'Вопросы к интервью

О.Журавлёва Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях глава московского бюро журнала «Экономист» Аркадий Островский. Добрый вечер.

А.Островский Добрый вечер.

О.Журавлёва Последняя новость, которая пришла из высоких сфер, говорит о том, что Минфин подал в высокий суд Лондона иск о взыскании задолженности с Украины. «Переговоры в духе доброй воли с украинской стороной не сложились, — сообщил министр финансов Антон Силуанов. – Мы много раз заявляли о готовности обсуждать возможность двустороннего внесудебного урегулирования вопроса погашения Украиной своих обязательств перед Россией, но, к сожалению, Украина оказалась не готова вести переговоры в духе доброй воли».

Скажите, пожалуйста, как вы считаете, высокий суд Лондона позволит России получить свои деньги с Украины? Или этих денег просто нет?

А.Островский Ну, я думаю, что лишних денег точно нет у Украины. Я думаю, что, действительно, у Украины сейчас нету возможностей выплатить этот долг. То, что Россия подала в суд, ну, это, естественно, ее право. И хорошо, что так, на самом деле, решается, так сказать, цивилизованно, через суд Лондона, а не просто там перекрытием вентиля…

О.Журавлёва Фурам.

А.Островский Да. Или газового крана. Сказать, сможет ли Россия получить – я думаю, что, конечно, это будет вопрос увязываться… Для Украины этот вопрос будет увязываться и с МВФ, потому что об этом долге, естественно, все знали. И риски эти все просчитывали.

Поэтому я думаю, что это будет такая, длительная довольно процедура. Но то, что отношения остаются крайне напряженными между Россией и Украиной, понятно. То, что это делается через суд, а не путем перекрытия газового вентиля или захвата территорий, войны и так далее, уже на этом большое спасибо. Это, так сказать, цивилизованный, нормальный путь решения проблем.

О.Журавлёва А вообще можно допустить такой вариант, что высокий суд Лондона откажет России в ее праве взыскать этот долг?

А.Островский Вы знаете, я не знаю всех… Что вообще он откажет? Нет, я думаю, что вообще рассматривать он  не откажет в этом деле, поскольку, наверное, этот долг был. Когда подписывались соглашения по этому долгу, то там оговаривалось, что в случае невыплаты это будет решаться в лондонском суде. Поэтому то, что Россия подает в лондонский суд, очевидно, это было прописано в самих договоренностях.

Но понятно, что это для Украины, конечно, еще огромное политическое решение о выплате этого долга, потому что долг этот заключался предыдущим правительством. Насколько они считают себя преемниками, не преемниками… Понимаете, тут такая коллизия есть, которая заключается кроме всего прочего и в том, что когда в гуще всех событий, связанных с Крымом и с аннексией Крыма, и дальнейших военных действий на востоке Украины, я помню, что тогда Владимира Путина спросили «А как же подписанное соглашение, меморандум о безопасности Украины, так называемый «Будапештский меморандум», в соответствии с которым США, Великобритания и Россия гарантировали территориальную целостность Украины в обмен на отказ Украины от своего ядерного оружия?» На что (я помню) тогда Владимир Путин сказал, что «Подождите, так подписывали же мы его с предыдущей властью, а там произошла революция. Поэтому это новая страна, новая система» (это такая была уловка).

А.Островский: То, что это делается через суд, а не перекрытием газового вентиля или войны, уже на этом спасибо

Ну, по идее, украинские власти тоже могут сказать, что «Вы знаете, это же, вот, долговые обязательства подписывались прежним (я сейчас фантазирую) руководством Украины, а у нас произошла… Вы же сами говорите, что у нас произошла революция, у нас другое государство, мы не будем выплачивать этот долг, мы его не подписывали (эти документы)».

О.Журавлёва Хороший вариант защиты. Мне кажется, в этом что-то есть. Это Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист». Вот, кстати говоря, по поводу всё равно украинской тематики. Путин сделал несколько заявлений по поводу того, что связывать снятие санкций против России с выполнением Минских соглашений бессмысленно, так как их не выполняет Киев. Но при этом он сказал, что мы спокойно относимся к вопросу снятия санкций: «Уверены, что рано или поздно это произойдет».

Как вы считаете, на самом деле, из санкций Европе же надо как-то выходить?

А.Островский Европе? Почему Европе нужно выходить из санкций?

О.Журавлёва Ну, нам всё время говорят о том, что Европа даже больше страдает от этих санкций, чем Россия.

А.Островский Это не так. Это не так, потому что это совершенно несопоставимые вещи. Если европейские компании поставляли свою продукцию, экспортировали ее на российский рынок, ну, значит, им придется искать и они будут искать другие рынки сбыта. Так бывает, ничего страшного в этом нет и никакой системной угрозы европейской экономике они не несут (эти санкции).

В то время как для России, конечно, это абсолютно системная проблема, потому что Россия оказалась отрезана от внешних источников финансирования. И это очень серьезная проблема, особенно в тот момент, когда в экономике рецессия и падают цены на нефть. И понятно, что следующая модель роста не может быть такой же, какой она была в предыдущие годы. России крайне важно получать инвестиции, как внутренние инвестиции, так и внешние. Когда банки не могут, на самом деле, занимать деньги на внешних рынках, а внутри Центральный Банк сокращает кредитование банков, то, конечно, для России это системная проблема.

О.Журавлёва А цели-то эти санкции достигают? Дают ли они понять элитам, что те были не правы? Или для чего они еще?

А.Островский Ну, они отчасти ни для чего, а потому что Европе надо было как-то реагировать на те действия, которые Россия производила. Поэтому никаких вариантов особых не было.

Что касается Минских соглашений, то у меня иногда возникает ощущение, что ни Россия, ни Украина сейчас уже не хотят или не готовы исполнять эти соглашения по разным совершенно причинам. Но что делать вообще с этой территорией, которая в разрухе находится, это головная боль уже и для Украины, и для России. И я думаю, что восстановление контроля над границей сейчас уже никому особенно не выгодно, включая, я думаю, Порошенко. Потому что если такой контроль установить над границей, то нужно будет с Донбассом что-то делать. А что делать…

О.Журавлёва Проводить там выборы по украинским законам.

А.Островский: Восстановление контроля над границей сейчас уже никому не выгодно, включая Порошенко

А.Островский Нет, ну, не просто – там нужно восстанавливать. Он разрушен! Что делать с людьми? Что делать с разрушенной инфраструктурой? Повесить себе сейчас на шею такую огромную ношу, я думаю, что не хочет уже ни Россия, ни Украина. Только очень жалко людей, которые пострадали в результате всего этого, потому что они оказались вот в такой серой зоне, на самом деле, между Россией и Украиной сейчас.

О.Журавлёва А вы считаете, что Россия сейчас минимизирует свое участие в этих областях?

А.Островский Ну, я думаю, что Россия постепенно замораживает этот конфликт, потому что тоже не знает, что делать, на самом деле. Я думаю, что… Я понимаю, что это, может быть, очень непопулярно сейчас прозвучит как раз в Украине, но я думаю, что в момент, когда все эти события разворачивались, в принципе, Украина могла провести референдум настоящий, на котором если бы жители… Мне непонятно там, как считали бы все голоса, включая беженцев. Но если бы жители Донбасса проголосовали за вход в Россию…

О.Журавлёва То это была бы наша головная боль.

А.Островский То это была бы большая российская головная боль. Сказать «Хотите? Ну, вот, берите. Вы за это отвечаете». И сейчас получилось, что война была, ответственных нету.

О.Журавлёва К сожалению, так. Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист». Мы вернемся после небольшого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист». Вот несколько вопросов, которые приходят от наших слушателей, и, в частности, то, что было перед эфиром. «Известна ли сумма и являются ли для бюджета расходы значительными на содержание армии, инфраструктуры, население как раз вот этих областей ДНР и ЛНР, ведение военных действий в Сирии?» Есть какие-то, действительно, представления о том, насколько мы на Сирию финансово закладываемся, какую часть бюджета и так не очень уже устойчивого мы тратим на сирийскую кампанию и на армию вообще?

А.Островский Ну, на армию тратятся огромные расходы, на национальную оборону. Что такое 20% вообще трат бюджета?

О.Журавлёва Там больше 4% ВВП.

А.Островский Да.

О.Журавлёва Там что-то такое.

А.Островский А что касается… И это, конечно, очень большие траты в отношении ВВП. А что касается на Сирию, по-моему, там не очень, на самом деле, дорогостоящая эта операция. То есть она совершенно по силам для России. Это 8 миллионов, по-моему, в день стоит долларов. Но это для России посильная, на самом деле, задача. Я думаю, что там проблема… То есть из всех рисков, из всех опасностей, которые эта ситуация представляет, затраты являются наименьшей, экономическая составляющая является наименьшей опасностью.

А.Островский: Бомбардировки в Сирии это попытки России получить признание от США, что мы являемся глобальной силой

О.Журавлёва Некоторые наши слушатели полагают, что операция в Сирии имеет какой-то далеко идущий экономический смысл. Что, на самом деле, это связано либо с нефтью, либо с конкретными трубопроводами-нефтепроводами, либо еще с чем-то таким. Потому что, вот, как-то просто в терроризм не верится.

А.Островский Ну, я думаю, что она имеет такие, геополитические задачи (операция в Сирии). Я тоже думаю, что она не связана с просто блокировкой террористов, потому что говорить о том, что если мы не уничтожим здесь, они вернутся в Россию… Ну, это что означает? Что Россия не контролирует свои границы? Как они вернутся, если Россия знает с российскими паспортами?

О.Журавлёва Ну, она вообще не очень, судя по всему, контролирует.

А.Островский Я думаю, что она контролирует, все-таки, свои границы. И я не думаю, чтобы борьба с терроризмом являлась главной причиной, по которой Россия устраивает бомбардировки в Сирии. Я думаю, что главной причиной является поддержка режима Асада, и это объясняет и то, что Россия бомбила не только и поначалу даже не столько террористов, сколько оппозицию. И я думаю, что это заявление России, это попытки России получить признание от всего мира, в том числе от США, и главным образом от Америки в том, что Россия является глобальной, а не региональной силой, и что без российского участия не может быть решен ни один вопрос. Как говорила Коммунистическая партия на каком-то съезде (одном из последних, по-моему – мне недавно привели эти слова), что ни одна мировая проблема не может быть решена в обход или вопреки воли Советского Союза (я приблизительно цитирую). Мне кажется, что вот это заявление России на то, что с ней должны считаться, что нельзя Россию изолировать, что нельзя ее подвинуть, нельзя ее изолировать как после украинских событий. Что Россия таким образом склоняет Америку к признанию себя как глобальной силы и, ну, во всяком случае, уж на Ближнем Востоке, за пределами бывшего Советского Союза. Мне кажется, что это гораздо важнее, чем заявления про террористов.

О.Журавлёва Скажите, а, вот, с Турцией-то как же так получилось? Это было продуманное решение? Или это случайность?

А.Островский Я думаю, что это было непродуманное ни с той, ни с другой стороны. И тут как раз некая схожесть и Путина, и Эрдогана. Это стало почти уже общим местом, насколько много схожего в них и внутри страны.

Нет, конечно, я не думаю, что это была просчитанная ситуация.

О.Журавлёва Ну, ведь, было известно, что они против Асада. Турецкая сторона его не поддерживает – напротив, хочет, чтобы он ушел.

А.Островский Да, но это не значит, что нужно было сбивать российский самолет.

А.Островский: Турция в отношении Сирии ведет себя совершенно так же, как вела себя Россия в отношении Донбасса

О.Журавлёва Ну, как-то договариваться, значит, надо было по-другому с ними.

А.Островский Потому что Америка тоже против Асада, но при этом…

О.Журавлёва Над Калифорнией пока никто не полетел.

А.Островский ...российские самолеты не сбивают.

Нет, конечно, это была… Мне кажется, что здесь важно понимать, что есть логика эскалации конфликта, что невероятно опасно. Что после того, как сбили российский бомбардировщик и Путин сказал, что «одними помидорами вы не отделаетесь и ограничениями на строительство вы тоже не отделаетесь», понятно, что в логике России сейчас какой-то ответный шаг предпринять.

Турция тоже ведет себя совершенно, вот, точно так же, по-моему, как вела себя Россия в отношении Донбасса, потому что для Турции Сирия – это ее ближнее зарубежье, это ее территория (она входила в Оттоманскую империю до, по-моему, 20-х годов XX века). Поэтому у них отношение к Сирии как «Это наше…» Это их Украина, на самом деле.

О.Журавлёва Каноническая территория.

А.Островский И поэтому они тоже не могут смотреть на то, что там происходит, просто так. И сейчас они действуют так же, как Россия действовала в Донецкой области. Понятно, что там военнослужащие Турции, но они говорят, что это не наши военнослужащие, вообще мы не знаем, кто это. Одеты в неизвестно какую форму…

О.Журавлёва В Военторге купили, вежливые.

А.Островский В Военторге, только в турецком Военторге купили, вежливые тоже люди (не очень вежливые).

Но, конечно, Турция будет продолжать как-то реагировать на эту ситуацию, потому что просто так сдать город Алеппо Турция тоже не может. Поэтому я думаю, что какое-то использование военной силы там будет.

И понятно, что если турецкие самолеты будут залетать на территорию Сирии, я думаю, что их будут сбивать российские ПВО.

О.Журавлёва Ну, то есть вы видите просто…

А.Островский И это конфликт, конечно, очень серьезный, потому что это конфликт России со страной НАТО. Это не значит, что будет применена 5-я статья НАТО, по которой атака на одно государство является атакой на всех, поскольку там в этом документе идет речь как раз об атаке на государство, об агрессии против государства. А если Турция сама ввергается в другое государство, то 5-я статья вряд ли работает.

Но всё равно конфликт… Даже если она не работает, но всё равно конфликт России со страной НАТО может, конечно, иметь совершенно непредсказуемые последствия.

О.Журавлёва А вот Илья интересуется: «А зачем России благословение США? Зачем Путину (я бы даже так сказала) так важно перед США продемонстрировать свое влияние?» Почему с ними нужно мериться?

А.Островский Это хороший вопрос. Ну, потому что Путин считает, что Россия – великая держава и что мир не может быть однополярным. Он, на самом деле, таким и не является – это скорее в воображении российского руководства он однополярный. Он не является давно однополярным. Но что Россия должна точно так же, как Советский Союз должен был…

О.Журавлёва Должна быть вторым полюсом просто?

А.Островский Ну, если не вторым, то третьим, во всяком случае. Потому что есть еще Китай. Россия хочет сидеть за неким виртуальным ялтинским столом, и Россия требует, чтобы ей дали это место.

Другое дело, что… Вот тут начинаются сложности, поскольку такого стола не существует, на самом деле. И даже если бы Америка хотела, она не может дать того, чего у нее нету. И вот в этом, мне кажется, главная проблема того, что в России верят, что она может это сделать и что такой стол существует, а, на самом деле, это в принципе невозможно, это не в силах президента США или кого бы то еще ни было предоставить такое место, потому что его нету, его физически нету, он существует только в воображении.

А.Островский: Мне не кажется, что всё, что делает Кремль, делается в интересах России

О.Журавлёва Проблемы виртуальных пространств мы, наверное, продолжим обсуждать. Это Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист» со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист».

Вот тут у нас въедливый такой слушатель есть Вадим027, интересуется: «Скажите, а где просчитались американские стратеги? Когда хотели разместить свою военную базу в Крыму или когда хотели уничтожить русских на Донбассе? Где заноза, где не срослось?» Это картина мира, которая, в общем, существует в том числе и в российском телевидении, что, на самом деле, действительно, мы с Америкой воюем, но воюем мы с ней буквально. То есть мы приходим туда, куда Америка вот уже, что называется, руку протянула. Скажите, а это, действительно, такая воображаемая борьба? Или, все-таки, у Америки были какие-то… Ну, не скажу «далеко идущие планы», но как-то она поглядывала в эти стороны, могла там усилить влияние?

А.Островский Ну, Америка там… Понимаете, с этой картиной мира ничего сделать нельзя – она существует как некая объективная реальность. Реальность не в том, что Америка хотела что-то там сделать, а в том, что вот эта картина существует. С этим поделать ничего нельзя.

Но можно только приводить какие-то контраргументы, но, наверное, они не будут иметь никакого действия, потому что…

О.Журавлёва Но в этой картине мира Россия победила.

А.Островский Да нет, ну, в каком смысле Россия победила? В каком смысле Россия победила?

О.Журавлёва Она не дала Америке захватить Крым.

А.Островский Америка не собиралась захватывать Крым.

О.Журавлёва Ну, тем не менее, не дала.

А.Островский Америка не собиралась захватывать Крым, принимать Украину в НАТО. Ей не нужен Донецк, ей не нужен донецкий уголь.

О.Журавлёва Прекрасный уголь. Что вы! Почему же?

А.Островский Америке всё это было не нужно – она как раз скорее дала украинское направление. Им должна была заниматься Европа. Всё, что там происходило, это несчастное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, которое не подписали и из-за которого, так сказать, всё это начало происходить. Поэтому…

Нет. К сожалению, я думаю, что да, действительно, такая картина мира существует. Она существует в головах у людей, она существует в головах людей, сидящих в Кремле. Я думаю, что она существует у Путина, что, конечно… Майдан же не мог сам собой начаться?

О.Журавлёва Да вообще все эти революции роз там, того и сего, они все инспирированы из одного места, это все знают.

А.Островский Да. Но это, действительно… Но это не так. Ну, что с этим можно поделать? В этой картине мира человек лишается своей субъективности. То есть человека лишают права на какую-то собственную волю и собственные поступки (глупые или не глупые – другое дело). Но, конечно, не Америка разваливала Украину и не Америка разваливала Советский Союз. На самом деле, всё своими руками делалось. Но так, наверное, легче воспринимать мир и так, наверное, на Америку можно списать собственные проблемы, собственные провалы. Поэтому… Ну, я говорю, с этой картиной мира уже ничего, очевидно, поделать нельзя.

А.Островский: Россия находится сейчас в гораздо более сильном положении, чем Америка, которая эту ситуацию проиграла

О.Журавлёва Но всё равно, исходя из этой картины мира, получается, что Россия как раз, действительно, достигает больших успехов и решает свои задачи и в Сирии…

А.Островский Ну, где-то решает.

О.Журавлёва И Турцию по носу щелкнула, и там навела свой порядок. И Крым наш

А.Островский Ну, давайте, все-таки, разделять Россию и Кремль.

О.Журавлёва Да?

А.Островский Ну, мне кажется, что да, потому что мне не кажется, что всё, что делает Кремль, делается в интересах России. Мне не кажется, что война на востоке Украины, которая была начата, так сказать, из Москвы, на самом деле, была в интересах России. И мне не кажется, что изоляция России, которая из-за этого произошла, в интересах ее населения, ее людей.

Но возвращаясь к вашему вопросу, да, например, в сирийской ситуации Кремлю и российской армии, безусловно, удалось сделать больше, чем Америке. И, действительно, поддержав армию Асада, поставив на одного конкретного игрока, Россия сумела, действительно, переломить ход гражданской войны в Сирии, потому что еще в сентябре-месяце, когда Россия только начала свои бомбардировки, казалось, что Асад и армия Асада проигрывают, и его сместят, ему придется уйти.

Действительно, за эти месяцы сирийская армия научилась координировать свои действия с российской авиацией, и, действительно, стала наступать и брать Алеппо (во всяком случае, окружать его). И это, действительно, гораздо более оказалось продуктивной тактикой, чем та, которая была у Америки, которая пыталась вычленить некую умеренную оппозицию из разных неумеренных исламистов и так далее. Это была очень сложная комбинация без явных целей. То есть цель была, а, вот, как ее добиваться, не очень понятно.

Короче говоря, Россия упростила ситуацию, упростила картинку, что понятно, на самом деле, потому что есть, вот, сирийская армия, Россия бомбила умеренную вот эту оппозицию… Всю оппозицию, на самом деле.

О.Журавлёва Всех, кто против сирийской армии.

А.Островский Всех, кто против сирийской армии, грубо говоря.

О.Журавлёва Ну, так же проще?

А.Островский Да, так гораздо проще. И более того, удивительно, как президент России, в общем, так, с некоторой гордостью говорил, что он не знает, кто такие туркоманы. Вот, какие-то туркоманы – он слыхом не слыхивал о них.

Но это, в общем, немножко странная позиция главы государства, что нам вообще не сказали, что какие-то туркоманы там были, еще кто-то был. Да проще надо всё: вот, есть эти там… Есть сирийская армия, а есть все против нее.

Но там всё непросто. В этом весь ужас этой ситуации, что это такая каша. Но Россия, как бы, не хочет в ней разбираться, хочет упростить картинку, что, кстати, и для телезрителя российского гораздо проще, что, вот, есть наши и не наши, есть красные и белые.

О.Журавлёва Ну, вообще всегда так легче жить.

А.Островский Да. Вот это и есть гражданская…

О.Журавлёва Так, может быть, это и работает? Потому что…

А.Островский Это, безусловно, работает.

О.Журавлёва Потому что так можно втихаря и терроризм победить.

А.Островский Нет. То есть терроризм победить так сложно, и ни одна армия, как говорят военные эксперты, никогда не могла победить нерегулярные войска. Поэтому что будет дальше в Сирии, совершенно неизвестно. Но то, что позиции России усилились в Сирии в результате бомбовых ударов, это безусловно. Россия находится сейчас в гораздо более сильном положении, чем Америка, которая, в сущности, эту ситуацию совершенно проиграла. Это банкротство.

О.Журавлёва Ну, тогда, значит, люди к нам потянутся?

А.Островский: РФ выступает на стороне шиитов в противоречии с суннитами при том, что российские мусульмане –сунниты

А.Островский Это банкротство американской политики на Ближнем Востоке.

О.Журавлёва Значит, наша политика должна вызывать больше симпатий за ее ясность, силу и вообще вот эту вот победность.

А.Островский Нет, но дальше начинаются сложности. У кого?

О.Журавлёва У всего мирового сообщества, прямо скажем.

А.Островский Нет, у всего мирового сообщества она не вызывает таких чувств, потому что Россия бомбила в том числе гражданские цели.

О.Журавлёва А то американцы ни разу не бомбили госпиталя.

А.Островский Ну, тоже, да. Но тут. как бы, все-таки, и поток беженцев. Нет, ни у кого восторга то, что делает Россия, не вызывает. В частности… Ну, отстраняясь от Запада и Америки, есть суннитские страны.

О.Журавлёва А мы – одна из них.

А.Островский И получается, что Россия выступает на стороне шиитов в противоречии с суннитами при том, что российские мусульмане, граждане России – это сунниты.

О.Журавлёва Но мы же видим, как они поддерживают…

А.Островский Но мы не знаем, на самом деле, как они поддерживают.

О.Журавлёва ...президента Путина.

А.Островский Да. Но я не знаю, какие чувства вызывают эти действия. Традиционно Советский Союз всегда как раз поддерживал суннитов. И поэтому раздражение вызывают не только у Запада действия России, но вызывают, естественно, раздражение и у таких стран как у Саудовской Аравии, у Иордании, у всех стран Залива. И Россия оказалась в таком партнерстве, в альянсе с Ираном, что исторически совершенно… Так никогда не было – Россия была всегда на стороне Ирака.

О.Журавлёва Ну а так ли это плохо?

А.Островский Ну… Я не знаю, так ли это плохо. В общем, смотря для чего.

О.Журавлёва Вот, кстати, и самый главный вопрос – для чего? Вот мы боролись за многополярный мир и, в принципе, вот он такой, действительно, сложный.

А.Островский Да. Однополярный мир при этом, так сказать… Не однополярный мир, если Россия, действительно, хочет быть глобальной силой, то приходится брать на себя ответственность за тех, кого ты…

О.Журавлёва Приручил.

А.Островский Да.

О.Журавлёва Да. Ну, нам всё время пишут наши слушатели «Ну как же! Они, вот, размещают ПРО. Они, вот, нас обкладывают вокруг. Они, вот, обещали, а сами…» Вот это ощущение, что всё равно США… Ну, всё равно. Какое там НАТО? Это же Америка, на самом деле. Они всё равно, как бы, нас пытались каким-то образом прижать. Они всё равно нам угрожают. И, вот, мы теперь продемонстрировали, что мы не боимся угроз.

А.Островский Ну, знаете, у Островского, у драматурга Островского есть: «Кто же вас, Тит Титыч, обидит? Вы сами кого хотите обидите». Надо же, так сказать, еще понять, почему, действительно, такая нервная реакция у всех стран. Не только прибалтийских и у Восточной Европы.

О.Журавлёва У которых есть опыт.

А.Островский Да. Но даже у тех, кто входит в ОДКБ, и тех, кто являются, как бы, российскими партнерами. Там, в Казахстане, в Белоруссии тоже очень нервная реакция на действия России в Украине, потому что выясняется, что суверенитет ни одной страны не гарантирован. Если это могло случиться с Украиной, это могло случиться с Грузией, то почему этого не может случиться с Белоруссией или с Казахстаном? Почему там русское население в Северном Казахстане не скажет «Мы тоже хотим войти в состав Российской Федерации». Что будет тогда с Казахстаном? Поэтому нужно понять, что провоцирует на такую реакцию. Действительно, Запад усиливает, и НАТО, действительно, сейчас усиливает оборону в странах Восточной Европы и в Прибалтике.

Но они же не просто так это, не от хорошей жизни это делают. Вот, мне кажется, что полезнее было бы задуматься, почему так нервно все реагируют на…

О.Журавлёва Потому что мы сильные, храбрые, нас все боятся. Это же замечательно. Мы же любим, когда нас боятся.

У меня самый последний, коротенький вопрос: как вам кажется, кто сейчас побеждает у нас в стране, телевизор или холодильник?

А.Островский Ну, я слышал, да. Я думаю, что пока что, во всяком случае, побеждает, безусловно, телевизор. Мне кажется, что мощь телевизора совершенно феноменальная.

О.Журавлёва Мы еще таких холодильников не видали, видимо.

А.Островский Нет, телевидение, действительно… При том, что кризис, при том, что падают реальные доходы населения, при том, что падают зарплаты и так далее, рейтинги остаются теми же у Путина. Я думаю, что, конечно, это феноменальная абсолютно власть телевидения.

О.Журавлёва Ну а продолжение этой дискуссии вы услышите в программе «Клинч» сегодня после 20-ти часов между Геннадием Гудковым и Станиславом Белковским. А сейчас в студии был Аркадий Островский, глава московского бюро журнала «Экономист». Всем спасибо, всего доброго.

Комментарии

221

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

anticorrupt74 19 февраля 2016 | 12:26

Бред сивой кобылы.России не нужно признание хрен поймешь кого,и уж тем более Америки.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире