'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 сентября 2008, 18:12



А.ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов 13 минут в Москве. Всем добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Я помню, что, и сейчас мне скажут, что Елену Афанасьеву тоже куда-то дел, засунул. Елена Афанасьева одну неделю взяла, и на следующей неделе Елена Афанасьева будет на своем месте. Напомню вам, что в программе «Все так» мы теперь не разыгрываем книги, но мы разыгрываем все вокруг программы «Все так». Вы знаете, что у нас была программа сегодня, посвященная герцогу Бульонскому, Годфриду Бульонскому, одному из лидеров первого крестового похода, и конечно, вдогонку я разыгрываю девять лотов. В каждый лот входит три предмета. Предмет номер один – книга Артура Джилмана «Сарацины. От древнейших времен до падения Багдада», издательства Москва ВЕЧЕ, 2007 год. Это девять книг у меня. К ним прибавляется книга Генриха Сенкевича, которая называется очень просто «Крестоносцы», ежели кто не знает, Москва ЭКСМО, 2007 год. Итак, две книги в лоте. А третий подарок в лоте – это, собственно, такая стратегия реального времени, свежий взгляд на легендарные средневековые крестовые походы. Это у нас такая вот, 1С издают игру, которую я разыгрывал, но здесь и дополнительные карты – это стратегия в компьютер. Игра-стратегия «Крестоносцы», крестовые походы. Вот три лота в одном: книга Сенкевича «Крестоносцы», книга Джилмана «Сарацины» и стратегия издательства 1С «Крестоносцы». На наш SMS 970-45-45 – это тоже игра, естественно, компьютерная, 970-45-45, девять комплектов у нас, вы ответите на вопрос «Где, в каком городе или стране в крайнем случае стоит памятник герою нашей сегодняшней передачи Годфриду Бульонскому, герцогу Годфриду Бульонскому. Не пишите мне только в бульоне, шутку не оценю. В каком месте стоит памятник Годфриду Бульонскому – или город, или страна, город предпочтительнее, конечно. +7 985 970-45-45, не забывайте подписываться: и SMS работает, я вижу, и работает интернет. Пейджер не работает. Итак, в каком городе, стране стоит памятник одному из лидеров крестоносцев, защитнику Гроба Господня Годфриду Бульонскому. 970-45-45. Три приза в каждом лоте из девяти. Три приза – стратегическая компьютерная игра и две книги. Поехали!

Ну и пока вы отвечаете, я просто со вчерашнего дня помятуя долги, их сейчас раздаю. В этой передаче, где в основном будут ваши звонки по телефону 363-36-59... Кстати, сразу хочу сказать о некоторых изменениях в программе, которые ожидаются. Ну, во-первых, программа «Все так» еще три недели будет выходить на том месте, на котором она выходит, — в воскресенье в 13 часов, а затем она переместится на субботу на 18 часов, где сейчас идут «Без посредников». Будет выходить по субботам в 18 часов по многочисленным просьбам уважаемых радиослушателей в субботнее вечернее время, а не в дневное воскресное, когда люди часто не бывают дома. Итак, передача «Все так» через три недели, не торопитесь, через три недели с воскресенья с 13-ти переезжает на субботу в 18. Второе, что там будет. Борис Натанович Стругацкий дал нам согласие, и через три недели, я надеюсь, что мы успеем все оформить договором, через три недели мы повторим там наш радиоспектакль «Трудно быть Богом». Те, кто это пропустил, те, кто не знает, вот, вам это доставит массу удовольствий. Я надеюсь, что где-то или 19-го, или 26-го октября мы начнем полностью повторять там спектакль «Трудно быть Богом», который там, от автора там читала Светлана Сорокина. Я напоминаю, это было записано, по-моему, в 2001-м году. Кроме этого мы в принципе договорились с Борисом Натановичем, что он дает нам добро на запись «Гадких лебедей». И мы будем писать «Гадкие лебеди». Ну когда мы запишем, тогда вот и… У меня тут с собой уже лежат листочки первой главы, которую надо адаптировать. Таким образом, ничего не порушив, мы доставим вам максимум удовольствия.

Значит, еще одна история. Сегодня последний раз выходит передача под названием «История одного города». Сегодня у нас город Осло, и сегодня, напомню, в 23 часа будет посол Норвегии, и на этом передача закрывается. На ее месте через неделю возникнет передача с названием «Проехали», его будет вести Александр Александрович Пикуленко. Это практически будет «Без посредников» по автомобильным вопросам, по воскресеньям в 23, последний час недели. «Проехали!» — вот такая будет передача уже на следующее воскресенье 28-го числа. Чего вам еще такое объявить? Ничего такого особого у нас не происходит, не произойдет, ну, пожалуй что, наверное, по изменению сетки и все. Теперь вот, мне отвечают где стоит памятник Годфриду Бульонскому более правильно, чем неправильно. Напоминаю, что мы разыгрываем одновременно книгу Генриха Сенкевича «Крестоносцы», книгу Артура Джилмана «Сарацины» и диск, компьютерная игра «Крестовые походы». Всего девять комплектов, в каждом комплекте – три вот этих подарка. Теперь еще несколько вопросов, которые пришли ко мне по интернету. Мне казалось, что я вчера ответы на основные исчерпал. Ничего подобного. Потом телефон будет – 363-36-59. Значит, Владимир, студент из Москвы спрашивает: «Появится ли в Особом мнении Шендерович или его запретили по указанию?»... Бедный… Владимир. Как же вы учитесь, Владимир? Как же вы все пропускаете? Как вы лекции пропускаете? Значит, Шендерович две недели находился на Украине, выступал там с концертами, приедет – расскажет. В этот четверг, в 17 часов на своем обычном месте Виктор Шендерович – он не прикованный к вам цепями, он не привязанный к вам цепями, он свободный человек, и он сказал, что уходит в отпуск на две недели. Вы не услышали. Чего вы мне задаете этот вопрос? Кстати, в этот вторник в 17 часов в программе «Особое мнение» у нас будет Юрий Шевчук.

Дальше меня спрашивает Владимир Казаков, недвижимость. Это важно сейчас в России. «Скажите пожалуйста, какие у вас как у главного редактора тактические, стратегические задачи, если не секрет?» Ну, тактические задачи, естественно, очень простые – это поддержка и развитие трех «Р» — это реклама, рейтинг, репутация – это есть тактическая задача, для этого привлечение новых людей на место людей, которые ушли или уходят. Стратегическая задача наша – создание благоприятной информационной атмосферы в нашей стране. Так. Клим Козлов, строитель из Омска: «Что вам мешает пригласить Леонида Парфенова в качестве ведущего авторской программы или в Особое мнение?» Ничего не мешает кроме Леонида Парфенова, который, к сожалению, не обладает временем, чтобы быть постоянным гостем. Мы неоднократно с ним об этом говорили, но я не опускаю руки, вы видите, мы с Владимиром Владимировичем Познером два года разговаривали, он все-таки вторник, 19 – это его время, вот и Леонида, я надеюсь, как-нибудь дожму, когда у него окажется время.

Следующий вопрос. Игорь, бюрократ из Москвы. Я прочитаю полностью вопрос: «Недавно Эхо Москвы сообщило, что консульство России в Крыму выдает украинским гражданам российские паспорта. Другие СМИ назвали это сообщение ложью. Скажите, кто лгал? Эхо Москвы или государственные СМИ? Если Эхо Москвы передало ложное сообщение, то было ли опровержение?» Значит, все ложь, Игорь, что вы написали. Я специально проверил. Вот что было. Первое: не Эхо Москвы сообщило, а Министр иностранных дел Украины высказал озабоченность, о чем и сообщило Эхо Москвы, и о чем сообщил Интерфакс, да? О том, что Россия раздает паспорта. Эхо Москвы про это ничего не знает, оно передает слова официального лица. А затем в эфире Эха Москвы и лидер крымских коммунистов Леонид Грач, заявивший, что это гнусная ложь и провокация, и сотрудник посольства России на Украине – это бред натуральный, что мы тут раздаем паспорта, были в нашем эфире. Но мы с вами, Игорь, до сих пор не знаем, потому что нет никакой статистики раздачи паспортов. Поэтому ваш вызывающий вопрос показывает лишь то, что вы как бюрократ, видимо, из тех чиновников, которые до конца не вникают в вопрос и занимаются просто ерундой. Я бы на месте ваших начальников вас бы уволил за такую работу.

Так. Агап из города Карповск. Интересно, где это Карповск? «А строго по нашим законам разве министр хоть и первый, может давать какие-то указания работнику какой-либо частной фирмы типа Эха? Намек». Намек понят, Агап. А указание нет. Соображение – да, более того вы, Агап, как наш слушатель, тоже можете высказывать свои соображения, а также высказывать свое удовольствие или неудовольствие от работы Эха Москвы. Указывать на ошибки, в том числе напомню вам, что вчера я рассказывал о тех ошибках, на которые нам указали наши слушатели, в частности Яна и Виктор, и как мы их поправляем. Но есть и другая вещь: когда люди указывают на ложные ошибки, как сделал Игорь, бюрократ из Москвы. Тогда мы с негодованием это отвергаем, как говорил Михаил Сергеевич.

Александр, рабочий из Ленинградской области: «Добрый день. Слушал вашу прошлую передачу, вы говорили о том, что и в России, и на Западе проходят встречи главных редакторов с представителями власти. Вопрос: на Западе встречи проходят в закрытом режиме?» Ну конечно. Это же как… Это знаете, как хирурги, которые делают операции – что на Западе, что у нас. Это профессия, это часть профессии. И поэтому безусловно, главные редактора встречаются с руководителями государств, и не только государств, крупными экономическими игроками, банкирами, для того чтобы понять как принимаются решения, какие решения могут быть приняты, какие могут быть последствия, о которых публично еще не говорят. И поэтому это нормально. Так. Еще одна паранойя, извините: «Уважаемый Алексей Алексеевич, неужели Эхо Москвы покидает Плющев? Заключаю из его намека по окончании Дневного разворота в четверг, когда он вскользь сказал, Через неделю нас не будет, будут другие». Совершенно верно. Саша Плющев как всегда уехал осенью на КРОК, на фестиваль мультипликационных фильмов. На следующей неделе вместо Саши Плющева в Развороте, а Эля Меркулова ушла в отпуск, будут другие, а потом Саша Плющев вернется. Вот как я должен трактовать все эти вещи? Это я считаю, что это паранойя. Я уж не говорю о том, что люди свободны. Но вот это – просто. Этот исчез, этот, Бунтман на три дня уехал, какой кошмар! Так что Надежда, внимательнее. И Карен, телеком из Праги: «А пользуясь моментом при встрече с глазу на глаз вы не пригласили В.В. (Путин имеется в виду) на программу в Эхо Москвы?» Ну конечно пригласил. Всегда приглашаю людей, которые там бывают, дать интервью Эху. А дальше уже их решение. Будет позитивное? Хорошо, это люди придут к вам. Будет негативное – плохо, они к вам не придут. Мы еще раз позовем. В этом смысле мы совсем не гордые. 18 часов 25 минут, я исчерпал свои интернет-вопросы, все остальные повторяются. Дальше телефон 363-36-59. Поехали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Итак, Эхо Москвы, Алексей Венедиктов у микрофона. 18:25, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ашот, Владикавказ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, Ашот.

СЛУШАТЕЛЬ: С вашим участием Суть событий почему-то полный повтор не было. Вот там вы обычно повторяете на следующий день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ночью мы повторяем.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не знаю. Честно говоря, спасибо большое, Ашот. Вот Эхо, как ни странно, довольно децентрализовано работает. Почему не было повтора ночью? Не знаю. Программисты не поставили. Не любят они главного редактора, Ашот, не доверяют ему. Не хотят ставить, считают, что он, видимо, плохо говорит. Я узнаю на самом деле, но честно говоря не знаю ничего про ночные повторы, это делает у нас целая команда программистов. Уверяю вас, указаний не даю. Алло, здравствуйте, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Меня зовут Михаил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Михаил.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, как вы считаете? Вот за то, что ваша радиостанция находится в оппозиции к существующей власти, скажите, можете вы быть в будущем закрыты? Как считаете?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, у вас ложный посыл: наша радиостанция не находится в оппозиции к существующей власти, а в вашем вопросе радиостанция всегда находится в оппозиции к любой существующей власти. Наша радиостанция не является оппозиционной, наша радиостанция является профессиональной. И профессиональные СМИ должны в первую очередь смотреть и объяснять со всех сторон, какие последствия могут вызвать те или иные решения властей. Подвергать их, если угодно, критике или исследованию, как говорят аккуратно, в этом собственно говоря и роль средств массовой информации. Потому что мы работаем на наших слушателей, а не на власть. Но среди власти тоже есть наши слушатели, безусловно. Что касается закрыть – ну, закрыть можно все что угодно. Закрыть можно проект «Сахалин-2», закрыть можно ЮКОС, закрыть можно НТВ, закрыть можно Эхо Москвы. Если говорить строго формально, я не вижу никаких причин для закрытия Эха Москвы, мы не нарушаем закон, мы работаем профессионально, мы являемся доходной радиостанцией, платим дивиденды своим акционерам. В этом смысле как-то вот так вот формально закрыть – нет. Ну а вообще… Ну, а можно закрыть канал 2х2? Вот еще позавчера думали, что нет, а сегодня думаем, что это возможно. Понимаете? Чего мы будем загадывать? Если все время об этом думать, лучше не надо работать. Вот я всегда говорю своим коллегам, а чего вы об этом думаете? Работаете – и работайте. Давайте мы будем работать, а не заниматься ерундой. 363-36-59. А так все возможно, ну вообще все мы закончим одним, все мы где-то окажемся потом. Я имею в виду после жизни. Алло, здравствуйте, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Людмила.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Людмила, я слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотела вас знаете о чем спросить? Я слушаю постоянно вашу передачу Особое мнение, и меня заинтересовало то, что когда ваши ведущие встречаются с гостями, они уже очень четко обозначают свою позицию. И хотя бы, предположим, может быть, в дальнейшем, я не знаю ваши планы, может быть уже ведущим пора где-то сделать передачу, обозначить их позицию, их особое мнение?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понял что вы сказали. Спасибо. У нас так иногда бывает, когда у нас, например, срывается какой-то гость, например, и никого нет. Ну бывает, застрял в пробке, не смог прийти, отказался в последний момент, у нас журналисты Эха Москвы садились и гостями, к сожалению так бывает, к своим коллегам: Сергей Бунтман садился, я садился, Матвей садился. Поэтому так бывает. Но я не считаю правильным, чтобы это превратить в практику. Это в виде исключения, это история такая – она всегда не очень приятная, и собственно говоря, Особое мнение – это передача для приходящих гостей, конечно, в первую очередь. Я объявлю победителей перед новостями. Итак, правильный ответ – конечно, Брюссель и Бельгия, ну, в основном Бельгия, и естественно наши гости, которые выиграли книгу Генриха Сенкевича «Крестоносцы» издательства ЭКСМО, книгу Артура Джилмана «Сарацины» издательства ВЕЧЕ и диск, компьютерную игру «Крестовые походы» фирмы 1С, следующие: Егор из Ижевска – 201, Вадим – 268, Людмила из Кишинева, о! привет Кишиневу – 56, Алексей – 601, Слава – 775, Антон – 588, Марат из Уфы – 352, Людмила из Ростова – 165 и Борис – 871. Я вас поздравляю с тем, что вы либо слушали внимательно сегодня нашу программу «Все так», посвященную Годфриду Бульонскому, либо нашли это где-то в интернете, либо наверняка знали наизусть. Через несколько секунд у нас новости и затем мы продолжим.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы слушаете Эхо Москвы. Алексей Венедиктов у микрофона. 18:35, я еще 25 минут с вами, и в основном это телефон 363-36-59. Алло, здравствуйте. Вы в прямом эфире Эха Москвы. Алло. Не ждите радио, говорите в трубку. Радио отстает.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Максим, Екатеринбург.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Максим.

СЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел узнать, вот с Владимиром Владимировичем Познером каждый вторник Особое мнение. А вы не планируете сделать какую-нибудь передачу, где будет немножко интерактив? Где можно будет задавать вопросы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, мы с ним думаем. Максим, отвечаю вам. Спасибо, слушайте теперь по радио. Я не могу, и мы не можем с ВВП, Познером, придумать эту передачу. Я не знаю почему: то ли у нас не хватает задора, то ли у нас, у меня не хватает мозгов. Мне нужно под Познера, я понимаю, что вот это Особое мнение – это важная история, и кстати, я вам должен сказать, вы же знаете, что у нас на сайте заходы отмечаются на каждой странице и вы можете видеть. И мы видим, что Особое мнение Владимира Познера пользуется огромной популярностью. Если вы смотрите в Топ-7, вы видите, что довольно долго в «семерке» держится – уже неделя проходит вся, а Познер держится в «семерке» всех передач, это очень важно. Но, конечно, вы правы в одном и в главном – тут нужно что-то ему особое придумать, политическое безусловно. Не знаю что. Уже там третий год. Ну главное, что мы с ним друг за друга зацепились, да? и мы делаем эту передачу, он делает эту передачу, собственно, Владимир Владимирович. Будем надеяться, что наше сотрудничество разовьется в какую-то оригинальную передачу. Пока – не хватает идей. Вот это то, что я могу вам сказать. К сожалению. Но я готов, как бы, развивать сотрудничество с В.В. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир, Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Владимир.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, скажите пожалуйста, вот я большой поклонник Шендеровича, а вот передачу ведет он в пять часов. Никогда ее послушать не удается. А нельзя ли ее повторить там в субботу или в воскресенье?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А она по-моему вечером повторяется. Нет, вот повторять у нас, вместо чего? Какую передачу закрыть?

СЛУШАТЕЛЬ: Да сложно, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно! Вы знаете, во-первых, спасибо большое, Владимир. Смотрите, во-первых, она выкладывается в звуке через 20 минут после того как она прошла. Во-вторых, она повторяется, как я понимаю, где-то там в ноль часов – час ночи следующий. И текст ее тоже на сайте. Если у вас есть возможность пользоваться интернетом как пользуются очень многие наши слушатели, которые не имеют возможности послушать в пять часов, они просто потом, как они мне говорят, мы в интернете слушаем со скоростью 1,3, ну так, чуть побыстрее, чтобы время не тратить, едем и слушаем. Я могу посоветовать это. Но любое передвижение требует закрытия другой передачи, любой повтор, который я пытаюсь такое, в праймовое время, время, когда все могут слушать и сбегать, вот оно требует закрытия передач. Я как-то не вижу тех передач, которые нужно взять и закрыть. Другое дело, когда они сами закрываются по разным причинам, но просто взять и закрыть, я как-то не очень эту историю люблю. Так. Владимир пишет: «Они не прикованы – это не аргумент. Вы не хотите в Париж на годик поездить с концертами, написать книгу? Я бы не отказался». Вот, Владимир, когда у вас будет такой же талант – вот и делайте. Да? А что они должны, эти люди, быть, чтобы вы, Владимир, сидели у себя дома, выпивая пива и говоря: «А чё его сегодня нету? А он должен быть!» Нет, Владимир, так не будет. 363-36-59, алло, здравствуйте. Вы в прямом эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, меня зовут Юрий Александрович, Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Юрий Александрович.

СЛУШАТЕЛЬ: В некоторых средствах массовой информации появилось сообщение о том, что господин Доренко перешел на другую работу и тут же заявил, что, ну, якобы Эхо Москвы, так сказать, американская радиостанция, финансируется из Госдепа и так далее. В этом плане у меня к вам три небольших вопроса. Первый. По вашим сведениям, было ли действительно такое заявление? Второе: как вы его можете прокомментировать, это заявление, если оно было? И третье, каково ваше мнение о господине Доренко после этого заявления? Спасибо большое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Значит, первое. Это заявление я не слышал. Там были другие заявления, но про американский Госдеп я не слышал. Второе. Видите ли, Эхо Москвы внимательнейшим образом аудируется аудитором Газпрома как акционером, поэтому любые выплаты из бюджета Госдепа, которые утверждаются Конгрессом США, насколько я понимаю, они были бы вскрыты. На самом деле мы рады, что мы давно зарабатываем сами и никаких вливаний нам не надо. Нет, конечно, хорошо бы, но вот, не надо на самом деле. Вот это есть на самом деле основа независимой информационной политики. А третье, ну поскольку я такого заявления не слышал и я его не видел ни в интернете, нигде, а мы не финансируемся из зарубежных источников, я вам могу сказать, что мне и комментировать нечего тогда. 363-36-59, это телефон прямого эфира. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Татьяна Георгиевна, я из Саратова. Я хотела бы спросить у Алексея Алексеевича.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот все эти результаты многочисленных голосований, которые проводятся из Москвы, каким образом они доводятся до властьпридержащих?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, спасибо, Татьяна Георгиевна. Вообще нет такой задачи специальной. Они проводятся не для властьпридержащих, они проводятся для нас и для вас. Но когда вот я говорю о том, что мы обязательно доведем до сведения, они доводятся до властьпридержащих. Есть масса каналов, по которым я могу довести до властьпридержащих. А многие властьпридержащие сами, видя эти голосования, потом звонят мне и говорят, слушай, я у тебя на сайте видел голосование, это любопытно. Ну, любопытно и любопытно. Поэтому нет задачи у Эха Москвы чего-то доводить. Вот мы работаем в эфире, и мы работаем в интернете. И других задач у меня нет. Потому что мы работаем на массовую аудиторию, и если среди этой аудитории есть властьпридержащие, значит доводится. Если нет властьпридержащих, значит не доводится. На самом деле доводится. Вот так. Но отдельной работы, там, отдельной службы экспедиции, Татьяна Георгиевна, конечно у нас нет. Но если я говорю в эфире, что вы голосуете и это голосование мы положим на стол тому-то и тому-то, это так и бывает на самом деле. Чтобы вы знали. 363-36-59, это телефон прямого эфира и мы продолжаем слушать ваши телефонные звонки. Мы – это с Наташей Кузьминой, это не у меня мания величия. Просто мы вдвоем здесь в студии. Алло, здравствуйте, алло. Алло?... Вы не хотите говорить. Ну и не надо. У нас есть другие звонки. Понимаете, так, вот человек долго дозванивается, очень долго, а потом раз – и все. Ладно, пока люди дозваниваются… Тут у меня как-то все одни и те же звонят. Я вижу забили линии. Сейчас я их сброшу все, чтобы другие могли дозвониться. Я объявляю номер телефона 363-36-59. Посмотрим, что у нас здесь на SMS. «Еще не надоело повторять каждый день новости?» Ну вот что я могу сказать по этому человеку? Еще не надоело слушать каждый день новости? Слушайте музыку. Это было бы хорошо. Значит, Николай пишет: «Прочитал, что Матвей Ганапольский в октябре выйдет в эфир радиостанции Русская Служба Новостей. Правда ли это?» Не знаю. Думаю, что неправда. Матвей Ганапольский будет в Риме, целый год. Так. Что у нас дальше? А, я хотел бы еще напомнить вам, что у нас, вот наша замечательная программа, которая новая выходит «Понаехали тут», она уже массу откликов вызывает. И я предлагаю вам сотрудничать в эту историю. Дальше что у нас? «Сколько времени..» А, это все Брюссель. У меня идет Брюссель. Пошли. 363-36-59, следующий телефонный звонок. Алло, здравствуйте. Алло, вы в прямом эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Олег, из Питера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Олег, я вас слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Венедиктов, да? Я правильно позвонил?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну Венедиктов, наверное. Если вы звоните ему, значит это он.

СЛУШАТЕЛЬ: Понятно. Я вот какое предложение сделать. А нельзя ли у вас в программу, чтобы побольше с политиками общаться настоящими.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А кого вы считаете настоящими политиками?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну понимаете, у вас журналисты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, кого вы считаете настоящим политиком? Назовите мне настоящих политиков.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, депутаты Государственной Думы, тех, кто выдвигал свои кандидатуры в депутаты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Никаких теперь кандидатур не выдвигается, все по спискам.

СЛУШАТЕЛЬ: А. Так все равно в списках, у нас же сколько, 11 партий что-ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, и прошло четыре.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и эти четыре – и то не всегда у вас попадают. На первый канал телевидения и на второй вообще никто не попадает кроме Медведева и Путина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это я даже не понимаю. Спасибо. Извините, Олег, я не понимаю. Вы хотите сказать, что никого из Единой России у нас не было, из ЛДПР не было, из Справедливой России не было и из КПРФ не было. Вы не правы. Они у нас бывают достаточно часто. Но в программе Особое мнение, если вы это имеете в виду, то там политики бывают очень редко. Я против этого. Программа Особое мнение – это создана программа для журналистов или иногда для людей, которые этим мнением обладают личным. Потому что партийное мнение, да? когда вот люди, часто же говорят, вот мы думаем иначе, но партия решила – это менее интересно. Партийные мнения только вожди высказывают, в этой программе. Вот у нас, я уже сказал, во вторник будет Юрий Шевчук в программе Особое мнение, а в других программах, вот Олег Морозов из Единой России, первый вице-спикер был в программе Народ против в прошлый четверг, например. Недавно был Геннадий Зюганов, недавно был Жириновский. Да нет, все были, чего вы? Все бывает. Эта ваша просьба нормальная, естественная и она реализуется именно в нашей станции. А про первый, второй канал, извините, не комментирую, я там не работаю. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей. Вы, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут? Зовут вас как? Как к вам обращаться?

СЛУШАТЕЛЬ: Берта меня зовут. Я из Липецка. Слушайте. Вот прекрасное у вас Эхо, это вообще лучший, супер!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отлично, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень отлично! Но жалко, что у вас вот это (вздохи), вот этот секс, ужасный. Уберите!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой секс? Где секс?

СЛУШАТЕЛЬ: Про секс-то вот идет какая-то?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну одна передача, один час из 144-х!

СЛУШАТЕЛЬ: Один час идет, но реклама. Вы скажите просто, назовите, что это про секс, но не надо этого (вздохи).

А.ВЕНЕДИКТОВ: А почему нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, до тошноты, вот это некрасиво! И молодой сын у меня слушает. И все это. Мы же все слушаем, мы любим вас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну я передам, я понял. Спасибо. Я передам Лабковскому, но мне кажется, что здесь как-то Берта. Ну про секс. И секс есть в нашей жизни, и вздохи есть в нашей жизни, и плачи есть в нашей жизни. Но я услышал вас, я Лабковскому передам, чтобы он дышал потише. Я бы сказал так, тихо, тихонько. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Кира.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Кира… Просто в этот раз сказала Кира, я тоже вспомнил: я объявил про «Трудно быть Богом?» Объявил, да. Не-не, просто там главная героиня – Кира. Видите, у меня уже мозги туда уходят. Давайте, говорите, Кира.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, возможно ли организовать передачу с Михаилом Жванецким?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, возможно, но это зависит только от Михаила Михайловича, как вы понимаете, Кира. С большим удовольствием и даже на постоянной основе с Михаилом Михайловичем. Есть у него любимица на Эхе Москвы у Михаила Михайловича, пора подослать. Пора подослать, поподмигивать. Оденет миниюбку, как и положено, вырез-разрез и вперед. Не, на самом деле, конечно, надо. Но мне кажется, я могу не знать, Кира, но мне кажется, что у Михаила Михайловича такой очень сложный контракт с РТР, и я не уверен, что ему в постоянном режиме будет позволено работать на другом средстве массовой информации – не важно, Эхо Москвы это, не Эхо Москвы. Но мы вступим в переговоры. Вы абсолютно правы, Кира, что вы мне напомнили, потому что я с Михаилом Михайловичем несколько раз заговаривал, но как-то все это не имело продолжения, видимо, по моей вине. Спасибо, что позвонили, Кира. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это говорит Елена из Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Елена.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу к вам обратиться как к профессионалу, задать вопрос, который давно меня мучает. Скажите, пожалуйста, как определяется рейтинг тех или иных передач, тех или иных каналов?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Я к сожалению не профессионал в этом, у нас были в эфире уже и руководители и Комкона, и Гэллапа, которые считают. Это отдельная профессия. Это отдельная профессия социологических служб. Но если такой интерес, я пожалуй, еще раз попрошу моих коллег позвать в передачу руководителей социологических служб, чтобы они рассказали, как определяются рейтинги телевидения и радио. У нас были такие передачи, но поскольку вопрос есть, давайте еще раз проведем. Я повторяю: я не профессионал, я пользователь. Это, как вам сказать, вот я там условно говоря включаю лампочку, я же не обязан знать, почему она загорается? Я просто знаю, что она дает свет. Вот то же самое я также пользуюсь рейтингами. Две компании, которые существуют в России – Гэллап и Комкон – вот ими мы пользуемся. И вполне доверяем им. У нас нет другого измерителя. 363-36-590. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Зовут меня Леонид, я из Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Леонид.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос первый: можно ли в вашем эфире услышать Буковского Владимира Константиновича.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, можно. Но мы все-таки хотели бы, когда он в Москве.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну он по телефону может.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Можно Буковского. Записал. Согласились, давно не было.

СЛУШАТЕЛЬ: И такой вопрос. У вас в эфире рекламируют недвижимость на Северном Кипре. Это что-то похожее, что и на луне, по-моему. Потому что такой страны для российских граждан не существует.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Спасибо большое. Дело не в стране, а в месте. Значит, недвижимость на Северном Кипре – действительно, история интересная и сложная. Сейчас составлен кодекс, такой не кодекс, а такая папка, сделана по недвижимости на северном Кипре, на северной части острова Кипра – речь не идет о стране, речь идет о территории – там действительно цены, как я понимаю, маленькие, потому что недвижимость там должна быть специальным образом оформлена и доказана, что она не принадлежит беженцам. Под это есть бумаги. Но я вам должен сказать, что та контора, которая в России занимается этой продажей, она лицензирована в России, поэтому российских законов мы не нарушаем. Если мы скажем, что мы рекламируем недвижимость в Нормандии. Такой страны тоже нет. Но Нормандия есть и недвижимости в ней есть. Так что не придирайтесь. Естественно, что речь идет не о государстве, а об образовании, скажем. 363-36-59. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Валентин. Алексей, извините пожалуйста, я был в отъезде, я услышал, что Ганапольского не будет целый год. А где он сейчас?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Физически сейчас он в Москве, томится в подвалах видимо. А со следующей недели он в Риме будет, он будет в Италии жить.

СЛУШАТЕЛЬ: Но он в эфир будет выходить?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У него будет три передачи. Мы по телефону, по Скайпу, да? Он не может быть ведущим, как вы понимаете, потому что на таком расстоянии быть ведущим невозможно, но у него будет три передачи – спасибо, Валентин – у него вместо Кухонных тайн будет передача, которую вы давно просили, по электронике, по новинкам электроники, оттуда это можно делать, целый час – вот на месте кухонных тайн. У него будет неделю в месяц – вот каждую неделю, вы знаете, делают политические комментарии: неделю – Бунтман, неделю – Орех. Я надеюсь, что с октября неделю будет Матвей и неделю будет Шендерович. У него будет эта политическая история. У него будет блог на сайте Эха, где он будет с вами общаться, и мы с ним еще думаем, но не можем пока придумать, каким образом сделать его более активно по-журналистски. Потому что когда человек находится вне реалий, вне тонкостей реалий, очень трудно быть сиюминутным политическим журналистом, потому что сделать комментарий – да, потому что есть интернет, а вот быть в прямом эфире — сложно. Мы над этим думаем. Но он будет в эфире, он сотрудник Эха Москвы, у него вот это самое, знаете, как это называется? Университетский год, когда преподавателям университета дают возможность год заниматься творчеством и восстановлением. Вот у него сейчас такой год творчества и восстановления. Это не командировка в прямом смысле слова, это отпуск, но при том, что он продолжает работать на Эхе, но вот в ограниченной пока позиции, которую позволяет связь. Чем дальше связь будет развиваться, тем больше будут возможности. Алло, добрый вечер. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Олег. Я сам профессиональный аналитик, занимаюсь 18 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чем?

СЛУШАТЕЛЬ: Профессиональный аналитик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, анализируете вы что?

СЛУШАТЕЛЬ: Я занимаюсь аналитикой сложной в органах государственной власти.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, понятно. Ну понятно, да. Потому что есть аналитики, которые занимаются рынками, я поэтому задаю вам вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Анализы и прогнозы общества в органах государственной власти. Я с большим удовольствием слушаю всегда ваш эфир, ваша станция находится у меня всегда на первой кнопке.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Это была реклама. А теперь говорите по делу (смеется).

СЛУШАТЕЛЬ: Говорю конкретно по делу. Единственное, что меня несколько не устраивает – когда идут какие-то экстренные сообщения в эфир, когда вы работаете непосредственно над какой-то сенсацией, у меня складывается такое ощущение, что вы хотите вколотить в голову сенсацию просто людям. И как-то начинаешь себя немножко неуютно чувствовать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понимаю. Я понимаю. Отвечаю. Еще более неуютно себя чувствуют журналисты, которые первые узнают о том, что падают самолеты, взрываются отели, умирают известные люди. Но, я не понимаю, что вы называете сенсацией? Дождь – это тоже сенсация, или там, грандиозная пробка в Москве. Но действительно, вот если вы посмотрите, как это визуально происходит – вот у нас, например, на экране, чтобы вы знали, когда что-то выходит срочное – вот это сообщение окрашено красным цветом. Вот у меня на экран, сейчас передо мной идут новости красным цветом. И когда вы видите перед собой… И у меня сейчас на экране, на экране в целом где-то порядка 25 новостей, 25 файлов. Вот представьте себе, что все 25 – они красные, с пометкой «срочно», «молния», «немедленно». Естественно, что это вот так читается, в таком же режиме. То есть вы видите окрашенный в красный цвет микрофон – это то, что мы получаем по линиям агентств, это то, что все наши коллеги со всех агентств, из всех агентств, простите, считают сенсацией. Ну это нормально, это работа журналистская такая. А вколотить в голову – знаете, это вот, в этом смысле, поскольку, когда вас одновременно слушают сотни тысяч человек, сотни тысяч голов, все воспринимают отдельно и по-разному, это невозможно. Нет такой цели и нет такой задумки, и нет такой технологии. Во всяком случае у нас. Алло, здравствуйте. Алло. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: ВЕРА!!!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Вера.

СЛУШАТЕЛЬ: Я ваша давняя, постоянная почитательница.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это замечательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, скажите пожалуйста, куда делась такая прелестная Марина Старостина? Ведь она была не только ведущей новостей, но и некоторые другие передачи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вам сказать правильно, Марина Старостина в прекрасном ожидании. Вы меня поняли?

СЛУШАТЕЛЬ: А-а. Это замечательно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже так думаю.

СЛУШАТЕЛЬ: И еще скажите пожалуйста, будет ли сочетание такое Ксюши Басилашвили и и Сергея Доренко в утреннем Развороте?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Сергей Доренко ушел с радиостанции, не будет.

СЛУШАТЕЛЬ: Все-таки ушел, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну… Ушел.

СЛУШАТЕЛЬ: А что слышно о Норкине? Уж коли я так.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Норкин работает на другой радиостанции.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не за что, не за что, пожалуйста. Исчерпывающе ответил я Вере, тем более, что Вера давняя слушательница и имеет право на более длительный ответ, нежели те, кто звонят с одним вопросом. 363-36-59, это телефон прямого эфира. У нас осталось с вами всего четыре минуты. Ну, я не знаю, чего я успею за эти четыре минуты ответить, но тем не менее давайте попробуем. Алло, здравствуйте, алло. Вы в прямом эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Валера, я из Саратова.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Валера?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня интересует только один вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Счастливый вы человек, что у вас только один вопрос (все смеются).

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я слушаю саратовское Эхо Москвы. Честно вам скажу, раздражает до опупения. Блин. Реклама этого командора, сенатора, вот этого смоленского рынка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы сейчас делаете…. Вы понимаете, что вы сейчас делаете эту рекламу?

СЛУШАТЕЛЬ: Кому?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всем. Всем, кто слышит.

СЛУШАТЕЛЬ: Кому? Я просто выключаю Эхо Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Жалко.

СЛУШАТЕЛЬ: Я его начинаю слушать после трех часов, когда идет прямой эфир.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Валер. Отвечаю. Я не знаю сетку коллег из Саратова, мы будем встречаться и смотреть, чем мы можем им помочь, чтобы сделать эфир более интересным для вас, чтобы вы не отключали. Я думаю, что хорошо, что вы позвонили: дело не в рекламе, а дело в том, что вам не хотелось отключаться и слушать Эхо. Это неправильно. Мы будем говорить с коллегами. Алло, здравствуйте. Алло?

С,: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Светлана Александровна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Светлана Александровна.

СЛУШАТЕЛЬ: Деревня (НЕРАЗБОРЧИВО), Тверская область. Браво Уткину, прекрасный сильный голос, изумительный юмор, изумительная реакция. Прекрасная замена Доренко. Благодарим, очень ждем и очень надеемся, что он не обманет наши деревенские ожидания.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Завтра этот птичий Разворот Уткина и Воробьева будет у вас в кармане или у вас в приемнике. Очень приятно слышать добрые слова в адрес журналистов. Не всегда это получается. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте, вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, меня зовут Татьяна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Татьяна?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я поздно включила радио. Если можно, кратко, вы не повторите, где будут читать «Трудно быть Богом»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас на Эхе. Это будет где-нибудь с 19-го или с 26-го октября в 13 часов по воскресеньям. А программа «Все так» переедет на субботу на 18.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не за что, пожалуйста. Мы повесим на нашем сайте и сделаем саморекламу, для того чтобы она… А у меня все Брюссель идет, где Годфрид стоит. Вот, повезло Годфриду: его уже нет, а все про него хорошие слова говорят. Так. Что еще? Чего-чего? «Пиво не пью, (НЕРАЗБОРЧИВО) не успевает везде». Вот как я должен? Программа-брэнд, нет, пока не реанимируется, хотя я держу в голове, что эту программу надо делать. Мне она нравится. Ильдар пишет из Уфы: «А мне нравится заставка Взрослым о взрослых про секс». Вот видите? На вкус и цвет товарища нет. «Будут ли на сайте звуки заставки программ?» Наверное, надо вывесить, но вы знаете, не приоритет, если честно говоря. Там нужно оцифровать и вывесить еще программы Анатолия Суреновича Агамирова на сайт. Там Цена победы – очень просят старые выпуски, те, которые не были на сайте. Это довольно длинная работа, поэтому что делать? Вот так и будем. «Есть даже секс. Аналитики и помощники депутатов» Понятно. Спасибо. Так, пошли дальше. Что еще у нас? Бельгия, Бельгия, Брюссель. «Кто из тренеров футбола придет?» Это не ко мне. Так, дальше. О! Зинаида Прокофьевна! Родная! Где же вы были все это время, когда нам было так трудно? «Твои сотрудники часто на тебя серчают, что мало получают. А вот Матюша молодец, скопил на Рим». Я и говорю! Получают достаточно, чтобы весь Рим скупить! Ну жадные они, понимаете, плачутся, скулят, вот, Борисов не плакался, прямо сказал: смету такую положил, что у меня глаза стали квадратные. Спасибо всем, кто был со мной. Через несколько минут Рыжков и Дымарский, но это после новостей с Андреем Белькевичем.

Комментарии

100

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


22 сентября 2008 | 23:40

На фантастическом острове "Блекпул"вождь островитян, при отправлении правосудия, обычно заключал приговор мерой наказания в виде "придания укоризне",что означало удар по голове дубиной. Приговор приводился в исполнение незамедлительно.
Больше критики товарищи!
Никакой пощады изгоям пера!


ignat_vasin 22 сентября 2008 | 23:42

Почему же нельзя? Вот Путин прямо говорит Венидиктову, что он враг.
заметьте критика России (во многом предвзятая и малообоснованная) звучит на Эхе как ни на одной др.радиостанции. То Бунтман, то Орех,то ЛАтынина, то Пархоменко, то Шендерович, то Ганапольский, то Альбац- все они- видят соринку в глазу России, не замечая при этом бревна у США. Постоянно критикуют то росс.армию, то руководство Кремля. Но почти никогда они не говорят "а вот тут я согласен с правительством( с армией, с моим народом)", т.е.создается впечатления, что ПУтин-Медведев, русские генералы, русский народ- всегда не правы, но такого же не может быть. когда то они должны быть (и бывают правы), только ААВ иногда лоялен к властям, признает их правоту по нек.вопросам. Но его "свора"- та готова разорвать на куски все "нелиберальное" и в т.числе пригл.гостей нелиберальных.

Кроме того на Эхо вы никогда не услышите русской музыки, один джаз и рок по ночам.
это тоже показательно.


22 сентября 2008 | 23:50

Чуть не запамятовал. Некоторым даже плохо спится.
Слава России!
Спокойной ночи.


ignat_vasin 22 сентября 2008 | 23:56


Приятного сна!
Слава России!
(так теперь будут прощаться интеллектуалы))


andrikos 23 сентября 2008 | 07:28

Когда "украинские интеллектуалы",(сначала на западной Украине),начали здороваться и прощаться словами-"Слава Украине!Героям слава!",то "интеллектуалы из Кремля"-очень их за это критиковали(чаще из автоматов)!:)А тут подиж ты...не прошло и ста лет и на тебе-"Слава России!"-как форма прощания "великорусских интеллектуалов"!!!:)Спасибо,улыбнули!!!:))))))


23 сентября 2008 | 01:54

Здравствуйте, уважаемый Алексей Алексеевич.
Огромное Вам спасибо за передачу "Все Так".
Просто обожаю Наталью Ивановну. Вообще я физик, но историю люблю с детства.
Огромная просьба, возможна ли передача с Наталией Ивановной, где бы темой была не конкретная историческая личность, а событие или явление. Например, столетняя война, французская революция, варфоломеевская ночь, инквизиция, реконкиста etc. Очень было бы полезно, если бы к распечаткам передач прилагался небольшой список литературы,
"approved by" Наталья Ивановна. Еще раз спасибо !

Igor
Princeton, NJ USA


23 сентября 2008 | 12:18

Патриотизм-не любовь и не обязанность,а только привязанность. К дому, к предкам ушедшим и живующим,к родному языку и многому другому,которому ты обязан своим появлением на свет.
Часто и много ,с удовольствием,
ездил за границу,но еще с большим удовольствием возвращался домой


23 сентября 2008 | 13:37

Олег Петрович, как Вы относитесь к высказыванию Эдмонда Бёрка - "Для торжества зла необходимо только одно условие - чтобы хорошие люди сидели сложа руки", и не входит ли оно в конфронтацию к Вашему перманентному призыву к умиротворению?


23 сентября 2008 | 12:48

Алексей Алексеевич, вот спасибо так спасибо! Давно хотелось художественной литературы на Вашем радио - только полагала, что Вы не считаете ее в формате Эха. И думаю я об этом не только как слушатель: перед самой войной закончила перевод двух книг современного, очень популярного в Грузии, изданного в Европе, но ни разу не печатавшегося у нас писателя. Как теперь сложится судьба этих книг у нас - не знаю. Но одну из них, очень грузинскую, и очень светло трагичную, буквально слышу как радиоспектакль. Неделю пребывала в сомнениях - обратиться к Вам или нет, а теперь уж не сомневаюсь. Подумаем над этим?


23 сентября 2008 | 16:40

К высказыванию отношусь хорошо,иногда сам высказываюсь.Для меня "высказывание"- это способ самовыражения


23 сентября 2008 | 17:17

А к словоблудию?


23 сентября 2008 | 17:29

Индифферентно.
Безуспешно ищу на сайте,где применить мысль.
Пока "ничаво"не получается,как говрила одна субтильная дамочка в воскресной передаче ЭМ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире