'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 августа 2013, 19:08

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение». Я – Марина Королёва, напротив – Эдуард Лимонов, писатель, политик. Эдуард Вениаминович, здравствуйте.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый день.

М.КОРОЛЁВА: Новость последнего часа. Мэннинг, Брэдли Мэннинг, информатор организации Викиликс получил 35 лет тюрьмы. Бывший военнослужащий. Кстати, будет лишен всех привилегий и в будущем не сможет быть военным, не сможет получать военную пенсию и так далее. Ну, вот, ваш первый комментарий?

Э.ЛИМОНОВ: По-моему, все очевидно. Поскольку мы в России и я – русский, то я приветствую этого человека, который сделал для мира во всем мире, как любили говорить в советские времена, так много.

М.КОРОЛЁВА: То есть? А мы-то здесь причем, Эдуард Вениаминович? Ну, вот, Россия?

Э.ЛИМОНОВ: Разоблачая США, он, в любом случае, подрывал могущество США, подрывал их авторитет, подрывал доверие народов мира к США, что, на мой взгляд, великолепно. У нас не должен быть однополярный мир, у нас должен быть мир, в котором свыше 200 государств существует и преследует каждое свои интересы, живет согласно национальным своим традициям. США в течение двух столетий только и делают, что вмешиваются в судьбы мира. Вспомним их интервенции многочисленные (там больше двух сотен в Латинской Америке), посмотрим на их недавние экспедиции повсюду – и в Ирак, и в Афганистан, и куда только захотят. Это очень опасное империалистическое государство, и поэтому спасибо Брэдли Мэннингу.

М.КОРОЛЁВА: Спасибо ему. И я так понимаю, что вы осуждаете такой приговор?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, это бесчеловечно.

М.КОРОЛЁВА: Но, с другой стороны, давайте попробуем повернуть ситуацию, как-то прикинуть ее на нас.

Э.ЛИМОНОВ: У меня нет другой стороны. Это женщины любят с одной стороны, с другой стороны и не решительные люди.

М.КОРОЛЁВА: Почему? Журналисты тоже. Они смотрят с одной стороны, с другой стороны.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вот, и журналисты, добавим так. А у Эдуарда Лимонова есть одна сторона, я ее высказал. И вопрос закрыт.

М.КОРОЛЁВА: То есть все, что плохо Америке, все хорошо для нас?

Э.ЛИМОНОВ: Да, я считаю именно так.

М.КОРОЛЁВА: И осуждаем их за такой бесчеловечный приговор?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, причем здесь «осуждаем»? Я считаю, что это бесчеловечный приговор. Точка. «Осуждаем». Что их осуждать, когда они, по-моему, ясное государство, основанное в свое время на уничтожение огромного количества… Новейшие источники доказывают, что было индейское население Северной Америки 18 миллионов. 15 миллионов было уничтожено. Это с этого они начали. Потом завезли туда рабов. Сейчас мне начнут говорить о том, что «не надо – это дело давно минувших дней».

М.КОРОЛЁВА: Ну да.

Э.ЛИМОНОВ: Да ничего подобного. Это на этом они начинались вот таким образом.

М.КОРОЛЁВА: Эдуард Вениаминович, но вы ж там жили.

Э.ЛИМОНОВ: Я там жил, поэтому…

М.КОРОЛЁВА: И вы не были там в тюрьме. А здесь – были.

Э.ЛИМОНОВ: Не вам меня учить Америке. Давайте перейдем к другому вопросу, с вашего позволения.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Ладно. Но я вас тогда хотела бы спросить про Великобританию и Эдварда Сноудена. Ну, тоже короткий вопрос. Дело в том, что у газеты «Гардиан» возникли проблемы и ей велели уничтожить материалы Эдварда Сноудена. И было это сделано, вроде бы, по указанию премьер-министра страны. Вот там газета «Гардиан» сопротивляется, материалы она уничтожила, но, тем не менее, собирается публиковать дальше материалы Сноудена. Я уж боюсь вас спрашивать, что вы думаете по этому поводу.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, я всегда за абсолютную свободу СМИ, и поэтому считаю, что «Гардиан» пока правильно делает, не сдается и отстаивает свою самостоятельность. Конечно.

М.КОРОЛЁВА: Ну да. Но там проблема в том, что, правда, российский МИД сейчас горячо поддержал, действительно, свободу слова в Великобритании. А у нас как со свободой слова, как вы считаете?

Э.ЛИМОНОВ: Вы, видимо, враг своего собственного МИДа и своей страны, раз вы спрашиваете такие вещи.

М.КОРОЛЁВА: А вы, Эдуард Вениаминович?

Э.ЛИМОНОВ: А я нет, а я не враг своей собственной страны. К МИДу я отношусь по-разному, в зависимости от их действий. Иногда это бывают бестолковые, глупые, вредные и даже иногда преступные действия. Как, например, в свое время не поддержали, не проголосовали, не применили вето, когда стали бомбить Югославию. Это мы виноваты. Мы. Мы виноваты в том, что Ливию разнесли в пух и прах. Мы, потому что мы не использовали право вето. И так далее.

Но в данном случае что там говорит МИД? Я говорю, первое, это всё (и вы это знаете, и говорю уже много лет) вещи одни и те же.

М.КОРОЛЁВА: Но вы же оппозиционер.

Э.ЛИМОНОВ: Именно поэтому я и оппозиционер, что я умный, да? Я не либерал, который огульно ненавидит свою собственную страну, для которого страна существует где-то в интернете (его родина). Для меня родина конкретна. Я – человек пожилой, человек, знающий свою страну. Я был во многих городах ее, я воспитывался еще на Украине в свое время. Для меня вот это всё – родина конкретная, по которой…

М.КОРОЛЁВА: И даже в тюрьмах вы бывали, я вам напомню.

Э.ЛИМОНОВ: А что тюрьма? Тюрьма. Это была, да, тюрьма. И что? И чего вы хотите, меня упрекнуть в этом или что?

М.КОРОЛЁВА: Ну, я просто, опять-таки, хочу напомнить, что в США в тюрьму вас никто не сажал.

Э.ЛИМОНОВ: Я сидел не за мошенничество, а за государственное преступление.

М.КОРОЛЁВА: За государственное преступление.

Э.ЛИМОНОВ: Да, за государственное преступление. У меня статьи были, относящиеся в Уголовном кодексе к категории государственных преступлений. Поэтому я сидел первые 15 месяцев в тюрьме Лефортово. И поэтому меня расследовала ФСБ. Я уж как-нибудь сам с ними разберусь, да? Не надо, как бы, приводить это к общему знаменателю и заставлять меня…

М.КОРОЛЁВА: Да нет, я не сомневаюсь, что вы разберетесь. Тем более, что, на самом деле, сложная получается ситуация. Но по поводу оппозиционера Лимонова мы еще поговорим, это будет буквально через полминуты, ну, через минуту, скажем так. Я напомню, что писатель, политик Эдуард Лимонов сегодня в студии «Особого мнения», и вы можете присылать ваши вопросы. +7 985 970-45-45, в Twitter’е – аккаунт @vyzvon. И кардиограмму нашего эфира вы можете выстраивать на сайте «Эха Москвы». Через минуту мы снова здесь.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЁВА: И сегодня это особое мнение Эдуарда Лимонова, писателя, политика. Еще раз напомню, +7 985 970-45-45 и в Twitter’е – аккаунт @vyzvon. Через 10 дней – 31 августа, традиционный день для выхода на Триумфальную площадь. Как я поняла, и на этот раз вы тоже собираетесь, хотя вам не разрешают.

Э.ЛИМОНОВ: Безусловно. Ну, что значит «разрешают»? Мы не дети, чтобы спрашивать разрешения. Мы уведомляем о том, что мы выходим. А дальше все это лежит на совести мэрии.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вас же тоже уведомили, что нельзя.

Э.ЛИМОНОВ: У мэрии совести нет. Ну, чего? Честности тоже нет. И многих других достоинств.

М.КОРОЛЁВА: А напомните, почему вам отказали в проведении этой акции на этот раз?

Э.ЛИМОНОВ: Основываясь… Я в руках пока этот текст не держал, но мне только перед тем, как я выехал к вам, позвонили из мэрии и сказали, что по тем же причинам, что и в прошлый раз. То есть основываясь на новом подлом законе (он уже год существует), подлом законе о том, что… Среди прочего там сказано, что уведомители, которые ранее привлекались к административной ответственности 2 или более раза в год, не имеют права быть уведомителями. То  есть я не имею права проводить массовые мероприятия.

М.КОРОЛЁВА: То есть не потому, что нельзя на Триумфальной, а потому что нельзя, потому что было административное правонарушение. Так?

Э.ЛИМОНОВ: Да, да, да. Ну и на самом деле, давайте говорить открыто и откровенно, это поражение в правах. Этот закон незаконен. Я его в свое время оспорил в Конституционном суде. Конституционный суд робко чуть-чуть было не принял мою сторону и там были еще представители и «Справедливой России», и КПРФ. Но, все-таки, не принял, да? И я этот закон считаю незаконным и, как гражданин, считаю, что вот эти правила, по которым московская мэрия присвоила себе право разрешать или не разрешать, это все покоится исключительно на постановлении Лужкова, которое было вынесено где-то лет, по-моему, 16 тому назад. Это всего-навсего бумажонка, постановление. Лужкова давно нет у власти в Москве. Тем не менее, эту бумажонку закон признает выше Конституции РФ. Мы доходим до смешного, когда мне множество раз вменяли и вменяют выкрикивание лозунгов на Триумфальной, выкрикивание лозунгов «Да здравствует Конституция». Ну, это, конечно, ни в какие ворота. Так вот черным по белому…

М.КОРОЛЁВА: Но вы же можете оспорить это в Страсбурге, например.

Э.ЛИМОНОВ: Ой, слушайте, Страсбург не любит нацболов. Он иногда выносит по нам, по мелким делам решения какие-то. Но, например, о запрете партии, ликвидации партии у нас лежит уже лет 8 с того времени, когда это случилось, с 1997 года. Ну, не 8, значит, 6. 6 лет лежит наша жалоба. Они ее не рассматривают в то время, как жалобу вашего сотрудника Рыжкова на закрытие, запрещение (даже не запрещение, а просто ликвидацию как юридического лица Республиканской партии Рыжкова) они рассмотрели быстренько. Им милее. Там сидят такие же либералы как Рыжков. Им милее Рыжков, им совершенно не нужны нацболы.

У нас масса жалоб, у нас 42 жалобы лежит.

М.КОРОЛЁВА: Не любите вы Запад, не любите, Эдуард Вениаминович.

Э.ЛИМОНОВ: Запад не любит меня. Я абсолютно равнодушно отношусь и к Западу, и к Америке, в частности. Дело не в этом. А дело в том, что социально близкие Западу – это господа Навальный, господин Рыжков и тому подобные. А Лимонов с его требованием пересмотров итогов приватизации – он далек как река Брахмапутра от Запада. Я вызываю в них недовольство и омерзение, я полагаю.

М.КОРОЛЁВА: Эдуард Вениаминович, ну, раз уж вы сами упомянули Навального. Вот, кстати, ему сегодня тоже отказали в проведении митинга на Воробьевых горах 6 сентября, кстати, вообще без объяснения причин. Что скажете?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, я не знаю обстоятельств, чего ему отказали. Ну, мне отказывают 5 лет. А что, один раз отказали Навальному. Какое несчастье. Давайте плакать будем все.

М.КОРОЛЁВА: Вот, кстати, вас слушатели (тут не один слушатель, а просто буквально несколько) в интернете спрашивают «За что вы его так не любите? Какова причина вашей, как здесь пишут, патологической ненависти к Навальному?»

Э.ЛИМОНОВ: Очень просто. Я считаю, что он абсолютно вреден российской оппозиции. Он занимает людей…

М.КОРОЛЁВА: Российской оппозиции или народу? Что вы имеете в виду?

Э.ЛИМОНОВ: Народу тем более. И народу тем более. Безусловно. Он вреден. Но он еще вреден и оппозиции. Даже именно либеральной оппозиции, которую он отвлекает на… Это тупик. Какие выборы, извините меня? О каких выборах серьезно можно сейчас говорить, когда кандидаты на эти выборы были отобраны путем селекции властью?

М.КОРОЛЁВА: Ну, подождите. Навального-то кто же отбирал?

Э.ЛИМОНОВ: Правильно. И Навального отобрали.

М.КОРОЛЁВА: Он буквально просто из тюрьмы появился.

Э.ЛИМОНОВ: Правильно. Ну, слушайте, появился из тюрьмы. Извините меня, меня никто… Я свой срок сидел, да? А он пробыл сутки там и его выпустили. Он договорился в тюрьме…

М.КОРОЛЁВА: Нет, подождите. Он же не сидел срок – он был под судом только еще.

Э.ЛИМОНОВ: Я свой срок сидел, я говорю.

М.КОРОЛЁВА: Да, я понимаю. Но он-то еще не был на сроке. Он был под судом.

Э.ЛИМОНОВ: Что значит «под судом»? Ему был приговор прочитан, он был увезен в тюрьму. Всё, в СИЗО.

М.КОРОЛЁВА: Но дальше есть время для обжалования.

Э.ЛИМОНОВ: Да нет, это, знаете, это вы скажите кому-нибудь. В истории российской юриспруденции и царских времен, и наших никогда такого не было, чтобы человек…

М.КОРОЛЁВА: Ну, бывало такое, что и выходили люди, наверняка.

Э.ЛИМОНОВ: Это детский лепет и, как бы это самое, приятная неожиданность детская с точки зрения человека, который…

М.КОРОЛЁВА: Но так вы, все-таки, поясните, чем он вреден-то? В чем? В чем вредность-то?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, потому что, он, во-первых, а) он – мошенник сам…

М.КОРОЛЁВА: Ну, с чего бы это?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, потому что я верю в то, что приговор по Кировлесу справедлив. Потому что я – человек, который…

М.КОРОЛЁВА: Но это же не вопрос веры, это вопрос доказательств.

Э.ЛИМОНОВ: Причем здесь доказательства? Я верю на основании доказательств, вот, что я вам говорю. Вы посмотрите на его… Ладно, оставим его мошенничество как мелкого бизнесмена. Посмотрим, как он ведет свою даже эту кампанию, жалкую, несчастную, разрешенную властью кампанию.

М.КОРОЛЁВА: Ну, ничего себе «жалкую».

Э.ЛИМОНОВ: Мы же видим, у него появляются на Яндекс Кошельке деньги, которых никто не знает их источник. Откуда? Плюс они приходят вдруг из-за границы. Это первый раз в истории российских выборов…

М.КОРОЛЁВА: Эдуард Вениаминович, подождите, это тоже не доказано.

Э.ЛИМОНОВ: Дайте мне сказать. Чего не доказано? Все доказано.

М.КОРОЛЁВА: Что из-за границы?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, то, что ему приходят деньги из-за границы, это доказано.

М.КОРОЛЁВА: Ну вот вы поехали за границу и перевели из отпуска деньги.

Э.ЛИМОНОВ: Слушайте, давайте… Давайте-давайте. Не надо. Вы знаете, я не верю. Откуда его помощники каждый нашел по миллиону? Откуда у человека по фамилии Янкаускас вдруг 1 миллион? Он – несчастный сотрудник одного мелкого какого-то отделения РАН. Они жалуются постоянно, что у них денег нет. Вдруг он пришел и принес.

Или Коля Ляскин. Вот, я их знаю лично, да? Я не верю в то, что у Коли Ляскина мог образоваться 1 миллион рублей, и чтобы он его внес. Откуда у Коли, который все время сшибает деньги, работая на чужих кампаниях избирательных то у Чириковой, то теперь у Навального?

М.КОРОЛЁВА: Ну, простите, человек может а) заработать, получить любым образом. Могут подарить, наконец.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, не надо.

М.КОРОЛЁВА: Да как угодно.

Э.ЛИМОНОВ: Начнем с того, что Навального не надо было допускать до выборов уже потому, что он не сам собрал подписи муниципальных депутатов, а взял их половину, согласился взять у Собянина.

М.КОРОЛЁВА: Ну и что?

Э.ЛИМОНОВ: Как «ну и что»? Это нарушение закона!

М.КОРОЛЁВА: Ну, почему?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, не надо мне, знаете…

М.КОРОЛЁВА: Ему предложили, он взял. Нормально. А дальше ведется нормальная…

Э.ЛИМОНОВ: Ну, конечно. Ну и что?

М.КОРОЛЁВА: Подождите. Лучше, чтобы выборов…

Э.ЛИМОНОВ: Ему предложили выйти из тюрьмы в обмен…

М.КОРОЛЁВА: Лучше, чтобы выборов вообще не было?

Э.ЛИМОНОВ: Такие выборы нам не нужны. Нам нужны свободные выборы, безусловно. Свободные выборы. Но когда из 38 кандидатов отобрали 6, а 32-м сказали «До свидания», а этим 6-ти дали подписи муниципальных депутатов партии власти, то как человек нормальный я задаюсь себе вопрос: а мне это не снится? Ну-ка я себя ущипну.

М.КОРОЛЁВА: И как вы отвечаете на этот вопрос?

Э.ЛИМОНОВ: И я говорю «Был сговор с властью у Навального». Вот, как я отвечаю себе на этот вопрос. Что он будет участвовать в выборах. Что ему обещали взамен? Не знаю. Я думаю, снижение срока и условный срок. Я думаю, после того, как будет рассмотрено его дело в кассационной инстанции, он получит, я так думаю, 3 года условно. Посмотрим-посмотрим.

М.КОРОЛЁВА: Эдуард Вениаминович, вот, вы – политик кроме того, что писатель. Как вам кажется, оживление политической жизни даже путем таких выборов, ну, не совсем, может быть, полноценных, таких, как вам хотелось бы, не хорошо ли это само по себе?

Э.ЛИМОНОВ: Не, ну, вы извините меня. У нас такие выборы 20 лет происходят. 20 лет, с 1993 года.

М.КОРОЛЁВА: Ну, подождите. Последние 10 лет у нас выборов как таковых и не было.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, перестаньте вы. Вы хотите выборы в лагере строгого режима. Вот вы имеете выборы в лагере строгого режима. До этих выборов администрация лагеря строгого режима допустила Навального. Для меня этот человек не существует как оппозиционер. Это абсолютная марионетка, человек, который преследует свои какие-то авантюрные личные цели. Он проиграет, безусловно. Государство никогда не держит своих обещаний. Они сделают что-нибудь так, что хорошо ему не будет.

М.КОРОЛЁВА: А если будет второй тур?

Э.ЛИМОНОВ: Да какие?.. Не надо мне говорить. Человеку, который в российской политике с 1992 года, вы мне говорите «Будет второй тур».

М.КОРОЛЁВА: То есть вы вообще в это не верите?

Э.ЛИМОНОВ: А почему я должен в это верить? Я…

М.КОРОЛЁВА: Поскольку мы с вами говорим в терминах «верю», «не верю»...

Э.ЛИМОНОВ: Я верю на основании доказательств, вот что я хотел сказать.

М.КОРОЛЁВА: То есть второго тура не будет, считаете вы?

Э.ЛИМОНОВ: Не будет никакого второго тура. О чем вы говорите?

М.КОРОЛЁВА: А, кстати, дебаты вы смотрели предвыборные?

Э.ЛИМОНОВ: Я смотрел двое дебатов. Или как?

М.КОРОЛЁВА: Ну да. Практически так.

Э.ЛИМОНОВ: Вы же у нас специалист по русскому…

М.КОРОЛЁВА: Да. Ну так что? Да. Смотрели дебаты, 2 штуки. Что скажете?

Э.ЛИМОНОВ: Мое мнение каждый раз смещалось. Я всегда держал, конечно, в мозгу, что это не свободные выборы, что кандидаты отселекционированы, отобраны. Это у меня в голове было.

М.КОРОЛЁВА: Но тем не менее, смотрели.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, я смотрел, потому что я – человек, который любопытствует всем. Всему, да? Я смотрел, как Развозжаев кричал там «Меня пытали». Вот, LifeNews снимала. Меня тоже интересует. Меня интересует, как живет Удальцов и так далее. Всё меня интересует. Я ходил на суд по Болотной, пойду еще и, может быть, даже не раз. Потому что меня интересует.

М.КОРОЛЁВА: Так про дебаты-то хочу вас спросить. Вы говорите, мнение ваше смещалось. В какую сторону?

Э.ЛИМОНОВ: Значит, смотрите. Вот, итоговый… Я высказывался уже несколько раз, и каждый раз дополнял мои наблюдения, которые у меня были, новыми наблюдениями. Вот теперь вам итоговое. После всех этих трех дебатов я могу сказать следующее.

Мельников и Митрохин, хотя они такие солдаты старой школы, они немножко, бывает, как бы, смотришь такое ретро немного. Но они были наиболее серьезны.

Значит, дальше был… Ну, Навальный был выше Левичева, это понятно, Кощея этого. Выше. Но почти на равных и, пожалуй, Дегтярев из ЛДПР по наглости, да и по такой уверенности (что тоже наглость), наверное, преобладал. Навальный выглядел абсолютно неубедительно. Знаете, почему? У него убедительный look, как мы все знаем, то есть внешний облик. Он очень… Российский либерал смотрит и умиляется, и говорит «Господи, наконец и мы дожились, и у нас тоже как у американцев. Смотрите, рослый парень такой, в хорошем костюме. И лицо у него не… Он не рабочий там какой-то бумажной фабрики и так далее. Вот, видно, что он… Дожили. Прекрасно». Но на этом все кончается.

Значит, никаких серьезных доводов даже против Собянина…

М.КОРОЛЁВА: А борьба с коррупцией – это для вас не серьезный довод? Э.ЛИМОНОВ: Подождите, да какая борьба с коррупцией? Надо власть чтобы сменилась, тогда не будет коррупции. Причем здесь коррупция?

М.КОРОЛЁВА: Так к этому и призывает…

Э.ЛИМОНОВ: Нет, вы знаете, он призывает… Я не знаю, это вас он призывает…

М.КОРОЛЁВА: К смене власти в Москве. Не так ли?

Э.ЛИМОНОВ: Это вас он призывает. А людей моего типа он никуда не призовет. Для нас он неприятен конкретно. Неприятно в нем все, от начала до конца.

Давайте я вам скажу, как я его увидел.

М.КОРОЛЁВА: Ну, у нас с вами только буквально 30 секунд.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, 30 секунд… Вот, он постоянно твердит об этих квартирах дочерей Собянина и ничего больше. У него ничего нет. Он сосредоточен на вот этой критике. Никакой программы у него нет. Он скучал и тосковал, и вид у него был абсолютно робкий и неубедительный.

М.КОРОЛЁВА: Вот, вы знаете, вас здесь спрашивают «Не зависть ли это?»

Э.ЛИМОНОВ: Слушайте, я соперничал и продолжаю соперничать со многими мертвыми. И среди них Иосиф Бродский, Солженицын. Кто еще? Константин Леонтьев. Но я никогда не опускался до соперничества с самозваным адвокатом и человеком, у которого есть только look.

М.КОРОЛЁВА: А, look.

Э.ЛИМОНОВ: Да.

М.КОРОЛЁВА: Я поняла.

Э.ЛИМОНОВ: Всё.

М.КОРОЛЁВА: Look, да. Эдуард Лимонов, писатель, политик. Мы встречаемся здесь снова через несколько минут.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: И сегодня это особое мнение писателя, политика Эдуарда Лимонова. Вы еще успеете задать ваши вопросы. +7 985 970-45-45 и в Twitter’е есть аккаунт @vyzvon. Ну, кстати, можете выстраивать кардиограмму эфира на нашем сайте, на сайте «Эха Москвы».

У нас тут неделя годовщин, Эдуард Вениаминович. Как раз на этой неделе. И, вот, вас слушатели (тоже несколько человек) просят сказать буквально пару слов о ГКЧП. Очередная годовщина, как-никак.

Э.ЛИМОНОВ: Да. Ну, во-первых, какие-то подлые люди присвоили название тому, что происходило 19 августа 1991 года, присвоили название путча. Но путч не бывает организован такими лицами государства как вице-президент Янаев, премьер Павлов, премьер-министр, министр внутренних дел Пуго, по-моему, был, министр обороны Язов, председатель Комитета государственной безопасности. Ну, постыдились бы. Празднуют годовщину путча. Путча не было, была попытка…

М.КОРОЛЁВА: Ну, не то, чтобы празднуют. Но отмечают, скажем так.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, отмечают. Была попытка спасти страну.

М.КОРОЛЁВА: Эдуард Вениаминович, это вы говорите.

Э.ЛИМОНОВ: Это я говорю, да. И я отвечаю это.

М.КОРОЛЁВА: А, кстати, вы были здесь уже в это время?

Э.ЛИМОНОВ: Я не был в России в это время.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы здесь были, когда был 1993-й год? А вас не было.

Э.ЛИМОНОВ: Да, 1993-й – я был, да.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы наблюдали это все оттуда.

Э.ЛИМОНОВ: В 1991-м я…

М.КОРОЛЁВА: И что, кстати? Что, вот, вы тогда там думали?

Э.ЛИМОНОВ: Я сказал то, что я думал. Меня подняли ни свет, ни заря, и я был на канале Antenne Deux, то есть второй канал французский.

М.КОРОЛЁВА: Ну, во Франции, да.

Э.ЛИМОНОВ: И я сказал. Первое, что я сказал, я как выдохнул. Я еще не знал, что, на самом деле, уже было понятно, что захлебнется эта попытка спасти страну. Но я выдохнул, я сказал «Наконец-то». Ну, естественно, по-французски, да? И потом продолжил, добавил, что я абсолютно счастлив, что, наконец, нашлись люди, которые пытаются остановить убийство СССР.

М.КОРОЛЁВА: Но счастье было недолгим. Счастье было недолгим, 3 дня.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вы радуетесь. Видите, у нас…

М.КОРОЛЁВА: Да я не радуюсь, я просто спрашиваю.

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, у нас непременно… Я раньше так не думал, теперь я думаю, что у нас будет непременно гражданская война. Потому что так много людей, которым интересы России не их интересы. То будет война, конечно. Одновременно очень много людей, для которых интересы России – это наши интересы.

М.КОРОЛЁВА: Вот смотрите, вас здесь спрашивают…

Э.ЛИМОНОВ: Ничего страшного. Будет еще одна гражданская война.

М.КОРОЛЁВА: Вас здесь спрашивают как раз по этому поводу. Вот смотрите, вы – революционер, вас выставили из СССР, а вы называете себя «национал-большевиком».

Э.ЛИМОНОВ: Не надо меня, знаете, учить, как мне себя называть.

М.КОРОЛЁВА: Нет-нет, вас спрашивают. Вас спрашивают просто. Получается ли, что вы, например, были радикальнее Суслова. И если вы были большевиком, почему вас приняли на Западе?

Э.ЛИМОНОВ: Да откуда этот человек, который задает вопрос, знает мою судьбу? Он ничего не знает, поэтому говорит всякую отсебятину. То, о чем он говорит, не имеет под собой никакой почвы. Революционером я себя никогда не называл и не называю. Если меня таким называют другие, ну, пускай называют. Я – радикал, это безусловно. Я – сторонник социализма, но не марксовского толка. Это да.

М.КОРОЛЁВА: А вот тогда вас здесь спрашивают: «22 года назад у ГКЧП не получилось. А какая была бы страна сейчас, если бы получилось?»

Э.ЛИМОНОВ: Ой, ребята. Ну, страна бы хотя бы была бы вот та, в тех размерах как в 1991 году она была.

М.КОРОЛЁВА: То есть Советский Союз.

Э.ЛИМОНОВ: Народный референдум, проведенный 17 марта 1992 года, четко показал нам, чего хотят люди. 76% всех, включая национальные республики, всего населения высказались за единство СССР, за сохранение СССР. О чем можно тогда дальше продолжать разговор? О чем?

То, что кого-то устраивает, что страна съежилась, стала меньше, потеряла самые великолепные жаркие земли, потеряла Украину, потеряла Среднюю Азию целиком (Центральную Азию теперь надо называть) и потеряла 170 миллионов населения своего… И если эти люди нам будут все время заявлять, что это хорошо, то, в конце концов, будет гражданская война, безусловно.

М.КОРОЛЁВА: А, кстати, как вы думаете, продолжится этот процесс, раз уж о гражданской войне? Ну, то есть процесс разделения страны дальше.

Э.ЛИМОНОВ: Не должен продолжиться. Для этого надо сделать всё, чтобы этого не было. И в первую очередь нужно избавиться от этой абсолютно космополитической философии вот этой вот, что, якобы, нам все друзья, и то, что с нами случилось в 1991 году, не трагедия, а какое-то чуть ли не историческое правило. Это бред сивой кобылы.

Правило империи – не умирают. Они, напротив, создаются на наших глазах. Что такое Европейский Союз? Это новая империя. Что такое США? Это ультраагрессивная империя.

М.КОРОЛЁВА: Но она создавалась не сейчас.

Э.ЛИМОНОВ: Китай – это империя.

М.КОРОЛЁВА: Ну, что не вчера? И мы создались не вчера. Я считаю, что СССР, к сожалению, покончил самоубийством. Его никто не победил – он покончил самоубийством в результате абсолютно отвратительного эгоизма части нашей элиты, равнодушия народа (народ тоже не безвинен в данном случае), равнодушия армии и прочих. Этого могло не произойти. И заметьте, я никогда не был ни членом Компартии, ни комсомольцем в отличие от тех людей, которые сегодня, будучи ранее все поголовно и членами Компартии… И посмотрите на их поведение. А мое поведение чистое, взгляд мой ясен, четок и я знаю, что я говорю.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Тогда по поводу еще одной годовщины. Это вы были здесь, наверняка, в Советский Союз, 1968-й год, да? Вот как раз на днях, сегодня, в ночь с 20-го на 21-е 45 лет ввода войск в Чехословакию. А 25 августа семеро смелых вышли на Красную площадь. 7 диссидентов вышли на Красную площадь под лозунгом «За вашу и нашу свободу». Кстати, вот эта годовщина как вам помнится?

Э.ЛИМОНОВ: В перспективе теперь… Я дружил со многими диссидентами. То есть, вы знаете, это не надо меня делать прям человеком, который… Я дружил, в частности, с Володей Гершуни. И много с ним общался – он был для меня старший товарищ. И я с ним спорил, да. И я с ним спорил по всем поводам – и по поводу книг Солженицына. Вкратце я могу объяснить мою позицию.

М.КОРОЛЁВА: Давайте.

Э.ЛИМОНОВ: Моя позиция по поводу внешней политики абсолютно совпадала с позицией советского государства.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы поддержали ввод войск в Чехословакию?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, что значит «поддержал»? Я был молодой человек, меня никто не спрашивал, поддерживаю я, не поддерживаю.

М.КОРОЛЁВА: Но внутри себя-то вы какое-то решение принимали?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, что значит…

М.КОРОЛЁВА: То есть у вас не было вопроса, скажем, выйти на Красную площадь или нет? Вы же радикал. Ну, вы же и тогда были радикалом, правда?

Э.ЛИМОНОВ: Извините меня, я не прозападный радикал. Простите меня. Никогда не был и не буду. В страшном сне не приснится такое.

У меня своя позиция. Вы делите весь мир только так: сторонники Навального и власть. А для меня мир…

М.КОРОЛЁВА: Навальный-то здесь причем? Я про Пражскую весну, Эдуард Вениаминович.

Э.ЛИМОНОВ: Моя позиция, я вам сказал. Я разделял в 1968 году внешнюю политику СССР, и абсолютно не был доволен в первую очередь политикой внутренней в области культуры, что меня очень тогда волновало как молодого писателя и поэта. Я считал, что должна быть, безусловно, страна свободной, что должны быть конкурентные руководители (избираться каждый раз) и так далее, и тому подобное. То есть в этом смысле я стоял на общемировой такой практике.

М.КОРОЛЁВА: Ну а танки в Праге – и бог с ними.

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, я, извините меня, все-таки, имею связи там, имею родословную, имею там отца. Отец мой одно время… У него погибли всего его друзья в Венгрии, например. И я, сын советского офицера где должен был находиться, на чьей стороне? Угадайте с трех раз. Конечно, на стороне своего отца.

М.КОРОЛЁВА: Ну и последний вопрос. Тоже он по интернету пришел: «Ваше отношение к националистам? Готовы ли вы объединиться с ними в борьбе с режимом, за свободу для всех?»

Э.ЛИМОНОВ: У нас много националистов. Каких националистов имеют в виду?

М.КОРОЛЁВА: Ну а с какими вы готовы объединяться, если готовы?

Э.ЛИМОНОВ: Национал-демократы меня не устраивают, безусловно. Я не с национал-демократами. Я не сторонник сепаратизма, а многие националисты у нас, на самом деле, сепаратисты – они хотят освободиться от Кавказа, освободиться от всего и остаться наедине как Шерочка с Машерочкой, вот, все мы славяне и все мы в вышитых рубашках.

М.КОРОЛЁВА: Ну а те националисты, которые призывают избавиться от мигрантов, например?

Э.ЛИМОНОВ: Я – единственный, по-моему, из известных людей, который сказал, что лагерь в Гольяново – это концентрационный лагерь. Вы, наверное, знаете мою позицию в этом смысле.

Далее я сказал «Что нам пудрят мозги, и наша Федеральная миграционная служба, ФМС говорит, что у них есть проект для еще 83 лагерей в разных регионах России?» Ну, это и есть сеть концентрационных лагерей. Только не пугайтесь, потому что концентрационный значит всего-навсего это концентрация, сосредоточение людей, которые не устраивают…

М.КОРОЛЁВА: Да мы не пугаемся. Только страшновато почему-то.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, чего страшновато? Так и есть. Эти лагеря, этот план по строительству 83-х лагерей за один день не придумаешь, на коленке не напишешь. Значит, он существовал задолго до вот этого случая на рынке Матвеевском.

М.КОРОЛЁВА: Но вы, я надеюсь, против?

Э.ЛИМОНОВ: Я, конечно, против. Безусловно. А кто?.. Если я назвал… Это моя терминология. Я назвал это концентрационным лагерем. С моей легкой руки это стало. Власть вместо того, чтобы прекратить у нас, пересмотреть итоги приватизации, вместо того, чтобы заниматься социальными проблемами, она указывает всем на козла отпущения, на мигрантов. И даже ваш хваленый Навальный такой…

М.КОРОЛЁВА: Ну, хоть здесь вы против.

Э.ЛИМОНОВ: Я не только «хоть здесь», я во многих вещах против.

М.КОРОЛЁВА: Всё.

Э.ЛИМОНОВ: Родину надо любить. Вот так.

М.КОРОЛЁВА: На этом мы и закончим. Эдуард Лимонов, писатель, политик. Я – Марина Королёва. Всем счастливо. Спасибо.

Комментарии

342

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


jur 21 августа 2013 | 19:30

Мне тоже подумалось, что Миронов - единственный достойный кандидат в мэры Москвы.


(комментарий скрыт)

21 августа 2013 | 20:32

Это он о харизматичном Левичеве, перепутал немного...))


juruyivanovich 21 августа 2013 | 23:28

Левичев, как мэр, не настолько хорош как Собянин, но несравненно уместнее Навального. Навальный может только про якобы незаконные квартиры трендеть и свои тёмные делишки в Черногории обделывать.


jur 21 августа 2013 | 21:10

Прошу прощения, оговорился! Конечно я имел ввиду Сергея Митрохина. Я посмотрел два выпуска дебатов, смотрел его в передачах Соловьева, еще в каких-то программах.

Сложилось твердое мнение: Митрохин - на редкость честный политик (насколько это возможно), достаточно тверд в отстаивании своей точки зрения, имеет стратегические планы, известен практическими делами на благо москвичей.


(комментарий скрыт)

22 августа 2013 | 10:20

Кольцо в митрохинский нос вставить - ещё как пойдут.


sally57 21 августа 2013 | 19:41

" страна хотя бы была" . Как-то не все готовы были жить в "хотя бы стране". А граждане остались при нас : и белорусы едут к нам, и украинцы, и весь азиатский юг, но мы, оставшиеся , не очень готовы их принимать и считать гражданами нашей страны.


21 августа 2013 | 19:43

Лимошка-заикашка - перезрелый клоун-ГКЧПист.


jur 21 августа 2013 | 19:45

Ёлки! Советские танки в Праге Королеву коробят, а штатовские бомбы в Югославии и по всему Миру - Дар Божий?! Кошмар...


jur 21 августа 2013 | 19:49

Мля! Когда наконец "Эхо" пошлет к чертям собачьим этот ублюдочный "Сетевизор"?! Сколько можно рвать трансляции, сколько можно похабно халтурить в своей работе?!


chellenger 21 августа 2013 | 20:14

В Думу, в Думу его!!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире