'Вопросы к интервью
О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Обложка-1», в отличие от «Оболжки-2» — мы говорим о российских журналах и о том, что они выносят на свои обложки и о чем они считают важным сообщить своим читателям. Итак, в студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова и Людмила Стрельцова, которая прямо сейчас, начнет обзор сегодняшних обложек российских журналов в киосках.

Материалы по теме

О чем должна больше писать российская пресса?

об умонастроениях молодежи
81%
о Путине и Медведеве
10%
затрудняюсь ответить
10%


Л.СТРЕЛЬЦОВА: Добрый вечер. Вашему вниманию деловой еженедельник «Профиль», на обложке – я так поняла, что это поздравление Сергея Миронова с конфискацией. Сергей Миронов считает, что декларации о доходах чиновники должны стать предметом расследовании, и главный «справедливоросс» здесь не только толкает речь, но и сжимает кулак. Настроен решительно. Также в «Профиле» «Из-за депутатских прогулов многие законы можно отменить», то есть, признать не действующими, и еще одна тема, волнующая — 35% людей с высшим образованием не читают книг.

О.БЫЧКОВА: Вообще не читают?

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Вообще не читают книг. «Русский репортер» — на обложке картинка, появление которой ждешь в начале августа, а не в начале сентября, потому что пятеро парней-десантников, черно-белый ракурс, заголовок «ВДВ изнутри, правда о  Псковской десантной дивизии в фотографиях и  историях». Фотографий здесь больше, чем историй – псковские десантники коротко говорят о жизни, еще короче о смерти, и  совсем без удовольствия об армейской реформе. Также в «Русском репортере» «Почему в нашей стране свирепствует лихорадка Западного Нила», «10 самых крылатых фраз в мировой науке» и «Российский суд — кухня, система, кто принимает решения в судах, как действует телефонное право, шокирующие откровения бывших судей».

Следующее издание — «Русский Ньюзуик». «Рекомендуется перед прочтением сжечь», журнал проникает в  гостайны» — вот такой заголовок. Здесь сургучная печать с гербовым орлом «Правда о  сведениях, составляющих государственную тайну. В  России воссоздана советская система защиты гостайны, абсурдная, громоздкая, и  позволяющая засекретить все, что угодно». Здесь же  «Футбольный расчет, кто организует договорные матчи» и  «Рулевые игры — Путин отрывается на «Ладе-Калине».

Далее журнал «Огонек» — здесь очень трогательная картинка, мужчина с младенцем. Заголовок такой: «Родить без мамы». «В России выдана первая метрика, где указан только отец – теперь отечественные холостяки могут использовать суррогатную мать и за миллион рублей законно родить себе ребенка». Так же здесь анонсировано: «Лидер Чечни — о  главных людях в его жизни» — здесь действительно интервью с  Кадыровым, если заглянуть внутрь, то можно узнать, что Путин, как считает Кадыров, «дал нам все на этой земле» — собственно, это цитата из интервью, которая меня очень порадовала.

Журнал «Эксперт», коротко и ясно  — христианский храм с орнаментов из арабской вязи «Исламский узел. Скандал вокруг книги «Германия — самоликвидация»  — тоже очень интересный материал. Автор книги о  самоликвидации Германии предрекает, что Германию захлестнет поток агрессивных и  необразованных иммигрантов-мусульман, его обвиняют в расизме и национализме, однако простые немцы действительно озабочены проблемой миграции  — об этом в журнале.

Далее — «Деньги» — обгрызенный компакт-диск, иллюстрация к заголовку «Пиратская доля под лозунгом борьбы за право авторов, в  России вводится налог на пиратство, который будут платить все покупатели от мобильных телефонов до чистых дисков». «Что мог бы рекламировать Путин» — здесь небольшой опрос. Например, трактор «Кировец»  — есть такое мнение. То есть, все, что плохо продается, то и мог бы рекламировать. «Чемпионат по расточительности футбольных клубов» — два наших клуба, оказывается, попали в список самых щедрых клубов Европы — «Зенит» и «Рубин» — можно за них порадоваться.

Журнал «Власть» — такое трио черно-серых омоновцев броне, касках и  с дубинками, на контрасте маленький мальчик в ярко-красном, лет полутора, лысый и беззащитный. Заголовок такой: «Москва отоваренная» — не дубинками, как читаем дальше, вопреки учению премьера, а  руками и ногами. «Путин и Медведев померялись дорогами» — один открыл магистраль Хабаровск-Чита, другой призакрыл трассу Москва-Петербург. «Что будет с рублем и ценами на нефть в сентябре» — также животрепещущая тема. И не попавший на обложку материал «Гречневый патруль», на который хотелось бы обратить особое внимание в связи с сегодняшней темой  — «Молодая гвардия» «Единой России», вслед за старшими товарищами, начала борьбу с высокими ценами – они проводят рейды по магазинам, собирают информацию о ценах, то есть, переписывают ценники. Проект этот называется «Народный контроль»,  — на этом мы поподробнее остановимся.

Еще мне хотелось бы закончить свой обзор обложкой журнала «Нью Таймс». Он возвещает о  премьере на открытии сезона 2010-2011 годов — все в  театральном духе, прямо на Красной площади рекламный столб, увенчанный державным гербом, на столбе подобие афиши «Премьера дороги»  — и желтое ведро с гайками, которое менее известно как «Лада-Калина». Ниже — «Не думай о главном» — о заседании Госдумы. «Они возвращаются» — такой заголовок, в  духе страшилок. И это главная тема журнала. «Борьба за главный приз», «Охотный ряд -2011» и  «Кремль 2012» уже началась. Также анонсирована здесь «Охота на АНТИФА»  — материал на 16-й странице. Антифашисты — жертвы милицейского произвола, направили Генпрокурору несколько заявлений.

О.БЫЧКОВА: Это про тех антифашистов, которых задерживали в связи с погромом Химкинской администрации?

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Да, здания Химкинской администрации.

О.БЫЧКОВА: Мы посмотрели на сегодняшние обложки и решил, что мы поговорим и об антифашистах, и о тех «молодогвардейцах», которые ходили по магазинам и проверяли цены на гречку и другие продукты питания. «Молодежь 21 века», — такова тема сегодняшней программы «Обложка». И  пригласили мы от Издательского дома «Коммерсант», соответственно, журнала «Власть», Олега Кашина и заместителя главного редактора «Нью Таймс», Илью Барабанова. Расскажите нам про эту историю с  «Молодой гвардией», которая ходила по магазинам – у вас там подробный репортаж и комментарий.

О.КАШИН: Это у  нас.

О.БЫЧКОВА: Извините.

О.КАШИН: Я отошлю слушателей к этому журналу, потому что это надо читать — кроме смешных реплик и смешных эпизодов, ничего содержательного в этой истории нет. Потому что все понимают, что цены на гречку, на крупы и  другие товары не изменятся ни в ту, ни  в другую сторону от того, будут «молодогвардейцы» ходить по магазинам, или не будут. Собственно, об этом и речь. К репортажу прилагается колонка нашего автора Александра Куколевского о  том, что было бы прикольно, если бы  «молодогвардейцы» ходили по улицам и  считали людей, которые улыбаются. Такое же бесполезное и бессмысленное занятие. И, видимо, если будем говорить о молодежи, я бы как раз и задал эту тему – что то, что принято называть молодежной политикой на самом деле это такое бесплатное приложение к  политике, может быть, подковерной, а может быть, даже и публичной. И в принципе, центра принятия решений внутри этой молодежной сферы нет, и если завтра президент Медведев отправит в отставку премьера Путина, та же самая молодежь, которая выходит с флагами и  транспарантами, как говорит Ксения Собчак: «мы, лошки, держим флажки» — так вот с этими флажками они выходят сегодня с портретами Путина, а  завтра – с флажками…

О.БЫЧКОВА: Понятно — флажки могут быть любого цвета.

О.КАШИН: Абсолютно.

О.БЫЧКОВА: А зачем они пошли? Если всем всё понятно про эту гречку, про магазины, про все, что угодно?

О.КАШИН: Но нужны же они зачем-то, чтобы доказывать свое существование.

О.БЫЧКОВА: Но мы же не можем исходить из того, что эти люди глупее нас с вами?

О.КАШИН: Разумеется. И не нужно из этого исходить. Вот что такое не дурак? — Не дурак к человеку, который дает ему деньги, какой-то ресурс каждый месяц, или как у  них там принято, каждую неделю – должен придти со счетом: за последнюю неделю, за последние четыре недели я сделал то-то и то-то. И  в этом списке будет пункт: проведена проверка ста супермаркетов. В них обнаружена цена на гречку такая-то. Работа выполнена, давайте следующий транш. Наверное, так.

О.БЫЧКОВА: А кто за это будет давать транши?

О.КАШИН: А кто за них дает транши? Молодежные политики уже много лет.

О.БЫЧКОВА: Давать транши за воздух, за бесполезную работу?

О.КАШИН: Все этим живут.

О.БЫЧКОВА: Я понимаю – получать транши за воздух. Но давать зачем?

О.КАШИН: Во-первых, в процессе дачи эти деньги могут очевидно растеряться, а с другой стороны, Люди, которые дают транши, тоже отчитываются своим начальникам о  какой-то проделанной работе. И люди, курирующие молодежную политику в той же администрации президента или в партии «Единая Россия», приходят к своим начальникам и говорят: знаете, мы так напряженно работали все эти дни, наша молодежь кровью и потом ходила по супермаркетам, проверяла цены, поэтому мы не зря существуем, — вот такая пирамида торговцев воздухом, достаточно интересная, опять же, для описания.

О.БЫЧКОВА: Илья, вы согласны с тем, что это такая форма распила, или тут есть еще что-то?

О.КАШИН: Распила не только денег. Распила ресурсов, влияния и  имиджа.

О.БЫЧКОВА: Ну, не знаю. Молодым людям хочется почувствовать себя маленькими Медведевыми, который тоже ходит по магазинам и тоже проверяет гречку. Или что?

И.БАРАБАНОВ: Знаете, конечно, это один из эпизодов такой большой имитационной игры под названием «политика» у нас — и выборы имитационные, суды имитационные, президент имитационный, реформа полиции имитационная – почему молодежная политика должна быть какой-то другой? Если вы помните, это далеко не новаторство – пару лет назад движение «Наши» проводило такие же рейды по магазинам, только тогда они выявляли точки, где продают алкоголь несовершеннолетним. Тогда из регионов приходили очень некрасивые истории о том, что на самом деле под видом этих рейдов они занимаются вымогательством у владельцев этих магазинов  — очень надеюсь, что «молодогвардейцы» под видом своих гречишных рейдов тем же заниматься не будут, и им никто денежку за это не выдаст. Может быть, выдадут кураторы, если этот проект посчитают успешным. Но, на мой взгляд, это, конечно, полное безумие – какой смысл проводить какие бы то ни было рейды? Тут, скорее, должна работать Федеральная антимонопольная служба, но уж никак не движение «Молодая гвардия».

О.БЫЧКОВА: Хорошо, а такие движения – они для чего нужны той же власти? Олег, расскажите, вы  специалист в этой области – это для чего?

О.КАШИН: Сколько мы  знакомы с Ильей, столько мы говорим о молодежи, а знакомы мы давно. История какая, как я ее представляю, — когда-то, еще давным-давно, когда мы были моложе лет на  шесть, в  2004 году, после украинской революции, возникла мода на  «оранжевую» угрозу. Угроза на «оранжевую » угрозу повлекла за собой моду на  борьбу с ней и  соответственно, закрутился этот процесс. Понятно, что «оранжевая угроза» тем временем растворилась в воздухе, но бизнес, вот эта процедура борьбы с  «оранжевой угрозой» и конкретные люди, которые этим занимаются, которые на этом и зарабатывают и получают какое-то влияние и делают карьеру, — потому что многие из тех, кто когда-то был молодыми комиссарами движения «Наши», или еще кем-то, сейчас уже депутаты Госдумы, какие-то известные телеведущие и прочие.

О.БЫЧКОВА: Некоторые – министры.

О.КАШИН: Безусловно. Точнее, один глава федеральной службы. Так вот эти люди как-то на этом выросли и конечно теперь с какого-то момента, с  того момента, когда так называемая «оранжевая угроза» сошла «на нет», теперь у них вся миссия – ежедневно доказывать необходимость своего существования. То есть, сейчас это гречка, месяц назад это были лесные пожары, два месяца назад это было еще что-то,  — вплоть до  каких-то не вполне красивых историй типа роликов с компроматом на политиков и журналистов  — мы помним эту историю, за которой, как принято считать, стояли некоторые молодежные движения.

О.БЫЧКОВА: Но вы же находились там рядом, когда все это происходило, несколько лет назад?

О.КАШИН: Ну, как – я  писал об этом, Илья писал – мы писали.

О.БЫЧКОВА: То есть, когда не было «наших»…

О.КАШИН: Когда не было «Наших», были «Идущие вместе». На самом деле молодежная политика почти ровесница Путинского периода  — они возникли в  2001 году.

О.БЫЧКОВА: Откуда их брали  — этих ребят?

О.КАШИН: Это очень важно понимать. Смотрите, — люди, огромная массовка, выходящая на площади, вот эти шокирующие своей массовостью акции, начиная от каких-то больших акций «нашистов» на  проспекте Сахарова, заканчивая пресловутыми акциями в поддержку донорства на Триумфальной во время акций оппозиции  — эти конкретные молодые люди, составляющие массовку  — их берут, просто тупо свозят из окружающих Москву регионов, это обычные школьники, обычные студенты, никак, по большому счету, не  вовлеченные в политику. Они выходят в этих куртках, с флагами, и  так далее, и могут даже не знать о том, кто их туда вывез, и зачем. Это они. А  есть топ-менеджмент – это достаточно немногочисленные люди, насколько я понимаю, исчисляются десятками. Например, мы говорим о депутатах Госдумы, которые выросли из комиссаров «Наших»  — что это за депутаты? Есть депутат Максим Мищенко, лидер маленькой организации, которая возникла в  Бауманке. «Россия молодая» — ну, о,кей, он из ниоткуда сделал карьеру. Есть депутат Роберт Шлегель, который был пресс-секретарем «Наших», стал депутатом. Почему он стал депутатом, недавно узнал, по-моему, очень интересно — его жена, Женя Шлегель, дочка такого человека, которого вообще никто ни фига не знает – Андрей Ураев, что это за человек? Где-то осенью прошлого года, когда не вышла еще книжка «Околоноля», а пошли слухи о том, что ее написал Сурков – пошли отклики от деятелей искусства, которые зверски хвалили эту книгу, и я спросил одного своего знакомого деятеля искусства, который тоже хвалил эту книгу, правда ли, что ее написал Сурков? Он говорит – нет, ее написал не  Сурков, а человек, которого никто не знает – он ставит в театре трюки с мечами. Я подумал, что это фигура речи, и  об этом забыл. Потом вдруг узнал, что жена депутата Шлегеля дочка некоего мужчины по имени Андрей Ураев, главы фонда «Эгида», который дает деньги на  фестиваль «Территория» Кирилла Серебрянникова,  — на сурковские проекты, и он же ставит в театре трюки с  мечами.

О.БЫЧКОВА: Это личные обстоятельства совершенно частных лиц, которые нас не  касаются.

О.КАШИН: Группа частных лиц, связанная между собой какими-то родственными узами, дружескими узами, и  так далее, которые, собственно, и  делят эти деньги, которые продолжают выделяться на молодежную политику, и ничего такого глобально-идеологического в этом нет. Как раз этот узкий вполне топ-менеджмент молодежных организаций.

О.БЫЧКОВА: Но мы не знаем точно и доподлинно, кто и что делит  — вы строите ваши предположения.

О.КАШИН: Строим предположения, но опять же  — мы никого не обвиняем. Делить деньги можно не в рамках воровства, а в рамках каких-то добрых дел. Взять «Молодую гвардию», которую много лет возглавлял Иван Демидов  — часть команды «Музобоза», которые тогда с ним делали передачу про современную музыку, до сих пор в этой обойме – там Андрей Сафронов второе лицо «Молодой гвардии», многолетнее – тоже ветеран «Музобоза», то есть, это такие люди, вполне плановые.

О.БЫЧКОВА: Это управляемая структура?

О.КАШИН: Тоже хороший вопрос. Всегда можно спросить, кто кем управляет – муж женой, жена мужем, армия полководцем. Или наоборот — вопрос философский. Наверное, управляемая все-таки,  — нет оснований думать, что если завтра будет указ президента о ликвидации «Росмолдежи», она возьмет в руки оружие и будет стрелять по президенту. Я как раз в это не верю. Вполне управляемая масса.

О.БЫЧКОВА: Вы согласны, Илья, что это вполне управляемые организации? Вот просто последние события — хамское поведение по отношению к  известным политикам, откровенное.

И.БАРАБАНОВ: Или к известным музыкантам.

О.БЫЧКОВА: Да, какие-то совершенно чудовищные публикации в интернете.

И.БАРАБАНОВ: Они не могут быть не управляемыми. Потому что если бы они были не управляемыми, мы бы исходили из того, что эти организации состоят из  каких-то отдельных личностей, которые сами по себе что-то представляют. А они ничего из себя не представляют, они представляют только в массе, когда 60 тысяч дедов морозов на  проспекте Сахарова – это внушительно. Если взять каждого из этих молодых людей в отдельности, и попытаться с  ними поговорить, то это, в общем, очень печальная, очень грустная картина вырисовывается.

О.КАШИН: Ну, погоди, Якименко – дурак?

О.БЫЧКОВА: Нет, мы никого не будем тут оскорблять.

О.КАШИН: Нет, я просто думаю, что как раз не дурак, очень талантливый менеджер в этой сфере.

О.БЫЧКОВА: Нет, мы исходим из того, что люди не глупее нас с вами.

О.КАШИН: Умнее.

О.БЫЧКОВА: Мы пытаемся понять, как это все работает и  что ими движет.

И.БАРАБАНОВ: Да. Я, например, никогда не мог понять, почему эти люди, которые откровенно хамят, которые, как их один источник газеты «Коммерсант» назвал «ликующей гопотой», зачем они нужны. Мне совсем недавно, когда мы встречались с одним из комиссаров движения «Наши», Машей Дроковой – она мне объясняла, что чем больше вы ругаетесь на Васю Якименко, на всех остальных комиссаров, тем лучше у них будут обстоять дела, потому что тем больше их кураторы видят их нужность. Вот вы аккумулируете какую-то свою агрессию против конкретного Васи, не замечая чего-то более важного, поэтому Вася нужен, он должен всех раздражать, нужна конкретная Кристина Потупчик, пресс-секретарь движения «Наши», которая пишет какие-то мерзости про Юрия Шевчука в интернете, нужна вся эта «ликующая гопота», которая вызывает омерзение, чувство брезгливости у  нормальных людей, но видимо, эта «ликующая гопота» каким-то образом отвлекает наше внимание от вещей, значительно более важных.

О.БЫЧКОВА: Каких, например?

И.БАРАБАНОВ: Согласитесь, что когда все эти товарищи начинают поливать грязью Шевчука, и  в итоге дискуссия о том же Химкинском лесе переходит в иное русло. Вместо экспертной дискуссии о том, нужна дорога или не нужна дорога, как ее прокладывать, где она должна идти, и  имеет ли смысл рубить лес, все СМИ начинают обсуждать действия Кристины Потупчик и движения «Наши», которые посмели наехать на Шевчука.

О.БЫЧКОВА: И ее лексику.

И.БАРАБАНОВ: И ее лексику. Понятно, что это недопустимо, и такие методы в нормальной стране, в нормальной политической и  конкурентной среде были бы недопустимы, но  мы живем в тех условиях, в  которых живем, в которых существует Кристина Потупчик, Вася Якименко, движение «Наши».

О.БЫЧКОВА: Не понимаю простой вещи – очевидно, что кого-то назначают отличником, кого-то назначают двоечниками. «АнтиФа», например, о которой написано у вас в журнале, они явно назначены «двоечниками» — неизвестно до сих пор окончательно, кто совершил налет на  Химкинскую администрацию, но известно, кого за это арестовали, кого за это задерживают. Почему так получается, что те, кого назначили «отличниками», ведут себя не как отличники, и считается, что это нормально. Хотя, казалось бы, респектабельная вертикаль власти заинтересована в том, чтобы этим отличникам придавать тоже такой респектабельный вид и  человеческое лицо.

И.БАРАБАНОВ: Вы абсолютно неправы, потому что те же «АнтиФа» это все-таки собрание именно  людей со взглядами, со своими убеждениями, с какими-то своими мыслями. Такие люди в  условиях контролируемой вертикали абсолютно не нужны. Не нужны люди мыслящие в той же Госдуме, там нужен Максим Мищенко и Роберт Шлегель.

О.КАШИН: Просто мы не видим шкалу, по  которой ясно, кто отличник, а  кто двоечник.

И.БАРАБАНОВ: да, нужны те, кто не будет задавать вопросов, те, которые будут молча нажимать на нужные кнопки, нужны те, которые будут собирать 60 тысячами и лить грязь на  Шевчука. Не нужны люди, которые сами думают, которые имеют убеждения, которые могут поставить под сомнение какие-то указиловки из управления внутренней политикой администрации президента, — такие люди абсолютно не нужны, таких людей надо как раз поскорее запихнуть в СИЗО и сделать с ними еще что-нибудь плохое.

О.БЫЧКОВА: Почему не делается никаких попыток инкорпорировать это направление протеста к  вертикали, понимаете, о  чем я говорю?

И.БАРАБАНОВ: Вы имеете в  виду каким—то образом аккумулировать этот протест?0

О.БЫЧКОВА: Ну да.

И.БАРАБАНОВ: Так они это и пытаются сделать. Они пытаются, когда собирают митинг в  защиту леса, «нашисты» пытаются перевезти кого-то на уборку того же самого леса – они пытаются каким-то образом с этим протестом бороться. Честно говоря, до сих пор для меня большой вопрос, какой интеллектуальный гений в этом движении придумал чистить лес, который завтра должны вырубить – по-моему, это абсолютно бессмысленное действие, потому что они эту акцию устраивали до решения президента Медведева — о приостановке вырубки леса. Ну, видимо, у «Наших», у Васи Якименко какая-то своя особая логика, которая нам неподвластна.

О.БЫЧКОВА: А что нам известно вообще о настроениях – о том, что называется очень условно-приблизительно, и как мне кажется, по-стариковски достаточно, тем не менее, «молодежной средой» — вообще, что мы об этом знаем? Ну, хорошо, — «АнтиФа» — но это единицы.

И.БАРАБАНОВ: Почему единицы? Вспомните январский марш памяти Стаса Маркелова и Насти Бабуровой – это была одна из самых ярких и многочисленных акций в  Москве за последние годы, не считая митинга на Пушкинской площади в защиту леса. Вспомните, как они шли шествием по тверской, перекрыв улицу – их достаточно много. И  именно интеллектуальные единицы, способные к самоорганизации без всякого Васи Якименко и автобусов с люберецкими пэтэушниками, которых везут на большой карнавал. Поэтому «АнтиФа» и опасна, и  таких людей много. Посмотрите на движение экологов, которых становится все больше и больше.

О.КАШИН: Но не стоит забывать — есть «АнтиФа», а есть «ФА» — там вполне популярные националистические настроения. Простейший пример — убийство спартаковского болельщика Юрия Волкова на Чистых прудах – до сих пор там висит вполне внушающий самодельный мемориал, и его никто не трогает – видимо, он  охраняется, и  вообще очень много значит для многих людей, в том числе, я знаю, даже для моих знакомых.

О.БЫЧКОВА: То есть, это серьезная история?

О.КАШИН: Вот эти две субкультуры – они вполне, насколько можно представлять, вполне сильны, вполне имеют воздействие на  умы и души, и  надо их иметь в виду гораздо больше, чем кого бы то ни было.

О.БЫЧКОВА: Следующий вопрос я задам после перерыва в программе «Обложка».

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу. Наши гости – Олег Кашин и  Илья Барабанов. Три минуты назад вы сказали, что это, безусловно, серьезная история, это является проблемой, и мы видели – действительно, в последнюю неделю-две мы видели сразу много примеров того, что не надо недооценивать то, что называется молодежными настроениями или молодыми людьми, которые могут придти с чем угодно куда угодно, например, на рок-фестиваль в Миассе с  дубинками и травматическим оружием, или непонятно кто, непонятно, с чем, в ту же  Химкинскую администрацию, и так далее. Скажите тогда, почему это все происходит, очень мало об этом известно, а у вас на обложках все время то желтые машины, то Путин с Медведевым.

И.БАРАБАНОВ: Если оставить в стороне Миасс – это вообще отдельная история, там надо разбираться, что там и по чьему заказу произошло, я бы все-таки не согласился с тем, что это проблема. На самом деле это, в общем, нормально, когда молодежь объединяется и начинает каким-то образом отстаивать свои интересы — в этом ничего криминального нет, если наши власти в этом видят какую-то опасность и  проблему, это их  личные проблемы.

О.БЫЧКОВА: Криминального, может и нет, хотя криминальное иногда тоже есть.

И.БАРАБАНОВ: Что касается Химок, то это вообще отдельная, на мой взгляд, философская история, потому что мы помним, что за годы борьбы за этот лес были погибшие, был Михаил Бекетов, который до сих пор встать с инвалидной коляски не может, были многочисленные митинги протестов, попытки оспорить это в  суде – все было. И когда люди понимают, что через суд добиться правды невозможно, что политических инструментов нет, потому что выборов нет, что на них в общем все наплевать, люди, думаю, все-таки  имеют право на восстание.

О.КАШИН: Это было бы верно, если бы  Евгения Чирикова громила здание администрации.

И.БАРАБАНОВ: Может быть, да, верное, — если бы это была Евгения Чирикова и жители Химок, то вообще, на мой взгляд, не было бы никаких сложностей – об этом еще философ Лог говорил – что люди имеют на это право.

О.БЫЧКОВА: «Восстание» в переносном смысле вы подразумеваете?

О.КАШИН: В блогерском.

О.БЫЧКОВА: Да, не в экстремистском. А то тут, знаете ли,..

И.БАРАБАНОВ: Нет, боже упаси – ни в коем случае не в экстремистском.

О.БЫЧКОВА: А  то сейчас постучатся в эту дверь.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Погром Химкинской администрации – вы имеете в виду такое восстание?

О.БЫЧКОВА: да кто ж знает, что это было?

И.БАРАБАНОВ: Те  антифашисты, которые участвовали в  этом так называемом погроме – они предпочитают называть это именно так – на Химкинскую администрацию, они говорят ровно о том, что когда у людей не остается никаких иных рычагов, они, к сожалению, в качестве такого шага отчаяния вынуждены прибегать к таким методам – конечно, они неправы, и такие методы, конечно, это плохо. Но давайте подумаем о том, что у этих людей нет других методов – ну, не могут они придти в суд, не могут через парламент, через выборы, выбрав другого мэра Химок, не могут добиться справедливости – как им тогда действовать?

О.КАШИН: Когда последний раз антифашисты, анархисты, люди с  завязанными лицами подавали на кого-то в суд или пытались решать? Да, это радикальное крыло какого-то протеста – не знаю, молодежного или не молодежного, но опять же – не в смысле, что люди кушать не могли, страдали из-за Химкинского леса – нет, как раз если говорить об атаке – это радикальное крыло протестной молодежи подключилось к борьбе химкинских жителей во главе с Чириковой – подключились к борьбе, чтобы показать, что да, борьба легальными способами смысла не имеет — вот посмотрите, как надо. И по хорошему, на самом деле. Медведев, приняв решение остановить вырубку, конечно же,  — я уверен, — что последней каплей, или ключевой каплей был именно разгром администрации. Можно обвинять людей в том, что они переступили какую-то черту, потому что бить стекла неприлично, но если бы не было разбитых стекол, не было бы  и остановки вырубки леса,  — по-моему, это совершенно очевидно.

О.БЫЧКОВА: Это если мы исходим из  версии, что этим занимались радикализованное крыло.

О.КАШИН: Мы знаем, что этим занимались анархисты, антифашисты.

И.БАРАБАНОВ: мы можем сколько угодно осуждать анархистов и  антифашистов, но в любом случае это не повод…

О.БЫЧКОВА: Я о другом хотела сказать  — например, это чей-то заказ  — это совсем другая тогда история.

И.БАРАБАНОВ: Но это не был ничей заказ.

О.КАШИН: Поверьте двум экспертам – мы оба знаем эту среду.

И.БАРАБАНОВ: Я знаю людей, которые участвовали в этой акции – это не был заказ. В любом случае, даже если они преступили определенную грань закона, с  чем все соглашаются, — это не повод устраиват ночные задержания без ордера, вытаскивать людей ночами, и сутками их держать в Химкинском ОВД. Вспомните историю, о которой мы как раз пишем в этом номере, когда на концерте в Жуковском 70 человек задержали разом ни в чем неповинных людей. Избивали их  в  отделениях, выбивали под пытками фактически у них признательные показания и готовность к сотрудничеству, некие люди в  штатском, представляющиеся сотрудниками ФСБ. Вот этот беспредел, узаконенный государством, в  итоге и провоцирует ответное насилие. Не надо думать, что неожиданно откуда-то взялась толпа антифашистов, которая пошла куда-то что-то погромить. Эти антифашисты уже сколько лет получают, с одной стороны, дубинками от Центра по борьбе с экстремизмом, а с другой стороны, их  по подъездам убивают эти самые фашисты. Это движение может быть довольно отчаянных, я думаю, людей, которые понимают, чем они рискуют, которые отлично понимают, на что идут, и узаконенное насилие со стороны государства в данном случае значительно более опасно, чем вот эта атака, погром,  — как хотите, называйте – на  Химкинскую администрацию.

О.БЫЧКОВА: Хочу запустить голосование, и мне хочется спросить у  аудитории – если бы вы были главным редактором российского еженедельного журнала, уважаемого, который серьезно занимается проблемами в  обществе и пишет серьезные материалы с  красивыми иллюстрациями, то что бы вы выбрали, о  чем бы вы предпочитали писать – про Путина с Медведевым, или про вот эти самые настроения среди молодежи? Потому что мы видим на каждой обложке опять Путина с Медведевым — то Медведев с  елочкой, то Путин с желтым автомобилем.

О.КАШИН: Вы преувеличиваете, конечно?

О.БЫЧКОВА: Разумеется, я преувеличиваю. Для того, чтобы мое преувеличение довести до логического конца, я прошу ответить на вопрос — если вы считаете, как главный редактор еженедельного российского журнала, что про Путина с Медведевым это важнее — 660-06-64, если вы считаете, что про молодежь важнее — 660-06-65. Голосование пошло.

О.КАШИН: Я хотел сделать анонс – в  сентябрьском номере толстого литературного журнала «Знамя», который жив до сих пор, вышла повесть анонимного автора под названием «Исход»,  — я  отправляю к этой повести, она лежит в интернете на сайте «Мэгэзин.ру» — это написал как раз некий антифашист, один из участников акции в Химкинской администрации. Повесть написана года три назад, и из нее понятно, что это за культура и  что это за люди. Обратите внимание на повесть «Исход», почитайте.

О.БЫЧКОВА: Захар Прилепин написал «Саньку» ровно на эту тему.

О.КАШИН: Да, сейчас говорят, что антифашисты – новые нацболы. Как раз интересно сравнить.

О.БЫЧКОВА: Это даже не вопрос каких-то партийных принадлежностей. Тот же Прилепин – наверное, он это описывал, исходя из личного опыта и из того, что он  видел своими глазами, но тем не менее, по-моему, очень внятная картина и  портрет молодых людей, которые выброшены полностью из жизни. И  в какой суд они пойдут, Илья? Куда они пойдут, они никуда не пойдут.

О.КАШИН: Но Пушкин тоже писал о выброшенных из жизни молодых людях, и в этом смысле тоже ничего не  меняется. Но на что хочу обратить внимание  — да, на  обложках политических еженедельников могут быть Путин и  Медведев, а в толстых журналах, которые призваны писать о вечном и публиковать стихи, повесть буквально участника Химкинского погрома – в принципе, мы тоже возвращаемся в  80-е и  в этом смысле, когда в  «Новом мире» и «Знамени» было больше актуальной политики, чем в газете «Правда».

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Мы говорили сейчас о людях, которые имеют какую-то идеологическую основу – эти движения, а  сейчас очень многие пишут — но все это началось в связи с погромом лагеря экологов в  Химкинском лесу, тогда тоже неизвестно кто туда напал, были похожи на футбольных фанатов, и сейчас погром в Миассе, когда тоже люди, явно не националисты, — кстати, многие журналы об этом пишут и здесь есть выдержки из блогов – что пишут участники этого фестиваля, очевидцы — то есть, понятное дело, что этих молодых людей кто-то заказал. Кто они такие? И здесь есть такое мнение, что это никто иные, как гопники, которым в принципе все равно, за кого.

О.БЫЧКОВА: Из можно назвать «гопниками», «шмопниками», но вышли какие-то полуголые мужики из леса, побили народ и ушли обратно. И  все до сих пор гадают, что это было.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Сейчас говорят о некоем ресурсе, который можно купить за деньги. Насколько это серьезно именно сейчас?

О.БЫЧКОВА: Или это очередная страшилка?

О.КАШИН: Илья писал об использовании футбольных хулиганов.

И.БАРАБАНОВ: Да. Это не новаторство, еще «Идущие вместе» 10 лет назад, в свое время, создавались по логике – там были корпуса, 3 или 4 корпуса, не помню, сколько точно. Один корпус создавался на основе футбольных фанатов московского «Спартака», второй корпус – на основе фанатов ЦСКА, третий на основе фанатов «Динамо». Именно на основе фанатских группировок, главной задачей которых, и смысл которых – драться с не политическими, а футбольными оппонентами, создавалось первое прокремлевское движение, и  вы все помните нападения на  горком КПРФ, нападение на «лимоновцев» у  суда, множество других подобных историй – эта практика придумана уже лет 10 назад, она активно практиковалась партией «Родина» в свое время, либерал-демократами Жириновского – тоже бывали прецеденты и случаи. Поэтому то, что произошло в Миассе, может быть, это по своей масштабности как-то всех задело и зацепило. Но это не инновации.

О.БЫЧКОВА: Плюс это было снят и  выложено в интернете, конечно, что существенно, безусловно. Но ничего нового вы здесь не видите?

О.КАШИН: Да, человек с бейсбольной битой пришел в политику лет 10 назад, и не уходил из нее. И не только в политику, но и в бизнес, потому что в рейдерских захватах все это вполне практикуется и используется достаточно часто. Поэтому тоже не стоит делать выводы, что это началось сейчас – просто сейчас на это начали обращать внимание.

О.БЫЧКОВА: Вот сидит обыватель, смотрит в интернет, в телевизор, читает газеты и журналы, и думает  — ага, какие-то неизвестные злодеи, а может, известные, некоторых по тому же телевизору показывают  — они где-то формируют какие-то непонятные организации.

О.КАШИН: Хочу вступить?

О.БЫЧКОВА: Не хочу вступить, а  сижу, боюсь, потому что я  не знаю – может там 20 человек, может 200, а может быть, два миллиона. Насколько нужно бояться?

О.КАШИН: По-моему, когда знаешь, кого бояться, это как раз хорошо, — нет?

О.БЫЧКОВА: Так никто и не знает, кого бояться.

О.КАШИН: Почему? Людей полуголых, выходящих из леса.

О.БЫЧКОВА: Я вас спрашиваю о другом – насколько серьезно вообще надо к этому относиться? Это что, какая-то очередная армия у  нас тут внутренняя?

О.КАШИН: Кстати, наверное, стоит сравнить их с частными армиями.

О.БЫЧКОВА: Или это что-то совсем небольшое – ну, у  кого-то кто-то сколотил себе группу.

О.КАШИН: Для того, чтобы взять дворец Амина в 1979 г. тоже не нужна была огромная армия.

О.БЫЧКОВА: Но там были профессионалы.

О.КАШИН: Здесь тоже. Потому что футбольные хулиганы это вполне структуры с собственной контрразведкой, разведкой и всем на свете.

И.БАРАБАНОВ: Они подготовлены, они тренируются на  разного рода базах в  Подмосковье, включая базы ОМОНа и ВДВ — их хорошо готовят. Это люди, которые могут оперативно собрать группу в  200-300 человек,  — это серьезная сила, которую при желании можно использовать в борьбе с экологами или в борьбе с кем угодно еще, можно ее на митинг натравить – это действительно серьезная сила. Вспомните, как много писали в свое время про так называемых «башкирских волков» — якобы созданные Рахимовым молодежные группировки и объединения, которые, якобы, были его аргументом.

О.БЫЧКОВА: По-моему, широкая общественность не уверена до конца, что это существует на самом деле.

О.КАШИН: Опять же – кто написал «Околоноля» — якобы Сурков – это стиль современной российской политики – все «якобы», никто ничего не знает. Наверное, так.

О.БЫЧКОВА: А как вы оцениваете историю сегодняшнюю с  бедной маленькой группой «Барто», которая написала песню якобы  экстремистского содержания?

О.КАШИН: В песне же звучит призыв жечь машины ментов.

О.БЫЧКОВА: Он там звучит не  в форме призыва.

О.КАШИН: Вот случай с  Нойзом, который вначале говорил «животные с кокардами», потом, когда его забрали в милицию, стал извиняться. В принципе – не знаю, может быть, я не прав, но если ты говоришь «будь готов жечь машины ментов» — ты сам будь готов уходить в лес и становиться партизаном. Если у тебя это понарошку, значит, не имеешь права петь такие песни.

О.БЫЧКОВА: Вы хотите, чтобы они уходили в партизаны?

О.КАШИН: Нет. Просто выбор – нельзя быть наполовину беременным в данном случае. Есть такая группа, из  этой же сферы, ее очень любят антифашисты, называется она «Миссис Гаррисон» — у  нее два главных хита, один чуть постарше – «Хочу быть парнем патриарха» — собственно, кроме названия там ничего нет, второй — с матерным названием про то, что все милиционеры – геи.

О.БЫЧКОВА: Осторожно, аккуратно.

О.КАШИН: Вот именно. Как раз у них есть политкорректная версия этой песни – про то, что все милиционеры геи – она звучит как «повара пекут друг другу торты». Мне кажется, что как раз если ты не уверен, что не сломаешься под дубинками милиционеров – пой лучше про поваров, иначе получается несерьезно. Сейчас группу «Барто» вызовут в милицию, она скажет «мы не то имели в  виду».

О.БЫЧКОВА: Уже вызывали, уже может быть экспертиза, там может быть уголовное дело.

О.КАШИН: Вот-вот. И посмотрим, как она себя поведет, если будет говорить: «да, я готова жечь машины ментов» — ну что, молодец, девушка, герой.

О.БЫЧКОВА: Она говорит, что вообще не про это писала, а  песня про любовь.

О.КАШИН: Вот-вот. Тогда это второй Нойз, делается неловко и за нее, и  за Нойза.

Л.СТЕРЛЬЦОВА: Я хочу Нойза защитить.

О.КАШИН: Давайте.

Л.СТЕРЛЬЦОВА: Ничего он не извинялся. По сути дела, это был такой же стеб, как первый его наезд.

О.КАШИН: Стеб  — когда начинаешь потом говорить – понимаете, это был стеб,  — это какой-то очень странный стеб.

Л.СТЕРЛЬЦОВА: Вы читали его стихи? Мне кажется, что там все понятно человеку думающему.

О.КАШИН: Слово «санаторий» и  «10 дней в раю»? ну, черт его знает – мы не знаем. Пресс-служба ГУВД этот ролик вешала на  «Ю-Тьюбе», она его обидным не сочла.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Путь это остается на их совести.

О.КАШИН: Конечно.

О.БЫЧКОВА: А почему ни дня без экстремизма? То у нас группа «Барто», то  у нас выставка художников, то что-нибудь еще такое. Тут действительно есть какие-то реальные опасения, что бедная-несчастная молодежь наивная заразится экстремизмом и пойдет жечь машины ментов, или это что это? Или это, например, взяли группу «Барто», потому что Шевчука того же за тот же Химкинский лес и  Пушкинскую площадь зацепить трудно.

О.КАШИН: Но Шевчук про машины ментов не пел, согласитесь.

О.БЫЧКОВА: Не пел. Шевчука уцепить не за что, а  очень хочется, поэтому уцепили других.

И.БАРАБАНОВ: Это опять какая-то очень кривая логика нашей власти – что они думают, что таким образом борются с экстремизмом, не понимая, что посадкой Нойза на  10 суток, гонениями на  группу «Барто» они лишь еще больше ожесточают людей. Казалось бы – проблем в стране хватает, а  у нас милиция вместо этого 31-е число разгоняет – вместо того, чтобы пожары тушить, по редакциям спецназ ходит. Мы на прошлой неделе у себя в редакции наблюдали очень интересное зрелище. В итоге это приводит  — мы все отлично помним историю в Приморье – это опять-таки та же самая история, когда люди, загнанные в угол, переходят грань закона. Они преступники, но их мотивы тоже надо понимать. Нашей бы милиции начать решать какие-то более насущные проблемы – они там в полицию переименовываются, новый моральный облик формируют, хотят как-то свой мундир очистить, а  они вместо этого занимаются по-прежнему какой-то ересью, разгоняя «несогласных».

Л.СТЕРЛЬЦОВА: Тем самым еще большее внимание к  ним привлекая.

И.БАРАБАНОВ: Да, разгуливая по редакциям и  изучая чьи-то песни. Пускай они в нерабочее время включат песню, послушают, согласятся или не согласятся, напишут свою. Вместо этого занимаются какой-то чепухой, откровенно говоря.

О.КАШИН: Может, скажу идеалистическое, но если бы все общество в едином порыве, — не знаю, деятели искусства, или еще как-то – подписались бы под каким-то призывом отменить 282 статью, экстремистскую, по которой все эти безобразия и происходят, может быть, ее бы и отменили в конце концов, потому что это, конечно, наследница 58-й статьи абсолютная. Потому что по ней можно кого угодно привлечь за любое неосторожное высказывание. Но, к  сожалению, даже не все из приличных людей – из правозащитников, еще из  кого-то, разделяют мнение о  282 статье, потому что для многих, и правозащитников в том числе, это такой чуть меньший, конечно, бизнес, чем для антиэкстремистских управлений милиции, но тоже вполне там люди борются с экстремизмом на своем уровне, какой-нибудь правозащитный центр САВА этим живет. Мне кажется, что просто надо постоянно долбить в одну точку: — 282 статья – это статья, недостойная правового государства. Потому что сколько хороших, нормальных людей оказались на скамье подсудимых по этой своеобразной статье. Потому что и вас можно посадить, и  меня, и Илью – кого угодно за экстремизм.

О.БЫЧКОВА: Нет, — вас можно, нас нельзя.

О.КАШИН: О,кей.

О.БЫЧКОВА: Мы  с этим не согласны.

О.КАШИН: Отсюда все беды на самом деле.

О.БЫЧКОВА: Хорошо, а что они должны делать? Нельзя всех обеспечить учебой, жильем и карьерой — не получается просто.

О.КАШИН: Шутки – шутками, но  всех получилось обеспечить пивом — вот за последние 10 лет в сторону потребления пива от водки и самогона страна шагнула – оказалось, можно. Другой вопрос – хорошо ли это, но  теперь все пьют пиво  — то  есть, какой-то титанический сдвиг произошел. Всех можно обеспечить какими-нибудь развлекательными телешоу.

О.БЫЧКОВА: Ну. Обеспечили всех, и что?

О.КАШИН: А если бы не обеспечили, думаю, были бы гораздо более массовые партизанские движения, антифашистские, все на  свете. А так все равно это такая вполне маргинальная в плане численности история.

И.БАРАБАНОВ: Я не думаю, что тут вопрос «обеспечить – не  обеспечить». Тут вопрос, хочет само государство играть по  каким-то правилам, или оно не хочет этого делать. Вспомните, еще 5 лет назад никому в голову не приходило пристегиваться за рулем или уступать пешеходам дорогу на зебре  — сейчас оперативно всех научили, и  все следуют букве закона. То есть, можно, при желании. Но при этом в ряде вопросов – касательно коррупции или судебного беспредела, власть не хочет сам начинать играть по этим правилам, в  итоге у  нас в стране есть судья Сташина, есть дело Магнитского, есть центр «Эй», есть 282 статья и черт знает, что еще. Вот нам надо просто всем самим придти к этому пониманию — что нужно играть по одним правилам, и власть и общество по ним играют. Тогда не будет Химкинской администрации, не будет «приморских партизан», тогда будет все более или менее в порядке.

О.БЫЧКОВА: Но все равно остается большое количество людей в возрасте «30 – минус», которые лишены очень многих вещей, хотели бы их иметь, и не знают, как их получить.

И.БАРАБАНОВ: Значит, у них должны быть возможности это получать.

О.КАШИН: Это тоже вопрос – культивирует ли  государство гопничество или не гопничество.

О.БЫЧКОВА: Похоже, что культивирует.

И.БАРАБАНОВ: Они должны получить через образование и через успешную карьеру, но ни в коем случае не  через членство в движении «Наши» или «Молодой гвардии».

О.КАШИН: И можно сослаться на  Медведева, который недавно сказал, что у нас слишком много людей с  высшим образованием и  слишком мало рабочих – может быть, таким образом, государство пытается увеличить пласт людей, которые могут быть рабочими? Не знаю.

И.БАРАБАНОВ: Недавно активно обсуждалось на  «Эхе», что молодежь идет исключительно в чиновники, потому что понимает, что там можно тепло устроиться, получить квартиру, найти кормушку, где можно спокойно воровать – ну конечно, мы в итоге придем к абсолютно бюрократической, неэффективной вертикали, так долго выстраиваемой. Если молодежь не видит, как иначе можно устроиться в жизни, кроме как усевшись в  кресло клерка в  каком-нибудь Минрегионе.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Реализоваться в жизни хотелось бы все-таки так, а не устроиться. Если речь идет о молодежи.

И.БАРАБАНОВ: Если профессиональная реализация лежит только через бюрократическую карьеру – это ужасно.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: раньше все хотели идти в бандиты и проститутки, сейчас все хотят идти в чиновники.

И.БАРАБАНОВ: Очень точное сравнение – вместо бандитов и проституток в чиновники.

О.КАШИН: Кстати, завтра 50 лет Игорю Ивановичу Сечину, главному силовику.

Л.СТЕРЛЬЦОВА: Заранее не поздравляют.

О.БЫЧКОВА: Не заранее, а  в самое время подводим итоги голосования — у нас получилось, что за всю молодежную проблематику 88,5% и всего 11,5% за Путина с  Медведевым.

О.КАШИН: Стареет аудитория.

И.БАРАБАНОВ: Тандем неинтересен.

О.БЫЧКОВА: Аудитория стареет?

О.КАШИН: Если она хочет видеть на  обложке молодежь, значит, она себя с ней не отождествляет.

О.БЫЧКОВА: А может, она молодеет в  действительности.

О.КАШИН: Как в фильме «Курьер» — я  много знаю о современной молодежи – я смотрю телевизор.

О.БЫЧКОВА: Спасибо, большое, мы поняли. Это была программа «Обложка», мы говорили о  молодежи-21.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


hardy50 06 сентября 2010 | 22:21

Ольга, зачем Вы занимаетесь этой "ботаникой" при Вашем остром уме и целостной политической позицией? Ведение "Особого мнения", вот Ваш конек... Ну посмотрите на активность, кому это интересно?


07 сентября 2010 | 16:45

Видимо ААВ требует :)

Все новые циклы программ запущенные в этом сезоне - совершенно бездарны.

Мало того, что они почти все - "мимо цели", что называется, так им еще и названия даны совершенно идиотские, ничего общего не имеющие с темами (вроде "Они") и как-будто специально отталкивающие от передчаи.

Причем - за некоторыми из этих новых циклов стоят вполне здравые идеи. Но совершенно необработанные и не доведенные.

Поэтому нет интереса ни у многочисленных психов "Эха", ни у продвинутых слушателей.

-----------

Похоже руководство "Эха" полностью лишилось того, что сейчас принято называть "креативностью". Уже провал цикла передач о фальсификациях истории показал, что ждать нечего.

Этот сезон лишь подтвердил, что у "Эха" серьезные проблемы.

Что делать?

Либо уходить главному редактору писать мемуары. Либо - что делалось в свое время на ГосТВ - создать на "Эхе" НЕЗАВИСИМУЮ МОЛОДЕЖНУЮ РЕДАКЦИЮ.

Короче говоря - позволить другим сотрудникам без контроля уважаемого ААВ самим придумывать и делать передачи.

И таким образом создать на "Эхе" внутреннюю творческую конкуренцию.

А эти новые циклы - надо закрывать и радикально менять.

Нежизнеспособны.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире