'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 апреля 2014, 17:08



Э.ГЕВОРКЯН: Добрый день. Это программа «Особое мнение», у микрофона – Эвелина Геворкян. И сегодня у нас в прямом эфире на телеканале RTVi и в радиоэфире «Эхо Москвы» ожидается галерист и политтехнолог Марат Гельман. В данный момент он задерживается и, как мне сообщают, бежит и торопится на наш эфир. Но поскольку мы выходим в прямом эфире, время остановить невозможно и, собственно, будем его ожидать с минуты на минуту, а пока проговорю главные темы, которые, собственно, мы и будем обсуждать с моим гостем.

Напомню средства связи +7 985 970-45-45 – это номер телефона, на который вы пока можете присылать свои вопросы гостю заранее. Я их обязательно зачитаю, и также на сайте «Эха Москвы» есть специальный раздел, где вы можете задать свои вопросы.

Ну а, собственно, из основных тем, которые, как я надеюсь, мы с Маратом Гельманом обсудим в ближайшие минуты, тем сегодня и событий, и новостей достаточно много. Основная часть из них связана с Украиной. Ну и, собственно, среди российских новостей есть одна интересная тема. Как сообщают, уже в течение этой недели, к концу этой недели будут приняты поправки, которые приравнивают блогеров к СМИ. Эта поправка будет внесена уже в ближайшие дни, подтвердил Интерфаксу глава Информационного комитета Нижней палаты Алексей Митрофанов. И он напомнил, что это будет поправка к законопроекту Ирины Яровой из антитеррористического пакета.

Ее авторы считают, что всех блогеров, у кого ежедневная аудитория более 3 тысяч человек, следует приравнять по их ответственности к СМИ. При этом никаких дополнительных преимуществ как у СМИ такие блогеры иметь не будут. И они должны будут нести ответственность, не распространять сведения о частной жизни граждан, учитывать возрастные ограничения, соответствующие пометки ставить. И как Вадим Деньгин говорит, сама ситуация вынудила подготовить такой законопроект: он юридически делает из блогера социально значимую фигуру.

Пока мы ожидаем нашего гостя и впоследствии с ним обсудим этот вопрос, как он относится к такой инициативе, я хотела бы запустить голосование и спросить вашего мнения. Вы можете звонить на московский номер 660-06-64, если вы поддерживаете такую инициативу и считаете, что если блогер набрал достаточно большую аудиторию, то, в принципе, он должен нести особенную ответственность за свои слова, действия и с него спрос особый. Тогда ваш номер телефона 660-06-64.

Или же если вы считаете, что это не оправдано… Там, допустим, Павел Гусев говорит о том, что нигде в мире такой практики нет, это неправильно, блогер – это не журналист. Тогда если вы к этой точке зрения склоняетесь, звоните по телефону 660-06-65. Код Москвы – 495.

Через минуту, я думаю, подведем итоги этого голосования – оно достаточно активно здесь идет. 660-06-64 – звоните по этому московскому номеру, если вы против такой инициативы, которая, как говорят наши депутаты, уже к концу этой недели будет в законе отражена. И 660-06-65, если вы считаете, что не следует блогеров как-то особенно и законодательно приравнивать к СМИ. Мы потом результаты этого нашего с вами голосования обсудим вместе с нашим гостем. Вот, собственно, я думаю, можно… А, вот, как только что мне сообщают. Что значит живой прямой эфир? Мой коллега Алексей Соломин сейчас в данный момент…

А.СОЛОМИН: Здравствуй.

Э.ГЕВОРКЯН: Да, здравствуй.

А.СОЛОМИН: Задерживается Марат Гельман. Обещает быть. И, вот, собственно, заменю пока его в «Особом мнении».

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, вот, собственно, сейчас посмотрим, насколько твое особое мнение будет отличаться от мнения наших слушателей и зрителей, которые звонят и комментируют новость о том, что блогеров, согласно новому законопроекту еще Ирины Яровой, сейчас, говорят, к концу этой недели точно уже примут по нему какое-то решение. В этом случае все блогеры, чья ежедневная аудитория более 3 тысяч человек, будут приравнены к СМИ и будут нести ответственность соответствующую за распространение информации. Вот, я остановлю голосование. Поддерживаешь ли ты такую инициативу? Как журналист тебе эта тема должна быть близка.

А.СОЛОМИН: Ну, если говорить о моем блоге, то он, конечно, наверное, не должен достигать еще пока таких уровней. Но если Twitter, там легче набрать аудиторию, да? Она довольно большая может быть. Но является ли это своего рода СМИ? Не знаю, мне сложно сказать. Хотя, мне кажется, что каждый человек, у которого большая аудитория собирается, то он уже, в принципе, отдает себе отчет, что он является, по факту он уже является СМИ, потому что он уже работает с массовой аудиторией. Но должны ли применяться к нему закону о СМИ, должен ли себя он юридически чувствовать средством массовой информации, я не знаю, потому что он не брал на себя такой цели, да? Это сложилось не потому, что он изначально рассчитывает набрать большую аудиторию, зарабатывать на этом и, действительно, работать как СМИ. А потому что кто-то заинтересовался его позицией и следует за ним, и следит за его мнениями. Поэтому мне кажется, что здесь это совершенно ненужная инициатива. Ну, если человек хочет себя зарегистрировать как СМИ, он себя зарегистрирует как СМИ. Если не хочет… Ну, мне кажется, от него нужно плясать в первую очередь.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, сейчас я, все-таки, скажу, как проголосовали наших слушатели. 17,6% поддерживают эту инициативу. И, вот, абсолютное большинство, 82,5% сказали, что они против того, чтобы блоги и авторы блогов были приравнены к СМИ и несли соответствующую ответственность. Скорее всего, сразу приходит на ум блог того же Алексея Навального, который распространяет свою позицию и стал таким уже, достаточно видным политиком, благодаря…

А.СОЛОМИН: Алексей Навальный – вот именно, что он уже не блогер. Нельзя сказать, что он блогер. Он – политик. Вот, если Владимир Жириновский выходит и говорит что-то, нельзя же сказать, что он блогер. Он выражает свою позицию, у него есть своя программа, свои программные установки и он работает со своей аудиторией. Не так, как блогер или человек, претендующий на это звание, а именно как политик. И Навальный, по-моему, давно уже стал политиком.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, можно ли говорить, что именно блог сделал его политиком?

А.СОЛОМИН: Ну, как инструмент, конечно. СМИ являются инструментом для политиков своего рода, они используют СМИ для того, чтобы доносить свои взгляды. Это платформа (блог) и исключительно платформа. Не знаю, Алексей Навальный – такое же СМИ как тот же, не знаю, Владимир Путин. Ну, какой Владимир Путин СМИ?

Вот, у него есть площадки (государственные СМИ), но он сам СМИ не является, он доносит свою позицию, используя конкретный ресурс. Ну, блог-платформы тогда делать СМИ, регистрировать их как СМИ, что ли? Не знаю. Это странная какая-то инициатива.

Я просто не очень понимаю, как это зарегулировать. Но при этом, в принципе, я понимаю, почему люди этим озаботились – хотят, чтобы за свои слова и высказывания несли такую же ответственность как СМИ с большой аудиторией.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну что ж, сегодня прошли выборы в Новосибирске. Там была достаточно скандальная кампания, но выборы прошли, как сообщают, в частности, наблюдатели из организации «Голос», успешно и хорошо. Победил Анатолий Локоть, коммунист. Можно ли говорить таким образом, что в крупных городах есть некий протест действующей власти и, как следствие, в крупных городах приходит к власти оппозиция?

А.СОЛОМИН: Вот, скорее да. Мне тоже кажется, что речь идет именно о протестном голосовании, и как раз это позволило ряду оппозиционных кандидатов снять свои кандидатуры и выдвинуться в пользу коммунистов. Не потому, что, как мне кажется, они поддерживают это направление или потому что люди поддерживают это направление. Все-таки, я себе плохо представляю, чтобы сейчас люди в полном осознании голосовали за партию коммунистов, за идеологию коммунистическую. Скорее нет: наверное, это именно выбор против кандидатуры от партии власти.

Отчасти, может, это объясняется событиями в области, отставками громкими. Отчасти, может быть… Не знаю. Сложно сказать. Единственное что, с какой-то степени, может быть, это и определенный левый поворот. Ну, потому что идея социальной справедливости, левая идея – они же тоже сейчас обретают какой-то смысл, да? И политики умеренно-левых взглядов, не использующие бренд КПРФ в своей работе, они пользуются большой популярностью на фоне того, что они являются протестно активной частью оппозиции. Они на этом фоне тоже выглядят очень хорошо. И люди, которые поддержали коммунистов, они могли поддерживать других оппозиционеров. Но сделали свой выбор, чтобы что-то поменялось.

Давно эта носится идея, то, что нужно поменять власть физически, поменять мэра и тогда, может быть, что-то изменится к лучшему. Поменять губернатора – и тогда, может быть, что-то изменится к лучшему. А кандидатуры от «Единой России» уже воспринимаются как преемственные друг другу персоналии, скорее выражающие линию партии, чем способные что-то…

Э.ГЕВОРКЯН: Но думаешь ли ты или ожидаешь ли ты, что Анатолий Локоть сможет стать, действительно, оппозицией и как-то иначе действовать, чем там действовал на его месте единоросс, если он уже изначально в первый же день говорит о том, что там каких-то кардинальных перестановок в мэрии производить не будет?

А.СОЛОМИН: Вот, совершенно, по-моему, очевидная история. Человек, который добивается своего, он прекрасно понимает, в каких условиях он работает. Даже если, может быть, он внутренне устроен как-то в противоречии с основной концепцией, то он должен понимать это и должен уже в соответствии с новыми реалиями себя вести. Здравствуйте, Марат.

Э.ГЕВОРКЯН: Спасибо Алексею Соломину. Да, мой коллега, журналист «Эха Москвы» Алексей Соломин.

М.ГЕЛЬМАН: Я слышал в машине. Не согласен.

Э.ГЕВОРКЯН: Да, Марат Гельман, наконец-таки, в студии.

М.ГЕЛЬМАН: Здравствуйте.

Э.ГЕВОРКЯН: В прямом эфире «Эха Москвы».

М.ГЕЛЬМАН: У меня уважительная причина. Я сегодня забрал сына из роддома.

Э.ГЕВОРКЯН: О, поздравляю вас. Более чем уважительная.

М.ГЕЛЬМАН: Да. Но всё равно прошу прощения. Добежал.

Э.ГЕВОРКЯН: Да. Примите еще раз поздравления. Галерист и политтехнолог Марат Гельман сейчас в эфире «Особого мнения». Мы обсуждали ситуацию с тем, нужно ли в России? У нас же особый путь, особая страна. Нужно ли в нашей стране приравнивать блоги, чья аудитория ежедневная более 3 тысяч, к СМИ.

М.ГЕЛЬМАН: Да, я слышал. Я хочу сказать, что вообще этот вопрос надо в контексте того, что происходит в стране. В стране пытаются построит некое полицейское государство, которое хочет, чтобы мы с вами не разговаривали друг с другом. И не только этот закон – есть целый корпус законов, который показывает… То есть этот закон можно назвать, действительно, законом имени Навального. Но это, конечно же, ущемление нашего права говорить.

Знаете, если я кого-то оскорбил, я могу это сделать у вас в эфире или просто на улице при свидетелях, на меня могут подать в суд. Точно так же, как если бы я оскорбил в своем блоге. То есть считать меня для этого СМИ вовсе не нужно. Поэтому приравнивать всех к СМИ – это, значит, попытаться на всех надеть ту узду, которую сегодня пытаются надеть на СМИ.

Э.ГЕВОРКЯН: Так а, собственно, в чем проблема?

М.ГЕЛЬМАН: Проблема очень серьезная. Например, я поговорил с товарищем, он мне рассказал историю. Я ее пересказал у себя в блоге. Чем это отличается от ситуации в СМИ? Там, условно говоря, если там есть какая-то информация, СМИ обязано перепроверить. А я не обязан – я рассказал историю, рассказанную мне моим товарищем. То есть, соответственно, у меня нет возможности перепроверять. Это значит, что я не буду делиться информацией со своими читателями, со своими друзьями, со своим комьюнити. Поэтому я, конечно же, против. Я считаю, что депутаты, наверняка, проголосуют за. И это будет еще один шаг к тому, чтобы надеть на нас вот это вот, как бы, тряпку, зашить нам рот. Да? Павленский зашивал рот, а они хотят… Но он сам себе зашил рот. А они хотят нам зашить рот.

Э.ГЕВОРКЯН: Тут интересно, ведь, если человек имеет свой блог, он же никак не может контролировать и регулировать число своих читателей. Правильно ли я понимаю?

М.ГЕЛЬМАН: Читателей, безусловно.

Э.ГЕВОРКЯН: А здесь есть некое ограничение, вот эта цифра в 3 тысячи подписчиков.

М.ГЕЛЬМАН: Нет, ну, они понимают, что они делают стыдную вещь и они хотят, как бы, сказать, что это не будет касаться всех. А популярность – может быть, это популярность писателя. У меня 60 тысяч читателей, у Акунина 200 тысяч читателей, да? То есть, собственно говоря, ни один, ни другой не является СМИ, он не имеет даже юридического лица как такового, да? Это, как бы, частная вещь.

Нет, речь идет о том, что власть понимает, что есть проблема у нее, что она бы хотела построить полицейское государство. Но социальные сети – серьезное препятствие, то есть распространяется мгновенно информация. Они пытаются с этим препятствием бороться с помощью запретов. То есть они пытались бороться сначала с помощью появления, ну, таких, провластных ботов, да? Там пишешь что-то – и тут же огромное количество этих ботов на тебя накидываются. Ну, в блогах «Эха Москвы» тоже есть такие, живут там. Накидываются, но это не работает, потому что люди, как бы, отсеивают информацию.

Я думаю, что это всё плохо очень кончится.

Э.ГЕВОРКЯН: Для кого, вопрос.

М.ГЕЛЬМАН: Нет, ну, я просто хочу сказать, что я сегодня провожу 2 часа в социальных сетях в день в активном общении. Если меня сегодня лишить этого активного общения, я буду искать этого общения, я буду ходить больше, может быть, на митинги, на какие-то встречи. То есть я, как бы, нуждаюсь в этом общении, я нуждаюсь в ситуации, когда я имею возможность поделиться с людьми, услышать их мнение. Поэтому полностью перекрыть – это значит спровоцировать выход людей на улицу.

Ну, кстати, в Египте… Вот, они все говорят, что из-за Facebook. Да, из-за Facebook, из-за того, что его закрыли. То есть это не в том смысле из-за Facebook египетская весна, что они там через Facebook договаривались. А именно оттого, что когда Facebook закрыли, люди для того, чтобы общаться… То есть были какие-то точки, такие точки общения. Люди начали каждый день собираться для того, чтобы обмениваться информацией уже на площадях.

Э.ГЕВОРКЯН: Другая тема. Сегодня известный журналист Григорий Ревзин уволен с поста Комиссара российского павильона на Венецианской Биеннале по архитектуре – об этом он сообщил в Facebook. И он предполагает, что это связано с его открытыми высказываниями, с его позицией по Крыму. Хотя, вроде бы, до мероприятия осталось 2 месяца.

М.ГЕЛЬМАН: Ну, я, честно говоря, думаю, что это связано с идиотизмом Министерства культуры в первую очередь. Я не думаю, что Мединскому кто-то пришел и сказал «Ты посмотри, Ревзин что написал по Крыму. И поэтому его не должно быть».

Вообще это дважды тупое решение, потому что, ну, вот, те, кто знают Григория Ревзина, он такой, достаточно консервативный человек. Ну, идеологически. То есть он, когда был создан такой, достаточно современный журнал об архитектуре «Проект Россия», он создал альтернативный «Проект Классика». То есть он как раз приверженец традиционных ценностей в архитектуре.

При этом из этих приверженцев традиционных ценностей он, может быть, единственный, ну, очень образованный, очень грамотный. Ну, то есть, как бы, он бы мог быть для Мединского, если бы у него было немного мозгов, ну, реальным помощником, то есть подпоркой: «Вот, смотрите, есть же такие мощные люди, которые, все-таки, с позиции классической архитектуры критикуют современную и так далее, и так далее»,

Вместо этого он его увольняет. То есть это… Ну, дело в том, что, ведь, проблема в чем? Когда Министерство культуры начнет от этого текста, который они опубликовали, от некоего идеологического пытаться к практике, они вдруг выяснят, что нету людей, которые хотели бы развивать традиционные ценности.

Ведь, что это означает? Это означает… Для художника это означает раствориться. Вот, есть там традиция Палеха. Действительно, хорошая традиция, есть деревня, они там рисуют. Представьте себе, что вы зовете художников развивать Палех. Это значит, что художник должен отказаться от своего имени, то есть перестать быть Ивановым, Петровым и так далее, и так далее, стать одним из безымянных творцов вот этого Палеха. Точно так же случилось же с соцреализмом, да? То есть, в принципе, во всем мире, действительно, соцреализм – это мощное такое движение, но там один художник – Сталин. Все говорят «Сталинское искусство». Никто не разбирает фамилий внутри, да?

Так вот я хочу сказать, что они не найдут людей, которые захотели бы реализовать их программу, ну, или, по крайней мере, таких людей очень-очень мало. И, вот, сегодня они кроме того, что они грамотного, профессионального человека уволили… Не знаю, кого они будут нанимать на его место за 2 месяца. Они кроме всего прочего сегодня уволили человека, который теоретически один из многих, единственный, может быть, в архитектурной области мог бы быть их партнером.

Э.ГЕВОРКЯН: Владимир Путин сегодня сказал о том, что Россия никогда не допустит, чтобы неправительственные организации использовались для деструктивных целей как это произошло на Украине. Он на коллегии ФСБ выступил с этим заявлением. По его словам, принципиально важно видеть разницу между цивилизованным оппонированием власти и обслуживанием чужих национальных интересов в ущерб собственной стране. Как вы расшифровываете эти слова, как вы их понимаете? И неужели, у нас в стране возможно, в принципе, при сегодняшней ситуации, ну, возможность для НКО проводить интересы чужих государств?

М.ГЕЛЬМАН: Нет, ну, я единственное, что хочу сказать. Ну, допустим, у вас есть кухонный нож и вы говорите… Ну, теоретически можно этим кухонным ножом зарезать? Ну, теоретически можно. Давайте его запретим. Ну, хлеб будем ломать.

Точно так же, например, НКО. Ну, допустим, они занимаются тренировкой вот этих людей, которые наблюдают за выборами. Ну, могут выборы теоретически в какой-то момент стать инструментом для свержения власти Путина? Да. Мы все очень надеемся, что в какой-то момент появится какой-нибудь политик, который с помощью выборов сделает жест по отношению к Путину деструктивный, то есть уберет его с поста президента, да? Нужны для этого люди, которые будут контролировать выборы, то есть честность выборов? Нужны.

Поэтому я хочу сказать, что, конечно же, еще раз говорю, идет заморозка, идет… К сожалению, мы это поздно поняли, что… Ну, вот это вот обсуждалось некоторое такое поражение Болотной, да? Что после такой недореволюции должна быть обязательно контрреволюция. Вот, мы сегодня наблюдаем такой пафос. Причем, действительно, ситуация на Украине – она добавила аргументов Путину, что мы сейчас лучше ситуацию заморозим.

Э.ГЕВОРКЯН: У нас сейчас будут новости. Сейчас вынуждены сделать небольшой перерыв. Марат Гельман в «Особом мнении». После 3-минутного перерыва мы продолжим и вернемся в студию.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем эфир. Это программа «Особое мнение», галерист Марат Гельман у нас в студии, я – Эвелина Геворкян. Ну, вот, только что в новостях нам подкинули в продолжение нашего с вами разговора о ситуации со СМИ, свободой слова, свободой высказывания мнений. Виктора Шендеровича – постановили ему выплатить 2 миллиона рублей в пользу главы фракции «Единая Россия» Владимира Васильева. Шендерович не стал извиняться за свою статью об открытии Олимпиады, где он сравнивал современную Россию с фашистской Германией 30-х годов. Он написал следующую статью и, вот, уже после этой второй статьи Васильев подал в суд и, вот, сегодня, как стало понятно, выиграл 2 миллиона.

М.ГЕЛЬМАН: Да, это подтверждает наши с вами и тот тезис, что вовсе не нужно приравнивать блоги к СМИ. То есть, видите, не нужно было закон о СМИ – он в своем блоге написал. И тот тезис, что нам хотят закрыть рот.

Но я единственное что хочу сказать, что такой изысканности ситуации придает то, что недавно в «Известиях» была статья Миграняна, где он показывал, что Гитлер до 1939 года, действительно, похож на Путина, в смысле, стратегически, да? Воссоединение немецких граждан, живущих в разных Судетах, в Австрии. И я хочу сказать, что, видите, одним можно сравнивать Путина с Гитлером, а другим нельзя. В «Известиях» — можно, а на «Эхо Москвы» — нельзя.

То есть они хотят сделать так, чтобы сначала всё заморозить, чтобы все боялись, и потом выдавать такие личные разрешения. Условно говоря, там, вот, Киселёв имеет право сжигать сердца геев. А если кто-то другой захочет, то его сразу же можно будет привлечь за, там не знаю, ненависть к социальной группе.

Думаю, что это всё плохо кончится. Другой вопрос, что достаточно долго, особенно сейчас в связи с тем, что после крымской ситуации огромный ресурс поддержки у Путина… То есть у него есть, как бы, запас времени такой, большой. Но думаю, что в результате, все-таки, это всё для Путина плохо кончится.

Э.ГЕВОРКЯН: А вам удивительно, что большинство соотечественников поддерживает, что рейтинг Путина поднимается в связи с присоединением новых территорий и каким-то обострением отношений?

М.ГЕЛЬМАН: Ну, с точки зрения технолога, нет, не удивительно. Дело в том, что, ведь, люди не любят, когда их к чему-то призывают, что они должны что-то сделать. Когда за них что-то делают, они, в общем-то, рады, да? Когда им ничего не надо делать… Вот сейчас там Россия не Европа. Значит, можно ничего не делать – можно не стремиться, можно не делать чистых, комфортных улиц в городах. То есть мы просто не Европа, то есть нам дали просто объяснение и мы сами с собой теперь нормально, как бы, сосуществуем. Так и здесь. В принципе, безусловно, это психология XIX века, когда страна – это…

Сейчас современная страна – это люди. Там, президент – это президент людей. Путин – президент 150 миллионов людей, да? А в XIX веке это президент некоей территории. Вот, значит, прирастили территорию, и в этом смысле, безусловно, исправили некую историческую, которая в голове у людей, ошибку, как бы, дважды. И здесь нет ничего удивительного, что это вызывает поддержку. Какая цена? А цену люди же не считают. Причем, это касается не только русских людей, вы знаете?

Ведь, недавно было исследование о вот этих рейгановских войнах, которые тоже приводили всегда к повышению рейтинга президента в момент войны. А то, что потом вылазили уже и другие президенты тяжело из этих ситуаций, из этих войн и так далее, и так далее, это уже, как бы, не касалось. То есть с точки зрения…

Я просто не понимаю, зачем это Путину. Потому что запас всё равно большой. То есть лучше бы, наоборот, потратить этот запас популярности на непопулярные меры, на модернизацию страны, действительно, сделать какие-то реальные изменения.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, это, видимо, и так будет делаться. Но в учебник истории он войдет, именно благодаря присоединению Крыма.

М.ГЕЛЬМАН: Я, кстати, хочу сказать, что у нас слово «модернизация» исчезло из лексикона. А теперь, когда мы не Европа, нам и не надо модернизироваться: вот, мы такие как есть, у нас не развиты технологии. Ну, то есть, как бы, это очень… На самом деле, серьезная претензия к политику, у которого высокий рейтинг, что он не потратил этот рейтинг на реальные изменения, на улучшение жизни граждан.

Э.ГЕВОРКЯН: Как вы думаете, в связи с новостями из Донецка, из Харькова, возможен ли, все-таки, вариант, ну, того же развития событий, сценарий как с Крымом? В Донецке сегодня, я напомню, уже захватившие администрацию люди попросили временного миротворческого контингента от Владимира Путина.

М.ГЕЛЬМАН: Ну, значит, я так скажу. Что я сегодня как раз говорил со своими украинскими товарищами, и я говорил, что самый худший сценарий – это если Россия начнет помогать. Потому что, ну, тогда вот эти вот… Ну, как бы, мы реально попадем в изоляцию, в очень тяжелую изоляцию. Если люди в Донецке, действительно, хотят федерализации или даже, действительно, хотят быть частью России, они должны проделать достаточно большой путь.

Киевские власти сделали огромное количество ошибок, и в этом смысле с точки зрения отстраненной, холодной я бы мог сказать, что Киев сам виноват. Когда происходили ситуации на Майдане, то есть когда надо было свалить Януковича, в каком-то смысле Донецк поддержал Киев. Когда свалили, надо было сразу ехать в Донецк и разговаривать с Донецком об этих новых условиях взаимодействия уже с новым Донецком. Потому что уже без Януковича Донецк другой. Они этого не сделали. Вместо этого они там поддались ражу, Тягнибок подсунул какой-то закон…

Но до сих пор публично Турчинов в Донецке не был. То есть у него есть Донецк, Луганск, Харьков, такие, острые, проблемные территории.

Э.ГЕВОРКЯН: Сейчас Юлия Тимошенко едет по этим городам.

М.ГЕЛЬМАН: А, вот, я хочу сказать, что Юлия Тимошенко – это кандидат в президенты. Она сегодня не тот человек, который должен приехать в Донецк. Сегодня в Донецк должны приехать те люди, которые получили власть, вот эту переходную власть. То есть она будет преследовать, она будет бороться, там я не знаю, против Порошенко, там, какие еще у нее есть конкуренты. Должен приехать Турчинов, должен приехать Яценюк.

Более того, не просто приехать – они должны провести там реальные рабочие совещания с местными органами власти. Майдан… Ведь, есть же Совет Майдана. Должен делегировать, там не знаю, русских людей, которые там есть, туда. То есть надо начинать разговаривать. А они ничего не предлагают.

Поэтому сейчас, я говорю, я с ужасом думаю только об одном – что ситуация зайдет в такую ситуацию, и наш Владимир Красно Солнышко введет туда вежливых людей. И плохо будет в первую очередь нам.

Поэтому лучше всего, если бы там, пожалуйста, провести какие-то процедуры, параллельно с президентскими выборами 25 мая референдум. Пусть… Они боятся референдума – назовите это «опрос». Но не соцопрос, а именно реальный опрос. То есть опрос – это тот же рефрен, но который не имеет статуса закона. Такое тоже делается иногда.

Но для них сейчас самое опасное – это, конечно, если 25 мая 3 региона эти будут бойкотировать выборы президента.

Э.ГЕВОРКЯН: В последнюю минуту успею спросить. Как вы относитесь к тому, что сейчас Верховная Рада Украины рассмотрит завтра уже вопрос об усилении ответственности за сепаратизм, запрете партий и общественных организаций, которые занимаются протестной деятельностью, и, в частности, участникам беспорядков на востоке грозит от 5 до 8 лет.

М.ГЕЛЬМАН: Я хочу сказать, они глупые тоже люди. Вот, они месяц назад победили на площади. Против них была вся репрессивная машина страны. Тогда еще был Янукович, был Беркут. И они же верят, что они смогут победить в Донецке с помощью репрессивных методов.

Э.ГЕВОРКЯН: Нет, я насколько понимаю, здесь, в принципе, речь идет о том, что ровно месяц назад они этим же самым и занимались.

М.ГЕЛЬМАН: Да. Так я хочу сказать, что это большая глупость. Во-первых, они временная власть. Во-первых, не принимайте законов – введите временное какое-то положение до выборов. Не берите на себя вот этой ответственности. То есть кроме того, что они, еще раз говорю, наступают на те же грабли, на которые наступил Янукович, по всем параметрам. Кроме всего прочего, они – временные, и статус их временный.

Они должны были вообще, прежде чем… Это элементарный политтехнолог любой любого среднего уровня сказал бы, что в тот момент, когда они назначили выборы президента, надо было назначать в нем выборы Рады. Потому что выборы Госсобрания склеивают страну.

У тебя появляется 200 мест депутатских – это где-то 800 минимум, а то и тысяча кандидатов со всей страны на эти места. Значит, начинается реальная политическая работа по всей стране. Вместо этого президентские выборы. Ну, понятно, шансы есть там, ну, допустим, у двух стать президентом. Все остальные – наблюдатели.

То есть они сделали очень много ошибок. Я сопереживаю, как бы, украинцам, но абсолютно не сопереживаю вот этой нынешней украинской власти. И единственное что, я как гражданский гражданин, я бы хотел, чтобы мы в этом не участвовали, чтобы не получилось так, что в ответ мы получим международную изоляцию по полной программе.

Э.ГЕВОРКЯН: Это было особое мнение Марата Гельмана. Спасибо вам за участие в эфире, до свидания.

Комментарии

102

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


08 апреля 2014 | 00:04

Гельман, боится что ему визу не дадут в Европку и Юэсей, поэтому будет целовать бендеровцев в жопу. А ведь они из их их абажуры делали и 200 тыс в Бабьем Яру положили. А Гельман готов продать даже своих евреев. Вот правильно говорят что евреи умные люди, никаких принципов, только деньги...


08 апреля 2014 | 00:13

Гельман, ну, а что социальные сети, мы не пойдем за евреями и грузинами типа Гельманды и Чертешвили, которые жаждут русской крови.


(комментарий скрыт)

levau 08 апреля 2014 | 06:51

в последнем абзаце "я как гражданский гражданин", исправьте


(комментарий скрыт)

viktor1957 08 апреля 2014 | 09:08

И тот тезис, что нам хотят закрыть рот...

Господин Гельман. Непонятно, вам нельзя закрывать рот, а Васильеву можно?


viktor1957 08 апреля 2014 | 09:21

Пусть... Они боятся референдума – назовите это «опрос».

Забыл Майдан спросить у Гельмана, что им делать. Да не хотят они ни опросов, ни вопросов! Ай,яй,яй... Марат, Марат...


(комментарий скрыт)

gadget7 08 апреля 2014 | 11:38

Непредотвратимая драма истории. Сколько их было.
Что может противопоставить человек разумный оболваненным массам? А ничего. Как пытаться мухобойкой остановить стаю саранчи.
А надо ли ?
Не лучше ли способствовать доведению этой истории до абсолютного Оруэла. Моральным гиперболированием, доведением до неземного абсурда, всего античеловеческого что предпринимается этой властью.
Захватили какой то Крым? Что там Крым, нет, мы требуем захватить Брайтон -бич и освободить наших братьев от США.
За участие в митинге штраф? Хахаха
Нет! Мы требуем на митинге против митингов, запретить и людей и зверей и прогноз погоды и ночь и день и телевизор, запретить Мерседес, шампунь Хед энд Шолдерс, магазины Тиффани и Прада, запретить квас и автомобиль ВАЗ.
Требуем украсить стены Кремля распятыми коррупционерами а предателей Родины в костюмах Брионях к стенке!
Патриот на БМВ? Давай к стенке г.!
Дочь в Швейцарии Алиса? Тобою правит закулиса!
Тп тд ))))





solomon_jagodkin 08 апреля 2014 | 13:31

Тебя посодют, а ты - не пиши!!!


alexx2101 08 апреля 2014 | 14:14

У Путина и так аргументов с избытком, куда еще добавлять. А полицейское государство, по факту, давно построено. Просто не до всех этот факт доходит, но это временное явление, дойдет до каждого.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

07 апреля 2014 | 17:22

если в пикете нельзя стоять "безнаказанно" - то чем "пикет" в интернете рыжее...


juruyivanovich 07 апреля 2014 | 17:39

Россия - не Европа!
Европе ещё расти и расти до России!


elgun 07 апреля 2014 | 17:54

Да им расти до расти до нашего уровня. Они всегда жили не по правилам. Живут под пиндосов понимаешь ли, не поймешь кто женщина, кто мужчина. Никто ничего не ворует.....


juruyivanovich 07 апреля 2014 | 18:20

Вы недооцениваете европейцев: воруют они больше наших, но делают они это на высоком технологическом уровне.


loggin 07 апреля 2014 | 19:37

Ага, говорят, треть евробюджета умудряются уворовывать. Но, конечно, низовой коррупции там поменьше будет... Впрочем, это совсем не повод фетешировать на Европу, словно это наивысшая точка развития цивилизации, и лучше уже ничего не будет. Временщики в масштабах человечества.


(комментарий скрыт)

07 апреля 2014 | 17:57

А Шендеровича-то как,а?У ведущей сразу личико помрачнело,улыбочка исчезла.Вот так и надо учить всяких шавок в виде шендеровича,ничего,в америке заработал - заплатит,но в дальнейшем будет следить за словами,хотя,едва ли:глуп и злобен

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире