'Вопросы к интервью
15 октября 2014
Z Обложка Все выпуски

Россия — Украина: есть ли выход из кризиса


Время выхода в эфир: 15 октября 2014, 20:07

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве 20.05, Владимир Вольфович Жириновский, лидер ЛДПР, в гостях на «Эхо Москвы», добрый вечер. Давно мы с вами не работали, давайте удивим чем-нибудь наших слушателей. Наши слушатели были удивлены – сужу по вопросам, которые пришли, — вашим предложением восстановить  — ну, не монархию, монархическое правление. Я пытался в этом разобраться и понять, какие функции дополнительно нужны нынешнему президенту – Путину, или кто будет после Путина, — зачем еще нужна какая-то монархия, в чем разница?

Материалы по теме

Нужно ли сделать Москву закрытым режимным городом?

да
33%
нет
65%
затрудняюсь ответить
2%


В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сам формат государства называется Российская империя. Это связь времен. Мы берем Петровские времена, может, даже от  Ивана Грозного, от Александра Невского. В общем, Россия собирается. Советский Союз название выбило Российская Федерация, — это очень непонятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Россия.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Просто Россия, что такое просто Россия? – это республика. Никогда в истории России республика не давала положительных результатов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да когда она была-то?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, 6 месяцев что-то там было. Советские республики и вот сейчас. То есть, вопрос в форме. Допустим, с одеждой сравнить. Вот демократия для нас это все-таки что-то такое, пляжный вариант.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тоже неплохо, когда жарко.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Когда жарко. Но для холодной страны этот костюм уже нежелателен. Поэтому формат империи как-то мобилизует. То есть, Россия страна мобилизации. Не всем это нравится. Или по-другому скажу. Россия – это армия. Вот демократия — это гражданские. А империя – это армия,  — подчинение, немедленное исполнение, субординация, звания и общий дух армии. Мы — Российская армия, мы охраняем все границы, мы знаем задачи. Которые перед нами стоят, мы работаем, совершаем что-то.

Материалы по теме

Имперская форма правления соответствует России?

да
36%
нет
61%
затрудняюсь ответить
3%


А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это же вопрос названия. Вот сейчас у нас республика.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Я говорю о сути — армия. Вот такое должно быть государство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо, а если будет республика – какая разница?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Вот именно поэтому и должна быть империя, что командир вооруженных сил он император, он  повелевает. Смотрите сегодня – Дальний Восток, — бесполезно что-либо делать там сейчас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И что с ним делать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я и говорю, что делать. Вот император сидит в  Кремле. Владимир Первый, — видите, я не уточняю дальше, Владимир хорошее имя, и все. Он нашел талантливого чиновника и говорит: ты начальник Дальнего Востока.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, так и сейчас – взял, полпреда назначил.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, полпред, вице-премьер, министр Дальнего Востока, — и ничего никто не будет исполнять. Проблема исполнения. Транссиб как мы построили? Проигрыш в  Крымской войне, причина – мы не успеваем доставлять туда продовольствие, боеприпасы и армию. Царь понимает, что могут быть войны еще, говорит: надо строить по всей стране одну мощную железную дорогу. Министры: не надо, что вы, там столько проблем, — все против. Но он назначает: министр Мельников, вы – министр путей сообщения. Немедленно построить дорогу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и сейчас назначат Соколова, немедленно построят дорогу.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не построят. Надо, чтобы был формат императора, чтобы все знали, что надо исполнять. Ведь под словом «империя» я  что еще имею в  виду? – не нужны парламенты никакие. У нас миллионы людей – депутаты. И что они делают? Ведь толку никакого.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы же депутат.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И что? Я говорю, что у нас дух империи, а форма республики. И мы не смогли набрать преимущества республиканской формы правления, демократии, и потеряли имперские. Мы получили государство-гермафродит, гермафродит не мужчина и не женщина, он не может рожать, не может стать отцом. Так и мы. Мы не можем стать сильной державой в республиканских формах  — только в форме империи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще не понимаю. США – самая сильная держава, она республика, и ничего.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Она республика изначально, она другого не знает, она этого хотела. А Россия не знает другого, кроме империи. Она не хотела республики. Смотрите, республика Керенского – это переворот. Народ не хотел. Да, давайте заменим царя, но то, что сделал Керенский, народ этого не хотел. Советские республики – народ этого не хотел, загнали силой, через кровь. 91-й год, — народ не хотел этого, того, что произошло – Ельцин, его команда, Конституция,  — все были против, до сих пор это брожение.

То есть, если мы убираем эти институты – партии, профсоюзы, все то, что принадлежит демократии, и все мобилизуем на развитие экономики и защиту страны, мы делаем рывок мощный вперед.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо, а как искать императора, если это не демократия?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, например, уходящий президент и Госдума проводят новое территориальное деление — 40 губерний, удваиваем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Укрупняем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Укрупняем. Вот 40 территорий. Каждая направляет, условно, 100 человек в  Москву, в Кремль. Вот дворец съездов у нас пока еще есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Земский собор.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Русский земский собор, Российский. Общенародное вече, 4 тысячи человек. Естественно, они должны понять, что просто так какого-то товарища из лесов, из тайги, из пустыни, нельзя. Допустим, это будет 100 человек. И начнем голосовать. Отфильтруем, отфильтруем, наконец, останутся 2-3 человека. И кого-то из  них мы изберем императором на один срок  — 10 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, два по пять.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну да, мы сделаем то, что сегодня реально два по  шесть, — двенадцать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пытаюсь понять разницу.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Как только он  стал императором, он назначает всю власть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да  и сейчас можно это делать.

Что такое Россия? Республика. Никогда в истории России республика не давала положительных результатов




В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, выборы. Понимаете, он ждет целый год. Вот сейчас Брянск – все стоит. Исполняющий обязанности Богомаз когда он будет губернатором? 13 сентября 2015 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вы, депутаты приняли такой закон. А зачем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так не нужны такие законы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Согласен.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не нужно выбирать. Назначать и  снимать быстро.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так назначали же до недавнего времени. В  чем новые полномочия?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Об ответственности.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Перед кем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: перед царем, перед императором.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А сейчас  — ответственность перед президентом. Не понимаю.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, потому что он президент, он пришел из республики, из Санкт-Петербурга. А когда будет император, будет другое отношение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Например, из Липецка, — будет другое отношение, когда изберут человека из Липецка? В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я  имел в виду другое. Петербург слишком культурный город, — тихий, спокойный, он  не подходит для России, он не определяет Россию. Он уникальный. Петр Первый сделал себе игрушку, он построил Амстердам, чтобы там было так же красиво.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не любите вы  Питер.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Взбалмошный молодой человек. Обрезать бороды, — вот у вас борода, а  сейчас бы вам обрезали, водку пить, кофе, картошка – зачем это надо все? Постепенно мы сами бы какие-то переняли у других. То есть, империя – это своеобразие России, это присуще нам, это родное. Вот еще вам пример: родное – не родное. Вот республика у нас, демократия – по расчету: ну, давайте как на Западе, ну, давайте права человека, партии, выборы, демократия, пресса. Это по  расчету. По любви – это империя. Народ привык знать: царь сказал – все, выполнять немедленно. По всей вертикали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Царя-то снесли.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Правильно. Потому что загнила монархия, потому что жена управляла.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не всегда плохо.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Всегда. Мы должны будем выбирать императора разведенного или неженатого, или с другой ориентацией – чтобы не было там никаких детей, семья, Александра Федоровна, девочки болеют корью, давай, Распутин, — что это такое? Он должен править 10 лет. Допустим. Ковальчук, ученый из  Петербурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Валентинович.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Вот о должен развестись, если у него есть жена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть. Я ее знаю, хорошая жена.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Тогда он не будет императором. Он должен заниматься только империей 10 лет. Потом может вернуться к этой жене. Сейчас ее не должно быть ярдом близко.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет опасности, что средоточение идей в  руках одного человека, — не говорю «инструментов», — новые законы, указы, — это будет отражать вкусовщину одного человека, а уровень ошибки растет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. То есть, нет варианта без отрицательных последствий. Я предлагаю вариант из худшего наименее худшее. Республика – самый худший вариант для России, мы расползаемся. Деньги – вот 14 лет, сколько денег было? И где результаты? Чуть-чуть «Сапсан» ходит в  Петербург и  Нижний через Москву. А ведь можно было уже построить второй БАМ за эти деньги, пневмотранспорт построить, десятки машиностроительных заводов, сделать образование, — хоть что-то можно было бы сделать как конфетку. Ну, хотя бы одну дорогу Москва-Петербург можно было построить, красивую, как сегодня дублер кутузовского делают в Москве. И сколько его делают? ДО сих пор он не готов, — это что такое? Вы понимаете, что мы  строим медленно, с плохим качеством, и разворовывается. При императоре мы будем вешать их, подрядчиков и  субподрядчиков. По одной дороге повесили, все остальные дороги как конфетка. Одного главврача арестовали. Все остальные будут как конфетка. Одного ректора вуза арестовали, остальные все будут работать, как надо.

Вот сейчас идет преобразование в области вузов, что-нибудь получилось хорошее? – пока никто не чувствует. Объединяют, объединяют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это всегда на будущее, образование. Это не дорогу построить.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Но я говорю – управление. Империя для другого метода, стиля управления.



А.ВЕНЕДИКТОВ: Зайду с другой стороны. Россия всегда была страной многонациональной, многоконфессиональной, — империя. Сейчас Россия формально федеративное государство, где, условно говоря. У Татарстана такие же полномочия, как у  Карачаево-Черкессии или липецкой области. В вашей конструкции как вы видите этот вопрос?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Никакой федерации. Единая территория.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но губернии были, генерал-губернаторы были с огромными полномочиями — финляндского – отдельно были, польского – отдельно были.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот все пошли ошибки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Скажите, где не ошибка.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не ошибка вариант, который я предлагаю – единая территория, одинаковые губернии. И единая форма назначения – только указом императора, такая грамота на княжение. Пожалуйста, — татарский хан, мы ему дадим: вот ты, хан, управляешь Казанским ханством.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А полномочия такие же, как у  Липецкого губернатора?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Абсолютно такое же. Никому ни на йоту больше, и даже понизить полномочия. Тотальная централизация самая жесткая централизация и сразу тогда будут решаться проблемы. Мы говорим: давайте больше прав дадим, давайте на места деньги,  — разворовывается. А вот здесь все на месте. И мы говорим: дорога? — хоть копейка на сторону уйдет, мы тебя повесим рядом с этой дорогой. И омолодить кадры, поставить честных, чистых, которые только честолюбцы. Вот ему 25 лет, он должен быть губернатором.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но не может еще, не умеет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы его поставим заместителем при уходящем губернаторе, мы его научим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А разве сейчас так не делают?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не делают. Все старая команда, стоят от советской власти, сидят, и  все. Поэтому именно стиль управления. Простой пример – если взять семью, — демократия это семья: муж – тряпка половая, жена на него орет, шумит – давай это купим, давай, пойдем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так это замечательно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ничего хорошего нет. Дети воспитываются плохо. Муж умирает раньше срока. Я говорю: диктатура. Он тебя выгонит через полчаса, если ты будешь орать и  пищать. Сиди, как у мусульман – в другой комнате, и молчи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как у мусульман?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Вот у них мужчина на первом месте. Почему у них есть успехи?  — у них нет проституции почти, нет брошенных детей, — все в семье. И в семье один хозяин. И многие женщины-мусульманки согласны. Многие не согласны, заранее говорю, некоторые хотят такой же  свободы, как христианские. Я это как пример привожу. Не всем нравится мусульманская семья, где господствует мужчина. Но я говорю, что при империи мужчина будет везде господствовать — в семье, на работе, в поле, на танцах, в музыке и культуре.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вам давно говорили, что вы  какой-то последний романтик империи? Не Проханов, а вы.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Проханов – коммунист.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Имперский солдат.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, можно так называть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это самоназвание.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, это самоназвание просто. Они все были коммунисты, он  на танке шел в Афганистан. Вот я единственный подаю именно эту форму для России нужную, это лекарство для России. По-другому мы будем чавкать. Вот мы сейчас стоим и  чавкаем все. Мы стоим в  болоте, и движения не будет вперед. Я привел пример дальнего Востока. Что я  делаю? Я говорю — начальник Дальнего Востока, я отменяю у тебя призыв в армию, отменяю у тебя ЕГЭ, даю тебе беспроцентный кредит на жилье, чтобы все жили в своих домах. Землю всю раздать, дороги построить. Набираешь рабов-крепостных со всего мира, и каждый житель России становится помещиком, заводчиком, приказчиком, управляющим. И эксплуатируйте, как хотите, но чтобы конфетка была через 5 лет. И ты – герой России. Или я тебя повешу в Магадане, на центральной площади. У тебя два выбора: быть повешенным или стать Героем России. Ни копейки не украсть. Без налогов, налоги отменяются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И он дешевой китайской силе откроет Дальний Восток.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, ни в коем случае – мы запретим ему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А где возьмете дешевую рабочую силу?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Приедут из Центральной России, с Украины приедут, под землю все поедут. То есть, человек моментально станет богатым: налоги не платить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У Столыпина не получилось.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не дали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дальний Восток не получился.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, далеко. А сейчас уже легко, и сейчас мы дадим вагоны. Подадим вагоны в Закарпатье, Львовскую область, и поедут с удовольствием. Когда будут встречать с землей, с ключами от квартиры, от машины, с трактором,  — все туда бросить, все дать туда. И показать: вот так всю Россию будем развивать. А дальше – вся Сибирь, а потом Урал и  центральная часть. Показать на какой-то части другую Россию. Не коммунизм построить на острове Сахалин, а  другая Россия. То есть, командный состав, армейский. При этом не в казармы загоняем, а работать — все ваше, земля, берите.

Например, рационализаторы, изобретатели – все немедленно внедрять. Кредиты давать ниже инфляции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы все-таки романтик и утопист.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Никакой не романтик. Я император. Я даю такие права, я показываю: можно встряхнуть страну, омолодить кадры, заставить. Смотрите, у  нас 200 тысяч уклонистов, — они туда поедут все, зачем уклоняться? Там будут работать и жить. Смотрите, русские, которые хотят вернуться, приехать в Россию — паспорт будет выдаваться прямо на вокзале. Приехал на поезде Москва-Хабаровск, прямо у начальника вокзала получаешь паспорт, — при условии, что будешь жить там. Не хочешь — в  центральной России получай в обычном порядке паспорт.

То есть, завлечь людей, привлечь, мощнейшая пропаганда, песни, пляски, статьи, пресса,  — «Эхо Москвы» будет «Эхо Дальнего Востока».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы – с  удовольствием.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И будут говорить, о чем они хотят, но в пользу Дальнего Востока, не в пользу китайцев, мигрантов из Средней Азии. Все, что развивает Дальний Восток, все журналисты будут с удовольствием все это поднимать и развивать. И  тогда вы увидите — вот может быть другая жизнь. Сегодня мы как раненый слон или раненый бык или раненый бизон. Мы большие, огромные, но двинуться вперед не можем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И мешает только то, что это республика?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вы считаете, что это некий волшебный ключ, волшебная палочка?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. И сразу все делается, это движение вперед сразу. Убираем всех депутатов, все партии, профсоюзы, вообще все общественные организации, права человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как эти 100 человек из  пресловутой липецкой области на  Земской собор приедут – их избирать должны? Откуда они возьмутся?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сельский сход. Вы что, пьянь направите в областной центр? Вы выберете мощного тракториста, врача, учителя, юриста, фермер — вот и поехали в Липецк, там уже вас очаровали.

Россия – страна мобилизации. Не всем это нравится. Или по-другому скажу. Россия – это армия




А.ВЕНЕДИКТОВ: А что так депутатов не избирают? Люди те же.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так выборы. На выборах заваливают, протаскивают того, кто нужен. Тут все лучшее дадут: мы хотим, чтобы наш был правителем России. А на выборах сейчас управляемых ставят, тех, кто будет молчать. И там партии участвуют, там конкуренция. Конкуренции не будет, лучшие от  40 губерний. Вот дайте ваши 4 тысячи человек, и мы оптом изберем из них.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну как же без конкуренции?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Она губительна, конкуренция. Рынок губительный. Для маленькой страны – конкуренция, рынок, права человека. Для огромной страны – слон, и нужно пикой бить его по бокам, и тогда он будет идти вперед. Быку нужно стрелять, чтобы он двинулся вперед. КАМАЗ – какая тут демократия? А у нас демократия для «Мерседеса». У нас страна не  «Мерседес», а КАМАЗ. Для КАМАЗа нужны грубые дороги, грубое топливо, мощный водитель и мощный мотор. Все ухабы. Где мы побеждаем? Авторалли-КАМАЗ, грузовики. А «Феррари» заезды – мы там 15-е. Никогда не победим. Как и футбол – мы никогда не будем первые, а в хоккее будем. Потому что не наш вид спорта. Мы – зима, холодно, уже дождь  — какие тренировки? Поэтому мы должны делать то, что свойственно нашей природе, нашему человеку. Не футбол, а  хоккей, не «Мерседес», а  КАМАЗ, не республика, а империя.

И победы нужны. Какой Донбасс, где убивают русских?  — да вы что, обнаглели, что ли? Император скажет: Киев, я сомну вас через 24 часа, вышвырну вас за пределы Российской империи — и ни у кого мысли не будет. Какое там отделение, Горбачев и Перестройка? Какая вообще Перестройка? Горбачёв будет трактористом хорошим, фермером, каким он и был – село Привольное. Ельцин — село Бутка, там строить сельский клуб какой-нибудь. А они в Кремль прорвались.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир Владимирович тоже в Петербурге был не сразу президентом. Про русский мир. Существует северный Казахстан.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вы дайте интерактивный опрос, чтобы не вы мне ставили оценку, как учитель истории, а пусть народ скажет сейчас. Они послушали меня, скажите, вы это поддерживаете?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не поддержат.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Как? Запустите, сейчас посмотрим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Формулируйте вопрос.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вопрос – согласны ли вы с тем, что переход к имперской форме правления вздыбит Россию, сделает ее самым могущественным государством, или мы останемся в рамках демократии – то, что у нас сегодня есть, но будем всегда слабым, дряхлеющим государством. У вас два выбора. Я вам даю имперскую форму, кто «за» — номер скажут. Кто хочет демократии, свободы, митинги, Болотную, ходить, шуметь, профсоюзы, депутаты, выборы, — мы будем полунищие на полусогнутых. Голосуйте по другому номеру.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Проголосуем то, что вы предложили. Согласны вы с тем, что имперская форма правления наиболее соответствует России.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И обеспечит максимальное развитие страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Если вы согласны с этим утверждением — 660-06-64. Если не согласны — 660-06-65.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И то, что мой итог будет, по стране нужно умножить на два. Потому что у  вас специфический слушатель, слушатель не мой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня и  гость специфический.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я чужой для них, они боятся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы политик, вы должны быть всем своим.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Кто сверг империю? Петербург, интеллигенция, ваши слушатели «Эха».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, здрасьте, — солдатики Гвардейского Павловского полка.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это то, что писали газеты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы оба историки, знаем, что Павловский гвардейский.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А кто его развратил?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Солдаты не читали газет, они не хотели идти на фронт.

Вот Император сидит в Кремле. Владимир Первый, — видите, я не уточняю, Владимир, хорошее имя, и все




В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот сейчас те, кто голосует против, хотят жить в той слабости, которая есть сейчас. Это называется мазохизм.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 29,6 на  70,4.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Теперь умножаем а два – я победил. По стране может быть даже на три, потому что в Магадане я получу 90%, в Калининграде 90%, Москва — 30 – это великолепно, это победа. Потому что на всю Россию будет ровно в два раза больше. Вспомните. Москва голосовала против сохранения СССР в марте 1991 года. Ей  хотелось развалить все, чтобы были другие публичные дома, другие кинотеатры, порнография, еду, куда хочу. То есть, они в чем-то выиграли, но страна вся проиграла.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Они» — это мы  с вами.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Но вся страна проиграла.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не думаю.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: 9 миллионов беженцев, сколько умерло, погибло, сколько предприятий потеряли, сколько скота было зарезано, сколько людей выехало? Вот сегодня горит Донбасс – это 91-й год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про Донбасс мы точно поговорим сразу после новостей.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Давайте вспомним, что было 25 лет назад – вообще было 5%, — не хотели. Прошло 20 лет…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, не знаю. Вы описываете не империю, а автократию, где может быть хан, император, президент.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так хорошо будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что будет, если будет плохой верховный правитель?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он что, дурак, что ли? Это империя его, он  может сделать конфетку. Самый глупый правитель хочет сделать конфетку из своей империи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но не всегда у него получается.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это дугой вопрос. Армия обеспечит. Армия-то остается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ой, армия – вот вам Павловский гвардейский полк.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А декабристы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что – декабристы?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот они начали расшатывать империю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, декабристов сколько было – капля в море. А вся армия осталась верна присяге.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Малограмотные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Прерываемся на новости и вернемся к  Владимиру Вольфовичу и поговорим уже о Донбассе.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20.35. Вся российская пресса, еженедельники и иностранная пресса пишут об «Исламском государстве», халифате. Какую позицию должна занять Россия в этой войне?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: никакую. Полное невмешательство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нас это не касается?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Потому что там идет борьба арабы и курды, турки и курды. Поэтому там с любой стороны мы наживем только врагов – пусть сами разбираются

А.ВЕНЕДИКТОВ: Будем сидеть в башне из  слоновой кости?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Мы им не нужны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А наша Средняя Азия, наш Кавказ?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наша Средняя Азия далеко, и она атеистическая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А  Кавказ?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Северный Кавказ все испытал. Всю горечь этих войн, он ничего не хочет, близко этого не хочет. Для Северного Кавказа Иран и Турция — они не пропустят никого. Две империи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поволжье?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Поволжье далеко и тоже атеистическое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Будут сидеть и смотреть, как они друг друга имеют?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А так – на Ближний Восток не влезать. Пусть Запад увидит, что они породили  — это начинается с  «Талибан», «Аль-Каиды» и вот эти исламские боевики. Если вернуться к предыдущему голосованию, я не успел сказать москвичам, что в  городе Москве не будет ни одного мигранта. Москва будет закрытый город, жесткая прописка, сюда никто посторонний не приедут. Вот тогда бы они подумали. И  преступность резко понизится, наркотиков не будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Может, обойдемся и без императора?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не получается. Потому что с наркотиками можно бороться только так: Казанский вокзал. Прибывают наркодилеры и начинаем их вешать — 5-6 человек. Недели две никто не приедет из наркодилеров. То есть, нужно показывать, что есть император и мы будем препятствовать заражению наших граждан, их растлению и так далее. А главное, вообще приехать не смогут, потому что город будет закрыт – никто не имеет права

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаю, где вас могут подержать. Давайте спросим: хотите вы  Москву сделать закрытым городом?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, пожалуйста. Я говорю об этом — что я немедленно закрою город и очищу его, будут жить только москвичи, спокойно будут жить и никаких переселений принудительных -, никаких налогов на имущество – вот  сейчас поднимают на 10%, в десять раз. Я обещаю закрыть город полностью.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это каждый город будет закрыт?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Москва, Петербург и курортные города – Сочи, Ялта. Туда, куда больше всего будут ездить москвичи и петербуржцы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Итак, считаете ли вы, что было бы правильно, эффективно и полезно  — для чего? Для безопасности?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Для безопасности и спокойной жизни закрыть Москву.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сделать Москву режимным, закрытым городом. Если вы согласны с этой позицией — 660-06-64, если не согласны, — 660-06-65.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И я гарантирую: ни одного мигранта, ни одного публичного дома, ни одного наркопритона.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А для москвичей публичный дом, вы что?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это будет «виповский вариант». А так, чтобы панель стояла…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пока слушатели голосуют – Украина. Это один народ, украинцы и  русские – народ один?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это один русский народ, западная часть которого, почти что 300-500 лет окатоличивалась, западничалась, превращалась в австрийцев, поляков, венгров. То есть, часть этого русского племени пытались сделать такими же, как венгры, австрийцы, поляки. И это, конечно, сыграло свою роль, потому что они ближе. Ведь из Киева мы ушли – это чисто Владимир, князь, должен ехать в Киев, а ему наплевать, надоело, русская лень – взял, и остался во Владимире. И все, Киев потерял свое значение и пришел в упадок. А земли есть, население есть. И население чувствует: Россия уже там, далеко, а тут они все рядом – Вена, Будапешт, Варшава.

Это прямой пример Боснии и Герцеговины. Босния – это сербы, но часть из них мусульмане, с востока турки насильно заставили стать мусульманами. С запада, с севера их окатоличили, они превратились в хорватов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте поближе к  Украине. Это единый народ?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Единый народ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно я понимаю, что наличие двух государств и единого народа в вашей конструкции – это историческая ошибка?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, нельзя, это 17-й год. До этого не было ничего. Киевская губерния. Житомирская, черновицкая, Полтавская – ничего близко не было. То есть, большевикам нужны были лишние обкомы и оправдать нахождение у  власти – русских не поддерживали, — националы поддержали, им дали всем республики, больше территорий, все дали – музеи, дворцы, деньги, — все дали, — поддерживайте советскую власть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что сейчас делать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Разделить. Вот сейчас приедут Путин и Порошенко в Милан. Сказать – Петр Алексеевич, дорогой, на три части дели страну. Ты в Киеве останешься с центральной Украиной, у тебя будет Хмельницкий, Житомир, Полтава, Винница, Кременчуг, Черкассы – все, Чернигов, Сумы – это будет Украина. А Львов и окружающие города – Луцк, Ровно, Ивано-Франковск. Тернополь – республика Галичина, пусть там Тягнибок и Ярош будут один президент, другой премьер-министр. Закарпатье отдай Венгрии, Черновцы — Румынии. А весь юго-восток отдай России, и все будет тихо. У тебя будут умеренные, среднего типа украинцы, они не националисты и экстремисты, и у тебя русские поменяются: украинцы с юго-востока уедут в Киев, в  центральные города Украины, а русские приедут на юг. Все. И у тебя будет чистая украинская республика.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, Владимир Владимирович этого не скажет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот потому что он не император. А я бы сказал. Я  лет 10 назад послу украинскому нарисовал карту будущей Украины. Возможно, он передал в  украинский МИД, я это сделал сам, по своей инициативе. Пожалуйста, — прошло 10 лет, все в крови. А тогда бы сделали, как я сказал. Поэтому – империя. Все народы России и русский народ дышат по-императорски. А демократия и  выборы и республики  — вот будет как Приднестровье, Абхазия, Осетия, Донбасс. Будет фрагментация идти. Идет деление и деление, кровь и насилие – ничего хорошего не  будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А эта зараза не перекинется опят на  Россию? Фрагментация, прости Господи, это слово?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не будет. Но все равно это в какой-то степени угроза.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, угроза.

США республика изначально, она другого не знает, она этого хотела. А Россия не знает другого, кроме империи




В.ЖИРИНОВСКИЙ: И в условиях республики и демократии когда-нибудь начнется и такой же вариант и в наших республиках — и Северный Кавказ и Поволжье.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этом смысле откомментируйте мне мысль Ходорковского, что для России не  это надо, а парламентская республика?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Все, это конец. Это самая высокая форма демократии, когда парламент назначает премьер-министра, министров и полная ответственность перед парламентом. Но тогда то же самое сделают в национальных регионах. И как вы им будете проитвостоять? так же сделают в Казани. Уфе, Махачкале – везде, в Удмуртии и Якутии – везде будут парламентские республики. И  они примут свои законы, на  каком-то этапе примут закон, что их  законы действуют, и они выше общероссийских законов. Потом вводят свою валюту, закрывают границу¸ ставят столбы,  — вот и все. Все расползется.

Поэтому я  говорю об империи с точки зрения единственной формы физического существования. Приведу еще пример – карантин. Вот сейчас эбола. Давайте выбирать – или мы  заражаемся и умираем. Или жесткий карантин и ни один не заболеет – я гарантирую. Мы никого не пускаем из Африки, везде тепловизоры, мы определяем температуру. То есть, мы жестко контролируем. Никаких рукопожатий. У меня на кабинете уже 10 лет висит надпись: «никаких рукопожатий, объятий и поцелуев» — никакой эболы не было.

И  материнские ученые недавно это сказали, что очень микробов передается через рукопожатие. Мы же ходим везде, держимся за все, и потом друг другу за руки беремся. Автоматически мы сразу же  передаем. И это все в миллионный тираж идет – рукопожатия по всей стране. А еще целуются, обнимаются.

Вот сейчас эбола  — это же физический контакт. Вот так мы  сидим, ничего нет. Но если кого-то взял за руку, не дай бог, он сплюнул и мне попал на руку, а я вытерся, — то есть, любая передача внутренних содержаний организма, ранка, рядом человек сплюнул, — не должно быть физического контакта. Это нужно запретить.

Смотрите, Америка-демократия – уже один умер. Франция. Германия демократии – уже умер. То несть, демократия эболу не остановит. «Испанка» — помните, 40 миллионов было? Вот это Европа стремилась к свободам. Вот свободы. Поэтому здесь и выбор должен быть один. Мой режим – карантин, армия, закрытый город. Но мы существуем. Рубль будет жестче, сильнее. Падает все время рубль почему? — демократия, республика.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какая демократия, о  чем вы говорите?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Хорошо, а почему же рубль падает тогда? Посмотрите – Латвия: лат равняется доллару или евро, 1:1 – да вы что, что, латвийская экономика сильнее русской? Гривна была 6, сейчас 12. Так 12 ,но не  40 и не 50, — это что такое вообще? Это же все искусственные курсы. А я,  — ну, не я, а  тот император, скажет — извините.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошая оговорочка.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что от себя говорить легче.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Что я буду делать, потому что «он» — а  кто «он», вы спросите, и начинается тут перепалка. «Я» — это понятно. Хорошо, я — император, я-то готов. Вы знаете мою родословную? Наполеон, Гитлер…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чингисхан.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Эйнштейн,  — Чингисхана нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: По боковой.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Чисто европейский. Линдон Джонсон, президент США после Кеннеди. То есть, это же тоже имеет значение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Когда управляют дети рабочих и  крестьян, мы успеха не достигнем. А это республика привела их к власти. При монархии, империи, они бы к власти не пришли.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Скажу результаты голосования – почти 40% выступают за  Москву-закрытый город. 60% — против.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот. Если они узнают всю программу, прочувствуют, посоветуются, через два дня будет 80% «за».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не запугивайте.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Просто сейчас люди не успевают, они: ой, не будет свободы. Да будет свобода, делайте, что хотите. Только вас не будут обманывать партии. Профсоюзы, выборы, депутаты и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Прервемся на две минуты.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

РЕКЛАМА

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей из Ивантеевки: может быть, России перейти к американской модели территориального деления, оставаясь республикой?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Он  имеет в  виду переход к губернскому делению. Там 50 штатов, а у нас 50 губерний. Но это ничего не даст. Нужно жесткое управление, централизованное. Россия только может быть централизована. Я сказал – армия, карантин. КАМАЗ, КАМАЗ централизованный: гудит мотор, один водитель, но везет большой груз. И по любым дорогам. Если демократия — нужен «Мерседес», хорошая дорога, несколько человек будут наслаждаться, остальные буудт стоят вдоль обочины. Это можно понять? Карантин не вводим — заражаемся, болеем и частично умираем. При диктатуре, при императоре никто не заболеет, никакая зараза не придет к нам. Москва будет чистый город, как это было во время Олимпиады в  80-м гг. Тишина и порядок.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому Дмитрий из Санкт Петербурга: «А столицей империи будет Москва или исторический законный Петербург? Если Москва, то это столица коммунистической империи».

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Петербург нельзя. Это город, заложенный Петром как игрушка. Амстердам. Переносить – дорого. Пожалуйста, если хотите другую столицу, это может быть Самара, Екатеринбург, Оренбург, — но там рядом Казахстан. Если очень хочется, построим новую столицу, пусть это будет в Костроме, или где угодно. Давайте лучше Москву и  Петербург соединим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как это?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: «Сапсан» должен идти всего полтора часа, скорость — 500 километров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что вы говорите, как это может быть?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы до Твери дойдем от Москвы, а от Твери дальше, до Великого Новгорода и  дальше на Петербург – всего 700 километров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А зачем?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Чтобы они чувствовали себя в столице. Это огромный город, где будут проживать 30-40 млн. человек. Это страна – Москва-Петербург.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Таким управлять невозможно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Управляйте всем локально, на местах – это не проблема, это уже второстепенное. Мы должны избрать форму, а не где жить. Еще один пример: наша страна – это Мурманск. Мы пытаемся сделать Сочи – не получится. Даже в рамках сегодняшней республики Сочи захватывают турки — в смысле, товары, овощи, фрукты. Не получается. Южный город, а на рынках турецкие товары. Почему? – они дешевле. Потому что Турция – империя сегодня. Там во главе стоит султан Эрдоган, там одна партия, там муллы на местах, все схвачено, и он управляет один, Эрдоган, что он скажет, то и будет. Для Запада они делают там партии, выборы, но все решает он. То есть, Турция отдала все свои территории, потому что они были действительно чужие – арабы там были, болгары, и она действительно их эксплуатировала, подавляла и убивала. Но сегодня она управляется как империя. А остальные распались. И Вены нет сегодня. Венский вальс скоро забудут и  венское кофе, и печенье забудут все, — все, этого нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хотят в другую империю, в Евросоюз.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот видите, опять. Опять они хотят в мощном, большом объединении.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но уж императора там точно нет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Но это развивалось в  Сочи, развивалось теплое течение Гольфстрим, они все колониальные державы, они обогатились за счёт Латинской Америки. Африки и Азии, и сегодня во дворцах они могут красиво говорить. Их  500 миллионов, они собрались под евро, под натовскую армию. А у нас этого с вами нет. Мы одна страна, одна цивилизация. Но мы должны так же закрыться, то же самое сделать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот этот разворот на Китай – это не опасно?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, это чисто экономически.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это мы считаем экономически, а наши восточные друзья могут считать иначе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Вот это заблуждение – когда некоторые авторы пишут, что Китай захватит дальний Восток. Он никуда ничего не захватит. Китай никогда не был агрессивным, ничего не захватывал. Конечно, есть какая-то блажь, — они считают Владивосток китайским, — это все таки рассуждения просто, как у нас Ярош на Москву танки написал, — это они могут похулиганить-пошуметь. Поэтому мы должны торговать со всеми, торговать в интересах России. Наконец, мы стали торговать СССР дарил. СССР построил Китаю 600 предприятий бесплатно. Зачем мы это сделали? Сегодня Китай нас обогнал. Он  никогда бы на сне обогнал. Если мы бы ему не помогали. Мы дали все вооружение Квантунской армии. У Китая не было бы армии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так не будет ли повторения? Сейчас понятно,  — мы идем.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вынужденно идем, правильно. Мы немцам поставляли — еще 22 июня эшелоны все еще шли с нашей пшеницей, мясом, патронами,  — все, что им требовалось, горючее и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не будет ли  повторения – я ровно о том.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сейчас ядерное оружие позволяет нам проводить политику, не думая о том, кто у нас на границе находится. Но ошибка есть. Конечно, ошибка это. Это другая цивилизация. Одно дело с Польшей. Финляндией, даже  с Турцией в чем-то. И другое дело  — ровно Китай. Конечно, есть какая-то зона риска. Но мы делаем для населения, потому что нет императора. Мы боимся, что люди будут недовольны, что зарплата не будет расти, а цены будут расти в результате плохих отношений с западом.

У нас вообще не должно быть таких отношений. При императоре мы будем полностью себя всем обеспечивать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не понимаю, почему вы так ставите на одного человека.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, режим будет другой, другое управление. Мы землю до сих пор раздаем. Мы  с  17 года раздаем землю. Слабый царь Александр П не мог раздать, у  него была опора на помещиков,  — он не успевал. Николай П тоже не успел.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Столыпин?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Столыпин – молодец, начал. Вот Столыпинской вариант в современном исполнении, через 100 лет. Вот сейчас снова Столыпин. Но он уже сидит, как император – Петр Аркадьевич Столыпин, в  генеральском мундире. Вот он управляет. Вешать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой-то у вас простенький рецепт — «вешать».

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я имею в виду навести порядок. Вот взрывают террористы, наркодилеры, нужно каким-то образом заставить прекратить это делать. Жесткие меры.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Каким? Ну, их  уничтожают отряды ФСБ, мы с вами знаем. Уничтожено столько-то.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот сейчас терактов нет ровно год.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как – нет? В  Чечне ровно на этой неделе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это Кавказ. В Дагестане что-то есть, но в ц нейтральной России тишина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте не накаркаем

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен. Но при императоре вообще этого бы не было.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну как, — при императорах народовольцы стреляли в царских генералов.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, — пошли по пути демократизации.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, какая демократизация? Народовольцы?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, суд присяжных оправдывает Веру Засулич  — это же позор. Она убивает царя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Генерала Треплева. Не убила, ранила.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И ее оправдывают. Это же смешно. Вот пошла демократизация. И она привела к  905 г. – опять демократизация, выборы, Госдума, — 17 год. Горбачев начал демократизацию, гласность,  — 91 г. Ельцин сперва жестко взялся, он расстреливает парламент, устанавливает свою власть, но не хватает интеллекта, не тот уровень. Не хватает, потому что он  из  рабочих, он строитель.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да где взять будущего императора с интеллектом?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ученые пускай определят, врачи. Анализы сдать всем. С этого начать. Откуда, какого рода-племени, откуда вы, товарищи? Если вы дети кочевников, пастухов, разнорабочих, кочегаров – ребята, на своем месте сидите.

А.ВЕНЕДИКТОВ: После революции очень многие потомки дворян уходили в кочегары, пастухи.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Элиту уничтожили. Ее создавали тысячу лет, и за 70 лет советской власти всю уничтожили. А сейчас она разъехалась вся. Они сидят, 10 миллионов, за границей, только в Нью-Йорке миллион сидит, в Германии  — 3 миллиона.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Много.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, пожалуйста. Чего же хорошего? При императоре этого бы не было бы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В общем, думаю, слушатели поняли, что Владимир Вольфович предлагает такой рецепт. Ваше дело, верить в это или не верить, первое голосование показало 30:70.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И это прекрасно. Для Москвы, для специфического слушателя «Эха», это победа для меня означает. А если закрытый город дал 40, и  если еще дальше продолжать, я вас уверяю, даже Москва дойдет до  50, и это уже успех.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не  пугайте.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это победа. За коммунистов 5% проголосуют, за  «Единую Россию» 15, за  Болотную — 7%, а тут 30 дают. Это очень высокий показатель.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот на этой победе мы с Владимиром Вольфовичем и закончили.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо. До свидания.

Комментарии

201

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


isilherrin 17 октября 2014 | 01:51

Вот заладил - вешать, вешать. Только непонятно, зачем для этого император какой-то - и президенты многие прекрасно справлялись, пока их самих не повесили....


(комментарий скрыт)

rash 17 октября 2014 | 08:04

КЛИНИКА!!!


multic 17 октября 2014 | 09:18

А ведь Владимир Вольфович оказался вполне вменяемым человеком.


brgoranflo 17 октября 2014 | 14:11

multic: Скажем так. По нашему мнению, некоторые люди умеют искусно маскироваться под вменяемых, пока адреналин в голову не шандарахнет.


zgurovsky 17 октября 2014 | 14:05

Признаюсь честно,не дочитал. Этот словесный,простите,понос,читать невозможно. Человек живет в каком-то выдуманном мире. Притом в мире прошлого времени.
Подлечится бы вам, Владимир Вольфович,а то процесс может быть необратим.


komid 17 октября 2014 | 14:37

Жириновский во многом прав -Россия либо империя зла, либо либеральный балаган...


dima_ua 17 октября 2014 | 14:56

Жириновский, ваш дух слишком воняет. Может вам уже пора на кладбище? Засиделись вы в этом мире.


weezard62 17 октября 2014 | 16:43

Слушайте!А , ведь , человек , то болен! И серьезно....


17 октября 2014 | 23:08

Почитать рыгаловку Жирика - как в г-но наступить...
Привяжите ему перед харей старое ржавое ведро и пусть он туда свою бредятину срыгивает.
Чего его на Эху зовут? Неужели кто-то это читает-смотрит?


andreykravchenko 24 октября 2014 | 08:15

Извини, старик! Не хочу хамить, но на "Вы" не получается. Что заслужил, то и имеешь. Надели маски кроликов, путан и алкоголиков...Так легче, конечно, только хлебушек от этого вряд ли праведным будет. Но это потом, при встрече, потом и кровью...

Народ правильно пишет. Перечитав три раза это "очередное" кремлёвское предложение, на двадцать раз прозвучавшее слово "империя" приходится десять раз "повесить", плюс бедных наркодилеров в массовом порядке.

Было же всё это, что по кругу ходить? Я тут на досуге пересмотрел лунгинскую "Агонию", только не нашего Павла, а его отца. Много там всякого, от "директорского" голоса за кадром, несостоявшегося таганского ленина до цыганско-будистских режисёрских находок, но есть занятные кадры, как раз, по "нашей" имперской тематике. Когда Ромашин в образе Николая вспоминает в чёрно-белой вкладке свою молчаливую телефонную отмашку "швейцарскому" усатому генерал-губернатору на "жесткач". Ну и далее, отъевшаяся полицейская ряха трясёт кулаком в окне и кричит: в шашки, мать-перемать, чтобы кишки волочились, чтобы помнили...

Запомнили. Надолго.

Нет, уважаемый. Как-то надо по другому. Оставим диктатуру популярным редакторам и заведующим мясными лавками, всё-таки душа к закону тяготеет и справедливости.

Если Ваш, пардон, всё-таки, воспитание берёт верх, Первый кандидат на мавзолей обосрался, надо просто вовремя уйти, а свой электоральный капитал употребить на цивилизованную смену власти. Покуда кровь не полилась. В этом случае ещё есть у него надежда на приемлемый памятник в истории.

Вы правильно сказали, мы остановились. Паровоз свернул с железного пути человеческой цивилизации и попёр в глухомань, непроторенными тропами, болотами и ...зачавкал - Ваше слово.

Человеческая цивилизация, это не лошадь в упряжке, по кругу ходить не может. Развитие жизненно необходимо, пусть не вектор, а спираль, но развитие, жизнь. Ваша команда выбрала войну и смерть, пусть пока игрушечную, гибридную, но смерть. Это тупик. Не пущать и запрещать - медленная смерть. Навязывать обществу пыльные идеологические сценарии ушедших политических эпох - развращение его и оболванивание.

Нужно уметь чувствовать дыхание Вселенной и уметь определять в ней своё маленькое место. Даже последние мелкие казусы с аварией французского "друга" и дымный брянский смог(ветер, ветер, я не вор, помните из детства?) тоже, такой своеобразный весёлый аргумент Создателя. Уверен, это не испытание, а напоминание, пока мягкое, отеческое - ну, давай парень, думай, что с тобой делать, не тащи народ свой в пропасть, освободи место, на котором конституционные клятвы давал и нарушал их же лукаво. Бог долго терпит, но не бесконечно.

Страна в 91-м приняла исторический Поворот. Или возврат к общемировым человеческим ценностям, чё щас-то забуксовали. Надо вернуться к приватизационному диалогу с обществом. Государство, если оно сильное должно признавать свои ошибки.
Обещали 10 000 рублей или тогдашнюю "Волгу", надо ответить. И заморские и незалежные враги тут не причём. Если человек рождён Богом на конкретной территории, он должен быть уверен в своей необходимости, с гарантиями приемлемой жизни себе и своим потомкам! Необходим диалог с каждым гражданином России. Реальный внутренний разговор. И государство должно здесь выступать гарантом соблюдения договорённостей. Не шашлычный дружеский камуфляж, а серьёзный диалог с гражданским обществом. Каждый человек должен быть уверен, что его жизнь не напрасна, хотя бы в масштабе жизни его семьи и потомков!

А что предлагает нам Ваш Герой. Вот только за вчерашний день, развязал руки следователям по налоговым претензиям и пообещал пенсии пропавшим без вести. Это ЧЁ такое? Мы хотим жить, а не умирать без вести от налоговых мытарей. Он чё делает? И ВЫ куда смотрите, а? Империя, блин...

Опомнись, Россия!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире