'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 31 января 2006, 19:08

В прямом эфире «Эхо Москвы» Валерия Новодворская.



Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте! Это – «Особое мнение». Нас можно слышать, можно видеть. Я – Нателла Болтянская. Валерия Новодворская сегодня отвечает на ваши вопросы. Доброго времени суток, госпожа записной советолог. Только так Вас можно охарактеризовать.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Да. Спасибо родному президенту, теперь я, наконец, знаю, кто я такая. И в смысле: тьфу на меня, я здесь могу только в порядке алаверды согласиться с президентом единственный раз в жизни, ну, что действительно с ним бесполезно вести дискуссию – это будет отскакивать как от гранитной скалы. Ну, значит, гражданское общество, по-видимому, даже в том минимальном размере, который у нас водится, должно сказать: тьфу на этого президента.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, Вы понимаете, в чем дело: Вы в данной ситуации повторяете мысль Андрея Илларионова, который в своей не так… недавней статье в «Коммерсанте» призвал общество дистанцироваться от власти. Но ведь, к сожалению, Валерия Ильинична, наше общество дистанцируется от власти, знаете, каким способом? Закрывает окна и двери и пьет свое пиво.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, это не лучший способ дистанцирования, потому что едва ли у них есть такие двери, которые не сломают чекисты и едва ли у них есть такие окна, через которые они не пролезут. Когда им понадобится, тогда пролезут, и пиво не допьют. А раз я играю роль, по-видимому, в этих программах тени отца Гамлета, которая появляется где-то над Ильсинором и каркает что-то совершенно ужасное, что кому-то опять что-то влили в ухо или повесили на уши, как в нашем случае, кому – настои белены, кому – лапшу, это уж по способностям.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но лапша все-таки полегче будет.

В.НОВОДВОРСКАЯ – То я могу сказать, что мы прямо-таки существуем в режиме одного талантливого стихотворения Галича, которое вот все время у меня сегодня с утра прямо крутится в голове: «А в Крыму тепло, а в море сельди, и миндаль, небось, подоспел, а здесь по наледи курвы-нелюди двух зэка ведут на расстрел».

Н.БОЛТЯНСКАЯ – На расстрел.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Смотрите: две страны, причем одна, видимо, ничего не знает о существовании другой. Здесь и солдатик без ног и без половых органов, и это еще один из многих, единственная верхушка айсберга, о которой мы знаем. Там очень много ампутированных ног, повешенных, удушенных, забитых насмерть. С другой стороны, в Нижнем Новгороде в пятницу будет вынесен приговор первому правозащитнику профессиональному, которого судят при путинском режиме, Стасу Дмитриевскому. И прокурор, между прочим, потребовал 4 года колонии-поселения, ни больше, ни меньше. Тут громят, давят и душат уже просто как кур, заболевших птичьим гриппом, правозащитников. Может быть, президент считает, что они – источник заразы и через них распространяется этот вирус? Уж не помню его порядковый номер. А с третьей стороны, еще одно стихийное бедствие, пожалуйста, ловите: выступление президента, ответ на 71 вопрос. Чтобы уже иллюзий не оставалось насчет кукловодов, которые руководят российскими правозащитниками и насчет того, что дискуссий никаких не надо. И насчет ежовых рукавиц, там, и холодных железных рук, и понятно, что с избранного пути это бронетанковое соединение, которое не курит, не пьет и наркотиков не употребляет, сворачивать не собирается. Если кто думал, что это поддается какой-то коррекции. И опять должна согласиться с президентом. У меня сегодня просто стих такой: я все время соглашаюсь с президентом. Он сказал, что много можно найти в России людей, которые собираются стать президентом. Ну, не знаю, собираются они или нет. Я знаю, что можно найти многих хуже Владимира Путина, которые будут такими президентами, что вообще никто не выживет, там, типа Примакова или, там, Зюганова. Но Вы знаете, есть надежда: очень много людей, которые будут лучше Владимира Путина. Вот прямо на улице останови, и окажется, что очень многие не собираются строить тоталитаризм, а хотят сами пожить и другим пожить дадут.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вы знаете, это не монтаж, это реальная Валерия Новодворская в прямом эфире соглашается с президентом, чтоб доказать вам это, мы прямо сейчас включаем наш телефон. Алло, здравствуйте, Вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Алло.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Здравствуйте. Москва, Ирина.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Москва, Ирина, пожалуйста, Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Вопрос к Валерии… Да, я… к Вам вопрос: вот зачем Вы ее сюда приглашаете? Это совершенно неадекватный человек. И говорит всегда одно и то же.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вы знаете, ничуть не менее неадекватный, не более неадекватный, нежели Вы, уважаемая Ирина. И обижать наших гостей не стоит. Здравствуйте, Вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – Алло, вы меня слышите?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Мы Вас очень внимательно слушаем, у нас мало времени.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – Добрый вечер.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – Я Инна из Израиля. Уважаемая, многоуважаемая Валерия Ильинична, но поверьте, это не вежливая фраза, а истинное отношение. Вы меня слышите?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Очень хорошо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИННА – Ага. У меня вот какой вопрос: журналист Александр Минкин сказал, что он ни за что не будет участвовать в антифашистском митинге, если там принимают участие Ирина Хакамада и Вы, Валерия Новодворская. Ну, с Хакамадой я еще понять как-то могу. У него могут быть претензии к ней, как к политическому деятелю. Но простите, так сказать, чем Вы его задели? Может быть, его мутная совесть…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Чем задела его Валерия Ильинична. Но я думаю, что отвечать на вопрос, чем же задела Валерия Ильинична и кого она задела будет Валерия Новодворская в программе «Особое мнение» сразу после небольшой паузы. У нас есть пейджер, у нас есть телефон, у нас есть Интернет, и это все возможные формы связи, которые обязательно будут использованы в программе «Особое мнение».

В.НОВОДВОРСКАЯ – Пока есть, пока есть.



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Особое мнение» высказываю вовсе не я, Нателла Болтянская, а вовсе даже Валерия Новодворская. Итак, Валерия Ильинична, вот, собственно, почему так малолюдны антифашистские митинги, потому что все все время говорят: вот я с этим не пойду, я с другим не пойду. Если митинг антифашистский, — встали и пошли, не оглядываясь ни направо, ни налево. Я не права?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я могу сказать, что я не только с Ириной Хакамадой согласна идти и на антифашистский, и на антипутинский митинг, но даже и с Минкиным. Не ходить на антифашистские митинги можно только с коммунистами, а если человек является демократом и западником, а таковым он себя декларирует, от прочих частных вопросов можно абстрагироваться. Но журналист Минкин – своеобразный человек.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но Вы знаете, что? Я Вам не позволю опять же обсуждать здесь журналиста Минкина, который часто бывает гостем «Эха Москвы» и программы «Особое мнение». А вот телефон мы сейчас будем продолжать включать с упорством, может быть, достойным лучшего применения. Алло, здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛИЯ АЛЕКСЕЕВНА – Алло, здравствуйте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛИЯ АЛЕКСЕЕВНА – Наталия Алексеевна. Я из Москвы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Наталия Алексеевна, пожалуйста, Ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛИЯ АЛЕКСЕЕВНА – Уважаемая Валерия Ильинична, завтра юбилей нашего первого президента Ельцина. Я хотела Вас спросить, как Вы к нему относитесь? Как Вы оцениваете его президентство? Я считаю, что за ним числятся три страшные ошибки, больше похожие на преступления. Это – Чечня, Лукашенко и Путин. И все-таки…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, Наталия Алексеевна. Ваш вопрос понятен, даже комментарий мы успели услышать. Валерия Ильинична?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я согласна с Наталией Алексеевной, что это очень большие ошибки, но Ельцин – это со времен Александра-освободителя вторая в российской истории фигура, которая провела, пыталась провести глобальные реформы. А если вспомнить ошибки Александра-освободителя, который подавлял польское восстание, не нашел общий язык с молодежью, вместо того, чтобы договариваться, стал ее вешать, из-за чего потом много неприятностей на Руси было, то вот, к сожалению, один на один и придется. Ну, я бы еще одну ошибку прибавила, это то, что он сейчас молчит, когда надо протестовать против того, что творится в стране. Тем не менее, я думаю, что мы будем вспоминать это как сон золотой, ельцинский период. Едва ли мы в своей жизни еще раз столкнемся с таким оазисом и вот с таким периодом реформаторским и человеческой жизни.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но Вы знаете, вот еще один вопрос, который Вам пришел на пейджер. Вопрос, на самом деле, достаточно грустный. Звучит он следующим образом: «С уважением отношусь к Вам, помню советские времена, и вот опять мы вместе. Недолго пришлось отдыхать?». Ага?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну да, «недолго мучилась старушка в матросских опытных руках». К сожалению, мы вернулись почти что к исходной точке. А еще говорят, что пасту нельзя затолкать обратно в тюбик. Некоторая паста с большим удовольствием туда заталкивается. Однако что-то страна приобрела. Я думаю, она приобрела идиосинкразию против Шариковых и Швондеровых: взять все и поделить вот так, на это даже Путин с его чекистами не согласятся, они не захотят делиться. Т.е. полного ликвидирования всякой экономической дифференциации не будет. Не будет, я думаю, что и железного занавеса не будет. При наличии Интернета это несколько сложнее сделать. Мир шагнул вперед. Т.е. мы получим такой современный вариант фашизма с российским уклоном, такого фашизма для бедных, но едва ли мы получим такое дотошное ликвидирование всего самиздата, например. Какой смысл гоняться за произведениями Солженицына? Вон «Круг первый» идет по телевидению. Какой смысл истреблять книги, когда они все на жестких, на мягких дисках?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Да кому мы с Вами нужны? Кому Вы нужны, извините?

В.НОВОДВОРСКАЯ – А кому нужен Стас Дмитриевский, которого собираются посадить в Нижнем Новгороде? Кому нужна бедная, ни в чем не повинная народная заступница Людмила Алексеева, которая о Путине ни слова худого не говорила и даже цветочки от него принимала? Вот были цветочки, а сейчас ягодки.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Валерия Ильинична, а вот теперь объясните, пожалуйста, где Вы, мягко говоря, лукавите, а грубо говоря, врете? Вы, декларируя и, в общем, являясь, по сути, человеком непримиримым, в своей собственной жизни, простите, и мухи не убьете.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Непримиримость и свирепость – это разные вещи. Максимализм и экстремизм – это тоже разные вещи. Последовательность и фанатизм – это тоже очень, очень разное. В современном мире политические вопросы давно уже не решаются с помощью убийств, казней и пыток. Это, может быть, президент Российской Федерации на этот счет заблуждается, устраивая Украине и внешнему миру газават и считая, что можно что-то задавить. А сейчас 21 век, сейчас иные меры в ходу.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Уважаемая Валерия Ильинична, — вопрос на пейджер, — моему сыну скоро исполнится три года. И вот я тяжело задумалась, уже пора бежать отсюда, сломя голову или можно переждать, но лучше не надо?»

В.НОВОДВОРСКАЯ – Да, это серьезная проблема для всех матерей. Вот в недавнем эфире по этой же радиостанции Тина Канделаки призвала всех матерей откупаться от армии и таким образом спасать своих сыновей. Ну, у кого есть, чем откупиться, у кого нет. Наши проблемы решит только профессиональная армия, только профессиональная армия. Никаких других решений для нашей проблемы нет. Надо бороться за то, чтобы была эта профессиональная армия всем, кто собирается родить ребенка, всем, кому у ребенка, там, три года, 13 лет, 8 лет, 9 лет, если дружно всем навалиться на это государство и немножко придушить этих генералов и эту хунту, и, в конце концов, если людей в этой армии не останется, вот все будут требовать альтернативную гражданскую службу, никто не пойдет служить. Это решение вопроса, вот тогда начнутся реформы. Этот несчастный мальчик, который сейчас умирает в этой челябинской клинике, ведь он хотел служить, его не ловили с милицией. Вот это и проблема. Не надо хотеть служить, надо оставить армию без единого солдата. Только тогда начнутся реформы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Тогда начнутся облавы на улицах, а не реформы.

В.НОВОДВОРСКАЯ – А этот вопрос нельзя будет решить облавами на улице. Откуда же они тогда возьмут дедов и старослужащих? Это не решится облавами на улицах. Есть альтернативная служба – ужасная, чудовищная, четырехлетняя, черт знает, где, черт знает, как, но она чем хороша? Что она оставляет войска без солдат.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Угу. «Уважаемая Валерия Ильинична, как Вы можете прокомментировать сегодняшнюю фразу Путина? Цитирую: наша позиция относительно «Хамас» отличается от Запада. МИД никогда не признавал «Хамас» террористической организацией, но мы не одобряем все, что делает «Хамас».

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, это – шедевр двоемыслия и вполне советский вариант, потому что кому же неизвестно, что все эти террористы, которых в будущем назовут исламскими, были науськаны и натравлены на западных империалистов и на Соединенные Штаты именно советской властью. Здесь были институты, здесь были соответствующие школы, да все они прошли и подготовку на нашей земле. Естественно, как можно признать террористической организацией «Хамас»? У нас, видимо, Хельсинская группа является террористической организацией, а Стаса Дмитриевского ведь судят по статье «разжигание межнациональной розни».

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А что же не судят никого другого по этой статье?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Это он ее разжигает, не ребята, которые бегают по улице с ножами и с дубинками, убивают иностранцев, не партии, которые декларируют фашизм в своих рекламных роликах, не Рогозин, не Жириновский…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Подождите, но рогозинскую партию все-таки с московских выборов сняли.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Сняли, но…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Мало Вам?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Мало. Мне мало. Мне мало. И ЛДПР такая же, такого же разлива, и «Единая Россия» такого же разлива, все государственные структуры этим заражены, а правозащитник Стас Дмитриевский, который организовал Общество российско-чеченской дружбы, вместо того, чтобы мочить чеченцев в сортире, и опубликовал всего-навсего интервью покойного президента Чечни Масхадова и Закаева. Он, оказывается, таким образом разжигал межнациональную рознь. Вот и судите, откуда все это берется.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Валерия Ильинична, почему, как Вы думаете, только 5% населения России не может жить без свободы, а 70% в ней никак не нуждаются и не считают, что без нее жить невозможно? Иными словами, зачем мне свобода и иные права, если мне жить не на что и безопасности не хватает».

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я думаю, что это связано с чисто историческими и генетическими проблемами. В России, в ее истории с издавна, к сожалению, превалируют традиции не западнического характера. Скандинавская традиция и славянская – это традиции моноэтарные. Есть традиции дикого поля, ордынская, византийская. И так исторически сложилось после монгольского ига, что эти традиции стали превалирующими и, увы, всегда 5% тех самых западников, которыми жива страна. А советская власть просто выпарывала этих носителей западной концепции.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А что, у Вас с генетикой по-другому? Вот у Вас лично?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я принадлежу, и Вы, кстати, тоже – к 5%, это генетически так. Появляются все время 5%, заметьте, эта цифра не меняется. Те, кто был в Учредительном собрании и голосовал на этом собрании, на выборах за кадетов, их тоже оказалось 5%, это был 18 год. Это было очень давно, но сегодня СПС получает столько же.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Мы прервемся. Я напомню, что особое мнение сегодня в соответствующей программе высказывает Валерия Новодворская. Мы будем принимать звонки, мы будем зачитывать ваши сообщения. И я надеюсь, что вопросы будут именно вопросами.



НОВОСТИ



Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это «Особое мнение». Я – Нателла Болтянская, напротив меня – Валерия Новодворская. Сейчас мы примем пару телефонных звонков. Алло, здравствуйте, Вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Алло, здравствуйте, меня зовут Сергей, я из Питера.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Сергей из Питера, давайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – О, это же очень приятно, наконец-то удалось до вас дозвониться. Мне вот, знаете, хотелось бы задать вопрос вот вашей участнице. Я вообще предпринимателем работаю в Питере достаточно успешно, и меня как бы устраивает и сегодняшний строй, и вообще, как бы, состояние дел в экономике, в политике, оно значительно лучше, чем вот было. И мне чуть-чуть больше 30 лет. А вопрос у меня к вам такой. Вот Вы знаете, в принципе я демократических таких воззрений на жизнь и вот понимаете, мне кажется, что как бы вот Вы находитесь на работе у ФСБ, наверное, Вам оплачивают, потому что вот впечатление такое, что если бы не Вы как лицо, представляющее демократию, правозащитников, Вы дискредитируете демократию, понимаете?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Понятно. Ваш вопрос понятен. Т.е. Вы, будучи демократических воззрений, считаете, что Валерия Новодворская нанята ФСБ для того, чтобы демократию дискредитировать. Прошу.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я могу сказать, что у ФСБ, видно, огромный список нанятых ими, потому что тогда демократию по-своему все дискредитируют: и Егор Гайдар, и Анатолий Чубайс, и Альфред Кох – все ее дискредитируют, как могут, судя по цифре, которую народ им выставляет на выборах в бюллетенях. Интересно, а имел бы Сергей из Питера свой бизнес, если бы вот не эти дискредитирующие демократию правозащитники, которые тоже, видно, дискредитируют, судя по речам президента. Кто ее не дискредитирует тогда, получится? Получается, что все, кто декларируют себя демократами и называют, и все либералы, и все, кто борется за свободу в стране, и все, кто дал Сергею возможность иметь свой бизнес и зарабатывать деньги. Ведь не Путин дал ему эту возможность. А Ельцин заодно уж как дискредитировал, просто слов нет, судя опять-таки, по мнению народному. Все ее дискредитируют. Логика — железная. Я просто очень боюсь таких вот Сергеев из Питера, которые зарабатывают деньги, и при этом абсолютно не ценят свободу. Это ситуация фашизма, когда люди только зарабатывают деньги и все остальное ставят ни во что. Прямо по Лао Цзи: надо сделать желудки людей полными, а сердца их пустыми.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну вот Вам, пожалуйста, еще один вопрос, коротенький и очень элегантный. «Любит ли Россию Валерия Ильинична?», — спрашивает Инна Семеновна.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Замечательный вопрос. Я надеюсь, что дорогая Инна задаст тот же вопрос России.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ой, нет, это – демагогия, извините меня, пожалуйста. Вот Вас конкретно спрашивают: Вы любите Россию?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Странною любовью. Интересно, а что я тогда здесь делаю? Чем можно объяснить мои занятия в течение 30 лет? Вот такой вопрос Инне. Пусть с трех раз подумает, вот с 68 года и до сей поры, 3 раза 70-я статья. И впереди, по-моему, тоже абсолютно неизвестно, что. Чем Инна объясняет вот такое поведение?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – «Чем Вы объясняете такую непопулярность демократов в России вообще и низкий рейтинг при голосовании у электората?», — спрашивает Надежда Васильевна из Москвы.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Я объясняю это полнейшим отсутствием квалификации у электората, тем, что люди не разбираются в программах, не знают ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Полным отсутствием политической квалификации и гражданского долга. Вот именно поэтому демократы не набирают, потому что как бы плохи наши демократы не были, но они привязаны и декларируют те самые вечные европейские ценности, которыми живет человечество, а другие декларируют все совсем противоположное и не декларируют ничего вообще.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Угу. Давайте попробуем телефон. Алло, здравствуйте, Вы в эфире, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Добрый день. У меня вопрос к Валерии Новодворской.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Кто Вы и откуда, простите?

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Вот она говорит о демократии, о том, что в России нужна демократия, как будто это нечто само собой разумеющееся. Может быть, если всего 5% поддерживают демократов, может быть, это не то, что нужно?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Очень хороший вопрос. Может быть, если всего 5% поддерживают демократию, то это не нужно? Скажите, а кто Вы и откуда?

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Евгений из Израиля.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Евгений из Израиля. Ответьте, пожалуйста, Евгению из Израиля.

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, хорошо, конечно, Евгению из Израиля. Он живет в стране, где демократия явно нужна, даже в такой обстановке. Но, а нам что прикажете делать? В Израиль нас тоже не пустят. Мы по национальному признаку не подходим. Как нам жить, этим 5%, куда деться? Надо отбиваться, надо бороться за жизненное пространство, надо создавать для себя нормальную среду. В конце концов, если мы –новая ступень прогресса, млекопитающее, как нам прикажете жить с динозаврами? С динозаврами жить, по динозаврьи выть?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, не знаю. Так. «Скажите, пожалуйста, не кажется ли Вам, что Ваша философия в известной степени тоже пахнет фашизмом?» У?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Да нет, не кажется, потому что не вижу я никаких следов фашизма в философии, которая базируется на индивидуализме. Фашизм – это крайняя степень государственничества. Это этатизм. Там, где этатизм, там недалеко лежит и фашизм. И все левые концепции, которые предполагают сильную роль государства и приоритетную. Ведь чтобы перераспределять, надо отнять сначала у кого-то, а они, безусловно, близки к фашизму. Я всегда считала, что фашизм – не правая, а левая концепция. А у либералов, западников, сторонников индивидуализма и индивидуального использования заработанных средств, да еще сторонников многопартийной системы и правового государства, какой же это к черту фашизм?

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Очень коротко: чем кончится шпионский скандал, как Вы думаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Шпионский скандал кончится тем, что шпионы облизнутся и останутся на своих местах, а все шишки посыплются, и отвечать за это будут правозащитники.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Угу. Т.е. всех закроют?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Да. Все правозащитные организации лишатся статуса, лишатся денег, лишатся возможности нанимать адвокатов, чтобы кому-то реально помогать, ездить по стране, лишатся офисов и возможности посадить людей, которые вот как у Льва Пономарева в Центре отвечают на звонки униженных и оскорбленных, чтобы знать, где нарушены права человека и куда надо спешить на помощь.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, а Вас завтра обвинят в шпионаже?

В.НОВОДВОРСКАЯ – Ну, в шпионаже, не знаю, обвинят ли. Но если Стаса Дмитриевского нужно посадить на 4 года за Общество российско-чеченской дружбы, то, как Вы думаете, на сколько лет нужно посадить меня за признание независимости Чеченской Республики? Лет на 40, наверное.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Так, звонок другу. Валерия Новодворская в программе «Особое мнение». Я благодарю Валерию Ильиничну и прощаюсь с вами, уважаемые зрители и слушатели передачи «Особое мнение».



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире