'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 января 2006, 17:05

11 января 2005 года

17:08–17:45

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Валерия Новодворская, лидер движения «Демократический союз».

Эфир ведет – Сергей Бунтман.



С. БУНТМАН – Добрый вечер, Сергей Бунтман ведет «Особое мнение», извлекает его, особое мнение, а высказывает Валерия Новодворская. Здравствуйте, Валерия Ильинична, со всеми праздниками прошедшими и предстоящий юлианский Новый год у нас. Я бы хотел сразу про Новый год спросить, у нас Новый год – новая дружба вдруг образовалась, Владимир Владимирович Путин признался в любви и дружбе к Украине, сказал, что никакого конфликта нет и т.д. Сразу вопрос у меня такой, какую цель преследовал Владимир Владимирович Путин, приехавший в Астану специально, не телеграммы, не чем-то другим, не раньше, не позже, а сейчас, заявив о вечной и нерушимой дружбе и хороших отношениях?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Простите, нам ли этого не знать? У нас товарищ Сталин – лучший друг детей, которых он лично лишал родителей, по-моему, мало у кого из детей родители при нем оставались, физкультурников и еще черт знает кого. Может быть, и советских заключенных, которые писали ему верноподданнические письма до самого последнего времени. Это нормально. Есть такое животное, крокодил называется, оно даже когда поросеночка лопает, проливает горькие слезы, оно любит поросеночка.

С. БУНТМАН – Это ощущение, а цель?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Но не мешает.

С. БУНТМАН – А цель-то какая во всем этом?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Цель? Во-первых, я думаю, чисто эстетическая, потому что, напакостив Украине, как можно только напакостить кому-нибудь в этой ее доле слез под названием Восточная Европа и СНГ, сладко заявить, что мы вас любим, зная, что не последует самых резких возражений. Это глумление, поглумиться в расчете на ющенковскую политкорректность.

С. БУНТМАН – Нет, а вдруг посетил его восторг, вообще пора кончать с этим делом, надо странам дружить, тем более Россия председательствует в восьмерке теперь.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Не верю, холодное чекистское сердце, не менее холодная голова, чтобы посетил восторг, я думаю, восторг – это такое чувство, которое никогда не стучалось в этот организм.

С. БУНТМАН – Т.е. творческая ночь.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Я думаю, что это даже не активная разработка, не спецмероприятие, потому что не принимает же он Ющенко за идиота, который во все это поверит. Я думаю, желание поглумиться безнаказанно.

С. БУНТМАН – С другой стороны, сказал он, когда говоря, речь шла об отводах газа, скажем, когда задали вопрос Путину сегодня, согласен ли он с «Газпромом», что Украина воровала газ, он сказал, что некорректно так выражаться во взаимоотношениях между странами, а взаимоотношения хозяйствующих субъектов должны быть прозрачные и международно проверяться.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, Волга впадает в Каспийское море, лошадь кушает овес и сено, почему бы сразу не сказать, мы вообще с Украины даром дерем деньги, потому что мы ей столько должны, по его же ведомству, по чекистскому. Если подсчитать, сколько людей НКВД загубило в Украине, буквально с 17-го года по 20-е, 30-е, 40-е, 50-е уже не говорю, то неизвестно, кто кому должен. Я бы на месте Украины предъявила формальный иск за все это, и Василия Стуса туда включила, погибшего в карцере нашего концлагеря. И я думаю, та сумма, которую Украина бы имела право получить, она бы как раз и купила ей бесплатный газ лет так на 25.

С. БУНТМАН – Но Украина же не была оформлена как государство, была кратковременно и невнятно, в отличие, например, даже от балтийских государств, которые все-таки десяток, лет 15 просуществовали, а то и все 20.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Т.е. колонии можно как угодно мочить, топить, жечь, уничтожать и ответственности никакой никогда не наступит.

С. БУНТМАН – Но тогда есть иск вообще к государству, иск может предъявить вообще весь народ, включая все субъекты РФ.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Ну что же.

С. БУНТМАН – Если уж власть себя ощущает наследником Советского Союза и советского правительства и партии, и правительства, то тогда предъявить могут все абсолютно.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Если они ощущают себя чем-то отдельным от этой власти и не голосовали за эту власть, а иначе, согласитесь, не концептуально, с одной стороны, мы эту власть избираем, она у нас имеет рейтинг то ли 60%, то ли 65%, а, с другой стороны, мы к ней предъявляем иск. Нет, Украина, по крайней мере, за Путина не голосовала на президентских выборах и за его ставленника Януковича не голосовала тоже. Поэтому ее иск еще юридически легитимен. Не только морально.

С. БУНТМАН – Валерия Новодворская, у нас есть и другие темы, я напоминаю, что вы можете на пейджер 725 66 33 присылать свои вопросы, а также звонить нам по телефону и из ближних краев, и из дальних. Концептуальный вопрос, может быть, тогда, здесь у нас задавался в Интернете, может быть, тогда российская власть органична для России, а демократия нужна 5%, западного типа демократия?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Очень может быть, что российская власть, она органична для холопов и для рабов, которые в избытке разбросаны на российской территории. Но вот ведь незадача какая, эти 5% не живут компактно, чтобы мы все взяли и попросили об отделении нашей 5% территории и пусть на их стороне остается все, там, где живут 95%. И нефть, и газ, и вышки, и колючая проволока, и овчарки, и посмотрим, кто к кому побежит, я думаю, они к нам перебегут. Беда вся в том, что эти 5% у нас так довольно плавно распределены, поэтому мы не можем требовать отделения, и значит, нам придется устраивать всю территорию и позаботиться о 95%, просто чтобы нам самим было, где жить, и хотелось бы жить на этой территории, а не повеситься на ближайшей осине, придется нам спасать эти 95%.

С. БУНТМАН – Вопреки их воле, может быть?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, вопреки их воле, потому что рабство – это, видимо, очень сладкое состояние, но даже в Древнем Риме когда-то взяли явочным порядком, стали сажать на землю каломов, а потом рабство себя настолько экономически не оправдало, что как рабы ни плакали и как они ни молили, взяли, отменили рабство. Между прочим, когда Александр Второй, освободитель, отменял крепостное право, тоже было много воплей и слез и стонов. И никого слушать он не стал.

С. БУНТМАН – Да, до катастрофы, как говорил Фирс, да, т.е. имея в виду освобождение крестьян. У нас еще одна тема, вчера начался, собственно, процесс судебный по делу об убийстве Пола Хлебникова. И процесс этот тут же закрыли. Тут же закрыли, в чем тут дело, у нас сегодня будет большая передача на эту тему, но я бы хотел узнать мнение Валерии Ильиничны Новодворской.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Меня нисколько не удивляет, что закрыли, меня удивило бы, если бы у нас хоть что-нибудь открыли. У нас же все процессы, положим, Данилов что-то космическое, хотя он ничего такого не продавал, но даже и Сутягин, по поводу дайджеста из российских же газет, тоже процесс проходил в закрытом режиме. У нас по старой, давней традиции все суды закрыты. А если они открытые, то чаще всего в зале сидят спецсотрудники, спецжурналисты.

С. БУНТМАН – Нет, почему, мы туда можем ходить, тогда мы можем ходить туда совершенно спокойно, и мы ходили на процессы, которые были открытыми или добивались, чтобы они были открытыми.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, т.е. по делу Ходорковского они пускали. Может быть, для того, чтобы запугать и показать, что если мы это творим, то с вами будет то же самое, когда захотим, тогда и сделаем. У нас процессы или закрытые, или показательные. Я думаю, что после, по делу Хлебникова им, возможно, показать нечего, по истории этого убийства, поэтому они и закрыли. Но, знаете, когда на российской территории гибнет журналист, я не верю в козни олигархов, не верю в козни так называемых мифических чеченских террористов, если в России гибнут работники слова, то, как правило, от рук властей.

С. БУНТМАН – В этом отношении возобновилась сейчас активность по делу Гонгадзе. Здесь, как вы считаете, есть ли некие параллели, потому что вы сейчас обобщили то, что происходит в России с журналистами, есть ли параллели вообще на всем постсоветском пространстве, в частности, на Украине при прошлом правлении?

В. НОВОДВОРСКАЯ – На Украине меньше других, у нас сплошные параллели и меридианы в этом заповеднике, в Беловежской пуще у Лукашенко, на его отдельной диктаторской территории. Там такое, что в пору Туркмен-баши позавидовать. Видимо, поэтому им газ выдается по цене 46, в качестве поощрения, чтобы больше убивали. Гонгадзе, наверное, это самая главная глупость, которую сделал Кучма, но это стоило ему власти, может быть, будет стоить и больше, потому что не думаю, что этим Украина ограничится и не будет судебного преследования. Помилуйте, у нас собственные журналисты, Дима Холодов до сих пор на нашел ни отмщения, ни правосудия. И его смерть остается покрытой, непонятно, почему, но покровом забвения, хотя совершенно очевидно, что он погиб от рук российской высокопоставленной военщины.

С. БУНТМАН – Валерия Новодворская, отвечаем на ваши вопросы по телефону.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА (Москва) – Уважаемая и обожаемая Валерия Ильинична, на днях кто-то из политологов, по-моему, на «Эхе» назвал никак не падающий рейтинг Путина, рейтинг – инерционным. Значит ли это, по-вашему, что огромная Россия, кроме Путина и, пожалуй, Пугачевой, может, еще Галкина, никого не знает? И что города-миллионики голосуют по принципу – лишь бы не было хуже? Спасибо.

С. БУНТМАН – Понятно, спасибо большое.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Дело в том, что для того, чтобы выбирать себе президента, нужно быть свободным человеком, а хозяина, как правило, не выбирают, хозяина дает или бог, или рок, или судьба. К своим президентам, кроме Ельцина, у которого были большие проблемы с рейтингом, которому приходилось, действительно, очень напрягаться, чтобы победить на президентских выборах, у нас начальники не знают таких проблем, начиная с «ЕР», я уж там не говорю про Политбюро. И Путин попадает в ту же категорию, он начальник, а начальство не выбирают, просто расслабляются и получают удовольствие. Поскольку он там уже сидит, народ считает, что это его место, что просто прямо-таки неприлично вмешиваться и выбирать себе хозяина. Они не только не видят никого вокруг, они даже не рассматривают кандидатуры, хотя могли бы рассмотреть вполне прекрасные кандидатуры, которые вокруг, и Гайдара они видели в деле, и Немцова они видели, и Константина Борового видели, и Чубайса видели, Никита Белых, новый молодой умный, простите уж, я бы за глаза поменяла даже на Григория Явлинского Путина. Т.е. есть приличные люди, да любой человек, возьмите любого журналиста с «Эха Москвы», грамотного, способного, умного, просвещенного, и безусловно, он бы был лучшим президентом, чем нынешний гарант.

С. БУНТМАН – Вопрос здесь был задан на пейджере, вы согласились бы с Украиной поменяться президентами? От себя добавлю, это спрашивает человек, подписавшийся Пиночетом, характерно, согласились бы поменяться президентами с Украиной, от себя добавлю, а в этом ли дело?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Проблема ведь не в президенте, я бы поменялась, много с кем поменялась, и с США бы поменялась.

С. БУНТМАН – Даже с США?

В. НОВОДВОРСКАЯ – И с Францией бы поменялась. Да, с Бушем, авось, мы бы поладили. Все-таки, я думаю, социализм он бы строить не стал, едва ли стал бы вести чеченскую войну, но проблема ведь в том, что сначала народ выбирает.

С. БУНТМАН – Но иракскую-то ведет.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Иракскую ведет, и это единственный шанс иракского народа и в 20, и в 21 веке, если бы Бушу не заблагорассудилось начать эту войну, там бы никогда не было ни надежды на лучшее будущее, ни свободных выборов. А то, что шииты теперь завязли в междоусобной войне с суннитами, извините, здесь не только Буш не поможет, здесь семь афинских мудрецов помочь не смогут. Но это шанс, по крайней мере, в ваннах с серной кислотой никого там больше не растворяют.

С. БУНТМАН – Но вернемся к проблеме.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Мы вернемся к нашей проблеме, а проблема наша в том, что сначала народ делает европейский выбор, а президент – это уже бантик на этой конструкции, это кремовая розочка на торте, сначала надо торт иметь. С чего началась вся история оранжевой революции, она началась с того, что за 15 лет развития без ГБ, без чекистов, без колониальной войны, без имперских амбиций Украина создала реальный малый бизнес, научилась выживать, потому что нефти и газа у нее не было, и действительно, поняла, что дорога ей одна, в Европу. И захотела этой дороги. Соответственно, она выбрала того президента, который по этой дороге обещал ее повести. Т.е. народ первичен, президент вторичен. И есть такое очень хорошее изречение знаменитого американского президента, одного из отцов американской конституции Томаса Джефферсона, что никогда ни один президент и ни одно правительство не смогут сохранить в своей стране свободу, если они не будут уверены, что народ за эту свободу готов отдать жизнь. Даже если мы сейчас импортируем к себе, уж не знаю кого, даже польского президента, который, мне кажется, самым заядлым.

С. БУНТМАН – Нового?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, конечно, нового, самым заядлым сторонником свободы и противником империализма, нам это не поможет, потому что настроение народа иное, этому президенту придется в самом скором времени или кого-нибудь разгонять с помощью танков, или просто бежать отсюда, куда глаза глядят. Свобода, она внутри, внутри человека, конституция – это некий ксерокс с этой внутренней свободы. Наша конституция не имеет сейчас ни малейшего отношения к нашей жизни, к нашему настроению, к нашему менталитету. А американская конституция – это ДНК американского народа. Поэтому у нас ничего не получается, что народ не сделал европейский выбор, народ несвободен, народ не хочет быть свободным. Пока не захочет, свободы не будет, можно принудить…

С. БУНТМАН – А как он может захотеть, просто так, на ровном месте или?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Не знаю, мне кажется, в российской истории, в советской, было столько горя и бедствий, что на четыре народа хватит. Пока народ не научится извлекать исторические уроки, может быть, он научится извлекать их, когда кончатся нефть и газ или на Западе выдумают альтернативный источник топлива, когда окончательно заржавеют ядерные боеголовки или будет выдумано новое оружие, которое сделает это бесполезным, и когда Россию перестанут бояться, перестанут приглашать в восьмерку. И окажется, что ее место, простите, у параши, потому что, на самом деле, наше место там, и тогда, возможно, люди возьмутся за ум, начнут искать какие-то средства для достойной жизни, для выживания, для самоуважения, для того, чтобы создать страну, которую будут уважать, а не бояться. Если они хотят жить сами, захотят, чтобы выжили их дети, такая последняя ставка организма, потому что пока я не вижу никакого желания что-то пересматривать, отказываться от нашей извечной самовлюбленности, самоупоения, шапкозакидательства. Когда этот поднятый нос, наконец, отпустится и Россия раскается в своих злодеяниях и прегрешениях, посмотрит на себя со стороны внимательно, уже без этого нового канала, не знаю, как он называется, но он должен восхвалять Россию.

С. БУНТМАН – «Russia Today»?

В. НОВОДВОРСКАЯ – А, «Russia Today», такая Северная Корея сегодня, Северная Россия сегодня, без этого. А до тех пор нам не поможет, даже если мы махнемся президентами.

С. БУНТМАН – Так что машись, не машись, с кем угодно, с любым президентом, главное – другое. Я вас понял. Елена, экономист из Москвы, как раз на ваш вопрос, Елена, и ответили, такие понятия, как власть, государство, демократия для России, как раз заодно объединили и ответили на ряд еще других вопросов, которые у нас есть. Кстати говоря, если можно, только коротко, у нас всего одна минута до перерыва, пожалуйста, скажите, здесь упоминается фамилия «Касьянов» все время, в вашем списке президентабельных людей его не было, когда вы сейчас упоминали разные кандидатуры, возможности. Как вы относитесь к попытке Касьянова возглавить демократические силы? Пока коротко, если потом захотите, можно к этому вернуться.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Я хочу, чтобы Касьянов доказал, что он сам является демократической силой, сначала пусть докажет, а потом пусть возглавляет, если эти силы найдут его достаточно привлекательным. Есть шансы, но надо доказать.

С. БУНТМАН – Наталья спрашивает, у нас даже есть 20 секунд, признак чего, неучастия в балагане, называемом выборами, Наталья спрашивает.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Если выборы – балаган, то значит – нам вообще не нужна демократия и не нужен парламентаризм. Неучастие в выборах – это просто отказ от участия в жизни собственной страны, отказ выбирать. Это значит – ты не гражданин, просто или апатрид, или раб, который ни в чем не участвует.

С. БУНТМАН – Валерия Новодворская, мы через 5 минут продолжим.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН – Валерия Новодворская у нас в студии, комментарии от слушателей, вопросы на пейджере 725 66 33. Путин весьма предсказуем, пишет Наташа, сначала мочит в сортире, а затем душит в объятьях, да, забывая о том, что люди не марионетки, существует человеческая память, пишет нам Наташа из Москвы.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Мне кажется, что Наташа, она излишне оптимистична, иногда он забывает задушить в объятьях, мне кажется, что эта стадия для Ходорковского, для Лебедева, для Сутягина, для Данилова, для других политзаключенных нескоро наступит. Это уже даже не замачивание, это сплошное пропускание через мясорубку.

С. БУНТМАН – А кто вам сказал, Валерия Ильинична, что по прошествии 8 лет не встретят Михаил Борисович и Платон Лебедев, не встретят здесь свободу в лице того же Владимира Владимировича Путина радостно у входа?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да, и он отдаст им меч, этот самый чекистский.

С. БУНТМАН – Конечно, да.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Надеюсь, они не возьмут. А если возьмут, то проткнут его прямо этим мечом на этом пороге.

С. БУНТМАН – Нет, возможно, что встретят.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Если выживут.

С. БУНТМАН – Возможно, что встретят радостно у входа, да, не исключено. Наш телефон работает и работает прекрасно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НИНА (Москва) – Мне хочется очень Валерии Новодворской напомнить, что в 2000 г., когда выбирали Путина, то СПС вместе с этой компанией, Гайдар и Чубайс, были за Путина, а Явлинский был против.

С. БУНТМАН – Понятно, спасибо. Явлинский был против, т.е. СПС поддерживало, Явлинский был против.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Я очень хорошо помню, Гайдар честно сказал, что ему стыдно голосовать за Путина, но они надеялись, что Путин станет неким нашим домашним Пиночетом, проведет экономические реформы и избавит Россию от коммунистической угрозы. Хотя ты тогда уже говорили, что этот номер не пройдет, что это будет не правая диктатура, а левая диктатура, в крайнем случае, такая муссолинистская, что это не те католические силовые структуры, которые были возмущены испанским коммунистическим мятежом или кубинском, по сути дела, уже вторжением в Чили. Т.е. что из него не выйдет Пиночета, не выйдет Франко, это было очевидно с самого начала, что, скорее, из него Щорс получится.

С. БУНТМАН – Но, с другой стороны, хорошо, что не вышло Пиночета, я имею в виду стадион и исчезновение тысяч людей.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Понимаете, то, что произошло в Чили, это издержки, очень сильные издержки, но это издержки очень серьезной развилки, потому что Альенде как слабый человек и идеалист, все социалисты – идеалисты, по сути дела, выпустил из рук страну, а красные на месте не сидели. Там уже действовали настоящие кубинские военизированные отряды, еще бы несколько недель, и власть на Кубе просто перешла бы в руки красных. Это был бы филиал Советского Союза. Если выбирать из двух зол, то то, как сейчас живет Чили, с нормальной экономикой, с нормальной демократией, это, безусловно, предпочтительнее. Другое дело, что у нас стадион, может быть, бы и был и люди бы пропали, а реформ бы не было.

С. БУНТМАН – Понятно, но тем людям, которые пропали, в общем-то, им все равно уже, им плевать на реформы, все-таки мы объясняем, а не оправдываем, так можно и усиление классовой борьбы, это ведь тоже было оправдание жестокостей, связанных и с индустриализацией, в конечном счете, с победой в войне.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Мы демократы и либералы, наше дело протестовать против нарушений прав человека, против попыток подавить демократию, не наше дело устанавливать диктатуры. Но сейчас, ретроспективно, если мы хотим быть объективными, мы должны признать, что не было другой силы в Испании, чтобы спасти Испанию от участи Восточной Европы и от участи России, что Франко Испанию все-таки спас, а потом вернул ее демократически настроенному королю. И что Пиночет тоже спас Чили, т.е. судить его не стоит, потому что, в конце концов, Чили получила человеческую жизнь. Другое дело, что нормальные демократы во время всех этих эксцессов, конечно, должны были.

С. БУНТМАН – Да, я хотел спросить, были бы вы в Чили, Валерия Ильинична.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет, должны были протестовать.

С. БУНТМАН – Были бы вы чилийка в Чили, такая, какая вы есть с вашими взглядами, с вашей позицией всегдашней в России, были бы вы чилийка в Чили 73-80 гг., что бы вы делали?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Конечно, нормальный правозащитник не имел права уцелеть, он должен был возражать. А тот, кто возражал, становился на пути.

С. БУНТМАН – Т.е. вы осознаете, что вы бы попали или на стадион, или куда-нибудь еще?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Конечно, я думаю, что я бы не выжила, не выжил бы никто из прогрессивных журналистов, это понятно.

С. БУНТМАН – Но тогда бы вы не стали говорить, как здорово, как правильно делает товарищ Пиночет?

В. НОВОДВОРСКАЯ – Знаете, история, тогда нельзя говорить, нельзя оправдывать кровь.

С. БУНТМАН – Это очень важно.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Нельзя оправдывать диктатуру, мы говорим сейчас, глядя на исторический процесс, но глядя на наш исторический процесс, глядя Путину в его честные глаза, мне всегда приходит чеховское сравнение на память, помните, в «Овраге», есть у него такой рассказ, и он главную героиню Анисию, очень работящую женщину, такую хорошую хозяйку, сравнивает с гадюкой, поднявшей головку из молодой ржи. Когда я гляжу в честные путинские глаза, я все время это вспоминаю. Глядите, и заранее можно было сказать, что здесь не будет никакого исправления исторической ситуации, никаких реформ. Будут одни издержки, а реформ не будет.

С. БУНТМАН – Григорий просит Валерию Ильиничну Новодворскую вспомнить, что мы закольцовываем на Украине, что Россия подарила Украине Крым, Севастополь, забыла про долги, продавала газ по смешным ценам, но на все это добро Украина отвечала злом.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Да что вы говорите, Крым подарили, надо же, подарочек-то какой, щедрость какая неземная. Начнем с того, что Крым, между прочим, принадлежал крымским татарам, выселенным тотально Сталиным. И эти самые крымские татары, которые туда вернулись, весьма демократически настроены, а Мустафа Джемилев, их лидер, наш товарищ по диссидентству, они выбор свой сделали. Они захотели остаться с Украиной, а пророссийских империалистов и слышать не хотели. Поэтому, вы знаете, подарок, если вы немножко посмотрите экономически, через посредство кого снабжается водой Крым, а также электроэнергией, представьте себе, сколько бы у России хватило терпения возить в Крым воду на танкерах, а также отдельно на плавучих электростанциях подавать туда электроэнергию, представьте себе, подарок это или это просто суровая экономическая и географическая необходимость. Севастополь им подарили, да в вашем Севастополе, между прочим, и купаться-то нельзя, это только Лужков почему-то стремится в Севастополь. Херсонес там рядом, да, очень приятные раскопки.

С. БУНТМАН – Нет, в Севастополе можно купаться.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Нет-нет, гораздо лучше купаться в Коктебеле.

С. БУНТМАН – Лучше вообще, о лучшем мы не говорим.

В. НОВОДВОРСКАЯ – А потом купаться там можно, пожалуйста.

С. БУНТМАН – Но там дело не в купаться, дело, считают, в истории. Хорошо, ответ был дан.

В. НОВОДВОРСКАЯ – У нас там несчастная история была, не забудьте, что именно с Крымом и с Севастополем связано поражение России в Крымской войне, которую она самонадеянно накликала на свою голову.

С. БУНТМАН – Да, понятно.

В. НОВОДВОРСКАЯ – Ничего хорошего.

С. БУНТМАН – Я прошу прощения, у нас время вышло. Спасибо, Валерия Ильинична, Валерия Новодворская, это было «Особое мнение».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире