'Вопросы к интервью
А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я Алексей Воробьев. В этом часе мы беседуем с журналистом Андреем Солдатовым. Здравствуйте, Андрей.

А. СОЛДАТОВ – Здравствуйте.

А. ВОРОБЬЕВ – Конечно же первые сообщения о том, что происходит в Лондоне, они постоянно обновляются. Я сразу скажу, мы будем не единожды возвращаться в течение этого эфира к тому, что происходит в Лондоне. Позвольте последнюю информацию сообщить. Взрыв прогремел сегодня в Лондоне в одном из автобусов. Сообщает об этом телеканал «Sky News». Информации о пострадавших нет. Телеканал сообщает, что сработал скорее взрыватель, чем бомба. Сообщается также о слабом взрыве на одной из станций метрополитена. Оба инцидента полиция сочла мелкими. Очевидцы заявляют, что слышали стрельбу. Поступают сообщения о том, что прекращено движение на всех линиях лондонского метро. В то же время некоторые источники это опровергают, говоря лишь о частичной приостановке. Мэр Лондона Кен Ливингстон отменил свое посещение пострадавших от терактов 7 июля. Ну, и сообщение с пометкой «молния» (это сообщение агентства «РИА-новости») тоже со ссылкой на британское телевидение, судя по всему, на телеканал «Sky News», премьер-министр Великобритании Тони Блэр после получения информации об инцидентах в Лондоне отменил намеченные ранее мероприятия. Мы следим за развитием событий. Как только будет появляться какая-то новая информация, мы обязательно сообщим об этом в эфире. Итак. Андрей Солдатов. Две недели прошло.

А. СОЛДАТОВ – Меньше двух недель.

А. ВОРОБЬЕВ – На час, может, на два меньше двух недель. Похожий сценарий. Информации противоречивые. Три взрыва в метро, во всяком случае три линии подземки лондонской закрыты, плюс инцидент в автобусе. Ваша реакция.

А. СОЛДАТОВ – Очень печальное событие, потому что, действительно прошло фактически всего две недели, учитывая, насколько был усилен режим безопасности в Лондоне. Но это тем печальнее, что в Англии, наверное, была создана за последние 4 года, начиная с 11 сентября, самая эффективная система борьбы с терроризмом в Европе, самая, наверное, технологически правильная. И то, что сейчас происходит, показывает тупиковость этого способа борьбы с терроризмом.

А. ВОРОБЬЕВ – А в чем его технологические особенности заключались по отношению, скажем, к системам безопасности с США или в России?

А. СОЛДАТОВ – Например, основное отличие — это первое, то, что в отличие от США англичанам удалось решить проблему агентурной работы внутри диаспоры. Они, начиная с середины 90-х, размещали объявления в самых крупных газетах, выходящих на арабском языке в Лондоне и в Англии о приеме на работу в контрразведку Ми-5 арабов. И они приняли их достаточное количество. Там уже более 10 % арабов служит. То есть фактически у них нет такой проблемы, как, например, в США. В США это страшная проблема, они берут исключительно… Как в ЦРУ, так и в ФБР у них проблема состоит именно в том, что они не могут понять, как общаться с арабами, у них очень мало сотрудников с арабскими корнями. Более того, в ЦРУ, например, пока по требованиям безопасности отказываются принимать людей на работу с родственниками в Пакистане, в Иране и  в Ираке. А фактически, если вы отказываетесь принимать на службу таких людей, вы никогда не поймете, что происходит как в диаспоре, так и в этих странах. В Англии эту проблему решили. Кроме того, там созданы самые лучшие пассивные системы безопасности. Наверное, в Лондоне сейчас самое большое количество камер наблюдения, которые существуют в мире, они расставлены во всех автобусах, на всех перекрестках, на всех подземных переходах и т.д.

А. ВОРОБЬЕВ – В свое время, если помните, это вызывало бурный общественный протест. Частная жизнь людей оказывалась под пристальным вниманием спецслужб.

А. СОЛДАТОВ – Но они это сделали. И мы видим результат. Да, конечно, мы видим, что через неделю, то есть буквально на следующий день после терактов 7 июля мы видели и фотографии террористов. Более того, мы видим, насколько грамотно и технологически очень быстро было проведено расследование. Но скажем, не было проведено расследование, а проводится расследование. Потому что не прошло и двух недель, а мы имеем организаторов терактов, установлены личности подрывников, установлена личность и арестован человек, который изготавливал взрывные устройства. Это очень быстро. Это быстрее, чем в США, это быстрее, чем в нашей стране, это быстрее, чем в Испании после мадридских взрывов. И получается, что эта ветвь тупиковая, и что теперь делать, совершенно не понятно. Единственный получается момент, который совпадает, кстати говоря, как в реакции властей в Испании и в Великобритании, и виден этот путь, по которому пойдут западные страны. После мадридских терактов в марте прошлого года новоизбранное правительство сразу заявило о том, что они будут контролировать мечети, будут контролировать обучение в медресе. Мы видим, что сейчас в Англии происходит то же самое. Видимо антитеррористическая борьба будет перемещаться куда-то в эту сторону – контроль обучения.

А. ВОРОБЬЕВ – Протесты в Пакистане после того, как там около 300 человек было задержано по подозрению в связях с экстремистами. Люди выходят на улицу, люди протестуют против столь жестких действий служб безопасности внутри мусульманского мира.

А. СОЛДАТОВ – На самом деле это демонстрирует эффективность той системы, которая была построена после 11-го сентября. Потому что американцы прекрасно понимали, что им нужно проводить аресты в Пакистане после 11-го сентября, но они не могли их проводить. Им нужно давить на Мушаррафа, им нужно было выстраивать всю систему давления на Египет, где до сих пор живет отец Мухаммеда Атты, который до сих пор выдает очень такие спекулятивные интервью. Недавно он буквально заявил CNN, что он поддерживает лондонских бомбистов и т.д. То есть США приходилось эту систему создавать с нуля фактически, систему давления на страны, которые служат убежищем для террористов. А Англия уже эту технологию использует, именно поэтому мы видим, как быстро происходят аресты в Египте и в Пакистане.

А. ВОРОБЬЕВ – Вы сказали слово «бомбисты» умышленно или случайно?

А. СОЛДАТОВ – По аналогии с BBC? Нет, наверное, случайно. Потому что я не очень понимаю на самом деле политику BBC в этом вопросе.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. Вы слушаете прямой эфир радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании «RTVI». Позвольте мне напомнить наши эфирные координаты. 969-23-72 – это телефон прямого эфира. Также работает эфирный пейджер 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». Милости просим. Судя по всему, первая часть этой программы будет целиком посвящена темам терактов в Лондоне, вообще проблемам экстремизма и терроризма. И в этой части программы мы будем принимать ваши звонки на эту тему. Еще раз напоминаю, что у нас в гостях сегодня журналист Андрей Солдатов. Ну, что же. Почему Лондон? Почему опять Лондон? Как вы бы это объяснили?

А. СОЛДАТОВ – Дело в том, что понятно, что это цель номер два после США. Кроме того, после 11-го сентября та система предотвращения терактов в глобальном масштабе, которая создавалась, она действительно сейчас создается, она включает очень избирательное количество стран. В настоящее время это довольно странно и более того, достаточно удивительно. Но фактически сейчас создана глобальная сеть обмена разведданными о террористах. И она существует только между странами англосаксонского мира. То бишь, это Канада, это США, это Великобритания, это Новая Зеландия, Австралия. Это пять стран, которые в свое время, если вы помните, входили в систему эшелона, который боролся во времена «холодной войны» с СССР. Те же самые пять стран сейчас находятся на переднем крае борьбы с международным терроризмом. Почему-то, видимо, по причинам, что врага поменять легче, чем приобрести нового друга, но вот эта пятерка стран, она до сих пор находится на переднем крае, они борются с терроризмом и не пускают к себе другие страны. Если наносить удар террористам, то имеет смысл наносить по одной из этих стран.

А. ВОРОБЬЕВ – Чем вы объясните тот факт, что в США удалось каким-то образом канализировать этот поток экстремизма в другую сторону от своей территории?

А. СОЛДАТОВ – Я думаю, что в настоящее время любой террористический акт является актом публичным и актом, который должен влиять на изменение политики. Видимо, террористы сейчас понимают, что никаким терактом изменить политическую ситуацию внутри США не удастся, это очевидно.

А. ВОРОБЬЕВ – А в Британии?

А. СОЛДАТОВ – А в Британии, видимо, они рассчитывают на то, что это может произойти из-за близости Евросоюза, из-за того, что Великобритания включена в эту систему, из-за давления, которое оказывается Евросоюзом на Великобританию. Видимо, они предполагают, что здесь что-то можно изменить.

А. ВОРОБЬЕВ – Они ищут более слабое звено?

А. СОЛДАТОВ – Да.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. Это прямой эфир. 969-23-72. Здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день.

А. ВОРОБЬЕВ – Добрый день. Пожалуйста погромче говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Вас Москва беспокоит. Вы извините, пожалуйста, может быть не по теме, но я бы хотела спросить. Телекомпания «RTVI», а как ее смотреть можно?

А. ВОРОБЬЕВ – Извините, пожалуйста. Да, это по спутнику. Но сейчас речь не об этом. Давайте попробуем еще один звонок. 969-23-72. Андрей Солдатов отвечает на ваш вопросы. Я, Алексей Воробьев, принимаю звонки.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Михаил, Москва. Все-таки не кажется господину Солдатову, что мы должны обратиться к тем вопросам, которые закрыты некими предвзятостями социального дискурса? Вот я, например, жил среди арабов немного в свое время, в студенческое. Знаете, я ничего плохого сказать не могу. Но у них фундаментальное различие такой бытовой морали с нами. Я не говорю, что лучше. Вот, например, такой факт. У них человек, который кого-то обманул, деньги у него забрал каким-то хитрым путем и за счет этого разбогател, этот человек изначально искренне пользуется уважением в обществе, в общине. Понимаете? То есть там смещены те ценности культурные… Мне кажется, Шпенглер когда-то это имел в виду, когда говорил о смене эпох. Вот закат Европы. Он же предсказал, что в ХХ веке будет эта вот глобальная смена культурного пласта. И вот именно он имел в виду, восточный менталитет будет доминировать. Да, еще, извините, очень важно. Наша мифология заключена в том, что в каждой передаче слышим о золотом миллиарде. По-моему, это профанация полная. Это с этим никак не связано, это связано именно с теми внутренними связями, с той харизмой культурной, которой восточное население действительно от нас отличается. Спасибо.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Михаил, за вашу точку зрения. Позиция ваша.

А. СОЛДАТОВ – Мне кажется, сложно отрицать, что все народы разные: у кого-то одни черты, у кого-то другие. Но мне кажется странным то, что вот эти слова о том, что в каком-то народе доминируют такие черты, как превозношение или уважение того, кто обманул человека другой национальности. Почему-то я все время слышу эти слова как о чеченцах, так ранее, по-моему, это была очень популярная тема про евреев и т.д. Мне кажется, что это просто очередной пример ксенофобии, не знания того, что на самом деле происходит внутри этого мира. И рождаются вот эти мифы, причем они ужасно одинаковые. То есть мы то же самое думаем, как про чеченцев, про кавказцев в принципе, про евреев, сейчас, наверное, про евреев уже немножко не так, но вот теперь больше информационных поводов дают нам арабы, вот теперь мы перекладываем эти наши страхи на арабский мир.

А. ВОРОБЬЕВ – Но вам не кажется, что все происходящее (это сейчас очень популярная точка зрения)  — это борьба двух цивилизаций, по большому счету? Вам не кажется, что это их борьба с нашей цивилизацией? Я говорю об этом, ссылаясь на вопросы слушателей.

А. СОЛДАТОВ – Я не очень понимаю, что в данном случае понимается под борьбой цивилизаций. Во-первых, мне кажется, что это очень упрощенный взгляд на вещи. Я тоже сталкивался с этой точкой зрения, но обычно таким людям представляется, что арабский мир – это единое целое, где все арабы мало того, что равны, друг друга поддерживают, любят друг друга, у них нет внутренних конфликтов. И вот они все вместе дышат ненавистью к, как они это называют, иудо-христианской цивилизации. Но если пообщаться хотя бы немножко с арабами, то понимаешь, что Египет – это одно, Саудовская Аравия – совсем третье, Пакистан – это совсем четвертое. То есть эти страны совершенно разные, у них существуют внутренние конфликты, поэтому единого арабского мира или единого исламского мира, его просто не существует, как мне кажется.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. «Особое мнение». 969-23-72. Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Галина. Я звоню из Израиля.

А. ВОРОБЬЕВ – Извините, пожалуйста, погромче.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Галина. Я из Израиля.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, Галина, очень приятно. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу высказать свою точку зрения, почему именно Англия. Я была два раза в Лондоне вот за эти 15 лет, что я живу в Израиле. В Англии, когда ты выходишь в город, ты просто видишь арабов больше, чем в Хайфе. Я в Хайфе столько никогда не видела. Все магазины, гостиницы в центре Лондона принадлежат им. Я не говорю, что это плохо. Но за этим очень трудно уследить. Они настолько уже влились в этот Лондон, что просто невозможно определить. Это первое. Второе, что я хочу сказать. Ваш собеседник, Солдатов, назвал страны, которые борются с терроризмом, оплот и т.д. Он забыл немножко об Израиле, который борется с терроризмом в одиночку почти до 11-го сентября, наверное, уже 30 или 40 лет. Это два. И три – насчет менталитета. Я не могу сказать, кто хитрый, кто нехитрый. Но, живя в Израиле, я читаю в газетах, к которым государство относится лояльно, им ничего не стоит задушить дочку или сестру за то, что она не так одета или вышла не так на улицу. То есть у них действительно другой менталитет, они совершенно по-другому относятся к вопросам жизни и смерти.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Галина, за вашу точку зрения. Вы, Андрей, прокомментируете некоторые тезисы, если вам будет угодно. Но такой эфир немного нетрадиционный получается, потому что события развиваются на наших глазах, и слушатели, конечно, высказывают свою точку зрения. Ваше особое мнение.

А. СОЛДАТОВ – Конечно. Во-первых, когда я не упомянул Израиль, я сделал это намеренно, потому что, действительно, Израиль, как вы правильно сказали, борется в одиночку, он не включен в эту систему, он существует отдельно, у него своя борьба. И к глобальной системе предотвращения терактов это государство в настоящее время причастно, но действует, скорее, действительно в одиночку. Второй момент. То, что вы говорите о засилье или огромном количестве арабов и негров, не важно кого, в Великобритании. Это то, чего мы боимся, потому что, к сожалению, это та реакция, которая меня, честно говоря, очень расстраивает, потому что очень много почему-то российских комментаторов, причем включая людей из государственных структур, таким именно образом комментировали то, что происходило в Великобритании 7-го числа, что вот вам так и надо, вы их пригреваете, вот вы и получили. Я хочу сказать по этому поводу только одно. Это первое фактически за 15 лет, если не раньше, это первые террористические акты, проведенные исламистами на территории Великобритании. Мне кажется, что это о чем-то говорит. Потому что даже теракт против израильского посольства, который был, если я не ошибаюсь в 94-м году, в результате выяснилось, в том числе он был инспирирован израильскими спецслужбами. То есть Великобритания, где действительно очень большой процент арабского населения, каким-то образом умудрялась решать эту проблему в течение такого количества времени. Мне кажется, это очень важно.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. «А почему я лично вообще должен вникать в проблемы арабов, чеченцев и прочих? — пишет Юрий из Москвы. – Я должен, вы полагаете, вникнуть в причины того, почему чеченцы, арабы и пакистанцы взрывают мир? А зачем? Зло надо уничтожать». Радикальная точка зрения.

А. СОЛДАТОВ – Давайте поговорим, а как. Уничтожать целыми народами? Я не очень понимаю эту точку зрения.

А. ВОРОБЬЕВ – Речь идет просто о борьбе с терроризмом. Юрий считает, что понимать истинные причины того, что происходит, понимать чеченцев, арабов и прочих, как он пишет, ему не нужно. Ему нужно просто обеспечить безопасность и уничтожать тех, кто пытается эту безопасность дестабилизировать.

А. СОЛДАТОВ – Вы знаете, это хороший выход из положения, если бы сейчас был 41-й год, и мы бы имели войну с каким-то страшным врагом. Когда все понятно, есть линия фронта, существует враг, существуем мы, враг напал на нас, и мы с ним боремся. Но когда у нас есть проблемы определения целей, когда нам нужно понять кто есть кто, кто враг, а кто друг, нужно хотя бы врага немножко понимать.

А. ВОРОБЬЕВ – Сейчас за 5 минут до того, как мы уйдем на паузу, последние сообщения, которые поступают по лентам информационных агентств. Итак. Полиция сообщает об одном пострадавшем в лондонском метро. Есть неподтвержденные данные о раненом в автобусе. Об этом сообщает агентство «Интерфакс». Прекращено движение поездов на всех линиях лондонского метро. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр отменил намеченное ранее посещение одной из школ. Далее. Полицейские в Лондоне, возможно, пытаются в числе эвакуированных из метро обнаружить подозреваемых в причастности к инциденту. Об этом сообщает телеканал «Евроньюс». По неподтвержденным данным полиция пытается в числе доставленных со станции людей обнаружить подозреваемых в причастности к инциденту. Далее. Инциденты в четверг в Лондоне гораздо меньше по масштабу, чем теракты 7-го июля. Об этом сообщают власти. Представитель транспортной полиции Лондона заявил, что действительно, это происшествие никак не сравнимо с терактами 7-го июля, когда погибли, как вы помните, 56 человек и пострадали около 700. На одной из станций лондонского метрополитена (по этим же данным) взорвано устройство, начиненное гвоздями. Инцидент произошел на станции Уоррен-стрит, где один человек получил ранение. И достаточно большое обобщение, которое мы действительно сделаем в ближайшее время, какие-то ключевые тезисы. Мы следим за развитием событий. Информация обновляется постоянно. Тем не менее, данные совершенно противоречивые. Еще один звонок. Андрей Солдатов отвечает на ваши вопросы. 969-23-72. Здравствуйте. Алло. Вы в прямом эфире. Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Константин, я из Москвы, русский.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, очень приятно. Пожалуйста, Константин.

СЛУШАТЕЛЬ – Можно говорить?

А. ВОРОБЬЕВ – Да, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ – Анатолий сказал о том, что у арабов очень приветствуется обманывать друг друга. А не то же самое сделал Тони Блэр, когда обманул и англичан, и общественное мнение, заявив о том, что у иракцев есть оружие массового уничтожения, тем самым поддержав американцев и войну? Там убивают тысячи людей, на их территории, а они продолжают эту войну на территории Англии. Нужно же смотреть суть проблемы, а не смотреть на поверхность.

А. ВОРОБЬЕВ – То есть вы считаете, что проблема основная в присутствии британского воинского контингента в Ираке?

СЛУШАТЕЛЬ – Естественно, на территории Ирака погибает масса иракцев в результате этой войны.

А. ВОРОБЬЕВ – Плюс обман общественного мнения со стороны британских властей.

СЛУШАТЕЛЬ – Естественно то, в чем обвинили сейчас арабов, я к ним симпатий националистических никаких не испытываю, как раз очень легко, понимаете, обвинять людей другой национальности. Я как раз к мусульманам не отношусь.

А. ВОРОБЬЕВ – Я понял вас.

СЛУШАТЕЛЬ – И когда делают то же самое люди для того, чтобы оправдать войну, которая приносит тысячи смертей, кстати, и американцам, в том числе, и англичанам на этой территории. И эти люди переносят военные действия на территорию Англии.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Константин, за вашу позицию. А ваша точка зрения? Насколько пребывание воинского контингента Великобритании в Ираке могло спровоцировать подобные вещи. Кстати говоря вы помните, европейское подразделение Аль-Каиды позавчера, может быть, два дня назад заявило о том, ультиматум был предъявлен. Если до 15-го августа европейские страны не покинут Ирак, взрывы произойдут в самом сердце Европы. Так было сказано там.

А. СОЛДАТОВ – Я думаю, что это все-таки немножко упрощенный взгляд на вещи. Я боюсь, что одним выводом контингента из Ирака проблему не решить. Хотя бы давайте вспомним, что 11-го сентября американский контингент не стоял в Ираке, он не стоял в Афганистане. И тем террористам, которые планировали атаки 11-го сентября, показывали кассеты, которые были сняты в Югославии, это достоверный факт. Их собственно вербовали на съемках зверств, которые были во время югославского конфликта. Возможно, это может быть одним из пропагандистских таких моментов, которые оправдывают это в глазах части арабского мира. То, что произошло в Лондоне, это, конечно, не причина терроризма.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, у нас уже, увы, не остается времени. В следующей части программы мы вновь подключим телефон прямого эфира 969-23-72. И эфирный пейджер также работает 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». На ваши вопросы отвечает журналист Андрей Солдатов. Я, Алексей Воробьев. Оставайтесь с нами. Вернемся через 5 минут.

НОВОСТИ

А. ВОРОБЬЕВ – Это «Особое мнение» — совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании «RTVI». Я, Алексей Воробьев. На ваши вопросы сегодня отвечает журналист Андрей Солдатов. Андрей, еще раз здравствуйте. Ну, что ж. Последние данные. По данным агентства «Ассошиэйтед пресс», на Уоррен-стрит видели людей, одетых в костюмы химической защиты. По всей видимости, были предположения, что это химическая какая-то была атака? При эвакуации возникла небольшая паника, один из свидетелей утверждал, что он видел, как взорвалась сумка. Это как раз на одном из перегонов лондонской подземки. Мы следим за развитием событий. Андрей, в самом начале вы сказали, что система безопасности в Лондоне, система противодействия экстремизму и терроризму вообще в Великобритании одна из самых совершенных в Старом свете да и вообще едва ли не во всем мире. Что теперь делать? Не кажется ли вам, что сознание самих британцев с одной стороны, и с другой стороны спецслужб британских, вынуждено теперь будет поменяться, после того, как в течение двух недель произошли два теракта?

А. СОЛДАТОВ – Видимо, да. Учитывая, что британским спецслужбам и так пришлось пережить кардинальную ломку сознания буквально семь лет назад, когда им пришлось под очень жестким давлением со стороны правительства отказаться. Например, им пришлось очень долго объяснять, что необходимо отказаться от длительных расследований, что нужно расследовать теракты в течение очень небольшого количества времени, что если поступает информация о террористической группе, то нужно мгновенно хватать, а не вести долговременную разработку. Это было очень сложно, потому что британские спецслужбы, а именно контрразведка, долгое время, как, кстати, и ФСБ, были сосредоточена на борьбе с контршпионажем. А там наоборот. В контршпионаже чем дольше ты выслеживаешь шпиона, тем лучше. А в терроризме совсем по-другому. Они перестроились вроде бы, а вроде бы они придумали как, опять же повторюсь, вести агентурную работу внутри, как очень быстро доводить информацию об угрозах до правительства. У них существует так называемый «word list», когда они рассылают по членам кабинета предупреждения об атаках. Они создали специальный пост координатора. Более того, они создали специальный центр, куда были делегированы специалисты не только из Ми-5, но и из полиции, из других подразделений, которые должны были очень быстро собирать разведывательную информацию со своих ведомств, бросать это в единый центр по координации как раз борьбы с терроризмом, тут же вырабатывать решения выезжать на место, решать ситуацию. Что будет происходить сейчас, совершенно не понятно. Потому что, опять же повторюсь, расследование ведется очень грамотно. Получается, что при таком обилии потенциальных террористов эти методы не работают. Следовательно нужно работать над тем, чтобы переламывать менталитет всей диаспоры. Кроме того…

А. ВОРОБЬЕВ – Тони Блэр уже пытается это сделать. Если помните, вчера он принимал на Даунинг-стрит представителей, лидеров мусульманских общин, проживающих в Соединенном Королевстве, сказал, что мусульмане должны сами каким-то образом противодействовать росту экстремистских настроений в их среде, сами выявлять потенциально опасных людей.

А. СОЛДАТОВ – Вот что-то придется с этим делать. Что-то придется делать с обучением, конечно же. Что-то придется делать с мечетями, ставить под контроль мечети. Тогда нужно полностью менять законодательство. Только что с огромным треском, с шумом и скандалом был принят очередной закон о предотвращении терроризма. Весной. Еле-еле он прошел. Вы помните, как он обсуждался.

А. ВОРОБЬЕВ – Будет новый?

А. СОЛДАТОВ – Получается, нужно принимать новый.

А. ВОРОБЬЕВ – Он будет. Парламент в октябре будет его обсуждать, скорее всего, в декабре уже.

А. СОЛДАТОВ – Какие меры там будут записаны, насколько они будут драконовскими, как он будет приниматься, совершенно сейчас не понятно.

А. ВОРОБЬЕВ – Вы ожидаете резкого усиления мер безопасности в Лондоне? Вы ожидаете ограничения прав человека, личных свобод?

А. СОЛДАТОВ – На сколько я понимаю, сейчас британцы очень боятся, что им придется ходить, во-первых, с удостоверением личности, что конечно же для них является уже неким ограничением. Это мы привыкли ходить с паспортами, хотя это тоже не очень понятно, почему и зачем это делается. Наверное, конечно же будет. А больше же нет никаких направлений, куда развиваться, куда идти – только в сторону ограничения прав граждан. Это единственный путь. Насколько далеко зайдет Великобритания на этом пути, это будет вопрос.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. 969-23-72, и эфирный пейджер 961-33-33 для аб. «Эхо Москвы». Ваш вопрос в прямом эфире. 969-23-72. Здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я звоню из Майами. Зовут меня Михаил.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, Михаил, пожалуйста, вы в прямом эфире. Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня вот, какой вопрос. А не пора ли бы всем («восьмерке», странам, самым крепким в мире) предъявить ультиматум той же компании Бен Ладена, что если не прекратится в течение месяца террор, снести, к примеру, Мекку к чертовой матери с лица Земли для начала. И вы увидите, что это все прекратится, потому это крыло ислама, это все равно, что СС был в немецкой армии.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо, Михаил. Радикальная точка зрения. Но действительно, в последнее время появлялись такие предположения, предложения, скорее, нанести удар по Мекке, в том числе. Михаил здесь, наверное, не от себя такую мысль добавил. Что скажете? Ультиматум исламскому миру – вот, о чем речь идет.

А. СОЛДАТОВ – Самое интересное, что сколько я последнее время просматривал учебников и, скажем так, аналитических работ по предотвращению терроризма, практически все они начинаются с одного пункта, что в плане эмоционального воздействия террористы имеют несомненно больше возможностей, чем западные цивилизации, потому что террористы могут нанести удар по сердцу Нью-Йорка, а в ответ такого же акта нанесено быть не может. То есть это та отправная точка, с которой начинается выработка контртеррористической стратегии. То есть никто не рассматривает, что возможно когда-либо это сделать. На самом деле есть какие-то привычные, не к сожалению, к счастью, наверное, родовые слабости западной цивилизации. Если предыдущая слушательница звонила, говорила о том, что Тони Блэр наврал по поводу оружия массового поражения в Ираке. Откуда мы это узнали. Мы же это узнали не из арабских источников, мы это узнали из британских источников информации. Правильно? Это было опубликовано в британской прессе, в американской прессе, то есть в прессе той самой западной цивилизации. Существуют некоторые слабости западной цивилизации, из которых мы должны исходить. Если мы начинаем говорить об ультиматуме арабскому миру и нанесении удара по Мекке, то тогда мы должны отказаться последовательно уже и от прессы, и от всех признаков западной цивилизации. Совершенно неотъемлемо, если мы запрещаем прессу…

А. ВОРОБЬЕВ – Проигрываем в этой войне.

А. СОЛДАТОВ – Да. Невозможность нанесения удара по Мекке – это отправная точка, из этого все исходить. Обсуждать эту точку совершенно невозможно, это все прекрасно понимают. А нанести удар такой же по степени эмоционального воздействия тоже невозможно, соответственно надо с этим жить и понимать, что ничего здесь изменить нельзя. Это те слабости, которые у нас есть, и мы должны с этим смириться.

А. ВОРОБЬЕВ – Андрей Солдатов. Последний звонок. Очень коротко. 969-23-72. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Анатолий, Санкт–Петербург.

А. ВОРОБЬЕВ – Очень приятно. Пожалуйста, очень быстро.

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, что подход к какой-то национальной оценке терроризма, он бесперспективен, потому что какая разница, кто несет бомбу (негр, араб или кто-то другой). Камера беспристрастно может выделить лицо. Поэтому, может быть, несовершенство английской системы безопасности в том, что они не делают очень такой упор на национальность. В конце концов, можно и славянину так промыть мозги или, используя его плохое финансовое состояние, заставить его что-то сделать. В конце концов, а сколько у нас гибнет на дорогах людей каждый год. Это тоже терроризм государства по отношению к народу. Из-за разметки, из-за плохих машин, из-за плохого освещения, из-за всего.

А. ВОРОБЬЕВ – Понял вас, Анатолий.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо вам. Тоже весьма эмоциональное выступление. У нас, увы, не остается времени на то, чтобы дать комментарий. Я благодарю вас, Андрей, за то, что вы так с пылу, с жару прокомментировали эти ужасные без сомнения события. Андрей Солдатов в «Особом мнении». Я, Алексей Воробьев. До свидания.

А. СОЛДАТОВ – До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире