'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 августа 2014, 17:08

О. ЧИЖ – Это программа «Особое мнение». Добрый день. Особое мнение сегодня представляет журналист Леонид Радзиховский. Добрый вечер.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Добрый.

О. ЧИЖ – Пока еще день, но вечер близится. Сегодня Замоскворецкий суд Москвы огласил приговор четырем фигурантам Болотного дела. Антифашист Алексей Гаскаров получил 3,5 года колонии, так же как и Александр Марголин. Илья Гущин – 2,5. Еще одна фигурантка Елена Кохтарева приговорена к условному наказанию. Казалось бы, с момента Болотной площади прошло больше двух лет. Не будет преувеличением сказать, что никаких массовых протестов на улицах Москвы уже нет и протестного движения тоже нет. Зачем? Можно же просто сейчас людям отдавать условные приговоры.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Система она назад ездить не умеет. Было бы странно, ведя войну с фашизмом на Украине, не давать сроки антифашистам в Москве. Это было бы очень странно. Поэтому в рамках системы все логично.

О. ЧИЖ – Это кстати часто встречающееся мнение, что это некая украинская травма. Но при том уровне поддержки, которое население выказывает действиям президента именно в украинском вопросе за 80%, почти к 90 по разным опросам. Странно бояться со стороны власти сейчас каких-то последствий украинских здесь.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Она ничего не боится. Когда машину снимают с тормоза, она едет. Разве автомобиль чего-то боится? Просто его сняли с тормоза, он едет. Мысли ему несвойственны. Это машина.

О. ЧИЖ – То есть если судебный процесс уже запущен, то он не остановится?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не судебный. А общий процесс изменений политической системы запущен. Машина едет в определенном направлении. Дело тут не в мыслях и не в чьих-то желаниях, а в том, что едет машина. Судья прекрасно знает, что по нынешним временам, если она недобдит, то у нее будут неприятности, а если перебдит, то неприятностей не будет. Она выбрала некоторый промежуточный вариант. Приговор этот большого практического значения не имеет и эти люди в конце года выйдут на свободу.

О. ЧИЖ – Если будет удовлетворено УДО, если на него будут подавать.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Судья показала, что она лояльна системе. Ведь это всего лишь тест. Для судьи. Ты лоялен или нет. Пионер всем ребятам пример или не всем. Я лоялен, очень хорошо, тест пройден, вперед.

О. ЧИЖ – А в этой ситуации, когда машина заведена и она едет, насколько велика роль личного решения, неважно, судьи, прокурора, полицейского и так далее. Насколько это общий тренд, который работает как палочная система или уже какое-то самосознание человека внутри системы, который сам решает, перестараться, перестраховаться.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — В рамках, отведенных для него, естественно, решение принимает он, это рамки, которые даже законом определены. От и до. Внутри этих рамок у него есть свобода выбора. Но в принципе, если ты внутри системы, если ты конформист, принял правила системы, ну есть у тебя возможность, можешь дать 3,5, можешь дать 2,5. В этих рамках ты свободен. За пределами этих рамок ты уже выпал из системы.

О. ЧИЖ – Этим же объясняется история, которая была в Новосибирске на выходные. Тот самый планировавшийся марш за незыблемость федерализма. Который так и не удалось согласовать. Он как таковой не состоялся, зато всех четверых заявителей вызвали на допросы. И они провели так весь день. Многие писали, что эта акция она пародийная что ли. Носит немножко характер усмешки. Здесь тоже желание довести до конца логику со стороны власти или что это?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Ну да. А чего они хотели я не понял. О чем марш?

О. ЧИЖ – Марш в поддержку федерализма.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — То есть что Россия федерация или о чем речь идет?

О. ЧИЖ – Там некие лозунги про «хватит кормить столицу» планировались. Должны были планироваться.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — В советское время диссидентов сажали за то, что они выступали под лозунгом «защитим советскую Конституцию». Все знают, что все наши законы, Конституции и прочее написаны для заграницы и тот, кто делает вид, что он этого не понимает, тот де-факто выступает против системы. У нас, как известно, есть два закона. Де-юре для Запада для НАТО, де-факто для внутреннего потребления. Делаешь вид, что ты этого не понял, ну, тебе объяснят. Легко отделались.

О. ЧИЖ – Давайте более подробно поговорим про последствия ситуации на Украине. Меня немножко удивила история, которая разворачивается вокруг Андрея Макаревича. Буквально в пятницу он был у нас в эфире в «Особом мнении» довольно подробно рассказывал про свое выступление в городе Святогорск. Это было выступление перед детьми беженцев и прочее. То есть очень интересный рассказ. Своими глазами. Но сегодня депутат Евгений Федоров, который известен своими инициативами по защите суверенитета России, по поиску пятой колонны и прочее, теперь в поле его зрения попал Андрей Макаревич. И господин Федоров требует лишить его госнаград. Это какие-то личные инициативы или это идея, которая витает в воздухе и теоретически такого рода инициативы могут иметь какое-то продолжение?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Данная инициатива, как и все инициативы Федорова никакого продолжения естественно, иметь не будет. Никто у Макаревича ничего не отнимет. Не стоит прогибаться под изменчивый мир, в этом случае мир прогнется под нас. То есть в этом случае мир российской юстиции ничего Макаревичу не сделает. А депутат Федоров, да, бежит впереди прогресса. У него же драматическая ситуация, он рассказывал, что его мысли контролирует госдеп США, и он борется в своей голове с этими мыслями. Это одна из его известных идей. По всей видимости, он мог бы внести закон о борьбе с мыслепреступлениями. Начиная с его головы и в других головах тоже. То есть он рассказывал, что госдеп каким-то образом проник в его сознание и контролирует его мысли, дает ему неправильные сигналы. Таким образом, я думаю, что депутату Федорову надо разобраться, идея отнять орден у Макаревича это идея госдепа, которую внушил в его голову госдеп. Или это наоборот, идея ФСБ, которую в его голове внушила ФСБ. Или это какой-то третий источник. Поэтому мне кажется, что психоанализ депутата Федорова довольно интересен, особенно если он будет с этим выступать по телевидению, на заседаниях в ГД. Это будет познавательно.

О. ЧИЖ – Это будет отдельная рубрика такая.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Не отдельная. У нас все рубрики примерно такие. Но в рамках общей рубрики самопознание Федорова мне кажется было бы познавательно.

О. ЧИЖ – Понятно, что есть какие-то предложения, которые имеют мало шансов на успех. Но с другой стороны был Совбез, на котором прозвучала фраза, что не будет закручивания гаек. А потом случилась история с ограничением на ввоз продуктов. Которые по мнению многих ударяют больше по нам, чем по кому-то за пределами российской границы. Потом были истории с доступом к Интернету, по паспортным данным и прочее. То есть сигналы какие-то витают и часть отметается. Но часть все-таки прилагается к нашей жизни напрямую.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — По продуктам это вещь необходимая.

О. ЧИЖ – Почему?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вы знаете, что провели анализ итальянских сыров, там вмонтированы чипы ЦРУшные и когда вы едите сыр, эти чипы попадают вам в мозг, и вы оказываетесь в положении Федорова. Через эти чипы вам внушают ненависть ко всему русскому, нелюбовь к Путину, русофобию. Организм борется, но это вредно для здоровья. Когда организм борется с теми чипами, которые внедрены в мозг, тем более это радиосигналы. Но дело в том, что это не в каждом итальянском сыре, не в каждой партии. А проверять все партии очень сложно. Поэтому сначала думали провести химический анализ сыров, но потом решили, что это будет слишком дорого, повысит стоимость сыров для покупателей. Ведь стоимость анализа придется оплачивать покупателям. Стоимость работы лаборатории. И поэтому решили, чтобы не разорять покупателей, сыры не продавать. А вся эта история, просто о ней не рассказывают, потому что не хотят портить отношения с Америкой. Но я уже выдал вам государственный секрет. Про сыры известно, про колбасы, там тоже есть чипы.

О. ЧИЖ – Там жучки.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Вот видите, вы в курсе. Так что это просто элемент национальной продовольственно-психологический безопасности. Продовольственно-психической защиты. Поэтому деваться некуда. Но мы тоже чего-то внедряем, наверное, мы же тоже продаем нефть например, я думаю, что в нашей нефти тоже какие-то наши ученые растворили какие-то наножучки, наночипы.

О. ЧИЖ – Жидкие.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да.

О. ЧИЖ – Они попадают в бензобаки машин…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Должен сказать, может быть, слушатели не вполне об этом знают, и не всегда задумываются. Но есть такой любопытный факт. 60% торгового оборота РФ приходится на страны НАТО. Это факт. А поскольку страны НАТО высокотехнологичны, то им кроме нефти и газа почти ничего не продаем. То есть 85% нашего экспорта в страны НАТО это газ и нефть. Таким образом натовские ракеты, танки, самолеты работают исключительно на российской нефти. Это абсолютно точный факт. И, в сущности, российская экономика является не более чем интендантским обозом для военной машины НАТО. Это никакая не шутка. Это точный торговый факт.

О. ЧИЖ – Немножко парадоксальная ситуация.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Да нет, она парадоксальна для российских зрителей телевидения, которым внушили, что НАТО представляет для них какую-то опасность. Между тем они живут конкретно с тех денег, которые они получают из НАТО, 60% внешней торговли со странами НАТО. Так что мы живем даже не на нефтедоллары, а на НАТО-доллары. А натовская военная машина заправляется российским бензином. И в этом для РФ ничего плохого кроме хорошего нет. Потому что за 23 года с 1991 года ни одной военной угрозы прямой или косвенной со стороны НАТО против России не было. Ни разу. За это время, между прочим, прошла приватизация нефтегазовых отраслей. К которой не были допущены западные компании. НАТО это преспокойно съело. И много чего другого произошло, но ни разу НАТО никаких агрессивных намерений в отношении России не проявляло. Но чем меньше оно проявляло агрессивных намерений, тем больше рассказ об этих намерениях внедрялся в голову российского зрителя. Слушателя. Поэтому такая простая мысль, что, в сущности, есть симбиоз между военной машиной НАТО и российской экономикой, и мы получаем деньги за то, что заправляем натовские ракеты. Эта мысль самоочевидная, разумная, простая. Для российского слушателя и зрителя звучит как некоторый парадокс. Хотя на самом деле никакого парадокса нет. Они нам не угрожают, мы им продаем. Все хорошо. Но поскольку мы долго пылим, уже, по крайней мере, да и при Ельцине началось, лет 20 пылим, какие они нам враги, то конечно это странно для российского зрителя эту простую мысль осознать.

О. ЧИЖ – Но это очень удобный враг получается. По факту безопасный…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это не удобный враг, это идеальный враг. Потому что это сконструированный враг. Это враг, придуманный российской пропагандой. И этот тот враг, на котором с одной стороны психологически держится вся российская система, вся российская вертикаль. Если вынуть идею, что НАТО враг, вертикаль рухнет сразу. Просто у нее никаких других идеологических опор нет. С одной стороны это главная единственная несущая идеологическая конструкция. А с другой стороны источник денег.

О. ЧИЖ – Кстати, тут было интервью Павла Климкина, главы МИД Украины немецким СМИ и  он дал прямо понять, что военная помощь западная была бы очень кстати. Потому что есть обстрелы территории, и вообще ситуация очень и очень напряженная на той же границе. Есть перспективы получения у  Украины такой помощи? Или это уже слишком опасный шаг был бы.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Трудно сказать. За полгода фактической войны на Украине агрессивный блок НАТО полностью раскрыл свою агрессивную сущность, он не помог Украине фактически ничем. На такое способны только крайние агрессоры. Ведь это же подлость. Они заманивают нас, они нас туда заманивают под видом, что они не влезают, что они такие мягкие, пушистые. Классическая обманная военная тактика.

О. ЧИЖ – Сидят в засаде.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — И в тот момент, когда мы влезем с ногами, тут-то они свою агрессивную сущность и обнаружат в полном объеме. Надо сказать, что я рад, что их стратегия провалилась. Потому что другие менее умные зрители, чем в России могли бы задать себе глупый вопрос: если агрессивный блок за полгода фактически ничем Украине в войне не помогает, то настолько ли он агрессивен. Но наш народ действительно умный, креативный и поэтому подобных дурацких вопросов он себе не задает. Потому что он знает на них ответ. Этот блок агрессивный, потому что он НАТО. Все.

О. ЧИЖ – А этого достаточно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это по определению.

О. ЧИЖ – Почему такая выжидательная позиция по Украине у всех.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ – Всех — это кого?

О. ЧИЖ – ЕС, США. Есть санкции, но какого-то обострения, ультиматумов, от которых невозможно уклониться, их нет.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Я же вам говорю, заманивают. Известно, что НАТО организация патологически трусливая. Это факт общеизвестный. Неизвестен он опять же только в России, в остальных странах известен. НАТО организация патологически трусливая. Впрочем, наше министерство обороны тоже достаточно трусливое. Поэтому трусость на трусость, так примерно баланс трусости и выдерживается. Но вообще я думаю, что решение по стране принято, как говорится. Принципиальное политическое решение.

О. ЧИЖ – Кем?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Руководством западных стран. То есть самой «семеркой» знаменитой. Принципиальное политическое решение о том, что они хотели бы потихонечку, полегонечку, аккуратненько демонтировать российский политический режим, или, по крайней мере, что им неуютно с этим политическим режимом, и они пересмотрят, перезагрузят действительно свои с ним отношения, это я думаю, принципиальное решение принято. Это не предполагает военных столкновений, демонстрации в Москве, пятой колонны, это просто невозможно. В России некому и нечего демонстрировать. Общество наше абсолютно мертвое. Поэтому никакие НАТЫ его не разбудят. Это предполагает постепенное на разных уровнях в разных формах давление политическое, экономическое, информационное и так далее. По отношению к России. Я думаю, что нет такого какого-то четкого плана, вот шаг за шагом, вот это мы сделаем в таком году, это в таком. И в итоге мы режим обрушим. Такого плана я думаю, у них конечно нет. Но общая установка на то, что нам с существующим в России режимом больше не по пути, эта установка я думаю, у них есть. А есть установка, она будет проявляться разными способами на разных местах.

О. ЧИЖ – Экономическое политическое давление пока не очень работает.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Оно очень работает. Потому что если бы его не было, то, как говорит один из посетителей вашей студии, «наши МИГи сядут в Риге» и так далее. Если бы его не было, то русские танки были бы в Киеве или во Львове. Россия очевидно, руководство России, Путин, его окружение очевидно боятся западных санкций. Очевидно боятся разрыва с Западом. Правильно делают, что боятся. Потому что у России союзников в этом подлунном мире на этой планете нет. Разве что марсиане. Собственно говоря, важнейший политический пункт был тот, когда Путин поехал в Китай, и в общем, ни-че-го. Торговое соглашение о газе, о том, о сем, ни одного политического слова, хотя бы которое можно при самой большой фантазии истолковать как косвенную поддержку России, этого слова сказано не было. То есть Китай, на который у нас вся ставка, явно продемонстрировал, что он в этом деле абсолютно нейтрален, не при делах. И поддерживать Россию не будет. А кроме Китая у нас какие есть союзники. Армения и Киргизия. Этого маловато. Поэтому Россия очевидно боится Запада, при всей западной трусости, западной вялости, рыхлости. Боится и правильно делает. Но поскольку политика России вообще иррациональна, то этот страх выливается в судорожное метание, такое лугандийское танго. Па налево, па направо, па налево, па направо, но амплитуда этих метаний она все равно достаточно определенная. Я у вас сколько за все время ходил, все время долдонил две идейки. Первую, что ввода войск российских не будет. И его нет. И второе, что если ввода войск нет, то соответственно эта самая Луганда будет скукоживаться и сливаться. Что и происходит. На наших глазах.

О. ЧИЖ – То есть это ожидание, пока само все естественным образом…

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Видите ли, да, это не ожидание того, мне трудно влезть в чужую голову. В данном случае в голову Путина. Поэтому я не знаю, какие его мысли. Но, глядя со стороны, я бы сказал так, что есть одна идея. Две. По-моему, довольно очевидные. Два столбика. Столбик первый. Красная черта это ввод войск, признание этой республики ДНР или ЛНР. То есть прямая военно-политическая поддержка. На это я пойтить не могу. Как в известном фильме. Столбик второй – обратное движение. Заявление, что мы не занимаемся экспортом сепаратизма, что к сепаратистам на Украине мы относимся так же как к сепаратистам в любой другой стране. То есть к сепаратистам мы относимся отрицательно. Еще раз повторяю, экспортом сепаратизма мы не занимаемся.

О. ЧИЖ – А к народу относимся хорошо.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — К любому народу мы относимся хорошо. К экспорту сепаратизма относимся плохо. И прекращение этого экспорта. То есть прекращение поставок оружия, финансовой помощи. Ведь кто-то платит этим людям, которые там дерутся. Они же не за спасибо дерутся. Прекращение поездок комсомольцев-добровольцев и так далее. На это Путин тоже не идет. Между этими двумя штангами ворот он и находится и ловит так сказать мячи. Почему он не идет на прямую военно-политическую поддержку сепаратистов. Почему Россия их поматросила и бросила, хотя на самом деле как честный человек обязана была жениться после всего, что она для них сделала, это понятно. Из страха перед Западом.

О. ЧИЖ – Вот об этом мы поговорим после середины часа. Сейчас новости на «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

О. ЧИЖ – 17.33 в Москве. Программа «Особое мнение». Вы сказали, что российское руководство сознательно не идет на публичную поддержку. Потому что есть некий страх того, что будет после того, как действительно переходит в стадию войны. Последние кадровые изменения в составе так называемой ДНР. Я имею в виду Бородая, Гиркина-Стрелкова и так далее. Между этими изменениями и этим страхом есть какая-то связь?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Трудно сказать, я не настолько знаком с творческим почерком господина Стрелкова. По-моему, это переливание из пустого в порожнее. Но можно без конца пускаться в досужие рассуждения. Болельщики ДНР объясняют, что от этого только лучше будет. Есть просто карта. На этой карте видно, что территория, которую занимала ДНР и ЛНР за последний месяц уменьшилась ни то в два, ни то в 3 раза. Это факт. Лучше им будет или хуже, судить не берусь. Хотя про ДНР и ЛНР тоже можно сказать, я хотел только закончить пассаж, про одну стойку ворот я сказал. Почему не вводят войска и не признают, в общем, почему не женятся после того, как соблазнили. Почему Москва их соблазнила и покинула. Из страха. Почему Москва не скажет, что она их покинула и что она не поддерживает сепаратистов, в России, как известно за сепаратизм дают 6 лет, за призывы к сепаратизму. Почему Москва не скажет, что она их не поддерживает, в десятый раз повторяю, экспортом сепаратизма не занимается. Она этого не делает тоже из страха. На сей раз из страха перед своим предельно запуганным российским народонаселением. Дело в том, что для огромного большинства российских граждан все, что происходит в ДНР и ЛНР это такой бесконечный сериал, бесконечный футбольный матч, где они болеют за наших. Почему эта команда наша, потому что так сказано, поэтому она наша. И зритель готов терпеть долго. Как в хорошем сериале. Где героя бьют, герой попадает в тюрьму или Рембо, где его избивают на ринге. Рокки про боксера. Где Сталлоне избивают и избивают. На ринге. Он падает. Кровь летит во все стороны. Но зритель ждет катарсиса в конце.

О. ЧИЖ – Хэппи-энд должен случиться.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Катарсис. Вот в последнем 14-м раунде избитый в кровь, с перебитыми зубами, переломанным ребрами Рокки встает, двумя крюками достает своего огромного противника, и посылает его в нокаут. Это катарсис, который оправдывает весь этот бесконечный нудный сериал. Сериал по российскому телевидению, за которым, попивая пиво и похрустывая чипсами, следят российские зрители уже много месяцев и все время их накачивают и накачивают. Закончится не хэппи-эндом. А он закончится тем, что смертельно избитый Рокки без красивого нокаута в мрачном нокдауне по очкам проиграет своему противнику. Попросту говоря, он закончится тем, что республика ДНР, ЛНР будет ликвидирована. Для зрителя это крайне неприятно. Он относится ко всему этому абсолютно как к зрелищу, как к игре. Как и ко всему остальному. У нас ведь инфантильный зритель. Он знает, что папа с ним играет, но папа плохо не сделает. И если папа в конце сделал бяку и нет катарсиса, и нет развязки, и такой длинный, нудный, бесконечный сериал закончился нашим поражением, то зритель будет страшно удивлен, как же так. И поэтому российское руководство как страус прячет голову в шахты Донбасса и оттягивает момент расставания со зрителем. Понятно, что если бы Россия сегодня сказала, что сепаратистов не поддерживаем, оружие перестала поставлять, добровольцев перестала поставлять, деньги перестала платить. То в течение очень короткого срока, недели, 10 дней все это безобразие бы закончилось. Но это было бы тяжелое моральное разочарование для российского зрителя. Папа не хочет обижать ребенка и тянет, и тянет в надежде непонятно на что. Потому что никакого иного финала у этого сериала быть не может. Увы. Для папы и для ребенка.

О. ЧИЖ – Честно говоря, все время кажется, что папе немножко все равно на разочарование зрителя от отсутствующего катарсиса.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Нет. Совсем не все равно. Потому что единственное, что папу по каким-то необъяснимым причинам интересует это любовь маленького. Ребенок должен любить папу. А для того чтобы ребенок любил папу, папа ему делает все. То крымский торт принесет на день рождения, то расскажет, какой чужой дядя злой, а папа защищает и бьет этого дядю и возит этого дядю фейсом по тейблу. То еще что-то такое. Но ребенок должен любить. Любовь ребенка это главное утешение для папы. Поэтому они связаны. И признаться, что я ошибся, грубо ошибся, абсолютно ошибся. И проиграл просто я взял и проиграл. Это значит уронить папин авторитет, нанести тяжелую травму неокрепшему детскому сознанию. И в общем, неприятно это. А признавать придется. Какой же выход тянуть, тянуть, тянуть и тянуть. Авось как-нибудь, вот какие-то безумные идеи распространяются в Интернете, что глядишь в декабре подойдет генерал Морозов и задушит украинцев, как задушил Наполеона и Гитлера. Вот еще что-то. И они на брюхе приползут, как написал один великий русский писатель Прилепин: как приятно будет, когда они избитые, оплеванные приползут на брюхе и мы вытрем об их братскую лысину свои сапоги. Вот такие садистские надежды. Разные духовные порывы есть в сознании общества. Но факт заключается в том, что кончится этот бой совсем не так, как хочет, ждет и уверен зритель. И чем больше зритель уверен, тем дольше его тянут.

О. ЧИЖ – Кстати, про недомолвки и крымский торт. Вам не показалась немного странной история с ялтинской речью Владимира Путина. В четверг происходит большое выступление перед парламентариями, и как-то почти тишина в СМИ. То есть в косвенной речи мы узнаем о том, о чем говорилось из выпусков новостей. Только практически в ночь на субботу один из телеканалов показывает речь целиком.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Странно, да, я думаю, что может быть Путин на ходу чего-то менял. Но в его речи была такая фраза, дословно не цитирую, но по памяти. Что мы, Россия то есть не сумасшедшие, чтобы с бритвой бегать за всеми по улице. Эта фраза в исполнении Путина это ведро холодной воды, вылитое на телевизор, телевизор сразу зашипел и раскалился. Может быть, поэтому не спешили его передать. Не знаю. Но меня больше интересует, я хотел этим спичем завершить, меня больше интересует не это, а то, что происходит в этой самой Луганде. Там происходит на самом деле очень интересная метафизическая если хотите вещь. То есть борьба телевизора с реальностью. Вся эта Новороссия, Луганда это абсолютная утопия. Такой утопический умственный идеальный проект. Дугина, Кургиняна, совершенно неважно кого. Утопический проект. Кремлевский мечтатель. И вот столкновение утопии и реальности это крайне интересное и в методологическом и философском, если хотите плане. Но это интересно и в человеческом плане. Я сейчас все время пытаюсь понять, как себя чувствуют те люди реальные. Которые воюют и умирают в этой самой Луганде. На стороне Луганды. На стороне ЛНР, ДНР.

О. ЧИЖ – Люди отсюда или оттуда?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — И отсюда и оттуда. Потому что когда человек воюет и умирает, то у него должен быть какой-то мотив. Понятно, что им платят деньги. Но на том свете деньги абсолютно не нужны. Там все бесплатно. Когда воюют в армии, то есть надежда на победу. Даже в котле. Прорвутся. Вытащат.

О. ЧИЖ – Но это не армия.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Это не армия и нет надежды, потому что не прорвутся и не вытащат. Некому прорываться и вытаскивать. Когда воюют, защищая свою землю, то бывает это не в кино и не в пропаганде, действительно бывает мысль, что это наша земля и надо ее защитить от врагов, тем более, если враги как немцы в 1941 году, это действительно не пропаганда, это правда. Принесут большие несчастья. Или как объяснял российский телевизор, что придут каратели и фашисты, убьют детей, женщин. Но все знают, что это полная ложь. Что нет там никаких карателей, и в освобожденных от ополченцев районах налаживается жизнь, ничего ужасного не происходит. Никого не убивают и так далее. Сепаратисты, настоящие сепаратисты воюют, потому что мы другой народ, мы допустим, чеченцы, мы другой народ, у нас другая вера. Мы сто лет воевали против этого народа. Тоже понятно. Это один народ на Украине. У них одна вера. У них культурные некоторые различия. Но бытовые различия не такие, чтобы воевать. Наконец какие-то политические авантюристы могут рассчитывать, что они создадут свое государство, но теперь все понимают, что никакого государства на  этих клочках, которые остались, создать невозможно в принципе. Так какая же психология у людей, которые воюют с реальностью. Вопреки реальности воюют…

О. ЧИЖ – Война ради войны?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Война ради войны как экстремальный вид спорта. Когда люди гордятся тем, сколько мы убили и насколько мы еще протянули эту агонию. Но экстремальный вид спорта и желание воевать ради войны это удел очень немногих. А там воюют многие. Таким образом психология людей, которые воюют против реальности для меня загадка. Почти такая же, как у нас многие вешают на свою машину, допустим, надпись «Спасибо деду за победу». Глупая надпись, но она ничего не стоит. А вот представить себе человека, который наклеил на заднее стекло «Спасибо деду за победу» или «На Берлин», вжился в образ и по этой причине свой Мерседес направил на стенку, на столб, разбил его. Думая, что он в танке Т-34, это странная психология. Но мы наблюдаем массовые случаи, когда люди действительно свою машину разбивают об столб, веря, что они делают некое странное дело.

О. ЧИЖ – Леонид Радзиховский, его «Особое мнение». Спасибо.

Комментарии

338

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

nastya1212 19 августа 2014 | 21:40

ага, как мнение бабушки на скамейке


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире