сегодня на мне, и герб, и гимн – это государственная измена. Лукашенко совершенно наплевать на белорусские национальные традиции, на лучшую, самую активную, самую благородную, европейски ориентированную часть народа…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я Вам еще раз повторяю: это демагогия, то, что Вы говорите. Народу это нравится. Почему Вы, великий демократ, Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Это нравится 30% народа.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему Вы не уважаете выбор народа? Народ сделал свой выбор. Вы говорите, что 30%, на самом деле, прекрасно знаете, что не 30, а гораздо больше.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я могу ручаться только за 30.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Людям, может быть, не нравится Лукашенко, но они чувствуют, что все остальное будет менее стабильно. В конце концов, не имеет значения, почему они голосуют так или так.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Свобода всегда нестабильна.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Свобода нестабильна, а они хотят стабильность.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Свобода – это риск.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Правильно, вот они не хотят рисковать.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Свобода – это дорога, в дороге всякое может случиться.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что Вам неймется, госпожа Новодворская?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Неймется. Не люблю, когда обижают свободных людей, когда закатывают в асфальт в прямом и переносном смысле. Не люблю драконов, как сказал некий Ланселот, который даже без Эльзы соглашался сразиться с этими самыми драконами. Между прочим, народы делали еще более массовые и еще худшие выборы.

(Далее говорят одновременно).

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А чего же Вы тогда Буша-то любите? Чего Вы Буша любите?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Вы у меня спросите, почему мне не нравится Адольф Гитлер?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, причем тут Гитлер?

В.НОВОДВОРСКАЯ – А при том…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да ладно Вам. Ну, бросьте.

В.НОВОДВОРСКАЯ – …что народ его поддерживал массово, потому что он автобаны построил. И чего тогда Сталин не устраивает.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Чего Вы Буша любите? Вот уж дракон, поискать какого, понимаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Не знаю, не знаю, пока…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ведет эту войну в Ираке, ни конца, ни края.

В.НОВОДВОРСКАЯ – …он не ограбил бизнес…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Положил народа сколько и продолжает говорить, что эта война должна быть до победного конца. До чьего победного конца?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Когда американцам будет неугодно эта война, они поступят так же, как когда-то поступили с вьетнамской войной. И это будет даже ярче.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ага. Т.е. волю американского народа Вы уважаете, а волю белорусского народа Вы не уважаете, госпожа Новодворская.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Американский народ – это народ свободный, это самая свободная страна мира, и никто не посмеет подвергнуть насилию американский народ, потому что он такое схлопочет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да уже подвергли насилию.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Как Вильсон – или импичмент, или отставка.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Уже подвергли. И воюют вовсю, и вешают лапшу на уши.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Воюют, потому что пытаются спасти Ирак. Это не преступление. Может быть, это ошибка, с точки зрения людей эгоистичных, которые думают только о себе, но есть такой акт в Штатах: о поддержке свободы. И то, что они готовы жертвовать жизнями своих людей ради того, чтобы в Афганистане, там, в Ираке, в Сербии было немножко свободы и счастья – это им в плюс, а не в минус. Они христиане, и это угодно Богу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. «Матвей Юрьевич, — пишет мне Наталья из города Москвы, — Вы сегодня очень приятно удивляете меня своим здравомыслием».

В.НОВОДВОРСКАЯ – Это ужасная…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дорогая Наталья, Вы, на самом деле, не знаете, какое у меня здравомыслие. Дело в том, что обязанность журналиста, — оппонировать, поэтому, что бы ни говорила Новодворская, я буду говорить обратное. Понимаете? А что я думаю на самом деле, это мой большой маленький секрет.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Опасно использовать такие полемические приемы. Видите, сразу начинают комплименты делать такого рода.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Конечно, да, конечно. Потому что народ не хочет, чтобы Вы чего-то расшатывали. А для Вас самое главное – расшатать, чтобы оно упало.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Расшатать эшафот, лагерную вышку – это благое дело, потому что так жить нельзя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – У Вас галлюцинации, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ – А в Белоруссии до этого может дойти.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ладно. Слушайте, сейчас для Вас замечательная тема. Помните, как Вы мне сначала сказали…

В.НОВОДВОРСКАЯ – А мы не ответили хорошему человеку, который спросил, сделала ли российская оппозиция выводы из белорусских событий.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, давайте, какие российская…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я думаю, что выводы она сделала, потому что там рядом с Милинкевичем был новый талантливый лидер СПС Никита Белых.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, и что?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Там был Владимир Рыжков. И вот само собой, там была оборона, и был общедемократический пикет у белорусского посольства в понедельник.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не, ну, были, были. Просто я на часы смотрю. Значит, какой вывод сделали? Какой?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я думаю, что право на объединение оппозиции получила партия СПС, потому что она всюду: и в Украине на Майдане, и на Октябрьской площади она защищает угнетенных, она борется за свободу. В общем, такой коллективный Байрон. И Никита Белых получил право на объединение оппозиции. Лидер оппозиции возник сам собой. Просто по факту.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Ничего не понял, ну, ладно. В общем, короче говоря, оппозиция делает какие-то выводы. Правильно? Чего-то она там делает.

В.НОВОДВОРСКАЯ – К сожалению, действительно национальный подъем белорусского народа оставляет нам чувство зависти. Мы не можем вывести сейчас 20 тысяч народу…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, давайте… Я прошу прощения, моя дорогая, смотрю на часы, давайте примем телефонный звонок. Слушаем Вас. Это программа «Особое мнение» с Валерией Новодворской. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ЯКОВ ГРИГОРЬЕВИЧ – У меня вопрос.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ЯКОВ ГРИГОРЬЕВИЧ – Меня зовут Яков Григорьевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, Яков Григорьевич, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ЯКОВ ГРИГОРЬЕВИЧ – Адамова наши выручили. Ему в Америке могли продлить жизнь на 60 лет, плюс к тому, что он уже имеет за плечами. Вот где он сейчас: еще сидит или уже загорает у себя на даче?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я Вас понял. Значит, мы не справочное бюро. Слушайте наши новости. Валерия Ильинична не обязана отвечать Вам, где Адамов. Она не занимается биографией Адамова и она не его летописец.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Вы не поняли, что хотел спросить Яков Григорьевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Он хотел спросить, почему мы выручили преступника Адамова, и почему мы не заступаемся за своих граждан, за Александра Подробинника, например, журналиста, который сейчас сидят в белорусской тюрьме. Потому что с точки зрения нынешнего путинского режима и министра иностранных дел, и президента, они не наши. Для них свои – это только те, кто выступает против европейских ценностей и за возвращение в советское прошлое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А Вам известно, что Адамов уже выпущен и сидит на даче?

В.НОВОДВОРСКАЯ – А Вам известно, что убийцы бедного Яндарбиева, безобидного, они точно уже, по тюрьмам их нигде не нашли, да еще, я думаю, звезду какую-нибудь получат за теракт.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не, ну, с ними понятно. Тут вопрос был про Адамова. Вы точно знаете, что Адамов уже выпущен?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я точно не знаю, но предполагает.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Значит, один предполагает, Вы подтверждаете якобы это предположение.

В.НОВОДВОРСКАЯ – И это неудивительно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – На самом деле, никто ничего не знает: сидит Адамов, не сидит Адамов. Хорошо бы это узнать. Это программа «Особое мнение». Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА – Добрый вечер! Я из Москвы, Людмила Георгиевна.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, Людмила Георгиевна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА – Вы знаете, ну, у меня совершенно такой очень маленький вопрос: вот Новодворская – умная женщина. Но почему она… имеет свое мнение, но все то же самое. Пусть говорит, но какими-то другими словами, не оскорбляя никого.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А кого она оскорбила?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА – Ну, вот она вначале говорила, того же Лукашенко, и все…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не, но она высказывает свое мнение. Если человек имеет свое…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА – Нет, я понимаю, мнение можно высказывать по-разному. Но как-то более корректно мнение-то можно высказывать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но она считает, что она еще мягко высказывает свое мнение, мягко.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА – Да что Вы говорите?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо Вам большое, благодарю Вас. Давайте еще один телефонный звонок. Не так говорите, госпожа Новодворская. Понимаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сколько я проводил среди Вас разъяснительную работу, чтоб Вы правильно говорили, ласково.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не говорите «тиран», говорите…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Уважаемый, Адольф Шикльгрубер. Дорогой, Иосиф Виссарионович.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, нет, тиранчик, тиранчик. Не надо говорить тиран. Не надо говорить людоед. Людоедик.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Надо говорить тираша.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тираша, да. Совершенно верно.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Дракоша.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дракоша, да. Следующий звонок. Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Здравствуйте. Алексей из Москвы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, Алексей, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Валерии Ильиничне белорусский вопрос. Почему оппозиция выбрала своим символом портки? К тому же «джинса» в журналистской среде – это отрицательный термин.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, во-первых, не портки, а джинсовую ткань. Правильно?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – «Джинса» у журналистов очень отрицательный оттенок имеет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет. Значит, для Вас отрицательный, а для других – положительный. Там история связана с одним молодым человеком, и пытались назвать эту революцию, ну, если бы эта революция произошла, картофельной. Вот это унижение, как мне кажется, для белорусского народа. Джинсовая – это совсем другая история. И кстати, я не знаю, этому парню сейчас разрешили въехать обратно в Минск или не разрешили. Просто читайте газеты, и Вам тогда будет понятно. А джинсы, к Вашему сведению, это не портки. Портки – это, наверное, то, что Вы носите, а вот джинсы – это такая… вообще, довольно стильная одежда, и дорого стоит.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Это символ западничества и свободы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, символ западничества и свободы.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Когда-то они были запрещены.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Но там другая история, долго рассказывать. Значит, вот – джинсовая, собирались сделать джинсовую революцию. Мы делаем паузу на 5 минут. Те, кто любят Новодворскую, оставайтесь вместе с нами. Через 5 минут вы будете иметь счастье снова с ней общаться.



НОВОСТИ



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Валерия Новодворская с итогами недели. Валерия Ильинична, серьезная тема, это – Южная Осетия. И Вы знаете, предложение южноосетинских товарищей предоставить в наш Конституционный суд некоторые документы, подтверждающие, что Осетия никогда не выходила из состава России. И… Но главное не это, а вот то главное, что я говорил в прошлой передаче со Сванидзе, что некоторые чиновники наши уже говорят, что это будет рассмотрено с огромным вниманием, да? Т.е. Конституционный суд — Конституционным судом, но, во всяком случае, вот какие-то преференции выдаются. Вот как Вы смотрите, что из этого может получиться?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Из этого ничего хорошего не получится. Потому что потом окажется, что Абхазия никогда не была частью Грузии, а Приднестровье никогда не было частью Молдавии. Это предложение, если авторы его отдают себе отчет в том, что они говорят, это предложение о расчленении Грузии и Молдовы. Такого рода мероприятия караются международным сообществом, причем караются так, там, на уровне исключения не то, что из восьмерки, здесь можно из ООН вылететь и получить то, что когда-то получил Ирак, который тоже считал, что Кувейт – его часть и что нигде не записано, что Кувейт должен быть отдельным государством. И чем это для Ирака кончилось тогда даже, это понятно. Ну, понятно, что у нас пока еще, к сожалению, не все боеголовки отключились, и еще нефть к несчастью не высохла вместе с газом. Но все равно я не думаю, что Путин на это пойдет, потому что дальше у него компания у него будет понятна: безумные аятоллы в Иране, Александр Лукашенко. Ну, как-то маловато, он к другому привык.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, Вы знаете, что собираются использовать прецедент Косово. Вы знаете, что Косово… рассматривается серьезно вопрос о том, чтоб Косово был независимой территорией, независимым государством. Если это произойдет, то соответственно можно играть и нашу партию. Почему Вы не осуждаете Соединенные Штаты Америки, которые фактически отторгают Косово от Сербии?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Соединенные Штаты попали в ловушку с этим югославским вопросом, как и мы попали в 14-м году. Этот вопрос очень многих, к сожалению, поставил в сильно неловкое положение. Понятно, что и албанцы, и сербы были готовы съесть друг друга, закопать живьем, что они и делали. И попытка помочь албанцам привела к тому, что албанцы воспряли, стали давить сербов. Какой из этого выход существует, непонятно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, там уже понятно. Зачем Вы говорите? Я Вам задаю конкретный вопрос, Вы не хотите отвечать. Я Вам говорю: сейчас рассматривается вопрос. Вот этот будет косовский прецедент, Косово станет, может стать независимым государством. И наш представитель, говоря о Южной Осетии, он говорит, что мы будем опираться на прецедент Косово. Значит, Соединенным Штатам Америки готовиться к тому, что его выгонят из ООН, что оно окажется среди таких изгоев, как Фидель Кастро, как Александр Лукашенко? Вот как Вы относитесь к этому шагу Соединенных Штатов Америки, которых Вы любите?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Соединенные Штаты не будут этот вопрос решать прямо, и Косово не к ним присоединится. А здесь нам предлагают Южную Осетию, не больше, ни меньше, как присоединить к себе. Так что положение будет все-таки разное.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это не совсем так. Южная Осетия присоединяется к Северной Осетии, исторически с которой это было единое государство под названием, значит, Осетия – Алания, а поскольку одна часть этой Осетии находится в… так сказать, присоединена и является частью, да, но вот…

В.НОВОДВОРСКАЯ – Это совсем так. Южная Осетия оказывается частью России. Это прямое расчленение. Соединенные Штаты, надеюсь, не собираются к себе присоединять Косово. Поэтому ситуация другая. Их можно будет обвинить в пособничестве, в том, что они вызвали этот эксцесс. Я бы на месте правительства Сербии не стала бы жалеть о Косово, потому что, к сожалению, что отрезано, то отрезано. Их путь – хотя бы Черногорию сохранить, не вызвать своим поведением…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Т.е. Вы предлагаете правительству Грузии не жалеть о Южной Осетии, что отрезано, то отрезано. И об Абхазии. Правильно?

В.НОВОДВОРСКАЯ – На самом деле, я бы на месте правительства Грузии, безусловно, не смирялась бы  с безумными действиями российских властей, которые всюду в ядерных реакторах кочережкой мешают, но я бы заботилась о том, чтобы сделать ситуацию в Грузии в экономическом и политическом плане настолько привлекательной, чтобы никому не захотелось выходить. Найдите сегодня штат, который захочет выйти из состава США. Я думаю, что такого штата просто не найдете.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ответ понятен. Давайте теперь послушаем телефонные звонки. Номер телефона вы знаете, давайте послушаем. Слушаем Вас. Добрый день. Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ ВАЛЕРИЙ — Добрый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ ВАЛЕРИЙ – Валерий меня зовут. Из Москвы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, Валерий, прошу Вас.

СЛУШАТЕЛЬ ВАЛЕРИЙ – Я хотел бы задать госпоже Новодворской следующий вопрос. Судя по всем ее высказываниям, она очень болеет душой за состояние обездоленных людей. Ну, вся жизнь ее посвящена этому. И меня очень удивляет, как же она поддерживает сегодня отношения Западной Европы к Белоруссии? Т.е. изолировать, не давать торговать…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мысль понятна. Т.е. изолировать Вы предлагаете Лукашенко, страдать будет простой народ.

В.НОВОДВОРСКАЯ – У меня есть более радикальное предложение. Если бы Россия была демократической страной, она могла бы сократить страдания белорусского народа очень простым способом: поднять цену на газ до 150 долларов и сказать: без Лукашенко цена будет прежней. Уверяю вас, что через несколько месяцев белорусская элита завязала бы Лукашенко в узелочек и положила бы его у ворот Кремля.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Т.е. Вы крови хотите, да? Чтобы произошли революционные события в Белоруссии?

В.НОВОДВОРСКАЯ – А никакой крови бы не было. Ни один диктатор не может держаться, если его отвергает собственная молодежь, собственная интеллигенция, что уже есть, собственный бизнес, что тоже уже есть, но при этом еще и собственный аппарат. А аппарат любит Александра Григорьевича не бескорыстно, а за те материальные блага, которые ему достаются, и силовики тоже. При такой цене на газ у Лукашенко не будет второго бюджета, который он состригает с бизнеса, чтобы кормить силовиков, прикармливать. И уверяю Вас, что силовики и аппарат, которые не имеют убеждений, а имеют только интересы, тут же сделает правильный вывод. И не пролив ни капли крови и не получив никакого убытка, Россия могла бы заслужить вечную благодарность белорусского народа и большие похвалы на Западе, даже лавровый венок.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Угу. Ну, вот у нас 30 секунд. Короткий такой вопрос. Вы знаете, все-таки все хотят стабильности. И мне кажется, белорусам… ну, я не знаю, можно сказать: нравится, можно сказать: терпят Лукашенко, потому что это прогнозируемая стабильная страна. Вы  с этим не согласны?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Не все хотят стабильности с за колючкой и с вышками и с часовыми. Стабильность рабства и стабильность несвободы, стабильность, когда ты в болоте и навсегда – это не та стабильность. Все хотят стабильности сытой, благополучной и свободной страны.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Демократической страны.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Демократической страны.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все. Нам нужно заканчивать. Спасибо большое. Пламенная революционерка, моя любимая Валерия Ильинична Новодворская была здесь. Валерия Ильинична, спасибо Вам большое, что Вы были с нами. Это была программа «Особое мнение». Смотрите RTVI, слушайте «Эхо Москвы». До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире