'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 01 февраля 2013, 19:08



О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Эдуард Лимонов. Добрый вечер.

Э.ЛИМОНОВ: Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА: Здравствуйте. Как вчера было все на Триумфальной?

Э.ЛИМОНОВ: Я как обычно мало что успеваю увидеть. На меня сразу же набрасываются фоторепортеры и вспышки эти чудовищные. Ненавижу вспышки. И я, вот, двигаюсь с небольшим эскортом на эту толпу репортеров, они нехотя пятятся, в это время появляется третья сила, вклинивается свиным, прусским маневром.

О.БЫЧКОВА: И вас уводят.

Э.ЛИМОНОВ: Нет, сейчас не все так просто. Сейчас отработана у них новая церемония. Они делают 2 захода. Подходит человек с удостоверением. Если я его не знаю (а чаще всего я знаю).

О.БЫЧКОВА: Кого ж вы там не знаете?

Э.ЛИМОНОВ: Нет, ну, так вот. Ну, вот, он подходит… Вчера подошел какой-то неизвестный мне майор с удостоверением и предъявил удостоверение, и сообщил мне, что я предупрежден и что проводить мне митинг не дадут. А я сказал, что я для этого и прибыл, чтобы провести митинг. «Ну, мы вас предупредили», — говорят полицейские. Куда-то заныривают в толпу, чтобы через 1,5 минуты вынырнуть опять и уже предупрежденного схватить. Меня почему-то какая-то рука цепкая такая протянулась… У меня в одной руке кепка, а в другой очки (надо же заботиться). Я снял, как бы. А он меня, значит, за эту кепку, а другой почему-то за край рукава пальто. И тянут куда-то. Я говорю «Куда вы меня тянете? Я иду, не сопротивляюсь». Ну вот. А дальше все как обычно. Привезли в автомобиле в Тверское ОВД, оформили массу бумаг. Все это нужно делать. Жаль, что наши граждане не понимают этого, что…

О.БЫЧКОВА: То есть нужно ходить 31-го, несмотря…

Э.ЛИМОНОВ: Надо ходить, надо отвоевать себе хотя бы площадь. Ну, подумайте. Это же унизительно. Нас, как бы, не уважают, потому что мы не заявляем свои права. Взяли площадь и испохабили ее, превратили в концентрационный лагерь в центре Москвы. С августа 2010 года Триумфальная не используется, она – концентрационный лагерь. Всё ходили химкинский лес защищать. Прекрасно!

О.БЫЧКОВА: А там так и стоят вот эти вот какие-то бетонные штуки, ограждения?

Э.ЛИМОНОВ: Там стоят ограждения, ничего больше. Там давно ничего уже… Даже не делают вид, что там что-то делают. И обманывают 2,5 года людей. Говорили, что там что-то археологи ищут. Ничего, на самом деле, не искали – привезли из какого-то рядом находящегося муниципального музейчика какое-то дерьмо, там, черепки показали людям. И стоит это. Я говорю, вы защищали химкинский лес. Это очень хорошо, правильно делали. Ну а чего вы свою площадь не защитите? Она же наша. Вы же ходили с этими «Это наш город». Вот, ходили? Какой ваш город, если вы даже… Пришли бы, это самое… Не хочу призывать, но надо прийти, встать и сделать это. Не для меня – я чего? Мне в этом месяце 70 лет исполнится. Вам жить, вам надо добиваться своего. Площадь Белорусского вокзала – смотрите, что с ней делали.

О.БЫЧКОВА: Ну, ее практически нет, да.

Э.ЛИМОНОВ: Они нас боятся, и поэтому забирают у нас площади, да? Вместо этого они нас посылают в какие-то Гайд-парки, где там собачьи площадки.

О.БЫЧКОВА: Не, ну, Гайд-парк – понятно все с этой историей.

Э.ЛИМОНОВ: Надо приходить, надо быть попроще. Недолго думая, приходить просто… Понятно, вот есть площадь, да? Она закрыта, там концентрационный лагерь фактически такой изображается. Надо, чтобы ее открыли. Хватит этого!

О.БЫЧКОВА: Вот вас спрашивает тут, кстати, о тех, кто ходил с плакатами «Это наш город» и со всеми прочими Коркорнилов (такой ник у человека), он спрашивает: «Почему Болотные сидят, а Триумфальные гуляют?»

Э.ЛИМОНОВ: Ну, чего он чепуху несет? У меня сидят ребята и за Манежную. Вот сейчас Долматов погиб в Голландии. Ну, вот, человек без ума, да? Что я могу ответить на его вопрос? Вот, без ума, идиот. Посиди, подумай. «Где гуляет». На том свете он гуляет, в морге лежит. Болотный. Нацбол Долматов лежит в морге голландском. А 3 парня моих, которые пришли на Манежную и пытались защитить людей в 2010 году 11 декабря, получили один 5,5 лет, другой 4 года, еще один молоденький парень 3 года. Уж к нам-то какие претензии, дебил? Можно я обзову, вот?.. Вот, я слушателя обозвал дебилом.

О.БЫЧКОВА: Ну, нельзя, конечно, но уже обозвали.

Э.ЛИМОНОВ: Надо. Ну, надо.

О.БЫЧКОВА: Да, ладно.

Э.ЛИМОНОВ: За такие вопросики…

О.БЫЧКОВА: А с Долматовым, вы думаете, голландцы ответят на все вопросы? Или не к голландцам вопросы?

Э.ЛИМОНОВ: Голландцы не ответят ни на один вопрос.

О.БЫЧКОВА: Или не к ним надо вопросы?

Э.ЛИМОНОВ: Я вам могу предсказать, что они скажут. Они скажут, что он находился в глубокой депрессии, еще пришьют ему какую-нибудь психическую там манию, маниакальную депрессию. Обвинят его еще в чем-то. И я вас уверяю, что так и будет.

О.БЫЧКОВА: А кто больше виноват, голландские власти или российские?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, будьте же здравомыслящим человеком. Он погиб в Голландии, а не в Москве.

О.БЫЧКОВА: Но выпихнули его из России.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вы сейчас начинаете рассуждать как классический либерал. А вы еще вспомните, где он родился, при советской власти и обвините советскую власть. Это бред! Человек погиб в Голландии. Значит, кто виноват? Его допрашивали интенсивно.

Вот, я в этом вопросе, к сожалению, имею опыт. Да? Я тоже запрашивал и политического убежища, и все такое, я прошел огни и воды, и медные трубы. Меня допрашивали полиции всего мира более-менее. Ну, не всего мира (я преувеличиваю). Так вот смотрите.

О.БЫЧКОВА: Сейчас-сейчас-сейчас. Перерыв надо сделать на одну минуту, вот ровно с этого слова продолжите.

Э.ЛИМОНОВ: Перерыв. Какой перерыв? Мы не имеем права на перерыв.

О.БЫЧКОВА: Ничего. Имеем. Мы имеем обязанность.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: Эдуард Лимонов у нас в программе «Особое мнение». Мы начали говорить несколько минут назад о судьбе Александра Долматова. Вы сказали, что вы в этом вопросе эксперт. В этом никто не сомневается – вас допрашивали полицейские всего мира.

Э.ЛИМОНОВ: Да. И вот я вам говорю свое мнение, особое мнение, но оно же и является и истиной в последней инстанции. Почему, я вам сейчас скажу. У всех стран, наверное, у нашей тоже практика такова, что когда просит политического убежища либо гражданства не совсем обычный человек, а к этой категории относятся бывшие офицеры спецслужб, бывшие офицеры полиции, бывшие военнослужащие офицеры и работники закрытых оборонных предприятий. Даже если бы Долматов был, например, дворником на оборонном предприятии, все равно он бы попал в эту мясорубку.

Значит, что делают? Эта операция называется дебрифинг, то есть из человека пытаются выкачать все, что могут. Его допрашивают.

О.БЫЧКОВА: То есть на предмет, вдруг чего знает, что окажется полезным?

Э.ЛИМОНОВ: Да не вдруг чего знает, а хотят, во-первых, немедленно склонить к сотрудничеству, несмотря на то, что… Вот, Долматова пытались превратить из соискателя политического убежища, пытались превратить в перебежчика. Я слышал уже скептические голоса раздаются и говорят, что он ничего особенного не знал, там у него был какой-то 3-й степени допуск.

О.БЫЧКОВА: Какой-то низкий очень уровень, да.

Э.ЛИМОНОВ: Да. Но это наивные люди, не сведущие в этой области. Например, у меня есть несколько сейчас корреспондентов в Голландии, от которых я получаю различного рода информацию. Вот, значит, есть такое мнение, что его допрашивали с какой целью? С основной целью узнать, когда его коллеги выезжали за границу. Знаете, для чего это делается? Его коллеги по работе из этого ракетного бюро.

О.БЫЧКОВА: Зачем это нужно?

Э.ЛИМОНОВ: А таким образом они пытались понять, когда и куда продаются российские ракеты. Это не очень глупо, это, скорее, хитро и умно, да?

О.БЫЧКОВА: А откуда это известно, что его об этом спрашивали?

Э.ЛИМОНОВ: Ну вот я знаю. Я не могу вам раскрывать свои источники. Но я слышал. В суде я не могу этого доказать. Я вам говорю здесь, в программе «Особое мнение». И человек его судьбы… Его характеризует даже то, что этот человек, согласно тому, что рассказывала его мама, он взял с собой пионерский галстук. И в партии у него была и кличка такая «Пионер». Я не знаю, как она родилась, но, видимо, тоже что-то связанное. Вот такой человек попадает в этот дебрифинг, и человек, который, видимо, больше всего боялся, чтобы его не сочли предателем. И, вот, за что боролись, на то и напоролись. То есть он попал как раз в эту чудовищную ситуацию и предпочел уйти из жизни.

Но голландцы выгородят своих, они не будут…

О.БЫЧКОВА: А вот эти все истории про то, что ФСБ его перед этим вербовала или пыталась вербовать?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, слушайте, нацболов, каждого там 2-го или 3-го в свое время вербовали (пытались), никто никогда на это не пошел.

О.БЫЧКОВА: Ну, для него это тоже могло быть, там, каким-то таким, травмирующим?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, я понимаю. Общая позиция: вы хотите, либеральные журналисты хотят обвинить, прежде всего, российскую власть. Российская власть виновна черт знает в каком количестве вещей, да? Но не надо…

О.БЫЧКОВА: Если вы говорите о том, что я хочу, то мне кажется, что человек просто вот тут попал между двумя этими жерновами.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, он там, в Амстердаме. Россия осталась здесь, здесь Россия.

О.БЫЧКОВА: Но он сюда-то уже не мог вернуться, если что. Он же бежал отсюда.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, не мог. Может быть, и хотел бы, но, видимо, не мог, естественно.

О.БЫЧКОВА: Да. Видимо, не мог. Ну, значит, вот…

Э.ЛИМОНОВ: Ну, его ситуация… Его пытались превратить именно в предателя, сделать перебежчиком. Это, на самом деле, за это офицеров спецслужб голландских, которые им занимались, за это надо наказать. Но я думаю, Голландия этого не сделает. А Россия не будет тоже особенно настаивать. Вы же знаете, Путин летит в Голландию в апреле. Вы знаете об этом? Я вам говорю это, из Голландии сведения такие. И речь идет о Северном потоке, о компании Шелл…

О.БЫЧКОВА: То есть можно заключать пари, что слово «Долматов» там не будет произнесено ни одного раза?

Э.ЛИМОНОВ: Да. Ну, конечно. Вот, в чем вся история. Это мы вытащили, как бы, предали гласности эту историю. Если бы мы не говорили об этом, то голландцы бы предпочли забыть это на завтра.

О.БЫЧКОВА: Ну а, вот, что делать людям, которые, например, которые здесь за Болотную ли площадь, за что-то еще подвергаются неким преследованиям? А мы знаем, что такие люди существуют и их не становится меньше.

Э.ЛИМОНОВ: Ну как? Надо быть героями. Ты подвергаешься преследованию – давай, терпи.

О.БЫЧКОВА: Идти в Мордовию или бежать в Голландию, или куда-нибудь на Украину, или куда-нибудь еще?

Э.ЛИМОНОВ: Прежде всего, надо понять себе ясно и четко, что политика – это серьезная вещь. Что если ты идешь, то тебе придется, возможно, однажды не исключена такая возможность сидеть в тюрьме. Это понятно. И, может быть, даже и погибнуть.

Вот, когда я себе представляю человека, занимающегося политикой у нас в стране, я считаю, что такой человек должен быть готов, на самом деле, если он серьезный, ну, просто быть готов умереть сегодня и на этом месте немедленно.

О.БЫЧКОВА: А вы осуждаете тех, кто, например, пытается бежать от этого всего?

Э.ЛИМОНОВ: Я никого не осуждаю. У меня нет такого. Я только считаю, что люди должны взвешивать свои силы и не пищать, занявшись таким серьезным делом.

О.БЫЧКОВА: То есть просит политического убежища в Голландии – это была ошибка?

Э.ЛИМОНОВ: Это была ошибка. Это последняя страна, в которой бы надо было это делать. Она очень плохая, у нее плохой рекорд.

О.БЫЧКОВА: Почему?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, например, практически всем с первого раза отказывают. Не отказывают только тем, кто очень хорошо приготовился, например. Например, надо поехать туда, вот, как мне рассказывали, сделал один белорусский оппозиционер. Он поехал туда, снабженный всякими вырезками из газет, протоколами судебных решений по его поводу и прочим. Вот, он приехал. Вот это то, что нужно голландцам. Они – нация сухая, абсолютно забюрокраченная, им надо вот это, нужны вот эти доказательства. Им не надо знать, что это за человек, а вот это им нужно.

А потом, конечно, не надо… Очень опасно, будучи работником оборонного предприятия, появляться… Такой соблазн для спецслужб на Западе, безусловно. Надо было… Саша должен был бы подумать чуть-чуть больше.

О.БЫЧКОВА: «Будете ли вы бороться, — спрашивает Дмитрий, — за расследование дела Долматова?» Ну, то есть под расследованием мы понимаем получение полного результата, всей картины, наказания виновных и так далее.

Э.ЛИМОНОВ: Мы пытаемся это сделать. Сейчас у нас там есть доверенное лицо мамы Людмилы Николаевны и наш парень Нечаев – он сейчас в Голландии, он поехал за телом. Мы будем пытаться узнать все.

О.БЫЧКОВА: А когда его?.. Обещают, все-таки, вернуть? Там вот эти несколько недель сейчас они его собираются держать?

Э.ЛИМОНОВ: Каждая сторона сваливает вину за то, что затягивается этот процесс, на другую сторону. Ну, смотрите, он уже больше 2-х недель как мертв. А сейчас совсем недавно, несколько дней назад голландская сторона опять сказала, что пройдет еще 6, а то и 8 недель. При этом они сваливают вину на российскую сторону, которая, якобы, не оформляет бумаги или долго их оформляет. А российская сторона сваливает на голландскую сторону. Вот так они этим занимаются.

О.БЫЧКОВА: Понятно с этим. Можно я поменяю тему? Вот тут вопрос прямо ребром вам ставят: «Как вы относитесь к пропаганде гомосексуализма?»

Э.ЛИМОНОВ: Да я не буду отвечать на этот вопрос.

О.БЫЧКОВА: «В связи с последними законопроектами».

Э.ЛИМОНОВ: И еще я не могу отвечать на вопрос, например, о Сталине. «Скажите чего-нибудь о Сталине». Хорошее – обидятся либералы все, на дыбы встанут.

О.БЫЧКОВА: А с каких это пор вы боитесь обидеть либералов, скажите, пожалуйста?

Э.ЛИМОНОВ: Да нет, ну как? Меня запугали, зашугали.

О.БЫЧКОВА: То есть вы боитесь обидеть сталинистов?

Э.ЛИМОНОВ: Не, я предпочитаю не отвечать, потому что я думаю о будущем, я думаю об избирателях, да? Зачем мне это надо? Я оставляю за собой право отвечать на те вопросы, на которые я хочу отвечать.

О.БЫЧКОВА: О. То есть пропаганду гомосексуализма не обсуждаем?

Э.ЛИМОНОВ: Не хочу, да. Мне не нужно.

О.БЫЧКОВА: Вам не интересно? Или что?

Э.ЛИМОНОВ: Я сказал то, что я сказал. Так же, как о Сталине вы меня не спрашивайте, не спрашивайте меня об этом.

О.БЫЧКОВА: А, то есть про Сталинград и Волгоград вас тоже не спрашивать?

Э.ЛИМОНОВ: Может быть, есть еще там, может быть, одна или две темы, на которые я тоже откажусь отвечать. Слушаю вас?

О.БЫЧКОВА: То есть вы надеетесь, что у вас еще будут избиратели, которые вспомнят об этом, вспомнят, что вы говорили в 2013 году про Сталина, и вам это припомнят, и только поэтому вы не станете президентом Российской Федерации.

Э.ЛИМОНОВ: Тем более, я не считаю, что это актуально.

О.БЫЧКОВА: А, это не актуально. Хорошо.

Э.ЛИМОНОВ: Конечно. Это все было и прошло. Чего?

О.БЫЧКОВА: То есть когда, например, ломают носы бедным геям, которые выходят на акции протеста, это не то же самое, что когда, например, бьют нацболов.

Э.ЛИМОНОВ: Для меня да, не то же самое, конечно.

О.БЫЧКОВА: Почему?

Э.ЛИМОНОВ: Нацболы – это мои близкие люди, мои товарищи, люди, которые связали свою судьбу с определенным делом. И я принадлежу… Невозможно быть везде, да? Невозможно. Я выбрал в свое время, был на стороне сербов. Сколько меня клюют годами за это. А я все равно продолжаю четко, ясно и упрямо говорить: не был Слободан Милошевич никаким военным преступником, он был сербским патриотом и героем. Не является военным преступником, а является…

О.БЫЧКОВА: Честно говоря, про Милошевича и Караджича сегодня слушать неинтересно мне.

Э.ЛИМОНОВ: Вам не интересно? Я всё. Закроем. Я вам пример привожу своей позиции. Я себе выбираю друзей и я с ними остаюсь.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. А про зимнее время вам тоже не интересно?

Э.ЛИМОНОВ: А что нужно? Мы будем с вами очень много о зимнем времени? Я живу в вечности.

О.БЫЧКОВА: Да. У нас сегодня новость вот такая, что просьбы о возвращении зимнего времени начали поступать и, вроде бы, обещают теперь нам власти, что нам это отменят.

Э.ЛИМОНОВ: Давайте немного мистики на вас нагоню.

О.БЫЧКОВА: Давайте, давайте. Я поддамся.

Э.ЛИМОНОВ: Я говорю, вот, что я живу в вечности. Мне время и тюремное подходило, и вот то, которое сейчас, подходит. Я доволен временем. Доволен.

О.БЫЧКОВА: У вас же маленькие дети.

Э.ЛИМОНОВ: И что мои маленькие дети? Они приспосабливаются ко всему (маленькие дети).

О.БЫЧКОВА: То есть вам все равно?

Э.ЛИМОНОВ: Почему? Мне все равно.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. А вот тут еще, например, говорят, что… Ну, поскольку надо же как-то интерпретировать всё это…

Э.ЛИМОНОВ: Вы спросите об этом какого-нибудь Веллера – он вам будет говорить часа два.

О.БЫЧКОВА: Почему?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, потому что он такой. Он готов говорить, о чем угодно.

О.БЫЧКОВА: А вот тут говорят, что вся эта история с зимним временем – это еще один способ показать, кто в стране главный. И это не Медведев, пишут нам слушатели.

Э.ЛИМОНОВ: Ой, у нас такие глубокомысленные люди, просчитывающие вперед, подозревающие заговоры на каждом шагу.

О.БЫЧКОВА: Нету заговоров?

Э.ЛИМОНОВ: Со временем?

О.БЫЧКОВА: Да?

Э.ЛИМОНОВ: Да черт с ним. Ну, будет другое. Кому-то будет удобней, а кому-то будет неудобно. Никогда всех не удовлетворишь.

О.БЫЧКОВА: Ладно, хорошо.

Э.ЛИМОНОВ: Живите при том, которое дали, в конце концов!

О.БЫЧКОВА: Ну вот я уже тогда просто не знаю. Я к вам отношусь как к серьезному комментатору, но мне придется вопрос Вадима озвучить для не знаю даже кого.

Э.ЛИМОНОВ: Мне хочется осмеять публику и осмеять общественное мнение.

О.БЫЧКОВА: Вот, Вадим вас спрашивает: «Давно ли вы были в Дзержинске? Не скучаете ли по родине?» Вот, по-моему, это как раз вопрос для вас сегодня.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вопрос немного непонимающий. Из Дзержинска меня увезли, когда мне было 6 месяцев.

О.БЫЧКОВА: Вот, видите?

Э.ЛИМОНОВ: Конечно, это моя родина. Но после этого я был в Дзержинске несколько раз. Точка.

О.БЫЧКОВА: Всё, перерыв на новости. Спасибо большое.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», Эдуард Лимонов с нами в этой студии «Эха Москвы», Сетевизора и телекомпании RTVi. Владимир Путин сегодня встречался с участниками Архиерейского собора Русской Православной Церкви, и он призвал россиян уйти от примитивного понимания светского государства. По словам президента, надо отдать церкви возможность полноценного служения в гуманитарной сфере. Вопрос к вам: как вы думаете, где должна по-правильному заканчиваться церковь, начинаться государство или общество?

Э.ЛИМОНОВ: Я полагаю, что, на самом деле, церковь не имеет сегодня такого влияния. Она непопулярна. В церковь ходит где-то, вот, мне называли цифры, ну, только на Рождество и Пасху, действительно, большое количество, в Москве что-то до 250 тысяч человек. А вообще большинство нашего населения вообще в церкви не заглядывает.

О.БЫЧКОВА: Да, это правда.

Э.ЛИМОНОВ: Я вот вам хочу сказать, что, конечно, церковь церкви рознь. Я, вот, был 19 числа, крестил ребенка, был крестным отцом в деревне.

О.БЫЧКОВА: Вас позвали крестным отцом?

Э.ЛИМОНОВ: Да. Близ Орехово-Зуево.

О.БЫЧКОВА: А вы такой, вот, верующий православный, что можете быть крестным отцом?

Э.ЛИМОНОВ: А я многих детей крестил, кстати.

О.БЫЧКОВА: Но быть крестным отцом – это значит дальше, вот, воспитывать ребенка в этой самой вере.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, значит, мне доверяют это. Парень – нацбол и девушка тоже нацбол. И мне церковь понравилась. Такая, недавно ее из какой-то гадости забрали (там какая-то фабрика была), теперь она стоит такая, белая. И был день, Крещение, когда за водой приходили. Стоят очереди прямо во всей церкви. Люди совсем простые. И очень здорово, и приятно.

Меня попы, вот, жирные в Мерседесах раздражают. А тут я попал в нормальную церковь, где совсем простые люди. Очень было хорошо. Не знаю, почему. Вот, как-то так. И церемония эта длилась достаточно долго, и люди там свободно ходили, смотрели. Все такое простецкое, и люди очень приветливые. Как-то хорошо это, хорошо.

О.БЫЧКОВА: А вы ходите в церковь сами, вот, помимо таких вот мероприятий специальных?

Э.ЛИМОНОВ: Плохой из меня прихожанин. Но я, все-таки…

О.БЫЧКОВА: Почему-то меня это не удивляет, да.

Э.ЛИМОНОВ: А?

О.БЫЧКОВА: Меня это не удивляет.

Э.ЛИМОНОВ: Вас не удивляет. Но зато я честно вам говорю. Я же не ханжа и не стану намеренно креститься под…

О.БЫЧКОВА: Нет, я не считаю, что все должны быть одинаковые.

Э.ЛИМОНОВ: ...под телекамеры. Если бы я это сделал, я бы себя презирал. Я такой, какой я есть. Но я считаю, что это… Вот, это народная культура в церкви, это наша традиция огромная. И, конечно, никакие Pussy Riot не должны были делать того, что они сделали. Это большая ошибка и их лично, и общественного мнения, которое встало на их сторону.

Вот, я, побыв в этой церкви где-то, ну, пока мы там оформляли это все, ну, в общем, довольно долго это было, я очень хорошо себя чувствовал. Какое-то такое единение со всеми. И пошел даже этой святой воды выпил как-то.

О.БЫЧКОВА: А ее пить надо?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, можно не пить. Люди стоят с бидончиками, набирают святую воду, освещенную.

О.БЫЧКОВА: Ну, вот, президент сказал, что надо дать церкви возможность полноценного служения в гуманитарной сфере, как я сказала. Это позволит РПЦ поддерживать семью, воспитывать детей и молодежь, решать социальные проблемы, укреплять патриотический дух военных. Вы согласны с тем, что церковь может и должна этим заниматься?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, мне не совсем нравится, что президент тут начал командовать. Это, ведь, дело… Что такое? Верующий – он имеет дело непосредственно с богом, ему, собственно, даже церковь… Это как такой посредник, да? Посредник, который сдает свои помещения для свиданий гражданина с богом. Вот так я на это смотрю. Скорей на стороне Яна Гуса или чашников этих средневековых, которые считали, что церковь под каждым кустом может быть, под каждым деревом. Я не люблю, когда государство сует свой нос в такие дела.

Потом не надо забывать, у нас, все-таки, не одна же вера. У нас есть очень большое количество мусульман, к вере которых тоже следует относиться с уважением. Почему-то носятся постоянно с Патриархом Кириллом, с православием. Но, ребята, вы не забывайте, у нас от 20 до 30 миллионов (точное количество неизвестно) приверженцев ислама. Они должны быть тоже в стране на первых ролях, а не какой-то там второстепенной религией.

О.БЫЧКОВА: Вот у нас есть еще одна новость сегодня. Ну, даже не новость, а такое замечание Ольги Егоровой, председателя Мосгорсуда, которая сказала, что московские суды будут освобождать заключенных из-под стражи, если с ними долго не будут проводиться следственные действия. Это должно нас обнадеживать или мы это уже слышали?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, если будут, это хорошо. Так, собственно, и должно быть. А вообще-то есть сроки, есть, кажется, по-моему, больше 2-х лет, насколько я понимаю, нельзя людей содержать под стражей, если не…

О.БЫЧКОВА: Ну, как-то 2 года сидеть в СИЗО тоже… Без суда.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, я сидел. А я просидел больше 2-х лет в СИЗО.

О.БЫЧКОВА: До суда? В СИЗО?

Э.ЛИМОНОВ: Да, до суда. Больше 2-х лет. Но я… Как вам сказать? Я скорее сторонник тюрьмы против лагеря. Если выбирать, вот, по моему вкусу в тюрьме сидеть как-то теплее. А в лагере режим очень тяжелый. Режим давит. Давит. В лагере делают из всего пытку. Из клуба. Когда 5 раз в воскресенье тебя водят в клуб на какие-то бессмысленные там уроки поведения после того, как ты выйдешь… Там, у людей по 15 лет, а их водят, вот они сидят там… Срок по 15 лет, а там сидят какие-то толстые дядьки и говорят им о том, что «Вот, когда вы выйдете, вы должны устроиться на работу» и гадость всякая.

О.БЫЧКОВА: Ну, это вам, может, не надо устраиваться на работу, а кому-то надо устраиваться.

Э.ЛИМОНОВ: Я скорее сторонник тюрьмы против лагеря. А кроме всего прочего я считаю, что людей надо не сажать в тюрьму, а держать под подпиской о невыезде, как бы, и прочее-прочее. Но я бы провел немедленно большую амнистию и выпустил бы полмиллиона несчастных.

О.БЫЧКОВА: Ну да. Все бы провели амнистию и выпустили, и все время обещают, но не делают.

Э.ЛИМОНОВ: Все – я не знаю.

О.БЫЧКОВА: Слушайте, а почему, кстати…

Э.ЛИМОНОВ: Вот, я – человек, который сделает. И вы верите в это.

О.БЫЧКОВА: Я верю, что вы это сделаете. Но я это слышала от многих людей, которые говорили, что вот-вот это сделают.

Э.ЛИМОНОВ: Большинство людей – демагоги. Это раз. Во-вторых, нет необходимости особенной. Знаете, когда я сидел в тюрьме, я помню, перевели… Ведь, раньше прокурор сажал человека, да? Была санкция прокурора, и он отправлялся. А потом с июля 2002 года стали суды отправлять в тюрьму. И мгновенно был какой-то период, когда вдруг тюрьмы, ну, не опустели, но значительно уменьшилось людей в тюрьмах, пока судьи не наловчились делать то же самое, и потом потоком люди пошли опять в тюрьму. То есть судьи заменили, по сути дела, прокуроров в этом грязном деле.

О.БЫЧКОВА: Ну, понять до конца все равно это невозможно, потому что, ну, это экономически, например, это же безумие какое-то. Это какие-то безумные деньги тратятся на все эти места содержания.

Э.ЛИМОНОВ: Не, они не тратят, я вам скажу. Они не тратят большие деньги.

О.БЫЧКОВА: Ну, там же какое-то жуткое количество народу находится.

Э.ЛИМОНОВ: Но они не тратят большие деньги.

О.БЫЧКОВА: Но даже если там приходится по 3 копейки на одного человека, людей же очень много, страна большая, холодная.

Э.ЛИМОНОВ: Да, страна большая, конвойным платят мало, скудно. Это такая… Не так уж и дорого обходятся. Кормят кашами жуткими этими.

О.БЫЧКОВА: А вот пишут, например, что в Кировской колонии более 40 осужденных отказываются от еды из столовой, а употребляют только свою пищу, которая поступает им в бандеролях и посылках. И уполномоченные по правам человека в регионе пытаются и прокуроры в этом разобраться. Это что за история?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, это, очевидно, в знак протеста, скорее всего. А вообще говоря, они долго не протянут. Большинству заключенных никаких посылок и бандеролей не приходит. Это выдумка. Родственники отказываются. Как правило, в течение 3-х лет все родственники вынужденно отказываются. Редко кто помогает. Это не глобально, но большинство… Вот у нас в отряде где-то около 150 человек, у нас только 9 человек получали посылки и бандероли, в том числе и я, грешный от товарищей. А все остальные ничего не получали. Поэтому это, скорее всего, ну, такой способ голодовки, что ли, когда они живут только на этом. Но ты долго не проживешь на этом.

О.БЫЧКОВА: Акция протеста такая.

Э.ЛИМОНОВ: По-видимому, да.

О.БЫЧКОВА: Эдуард Лимонов был сегодня гостем программы «Особое мнение». Спасибо вам не говорю, потому что на вопросы не отвечали.

Э.ЛИМОНОВ: Я ответил на те вопросы, которые…

О.БЫЧКОВА: Не на все.

Комментарии

135

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


toma17 01 февраля 2013 | 22:31

Вопросы,набившие оскрмину и соответствующие ответы или не ответы.Для чего сидеть и задавать ничего не значащие вопросы.Молодец Лимонов,ведёт себя,как человек с чувством собственного достоинства.А те,кто пишет всякие глупости и даже гадости вспомните поговорку:Собака лает,а ветер уносит,продолжайте лаять,если на большее не способны.Как говорит Доренко-- всего вам доброго.


ljubov_tallin 01 февраля 2013 | 22:46

лимонову надо демонстративно отказываться от участия в передаче, если ее ведет бычкова - бездарно,тупо и противно


tayiana 01 февраля 2013 | 22:58

Monsieur Limonove, je ne crois pas à toi. Je pense que tu travaille pour le KGB et avec Le KGB


starec67 01 февраля 2013 | 23:13

Симпатию вызывает человек который если не хочет отвечать на вопрос, то не юлит, а прямо говорит - отвечать не буду.
И никаким подначиванием и давлением невозможно заставить его делать то, чего он не хочет.
Жаль не успел ответить на "спасибо не скажу" в конце.
Так и слышу что нибудь вроде "Ну и засунь свое спасибо ..., а я как нибудь уж без него обойдусь".
Интересно, куриное "спасибо" дороже хомячьего, или такое же дерьмо?


(комментарий скрыт)

rovel 02 февраля 2013 | 00:12

Писатель Ропщин, он же революционер Борис Савинков, не пончил с собой в застенках ОГПУ, а раскаявшись стал сотрудничать с советской властью и выродился в литератора Лимонова и революционера Эдуарда Савенко.


02 февраля 2013 | 00:12

Зря верил..,не в Бога.


02 февраля 2013 | 00:22

Лмионов просто мелкотравчатый фашист!


02 февраля 2013 | 00:34

Когда она сменит фамилию? Аффца - вот точно подходит!


02 февраля 2013 | 01:22

Однако, мощный и трезвый старик с точки зрения оценки жизни. Если бы не его бредовая партейка с омерзительным названием и дегенеративными прожектами, а что то более здравое, в политике мог бы быть не только клоуном.


02 февраля 2013 | 02:30

Правильно сказал Лимонов о виновниках гибели Долматова,и что его дело тихо закроют.А Бычкова всегда так ведет свои передачи ,где участвуют противники либералов-был Проханов.,Леонтьев-разговор о воинских захоронений у Бронзового солдата я дослушил только из-за Михаила.


astet 02 февраля 2013 | 09:19

На Триумфальной я обычно мало что успеваю увидеть. На меня сразу же набрасываются фоторепортеры и вспышки эти чудовищные...

А разве
не за этим
Вы, Эдуард,
появляетесь
на Триумфальной?


02 февраля 2013 | 10:05

Воспоминания Ильфа в последней записной книжке столь же мало идилличны:

Девочки в гимназии на вопрос: «Чем занимается ваш папа?», всегда отвечали: «Онанизмом». Было модно отвечать именно так…


03 февраля 2013 | 00:23

Браво! Как метко и точно. Смотрю на эдичку и единственно напрашивается - старый онанист.


shma 02 февраля 2013 | 10:13

Типичный большевик -"цель оправдывает средства", глух к страданиям других . Не трус,но и не герой.


shma 02 февраля 2013 | 12:09

Поклонники Лимонова негодуют -Бычкова не особо стараясь ,тем не менее,выжала его полностью... Результат -капелька... Спасибо всем!


camel 02 февраля 2013 | 12:14

А на прямой вопрос, почему демонстрантов с Триумфальной не сажают, в отличие от демонстрантов с Болотной, так и не ответил ничего...


juruyivanovich 03 февраля 2013 | 01:18

Бычкова сегодня явно не подготовилась к беседе с Лимоновым. Сегодняшняя её работа весьма непрофессионална.


rahmetoff 03 февраля 2013 | 11:35

Иногда и Лимонов по делу говорит, только вот мнение идёт по накатанной...


(комментарий скрыт)

alex_mac 07 февраля 2013 | 07:18

Лимонову скоро 70 лет.
Он готов пойти в тюрьму за свои убеждения.
Я не согласен с его убеждениями.
Но это великий человек.
Такое ощущение, вокруг него одно быдло.
Именно на таких, несогласных, Россия держится.
Уважаю.


vmbeliaev 01 февраля 2013 | 19:44

Читал в Н.Новогонородской газете, что Явлинского при социализме арестовывали и завербовали. История Лимоного могла быть похожа.
Поэтому в самоубийстве Долматова легче обвинить чужие спецслужбы. Я говорил, что после "жесткого" допроса в Голландии Долматов мог выступить в СМИ по этой теме в свою пользу. А "псисамоубийства" от ФСБ - большая статистика


moriak 01 февраля 2013 | 20:00

История Лимоного могла быть похожа.
И отсидел 4 года для маскировки? По статье подготовка вооруженного восстания


vmbeliaev 01 февраля 2013 | 19:44

Читал в Н.Новонородской газете, что Явлинского при социализме арестовывали и завербовали. История Лимоного могла быть похожа.
Поэтому в самоубийстве Долматова легче обвинить чужие спецслужбы. Я говорил, что после "жесткого" допроса в Голландии Долматов мог выступить в СМИ по этой теме в свою пользу. А "псисамоубийства" от ФСБ - большая статистика


01 февраля 2013 | 19:56

Читал в Н.Новонородской газете, что Явлинского при социализме арестовывали и завербовали.
_____________________
Все эти немцовы. каспаровы, гудковы, навальные..., все это завербованные гебней агенты. Вот Удальцова вряд-ли стали бы вербовать. Интеллекта, абсолютный ноль. Но такие тоже очень выгодны гебне. Их можно использовать втемную.


vmbeliaev 01 февраля 2013 | 19:55

Призывал лимонов на 31-е.. вчера забрали не за что двух женщин, стояли отдельно. держали по фото Долматова. Забрали. Судья судебного участка № 423 Комлев С. опять классически на основе ложных показаний ОМОНовцев оштрафует каждую на 30 000 руб.
Не каждый буде рисковать такой суммой. Собянин с Путиным своего достигли. А Лимонов ругается, что мало ходит на митинги.


01 февраля 2013 | 20:58

Я бы и бесплатно не пошёл, а за 30 000... Лучше зеркалку куплю хорошую. Лимонова адекватно воспринимали Вагрич Бахчинян и Сергей Довлатов. Оба его, нет, не любили, но ценили как персонажа. И особо не заморачивались смыслом его криков. Ветер тоже кричит о чем-то своем, так и Лимончик-Савенко - часть стихии, буйная ее часть.


02 февраля 2013 | 06:22

Надеюсь, вы догадываетесь, что Вагричу и Сергею было не занимать чувства юмора, чтобы не принимать Эдичку всерьез: он и в свой эмигрантский период был достаточно смешон.


01 февраля 2013 | 20:07

Уже и Веллер ему помешал.
Вероятно потому, что ни разу не удостаивал этого ЯЯЯЯЯЯЯЯ...кающего трепача вниманием.


echo_it 01 февраля 2013 | 22:44

Можно не соглашаться, но слушать Лимонова интересно всегда. Спасибо! Бычковой спасибо не говорю.


federal 01 февраля 2013 | 23:04

"Бычковой спасибо не говорю"...Бычкова сильно огорчилась.
Вот что интересно в Лимонове - его руки, они все время чего то вытворяют,
как у мелкого воришки, он их то заламывает, то теребит свою бородёнку ну неврастеник "что с него возьмёшь ?".


amarxayam 06 февраля 2013 | 22:44

Был намедни к Вам известный старожил,
И такого в микрофон наговорил,
Не смотри, что он по возрасту старик,
Правду- матку так и резал напрямик.

Тут ведущая давай его пытать,
Некий слушатель хотел у Вас узнать,
Кому выгодно который год подряд,
Песни петь про этот самый гей-парад.

Карбонарий нарываясь на скандал,
В комментарии мгновенно отказал,
Вот пойми теперь, о чем страдает он,
Этот самый давно выжатый лимон.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире