'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 января 2016, 19:07

О.Пашина Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», в студии – Оксана Пашина и политолог Глеб Павловский. Здравствуйте.

Г.Павловский Здравствуйте.

О.Пашина С Новым годом.

Г.Павловский С Новым годом.

Г. Павловский: Опрос в Крыму — это опрос под дулом пистолета

О.Пашина Вот такая новость прям буквально, новость последних часов. Крымчане не согласились на заключение контракта о поставках электроэнергии с Украины. 93% против 6% не хотят, чтобы был заключен контракт, если в нем будет указано, что Крым является частью Украины. 94% готовы потерпеть незначительные перебои с электричеством в течение 3-4 месяцев. Как иронизируют журналисты, между тьмой и Украиной крымчане выбрали свой выбор в пользу тьмы. Это, действительно, так? Или, может быть, они стойко придерживаются выбора светлой стороны, проявляют патриотизм?

Г.Павловский Ну, я прямо боюсь говорить на эту тему – вдруг сейчас ворвется в студию кто-нибудь, например, руководитель ВЦИОМа или председатель Крыма, или, упаси господи, президент Российской Федерации.

О.Пашина Ну, я надеюсь, что что-нибудь оживит наш эфир, но давайте пока без них. Давайте без них пока. Что делать?

Г.Павловский Ну, хорошо, будем рисковать. Ну, оставим в стороне тему социологического опроса, которого здесь, конечно, не было, потому что не бывает таких опросов, когда президент обозначил свою позицию, правильный ответ и поручил произвести опрос, и после этого человеку звонят домой по стационарному телефону, просят высказать его мнение, да? Это не опрос, конечно, а это опрос под дулом пистолета. И, конечно, только немногие социологи согласятся на такое.

Здесь интересно другое. Это, ведь, не позиция вообще. Ведь, здесь вопрос, который должен решить просто сам президент. Это в его полномочиях, и нечестно привлекать к этому вопросу людей. Разумеется, президент не имеет, между прочим, права, он просто не имеет по Конституции право подписать бумагу, в которой Крым не называется регионом российским, он не имеет права.

О.Пашина Логично. Зачем тогда спрашивают у людей?

Г.Павловский А я скажу, зачем. Это так будут выглядеть, я думаю, теперь любые выборы, в том числе и президентские. Это прекрасная модель президентских выборов: днем 31 декабря вам звонят, когда вы уже, так сказать, перемыли тарелки и готовите, режете оливье с вопросом… Первый тур с вопросом, кого из данного списка вы предпочитаете. А второй тур проходит на утро 1 января. И это так великолепно, что даже…

О.Пашина Даже можно не ходить на выборы, правда же? Зачем? Всё по телефону.

Г. Павловский: Российская демократия должна установить стационарные телефоны с кнопками «Да» и «Нет»

Г.Павловский Конечно, конечно. Единственное, не у всех есть, правда, стационарные телефоны теперь. Ну так поставят. Я думаю, что вот эта демократия, российская демократия должна выдержать такой расход – установить стационарные электоральные телефоны в каждый дом с двумя кнопками – «Да» и «Нет». И фамилия. Там можно прямо ее на табличке.

О.Пашина Отличная идея. И экономия бюджета. Бюджетно. Мы же любим бюджетные учения, бюджетные выборы. Всё замечательно.

Г.Павловский Вообще это не шутка. То есть это дальнейший, следующий шаг. Этот опрос – следующий шаг к продвижению по демонтажу, собственно говоря, политической системы Российской Федерации конституционной, превращению ее в такое, опросное посмешище. Причем, повторяю, это без всякой необходимости. Здесь не было политической необходимости. Это прихоть. Это мы имеем дело с превращением прихоти в государственный институт.

О.Пашина Тогда логично вытекающий отсюда вопрос: ваш прогноз по поводу предстоящих выборов?

Г.Павловский Каких? Которых вы имеете в виду?

О.Пашина Ну, уже понятно: установят телефоны. Вот, которые осенью будут.

Г.Павловский Думские?

О.Пашина Да, думские, да. Телефоны поставят, кнопки дадут.

Г.Павловский А это совсем другая история. Да, там уже работа по установке кнопок идет. Но я думаю, что она, на самом деле, бесперспективна, потому что, ведь, есть 2, собственно говоря, политических линии. У нас есть нарастание такого, веселого, жизнерадостного, оптимистичного абсурда в нашей политике, в нашей внутренней жизни, где уже нельзя даже спросить «Зачем?» Понимаете, это настолько смешно спрашивать и просто смешно как в истории с госпожой Захаровой в вашей студии.

А с другой стороны, есть отслаивающаяся от этого жизнь людей. Она просто уходит, потому что люди не могут бесконечно находиться в абсурдном состоянии. Они просто уходят в другую жизнь, параллельную жизнь. Как теперь модно говорить о сетях, социальных сетях.

О.Пашина Ну, логично. Их исключают из политической жизни, они исключают политическую жизнь из своей.

Г.Павловский Да. Они исключают ее, но количество этих сетей (я имею в виду не сетей в интернете, а реальных сетей, благодаря которым люди выживают, живут, иногда неплохо живут вне этой власти, вне государства) – оно нарастает, утолщается этот слой и постепенно он делает ненужным обращение к этой вот системе…

О.Пашина И насколько устойчиво такое параллельное существование?

Г.Павловский Нет, оно совершенно не устойчиво.

О.Пашина Ну, вот, наш слушатель просто задает вопрос «Насколько может быть устойчив режим, когда бояре не ропщут, народ безмолвствует? Это всё на фоне санкций, кризиса и эмбарго».

Г.Павловский Да забудем слова. Боярская система была очень устойчивой системой, очень стабильной – это не чета нашей. Все-таки, каждый боярин знал свой род на несколько поколений назад. А здесь эти роды, которые правят нами, они, как бы, купили свои места в лучшем случае. Поэтому здесь это совсем другая система.

Она держится на такой разборке, на демонтаже. Вот, рассказ Чехова «Злоумышленник», да? Там сперва свинчивали гайки. Потом стали (ну, гайки уже свинчены) выносить рельсы. Потом исчезают целые участки пути. Вот, собственно говоря, сейчас мы находимся в стадии, где исчезают, пропадают целые участки государства, да? Вот, раз там премьер одним заявлением просто объявил ненужным весь туристский бизнес в Российской Федерации, да?

О.Пашина Да, мы еще об этом поговорим, да.

Г.Павловский И еще удивился, что это такое, почему все нервничают.

О.Пашина Ну а запас прочности какой вот у этой системы? Вот рельсы уже снимают.

Г. Павловский: Опрос в Крыму – шаг к демонтажу политической системы, превращению ее в опросное посмешище

Г.Павловский Смотря какой. Запаса прочности режима нет никакого – он совершенно не прочен. А запас прочности такого образа поведения очень высокий, потому что мы, ведь, тоже отчасти ведем себя также.

О.Пашина Да, мы играем по правилам.

Г.Павловский Мы все играем по правилам? Я думаю, что все играют уже без правил с пониманием того, что правил и не будет. Поэтому здесь просто чей нигилизм мощнее и успешней, и своевременней. Поэтому рано или поздно любой нигилизм напарывается на чужой нигилизм, как было в истории с Турцией, да? Мы-то привыкли играть с людьми, играющими по правилам. А когда наткнулись на такого же как мы, на Эрдогана, оказалось, что игры нет – мы можем только начать снимать с себя, срывать с себя, так сказать, турецкие трусы.

О.Пашина Мы продолжим через несколько секунд. Я напомню, в нашей студии политолог Глеб Павловский.

РЕКЛАМА

О.Пашина Я напомню, что в нашей студии политолог Глеб Павловский. Я – Оксана Пашина. Телефон для ваших SMS-сообщений +7 985 970-45-45. Вы можете присылать свои вопросы и комментарии, обязательно они прозвучат в эфире.

Возвращаюсь к Турции. Как вы считаете, Россия может помириться с Турцией? Что для этого должна сделать Турция, учитывая, что она не будет извиняться, компенсировать и всё такое прочее?

Г.Павловский Нет, конечно, нет. Как помириться с Турцией?

О.Пашина Хочет ли она вообще помириться?

Г.Павловский Нет, нет-нет. Вот, категорически нет. Категорически не хочет.

О.Пашина А Турция хочет помириться?

Г.Павловский А у Турции нет этой проблемы. С их точки зрения, ну, гяуры чудят. А, в общем, чего от них ждать? Но они люди терпеливые. Это кисмет, судьба. Они будут пить кофе по-турецки. Это примиряет с жизнью.

Конечно, они понесут убытки. Им совершенно понятно, что вся затея с изгнанием вот этих… Как бы, еще придуманные компании, которые имеют турецкие связи, да? Это понятно, что это чисто коммерческая, рейдерская операция, то есть здесь российская власть выступает как коллективный рейдер. То есть, как бы, как бульдозер, который прокладывает путь группе рейдеров – скоро мы узнаем их имена и корпорации, потому что понятно, к кому перейдут пакеты.

И это всё бы, как говорится, не страшно, но здесь исчезают последние следы законности, такой даже, обычной. Обычной, а не политической, упаси господи, когда компании сообщают «Ну, ничего. Вы должны доказать, что у вас нет связей с турками». А, вот, если меня просят доказать, что у меня нет связи с турками, я, ведь, тоже, я приду в глубокое сомнение…

О.Пашина То это уже фактически означает, что вы виноваты и должны оправдываться.

Г.Павловский ...«Черт его знает. Черт его знает, где там были турки. Наверняка, что-то есть. Вот, в Анталии бывал. Наверное, тикет сохранился где-то». То есть, понимаете, это такой вот… Повторяю, вот, есть вещи, против которых приема нет. Это окончательная потеря здравомыслия, абсурд. А абсурд – это очень мощная вещь. Это вот единственное вот такое, что… Опять не буду еще раз вспоминать это чудесное событие, которое у вас было, но есть прекрасное описание у Набокова в «Приглашении на казнь», где вдруг идет подкоп в камеру, к главному герою вламываются и он видит в проломе своего будущего палача, который рыл этот подкоп, веселого, жизнерадостного, хохочущего, который дальше показывает ему цирковой фокус, как подняться на стуле на зубах. Вот, я думаю, демонстрация всему миру, как мы с нашей вставной челюстью подымаемся, мощно подымаемся с колен на стуле, — это… Ну, это стоит того, мы ни за что от этого не отступим. Ни за что.

О.Пашина Тогда вопрос, опять-таки, связанный со всей этой историей по поводу изъятия из реестра турфирм, которые 40% занимают на нашем туристическом рынке. Это для нас, вот, просто для обычных людей это что? Там бизнес – всё понятно. Это сигнал к введению выездных виз? Нас попросят скоро уже просто посидеть дома?

Г.Павловский Понимаете, надо прекратить мыслить сигналами. Сигналы предполагают…

О.Пашина Но с нами же не разговаривают, нам ничего не рассказывают, поэтому нам остается только ловить сигналы и гадать.

Г. Павловский: Мы имеем дело с превращением прихоти в государственный институт

Г.Павловский Сигнал предполагает наличие этого путевого обходчика с фонарем, который что-то сигнализирует, правильно или нет. Здесь нет же этого. Это уже не сигналы, это акты, эксцессы. Вот здесь Игорь Северянин, который очень любил слово «эксцесс». Вот это эксцессы. Объяснить-то эксцессы они не могут, понимаете? Они не могут, это сильнее их. И они наслаждаются этим. Я настаиваю на том, что это уже предмет наслаждения, это не имеет никакого рационального смысла.

Потому что, ну, можно было вот… Там гипотеза Навального есть коррупция, да? Коррупция. Казалось бы, вот… Но коррупция – это же вещь рациональная, да?

О.Пашина Ну да. Объективная.

Г.Павловский «Я могу что-то сделать, я с тебя взял деньги, что-то сделал». Или не сделал (такой вид коррупции тоже есть) – взял деньги, но ничего не сделал.

О.Пашина Ну, это «мошенничество» называется, да.

Г.Павловский Да. Не, ну, поскольку я уклонился от коррупционного поступка, то это уже даже не мошенничество, а героизм.

О.Пашина Ну, так и так выходит скверно. От коррупции уклонился, а мошенничество совершил.

Г.Павловский Да. А здесь – нет. Здесь ты имеешь перед собой хохочущее лицо власти, которая, в общем, кроме как хохотать ничего не может, потому что она не знает, зачем она это делает.

И вы знаете, я вспоминаю, сам я бывал в таком состоянии. Вот, когда-то в молодости я ходил в кармане с ножом. У меня был потрясающий нож, выкидуха, очень хорошая, красивая. И это создавало у меня совершенно какое-то особое отношение, мне казалось, что проблем в жизни вообще нет. Я даже в электричках, так сказать, задирался. Ну, я позитивно задирался там, прекращал беспорядки, выходил к матерящимся, требовал прекратить. И они, значит, от ужаса, не понимая, кто этот тип, прекращали. Это могло окончиться плохо. И скорее всего, кончилось бы плохо, если бы у меня не настало какое-то здравомыслие. Ну, вот, здравомыслия нам придется подождать, я думаю. Сейчас мы имеем дело с властью, у которой в кармане неплохая выкидуха, очень неплохая, но, в общем-то говоря, выкидуха вам не поможет, когда вы встретитесь с компанией или вас окружат, да? Или с кем-то, у кого в кармане что-то покруче. Вот здесь возникает, так сказать, проблема.

О.Пашина Ну, вот, вроде бы, уже встретились? Нет? Хотя бы с Турцией.

Г.Павловский Не. Ну, нет. Не, ну, Турция – нет, нет. Турция, ведь, сдержанна. Мы, вот, не любим слово «сдерживание», но Турция, будучи членом блока НАТО, она сдерживается. Блок НАТО ее сдерживает, поэтому здесь тоже есть, как бы, какое-то ограничение. А мы… Я пытаюсь понять, что делает власть. Вот, вы спрашивали про выборы.

О.Пашина Ну, судя по вашим комментариям, немножко невменяемо она себя ведет.

Г.Павловский Она, понимаете, она сама так, конечно, не считает. Она так не считает. Она репетирует, она что-то всё время репетирует. Вот, у нее нет… Идея будущего исключена, поэтому она всё время репетирует разные… Вот, допустим, сейчас думские выборы. Их репетировали на предыдущих местных. А на думских будут репетировать президентские.

То есть она находится в состоянии постоянно неокончательных решений, она не понимает, что такое окончательные факты, потому что она считает, что любой факт можно переиграть. Это заблуждение. Но что делать? Она вот такой наш…

О.Пашина То есть по поводу предстоящих думских выборов тоже нет определенных планов? Она ждет импровизацию?

Г.Павловский Конечно, есть определенные планы. Нет, почему? У нее есть, конечно, определенные планы. Более того, там есть такие большие бумаги, где уже размечено, подсчитано. Но это всё не имеет значения, если, на самом деле, публика не придет на спектакль. Поэтому все эти репетиции – они могут оказаться ненужными.

О.Пашина То есть вы считаете, что надо игнорировать выборы, не ходить на них?

Г. Павловский: Мы видим нарастание веселого абсурда в нашей политике, где уже нельзя спрашивать «Зачем?»

Г.Павловский Нет, я такого не говорил. Ведь, публика не придет в зал – это не значит, что люди не придут к урнам. Они могут прийти, но не на тот спектакль, который готовят. Вот, в чем дело. И я думаю, что сейчас люди начинают, как-то у них в голове что-то происходит другое. То есть они… Да, им позвонили по телефону «Вы за то-то и то-то?» — «Да, конечно, мы за то-то и то-то». А что у них в голове, ведь, неизвестно.

О.Пашина А кто-то есть для того, чтобы предложить им сейчас какой-то альтернативный сценарий? Вот, у власти свой сценарий, который уже расписан. Есть ли кто-то реально сейчас, кто может предложить такой сценарий, который может сломать сценарий власти? Или таких сейчас нет?

Г.Павловский Ну, если он есть, то, наверное, он нам с вами ничего не сказал. Потому что зачем же им предупреждать?

О.Пашина Ага. То есть просто еще рано?

Г.Павловский Я думаю, что из тех, кого мы видим в паблике, я думаю, что…

О.Пашина Таких нет.

Г.Павловский Я не вижу.

О.Пашина Мы продолжим буквально после выпуска новостей через несколько минут. Глеб Павловский в нашей студии. Мы обязательно вернемся.

НОВОСТИ

О.Пашина Мы продолжаем. В нашей студии – политолог Глеб Павловский, я – Оксана Пашина, телефон для ваших вопросов, смсок +7 985 970-45-45.

И, собственно, вернемся к нашей предыдущей теме. То есть нет альтернативной силы, которая сейчас может что-то предложить?

Г.Павловский Ну, понимаете, вот, когда вы имеете дело с абсурдом, то можно только включить здравомыслие. Ведь, здравомыслие как и абсурд – оно непредсказуемо. Вот, поведение дальнобойщиков трудно было предсказать. В принципе, таким же могло быть поведение очень многих групп общества.

А сработало у них. Там есть какие-то особые факторы, но это было реакцией именно здравомыслия на абсурд. Я думаю, что это не последняя – их будет больше. Они будут локальными, местными…

О.Пашина Но они разрозненные, да? Дальнобойщики, врачи, кто-то, кто не получил социальных выплат.

Г.Павловский А зачем им быть тотальными? Ведь, тотальное в наших условиях превращается в тоталитарное.

О.Пашина Ну, потому что когда ты вот в таком отдельном своем мирке, это заканчивается ничем.

Г.Павловский Ну, понимаете, ведь, эти мирки есть на разных уровнях – и наверху тоже. Ведь, не все потеряли здравый смысл, понимаете? Не все, в том числе и наверху. Я думаю, что мы будем видеть такие судорожные попытки возвращения к здравомыслию со стороны власти тоже.

О.Пашина Возможное возвращение Кудрина – это вот такая попытка или нет?

Г.Павловский Ну, да. Ну, здесь я со стороны Кудрина я не знаю, я в душу не могу влезть, потому что…

О.Пашина Нет, со стороны той группы, которая, все-таки, немножечко здраво мыслит среди этого абсурда.

Г.Павловский Надо просто вот такие вещи взвешивать, можешь ли ты что-то сделать в условиях, когда торжественно объявляют, что с 1-го января начнется уничтожение турецких и украинских продуктов.

Здесь очень трудно разворачивать систему. Здесь нужно… Приходить надо, все-таки, на каком-то более обозначенном повороте. Нужно иметь каких-то открытых союзников во власти. Не важно – это не обязательно президент. Может и президент, а может и не президент. Но должно появиться понимание во власти платформ реально, не политически сформулированное, реально политическое, что перемены опаснее всего, что может сделать режим. Мы уже… Нас захлестывает процесс перемен, они идут, понимаете? Нам кажут, что… Вот то, что нам кажется абсурдом, это проявления безумного реагирования на идущие перемены. А они будут накатывать на нас.

И важно теперь… Можно стоять под грузом и хохотать, что власть делает глупость за глупостью, но хорошо бы, чтобы нас не раздавило. Понимаете? Здесь Кудрин должен если идти во власть, то должен идти на каких-то условиях. Нельзя сегодня во власть в принципе идти, не ставя условия. Люди, которые не ставят условия…

О.Пашина Но тогда вопрос, примут ли эти условия?

Г.Павловский Это другой вопрос. Правильно. А это предложение. Вот смотрите, была встреча у президента с бизнесом, с крупным бизнесом, да? Я считаю, что в ней это была модель того, как люди портят Путина. Они собрались в критический момент и слушали его. Они ему ничего не говорили. Чего они боялись? Чего они боялись?

О.Пашина Очевидно, потерять свой бизнес. Пример мы все знаем.

Г.Павловский А что?.. Ну вот… Так потеряют страну. Дураки. Вот же в чем проблема. И Путин – жертва вот этого воспитания, понимаете? Вот этого воспитания.

Да, когда-то мы все начинали его так воспитывать, но сегодня, я думаю, надо, нужно понимание, что дальше уже идти некуда. Поэтому я думаю, что этот год будет или 16-м годом, или 16-м годом перед 17-м. Вот. Здесь надо что-то делать, я думаю.

А оппозиция, наверное, тоже должна что-то делать. Но сейчас Навальный – это такой, Валенса без Гданьских судоверфей, а Ходорковский – это такой Герцен и Маркс без «Капитала», я бы сказал.

То есть это всё немного несерьезно. Нам необходима более умная какая-то политика. Ведь, выяснилось в этом году… Вот, был год, первый год, когда было столько интересных статей, столько интересных рефлексий, размышлений о том, что происходит. Никогда такого не было. Правда, они не имели ни к чему отношения, они совершенно не помогали действовать. Но происходит какая-то… где-то идет процесс, обратный невежеству, мы начинаем что-то соображать. И мне кажется, надо учиться просто. Мы проявили себя невежественным обществом и попали в положение, в которое попали. Надо учиться, ну, кстати, всем.

Вот, Чайка. Зачем ему эти самые?.. Ведь, смотрите, это же глупо, когда ты можешь строить себе какие-то резиденции здесь, в России, на бюджетные деньги и жить там. Зачем тебе где-то прятать какие-то жалкие виллы?

О.Пашина Ну, потому что такой тренд: если прячут все, значит, и ему нужно.

Г. Павловский: Запаса прочности режима нет никакого – он совершенно не прочен

Г.Павловский Да, вот, понимаете? Но это же поведение толпы. Они ведут себя как люди в толпе, причем какой-то такой, панической толпе.

О.Пашина Ничто человеческое.

Г.Павловский У них, да, у них ощущение, что здесь опаснее, чем там.

О.Пашина Конечно.

Г.Павловский Понимаете? Это очень интересно для людей, которые обеспечивают безопасность. Такие люди, конечно, опасны для государства.

О.Пашина Обеспечивают безопасностью чью? Очевидно, что не нашу с вами.

Г.Павловский Они же не задумываются, они не могут об этом думать. Конечно, они потеряли в этом смысле квалификацию. Но повторяю, в какой-то момент им придется делать выбор. И в этот момент не будет сигналов президента. Иначе они превратятся в социолога, который проводит вот такой выбор как в Крыму. То есть это «Чего изволите?» Это очень опасно. Это опасно для государства – не для оппозиции, для нации опасно.

О.Пашина Спрашивает наш слушатель, чем, по вашему мнению, закончится финал пьесы «Чайка»? Всё вот так вот спустится на тормозах? Накажут невиновных, осудят непричастных?

Г.Павловский Ну, в какой-то момент меры будут приняты. Понимаете, человек потерял, в общем, возможность дальнейшего взлета.

О.Пашина То есть крылья, все-таки, подрезали?

Г.Павловский И одновременно не решился уйти. Опять-таки, там бизнес боится назвать президенту несколько цифр, которые, впрочем, ему и так известны, а здесь Генеральный прокурор боится уйти. Чего он боится? Он боится уйти, чтобы не быть растоптанным, да? Кем? Службами безопасности же. Вот здесь вот эта беда. Кто-то должен перестать бояться.

О.Пашина Ну, и очевидно, ему намекнули, что он может остаться.

Г.Павловский Нет, ну, намекнули – это понятно. Понятно, что он 10 раз проложился. Это совершенно ясно. Но всё это, как бы, унизительно глупо. Просто это ничего… Ему это ничем не поможет в близком будущем, а государству тем более.

Что происходит? Происходит просто блуждание всех основных групп страны в каком-то всё более сужающемся пространстве. Пространство сужается (мы это видим). Наши конкуренты (а мир полон конкурентов реальных – не вот этих мифических врагов, а реальных жестких, в том числе конкурентов, я бы сказал, таких, тотальных, которым вообще в принципе не нужно, чтоб ты был).

О.Пашина Ну а власть их не видит? Она ослеплена вот этой игрой с воображаемым противником?

Г.Павловский Когда ты видишь, когда у тебя в голове стоят вот эти самые евроатлантические ужасы, ты просто не видишь игры. Тебе кажется, что нельзя отойти от стола, за которым ты проигрываешь, потому что иначе ты потеряешь лицо, капитал. Нет, надо просто сменить игру. Они, вот, раньше умели, сейчас – нет. Они потеряли эту способность.

О.Пашина Что может их побудить к этому?

Г.Павловский Проигрыш.

О.Пашина Но не будет ли он вообще фатальным? Может быть, они уже не успеют.

Г.Павловский Ну, проигрыш бывает фатальный. Тройка, семерка, туз, пиковая дама. Понимаете? Вот, к моменту пиковой дамы мы подходим.

О.Пашина Ну вот на этой оптимистичной ноте мы закончим. А, у нас есть еще одна минута. Даже две (я тороплюсь). Тогда я вас повеселю напоследок. Тройка, семерка, туз – отлично.

Новость сегодняшняя. ВГТРК обвинили в том, что они цензурировали любимый народом фильм «Бриллиантовая рука», убрали нимб вот этот у мальчика, который идет там по воде. Тут же отреагировала пресс-служба холдинга, они сказали, замечательно ответили «Внимательным зрителям стоит в новогоднюю ночь поменьше пить и побольше закусывать», но пользователи социальных сетей клянутся и божатся, что они это видели. Ну, вот такая история. Плюс победа отца Фотия в проекте «Голос». Эта вот тенденция к чему? Или это просто тоже?..

Г.Павловский Ну, это языческая. Это, понимаете, это… Вообще православная церковь, вообще христианство в своем развитии периодически переживает такую мощную языческую реакцию внутреннюю. Это, конечно, совершенно не православное отношение следить за чем-то в светских фильмах, нарисован там нимб или нет. Это значит, что ты относишься к этому как к иконе, что ли? К фильму нельзя относиться как к иконе.

О.Пашина На всякий случай.

Г.Павловский Богослов Тертуллиан вообще не велел смотреть картинки православным.

Так вот это, конечно, чисто языческая реакция, не православная. И сейчас наши попы, в общем-то говоря, превратились в таких, в общем, полуатеистов каких-то, которые там ездят… Они всё время ездят… Я их вижу, всё время они гоняют на этих LandRover’ах и так далее, пугают…

О.Пашина Но Патриарх сказал, что можно иметь какие угодно блага, главное — к ним не привязываться.

Г.Павловский Да нет, можно иметь. Можно иметь…

О.Пашина Они ездят на LandRover’е, но не привязаны к нему.

Г.Павловский Были даже православные императоры иногда. Но, вот, не привязываться.

О.Пашина Не привязываться, да. Потом пересесть на Mercedes, например.

Г.Павловский Больно же будет отвязываться. Больно будет, когда отвяжут. Вот, в чем проблема.

Но с другой стороны, это поучительно. Будет поучительно. Я думаю, что это можно пережить, и «Бриллиантовую руку» не повредят разные виды цензуры. Ее же, кстати, цензуровали, еще в момент съемки начали цензуровать.

О.Пашина У нас совершенно нет времени. Это был политолог Глеб Павловский. Я – Оксана Пашина, и программа «Особое мнение». Всего вам доброго.

Г.Павловский С Новым годом.

О.Пашина С Новым годом.

Комментарии

232

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


Леонид Лагунов 11 января 2016 | 12:05

Сотруднику фсб входить в квартиру чтобы узнать что вы сказали совсем не обязательно.


(комментарий скрыт)

Андрей Щекотов 25 января 2016 | 09:05

Очень демократично скрывать комментарии.


artist10 06 февраля 2016 | 11:22

:-) Демократическая нация не может отпустить своего лидера. Она может дать ему возможность перейти с работы на работу, но расстаться с ним не может."
Глеб Павловский, 9 февраля, конференция "Уроки "Нового курса" для современной России и всего мира"

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире