'Вопросы к интервью

М.Королёва Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королёва, напротив – Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Женя, здравствуйте.

Е.Альбац Здравствуйте.

М.Королёва Самолет Когалымавиа. Итак, это теракт. Ну, то есть об этом объявлено. Объявлено четко, недвусмысленно «Это теракт», при этом детали яснее не стали.

Е.Альбац Нет, стали.

М.Королёва Ну, 1,5 килограмма тротила.

Е.Альбац Ну, мне кажется, что глава ФСБ Бортников довольно отчетливо сказал, что они обнаружили взрывчатое вещество после исследования личных вещей и чемоданов. Из этого можно сделать вывод, что эти 1,5 кг тротила были заложены в чей-то чемодан.

М.Королёва Ну, как, собственно, и предполагалось.

Е.Альбац Ну, на самом деле, очень разные. Там шли разговоры о том, что кто-то имел доступ к багажному отделению самолета, мог иметь доступ к багажному отделению самолета и мог поверх чемоданов заложить этот тротил. Сейчас по тому, что сказал Бортников, мне кажется, очевидно, что тротил был в чемодане.

М.Королёва Почему признали сейчас?

Е.Альбац Это очень хороший вопрос. Я думаю, потому что на фоне Франции, на фоне трагедии во Франции, где, как я напомню, погибло 129 человек, более 350 ранено и 100 человек находится в критическом состоянии, на фоне взрывов в Ливане это не выглядит столь, я бы сказала, ужасающе. Хотя, конечно же, это еще один для нас случай, повод сегодня принести опять соболезнования всем тем родственникам 224 погибших в этом Аэробусе. Страшная трагедия, но она, как бы, смягширована тем, что произошло в Париже. Поэтому отрицательный пиар-эффект для российской власти сегодня меньше, чем он был бы, если бы признали бы сразу там 2 недели назад. То есть признали бы тогда, когда об этом заговорили спецслужбы США, Великобритании и Израиля.

М.Королёва А вот представим себе, что, допустим, то, что случилось в Париже, этого бы не произошло. Признали бы здесь в Москве, что это был теракт, или бы сказали, что это Когалымавиа, ну, самолет развалился?

Е.Альбац Я думаю, была бы такая же ситуация как с MH17 – максимально бы тянули с ответом на вопрос, что произошло.

М.Королёва Но признали бы?

Е.Альбац Ну, не знаю. Мне трудно судить. Я думаю, что, все-таки, пришлось бы что-то говорить. Хотя, понимаете, если в странах, где власть меняется в результате демократических выборов, власти вынуждены признавать неприятные для них факты, потому что есть избиратели, то у нас, к сожалению, такого давления на власть нет.

М.Королёва А вот тогда вопрос Илья вам задает из Ярославской области: «А какой, на ваш взгляд, тогда смысл было скрывать, что это теракт?» То есть проще было, получается, признать, что это негодными самолетами летают россияне, да?

Е.Альбац Я думаю, что… Честно говоря, я думаю, что тут было 2 проблемы. Первая проблема, что для Египта это кошмар. Для туристической индустрии как одному из главных источников дохода Египта это кошмар, это банкротство. И насколько я понимаю, Египет до сих пор отказывается подтверждать теракт.

М.Королёва Да, они говорят, что подтверждения они не получили.

Е.Альбац Конечно, для них значительно выгоднее, чтобы оказалась техническая неисправность.

М.Королёва Но для нас-то?

Е.Альбац Но напомню вам, что затребовал все документы Airbus и затребовали немцы, где, собственно, делался этот самолет. Поэтому это тоже делало невозможным скрыть причину катастрофы, потому что так или иначе информация пришла бы от Airbus, от компании, которая производит, которая, собственно, дала марку этой машине, из Германии, где эта машина собиралась. Поэтому тоже нельзя было скрыть этот факт. Я думаю, что не сразу это поняли. Не сразу поняли, насколько ситуация сложная.

Почему скрывали, для меня совершенно очевидно. Потому что причина гибели 224 человек в Шарм-эль-Шейхе в небе связана непосредственно с решением Путина как президента и как Верховного Главнокомандующего бомбить в Сирии. Это прямая связь. Прямая абсолютно связь. И, конечно, эти 224 человека на совести Путина.

М.Королёва «На совести Путина».

Е.Альбац Именно на его совести.

М.Королёва А теперь после того, как признан теракт, после того, как произошло то, что случилось в Париже, и мы начинаем сближаться с Западом (а мы очевидно начинаем сближаться, потому что, вот, например, президенты России и Франции встречаются в Москве 26 ноября, чтобы координировать действия в борьбе с терроризмом).

Е.Альбац Я бы не стала смешивать Францию и Запад. Я думаю, что у Олланда сейчас безумно сложное положение, прежде всего политически сложное положение, потому что очевидно, что после трагедии с расстрелом редакции «Шарли Эбдо» и после того, как по улицам Парижа маршировали лидеры всех возможных государств мира со словами «Никогда больше», оказалось, что Франция не сумела обеспечить безопасность своих граждан. Ее разведка, специальные службы Французской республики не сумели выстроить систему защиты, хотя было уже понятно, что террористов надо искать, прежде всего, среди собственных граждан и граждан сопредельной Бельгии.

Е.Альбац: Олланд выглядит абсолютно слабым и беспомощным президентом, который не сумел защитить граждан
Уже тогда было известно, что в этом самом бельгийском Лебекке находится один из очагов вербовки террористов и поставщиков в ИГИЛ. Это всё было известно. Поэтому политически Олланд выглядит абсолютно слабым и беспомощным президентом, который не сумел защитить собственных граждан.

Учитывая, как там набирает очки популист Марин Ле Пен… И понятно же, что об этом будет говорить и его предшественник Саркози, который тоже идет на выборы. Для Олланда это, ну, безумно проигрышная ситуация.

Поэтому Олланд сейчас всеми силами будет пытаться надувать свой имидж решительного президента, который принимает решения. У него выхода никакого другого нет.

Что касается всех остальных, то я думаю, что я бы не стала торопиться с выводами. Потому что Россия по-прежнему действует в одиночку (ну, плюс Иран и Сирия), и отдельно действует коалиция там из 60 с лишним стран, которая, собственно, направлена непосредственно против ИГИЛ.

М.Королёва Но, тем не менее, смотрите. Вот сейчас была встреча в Анталии, в Турции, и Путин встречался с Обамой и разговаривал целых 20 минут.

Е.Альбац Вы имеете в виду, Двадцатка?

М.Королёва Да.

Е.Альбац Ну, конечно, по сравнению с предыдущей Двадцаткой, где он просто сидел один за столом, здесь, все-таки, появились какие-то картинки, где с Путиным разговаривают. К сожалению, это еще больше дает аргументы тем, кто утверждает, что вся идея бомбежек в Сирии зиждется исключительно на желании Путина показать, что он не изгой мировой политической сцены, что он по-прежнему является участником мировой Кабалы, которая руководит этим миром и принимает важнейшие решения. И это, конечно, беда. И еще раз повторяю, ровно поэтому на его совести эти 224 жизни.

М.Королёва Ну вот здесь мне просто интересно узнать, почему это беда, потому что как-то мы привыкли думать, что сближение с Западом – это хорошо. Но мы вернемся в эту студию и продолжим разговор через несколько минут.

РЕКЛАМА

М.Королёва И сегодня это особое мнение Евгении Альбац, главного редактора журнала «The New Times». В Twitter’е есть аккаунт @vyzvon для ваших вопросов и для ваших смсок +7 985 970-45-45.

Так мы с вами говорили о том, что, вот, сближение с Западом. Вот, даже если этого Путин хотел, вот оно началось, но на фоне трагедий, даже целых двух. Почему это беда?

Е.Альбац Я считаю, что сближение с Западом – безусловный плюс. Я просто думаю, что, к сожалению, отношения настолько порушены, настолько низкий уровень доверия… А это знаете, как в Теории неполных контрактов – вы не можете всё прописать на бумаге, вам нужно доверие. А доверие катастрофически низкое. Поэтому рассчитывать на то, что сейчас восстановятся отношения с Западом как с сообществом стран, я думаю, что на это рассчитывать не приходится.

Теперь трагедия, беда заключается в том, что когда готовилась операция в Сирии, совершенно очевидно не были просчитаны риски. Потому что если бы они были просчитаны, то в аэропорт в Шарм-эль-Шейхе были бы направлены представители российской безопасности, которые прежде всего проверили, что там творится на вылете. Би-Би-Си показывала съемку, как один англичанин на спор за 30 долларов прошел, не показывая ничего.

Значит, мы понимаем, что да, это бы увеличивало бы стоимость полетов российских компаний. Но, тем не менее, если российская власть, Путин как Верховный Главнокомандующий принимает решение о том, что мы будем бомбить суннитов в Сирии, выступив на стороне мусульманского меньшинства (а алавиты Асада – это ветвь внутри шиизма, да?)... Значит, шииты – это Иран, это Ирак и это Сирия, грубо говоря. Это 10% от всех мусульман. Вот, если ты идешь на такой шаг, то ты как руководитель государства, отвечающий за безопасность граждан, ты обязан просчитывать риски.

Е.Альбац: Ровно поэтому на совести Путина эти 224 жизни
М.Королёва А вы думаете, о безопасности граждан кто-нибудь думал?

Е.Альбац Нет, я думаю, что как раз история с рейсом Когалымавиа и с гибелью 224 человек как раз прямое подтверждение тому, что никто об этом не подумал. Никто не подумал, что надо было обеспечить безопасность в Шарм-эль-Шейхе. И, между прочим, хорошо бы сейчас об этом задуматься, о безопасности в портах Турции.

Я напомню вам, что Египет – это суннитская страна. Еще совсем недавно там у власти были религиозные экстремисты Братья-мусульмане. Представить себе, что в ответ на бомбежку суннитов российскими бомбардировщиками в Сирии какой-то радикал или группа предпримет действия против российских граждан – это было как дважды два. Как дважды два. Понимая, что. Но это, ведь, не все риски. Ведь, риски, на самом деле, значительно более серьезные. Просто я хочу сказать, что я задавала этот вопрос непосредственно некоторым весьма высокопоставленным российским чиновникам, впрямую спрашивала: «Вы озаботились безопасностью в аэропорту Шарм-эль-Шейх? Туда были отправлены группы, которые проверили бы как минимум безопасность, так, как это делала израильская авиакомпания Эль Аль, которая сама осуществляла проверку посадки на свои самолеты в Домодедово? Вы это сделали?» И ответ был: «Нет». Это первое.

Второе. Когда принималось это решение, то, ведь, следовало бы задуматься, что на территории России проживает 14,5 миллионов мусульман – это всё по большей части сунниты. Это вообще сунниты. Там и Чечня, и Ингушетия, и Татарстан, и Башкортостан, и Кабарда, и так далее – это всё сунниты, 14,5 миллионов. Плюс по разным оценкам от 5 до 6,5 миллионов гастарбайтеров.

Москва является… Вы знаете, Марина, что Москва является самым большим по мусульманской численности городом Европы?

М.Королёва Европы?

Е.Альбац Самым большим. В Москве, включая Новую Москву, проживает по разным оценкам от 2-х до 3-х миллионов мусульман. И это тоже всё сунниты.

Я вам еще раз напоминаю, у мусульман вот это очень четко разделено. Мы можем 10 раз говорить о том, что мы не хотим влезать во все эти секторианские войны, во все эти ветви и мы знать не хотим…

М.Королёва И более того, что терроризм не имеет религиозной окраски, да?

Е.Альбац Мы можем говорить 150 миллионов раз. ИГИЛ – это сунниты. Понимаете? Поэтому, вот, нельзя это не учитывать.

Более того, ведь, известно, что проблема с радикальными настроениями в среде российских мусульман существует очень острая. И в Набережных Челнах, и в Казани, и все эти многочисленные истории с так называемыми татарскими «белыми волками», и с тем, что в Гуантанамо из 9 граждан Российской Федерации 6 было из Татарстана. И с тем, что в Афганистане воюют граждане Татарстана. И в том, что в ИГИЛ сейчас русский язык является третьим языком ИГИЛа. Третьим. Арабский, английский, русский. Вот это всё то, что ответственные политические лидеры обязаны просчитывать и продумывать.

Вы мне скажете «Ну, вы посмотрите на Францию».

М.Королёва Конечно.

Е.Альбац Да. И вы правильно абсолютно скажете.

М.Королёва Да вообще посмотрите на весь мир, да?

Е.Альбац Не совсем на весь мир. Я вам напомню, что…

М.Королёва Ну, на Европу уж точно.

Е.Альбац ...после 11 сентября 2001 года, когда были атакованы башни-близнецы и погибло больше 3 тысяч человек в Нью-Йорке, следующий теракт на территории США был…

М.Королёва Марафон в Бостоне.

Е.Альбац: Когда готовилась операция в Сирии, совершенно очевидно не были просчитаны риски
Е.Альбац Совершенно верно. Это очень отдельный кейс, да? Это была не группа, это не те, кто были там завербованы ИГИЛом и направлены (братья Царнаевы). Это правда.

Но то, что происходит вообще, вот… Если кто-то смотрел съемки из Бельгии, это же поразительно! Вчера как раз Грегори Уайт из «Блумберга» говорил здесь на передаче у меня о том, что там что-то 4 или 5 разных секретных служб и вот такая малюсенькая страна, да? Конечно, это полное безобразие, что французы… Ладно бельгийцы это не сделали, да? Но то, что французы, пройдя через эту страшную трагедию с «Шарли Эбдо», не озаботились состоянием собственных границ и вообще… А что? Там же один из тех, который сейчас арестован, они же у него проверили документы и отпустили.

М.Королёва По поводу границ, поскольку много вопросов наши слушатели задают и вы знаете, что эти разговоры ведутся на протяжении последней недели. Так что? Надо как-то ограничивать, собственно, доступ к границам? Нужно закрывать границы?

Е.Альбац Где?

М.Королёва Ну как? Во-первых, в Европе, да? Потому что шла речь о том, что там временно могут закрыть границу в той же Франции.

Е.Альбац Это вопрос, который, конечно, надо задавать представителям секретных служб. Вот, я задавала этот вопрос генералу Кандаурову вчера. Он говорит о том… Мы с ним много, долго на эту тему говорили. Генерал еще КГБ, потом Министерства безопасности (у нас это называлось).

Так вот он говорит о том, что, конечно же, и французы, и бельгийцы, и вообще европейцы должны были работать по известным им точкам. И сейчас-то мы понимаем, что никаких новостей для французских спецслужб не обнаружилось. Те, кто оказались участниками, по большей части там (24 человека эта группа была всего), ведь, большую часть из них французские спецслужбы и бельгийские спецслужбы прекрасно знали.

Что касается Российской Федерации, то я думаю…

М.Королёва Ну, границы со Средней Азией.

Е.Альбац Вы имеете в виду, наверное, то, что написал Алексей Навальный? Я с ним совершенно согласна, надо вводить визовый режим, безусловно. Безусловно. Сокращать число… Я напомню, что в ИГИЛ воюет 2 тысячи таджиков, которые к нам сюда приезжают легко и не задумываясь, да?

М.Королёва Ну, это не обязательно те же самые таджики, которые приезжают к нам, да?

Е.Альбац Я говорю о том, что наши риски в связи с бомбежками в Сирии многократно усилились.

М.Королёва Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Через несколько минут мы в эту студию вернемся.

НОВОСТИ

М.Королёва Мы снова здесь, Марина Королёва, Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». И вы еще успеете задать ваши вопросы: в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon, для ваших SMS-вопросов +7 985 970-45-45.

Ну, много, кстати, вопросов по реакции Франции: «Достаточна ли она была, на ваш взгляд? Адекватна ли она была?» И вопрос вот такой: «Не кажется ли вам, что стоит перестать уже играть в политкорректность в связи с тем, что произошло?»

Е.Альбац Нет. Как раз не только не стоит перестать играть в политкорректность, а надо быть особо теперь политкорректными, отлично понимая, что отсутствие политкорректности может обернуться новыми убийствами и новыми трупами.

Е.Альбац: Москва является самым большим по мусульманской численности городом Европы
Надо отчетливо совершенно понимать, в Европе сейчас проживает 50 миллионов мусульман. Никуда от этого не деться. Либо Европе придется себе найти нового Адольфа Алоизовича, который будет решать своими методами проблему…

М.Королёва То есть с этим придется жить?

Е.Альбац ...Вряд ли кто-то из нас этого хочет. Поэтому, да, с этим придется жить. Никуда эти 50 миллионов мусульман не денутся, их придется инкорпорировать, интегрировать в европейское общество. Другого выхода нет. И всеми способами, вот, именно нужна политкорректность, предельно.

Я, знаете, я каждый раз вздрагивала, когда здесь в очередной раз показывали Путина с Патриархом или какие-то идут заявления по поводу особости РПЦ и так далее. Я всё время задавала себе вопрос: «Путин отдает себе отчет в том, что в центре Москвы вынуждены были построить на Проспекте Мира огромную мечеть, потому что Проспект Мира и все прилегающие улицы забиты молящимися во всякие праздники?» Понимаете? Вот с этим надо считаться, безусловно. И политкорректность абсолютно must сейчас.

Но надо отдавать себе угрозу. Вот, у нас вся главная тема журнала, собственно, этому посвящена. Надо понимать… Вот, уже пришло сообщение («The Washington Post» об этом пишет), 55 ваххабитов. А ваххабизм – это радикальное направление опять в суннизме. 55 ваххабитских клериков в Саудовской Аравии призывают к джихаду против России за бомбежки суннитов в Сирии. Понимаете, это всё очень серьезно. И мы должны себе отдавать отчет в том, что наши руководители (руководители государства) не просчитали эти риски, не сумели как минимум обеспечить безопасность наших граждан в Шарм-эль-Шейхе. Что ситуация с безопасностью в этом вопросе будет только ухудшаться. Поэтому еще раз повторяю, предельная политкорректность.

Но я абсолютно согласна с Алексеем Навальным о том, что надо вводить визовую систему – другого выхода нет.

Понимаете, вот, это же еще… Я много думала, вот, почему в США, которые принимают больше миллиона иммигрантов в год, нету тех проблем, с которыми сталкивается Европа? И, знаете, Марин, я думаю, что проблема в том, что там нету вот этих европейских социальных костылей, что там иммигрант, когда он счастливый оказывается на территории США и получает там рабочую визу…

М.Королёва Ну, легальный иммигрант, да?

Е.Альбац Легальный иммигрант, да. Он вынужден… Да и не легальный иммигрант. Вынужден вертеться как белка в колесе, вынужден работать, создавать какой-то бизнес, идти мыть полы, окна, машины, всё, что угодно, чтобы выжить.

М.Королёва Ну, как я понимаю, и у нас в России так же.

Е.Альбац Понимаете, в чем дело? У нас, к сожалению, в России не совсем так, потому что у нас какому-нибудь дворнику-таджику на бумаге обещают 30 тысяч, а на деле (был у нас материал в журнале подробный об этом), а на самом деле на руки он получает 7-8 тысяч, а остальное забирают руководители ЖЭКов там или управляющих компаний.

М.Королёва Ну, я в том смысле, что так же трудно получить, по крайней мере, уж рабочую визу и всякие прочие документы в России.

Е.Альбац Да, но проверки несравнимые, проверки, которые устраивают США своим иммигрантам, да? За исключением, конечно, тех нелегалов, которые идут со стороны Мексики. И то там сейчас пытаются как-то решать эту проблему. Ну, просто несравнимые. Мы же понимаем, насколько коррумпирована… Опять же, вот, я прошу прощения, что всё время цитирую собственный журнал, но мы считали когда-то рынок нелегальной иммиграции в России – это больше 90 миллионов долларов в деньгах 2010 года. Потому что это безумно выгодная история для чиновников. И, собственно, объем нелегальной миграции в большой степени определяется именно объемом коррупции на этом рынке.

М.Королёва То есть наши не закрытые границы со Средней Азией – это такой, вот, просто мешок для чиновников?

Е.Альбац: В ИГИЛ сейчас русский язык является третьим языком ИГИЛа
Е.Альбац Не только не закрытые границы. Наши незакрытые границы. У нас зарабатывают на гастарбайтерах все, начиная с пограничников, заканчивая консульскими сотрудниками, чиновниками в муниципальных управлениях и на уровне администраций городов и так далее.

М.Королёва То есть это такой черный, серый рынок?

Е.Альбац Абсолютно серый рынок.

М.Королёва Выгодный многим.

Е.Альбац Абсолютно. Безумно выгодный очень, и на этом зарабатывают и ФМС, и кто только… На этом зарабатывают все силовики.

М.Королёва Я… Просто уж раз заговорили, я вам хочу напомнить эту историю. Не знаю, как вас, меня она поразила и поражает до сих пор.

Е.Альбац Да, с мальчиком.

М.Королёва Да, с мальчиком таджикским, который уехал вот в этом гробу маленьком…

Е.Альбац Ужас.

М.Королёва ...вместе со своей мамой Зариной Юнусовой. И не знаю, как вас, опять-таки, меня-то поражает другое – меня поражает такое, ну, спокойствие по отношению к этому сюжету и со стороны вообще людей, и со стороны, скажем, официальных лиц. Ну, не знаю там, премьер-министра страны, вообще там руководителей ФМС, чиновников, всех. Что это?

Е.Альбац Марин, вы знаете, вот, меня в свое время удивляло, когда российское телевидение бесконечно показывало сюжет из Донбасса. А сейчас мы видим, Донбасс просто взяли и выключили, его, как бы, не существует, да?

Значит, это невероятная поддержка среди российского народонаселения того, что происходило на Востоке Украины, да? Меня поражало, как люди не думают, что, ведь, там убивают. Убивают с двух сторон. Убито там, наверное, где-то порядка 20 тысяч человек. И шла ура-патриотическая риторика на всех каналах – и не только на каналах, а просто в трамваях, в троллейбусах, в метро. Люди, которые поддержали бомбежки в Сирии, как им не приходит в голову, что бомбежки – это, значит, убитые люди? Убитые.

Поэтому что ж говорить о одной маленькой только что появившейся на свет человеческой жизни? Да, к сожалению, это наша реалия.

М.Королёва Про «Шарли Эбдо» хочу вас спросить. Дело в том, что журнал опубликовал очередную карикатуру и на этот раз на парижские теракты. Ну, то есть все задавались вопросом, будет это или нет. Это случилось, это произошло. Опубликовали… Я не знаю, знаете ли вы там, что там было, нет. На картинке были белые приведения, одетые в береты, типичные во Франции, с багетами традиционными…

Е.Альбац Слушайте, вот, меня совершенно не… А вас интересует «Шарли Эбдо»?

М.Королёва Ну, я просто иногда думаю, что жаль, может быть, что у нас нет своего сатирического журнала, который позволял бы нам переживать многие ситуации?

Е.Альбац Ну, почему? У нас был журнал «Крокодил». Но просто у нас нету этой традиции сатирической карикатуры. На самом деле, лучший у нас в этом смысле, вот, есть карикатурист Меринов, который в «Московском комсомольце» работает, и Елкин такой. Собственно, два на всю страну.

Политической карикатуры у нас нет.

Е.Альбац: Отсутствие политкорректности может обернуться новыми убийствами и новыми трупами
М.Королёва Но журнала нет?

Е.Альбац Послушайте, каждый раз то «The Economist», то Time Magazine, то еще кто-то выходит с какой-нибудь карикатурой: Путин то на танке, то в каске, то еще как. У них это развитая традиция политической карикатуры, никому не приходит в голову на это обижаться. Какие карикатуры идут на Олланда, это только надо посмотреть. У нас нет этой традиции, да, потому что у нас, собственно, всей традиции свободы слова с 1990-го года, ну, там, примерно под 2003-й, да? А после этого это началось всё вот так вот постепенно душить-душить-душить, и сегодня, собственно, нас осталось вы да мы, да наша боль, да?

М.Королёва Ну, смотрите, вы – журналист, вы – человек, выпускающий журнал. На всё можно рисовать карикатуры?

Е.Альбац Да.

М.Королёва На всё?

Е.Альбац Да, конечно. Абсолютно. Абсолютно.

М.Королёва На черта, на бога, на?..

Е.Альбац Да на всё, что угодно. Господи! А вы вспомните, какие были замечательные тоже, кстати, французские карикатуры на господа бога. Гениальные! Как же это называется? На «Э» его фамилия. Ай, забыла! Ну, есть книжка, в Советском Союзе книжку выпустили.

М.Королёва В Советском Союзе, конечно, потому что на бога можно было рисовать карикатуры.

Е.Альбац Ну, потому что, естественно, все были атеистами, да. Замечательные, смешные карикатуры на бога. Ну, конечно. И бог там в образе мужика, как мы знаем, так сказать… Мы никто не знаем, какой вообще образ у бога, да? Есть замечательная книга Мэри Дели (такая знаменитая была феминистка) «Beyond God the Father», «За пределами концепции бога-мужчины», которая как раз писала о том, что кто знает, как он выглядит. Ну, не важно.

М.Королёва То есть вы считаете, что ограничений нет. Послушайте, я хочу вас, все-таки, вернуть к этому сюжету с таджикским ребенком погибшим. Вот, нас здесь спрашивают, а Астахов тоже молчит. Я не видела, чтобы высказывался уполномоченный по правам ребенка в России. Это правда.

Е.Альбац Послушайте, после заявления Астахова в связи с антисиротским законом такого человека вообще не существует в публичном пространстве, вовсе, для меня точно. Не существует в публичном пространстве. Меня не интересует, что думает по этому поводу выпускник Высшей Школы КГБ господин Астахов. Это его личное дело.

М.Королёва А, вот, как бы вы считали? Ну, я не знаю, боюсь прям даже спросить как мать, как женщина, вот, как журналист, как гражданин. Вот, что должно было бы сделать государство по-хорошему, если бы такое у него случилось?

Е.Альбац Ну, должно быть возбуждено, конечно, уголовное дело, проведено расследование.

М.Королёва Извинения?

Е.Альбац: У нас зарабатывают на гастарбайтерах все
Е.Альбац Ну, естественно. После проведения расследования. Конечно. Да, безусловно.

Я думаю, что, вот, надо было бы отложить депортацию матери ровно потому, что не закончено расследование по этому поводу.

М.Королёва Но, ведь, она нелегал. Тот самый нелегал, о которых вы говорили.

Е.Альбац Да, но только… Ее не надо было сюда… То есть я не знаю, на каком основании она сюда приехала. Я бы, кстати говоря, и выяснила бы, где… Не сомневаюсь, что и она, и ее муж заплатили много денег российским чиновникам, чтобы оказаться на территории Российской Федерации. Но после этой трагедии я думаю, что, конечно же, она должна была получить какую-то временную регистрацию до окончания расследования.

М.Королёва Спасибо. Евгения Альбац, главный редактор журнала «The New Times». Это было ее особое мнение. Я – Марина Королёва. Спасибо, счастливо.

Е.Альбац Спасибо.

Комментарии

242

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


dorian_grey 19 ноября 2015 | 18:05

Арабские террористы не боятся смерти, ибо немедленно "попадают в

рай"! За исключением 2-х случаев: если будут убиты женщиной или

взорвуться рядом с свиньёй, свиным мясом, свиной шкурой! Почему

никто в борьбе с ними это не использует: охранников-женщин,

хоронить террориста в свиной шкуре, брать маленьких поросят в

самолёты, поезда, автобусы... В общем, море вариантов для фантазии!


dima_smu 19 ноября 2015 | 22:28

Редкая коза! Политкорректность, говорит, надо увеличить ... . Это ж надо так олибераститься!


for_never 20 ноября 2015 | 23:02

Не отказывайте ВЕРХОВНОМУ ГК в цинизме!!!! результаты расследования по крушению самолета российской авиакомпании обнародованы через пару дней после теракта в Париже!!!! Почему никто не обсуждает ( или может действительно не рассматривает версию) то, что ВВП знал о теракте в столице Франции и держал паузу в оглашении официальной версии гибели российских граждан, с целью смягчить реакцию, мол, не мы одни, посмотрите - это мировая проблема! И....


klavas 21 ноября 2015 | 04:46

Жан Эффель-каррикатуры на создание мира

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире