'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 03 августа 2014, 18:07

А.ВЕНЕДИКТОВ – 18 часов, 11 минут в Москве. У микрофона Алексей Венедиктов. Наши телехранители Елена Афанасьева в отпуске, и я ее заменяю, но заменяю совсем не на программе «Телехранитель», я телевизор не смотрю, поэтому ничего вам по этому поводу сказать не могу. Будем считать, что это такая смесь «Суть событий», «Кода доступа» и «Особого мнения». Сегодня мне пришло порядка 50 вопросов. Конечно, на часть из них я смогу ответить, часть из них касается просто внутренней кухни радиостанции – для этого есть другая программа, она называется «Без посредников» или «Эходром» — как хотите, — которую сегодня будет вести Дмитрий Борисов. У него сегодня в гостях, по-моему, будет Светлана Сорокина.

Начну я совсем с другого, начну я с новости, которая пришла сегодня: ушла из жизни Марина Филипповна Ходорковская, мама Михаила Борисовича. Почему об этом говорят все медиа мировые? Ну, потому что, если вы помните, Михаил Борисович был освобожден Владимиром Путиным, помилован ровно в связи с тем, что его мама тяжело была больна, и каких только комментариев тогда мы не получали, в том числе, что это притворная болезнь, что это не так, это не сяк. Ну вот, прошло полгода и Марина Филипповна Ходорковская ушла из жизни. Я ее знал, хочу сказать несколько слов.

С Мариной Филипповной Ходорковской я познакомился, когда МБХ уже сидел. И, общаясь с ней, я понял, откуда в нем эта непреклонность, воля, желание жить – и жить полной мерой.

Именно такие женщины, даже не участвуя напрямую в общественной жизни, стоят за нашими спинами и рядом с нами, делая нас сильнее, спокойнее и увереннее.

Матери, жены, возлюбленные – они создают такие защитные поля, под которыми мы чувствуем себя настоящими мужчинами. Занимаясь политикой, они становятся Маргарет Тэтчер или Мадлен Олбрайт. Оставаясь в тени, они наша надежда и опора.

Вечная память Марине Филипповне, мои соболезнования членам ее семьи: Михаилу Борисовичу, отцу его Борису Моисеевичу, детям, внукам. Сильная женщина ушла. Я знаю — когда мы с ней встречались и разговаривали, говорили о любимой музыке, песнях и так далее – очень любила Окуджаву и все время говорила: «Вот почему у вас не музыкальная станция – ставили бы Окуджаву». Поздно поставим Окуджаву.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ ОКУДЖАВЫ «БАТАЛЬНОЕ ПОЛОТНО»

А.ВЕНЕДИКТОВ – Алексей Венедиктов у микрофона. Мы переходим к событиям недели. Я попытаюсь как-то развести наши темы с теми темами, которые будут в «Ганапольское», которое выйдет в следующем часе, в 19 часов. Но, конечно, уж собирался и продолжу говорит о Гаагском суде, который вынес беспрецедентное решение против Российской Федерации, — я говорю о третейском Гаагском суде, — о выплате компенсации ЮКОСу в размере более 50 миллиардов долларов.

Немного встречался и разговаривал с разного рода юристами о сути этого решения. Тут же очень важно, что – чтобы было решение понятно: на основании чего оно вынесено, что являлось перевешивающим в мнении судов. И вот, собственно говоря, еще раз, может быть, для тех, кто не знает, расскажу, как все это было коротко и обращу внимание на ключевые, с моей точки зрения, важные вещи, которые повлияли на это решение, которое вынес третейский Гаагский суд. Каким образом он будет составлен, я вам напомню еще раз, хотя об этом говорили мои коллеги. Один судья третейский назначается Российской Федерацией, другой судья третейский назначается истцами, и эти двое выбирают третьего. Так вот, решение было вынесено единогласно.

Итак, первое: то, что судья, назначенный Российской Федерацией – это 80-летний американский судья очень уважаемый участвовал в этом и проголосовал, если там было голосование, «за» — это важно.

Вторая история, не менее важная: определение цены. Понятно, что борьба цифр была довольно мощная, но процедура такая. Все три третейских судьи выбирают известного экономиста из любой страны, который производит оценку, а дальше суд эту оценку подвергает коррекции. Таким экономистом был выбран английский профессор Доу. Опять он был выбран единогласно, назначен, и его решения должны быть акцептировать все. Профессор Доу, проводя очень сложные подсчеты – это, действительно, 600 страниц разных графиков, выкладок, упущенной выгоды и так далее – сделал такой подсчет, что если будет признано, что ЮКОС был раздербанен незаконно, то тогда убытки составили… и дальше он называет цифру в результате своих подсчетов, этих 600 страниц – 61 миллиард долларов. Плюс к этому пени, проценты и так далее – образовалось 68 миллиардов долларов – вот была сумма установленная назначенным судом экспертом. После чего три судьи сели – это все следует из текста приговора – они приняли решение, что ЮКОС, в том числе, несет ответственность за то, что с ним произошло. В частности речь шла о том, что он уходил от налогов, что он искал легальные – я подчеркиваю, легальные, — но сомнительные – так это сказано, то есть разрешенный, но сомнительные, с точки зрения бизнеса, уход от налогов. И в результате этого судьи решили, что доля ЮКОСа в том, что с ним произошло – 25%, а доля государства – сейчас объясню, почему государства – 75%. И сумма в 68 миллиардов была уменьшена на 25% до 50 миллиардов. Вот, собственно говоря, как оно случилось, откуда она взялась, эта сумма.

Теперь важная история. Как известно, одной из главный позиций адвокатов Российской Федерации, — а там была нанята очень сильная адвокатская фирма, я бы сказал так: международная англосаксонская, то есть англо-американская – она была в том, что государство здесь не причем, это был коммерческий спор, и поэтому обратить на государство, против которого был подан иск – это невозможно, потому что и «Роснефть» — это коммерческая компания, естественно, и там «БайкалФинансГруп» даже, который был создан там, как вы помните, в рюмочной, был куплен потом «Роснефтью» за какие-то смешные деньги – тоже коммерческая компания. И вот самое главное для суда – было определить, выступала ли «Роснефть» во всей этой истории, как агент государства или «Роснефть» выступала как коммерческая компания, что тоже могло быть, и тогда на государство сумма иска обращена быть не могла. Вот, собственно, в чем нашли дырку юристы, представляющие Российскую Федерацию, говоря о том, что «подождите секундочку. Да, это компания с государственным участием, но она вот…».

Что произошло дальше? А дальше… это же судьи – они изучают все очень внимательно; это же истцы, которые подобрали все материалы: огромное дело – 600 томов. И дальше было найдено интервью, вернее не интервью, а ответ Путина на пресс-конференции в Москве 23 декабря 2004 года. В приговоре суда – внимание! – в решении суда – давайте называть его словом «решение» — в решении суда приведен целиком кусок из выступления, из ответа на вопрос Владимира Путина, как доказательство того – внимание! – что за банкротством ЮКОСа, за разделом ЮКОСа стоит государство. Дословно: Путин – цитата: «Все вы прекрасно знаете, как у нас происходила приватизация в начале 90-х годов. И как? Используя различные уловки, в том числе, нарушающие даже тогда действующее законодательство. Многие участники рынка тогда получили многомиллиардную государственную собственность». Теперь внимание: «Сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы обеспечивает свои интересы. Считаю это вполне нормальным» — конец цитаты. Еще раз: этот кусок из пресс-конференции Владимира Путина был приведен в решении суда как доказательство того, что это не «Роснефть» обеспечивает свои интересы, это заявление было расценено судом, как я понимаю, что приобретение «Роснефтью» акций «Юганскнефтегаза»… действовали в интересах государства, то есть финансировало государство. А дальше суд заключает: «Российская Федерация, говоря через своего президента приняла ответственность за покупку «Роснефтью» «Юганскнефтегеза» и за аукцион, который лежал в основе этого» — конец цитаты. Иными словами: когда президент это говорил – тем самым он дал право говорить о том, что это раздербанивание или раздел ЮКОСа происходит с подачи государства, руками государства, в интересах государства и никаких доказательств здесь не надо, потому что это сказал президент 23 декабря 2004 года. Вот, в чем история этих 50 миллиардов и выигрыша ЮКОСа. Я повторяю, это речь идет о третейском суде, а не суде в Страсбурге – сейчас к нему вернусь.

Поэтому теперь начнется история: действительно, это решение можно оспорить в любом районном суде Голландии, но оспорить можно только процедуру. Я так думаю, что процедура будет оспорена. Безусловно, так оставлять Российская Федерация этот приговор не сможет. Вопрос в том, насколько успешно она будет оспорена – это следующий этап. Сейчас говорят про 10 дней, но и говорят про три месяца. Тем не менее, на сегодняшний день прошла – сколько уже? – почти неделя: пока оспаривания мы не видим, этого нет. Это первая история — в 50 миллиардов. Вторая история – это Страсбургский суд. Вообще, если вы найдете то, что «Эхо Москвы» и я говорили в 2005-6 годах, 7-м, 8-м про дело ЮКОСа – вот все это, еще раз повторяю, подтвердилось решениями как Гаагского третейского суда, так и Страсбургского суда. Там речь шла в первую очередь о нарушении прав на справедливое судебное разбирательство и на отъем частной собственности, а частная собственность является тоже правом владения для граждан, она входит в права. Не только право на труд, но и право на собственность. Это серьезная история, потому что эта сумма, которая рядом с 50 миллиардами кажется не очень большой – это 2 с половиной миллиарда долларов почти, хотя там считается в евро – 1 миллиард 860 миллионов евро, но мы считаем в долларах, чтобы суммы… 50 и 2 с половиной… Это большая сумма на самом деле. И это самая большая сумма – еще раз, — которая была присуждена за всю 65-летниюю историю Страсбургского суда.

Теперь вопрос, насколько это политические решения? Ну, безусловно, любое решение, которое выносит судья – судья – это человек, он подвержен влияниям – я не говорю про приказы, это даже смешно себе представить, что судьи там сели сговорились: давайте накажем Россию, это, конечно, происходит не так, — но, безусловно, с моей точки зрения, последние события, связанные с Украиной и с падением Боинга… как повлияли… Судьи читают газеты, для них психологически в данном случае Россия выглядит как страна, которая может позволить все – государство. Может позволить, как развязать войну в соседнем государстве, так может и отнять собственность многомиллиардную невзирая ни на что.Правда, надо признать, что, собственно, решения были вынесены задолго до украинской трагедии, я имею в виду по Страсбургскому суду. Вопрос цены, как вы знаете, не был согласован. Было поручено обоим сторонам – истцам ЮКОСа и Российской Федерации – найти приемлемую цену. Было сказано, что Российской Федерации нарушила это, это и это…, а только о цене договоритесь. Но это было все до Украины. Не договорились – вот результат, один из результатов. И, естественно, в Гааге профессор Доу со своими 68 миллиардами – а это было вынесено задолго до Украины, чтобы вы понимали, то есть оценка была произведена раньше, то есть я бы не стал так впрямую говорить об этом… Так что, возвращаясь к решению, это решение, конечно, в основе своей юридическое.

Вот мне Виктор пишет: «Приведение слов президента на конференции не может служить доказательством». Может быть – в этом все и дело, Виктор, что президент Российской Федерации является лицом и символом Российской Федерации, и публичное признание со стороны президента, как записано в суде – «публичное признание». Вот оно признано не единственным, но важным. Вот такая история. Поэтому вы Виктор поучите этих людей, которые принимали решение и которые не будут ради неизвестной им России, неизвестного ЮКОСа жертвовать своей репутацией – им еще дальше работать и работать. Признание президента – еще раз повторяю – это является, как написано «признание» — является доказательством в деле. Так, что если вы не знаете, как третейский арбитражный суд, я могу вам только выразить свои соболезнования.

Но в любом случае, можно не соглашаться с этим решением, я возможно просто объясняю, на основании чего оно было принято. И это очень важная история, потому что любите вы Путина, не любите вы Путина, любите вы Ходорковского, не любите вы Ходорковского, но, мне кажется, что очень важно всматриваться в подобные решения для того, чтобы понимать логику. Даже с логикой можете не соглашаться, но понимать, что люди принимали решения такие-то, основанные на том, на сем, на пятом и десятом – это важно.

И то же самое по Борису Немцову. Я закончу до новостей, у меня есть полторы минуты. Я уже выступал и говорил по этому поводу, что в основе решения по Борису Немцову Страсбургского суда является отсутствие доказательств, кроме слов полицейских, что господин Немцов нарушал общественный порядок – за это получил 15 суток. Европейское правосудие не верит на слово полицейским. В первую очередь все должно быть доказано свидетельскими показаниями не заинтересованных лиц, видеоматериалами, другими фактическими уликами, потому что человек получил за это арест. И, поскольку Российская Федерация это представить не смогла, Российская Федерация проиграла этот иск, и об этом, в том числе, мы предупреждали. Я предупреждал, «Эхо Москвы» предупреждало. Мы изучали этот процесс. Мы наблюдаем эти процессы. И радоваться тут нечему, я вам должен сказать. Я, собственно, и не сильно радуюсь, потому что это из моего кармана, из вашего кармана, но я радуюсь тому, что это справедливо. Это справедливое решение. Я смотрел за этим решением, я изучал это решение и могу вам сказать, что это ровно так.

Вы слушаете программу – я уж не знаю, как ее называть – давайте назовем ее «Особым мнением». После новостей мы вернемся в студию и поговорим о тех вопросах, которые вы здесь задаете мне, в том числе по интернету и путем sms.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ – 18-35 в Москве. Еще раз здравствуйте! Алексей Венедиктов у микрофона. Отвечаю на ваши вопросы, которые пришли по интернету. Человек с ником «Слушатель радио» задает мне вопрос: «Новые санкции в отношении России. Специалисты продолжают говорить, что они смешные, особенно со стороны ЕС. Вы согласны с такими утверждениями?» Ну, если специалисты говорят…, я только не знаю, какие специалисты говорят. Те специалисты, которые приходят к нам в эфир, эти специалисты, с которыми я встречаюсь, говорят ровно наоборот. Я вас отсылаю к мнению Олега Вьюгина, который был в пятницу у нас в эфире. На сайте сейчас расшифровка его интервью выведена. Олег Вьюгин, напомню, был первым заместителем главы Центробанка. Я думаю, какой вам еще специалист нужен в этой области? И был директором, руководителем – как это называлось? – финансовая чего-то там… корпорация государственная. Олег Вьюгин считается одним из самых уважаемых специалистов в этой области, и он очень аккуратно про это говорит. Почитайте, пожалуйста, я не буду пересказывать. Мне кажется, что он прав.

Я думаю, что из того, что я слышу, с кем встречаюсь, — я, естественно, уточняю, пытаюсь узнать – я думаю, что эти санкции правильно назвать не только секторальными, но и «радиоактивными», в том смысле, что это радиация, что вы ее не чувствуете, вы ее не видите, а потом у вас, извините, начинается отравление радиоактивными материалами, и постепенно у вас начинает то это болеть, то это болеть, то это болеть. Потому что, если будут введены полномасштабные санкции, то говорить, скажем, о том, что 70% комплектующих у нас в ракетной отрасли не наши – это такая серьезная история – самолеты, и так далее.

Нет, конечно, мы можем построить все свое, но это потребует время и дополнительных денег, которых нет, и чего их печатать, что ли? Поэтому мне представляется, что это серьезная история, и то, что, как вы говорите, эксперты постоянно говорят о том, что санкции смешные – ну, смешные – что о них говорить? Целые программы посвящены на государственных телеканалах, выступлениях послов в Европейском союзе: господин Чижов объяснял, что санкции смешные, еще кто-то… посол наш при Евросоюзе… Ну, смешные и смешные…, чего по этому поводу тогда так заводиться? Нет, на самом деле, конечно, не смешные. Россия достаточно глубоко интегрирована внутрь и европейской и мировой экономики, и, конечно, потери от санкций будут иметь и страны Евросоюза и США, но вот, насколько я представляю – мы попробуем там развить эту тему – недавно была встреча министров иностранных дел стран Персидского залива закрытая: Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, которые обсуждали введение параллельных санкций в отношении Российской Федерации. И, конечно, Малайзия, Индонезия вполне возможно к ним присоединяться, особенно с учетом Боинга. Поэтому на самом деле мне представляется – я конечно, могу ошибаться, но из того, что я знаю – эта история долгоиграющая, причем правильно указал Вьюгин: посмотрите, европейские санкции очень краткосрочные, они ввелись как бы на три месяца, таким образом, они говорят: «подождите секундочку, вы там посмотрите у себя…».

Я знаю, например, что был разговор между двумя очень высокопоставленными людьми — американцем и немцем – по поводу санкций, где немец объяснял американцу, что «пойми дорогой друг…», — американец один из тех, кто принимает решения и немец тоже, чтобы вы понимали, там на высоком уровне… немец говорит: «Ты пойми, дорогой друг, мы очень сильно завязаны на Россию, мы не можем вводить такие же санкции, как американцы, мы не готовы, вообще, и считаем то неправильным, это неправильным…» На что американец ему сказал: «Дорогой друг, я же тебя не уговариваю, я же тебе не приказываю. Я просто тебя ставлю в известность, что решение нашей администрации следующее: Если Германия и ты лично считаете, что вы не можете присоединиться к нашим санкциям – О’кей, это ваше дело, но вам придется выбирать между российским рынком и американским рынком и нашими союзниками». Ну, как вы думаете, какое решение…?

Ничего радостного в этом нет, но и про санкции разговор был давно. Ну, вот, значит, некоторые радуются, что санкции вводят, говорят: «Ну, теперь заживем, потому что построим свою экономику изолированную…». Даже не смешно. Вот это такая глупость, на мой взгляд, поэтому, конечно, люди могут говорить про санкции, что они смешные – ну, пусть смеются, какие вопросы? Пусть смеются.

Еще один вопрос, Малютин, по-моему, наш слушатель – ну, это такой у него ник. «Путин вчера заявил, что у России украли победу в Первой мировой войне. В этом винит безымянных людей, кто призывал к поражению своего отечества, сеял распри и рвался к власти. Ваше мнение об этом высказывании?» Ну, конечно, Владимир Владимирович говорит о сегодняшнем дне, проецирую на сегодняшний день, дабы сказать, что, если так будет – будет катастрофа. Конечно, если строго следовать по Путину, то это большевики, которые выдвинули лозунг поражения своего правительства в империалистической войне и превращения империалистической войны в войну гражданскую. Вот такой был у них взгляд, это исторический факт.

Но, безусловно, надо вспомнить, что большинство российской империи пошло за большевиками. То, что говорит Путин – это правда, но это далеко не вся правда, а правда заключалась в том, что бездарное правительство, бездарное руководство втянуло Россию в авантюры… Я вам хочу сказать, что у России были интересы в Первой мировой войне – это были проливы: Босфор и Дарданеллы – это во всех опубликованных документах было. И Россия в течение всего начала и не только начала 20-го века, но и в 19-м веке, но всего начала 1-го десятилетия, 2-го десятилетия 20-го века пыталась взять под контроль и военным, и невоенным путем, в том числе, провоцируя на Балканах, действуя как агенты, направляя добровольцев и оружие сербам для того, чтобы взять под контроль проливы Босфор и Дарданеллы.

Вы можете мне сказать, что да, это была жизненная необходимость – да, можно считать и так, но при этом надо понимать, что Российская империя была такой же поджигательницей войны, какой была Англия, какой была Германия, какой была Франция, какой была Австро-Венгрия, потому что каждой из этих стран, из этих империй, если угодно, были свои интересы, включая и активных захват колоний. Я напомню, что шел передел мира как раз с конца, середины 19-го века – в этот момент шел колониальный захват и Африки и Средней Азии, и Россия постоянно сталкивалась с Великобританией на Среднем Востоке: Иран, Афганистан. И там были геополитические интересы Российской империи и Британской империи.

На самом деле очень много всяких было интересных историй. Поэтому, Владимир Владимирович, говоря частично правду, он не говорит о другой правде – о том, что Россия была империалистическая в этом смысле. Поэтому говоря о Первой мировой войне, и, вообще, когда политики говорят об истории все чаще и чаще и не только в России, но в России особенно – все чаще и чаще, они совершают те – может быть, сознательно, может быть, не сознательно – те ошибки, о которых нас предупреждал наш преподаватель истории в институте Владимир Борисович Кобрин, он предупреждал: Нельзя смотреть глазам и современного человека на поступки людей 19-го, 18-го, 16-го… Существовали другие интересы, существовал другой расклад, существовала другая мораль. То, что тогда казалось правильным, сегодня кажется неправильным, а то, что казалось тогда неправильным, сегодня кажется правильным – вот эта история она чрезвычайно интересна.

И то, что мы сегодня историю используем как оружие – ну, да, сравнения да… Это важный момент, мне кажется, поэтому повторяю: это очень важно, что обращен наш взгляд к Первой мировой войне, и хорошо, что Путин произносит максимы, которые вызывают споры и не являются однозначными, хотя боюсь, что в школьных учебниках истории просто будут цитаты из него и больше ничего не будет. Но, тем не менее, еще раз повторю: это правда, но не вся правда и не самая большая правда. Поэтому по Первой мировой войне у нас и передача идет и будут еще идти передачи, мы будем об этом подробно говорить, коль такой интерес есть, но отвечая нашему слушателю, надо говорить, что изучайте, читайте – архивы открыты, документы публикуются, телеграммы публикуются, наших послов, в том числе и послов других держав в Петербурге. Много интересного можно узнать для себя. Может, у Владимира Владимировича нет времени читать эти огромные тома – я это понимаю,— но вы то уж можете, вы-то не так загружены, как президент Российской Федерации, наверное. У вас все полегче с этим. Вот эта история.

Теперь я хочу сказать несколько слов о так называемой истории вокруг «федерализации Сибири» и этим маршем. Как раз я в отличие от многих болванов считаю, что угроза реальна, я имею в виду угроза сепаратизма. В России угроза сепаратизма реальна. И в этом смысле я совпадаю опять-таки с президентом Путиным, который, если вы посмотрите его последнюю речь по национальному вопросу, он называет это главной угрозой для России. Не внешнюю, а угрозу национализма и сепаратизма.

И при этом – сейчас я вернусь к Сибири – то, что правительство, Москва, Кремль поддерживают сепаратистов, то есть поддерживают людей, которые хотят отделиться, считают, что центр, Киев их угнетал – это грандиозная ошибка Путина, с точки зрения единства Российской Федерации. Не с точки зрения Украины. В конечном итоге Украина на сегодняшний день – это иностранное государство и можно про любое государство так говорить: и про США, хотите – про Великобританию, про референдум в Шотландии, про отделение Каталонии возможное в Испании, но мы говорим про нашу страну, и всегда, насколько я помню, публично и не публично Владимир Путин в очень жесткой риторике выступал против сепаратизма, где бы оно ни было. Вот как он стал президентом, начиная с чеченской войны по сегодняшний день, вернее по вчерашний он всегда и публично и на встречах с главными редакторами, которые были закрытые, он всегда критиковал жестко, между прочим, западных партнеров, которые поддерживали, как он считал, совершенно безобразно сепаратизм на Балканском полуострове – история с Косово, — критиковал Турцию за Кипр – это все понятно.

И вот теперь, исходя из поменявшейся ситуации Владимир Путин решил поддерживать сепаратистов. А, кто такие сепаратисты? Это те, кто выступают за отделение от государства, где эти земли, эти страны находились. Вот они сепаратисты. А, что, разве это не так? Это ровно так.

И теперь мы получаем «обратку», потому что, конечно, то, что в Сибири господин Лоскутов, по-моему, устраивает – он сам как художник это назвал, по-моему, в интервью BBC«пародия, провокация или реальная попытка автоматизации». Послушайте, если мы говорим и призываем…, президент Российской Федерации Путин несколько раз говорил: «Пусть украинские власти идут на федерализацию», и это была очень такая, жесткая позиция президента, и до кровавых столкновений, наверное, это можно было обсуждать. Но теперь слово «федерализация» в этом понимании превратилась в сепаратизм. И этому реакция, я бы сказал абсолютно чрезмерная, Роскомнадзора, который начинает выписывать предписания всем 14 СМИ, включая «Русскую службу ВВС», между прочим, «Слон.ру», еще чего-то… по поводу того, что они просто сообщают об этой, как называет это Лоскутов «провокации, пародии» — это наоборот, привлекает внимание. Это так называемый «эффект Барбары Стрейзанд», когда на каком-то маленьком сайте было что-то нехорошее – по-моему, там что-то про собственность какого-то дома – написано про собственность Барбары Стрейзанд – этот сайт практически никто не видел, никто не читал… После чего Барбара Стрейзанд подала в суд на этот сайт, после чего все мировые агентства, все мировые каналы стали исследовать, а что же за собственность у Барбары Стрейзанд. Можно пропустить маленький сайт, но нельзя пропустить Барбару Стрейзанд. И в информации это получилось, как «эффект Барбары Стрейзанд», как бы домино наоборот, когда с жутким грохотом это все обсуждается теперь.

И я считаю, что это технологическая ошибка привлечения внимания к этому, потому что я считаю, что сепаратизм – это реальная угроза для Российской Федерации. Причем сепаратизм не только по национальному признаку… Вот тут мне пишут: «А что за народ – сибиряки?» А что за народ крымчане? Они русские? Они русские, украинцы, татары, армяне, евреи… А, что за народ «донецкие» или «луганские»? Такого народа тоже нет, так чего сепаратизм? Поэтому, что за народ сибиряки – вот такой народ. Поэтому угроза, повторяю, сепаратизма в стране остается – это важно понимать. Государство это понимает, но методы по запрету этого мероприятия наоборот привлекли к этому внимание, и я бы сказал еще – сострадание и жалость, потому что начинают закрывать, запрещать, изучать и так далее. Я считаю, это ошибочные действия. Я понимаю, что это решение не Роскомнадзора, а людей выше. Я это понимаю, но это ошибка. Вернее, то, что создает угрозу – хорошо, но действуют против этой угрозы, против пародии… ну, борются с пародиями, ну, хорошо, ну ладно…

Но самое главное во всей этой истории, на мой взгляд, это вопрос, что мы поддерживая сепаратизм, мы его проецируем у себя. Вот для меня это очевидно. Если для кого это не очевидно, значит, он тоже имеет право на свою точку зрения. Моя точка зрения такая: это ошибка, и возвращаясь тогда к Украине, коли так – у меня тут много спрашивают про Украину – вот Андрейка спрашивает, он украинец: «Вы до сих пор уверены на 95%, что Боинг сбили ополченцы?» Да, ничего не изменилось, никаких новых данных у меня нет. Андрейка начал спрашивать, почему до сих пор неизвестно о результатах расследования? У нас до сих пор неизвестно о результатах расследования гибели самолета «Сибирь», если вы помните, в 2001 году, сбитого по предположению, Андрейка, украинской ракетой. Еще раз напомню, там много интересного выяснилось. Тем не менее выяснилось, что это были совместные российско-украинские учения – вот, когда была сбита «Сибирь». Выяснилось, что стрельбы производились с базы Черноморского флота. Там выяснилось, что украинцы признали, потом отказались. А потом они выплатили деньги, не признав вину. И в январе 12-го года киевский городской суд отказал в удовлетворении апелляции авиакомпании «Сибирь» и родственникам погибших, не признавая этой вины. И вот 14 лет расследование. А российская прокуратура это расследование закрыла почему-то. А почему закрыла? Вот почему она там по Авакову открывает, а по гибели российских граждан и по разрушению российского самолета, российской авиакомпании у нас закрыто это дело? А чего это оно закрыто? Это не интересует никого? А почему? Поэтому, Андрейка, это будет еще долго.

Вот буквально на следующей неделе говорят, что работа с «черными ящиками» будет закончена и еще раз повторю: с моей точки зрения, это не даст ничего, потому что на «черных ящиках» не будет указано какая ракета. Там на сегодняшний день известно, что ситуация была штатная, то есть это не изнутри. Ну, пока известно. Вот, мне кажется, что это важная история.

Про это я сказал. Я просто смотрю ваши вопросы здесь, про что мне еще из важных событий… Про войну на Украине… Ну, послушайте еще раз. Ну, я думаю, что только дебилы считают, что Российская Федерация не оказывает помощь сепаратистам – называйте их ополченцами. Но такое количество техники, такое количество танков – оно не может быть там… Танк не родит танк – он откуда-то берется. Пересечь границу Российской Федерации – ну, у нас граница не на замке или на замке все-таки? Поэтому, конечно, мы можем делать вид, что это как-то покупается в военторге и универмаге, но мы видим, что основные лица, которые руководят сепаратистами, ополченцами – это российские граждане, они и не скрывают это. Ну, вот. А у нас, между прочим, это наемничество, это уголовное преступление. А тем временем люди приезжают сюда, их видят в хороших ресторанах московских. Что-то прокуратура не возбуждается.

Тут мне говорят: «Как их называть?» Слушайте, называете как хотите. Мы же по смыслу говорим сейчас. Я понимаю, что слово очень важно, я это понимаю, но мы же говорим об одних и тех же людях. «Что-нибудь про Ройзмана знаете?» — пишет Нина. В каком смысле? В смысле дела, которое против него, ему привешивают? Из того, что я знаю, Нина, из того, что я читаю, а я читаю, действительно, много, но наверно не все знаю – у него сейчас статус свидетеля по делу об убийстве пенсионерки. Ну, послушайте, я Евгения Романовича… или Владимировича – не помню же – просто он Женя – я его знаю давно. Ну, эта история – сведения политических счетов. Тут совершенно очевидно, его политические противники, прежде всего, в регионе недовольные тем, что Кремль не помешал ему избраться мэром Екатеринбурга – я говорю то, что я знаю: не помешал – мне кажется, что это такая история.

Меня просят сказать несколько слов про «дачинг» сегодня – это прогулки вокруг дач – он распадается на две части. Вот как метод – мне кажется, что это такая…, знаете, такие понты – прогуляться мимо дач высокопоставленных персон, привлечь к ним внимание. Я говорил об этом прошлый раз. Ну, конечно,то каким образом эти люди были остановлены сначала, видимо, вневедомственной охраной или ЧОПом: разбитые стекла машин битами, физическое насилие, драка по отношению к гуляющим людям, затем привлечение полиции – конечно, очевидно, что это все ждет те же самые истории, которые случились с ЮКОСом и с Немцовым. Сначала российское правосудие признает потерпевших виноватыми… Люди гуляют – имеют право. Гуляли вокруг по земле общей, ехали по дороге федеральной. Сначала здесь они будут признаны виноватыми, что они поехали туда гулять, а затем через 5-6 лет в каком-нибудь Страсбурге мы с вами заплатим им 30, 50, 100, 150 тысяч евро из нашего кармана за то, что их тогда остановили. Вот такая история. Мне кажется, что за ней надо смотреть очень внимательно.

Вот из Краснодарского края пишут: «Венедиктов сейчас назвал людей, которые не думают так, как он дебилами». Нет, я назвал людей, которые не умеют перерабатывать информацию, у них по-другому устроен мозг, дебилами – это правда. Это правда. Если вы видите белое и говорите, что это черное – либо вы дальтоник, но дальтоники так не путают, либо вы это делаете специально, и это правда. Учитесь включать мозги, Я понимаю, это неприятно. Каждый новый вопрос вызывает следующие вопросы. Так бывает.

По телефону +7 930 753 23 57 — безусловно передам ваше сообщение в правоохранительные органы, скоро, очень скоро. Не надо тут нам угрожать, мы вас не боимся. И ваш телефончик вот он, спасибо вам большое! Жалко, что не подписались, я бы еще имя бы называл. Так вот, возвращаясь к тому, что я говорю, вы каждый можете составлять свою точку зрения, исходя из того массива информации, которая у вас есть, но при этом жизнь – она как кино, она не заканчивается сегодняшним днем. Она идет долго, и, я думаю, что справедливость, как правило, себя находит – как историческая справедливость, так и справедливость в отношении отдельных людей. Это то, что я хотел сказать. Но при этом мы максимально предоставляем информацию, но вы можете пользоваться не только «Эхом Москвы», слава богу.

Несколько слов по поводу – осталась минута – закрытия программы «Неделя с Марианной Максимовской». Во-первых, я сожалею, это была хорошая программа – программа, которая во многом, на мой взгляд, задавала, в нынешних условиях особенно, стандарты журналистики, стандарты тележурналистики. Замечательные интервью, репортажи, которые представляли точку зрения разных людей другим, не только тем, которые совпадали с точкой зрения, скажем, репортера, — что чрезвычайно важно – поэтому это закрытие, конечно, в нынешней ситуации носит политический характер, и мы знаем на что оно будет поменяно – может быть, на не менее талантливую программу, но программу, похожую на те, которые идут на других телеканалах вероятно, со схожими взглядами. Жалко, жалко. Но я рад, что у Марианны остается возможность, как я понимаю, влиять на информационную политику канала РЕН ТВ, на что мы и будем рассчитывать. Прощаюсь с вами, до свидания! Программа «Ганапольское» скоро в эфире.

Комментарии

199

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


kaz 05 августа 2014 | 19:42

Интересно, еврейские бомбы для детей С.Газа - это геноцид, или торжество сионистской демократии?! Правда, в израильском протекторате, - РФ, бомбометание на палестинские мирные города называют "военной операцией"... Ай - да Россия, ай - да хозяева российских СМИ!


oleg11111111111 06 августа 2014 | 17:46

Интервью ВВП это у суда "железные" доказательства))))Если бы они еще привели, как доказательство развод Путина В.В., я бы не удивился. Не знаю какая "вожжа под под хвост" ААВ попала, он раньше был более критически ....


Тагир Юсупов 08 августа 2014 | 10:12

http://yasmin-ufa.ru/ здесь почему то я ничего ужасного не заметил)


03 августа 2014 | 18:59

Что ты лжешь,какие сепаратисы.Ты подробнее про Югославию или запачкался так,что забыл.Я так понимаю,что для Венедиктова такой сценерий прихода к власти на Украине неофашистов,это нормально?Ну и подонки же вы либерасты,хотя растреляв свой парламент и после этого целовать в жо.... Ельцина,это по вашему.


plank1957 03 августа 2014 | 22:01

А суть не в названиях, а в действиях. Можно назвать террористов борцами за справедливость, только крови от этого на их руках меньше не станет.


(комментарий скрыт)

plank1957 04 августа 2014 | 08:36

Надо же сколько патетики и ни одного факта. Кто и куда стреляет еще надо посмотреть, так что умерьте свой пыл. А потом, когда Грозный превращали в руины никто не визжал о жертвах среди мирного населения, а их, между тем было в разы больше.


(комментарий скрыт)

plank1957 04 августа 2014 | 12:08

Насчет майдана головного мозга не слыхал, а вот ваш случай явно не из клинических, скорее социальный. И это, увы, не лечится.


alexdnepr 04 августа 2014 | 01:21

Где неофашисты!!?Кто!?


argag1 04 августа 2014 | 00:43

Путин, как "эффективный менеджер" переложит по тихому, все санкции на российский народ, по громкому (киселёвы уже прогревают зомботелевидение) обвинит во всём "неэффективный" Запад!


(комментарий скрыт)

latinin 04 августа 2014 | 11:06

Алексей Алексеевич, Андрейка такой же украинец, как я кучерявый негр или лысый Акопян))
Ваш ответ ему на пять с плюсом!, Вы сделали важное - оставили его без аргументов...но обратите внимание как же возбУдился старик Космоплетов, я уж забеспокоился за бедолагу))) такое стремление пооппонировать именно Венидиктову может прискорбно завершиться((
А как нам потом без НЕГО?? осиротеем, как минимум.
ЗЫ: информация по сбитому лайнеру "Сибири" очень и очень кстати!


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире