'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 18 октября 2013, 19:08



М.МАКСИМОВА: Добрый вечер. Это, действительно, программа «Особое мнение», ее ведущая – Марина Максимова. Я представляю вам своего гостя Михаила Веллера. Михаил Иосифович, добрый вечер.

М.ВЕЛЛЕР: Вечер добрый. Спасибо, что позвали. Как я рад.

М.МАКСИМОВА: И наши, надеюсь, слушатели и зрители тоже рады – они как раз говорили, что давно вас не было. И накопилась, если честно, в связи с этим просто масса, целый ворох вопросов – вот, они как раз лежат сейчас передо мной. Но если вдруг у вас есть еще… У вас есть еще возможность задать свой вопрос моему гостю, SMS-сообщения присылайте на номер +7 985 970-45-45.

Смотрите, несколько вопросов было по поводу слухов, информации различной про возможное возвращение памятника Дзержинскому.

М.ВЕЛЛЕР: Прекрасно-прекрасно.

М.МАКСИМОВА: Что думаете?

М.ВЕЛЛЕР: Когда на федеральный канал с этим вопросом выходит Александр Хинштейн, то это означает, что слух возник не на пустом месте и что, стало быть, такой прозвон пошел откуда-то сверху, со стороны президентской администрации. Каково будет общественное мнение? Не испугается ли народ возврата к курсу Железного Феликса? Что он скажет про восстановление порядка?

Следует сказать, во-первых, что чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем была организована, оформлена через месяц с небольшим после октябрьского переворота, когда были задействованы декреты о монополии государственной торговли (любая торговля запрещена), о запрете продавать собственные квартиры, о национализации банковских вкладов и так далее, и так далее. И любой, кто поступал, кто пытался поступить против декретов власти, подлежал ликвидации как саботажник, контрреволюционер, жулик, спекулянт. Кого расстреливали? Мешочников-спекулянтов. Крестьянин должен был всё, что он производил, всё, что у него было, сдавать советской власти. А она взамен ему даст когда-нибудь что-нибудь. А крестьянину жрать нечего, семью нечем кормить и он едет в город менять свой мешок зерна, который сам вырастил, на кусок ситца, бутыль керосина и его расстреливают на перроне ЧК как мешочника и спекулянта.

Таким образом прежде всего Железный Феликс был с самого декабря 1917 года символом борьбы со всеми, кто смел не быть довольным советской, а, вернее, большевицкой властью. Это означает (памятник): кто чего пикнет, вот вам Колыма – она велика, и места для зон там достаточно, и золото родине всегда пригодится не только черное, но и простое золотое. Спасибо вам за такое возвращение.

Ну а потом товарищ Сталин зачищал несколько слоев, и в 1925 году Фрунзе умер, Котовский погиб, ну и Дзержинский почему-то умер (время его настало). Так что возвращение памятника должно означать: кто посмеет пикнуть, у нас в подвалах Лубянки много этажей построено в глубину. Большое спасибо за такую любовь, но лучше не надо. Не надо ждать порядка. Ждать надо, чтобы не сметь пикать.

М.МАКСИМОВА: Ну вот смотрите, то есть это был такой… Они решили пробросить камень. То есть проверить реакцию. То есть что, теперь важно показать, что «Нет, ни в коем случае»?

М.ВЕЛЛЕР: Важно показать, что это возможно, что в народе имеются одобрительные настроения. Но! Расстреливать-то будут не товарищей миллиардеров, ибо их власть, а тех, кто будет сметь вякать против этой власти. Так что вот этого вот не надо – хотелось бы, чтобы до народа эта простая вещь дошла.

М.МАКСИМОВА: Что касается, как раз продолжая тему «вякать». Народ насколько может это делать? Не можем с вами обойти никак тему Бирюлёво, того, что это произошло несколько дней назад – это главная тема, не сходит с первых строчек. Вот, с вашей точки зрения?.. Сначала общий вопрос, потому что там много подтем. Ну, постепенно обо всем будем говорить. Вот, что там произошло?

М.ВЕЛЛЕР: Произошел, как совершенно справедливо сказано многими, национальный погром. Обозначать это надо так. То есть били по национальному признаку товарищей из Средней Азии и вообще лиц с неславянской внешностью. Из-за чего это – это следующий вопрос, потому что погром никогда не происходит сам по себе. Погром – это следствие, следствие надо гасить, со следствием надо бороться. Нужно объяснять, говорить и запрещать, что это не методы. Но причины надо выяснять и ликвидировать.

Причины в том, что никакого закона о реальном минимуме заработной платы не существует. Никакого закона о свободных профсоюзах не существует. Никакого закона о визовом сообщении, визовом режиме с этими странами не существует.

М.МАКСИМОВА: То есть это экономическая подоплека?

М.ВЕЛЛЕР: Всё вместе. Потому что политика у нас является обслуживанием на уровне законодательном и на уровне исполнения законов интересов большого бизнеса. Экономика и политика у нас налиты в один флакон и там хорошо перемешаны. Таким образом люди, которые владеют той же самой овощебазой… Мне было очень печально, что герой России, заслуженный летчик-испытатель Магомед Талбоев является почетным главой этой дагестанской компании, которая владеет этой овощебазой, а 64% принадлежат его близкому родственнику Ибрагиму, для русских – Игорю Михайловичу. Это всё глубоко печально. Его заявление «Я – друг президента, я принимал главу Ирана и Ирака, и у меня есть силы и средства» глубоко печально. Но когда такой человек занимается такой работой, это говорит о том, что прогнило до самых до корней.

Потому что до тех пор, пока капиталисту будет выгодно брать рабов, он будет их брать. Вы ничего не сделаете с капиталом, который стремится к максимальной норме прибыли. Всё. Это означает, что капиталисты, которые используют нелегалов, должны надолго сидеть с конфискацией. А кто украдет больше миллиарда, мы пригласим братских китайцев и  они его расстреляют. Потому что массы людей кончают с собой (а в России очень высокий уровень самоубийств) из-за того, что у них нету денег и нету перспектив. Они не могут есть, не могут лечиться, не могут купить себе квартиру. А товарищи капиталисты их убивают таким вот образом. А почему это так? Лучше один мироед расстрелян, чем тысячи невинных покончили с собой.

Вот до тех пор, пока не будет сменена политическая система, ибо политическая система обслуживает их интересы (они заказывают музыку), у нас будут эти базы. Вот, поэтому они и нагнали туда ОМОНа, зашевелились страшно, вплоть до голубого вертолета.

М.МАКСИМОВА: Зашевелились, да. Давайте мы сейчас прервемся на этой точке и продолжим после рекламы.

РЕКЛАМА

М.МАКСИМОВА: Это программа «Особое мнение», здесь Марина Максимова, Михаил Веллер у нас в гостях и представляет свое особое мнение. Говорим мы о том, что произошло в московском районе Бирюлёво, об этих массовых погромах.

Смотрите, практически через несколько дней, да практически на следующий день после того, как это всё произошло, Алексей Навальный, известный политик (ну, кстати, и не только он) выступил с идеей введения виз со странами СНГ. А вот эта новость уже сегодняшняя: РПЦ выступает против введения виз со странами СНГ. Протоиерей Всеволод Чаплин пояснил, что это может разрушить историческую общность народов. «Понимаю чувства, которые стоят за этими предложениями, но визы со странами СНГ означают очень близкий распад того исторического, культурного, языкового, духовного, экономического пространства, которое нас объединяет со многими странами. Мы не создавали это историческое пространство и не нам его нарушать». Так нужны ли нам визы или не нужны?

М.ВЕЛЛЕР: Прекрасно. Я уже как-то говорил…

М.МАКСИМОВА: Что будет разрушено? Или создано?

М.ВЕЛЛЕР: Я завидую отцу Чаплину не целиком, но исключительно в части того замечательного, красивого, мощного густого голоса, которым он обладает. Вот, голос, голосина просто восхитительный. Всё, что он говорит таким голосом, как правило, как бы это сказать, не заслуживает серьезного отношения.

Первое. Русская Православная Церковь всегда была не сама по себе, а работала из подмышки великого князя или царя, или генерального секретаря. Что скажет президентская канцелярия, то скажет отец Чаплин. Так что на это можно не обращать внимание – такого отдельного мнения не существует. Это просто некоторая идеологическая обработка умов верующих.

Второе. Что касается единого пространства, нет никакого единого пространства – всё это совершеннейшая ерунда.

Третье. 8 лет назад, помнится, познакомились мы тогда с депутатом Государственной Думы Евгением Ройзманом и, не сговариваясь, сказали друг другу, что, разумеется, с Узбекистаном, с Таджикистаном прежде всего необходим жесткий режим и очень жестко контролируемый визовый режим, потому что вся наркота идет через Таджикистан и с этого, стало быть, люди до самого верха получают огромную отстёжку, потому что наркотики – это огромные деньги. Только визовый режим, и никак иначе.

И когда раздаются разговоры «Вы думаете, это решит вопрос?»... Когда мера необходима, но недостаточно, нельзя говорить. Если мера необходима, но недостаточная, раз она недостаточна, незачем вообще.

То есть доктор говорит: «Вот это вам диета, вот это вам физкультура, вот это вам лекарства». А поскольку ничего поодиночке не поможет… А на которой черт физкультура? Это вы что думаете, если он будет по утрам ходить 5 километров, то он от этого выздоровеет? Нефиг ходить (что люди обычно и делают).

Да, мало визового режима, мало. Необходима еще перетряска всей системы МВД, всей пограничной и миграционной службы. Да. Но без визового режима всё равно ничего хорошего не выйдет – это однозначно абсолютно. Здесь даже спорить не о чем.

М.МАКСИМОВА: А не получится такого, как многие опасаются, что сейчас, допустим, условно, если бы ввели визовый режим, то власти отчитаются «О’кей, смотрите, мы ввели визы. Мы делаем, мы пытаемся решить проблему, которая назрела. Вот, пожалуйста, мы отчитываемся, ввели визы». И дальше просто скажут «Всё, мы работаем». Но это же будет видимость работы, потому что, как вы говорите, что нужно дальше идти.

М.ВЕЛЛЕР: Да, в наших условиях они стараются делать то, что они хотят, а показывать на публику какие бы то ни было отписки. Это отнюдь не означает, что не надо даже пытаться делать вообще ничего. Что вообще не надо никаких судов, никаких виз, никакой власти, никакого ничего. Всё равно всё идет вот так вот, я прошу прощения, через буквы «г», «д» и прочие звонкие и глухие гласные и согласные русского алфавита. Так что ж, вообще ничего не делать? Исключительно должен быть визовый режим.

Это никак не относится к Белоруссии, потому что граница между Россией и Белоруссией достаточно условна.

М.МАКСИМОВА: А только Белоруссией? У нас же Таможенный союз.

М.ВЕЛЛЕР: Беларусь – отдельный вопрос. Что касается Украины, это отдельный сложный вопрос. Но что касается Средней Азии, которая состоит из феодальных, насквозь коррумпированных, насквозь нищих, насквозь бесправных государств, которые к свету пошли, когда в 1870-х туда вошли войска генерала Черняева… Как кончилась советская власть, так они в феодализм стремительно рухнули обратно. Большое спасибо за такое безвизовое сообщение.

М.МАКСИМОВА: Смотрите, а если пойти дальше? Опять же, вопросы наших слушателей. «Здравствуйте, политолог Белковский говорит о необходимости отделения от России мусульманского Северного Кавказа ради сближения целостности остальной России. Есть ли в этом предложении что-то рациональное? Как вы смотрите на эту идею?» И вопрос от нашего другого слушателя: «Как, на ваш взгляд, Россия в нынешних границах просуществует до 2018 года?»

М.ВЕЛЛЕР: До 2018 года, возможно, и просуществует. Но слишком долго, безусловно, нет. То, что сказал Белковский, сказал, первое, не он первый. Второе, не он один. Третье, масса народу так думает с самого начала 90-х. Если бы в 1994 году оставили свободную республику Ичкерию во главе с генералом Дудаевым в покое и вколотили бы там границу, натянули колючую проволоку на те деньги, которые были грохнуты и которые пошли туда с тех пор, можно было построить десятиметровую золотую стену и вставить золотые зубы овчаркам, которые будут бегать вдоль этой стены и лаять на ту сторону.

Вне всякого сомнения, если де-факто давно отделившихся от России Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию не отделять, то мы имеем полупроводниковую связь. А именно: туда отсасываются огромные деньги, которые пилятся между московскими чиновниками и местной аристократией…

М.МАКСИМОВА: Но, ведь, не только туда.

М.ВЕЛЛЕР: Одна секундочка. Разумеется, не только. Достаточно того, чего идет туда, на душу населения во много раз больше, чем в любой другой регион России. А оттуда кроме криминала практически ничего не происходит кроме того легендарного, мифического, сказочного особого отдельного тайного чеченского охранного полка, который живет в Президент-отеле и еще в каких-то отелях, о которых знает вся Москва, все рынки, все продавщицы в магазинах, все таксисты. Что где-то сидит чеченский полк в Москве на случай волнений, потому что они не задумаются, если нужно будет стрелять или резать восставших русских. Вот такова общественная информация. Уж не знаю, какими сплетнями она питается, но есть такой слух.

Так вот если не отделять, то от этого гнойника, действительно, может загнуться вся страна. И когда говорится «Нет, это Россия»... Нет, это не Россия.

Вот, Белоруссия и Россия – это одно пространство. Восточная Украина, Левобережье, Новороссия и Россия – это одно пространство. А Северный Кавказ и Россия – это пространства абсолютно разные исторически, ментально, религиозно и как угодно.

М.МАКСИМОВА: Ну, смотрите, мы же долгое время жили вместе и как раз наш слушатель возвращает нас во времена Советского Союза.

М.ВЕЛЛЕР: Конечно, жили! Как только кто-то не хотел жить вместе, их сажали в вагоны, гнали в Северный Казахстан и выкидывали в ледяную зимнюю степь, где мерзла половина народа. Что называется, геноцид чеченского народа. И был геноцид. И когда Кадыров-младший устроил день скорби и памяти 23-го февраля, правильно устроил абсолютно, потому что это вообще день трагедии чеченского народа. Вот и пусть живет самостоятельно.

М.МАКСИМОВА: Вот, говорят, что тогда в Советском Союзе, получается, где все национальности жили в дружбе и уважении друг к другу, не испытывая никакой неприязни к людям другой национальности. Вот, слушатель говорит, была такая благодать или не было такого?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, как только кто-то не хотел дружить, он так получал по морде от большого белого брата из вигвама на московском холме, что у него зубы отлетали вместе с помыслами переставать жить в дружбе.

М.МАКСИМОВА: То есть страх?

М.ВЕЛЛЕР: То есть партизан вылавливали по лесам десятки лет. Но чтобы все жили дружно, и Мосфильм с остальными киностудиями эту дружбу всячески прославлял. Никаких религий, никаких своих… Вот, традиции на уровне ансамбля песни и пляски. Вот это пожалуйста. Грузинское национальное что-нибудь типа шашлык, в Средней Азии – плов, пожалуйста. Халат, тюбетейка – это наше национальное. А всё остальное строем, с песней, по-русски.

Вот вам была дружба народов. А когда сказали «А теперь все сами», ну и получайте.

М.МАКСИМОВА: Возвращаясь, все-таки, к протесту и к тому, что произошло в Бирюлёве, 2 вопроса. У нас даже на сайте пишут, что «Погромы, возможно, эффективны». Многие пишут «Зачем громить-то было? Мирно собрались бы, выдвинули требования, цивилизованные же люди. А вот в этом весь и вопрос: если бы не погромы, убийцу не нашли». Ну и троеточие.

М.ВЕЛЛЕР: Да.

М.МАКСИМОВА: И вот еще Анна Ратенер спрашивает, говорит: «На моей памяти за новейшее время в истории России впервые было оказано силовое сопротивление представителям органов власти народными массами, не взирая на возможные уголовные наказания. Согласны ли вы с тем, что рубикон перешли и в случае чего в России больше не планируется мирных демонстраций?»

М.ВЕЛЛЕР: Нет, мирные, разумеется, планируются. Что касается рубикона, он у нас какой-то такой извилистый, узенький такой и курица перейдет, ног не замочив. Поэтому рубикон туда-сюда, туда-сюда. Это мы уже научились.

Но, конечно, больше всего на свете власть боится того, что выйдет на улицу огромная толпа народа. А когда выйдет огромная толпа народа и начнет сносить всё, тогда полиция подумает, что незачем совершенно ее разгонять. Тогда силовые ведомства подумают, что они должны быть выше внутренних конфликтов, армия не должна вмешиваться. Тогда придется быстро со своими десятками паспортов, которые давно в сейфах, садиться в самолеты и лететь туда, где виллы, пароходы и счета. А, конечно, не хочется. Поэтому нужно объяснять, что «Зачем же? Давайте мирно». А мирно-то, вроде, как в анекдоте, что со стремяночки мне рядовой Иванов капает на голову расплавленным оловом, а я ему говорю «Зачем же вы, товарищ рядовой, капаете мне на голову расплавленным оловом?» Но когда человеку капают на голову расплавленным, он начинает орать, материться и бить морду тому, кто наверху на стремяночке, потому что так устроена природа. Вот это то, что в Бирюлёво и произошло, потому что иного разговора не понимают.

А вот если бы в ответ узбеки после того, как там был зарезанный узбек… За что зарезали? Только за то, что узбек? Если бы узбеки устроили бы погром, то мгновенно нашли бы убийц этого узбека. Но узбеки испуганно промолчали. При этом убийцы узбека никому не нужны. А, ведь, это тоже неправильно – это фашизм резать человека только за то, что он узбек.

М.МАКСИМОВА: Но смотрите, в итоге получается после вот этого бунта как-то очень быстро найти убийцу, подозреваемого, потому что пока только предъявили обвинение. Причем, сделали это…

М.ВЕЛЛЕР: Молниеносно.

М.МАКСИМОВА: Ну, во-первых, молниеносно, а, во-вторых, как это сделали. То есть там с участием вертолетов, видеосъемок, что его привезли к Колокольцеву. Я не помню, чтобы подозреваемых приводили…

М.ВЕЛЛЕР: Я вам скажу, кого там не было. Там не было Джеймса Бонда. Причем, этот подозреваемый – его что, отбирали вообще по принципу длины? Нашли одного 145 сантиметров и решили, что этот окажет нашим доблестным парням и спецназу ФСБ меньшее сопротивление? Теперь он уже отказывается.

Горе в том, что народ готов допустить, что он – убийца. А готов допустить, что он подставной и схватили просто первого попавшегося, потому что это тоже можно допускать, потому что веры нету? А черт их знает.

М.МАКСИМОВА: Да, веры нет. Так, чем в итоге?.. Это закончится или нет? Вот, я имею в виду…

М.ВЕЛЛЕР: Нет, это не закончится. К сожалению к великому. Это мне напоминает моего любимого трагического протопопа Аввакума, жития: «Доколе же мучиться будем так, протопоп до самой смерти, Марковна?»

В Штатах, а затем стали возникать в Западной Европе. Существуют гетто нацменьшинств. И в эти гетто коренному белому населению лучше днем-то не лазать, не говоря о том, чтобы ночью, не говоря о том, чтобы с девушками. Зарежут, изнасилуют и скажут, что так и было. И все засвидетельствуют, что ничего не видели, или они сами виноваты.

Вот такие гетто сейчас у нас на глазах возникают у нас. И их возникновения желательно не допустить ни в коем случае. Никакой мультикультурности, никакой толерантности.

М.МАКСИМОВА: Но  официально заявили. Даже Медведев сказал, что нельзя допускать компактного проживания.

М.ВЕЛЛЕР: Медведев, да. Особенно я люблю, как он про часовые пояса, «Свобода лучше несвободы». Золотая голова у человека – его бы председателем ООН. Так вот допускать-то нельзя, но они возникают к нашему великому сожалению.

То есть, действительно, ассимиляция всех приезжающих, действительно, плавильный котел. Богу каждый может молиться так, как ему угодно. У бога много имен, и он на все откликается. Но исключительно одна ментальность, одно соблюдение законов и никаких разночтений. Кому не нравится, пшёл вон. Потому что никакой иной вариант не срабатывает, ибо исторически возьмите вы хоть Древний Египет, хоть Древний Рим, колонизуемые в конечном счете всегда съедали колонизаторов. Если мы не хотим, чтобы наши бывшие колонизуемые из Средней Азии и других мест съели нас, то мы должны отдавать себе отчет в происходящем.

М.МАКСИМОВА: Ну так смотрите. Пока-то не получается. Пока не получается. Давайте мы продолжим…

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, пока да. Пока эти ребята воруют так, что у них сейфов не хватает (они деньги, видимо, складывают в железнодорожные вагоны), то пока получаться не будет, нет.

М.МАКСИМОВА: Хорошо. Сейчас мы прервемся на выпуск новостей, а затем вернемся в студию и продолжим.

НОВОСТИ

М.МАКСИМОВА: Продолжаем программу «Особое мнение». Марина Максимова. Здесь в студии Михаил Веллер высказывает свое особое мнение. Смотрите, у нас не так много минут осталось, поэтому попытаемся компактно сейчас последнюю часть провести. Не могу обойти мимо этого вопроса, потому что многие слушатели задавали. «Михаил Иосифович, по вашему прогнозу двухлетней давности российской власти осталось примерно полгода. Ваш прогноз еще в силе? Есть ли в нем какие-либо коррективы и почему?»

М.ВЕЛЛЕР: У меня есть подозрение, что совершенно бешенное шевеление вокруг Бирюлёво, неадекватно мощное шевеление было вызвано тем, что по прогнозу оставалось несколько месяцев. Можно, ну, так, вильнув, сослаться на американского министра экономики, который утверждал, что в 1996 году экономика России упадет до низа и всё кончится. В 1997-м его спросили: «А чего ж она не кончается?» Он сказал: «Она, действительно, упала до низа, но эти русские – упорные ребята, и теперь они копают в глубину».

Я подозреваю, что сейчас это всё настолько неустойчиво, что может кончиться буквально в любую неделю. То есть, ну, понятно, что падение цен на нефть и газ – это будет национальной катастрофой. Ради того, чтобы этого не произошло, ребята будут готовы пойти абсолютно на любые политические меры (меры могут быть разные – это само собою). Но сейчас стараются укреплять вертикаль всеми гайками, всеми стяжками. А поскольку оно всё расползается и порочно в принципе, ну, не может оно никак долго просуществовать, вот какая история. Ну, не получается по всем выкладкам долго этому просуществовать.

М.МАКСИМОВА: Но сроки-то сдвинете?

М.ВЕЛЛЕР: Я могу ошибиться на полгода. Я бы не сдвинул – они могут сдвинуться сами. Но к нашему величайшему сожалению… Ну, что касается распада России, ни один нормальный человек этого не желает, ну, кроме каких-то оголтелых русофобов (это ерунда).

А, вот, что касается того, чтобы власть, наконец, сменилась другой властью, боже, какие будут аплодисменты, как будет встречать чиновник того, кого он мордовал годами на улице и, раскрывая объятия, бросаться к нему на грудь, крича «Сеньор! Сколько лет я ждал этого счастливого мига, когда падет этот гнилой режим!» Мы это всё уже проходили и в Германии, и в Испании, и в массе стран еще. Так что ничего страшного, мы доживем, мы доживем.

М.МАКСИМОВА: Подождем. Раз уж мы заговорили в том числе о финансовых проблемах, давайте и о наших в том числе, и о министрах наших в том числе, и о зарубежных проблемах, о США тоже поговорим. Про Алексея Кудрина вам есть, что сказать.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, давно есть, потому что каждый раз, как я слышу, что сообществом министров финансов Европы Алексей Кудрин был признан лучшим министром финансов «Смотрите, какой у нас министр!», это означает, что одни – идиоты, а вторые (меньшинство) – умные спекулянты.

Что такое министр финансов? Он должен свести бюджет с наибольшим профицитом, чтобы был не минус, да еще побольше. В этом отношении в Америке самый дерьмовый министр финансов.

М.МАКСИМОВА: Вот, видите? Значит, не худший.

М.ВЕЛЛЕР: Страна процветает, а министр никуда. А у нас – самый лучший. Все сидим в дерьме, зато сотни миллиардов долларов угнаны за бугор. Назначение Министерства финансов – денежно всячески крутить и разогревать родную экономику, чтобы она поднималась, строилась, разбухала и процветала. Для этого существуют деньги. А у нас экономика существует для того, чтобы из нее высасывать деньги и через Министерство финансов угонять за бугор. Вот с этой точки зрения Алексей Кудрин… Вот, если бы я был Марио Пьюзо и писал роман, он – бухгалтер мафии. Он – прекрасный бухгалтер мафии. Он уводит в отсос феноменальные суммы (вернее, уводил). Но когда вы повторяете, что он – лучший министр финансов, имейте в виду, что это тот, кому удалось больше всего денег изъять из родной экономики и угнать к чертовой матери.

Теперь про Америку.

М.МАКСИМОВА: Про Америку, да. Смотрите, оттянули они дефолт.

М.ВЕЛЛЕР: Там немного другая история.

М.МАКСИМОВА: Оттянули дефолт, правда?

М.ВЕЛЛЕР: Да. Я думаю вот что (не я один – несколько серьезных экономистов). Что, в конце концов, когда их долг достигнет такого количества нулей, что они не поместятся на тетрадном листике, они его аннулируют. Это какой-то гипотетический пузырь, который теоретически существует и ничего, и ничего, и ничего, и без доллара вся эта система плохо будет крутиться. Так что ничего, они сведут концы с концами.

Здесь главное что? Товарищи либералы – они сильно побеждают на всем Западе и уже в Америке. Это означает, что живет в Штатах третье поколение социальных паразитов, которые никогда не работали и не собираются, а им нужно дать всё, и деньги от работающих через налоги перекачиваются к неработающим, и в результате мы имеем Детройт, где налоги таковы, что оттуда всё свалило, 87% населения – черные, и это сплошное гетто, куда боятся соваться.

Так что ежели Барак Обама будет продолжать вот эту вот политику, то, конечно же, никаким добром кончиться это не может. Но я надеюсь, что американцы как-то справятся.

М.МАКСИМОВА: Схватятся за голову.

М.ВЕЛЛЕР: Если же с долларом будет что-то плохое, ну, прежде всего, наши большие пацаны помогут всеми средствами, потому что что они будут делать, если рухнет доллар? Они могут очень сильно погореть на этом деле. Я думаю, что это не наша головная боль. Там есть Джордж Сорос, там есть Милтон Фридман – пусть они побьют друг другу по ушам, они как-нибудь разберутся.

М.МАКСИМОВА: Давайте тогда от финансовых проблем, потому что времени мало остается, к еще одной громкой теме. Смотрите, сегодня ровно 30 дней, как задержали не только активистов «Арктик Санрайз» (имеются в виду активисты организации Гринпис), там и журналисты есть, и многие другие. Не отпускают. Как раз новость буквально полчаса назад, Мурманский областной суд оставил под стражей всех арестованных по делу ледокола «Арктик Санрайз» до 24 ноября.

М.ВЕЛЛЕР: Чтоб они знали, как сметь мешать Газпрому. Прежде всего что касается обвинения в пиратстве, вот здесь меня немного удивил уровень интеллекта как обвинителей (с ними-то ладно), так и защитников.

Что такое пиратство? Пиратство – это вооруженный грабеж на море, имеющий целью, сутью, своим предметом вооруженное, насильственное присвоение чужого имущества, как судов, так и всего, что на этих судах находится. Поскольку здесь, первое, не было оружия, второе, не было насилия, третье, не было умысла на присвоение чужой собственности как движимой, так и недвижимой, четвертое, не было никаких действий по захвату этой собственности, то под пиратство это никак не может попадать никоим образом, ибо никакого признака пиратства, никакой черты пиратства в этом нету. Вот-вот как-то и всё, что касается пиратства.

Но самое интересное, что стали считать, составлять календари и графики – не в связи ли с этим напали на российского дипломата в мирной Голландии обкурившиеся анаши голландские полицейские? Совершенно непонятно. То есть они, очевидно, в самом деле покушали на завтрак белены, явились, спросили «Где советский дипломат?», избили и оттащили в кутузку.

Ты лезешь в интернет (очень подлая вещь, очень подлая вещь, очень трудно что-то скрыть), выясняется, что жена дипломата нажралась пьяная, паркуясь, разбила 4 машины на парковке под домом и свою собственную. Соседи вызвали полицию, а приехала еще и скорая. Ее отвезли в травму и оказали ей (побитой) помощь. Она (пьяная) выкрикивала ругательства, от госпитализации отказалась. А в это самое время ее пьяный муж (дочка 4-летняя играла во дворе), он дочку-то потащил домой за волосы, откуда прядь волос и была вырвана. Тут соседи позвонили, сказали, что они вообще бухают, у них вообще скандалы, а сейчас у них насилие над детьми. Они вызвали полицию.

Приехала полиция и стала решать дилемму. С одной стороны, это явный дипломат – вот у него паспорт. С другой стороны, он пьяный и осуществляет насилие над малолетними детьми, что по закону совершенно нельзя. Поэтому они нашли эдакое Соломоново решение: они его взяли аккуратно на 3 часа, а через 3 часа отвезли обратно.

И мы вместо того, чтобы дать этому дипломату такого пинка, как у О’Генри поросенку, чтобы он вылетел из МИДа впереди своего визга, мы встали в пятую позицию, завопив «Не смейте трогать нашего дипломата». Ну и получили дипломатического пинка по своей собственной заднице, потому что всё это – сплошное позорище.

Разумеется, можно найти двух монтеров, которые, несомненно, не имеют никакого отношения ни к каким российским спецслужбам, и они обвяжут лентой голландского дипломата, напишут ему «ЛГБТ» и так далее, и так далее. Но это какой-то такой детский сад, что это даже не серьезно.

Вы знаете, у нас через минуту кончится передача (это ужасно), можно я скажу? У меня как раз в четверг, 24-го вечер в Театре Эстрады, где я буду до тех пор, пока меня всего не затопчут, и буду там отвечать на все вопросы 24-го, через 5 дней в Театре Эстрады. Потому что сейчас вот еще один вопрос и всё кончится, а жалко страшно, потому что мне очень нравится излагать зрителям, что я думаю по этому поводу.

М.МАКСИМОВА: Вы знаете, и зрителям нравится вас слушать, потому что вопросы идут.

М.ВЕЛЛЕР: У нас одна минута.

М.МАКСИМОВА: Да, одна. Как вы четко чувствуете время. Может быть, тогда короткий вопрос про олимпийский огонь? Как вы относитесь к церемонии олимпийского огня? Не напоминает ли вам представление сталинские времена?

М.ВЕЛЛЕР: Я отношусь абсолютно положительно к церемонии олимпийского огня. А когда мне вот сейчас главный редактор журнала «Дилетант» Дымарский сказал, что вообще-то эту эстафету с огнем Геббельс придумал, я подумал «Ну, мало ли, в конце концов, кто что придумал. Что ж, сапоги отменять?»

Еще я хочу сказать в последние секунды, что 50 тысяч сирийских христиан просят российского гражданства. Это гениально. Всем довезти им туда 50 тысяч паспортов и после этого защищать интересы своих граждан в Сирии! Вот тогда уже можно вводить войска и стучать ботинком по кафедре ООН.

М.МАКСИМОВА: Ну что ж, вот такое особое мнение Михаила Веллера, Приходите к нам еще обязательно.

М.ВЕЛЛЕР: Спасибо большое.

М.МАКСИМОВА: Постараемся задать вам еще дополнительные вопросы.

М.ВЕЛЛЕР: Простите все.

М.МАКСИМОВА: Ну вот видите, уже просят прощения. Всем счастливо.

М.ВЕЛЛЕР: До свидания.

Комментарии

461

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


eva1000 20 октября 2013 | 01:24

= Потому что до тех пор, пока капиталисту будет выгодно брать рабов, он будет их брать. Вы ничего не сделаете с капиталом, который стремится к максимальной норме прибыли. Всё. Это означает, что капиталисты, которые используют нелегалов, должны надолго сидеть с конфискацией. А кто украдет больше миллиарда, мы пригласим братских китайцев и они его расстреляют. Потому что массы людей кончают с собой (а в России очень высокий уровень самоубийств) из-за того, что у них нету денег и нету перспектив. Они не могут есть, не могут лечиться, не могут купить себе квартиру. А товарищи капиталисты их убивают таким вот образом. А почему это так? Лучше один мироед расстрелян, чем тысячи невинных покончили с собой.
Вот до тех пор, пока не будет сменена политическая система, ибо политическая система обслуживает их интересы (они заказывают музыку), у нас будут эти базы. Вот, поэтому они и нагнали туда ОМОНа, зашевелились страшно, вплоть до голубого вертолета. =
**********************************************************************
Страшно за будущее России.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире