'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 апреля 2014, 19:08

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Станислав Белковский. Добрый вечер вам.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Ну, и начнем мы с украинских новостей вот так вот как-то необычно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Получилось странным образом.

О.БЫЧКОВА: Да. Совершенно необычно для последних дней, недель и месяцев. Ну, на сей раз министр внутренних дел Арсен Аваков сказал, что в течение двух дней будет урегулирован весь этот конфликт или беспорядки на востоке страны мирным ли или силовым путем в зависимости от необходимости. И сказал Аваков «В Донецк, Луганск и Харьков прибыли спецподразделения милиции из других регионов». Как вы думаете, удастся за 2 дня как-то разрешить всю эту историю?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, это вопрос не ко мне, а к Арсену Борисовичу Авакову.

О.БЫЧКОВА: Нет, это вопрос к вашим прогнозам.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я думаю, выхода нет, это надо делать. Потому что если сейчас не взять эту ситуацию под контроль, то завтра будет уже поздно – я здесь выступаю как патриот Украины, как это ни смешно.

И Арсен Аваков – это видный представитель харьковской элиты, замыкающий также на Юлию Владимировну Тимошенко. Думаю, что у него есть решимость как минимум эту проблему решить. Мне представляется, что вся эта буза, которая сейчас происходит, она завязана во многом на околокриминальные круги, близкие к Виктору Януковичу, бывшему президенту. Терять им нечего, потому что они понимают, что в новой Украине их социальный статус будет значительно ниже, мягко говоря, чем был при Викторе Федоровиче. Но я пока не вижу твердой решимости Кремля вводить войска в поддержку этим людям. Мне кажется, там идет торговля некая.

О.БЫЧКОВА: А торговля идет между кем и кем и по поводу чего?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Виктор Федорович хочет продать Владимиру Путину этот товар.

О.БЫЧКОВА: А, то есть торгуются в Москве или, там, в Ростове-на-Дону в условном, где, как мы верим, конечно же, находится господин Янукович?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Но мне говорят (я, правда, свечку не держал), что он находится в Барвихе, в большом доме. А в Ростов-на-Дону его специально возят на частном самолете, чтобы он там проводил пресс-конференции, поскольку Владимир Путин не считает его равным себе. Он страшно обижен на Виктора Федоровича, что тот скоропостижно ушел в отставку с поста президента, что является с точки зрения нашего президента признаком малодушия (возможно, так оно и есть).

О.БЫЧКОВА: Это и объединяет нашего президента с другими участниками этого сюжета, потому что никто не понимает, как мог президент взять и убежать. В Киеве тоже, ведь, этого не понимают.

С.БЕЛКОВСКИЙ: А так бывает. Вы знаете, как-то я учебник истории читал, что таких примеров бывает достаточно. Потому что, вы знаете, вот, я понял после этой истории, например, что мне не надо баллотироваться в президенты, потому что я бы убежал значительно раньше. Каждый должен заниматься своим делом, и Виктор Федорович погорячился, став президентом Украины.

О.БЫЧКОВА: Не, ну я понимаю, когда, например, там и Путин, и Медведев, и там все сегодняшние лидеры в Киеве и вообще все вокруг говорят в один голос… Это, видимо, единственное, на чем все сходятся. Они говорят «Ну, чувак поступил не как мужик, конечно. Взял и сбежал».

С.БЕЛКОВСКИЙ: Вы знаете, меня Алексей Алексеевич Венедиктов совершенно справедливо… Вообще всё, что делает Алексей Алексеевич Венедиктов, это справедливо по определению.

О.БЫЧКОВА: Это мы принимаем сразу, да. С этим мы не спорим, да, да.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. В частности, он справедливо меня критикует за склонность к самоцитированию, что отражает мой нарциссизм, безусловно. Но я сам, все-таки, себя еще раз процитирую, пока он не слышит, что я еще в декабре сказал, что страх Виктора Федоровича Януковича сыграет решающую роль в событиях политического процесса.

О.БЫЧКОВА: Ну и вот этот человек с его страхами, с его бегством и с его Ростовом-на-Дону сидит в его, как утверждают Барвихе и, тем не менее, торгуется с Владимиром Путиным, как вы утверждаете.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, я этого не утверждаю, но мне рассказывали знающие люди, что, ну, Виктору Федоровичу деваться некуда, понимаете, у него же семья. У него бизнес. Уважение к нему такое, что даже в Белоруссии его не принимают. Когда его родственники и бизнес-партнеры, включая Сергея Корченко, основного казначея семьи Виктора Януковича, прибыли в Минск после известных событий, то есть после отставки Виктора Федоровича Януковича, то президент Александр Григорьевич Лукашенко потребовал в течение суток покинуть территорию Белоруссии.

О.БЫЧКОВА: Да, Лукашенко тоже, кстати, сказал, что… «Фу», — сказал он.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Лукашенко, кстати, сейчас может стать посредником между Россией и Украиной. И, вот, что-то мне подсказывает (я ничего не знаю про это, да? Просто я посмотрел несколько его интервью, в том числе интервью в программе)...

О.БЫЧКОВА: Между какой Украиной?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Вот, основной, которая в Киеве находится.

О.БЫЧКОВА: Которая в Киеве находится.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да-да-да. Потому что Александр Григорьевич не такой простой человек, как многие из  нас привыкли его воспринимать.

О.БЫЧКОВА: Нет, нет. Вот, его, кстати, последнее интервью большое по поводу Януковича.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, ну, вот, Савику Шустеру которое он давал, да.

О.БЫЧКОВА: Да, Савику Шустеру, совершенно верно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Он совсем не простой.

О.БЫЧКОВА: Оно очень не глупое. Там масса точных оценок, конечно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет, нет. Александр Григорьевич прошел… Хоть он и директор совхоза, но он прошел огонь, воду и медные трубы, и за 20 лет он стал большим политиком, как бы к нему ни относиться. Ну и мы знаем, что у него отношения с Россией очень неоднозначные: у него на территории жил Борис Березовский довольно долго. Вы знаете об этом, да? И ничего, он не выдал его в Россию. Он дружил с Виктором Ющенко (Александр Григорьевич), зная, что Виктор Ющенко, в общем, не вполне лоялен России, и тогда ближайший соратник Ющенко Роман Петрович Бессмертный был послом даже Украины в Белоруссии.

И почему-то мне кажется, что Александр Григорьевич сейчас может выполнить посредническую функцию и сформировать новую минскую группу, только не по Карабаху как раньше было, а по урегулированию ситуации на Украине. Тем более, что для Александра Григорьевича это уникальный шанс помириться с Западом. Может быть, он попробует это сделать.

Но возвращаясь к событиям в Донецке и в Луганске тут есть 2 фактора. Первый, что Донецк и Луганск реально хотят быть в составе России – против этого не попрешь, если анализировать позицию большинства населения этих регионов.

О.БЫЧКОВА: Как-то, вот, никак…

С.БЕЛКОВСКИЙ: А, понимаете, никто же не знает, как в России-то. Понимаете? Надо же пожить сначала в России, как мы с вами-то. А когда ты живешь в другой стране и видишь Россию по Первому каналу, и в программе Дмитрия Киселёва «Вести недели», у тебя может происходить аберрация сознания. Вот, она там доминирует (эта аберрация). Но элиты, как мне представляется, за исключением вот этих порой криминальных кругов, близких к Януковичу, не очень хотят жить в России, потому что им кажется, что российская вертикаль власти и всё, что с ней связано, это не самое большое счастье, которое бывает. Все-таки, понимаете, на Украине… Я Украину знаю неплохо (смею утверждать) – там все привыкли к вольнице, в общем. Как бы украинцы не ругали собственную страну, вольница их, в общем, более-менее устраивает. И засунуть голову в пасть зверю тем, кто понимает, о чем идет речь, не хочется.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, можно предположить, что чем, например, дальше сейчас будет интегрироваться Крым в Россию, тем больше у них будет примеров того, что, может быть, не стоит туда спешить. Давайте сделаем перерыв на одну минуту, затем продолжим программу «Особое место»... Мнение. Со Станиславом Белковским.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Кстати, «Особое место» — это неплохое название для программы.

О.БЫЧКОВА: Отличное, да.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Станислав Белковский в этой студии. Вернулся на это место, как я теперь исправлюсь.

С.БЕЛКОВСКИЙ: На особое.

О.БЫЧКОВА: Да, особое. Очень изящно. Ну так мы, конечно, продолжаем говорить про то, что происходит…

С.БЕЛКОВСКИЙ: В особое время в особом месте – это слоган должен быть нашей программы.

О.БЫЧКОВА: На том же особом месте в тот же особый час. То, что продолжает происходить на юго-востоке Украины. Вот, вы утверждаете, что в Харькове, Донецке, Луганске люди, в принципе, хотели бы войти в состав России.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет, вы немножко искажаете мою позицию.

О.БЫЧКОВА: Или как?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я сказал, в Донецке и Луганске – слова «Харьков» не звучало.

О.БЫЧКОВА: А, Харьков не звучало. Ну, хорошо, но там же, в том же Донецке были шахтеры, которые пришли к этим так называемым сепаратистам и сказали им, что вы к нам приходите в шахту, мы вас там побьем, – сказал человек.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я не утверждаю, что всё тотально население хочет перейти…

О.БЫЧКОВА: Да. Нет, я просто хочу сказать, что у нас нет, на самом деле, данных никаких на этот счет.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, какой-то анализ у нас есть, и мы знаем, что большинство населения хочет перейти под Россию. Но с другой стороны, мы знаем, что всё решает не большинство населения при всем к нему уважении, а элиты, 2% населения. А, вот, 2% населения в Донецкой и Луганской области, мне кажется, не хочет перейти под РФ.

О.БЫЧКОВА: Но вчера вечером, например, были разговоры в интернете очень большие в социальных сетях и везде, что, вот, просто с 8-го на 9-е число, со вчера на сегодня должна начаться там какая-то русская агрессия. И она не произошла, разумеется. Она не должна была начаться? Она должна была начаться, но не произошла? Или что?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Смотрите, вы знаете, я не могу похвастаться обширными связями в российских элитах, но кое-какие связи у меня там есть. И я вижу, как меняется позиция российских элит за последние 2 недели. Вот, 2 недели назад российские элиты пребывали в состоянии эйфории. Ну, не вся элита, но достаточно типичные их некоторые представители, с которыми я имею возможность общаться.

И им казалось, что Россия одержала огромную геополитическую победу, и мы должны этим гордиться. Вот, сегодня, буквально сегодня элиты переходят в состояние легкого обалдения. Они понимают, что наступает капец.

О.БЫЧКОВА: А чем, интересно, сегодня отличилось от вчера?

С.БЕЛКОВСКИЙ: А тем, что вчера, то есть 2 недели назад казалось, что Запад пойдет на любые уступки и, в общем, ничего не будет. Кроме того, казалось, что аннексией Крыма всё и закончится. А тут неожиданно выяснилось, что, в общем, вторжение на юго-восток Украины не является исключенным вариантом. Ну, потому что иначе чего провозглашать Донецкую республику? Ведь, за «А» должно следовать «Б», как говорит руководитель администрации президента России Сергей Борисович Иванов.

Поэтому когда начались реальные санкции, когда люди ощутили, что недвижимость, здравоохранение, образование на Западе, которые они абсолютизировали на протяжении последних 20 с лишним лет, куда-то уплывают, началась полная нервозность. Но главная нервозность даже связана не с самими этими факторами, которые можно было легко просчитать, а с тем, что никто не знает, есть ли план. Потому что план находится в черном ящике в голове у одного человека. И по моим данным даже ближайшие соратники многие вообще не знают, что там замышляется, им никто об этом не сообщает. А им сообщается об этом в режиме, типа, вот, «когда, типа, введу войска, тогда и узнаете. Или не введу войска. А вы узнаете об этом последними», как мы все, по телевизору.

О.БЫЧКОВА: То есть вы думаете, там не сидит такой мозговой штурм, там, Генштаб, такие разложенные карты на больших столах?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, только разве игральные. Тузы там, знаете, короли.

О.БЫЧКОВА: Да. Нет? Такого нету?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет. Понимаете, мне кажется… Я, опять же, не берусь в полном объеме судить, но мне кажется, что после Эдварда Сноудена и когда выяснилось, что Агентство национальной безопасности США может через спутники прослушивать буквально твой головной мозг, там всё перешло в режим повышенной секретности. То есть там всё является дезинформацией до принятия окончательного решения. И это сформулировал хорошо первый вице-премьер Игорь Иванович Шувалов, который, как бы к нему ни относиться, очень умный человек. Его нельзя заподозрить в нелояльности к Путину, естественно, он всю свою карьеру, по большому счету, сделал при Владимире Владимировиче. Но он очень недвусмысленно сказал. То есть двусмысленно, но очень четко, что прямые санкции Запада, в общем, не имеют существенного значения – они могут быть и достаточно скромными. Значение имеют не прямые санкции, что в переводе с шуваловского на русский, как мне представляется, означает, что статус больного человека и Европы, который приобретает Россия окончательно в результате всего происходящего, обернется катастрофическими последствиями для элит.

Вот, сегодня в газете «РБК Дэйли», вполне лояльной существующему строю написано русским по белому (я читал), что Россия уже потеряла на аннексии Крыма 179 миллиардов долларов. Это довольно много. Знаете, как говорил…

О.БЫЧКОВА: А за счет чего она потеряла?

С.БЕЛКОВСКИЙ: За счет оттока капитала 30 с лишним миллиардов долларов, падения капитализации российских компаний на внутренних биржах и в Лондоне. Я не помню точные цифры 2 последние, но в общей сложности 179 миллиардов долларов.

О.БЫЧКОВА: За несколько недель практически?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Да. Как говорил Сирил Паркинсон, автор книги «Законы Паркинсона», в миллионе долларов очень хорошо разбираются 2 человека – миллионер и нищий. Я отношусь к категории нищих, и именно поэтому 179 миллиардов долларов кажутся мне очень такой, осязаемой суммой, которой мне очень не хватает в жизни как и всему русскому народу героическому, объединенному вокруг аннексии Крыма.

Поэтому дело пахнет керосином. Оно пахнет керосином…

О.БЫЧКОВА: Не, подождите. Вы сказали, цитируя Шувалова, что прямые санкции – это ерунда, ничего страшного…

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, он не так сказал, не ерунда, а это еще не так страшно.

О.БЫЧКОВА: Ну, перелагаем смысл, да.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да-да-да, да-да.

О.БЫЧКОВА: А, вот, не прямые санкции – это гораздо хуже.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да.

О.БЫЧКОВА: То есть не прямые санкции – это вот такие вот потери, которые возникают автоматически вследствие разных вещей.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, конечно-конечно. Это огромные потери оттого, что нас перестают считать за людей, то есть полноправных членов Запада, к чему Россия стремилась со времен горбачевской перестройки 25 лет, и вот неожиданно она съезжает в глухой тупик и в кювет всей этой ситуации только потому, что Владимир Владимирович Путин решил противостоять жуткому американскому беспределу.

О.БЫЧКОВА: То есть вот сейчас, вы считаете, наступил тот самый момент, когда эти санкции прямые, не прямые, косвенные, реальные или будущие таки возымели действие?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, они еще не возымели, но как известно угроза страшнее ее реализации. То есть люди уже теряют сон на почве всего этого дела, потому что мы же воспитаны в эпоху постмодерна, когда ничего не бывает серьезно. Да? Вот, сегодня какие-то депутаты призывали к следованию идеям Чучхе.

О.БЫЧКОВА: Это уже не первый день происходит. Там какая-то депутатка говорит, что там много хорошего в этой идеологии, в этой философии.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Но я посмотрел. Вы знаете, я в свое время отказался от поездки в Северную Корею, которую мне настойчиво предлагали. Потому что когда я услышал, что мне нужно сдать мобильный телефон на границе…

О.БЫЧКОВА: Да-да-да.

С.БЕЛКОВСКИЙ: ...и меня будут сопровождать 2 агента корейских спецслужб, потому что там агентов гораздо больше, чем туристов, я посчитал, что я как-нибудь пока перебьюсь без поездки в Северную Корею.

О.БЫЧКОВА: Тут была как раз в этой студии у меня Ксения Собчак пару лет назад, которая очень живописно рассказывала, как она там была, как она сдавала телефон, как чего там с ней происходило.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Вот, в Южной Корее я чувствовал себя абсолютно комфортно, а в Северную я побоялся ехать, потому что я труслив. Вот, мне кажется, что пресловутая дама депутат (я забыл, как ее зовут), если бы ей реально предложили пожить в Северной Корее, она бы отказалась. Точно так же, как известный телеведущий Дмитрий Киселёв, которого я очень уважаю за его американский акцент, с которым он транслирует антиамериканские вещи по российскому телевидению, рассказывает, что он собирается сжигать сердца геев. А потом…

О.БЫЧКОВА: А потом едет в Амстердам.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, а потом он приходит на собрание агентства «Россия сегодня», созданного на базе РИА Новости, и фактически объясняет, что он в это не верит. Понимаете? Но тут есть одна загвоздка. Дмитрий Киселёв, наверное, в это не верит – я готов совершенно с этим согласиться, потому что он не похож на человека, который, на самом деле, собирается сжигать сердца геев. Но только миллионы телезрителей его программы в это верят. Если завтра начнутся гей-погромы в России, то кто-то должен будет взять на себя ответственность за эти гей-погромы.

О.БЫЧКОВА: А, кстати, о Дмитрии Киселёве, который прислал Совету управляющих по вопросам вещания США уведомление о прекращении контракта на вещание радиостанции «Голос Америки» в Москве на длинных волнах. То есть смысл, как, вот, сообщают информационные агентства разные, этого предложения: «Мы не намерены сотрудничать. Гудбай, Америка».

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, понимаете… Я с уважением огромным отношусь с детства к радиостанции «Голос Америки», которую ловил еще на даче в 70 км от Москвы на радиоприемнике «Спидола» и так далее. Это была отдушина…

О.БЫЧКОВА: Желтенький с черненьким.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, желтенький с черненьким, абсолютно, да. Но, все-таки, справедливости ради надо признать, что последние много лет в России почти никто не слушает «Голос Америки», и поэтому эта страшная угроза Дмитрия Киселёва может быть реализована без ущерба для российско-американских отношений.

О.БЫЧКОВА: Не, а зачем это вот? Вот, зачем это? Это какой-то явно символический жест? Потому что наверняка Дмитрий Киселёв ровно из тех же самых времен вынес ровно такое же как и вы представление о «Голосе Америки», и теперь его вот таким образом реализовал.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Дмитрий Киселёв, безусловно. Он еще не понял.. Понимаете. это как в финале фильма Дэвида Кроненберга «Экзистенция», что игра закончена. Что постмодернистская игра, так сказать, сменилась реальностью. Мы возвращаемся в эпоху модерна, потому что война – это модерн. Мы слишком хорошо жили последние 25 лет. Не было войны. Можно было всё, что угодно, рассказывать, да? Вот, можно было ругать Америку на чем свет стоит, а потом ехать в эту Америку и выступать там в Конгрессе.

А вот сейчас это время прекращается, и мне кажется…

О.БЫЧКОВА: Нет, нужно было ругать… Ругать вот этих западных бездуховных педофилов и всех прочих, а потом ехать, например, отдыхать в Амстердам.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Но эта вся история заканчивается. И это осознали еще не все.

О.БЫЧКОВА: Больше такого не будет?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, всем кажется, что это всё какие-то игрушки, а, вот, мне почему-то так не кажется.

О.БЫЧКОВА: Ну что, не пустят?.. Ну да, Киселёва теперь не пустили в Норвегию, по-моему, если я не ошибаюсь.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, там же он попал под санкции тоже еще с большой группой товарищей.

О.БЫЧКОВА: Да, да-да. И что? И теперь просто всех будут не пускать? Или что теперь будет? Что закончилось?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, всех не будут не пускать, но всех, кто засветился, так сказать, в аннексии Украины, грубо говоря, пускать не будут. Потому что на Западе же чисто формальный подход. Там люди бездуховные абсолютно, они соблюдают закон, да? И им всё равно.

О.БЫЧКОВА: Какая низость!

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, это ужасно, я согласен, потому что мы-то не привыкли соблюдать закон. Наша русская позиция всегда сводится к тому, что если я хороший человек, то мне закон не писан. Да? А на Западе поскольку бездуховность тотальная царит, там считается, что закон распространяется на всех – и на хороших людей, и на плохих, на глупых, на умных.

О.БЫЧКОВА: Так я, все-таки, хочу, чтобы вы закончили эту мысль. Я, правда, сама не даю вам всё время ее закончить, извините. Но тем не менее. Наступил или наступает такой момент, что, действительно, российские элиты, которые, тем не менее, не принимают решений, как вы объяснили, а принимает их всего один человек, они понимают, что всё как-то стало очень плохо и грустно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я не совсем так сказал. Они принимают решения. Просто впервые в их жизни так сложилось, что решения принимаются в черном ящике.

О.БЫЧКОВА: И что из этого следует в результате?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Паника российских элит. Их радостная улыбка по поводу аннексии Крыма является глубоко, мне кажется, напускной. И у меня есть основания так утверждать.

О.БЫЧКОВА: Ну, они что будут дальше делать? Например, там, пойдут в какие-нибудь кабинеты стучать кулаками по столу? Это смешно звучит, конечно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет, идти им надо в резиденцию Ново-Огарево, а не в какие-то кабинеты, поскольку ни в каких других кабинетах никто ничего не решает на сегодняшний день. А хочу обратить ваше внимание на 2 вещи, важные довольно. Тактическая вещь состоит в том, что Владимир Владимирович не покидает Москву, то есть резиденцию Ново-Огарево. Хотя, казалось бы, было бы вполне логично поехать в Крым и триумфально отметить его присоединение к России.

О.БЫЧКОВА: А, вот, кстати, люди тоже спрашивают вас, почему этого не происходит?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, мне кажется, по соображениям безопасности. Причем, безопасности не только в Крыму, но и безопасности в Москве, потому что когда правитель покидает столицу, в столице может происходить всякое разное, особенно в условиях паники элит.

С другой стороны, Владимир Владимирович Путин всегда, ведь, был очень цельной личностью. К нему можно было относиться хорошо, плохо, средне, но он всегда был равен сам себе, и соответствовал сам себе. А сейчас он перестал соответствовать сам себе, на мой взгляд, потому что его представления о внутренней и внешней политике кардинально разошлись.

Во внутренней политике он утверждает (и порукой тому является Болотное дело знаменитое, где за сомнительные или даже несуществующие правонарушения)...

О.БЫЧКОВА: Ой-ой-ой. Я заслушалась, а нам нужно сделать перерыв на новости и рекламу.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, я помню, на чем я закончил. Мы продолжим.

О.БЫЧКОВА: Путин, который перестал соответствовать сам себе. С этого постмодернистского высказывания мы продолжим через несколько минут со Станиславом Белковским.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ты, Моцарт, недостоин сам себя, как говорил Сальери.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Станислав Белковский. Ну, мы сейчас вступили на абсолютно зыбкую почву, конечно. Просто на минное поле практически и в зону полной неопределенности и гадания на кофейной гуще, потому что Станислав Белковский хочет нам рассказать про президента Путина, который, по его утверждению, перестал быть равен сам себе.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, я хочу не рассказать, а проанализировать то, что я вижу в публичном пространстве, ничего более. У меня никакой инсайдерской информации по поводу этого неравенства…

О.БЫЧКОВА: Да мы знаем, что у вас ее нету и ни у кого не может быть физически.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Я просто говорю о том, что во внутренней политике Владимир Владимирович исповедует принцип, что нельзя бить полицейского. Да? И, вот, Болотное дело – это доказательство того, что ни в коем случае не трогайте полицейского, потому что за мельчайшее прикосновение пальцем к полицейскому вы получите не 15 суток, а годы тюрьмы.

О.БЫЧКОВА: Да, и лучше вообще даже не находиться в том месте, где находится полицейский, от греха подальше, как мы понимаем из Болотного дела.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет, ну, это… Вообще в нашей русской традиции «Увидишь мента – переходи на другую сторону улицы».

О.БЫЧКОВА: Нет, это из Болотного дела это следует.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Оно следует из всего нашего опыта жизни, не только из Болотного дела. А почему в международной политике можно трогать глобального полицейского, которым являются США?

О.БЫЧКОВА: Ух ты!

С.БЕЛКОВСКИЙ: Это же, вот, здесь есть… Как говорится, на очной ставке в показаниях имеются противоречия. Ведь, Путин не находится в диалоге с Украиной – он всячески подчеркивает, что Украина не является для него партнером по переговорам, а режим в Киеве он не признает, потому что все кремлевские комментаторы называют его хунтой. Ну, я просто знаю некоторых деятелей этого режима. Назвать его хунтой – это не остроумно. Нормальные интеллигентные люди, никакая не хунта.

О.БЫЧКОВА: Нормальная интеллигентная хунта.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Вот.

О.БЫЧКОВА: Делов-то.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Действительно. Но, ведь, если сейчас разрушить миропорядок, то пострадавшей может очень сильно оказаться сама Россия, потому что цепная реакция может приобрести совершенно неуправляемый характер. Если завтра Саудовская Аравия и Катар профинансируют новые теракты в ряде регионов России, к кому мы будем обращаться за поддержкой? Если завтра Китай посягнет на Дальний Восток российский?

О.БЫЧКОВА: А почему Китай должен посягать на Дальний Восток?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Потому что создан прецедент беспредела. Да? Против которого Путин всегда боролся во внутренней политике. А в международной он сам его провоцирует. И как бы ни относиться к Америке, ясно, что дядя полицейский никогда не бывает хорошим – его все не любят, как правило. Но как бы ни относиться к Америке, единственным глобальным полицейским является она. И это очень опасный прецедент, который может обернуться плохими последствиями для России и очень плохими, потому что, живя в стеклянном доме, учитывая все угрозы сепаратизма, которые существуют на российской территории сегодня от Калининграда до Дальнего Востока, не следовало бы плевать в лицо глобальному полицейскому, который все эти годы, по сути, как бы он цинично к нам ни относился и как бы он ни хамил нам иногда, гарантировал территориальную целостность и безопасность России. Это делала, если разобраться, Америка, США.

О.БЫЧКОВА: Ну, ведь… Ведь… Принято считать (и мы исходим из того), что Путин тоже так думает, конструируя мнение по его высказываниям и всей прочей риторике, что Америка сама себя назначила и это называется «однополярный мир». И почему мы должны с этим считаться? Нет, мы не думаем, что она…

С.БЕЛКОВСКИЙ: Мы должны с этим считаться, потому что жетон полицейского выдают только в одном месте. Пожалуйста, давайте с этим не считаться, только для этого нужно нарастить экономическую и военную мощь в десятки раз, на что мы сейчас не способны. Советский Союз был способен. Мы сейчас не обсуждаем, хорош или плох был Советский Союз, но он был конкурентоспособен до определенного предела, до конца 80-х годов. Россия сегодняшняя не является конкурентоспособной по отношению к США и поэтому не может выполнять функции полицейского. Тут нам не нужно обольщаться.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, у нас, например, как раз свежий пример на эту тему сегодня. Депутаты Нижней палаты Испанского парламента высказались против проведения референдума о суверенитете Каталонии. Они сказали, что это касается… Ну, в общем, они объяснили, что это касается не самой Каталонии, а всей страны, и поэтому у региона нет права решать за всю страну, какая будет страна. И сказали «Нет, Каталония».

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Ну, это напоминает мне «Записки сумасшедшего» Николая Васильевича Гоголя. Помните? Китай и Испания – одна и та же страна, что понял Поприщин, собственно, главный герой «Записок сумасшедшего».

Мне кажется, это тенденция опасная. Я не хочу вмешиваться во внутренние дела Испании, а тем более Каталонии. Ну, еще (НЕРАЗБОРЧИВО) это писал много лет назад, что отделяются самые развитые. Не самые обиженные и униженные регионы, а самые развитые, претендующие на исключительность.

О.БЫЧКОВА: А им зачем вот это вот? Вот…

С.БЕЛКОВСКИЙ: Потому что Каталония – это один из самых развитых регионов Испании, и им кажется, что за пределами Испании будет жить лучше.

О.БЫЧКОВА: «Хватит кормить Испанию» они говорят.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Хватит кормить Испанию, но главное, чтобы после создания Россией прецедента, все эти процессы резко ускорятся. И с Шотландией.

О.БЫЧКОВА: Но это, ведь, раньше началось гораздо уже. И с Каталонией, и с Шотландией тем более раньше.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Началось это очень давно. Но это может сейчас резко ускориться – вот, о чем я говорю. Что стремительная аннексия Крыма, созданная в условиях уникального унижения российского парламента и парламентаризма, потому что депутаты обеих палат получали приказы, которые они должны были немедленно исполнять, что мне кажется очень выгодным для морально-политического климата в современной России, ибо только парламентаризм может нас перевести как-то на рельсы демократии (пусть не скоро). Это всё показано миру, что если глобальный полицейский утрачивает контроль над ситуацией, если так можно поступать, то, значит, так можно поступать гораздо быстрее, пока мир не оправился от шока.

О.БЫЧКОВА: Ну, хорошо. Ну, будет, например, каким-то образом независимая Каталония. На месте одной страны (Испании) будет 2 страны. Ну, вот, в сентябре ожидаем референдума в Шотландии. Но там, конечно, уже давно объявлен этот референдум, давно идут дискуссии, давно высказываются аргументы. Это не полторы недели на референдум в Крыму, разумеется.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да, вопрос ускорения только, в изменении скорости процессов.

О.БЫЧКОВА: Ну, хорошо. Ну, Шотландия будет, появится еще одно государство на карте. И что в этом ужасного?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Понимаете, я готов с этим смириться, потому что я уверен, что ни отделение Каталонии, если оно произойдет, ни отделение Шотландии не приведут к масштабному кровопролитию. Я предлагаю лучше подумать о том, что будет, если часть регионов России захочет отделиться. А сепаратистские тенденции в нашем обществе нарастают и в Сибири, и на Дальнем Востоке, где всё больше часть активного населения считает, что хватит кормить Москву, и в Калининграде, где многие уже думают о присоединении Германии как правильном выходе. В России столько потенциальных очагов сепаратизма.

О.БЫЧКОВА: Ну, допустим, ладно, Калининград оставим там – это особая история и особая география. А Сибирь, Дальний Восток? Ну, там же невозможно отсоединиться от России и улететь на Луну. Даже Кавказ не может отсоединиться от России и куда-нибудь улететь.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Улететь на Луну можно, потому что если принимается концепция о том, что мы больше не поставляем энергоносители в Европу, ибо Европа плохая и вводит против нас санкции, значит, мы поставляем их в Китай.

О.БЫЧКОВА: Так это Путин этого хочет.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Тогда потребность в европейской части России для Сибири и Дальнего Востока полностью отпадает. Вот, тогда не нужно ничего поставлять в Европу, трубопровод идет напрямую в Китай. Правда, там цены другие (в Китае) – Китай не будет платить столько, сколько Европа, он будет втрое меньше платить. И я бы еще посмотрел на того российского политика, который сможет принудить Китай к повышению цен.

О.БЫЧКОВА: Зато будет покупать в 5 раз больше.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Нет, но главное, что там населения-то немного в Сибири и на Дальнем Востоке, всем хватит, потому что не нужно будет кормить Москву.

О.БЫЧКОВА: Ну, может быть, это просто такой ожидаемый естественный процесс? В конце концов, 100 лет назад люди прошли через Первую мировую войну, потом прошли через Вторую мировую войну. Карта перекроилась неоднократно.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Вы знаете, я не проходил ни через… Врать не буду, не проходил ни через Первую, ни через Вторую мировую войну. У меня была очень счастливая жизнь последние 25 лет, и я бы не хотел попасть на мировую войну. И опять же, я призываю всех, кто до сих пор находится в логике постмодерна и произносит слова «мировая война» и «бомбоубежище» с твердой уверенностью, что это ни к кому не имеет отношения, задуматься о том, что это может иметь отношение.

О.БЫЧКОВА: Не, я говорю не про войну. Я говорю про то, что карты перекраиваются. И мы наблюдали, как, например, после 1985 года они все перекраивались очень сильно, и после 1991-го. Ну, перекраиваются, и что ж теперь делать?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Желательно этого избегать, потому что перекройки этих карт, как правило, связаны с масштабным кровопролитием, которого мы с вами, сидящие в этой студии, в общем, практически избежали, правда? Мы не были на войне и не сидели в бомбоубежище. И я думаю, что и не надо нам стремиться к такому развитию событий. Я думаю, что все люди, которые были на войне и сидели в бомбоубежище, нас бы убедили в том, что горячиться не надо.

О.БЫЧКОВА: А вы думаете, на Украине ситуация всё еще идет, как бы, по нарастающей? Или она как-то сейчас начинает замораживаться?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я считаю, что элиты в целом за сохранение территориальной целостности Украины при фактическом (не формальном, а фактическом) признании аннексии Крыма. То есть уже смирились с этим. Но смириться с аннексией юго-востока никто не готов. Еще раз говорю, что на Украине все привыкли к вольнице, и эта вольница для элиты оказывается неожиданно очень важным фактором и источником нежелания переходить в путинскую вертикаль власти, где все решения принимает один человек, чья логика никому неизвестна.

О.БЫЧКОВА: А вы думаете, эти переговоры международные с участием России и Украины, которые назначены на следующую неделю, они к чему-то приведут? Или это будет просто такой очередной дипломатический ни о чем?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Понимаете, Путин сформулировал свои условия – это федерализация Украины и государственный статус русского языка. Украина по вполне понятным причинам пойти на это не может – она может пойти только на смягченный вариант, то есть децентрализацию власти и официальный статус русского языка в регионах. Я могу долго рассуждать, почему это так – просто сейчас нет времени. И вопрос в том, смирится ли Владимир Владимирович с тем, что его условия не выполняются. В последнее время он показывал, что он готов, в общем, к достаточно радикальным шагам, чтобы принудить окружающий мир к выполнению его условий и, конечно, детонатором стали февральские события, когда решение о выборах президента Украины в декабре было дезавуировано на следующий день после того, как подписано США и Евросоюзом.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое. Станислав Белковский в программе «Особое мнение». До свидания.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Спасибо. Всего вам доброго.

Комментарии

380

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


evromasha 10 апреля 2014 | 05:41

хамоватый *alex*, -почему *все*? вот *немного*,1-1,5млн ,захотели быть с Россией, а не с *могущественным* ЕС...
=======================
Алекс не "хамоватый", а абсолютно справеливый. При чём здесь "1-1,5млн" ? Он ведь писал о людях "с мозгами".


(комментарий скрыт)

evgk 10 апреля 2014 | 07:33

\\\\\\\\ Россия сегодняшняя не является конкурентоспособной по отношению к США и поэтому не может выполнять функции полицейского.\\\\

А, разве мы её выполняем? Только защита(возможно с упреждением). И это хорошо.


alexandrobidin 10 апреля 2014 | 13:37

Почитайте комментарий от geda. Бред, да и только. О Белковском и говорить не хочется. Он зарабатывает денежки на другие 25 лет счастливой жизни. А его сторонники? Кто выпустит бронетранспортер из части и солдат с автоматами, чтобы народ заставлять идти на референдум? Любой солдат, отслуживший 1 год скажет, это просто невозможно.Пишет тот, который и близко не видел армию. Ну, а человек в штатском в кабинете, это вообще без комментариев. Рекомендую почитать Ф.М.Достоевского о либералах, там все сказано.


11 апреля 2014 | 14:03

Ольга Бычкова - это такой лампапусик, до чего же я рада вновь видеть ее в "Особом мнении". Я уж думала, ее отстранили от эфира из-за Проханова-ст. Потому что их дуэт я пересматривала по нескольку раз. Бычкова была единственным человеком, который заставлял Проханова-папу просто белеть от кипения и подпрыгивать на стуле. Сегодняшний эфир благодаря ее комментарию "Какая низость!" считаю просто хитом политического сезона. И почему я такой безнадежно традиционной сексуальной ориентации? Я бы ей немедленно предложила руку и сердце!


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире