'Вопросы к интервью

О.Журавлёва Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях сегодня Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today. Здравствуйте, Маргарита.

М.Симоньян Здравствуйте.

О.Журавлёва Прямо сразу пришли вопросы, касающиеся актуальной темы, которая обсуждается уже не первый день. Вот, Александр из Москвы спрашивает «Согласны ли вы с оценками Кадырова относительно внесистемной оппозиции в России и персональными угрозами в адрес людей, которых Кадыров назвал врагами народа, шакалами и шайтанами?»

М.Симоньян Ну, слушайте, я – человек мирный, женщина, мать, что называется. Я, конечно, никогда не соглашусь ни с какими жесткими формулировками относительно кого бы то ни было, даже, честно говоря, осужденных преступников, потому что я, действительно, очень мирный человек. И уж тем более с угрозами. Точно так же, как я никогда не соглашусь и с тем, что оппозиция себе позволяет в соцсетях, в том числе и в мой персональный адрес тоже много я чего интересного читаю.

Ну, знаете, у людей же разный уровень внутренней потребности в войне, что ли. Мы, конечно, знаем, что Рамзан Кадыров – человек воинственный (мы же знаем его биографию). И поэтому чему тут удивляться? А я – человек мирный. Если вопрос в том, использовала бы я такие формулировки? Конечно, нет. Даже по отношению к своим личным врагам, если бы они у меня были.

О.Журавлёва А скажите, пожалуйста, вот, заявления вполне такие, спокойные, я бы сказала, заявления о том, что просто на таком уровне полемики определенные чиновники, люди определенного уровня не должны быть замечены. Что для Рамзана Кадырова как главы субъекта Федерации это слишком. Вы согласны, что он не имеет таких прав как другие люди?

М.Симоньян Ну, слушайте, тут мы… Вот, как раз. Тут мы упираемся в вопрос, имеют ли люди, занимающие одни должности, другие права, нежели люди, занимающие другие должности? Строго говоря, по Конституции Российской Федерации нет, потому что у нас запрещена дискриминация по какому бы то ни было признаку – национальному, расовому, религиозному и социальному. То есть, строго говоря, мы не можем требовать от губернаторов, чтобы они не делали того, чего делают, например, журналисты.

Вот, я вчера почитала Twitter вашего главного редактора, моего хорошего друга, на самом деле, Венедиктова. Ну, такой жесткач. Не знаю, видели вы или не видели? Он там всех, кто ему пишет что-то несогласное с его позицией, называет, пардон, «мудаками» (прям дословно). Я поэтому это слово, не знаю, запрещено у вас в радиоэфире или нет?

Ну, что? Я считаю, что наш Алексей Алексеевич уважаемый имеет на это полное право, если он считает, что это соответствует его темпераменту, его внутреннему уровню воинственности. Имеет ли на это право главный редактор и не имеет право чиновник, занимающий пост губернатора, вопрос спорный. Наверное, это нужно как-то определить, допустим (законодательно я имею в виду): губернаторы лишены таких-то гражданских прав по сравнению с обычными людьми. Или же, наоборот, определить, что никакие люди не имеют права никого называть врагами народа, шакалами и еще чего-то. Ну, тогда вы же первые и возмутитесь, потому что это свобода слова. Получается, что вы поддерживаете отказ от свободы слова для чиновников, но, конечно, никогда не поддержите отказ от свободы слова для остальных людей.

Я поддерживаю свободу слова для всех, что совершенно не означает, что мне нравятся такие высказывания. Потому что, ну, опять же, мне просто по моему уровню темперамента, что ли, мне это читать неприятно. Я не люблю, когда…

О.Журавлёва Упрек-то в чем состоит?

М.Симоньян Сейчас, вот, я договорю. Я не люблю, когда в обществе повышают градус. Градус дискуссии, градус полемики, градус чего бы то ни было. Поэтому мне одинаково не нравятся агрессивные выпады Навального и агрессивные выпады Кадырова – это за пределами моего понимания о том, как мне комфортно жить в обществе. Понимаете? С другой стороны, я вижу и знаю, что есть множество людей (а, может, даже и большинство), которые именно в таком ключе предпочитают выражать свои мысли и именно в состоянии такого градуса напряжения в обществе им комфортно. Не знаю, нет социологических (по крайней мере, мне они недоступны), данных социологии о том, каких людей больше, каких людей меньше. Я отношусь, вот, к части мирной, и мне неприятно, что такое происходит ни в Twitter’е у Венедиктова, ни в высказываниях…

О.Журавлёва В газете «Известия».

М.Симоньян Да. В статье Кадырова. Вот так.

О.Журавлёва Дело в том, что упрек-то в чем состоит? В том, что когда такие заявления делает человек, обличенный властью, он располагает некоторыми ресурсами. И когда угрожает человек…

М.Симоньян А вы считаете, журналист не располагает ресурсами? То же самое.

О.Журавлёва Ну, во всяком случае, МВД журналист не командует (подразделениями), правда же? Или, там, в прокуратуру не может дать какие-то поручения и так далее. Поэтому, может быть, в этом претензии?

СПЧ направил Путину доклад по этому самому, по всем заявлениям Кадырова с лингвистической экспертизой. Но чтобы избежать лишнего пиара, это будет конфиденциальный доклад. Как вы считаете, это правильный подход? Чтобы Владимир Путин сделал какие-то выводы на основе жалоб…

М.Симоньян А что, Владимир Путин сам не может сделать выводы, что ли? Я не понимаю, причем тут?..

О.Журавлёва Не знаю.

М.Симоньян Да нет. На самом деле, если это так задело журналистское сообщество, а что мешает журналистскому сообществу скинуться да и провести лингвистическую экспертизу? Это не так дорого стоит, на самом деле.

Ну, я не эксперт, я в речи Кадырова вещей, которые нарушали бы действующее законодательство, а именно призывов там кого-то убивать, не видела. Я видела совершенно жесткие и агрессивные обзывалки, скажем так, да? Ну, как там? Я уже не помню.

О.Журавлёва Ну, там про психиатрическую больницу, про уколы.

М.Симоньян Ну, да. Да-да-да-да-да.

О.Журавлёва Помощник его еще про собачку нам тоже объяснил, что собачка у нас есть очень большая. Фотографию собачки поместил. Ну, такие, в общем, простые…

М.Симоньян Ну, у меня больше как раз другое. Я про другое, про там «шакалы», «враги народа». Вот, вы же об этом говорите?

О.Журавлёва Ну, да.

М.Симоньян Вот. Нарушает ли это какой-то закон? На мой взгляд, нет. Но я не юрист и не эксперт. Может быть, и нарушает. Как, на мой взгляд, и Венедиктова такие посылы его аудитории в Twitter’е тоже, мне кажется, закона не нарушают.

Ну, опять-таки, если мы исходим из того, что губернаторам или госчиновникам должно быть это не позволено, значит, надо менять просто закон. Должно быть прописано, что губернаторы и чиновники у нас теперь люди отдельные, они лишены части тех гражданских прав, которыми наделено остальное общество, они не могут ругаться, обзываться, говорить про собачек и про психиатрические клиники.

О.Журавлёва Ну, один зам губернатора, который свою область назвал нехорошими словами, все-таки, ушел в отставку, насколько мы знаем. Был такой тоже эпизод. Вроде бы, ничего особенного. Наверное, многие называли так эту область.

М.Симоньян: Алексей Алексеевич имеет на это полное право, если он считает, что это соответствует его темпераменту

М.Симоньян Сегодня написали, что он золотой парашют получил при этом. Это я видела, да.

О.Журавлёва Да, и получил золотой парашют при этом. Ну, все-таки, чиновники живут как-то по-другому, согласитесь. Не совсем так, как простые граждане.

М.Симоньян Чиновники, конечно, во многом живут по-другому. Они публикуют там… Много чего от них требуется публиковать, им запрещено всё на свете, включая принимать подарки. Это не значит, что они все так и живут, ну, среди них тоже полно честных людей, поверьте мне. И нельзя так прям… Мы, вот, с вами сейчас занимаемся, на самом деле, пропагандой социальной розни, если мы будем всех чиновников под одну гребенку считать людьми нехорошими, склонными поголовно к хамству и к чему-то.

О.Журавлёва Ни в коем случае. Мы боремся за их права.

М.Симоньян Они разные.

О.Журавлёва Они разные, согласна.

М.Симоньян Многие из них совершенно честные люди, получающие копейки. Таких много, правда. У нас чиновников-то в стране ой-ой-ой.

О.Журавлёва Ну, если учесть, что чиновники – это люди не только высшего звена, но и самого разного…

М.Симоньян Конечно. Чиновники – именно это я и имею в виду. Не одни губернаторы чиновники, понимаете?

О.Журавлёва Понятно. Скажите, а вы себя считаете чиновником в какой-то мере?

М.Симоньян: Я нет. Я главный редактор, я журналист. Какой же я чиновник?

О.Журавлёва Ну, то есть вы журналист, но вы, все-таки, несете какую-то еще государственную функцию? Нет?

М.Симоньян «Я несу государственную функцию» — это очень высокие вы мне сейчас определили задачи. Ну, нет, понятно, что у нас телеканал, который финансируется государством и работает на то, чтобы позицию государства доносить вовне. Но я, конечно, не чиновник. Я журналист и всегда была журналистом. Более того, несколько раз у меня было так в жизни, что мне предлагали перейти на госслужбу, и я всегда отказывалась, причем, как бы, ну, отчасти с ущербом для себя лично, для своей карьеры и, там, для своей жизни. Но именно потому, что я не хочу так жить.

О.Журавлёва И это Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today. Мы продолжим ее особое мнение после небольшого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян. И так уж получилось, что мы заговорили о восприятии информации, об интерпретации разных слов и о том, как разные слова от разных людей мы воспринимаем.

Среди вопросов, пришедших перед эфиром, тут был вопрос от Армана А, который удивился высказываниям Патриарха Кирилла касательно геноцида христиан сейчас на Ближнем Востоке, потому что в этих словах Патриарх говорил, в частности, о том, что никогда не было геноцида христиан. В Османской империи, например, они жили прекрасно. И, соответственно, Армана, знающего о геноциде армян, этот факт несколько покоробил (вот это высказывание). Как вы понимаете? Есть тут какая-то ошибка?

М.Симоньян Ну, это, конечно, нужно спросить у Патриарха, что имелось в виду. Я могу предположить, что имелось в виду. И, кстати говоря, справедливо, что геноцид армян, в котором были убиты жестоко и мои в том числе предки, это, все-таки, был геноцид по этническому, а не по религиозному признаку. Наверное, имелось в виду, что не было как такового геноцида всех христиан, проживавших в империи, а был прицельный геноцид армян и не потому, что они христиане, а потому, что они армяне. Это медицинский факт. По крайней мере, я от своих выживших предков знаю это именно так, что это было направлено на конкретный этнос, а не на всю религию.

Сейчас же то, что мы читаем, что происходит в местах, занятых, в частности, ИГИЛом, там происходит геноцид именно по принципу религии. В первую очередь тех, кого там считают язычниками, и христиан тоже.

Хотя, опять-таки, я не могу это интерпретировать, поскольку я и не слышала этих слов, и не являюсь никоим образом интерпретатором слов Патриарха.

О.Журавлёва Вот, про новости. Как раз про новости. Хотелось бы об этом поговорить, о восприятии новостей. Бывает, появляется какая-то новость. Появляется она сначала, там, в одном российском ресурсе, потом она распространяется на какие-то другие…

М.Симоньян Или не российском.

О.Журавлёва Да. Со ссылкой на какие-то иные ресурсы.

М.Симоньян Так работает хорошо вам, наверняка, как журналисту известный слив. В какой-нибудь маленький ресурсик за какие-нибудь небольшие деньги сливается какая-то информация, потом это подцепляет ресурсик побольше, побольше, побольше, и к вечеру, бах, чья-нибудь репутация уничтожена на ровном месте.

О.Журавлёва Скажите, как вы с этим боретесь? Я имею в виду именно как журналист? Потому что мы читали новости… На разных там – на РЕН ТВ было выложено, на Звезде, у вас, по-моему, тоже. Про то, как Путин подписал указ, в результате которого весь Запад там скоро вообще разорится и голый и босый побежит куда-то. Путин никакого указа не подписывал, о чем можно прочитать на сайте президента.

М.Симоньян Чего-то не помню такую историю.

О.Журавлёва Ну, это «Agora Vox» так называемый ресурс, на который все сослались.

М.Симоньян: Аа.

О.Журавлёва Что Путин дал Западу пинка, и он…

М.Симоньян Вы уверены, что это у нас было?

О.Журавлёва Абсолютно. И у вас в том числе. «Agora Vox» – это просто блоговая платформа, в которой разные люди пишут, чего хотят.

М.Симоньян: Несколько раз мне предлагали перейти на госслужбу, и я всегда отказывалась

М.Симоньян Ну, вы же сами знаете, как это происходит. И у «Эха Москвы» такое случается, и у кого только не случается. Вот, я сейчас… Ну, потом расскажу эту историю.

Вы же знаете, как это происходит. Сидят в некоторых случаях сотни журналистов в редакции – это зависит от того, сколько платформ у издания, как часто они обновляются, насколько они популярны и прочее-прочее.

Какой-нибудь из этих журналистов, соревнуясь с другими в скорости, заметил какую-нибудь ерунду на ресурсе, которому привык доверять, и шарахнул-перепостил, чтобы его не обвинили в том, что он прозевал интересную новость, не проверив. Это всегда одна и та же история.

Очень редко это бывает злой умысел, очень редко. Злой умысел бывает тогда, когда это впервые публикуется. То есть это злой умысел обычно у первоисточника, того, кто, собственно, и сделал слив. Ну а дальше это по накатанной, это идет оттого, что, на самом деле, очень мало ответственности есть внутренней в первую очередь в сообществе. Очень большая конкуренция, очень большой соблазн быть быстрее, первее, интереснее. Всё это, естественно, делается для того, чтобы было больше аудитории. Понятно, что если ты первым публикуешь что-то, что вызовет наплыв аудитории, ты это делаешь. А проверить… Ну, проверить – это долго, а кто-то другой возьмет раньше и так далее.

Мы проводим бесконечные беседы, шлем письма, разъяснения всем журналистам. И я надеюсь, что это делают и в других редакциях. Такого же полно. Вы знаете, я уже даже в прессе, которая раньше называлась «качественной западной прессой», я просто перестала находить статьи, в которых не было бы хоть одной серьезной фактической ошибки. Это кочует из уст в уста постоянно-постоянно. Кто-то один опубликовал какую-нибудь ерунду, и дальше она просто cut and paste кочует из заметки в заметку, пока она не становится просто совершившимся фактом.

Меня это, конечно, очень расстраивает. Меня это расстраивает в первую очередь тем, что это принижает достоинство, что ли, той профессии, которой я занимаюсь почти с детства, со школы. И как это победить, я не знаю, потому что скорость распространения информации приводит ко всё большей неряшливости в подборе этой информации. С каждым годом я этого замечаю всё больше. Везде.

О.Журавлёва Тогда дайте профессиональный совет обычному пользователю соцсетей, который новости оттуда узнает (ну, я имею в виду из интернета, да?). Мы регулярно находим вот эти вот там перепощенные, непонятно откуда взятые картинки и дети, пропавшие 15 лет назад, там, собаки, найденные в другом городе. Это всё мы знаем. Но, вот, с информацией. У вас есть какой-то рецепт, чему человек должен доверять и где перепроверять?

М.Симоньян Вот, я бы сказала, что привычный принцип «Доверяй, но проверяй» нужно заменить на принцип «Не доверяй и проверяй». Вот, просто пользователи должны привыкнуть к мысли, что абсолютно всё, что ты читаешь, может быть неправдой. Поэтому верить можно только собственным глазам, ну, или каким-то совсем уж стопроцентно достоверным доказательствам. Всё может быть неправдой. Вот, всё. В любом СМИ. Уж тем более в соцсетях. Всё, что вы видите, может быть враньем. Всегда. И мы это держим в голове, к сожалению уже даже когда мы читаем прессу или даже агентства, которые было принято всегда считать качественными и такого недопускающими. Их не осталось.

О.Журавлёва Чудовищная картина, на самом деле, когда невозможно доверять ничему. О чем вообще можно говорить?

М.Симоньян Ну, вы же сами это знаете, вы же тоже журналист.

О.Журавлёва Конечно.

М.Симоньян Вы же тоже читаете, вы же видите, что…

О.Журавлёва Конечно. Я с вами, в общем-то, согласна.

М.Симоньян ...бог его знает: может, он это говорил, а, может, не говорил. А, может, так интерпретировали. Тем более когда речь идет о заголовках – это же вообще безумие. Ну, это же просто…

О.Журавлёва Да. Не доверяйте заголовкам – это первый принцип, которым надо руководствоваться.

М.Симоньян Да. Вот, смотрите, я сейчас по дороге к вам открываю один информационный сайт очень известный, популярный, к которому я привыкла (он много лет существует). И там заголовок «Путин призвал к анонимности», что интернет должен перестать быть анонимным, «упомянув Берию». Представляете, да?

О.Журавлёва Кстати, всё правда.

М.Симоньян Да.

О.Журавлёва Всё абсолютная правда.

М.Симоньян Но что сразу у меня в голове? «Мамочки, это что значит? Путин предложил, что больше никто не может в интернете под никами высказываться и при этом как-то похвалил Берию?»

О.Журавлёва Пригрозил Берией.

М.Симоньян: У нас световых лет не хватит для того, чтобы хотя бы опровергнуть всё то, что о нас пишут

М.Симоньян Пригрозил Берией? Оказывается, что всё ровно наоборот, когда я открываю эту же статью. Что там предприниматели пожаловались Путину на то, что они…

О.Журавлёва Анонимные жалобы.

М.Симоньян Да. На них пишут анонимные жалобы, по этим жалобам проводятся реальные проверки, что, естественно, тормозит их деятельность. И Путин призвал это прекратить, что жалобы на предпринимателей не должны быть анонимными, а, вот, по анонимкам у нас только один человек успешно работал – это был Берия. То есть он, как бы, его, наоборот, отругал, да?

Но из заголовка-то кажется совсем иная картина. Хотя, как вы справедливо заметили, неправды в заголовке нет – это вопрос интерпретации.

О.Журавлёва А нужно для того, чтобы работать на, ну, я не знаю, на государство, нужно иногда, чтобы защитить страну, вот, смещать акценты в новостях?

М.Симоньян Ой, слушайте… У нас световых лет не хватит для того, чтобы хотя бы опровергнуть всё то, что о нас пишут (о России, я имею в виду). Потому что, ну, иногда просто диву даешься, просто волосы дыбом. В прессе, в тех регионах и на тех языках, на которых мы вещаем. Поэтому, к счастью, до того, чтобы искажать происходящее на самом деле, не доходит, потому что…

Опять-таки, это, опять же, следствие того, о чем мы с вами говорим. Я уверена, что, ну, процентов 80-то точно этих журналистов – у них нету какого-то злого намерения специально очернить, наврать и прочее. Это, вот, cut and paste, cut and paste, прочитал чего-то где-то, зацепился: хлестко, звонко звучит, «А, давай-ка». И ты думаешь «Блин, ну, вы же…» Я не буду название называть. «Вы же вот эти, к которым мы привыкли, что они такие, вот, справедливые». А то же самое.

О.Журавлёва Верить нельзя никому. Это Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today. Мы вернемся в студию через небольшую паузу.

НОВОСТИ

О.Журавлёва И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях сегодня Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today. Вы можете присылать свои вопросы на номер +7 985 970-45-45. Вот еще одна тема, которая тоже, как бы, долгая такая, долгоиграющая. Сегодня вышел достаточно большой такой, сводный материал, касающийся расследования убийства Бориса Немцова. И, вот, ощущение странное: вроде бы, уже всё, как бы, готов материал, который пойдет, да? Ну, журналисты ссылаются на те материалы, которые им доступны, там приводят фактологию, кого когда задержали, как сформулировано обвинение, всё такое. Но возникает ощущение, что это дело полностью, ну, то есть окончательно расследовать невозможно. Что есть какая-то область, в которую уже не зайдет следствие. Ну, не может просто. С чем это связано, как вам кажется? Это ощущение…

М.Симоньян С чем связано, что у вас возникает такое ощущение?

О.Журавлёва Нет. Ну, менялся следователь, было несколько просьб защиты там привлечь к свидетельствованию, привлечь в качестве свидетеля, там, допросить того-сего. Что-то обо что-то упирается.

М.Симоньян Слушайте, я вам скажу совершенно искренне. Понятия не имею. Я не знакома так близко с этим делом, я не могу исключать ничего – ни то, что там, действительно, что-то сложное и, на самом деле, пытаются докопаться до правды, ни того, что какие-то люди пытаются помешать, остановить следствие и не дать ему докопаться до правды. Не знаю.

О.Журавлёва Ну, просто версия, что организовал убийство человек, который работал водителем, она как-то выглядит странновато.

М.Симоньян Это же к вопросу, который мы только что с вами обсуждали. Значит, я не буду верить на слово ни той стороне, ни другой стороне, да? Ни тем СМИ, из которых вы черпаете эти сведения, о которых вы сейчас говорите, ни тем людям, аналитикам, которые их стопроцентно опровергают и дают какие-то другие сведения. Мы же с вами договорились: верить нужно только абсолютно, стопроцентно каким-то неопровержимым доказательствам или своим глазам.

О.Журавлёва Какой результате существует стопроцентно?

М.Симоньян Какой результат будет стопроцентным?

О.Журавлёва В расследовании убийства. Ведь, должен быть суд и должны быть представлены доказательства, должны быть объявлены люди: «Вот это вот организатор, вот это вот исполнители, вот это вот убийцы». Правильно?

М.Симоньян Конечно.

О.Журавлёва Ну, этому тоже тогда, получается, нельзя доверять?

М.Симоньян Если будут представлены убедительные доказательства, которые можно будет публично как-то обнародовать, ну, есть шанс, что они будут такими, что этому можно будет доверять. Почему вы сразу так это отметаете? Совершенно не факт.

О.Журавлёва Нет, я просто спрашиваю: это возможно, в принципе?

М.Симоньян Теоретически это, конечно, возможно. Будет ли это сделано, я понятия не имею. Понятно, что эта история дико резонансная, международно резонансная, к ней приковано огромное внимание. И тем более нельзя на основании «Адвокат сказал то-то, а, там, другие…»

О.Журавлёва Нет, материалы следствия.

М.Симоньян И материалы следствия тоже. Вы читали материалы следствия? Прямо материалы следствия?

О.Журавлёва Ну, ссылаются.

М.Симоньян Или вы читали интерпретацию.

О.Журавлёва Конечно.

М.Симоньян: Самый главный государственный интерес – чтобы в государстве не убивали людей

М.Симоньян Ну, вы же читали тот самый какой-нибудь информационный сайт, правда? И даже если материалы следствия вы каким-то образом прочитаете, вы же не разберетесь в них, вы не юрист. И я не разберусь. Понимаете?

Поэтому я-то как раз считаю, что по всем таким делам государство должно мужественно проявить абсолютную открытость и по окончании расследования (опять-таки, по окончании расследования), а, может быть, и по окончании судебного процесса сделать всё, чтобы убедительно обществу предъявить какие-то доказательства того, что процесс, действительно, был объективным и, действительно, виноваты те, кого признали виноватыми, и других виноватых нет, и прочее-прочее.

Потому что, ну, когда такая…

О.Журавлёва А это может нанести ущерб каким-то фигурам, каким-то, извините меня, государственным интересам. Ну, вот, такое может случиться.

М.Симоньян Самый главный государственный интерес – чтобы в государстве не убивали людей, тем более политиков такого ранга. Вот это самый главный государственный интерес. Нет государственных интересов (в этом деле я имею в виду) важнее. Понимаете? Вот это государственный интерес №1 в рамках конкретно этой истории.

О.Журавлёва Тогда вопрос, на который я не могу себе ответить. Почему представители власти не хотят ответить общественности на предложение как-то отметить на мосту табличкой, что здесь был убит Борис Немцов? Почему пытаются переквалифицировать, там, государственного деятеля в просто гражданина? В чем проблема-то?

М.Симоньян Не знаю.

О.Журавлёва Вот это можно как-то объяснить? Есть какой-то смысл в этом?

М.Симоньян Не ко мне вопрос, я не участвую в принятии решений…

О.Журавлёва То есть вы не видите в этом смысла?

М.Симоньян ...где вешать табличку. Может быть, надо провести какой-то опрос горожан, что ли. Ну, вряд ли по этому поводу надо референдум, конечно, собирать. Но опрос, наверное, было бы разумно провести и понять, хотят ли горожане такую табличку или нет. Если хотят, наверное, имеет смысл повесить. Если не хотят, наверное, нет.

О.Журавлёва Ну, если люди просто собрали подписи, сказали «Вот, пожалуйста, давайте на месте убийства повесим маленькую табличку, где будет написано, что здесь он был убит».

М.Симоньян Ну, «подписи». Это ж собрали подписи скольки людей? Какой это процент от проживающих в городе?

О.Журавлёва То есть вы считаете, что это такой повод для, как бы, решения всех горожан?

М.Симоньян Если этот вопрос волнует общество (а вы тоже крупная часть нашего общества), то, конечно, это повод для того. чтобы изучить мнение города по этому поводу, однозначно. Как и любой повод, волнующий общество.

О.Журавлёва Хорошо.

М.Симоньян Я просто знаю массу людей, которые были бы против такой таблички. Понимаете?

О.Журавлёва Почему? Вот, мне хочется понять.

М.Симоньян Ну, потому что они ненавидят Немцова, царствие ему небесное.

О.Журавлёва А, то есть просто вот?..

М.Симоньян Конечно.

О.Журавлёва Просто ненавидят.

М.Симоньян Потому что они бы посчитали, что это просто плевок им в лицо, если бы была такая табличка. Много таких людей, поверьте. Вы вот здесь вот сидите в очень уютном вашем коллективе…

М.Симоньян: У нас есть такое правило: мы посылаем только добровольно

О.Журавлёва Нет, я просто не понимаю, как можно из ненависти к человеку отказаться засвидетельствовать то, что его убили?

М.Симоньян Ну, как это? Ничего себе. Тогда мы всех людей будем свидетельствовать, которые что-то значили стране, кого убили? Буданова тоже убили. Знаете, сколько людей ему поклоняются? Вы же не пропагандируете установку таблички на месте убийства.

О.Журавлёва Но это же не значит, что на могиле не должно быть написано, что он…

М.Симоньян Как вы сейчас передергиваете. У Немцова на могиле всё написано, я надеюсь, как и у Буданова. Вы же не пропагандируете и вас не удивляет, почему на месте убийства Буданова не установлена табличка? Не удивляет.

О.Журавлёва Если кто-то хочет установить, я думаю, что стоило бы.

М.Симоньян Хотя, уверяю вас, есть огромное количество людей, которые поставили бы подписи под установкой такой таблички. Вряд ли их меньше, чем людей, поставивших подписи под установкой таблички Немцову. К счастью или к сожалению, это другой вопрос. Но это реалии, с которыми нужно мириться.

Поэтому… Вот сейчас мы с вами, наверное, сойдемся во мнении, что в каждом таком случае имеет смысл изучить мнение того города, где есть предложение это сделать (горожан). И тогда кто мешает? Если большинство москвичей хочет установить такую табличку, конечно, было бы разумно ее установить, если это не противоречит никакому закону (а мне кажется, не противоречит). Потом законы тоже меняются.

О.Журавлёва Ну, честно говоря, я не испытываю никаких личных чувств к… Как это называется? К табличкам. Поэтому если случилось некое событие (там, камень, например, кладут и так далее), мне кажется, что в этом нет ничего оскорбительного.

М.Симоньян Я тоже не испытываю, я поэтому вам и сказала сразу, что вопрос не ко мне, я не знаю, в чем проблема.

О.Журавлёва Ну, понятно. Нет, ну, просто как ненависть я поняла – это объяснение.

М.Симоньян Мне бы табличка на месте убийства Немцова никоим образом не мешала, я знакома была с ним. Но я вас уверяю, что есть множество людей, которым она бы мешала, которые ее бы отдирали, чем-нибудь ее бы поливали. 100%. И вы бы потом в новостях рассказывали, что опять отодрали…

О.Журавлёва И вы бы.

М.Симоньян ...и осквернили табличку на месте убийства Немцова. Такие вещи нужно, все-таки, решать, ну, большинству. Все-таки, так. Потому что иначе мы вообще уйдем в непонятный хаос.

О.Журавлёва Хорошо. Есть еще такие общие вопросы, которые наши слушатели вам задавали. Вот, Алекс74 – вот, он еще от нового года не отошел, поэтому ему хочется узнать, какое…

М.Симоньян (смеется) Повезло человеку!

О.Журавлёва Нет, в хорошем смысле. Какое главное достижение канала вашего в 2015 году и ваше личное? У вас было в прошлом году какое-то, вот, прямо, вот, достижение? Ну, я знаю, что из последнего достижения у вас сын заговорил.

М.Симоньян Да, вот. Сын заговорил. Канал наш закрепил свои позиции первого главного международного телеканала на международном YouTube, главного новостного телеканала, далеко оставив позади конкурентов. У нас просто потрясающе хорошие цифры были по итогам года по росту аудитории, и это всё, конечно, для нас достижения. Они, может быть, не очень понятны, там, широкому кругу, да? Но мы же знаем, сколько на это…

О.Журавлёва Ваша профессиональная гордость.

М.Симоньян Ну, конечно. Мы же знаем, сколько на это труда ушло и нервов, и бессонных ночей. И, к сожалению, крови тоже, потому что наши журналисты ранены были и, в общем, всё это очень печально и становится всё опаснее, всё больше переживаешь за ребят, когда их куда-то посылаешь.

О.Журавлёва А вы, кстати, не думаете о том, что какие-то направления надо бы сокращать, потому что просто жаль журналистов? Не посылать в какие-то точки?

М.Симоньян (вздыхает) Ой…

О.Журавлёва А это всегда для главного редактора самый сложный выбор.

М.Симоньян Да. Абсолютно, вот, точно. Поэтому я так вот вздыхаю. Это самый сложный этический вопрос всегда. Поэтому у нас есть такое правило: мы посылаем только добровольно.

О.Журавлёва Ну, понятно.

М.Симоньян Да. И наши журналисты проходят тренинг.

О.Журавлёва По безопасности?

М.Симоньян: А что, Владимир Путин сам не может сделать выводы, что ли?

М.Симоньян Да. Тренинг поведения во враждебной обстановке. У них у всех есть страховки, мы даем им всё, что мы им можем дать, бронежилеты, каски и прочее. Но, конечно, отказаться от того, чтобы ездить в горячие точки и рассказывать, что на самом деле там происходит, мы не можем. Ну, просто не можем, потому что иначе мы не журналисты.

О.Журавлёва То есть нет такой точки сейчас, куда вы не будете посылать?

М.Симоньян Нет, нету.

О.Журавлёва У вас и в Сирию ездят люди, естественно?

М.Симоньян Конечно. У нас постоянно люди в Сирии. Более того, у нас есть журналисты, которые живут в Сирии. Но помимо этого журналисты еще ездят в Сирию. И девушки тоже рискуют жизнью, и получают ранения (как раз в Сирии наши были ранены).

Ну, понимаете, это профессия. Эта же профессия – она… Когда идет война, она в чем-то похожа на профессию военного. Мы же не можем сказать, что военным надо перестать ездить в горячие точки, потому что их там могут убить и ранить. Так и журналисты. Журналисты должны рассказывать самые горячие новости и не пересказывать их, не интерпретировать (вот то, на чем мы с вами сошлись, понимаем, что это не всегда может быть правдой), а хорошо бы всё это видеть своими глазами. Разговаривать с людьми, с участниками событий, на месте событий, лично глазками убедиться, а разбомбили этот рынок или это какая-нибудь очередная организация, сидящая в Лондоне, рассказала, что его разбомбили, а мы приехали и он на месте, да? Или наоборот. Ну, как не посылать? Невозможно. И вот так вот каждый раз нервничаешь и вздрагиваешь, когда звонят в какое-нибудь неурочное время, потому что во внеурочное время звонят обычно там по этим телефонам, если что-то случилось плохое.

О.Журавлёва Финансирование сокращать не собирались?

М.Симоньян А как же. Сокращают, конечно. Уже 10% и сказали, что это не предел. Будут-будут сокращать однозначно в этом году. Я думаю, что это будет счастье, если это окажется только 10%. Ну и плюс оно у нас по факту и так сокращается очень сильно из-за курса рубля, потому что у нас же просчитан бюджет по прогнозному курсу Минэкономразвития. А по чему нам еще считать? Мы же не можем из головы выбрать, да? А курс рубля уже от курса Минэкономразвития отличается так, что просто дурно. А у нас-то траты, в основном, в валюте.

О.Журавлёва В общем, желаем счастья. Чтобы 10%. Маргарита Симоньян, главный редактор телеканала Russia Today со своим особым мнением. Всем спасибо, всего доброго.

М.Симоньян Спасибо вам. Спасибо.

Комментарии

500

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


george_07 22 января 2016 | 11:16

Так Чикатило тоже убили.Ему тоже памятник? Вопрос увековечивания памяти-любым способом -решается не по факту умерщвления, а исходя из личности человека.Но этой особе невдомек.Вот уж прости господи...Цензурных слов не нахожу.


(комментарий скрыт)

pravda_rub 22 января 2016 | 19:18

журавлевой даже дурой прикидываться не пришлось!!!


ahiulyahiuly 22 января 2016 | 23:08

Прямо овечка,что тут скажешь,по ходу даже забываешь что это она RТ возглавляет


scromnychell 23 января 2016 | 02:08

Крутится как уж на сковородке,лишь-бы не называть вещи своими именами..


vladivanov2004 23 января 2016 | 13:07

Марго, ты вроде из сочи? езжай туда, не лезь ты в журналисты, не твое это, тупи в сочах на местном тв


abberre 23 января 2016 | 18:58

Для особо одарённых, непонятно по какой причине возглавляющих СМИ: Установка таблички на месте убийства Немцова нужно не столько, как дань памяти, сколько для того, чтобы остановить этот поток заказных убийств, как напоминание власти что это происходит. Когда убили Буданова (украинца, кстати, воевавшего за РФ), тогда ещё небыло столь очевидно, что это поставлено на поток. Поэтому на Буданова тогда ещё таблички не требовали. И при убийстве Политковской ещё небыло понятно что это поток. Поэтому тот, кто сегодня говорит, мол, зачем нужна эта табличка, тот является косвенным соучастником таких убийств. Таким соучастником является и Симонян (армянка кстати, за Россию не воевавшая и хорошо себя чувствующая исключительно благодаря врожденному лизоблюдству). Уверяю вас, следующее убийство, каким бы малым не будет убитый, будет сопровождаться требованием установки таблички. Ибо эти знаки хорошо заставляют власть тормозить, и наличие таких знаков сегодня просто необходимо.


alla_maria 25 января 2016 | 13:46

Когда я слушаю столько подлости, высказанной с приятной улыбочкой на устах, мне всегда хочется спрость - Вы придуряетесь, или это Ваше обычное состояние?


homa137 26 января 2016 | 17:49

Вот скучное интервью получилось, пресное: Журавлёвой, видимо, не разрешено было бить в глаз бобриную голову, счастливая этим голова пёрла какую-то отсебятину ни о чём, повторяясь и перепевая своё никчемное бла-бла. Видно было, что ей комфортно и спокойно, не цеплют, а при отдалённых намёках на острую тему, немедленно говорила, что не в теме... Ну на фига она приходила?...


homa137 27 января 2016 | 08:04

Вот скучное интервью получилось, пресное: Журавлёвой, видимо, не разрешено было бить в глаз бобриную голову, счастливая этим голова пёрла какую-то отсебятину ни о чём, повторяясь и перепевая своё никчемное бла-бла. Видно было, что ей комфортно и спокойно, не цеплют, а при отдалённых намёках на острую тему, немедленно говорила, что не в теме... Ну на фига она приходила?...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире