'Вопросы к интервью
К. БАСИЛАШВИЛИ: Доброе утро. Начинаем «Музейные палаты».

Т. ОЛЕВСКИЙ: Сегодня у нас передача в необычном формате.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Она сегодня немножко хулиганская. Мы сегодня будем разгонять снежные тучи музейными сладостями. Сначала анонсы. После половины часа вас ждет выставка, на которую мы вас отправим и разыграем в этой части призы, выставка «Пушкин и семья Романовых. К 400-летию Дома Романовых» открылась в Музее Александра Пушкина в Хрущевском переулке. Ближе к половине часа вы услышите экскурсию Станислава Анисимова в Музей валенок. Никак не добиться пройти в Музей пищевой культуры, сегодня это было бы кстати, поэтому мы заменили валенками. Валенки пока актуальны. А сейчас главная тема эфира – «Вход через кухню: зачем музеи возрождают рецепты старинных поваренных книг?» Давайте представим гостей.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Игорь Комаров — директор музея-заповедника «Мураново», Юлия Вронская — координатор проекта «Анковский пирог» музея-усадьбы Льва Толстого «Ясная Поляна».

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это как раз тот случай, когда вы можете приехать в усадьбу, в данном случае «Мураново». Был даже вопрос на сайт: «Неужели в интерьерах, прямо около рабочего стола Толстого разъедают эти пироги и попивают пунши?»

Ю. ВРОНСКАЯ: Да что там около, прямо на.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Или в кабинетах Баратынского. Вот мы сейчас и узнаем. Вы что, меняете ориентацию музеев, из храмов культуры, из очагов сакрального паломничества создаете рестораны? Отвечайте, пожалуйста. Давайте начнем с Игоря Комарова, директора музея-заповедника «Мураново»

И. КОМАРОВ: Мы стали музеем-заповедником в конце прошлого года, это произошло наконец. Во-первых, доброе утро. Страшный вопрос на самом деле, просто ужасный. Но здесь хочется сразу ответить вопросом на вопрос. А Ватель – это повар, или это художник, или это поэт? И для того чтобы понять в сумме, в комплексе эту удивительную русскую усадебную культуру, конечно, мы должны понимать и ее кулинарную составляющую. Это важнейшая часть времени. Нам важно дать представление нашим посетителям, как люди жили в это время.

Для этого мы и возрождаем эти обеды. Причем не просто какие-то блюда восстанавливаем по старым рецептам, но делаем целые музейные программы, связанные с кулинарной культурой 19 века. Знаете, как иногда говорят – в старину на Руси. В какую старину – не понятно. Но когда наши специалисты окунулись по-настоящему в документы, в архивы, было несколько поездок в разные города, связанные с именами Баратынских, Тютчевых… Мы благодарны нашим казанским коллегам за то, что они открыли перед нами архивы Баратынских, а там есть материалы по хозяйству и по кухне тоже. Мы вышли на программу очень сложную. На самом деле мы представляем не один обед в усадьбе, а три.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вы чуть позже расскажете об этом, Игорь. Тот же вопрос я хотела задать Юлии. Как может нам помочь понять творчество Толстого смакование еды из поваренной книги его супруги?

Ю. ВРОНСКАЯ: Сверхзадача понять творчество Толстого через еду, она не стоит.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А зачем тогда?

Ю. ВРОНСКАЯ: Сакральное всегда существует рядом с материальным и приземленным. И Генис писал в своих книжках, что лучше всего понять мы можем именно съестную часть этого мира. Во-первых, это неотъемлемая часть жизни русской усадьбы, настолько интересная и иногда романтичная, что грех было бы не воспользоваться возможностью, располагая сохранившейся «Поваренной книги» Софьи Андреевны Толстой, росписью меню, которое она составляла много лет подряд. Представляете, записывала каждый день, что если в яснополянском доме утром, вечером и днем.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Она в этом смысле была очень четким человеком, она все время вела дневник, только в конце жизни пропускала из-за болезни дни, а так это был ежедневный скрупулезный отчет о том, что происходит.

Ю. ВРОНСКАЯ: Ежедневный дневник, ежедневная роспись меню, ежедневная книга расходов, поэтому мы знаем, сколько было потрачено на обед, какие обеды подавались. И это большой соблазн – воспользоваться этим и показать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Интересно узнать, с чего началось. Игорь Александрович начал рассказывать о том, как вы целые экспедиции устраивали в поисках рецептов.

И. КОМАРОВ: У нас немножко разные ситуации с «Ясной поляной», потому что «Ясная поляна», насколько я понял ваш проект, это кухня, связанная именно с периодом Льва Николаевича. Или нет?

Ю. ВРОНСКАЯ: В основном да. Потому что «Поваренная книга» Софьи Андреевны фиксировала те блюда, которые готовили в яснополянском доме.

И. КОМАРОВ: У нас немножко по-другому. Дело в том, что «Мураново» тем и выделяется среди русских музеев-усадеб, что на протяжении более ста лет здесь жили несколько семей, родственных по отношению друг к другу, которые постоянно здесь жили. Когда мы начали работать с кулинарией 19 века, мы поняли, что одного отрезочка будет мало. Поэтому мы сделали вариант обеда на начало 19 века, на середину и на конец. И оказалось, что они разительно отличаются друг от друга.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А они что, стали проще? Социокультурный эффект должен присутствовать в этом изменении.

И. КОМАРОВ: А вот здесь мы и подключили экспозицию. Вот мы говорим – музейная программа. Обед – что это, просто ресторан, пришел, поел, ушел? Нет, это целая музейная программа. Мы для этой программы подготовили экспозицию усадебной кухни и экспозицию усадебной буфетной. Эти комнаты были в Мурановском доме, даже до пожара 2006 года экспозиция кухни работала. Мы, правда ее несколько видоизменили. А рядом с ней находилась буфетная, она была фондохранилищем, была закрыта для посещения. Буфетную мы открыли и показываем историю готовки блюд на протяжении всего 19 века. У нас в кухне стоит печь-плита. Если для первой половины 19 века все-таки было характерно в русской кулинарии использовать прежде всего печь, то со второй половины века свою роль отбивает плита.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это интересно – технология. Юля, как вы ее соблюдаете?

Ю. ВРОНСКАЯ: Мы устраиваем мастер-классы, на которые приходят все желающие, под руководством шеф-повара готовят блюда. У нас есть ресторан-партнер, в котором шеф-повар адаптировал некоторое количество блюд по рецептам Софьи Андреевны Толстой. И компания людей в субботний день приходит приготовить что-нибудь по рецептам Софьи Андреевны. Иногда мы соблюдаем технологию и долго вручную что-то делаем, иногда мы шутим, что, бывало, Софья Андреевна включит миксер «Бош» и взбивает, чтобы побыстрее было готово.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Т.е. воссоздавать такие интерьеры, как в «Мураново», вы не стали пока.

Ю. ВРОНСКАЯ: У нас тоже это всё не просто ресторан, не просто мастер-класс, это всё работает в программе и в комплексе. Так как проект мы начали только в конце прошлого года, всё находится в разработке, и наш экскурсионный отдел разрабатывает гастрономическую экскурсию по усадьбе, в которой совсем мало будет говориться о творчестве, жизни Льва Николаевича Толстого и очень много о бытовой, гастрономической стороне жизни русской усадьбы.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Возникает вопрос. Люди, которые приезжают это попробовать, это люди, которые так прекрасно знают «Ясную поляну», прекрасно знакомы с творчеством Толстого и не боялись его и до того и просто пришли расширить свои впечатления, попробовать не на слух эпоху, а на вкус? Или это как раз те, кто боятся начинать открывать для себя этот мир, а это поводу туда приехать и перестать бояться?

Ю. ВРОНСКАЯ: Происходит по-разному. Те люди, которые приезжают на экскурсию, может быть, первый раз, могут потом попробовать в кафе блюда по рецептам Софьи Андреевны. На мастер-классы – это более развлекательные мероприятие – приезжают люди, живущие в близлежащих городах – в Туле и Щёкине, которые много раз были в усадьбе. Я думаю, что гастрономическая экскурсия, когда она будет разработана и запущена, будет привлекать уже отдельного посетителя, который будет ехать конкретно на гастрономическую экскурсию с дегустацией.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Какие трудности были? Многие рецептурные понятия просто исчезли. Здесь будет актуально процитировать некоторые рецепты. Масса непонятные слов, даже вышедших из употребления ингредиентов.

И. КОМАРОВ: Есть такие ингредиенты и слова. Если говорить о творческих трудностях, то, может быть, самое главное было то, что старые поваренные книги начала 19 века, они отличаются от современных тем, что там не указывается количество, как правило. Там упоминаются эти самые ингредиенты, а дальше идут слова – «как ни сделаешь, так и хорошо». Поэтому для того чтобы адаптировать эти рецепты к сегодняшнему дню, нужно было проводить большую работу по выверке количества ингредиентов. Наши-то специалисты, когда они с этим работали, тоже делали на глазок. Но для того чтобы передать нашим партнерам в ресторан, им же нужно точно, сколько в граммах.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И вот это восстанавливали музейные работники, научные люди, закончившие университеты, они занимались поиском, сколько граммов?

И. КОМАРОВ: Да. И сколько нужно готовить.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Блюда внешне в начале 19 века и в конце 19 века – это красиво? Или они были некрасивые, стали красивые. Или они были удобные, в конце концов, чтобы их есть, или они были неудобные? Как менялось это?

И. КОМАРОВ: Я не сказал бы, что так надо ставить вопрос – лучше, хуже.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Просто понять, как они жили с этими блюдами. Они же с ними как-то взаимодействовали. Люди приходили, одетые в специальные туалеты, садились к столу.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В час дня у Толстых. У Баратынских не знаю когда.

И. КОМАРОВ: Попозже.

Ю. ВРОНСКАЯ: К часу Лев Николаевич завтракал.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Многие вещи складываются из деталей, которые нам сложно понять, даже когда мы это читаем. Откуда пятна брались? Это всё можно понять? Для вас это является объектом изучения?

И. КОМАРОВ: Это для нас объект изучения. Когда мы сравниваем современную кухню со старой кухней 19 века, разных периодов 19 века, мы сразу предупреждаем наших посетителей: вы не думайте, что тогда всё было очень хорошо, а сейчас всё плохо. Совсем не так. Просто была другая кухня. Она была, если хотите, более живая, более естественная, это важнейший момент.

К. БАСИЛАШВИЛИ: У меня вопрос к Юлии. Процитируйте нам какой-нибудь красивейший рецепт и любимый в семье Толстых.

Ю. ВРОНСКАЯ: Самым известным блюдом, которое готовили в семье Толстых, был Анковский пирог. Именно по названию этого блюда и называется мой проект. Так звали семейного доктора Толстых – Анке. Рецепт короткий: 1 фунт муки, полфунта масла, четверть фунта толченого сахара, три желтка, одна рюмка воды, масло чтобы прямо с погреба, похолоднее. К нему начинка: четверть фунта масла растереть, два яйца тереть с маслом; толченого сахару полфунта, цедру с двух лимонов растереть на терке и сок с трех лимонов. Кипятить до тех пор, пока будет густо, как мед.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это яблочный пирог.

Ю. ВРОНСКАЯ: Лимонный.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Лимонный пирог. Ничего необычного.

Ю. ВРОНСКАЯ: Но так как продукты в то время были немножко другие – например, домашние яйца, домашнее масло, – количество ингредиентов нужно было подбирать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Мы продолжим цитировать рецепты, чтобы понять, как всё это было на вкус, но после валенок. У нас сейчас Музей валенок. Станислав Анисимов вас приглашает.



РЕПОРТАЖ ИЗ МУЗЕЯ ВАЛЕНОК

С. АНИСИМОВ: Валенки – это не обувь, а настоящий символ России. Ничего удивительного в том, что у этого символа есть свой музей, куда мы и отправляемся сегодня. Нас встречает Эльвира и рассказывает о том, как появилась идея создания этого уникального места.

СОТРУДНИК МУЗЕЯ: Наш музей «Русские валенки» организован в 2001 году. Инициатором явился Виктор Михайлович Тимощенко, он в то время руководил фабрикой технического войлока «Горизонт», и он сам валяльщик с более чем 40-летним стажем, любит валенки, ценит их, понимает и думает, что валенки достойны того, чтобы выделить им место, уделить им время. И он создал музей «Русские валенки».

С. АНИСИМОВ: Экспозиция музея сразу же вызывает интерес, прежде всего своей интерактивной частью. Здесь можно узнать всё о том, как создаются валенки.

СОТРУДНИК МУЗЕЯ: Впечатляет сам процесс производства валенок. Ведь валенки, они называются простой обувью, но на самом деле делать их очень трудно, и всегда это было дорогим удовольствием. Т.е. парень на деревне в валенках считался завидным женихом. А всё потому что они и всегда стоили дорого, да и сейчас немало стоят.

С. АНИСИМОВ: Стенды и витрины музея просто ломятся от экспонатов – от вышитых валенок конца 19 века до современных, превращенных художниками в арт-объекты. Но это частные примеры истории искусства валенок.

СОТРУДНИК МУЗЕЯ: Эта история невелика. Дело в том, что известно лишь, что до конца 18 века у валенок был один шов, он отделял нижнюю часть, галошку, от голенища. А в конце 18-го научились делать цельный валяный сапог, и тогда уже наши валенки приобрели тот вид, каким мы его с вами знаем. У нас есть валенки конца 19 века, это исторически ценный экспонат.

С. АНИСИМОВ: В этом музее экспонаты обязательно нужно трогать руками. Но есть здесь и настоящие артефакты.

СОТРУДНИК МУЗЕЯ: Один из уникальных экспонатов – это валенки маршала Жукова. Нам эти валенки отдал в дар Музей Великой Отечественной войны. Они в хорошем состоянии, подшиты, войлочная подошва. Интересные валенки.

С. АНИСИМОВ: Каждый найдет в Музее валенок что-то свое. Здесь можно посмотреть, потрогать, примерить и, конечно, вспомнить, слушая забытые звуки патефона и подпевая Лидии Руслановой.

НОВОСТИ

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сегодня мы говорим с Тимуром Олевским о том, как можно в музеи войти через кухню, причем буквально – музеи возрождают рецепты старинных поваренных книг. Мы хотим отметить важный момент. Господа, не волнуйтесь, всё это происходит не в исторических интерьерах.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Как быть музеям, которые захотят ваш опыт повторить? Им через что придется пройти, с точки зрения согласования? Это все-таки еда – начинаются вопросы от всяких санэпидемстанций. Как это технически организовать?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это раз. И потом – нельзя же в интерьерах кормить.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Наверное, нельзя.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Пунш разливать.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Его же разливали много лет до того, как это стало музеем.

Ю. ВРОНСКАЯ: Чтобы избавить себя, музей от проблем, нужно всё доверять профессионалам. Поэтому готовить должны повара, готовить она должны на кухне в кафе, в ресторане, в специально оборудованном для этого места. Там же люди должны это есть.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Грубо говоря, у каждого из вас есть…

И. КОМАРОВ: Партнер. Поиск партнера здесь очень важный момент. Музей, действительно, не может готовить, нет условий, нет возможностей. Теоретически, конечно, можно допустить, что когда-нибудь это можно сделать, но это не музейное дело. Нужно искать партнера. Я сразу хочу сказать, что мы такого партнера нашли наконец-то. И примерно через месяц-полтора мы сможем запустить эти обеды уже в серию.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А это партнер, который ради денег это сделал, или ему интересно было?

И. КОМАРОВ: То-то и оно. Партнера для такого рода программ найти очень сложно, потому что те, которые хотят это ради денег, они сразу идут на технологические сокращения. А нам технологические сокращения не нужны. Вот мы говорим о старинных рецептах. У нас есть такой рецепт, это уже фирменный рецепт «Мураново», это рецептура начала 19 века – котлеты из свинины с пшеном и майораном. Во-первых, котлеты с пшеном, а не с хлебом, как сейчас принято.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я представил себе, как директор музея, как барин, ходит на кухню и распекает поваров: «Где пшено в котлетах?»

И. КОМАРОВ: Примерно так и происходит, только не директор музея, а человек, который ведет эту программу. В этом рецепте нам важно что? Нам важно не просто чтобы человек почувствовал вкус, а чтобы человек почувствовал разницу между старинной и современной кухней языком, нёбом. Потому что мясо для этих котлет должно рубиться сечкой. Это совершенно другие ощущения, чем мясо, которое рубится на электромясорубке. И, конечно, любой ресторан скажет: да вы что, ребята, это же ручная работа, это так дорого, это так долго. И вот когда мы нашли наконец такого партнера, который сказал: да, нам это само по себе интересно, – мы ударили по рукам.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Т.е. вы восстанавливаете до таких доскональных вещей всё это.

И. КОМАРОВ: Конечно. Потому что иначе это превращается в некую фикцию.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Тогда всё может превратиться в фикцию. Простите, у той же Софьи Андреевны были огороды, поля, собственный скот, собственные овощи и фрукты. Где вы берете продукты?

Ю. ВРОНСКАЯ: Продукты, естественно, покупаются.

К. БАСИЛАШВИЛИ: У вас только яблоки свои есть.

Ю. ВРОНСКАЯ: У нас есть яблоки, у нас есть раз в год ананас один. Это очень интересно. Потому что ананас всегда рос с теплице во время Льва Николаевича Толстого. И сейчас как традиция выращивается ананас, и дети, которые живут рядом, приходят его срубать, потом они его едят. Продукты и для мастер-классов, и для кафе покупаются в довольно стандартном порядке – на рынке, в магазинах. Стараются, чтобы это было фермерское.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А сервировка?

Ю. ВРОНСКАЯ: У нас пока не было званых обедов.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Там задача совсем другая.

Ю. ВРОНСКАЯ: Да, у нас немножко другая задача – дегустация.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я так понимаю, что для вас это чуть больше шоу, чем экспозиция исторического характера, а для вас наоборот, очень важна эта доскональность… Немножко разные подходы, мне кажется. Вы этим привлекаете в усадьбу, а вы из этого делаете предмет музеефицирования.

Ю. ВРОНСКАЯ: У нас проект, который мы осуществляем, делится на два направления: одно для развлечения, другое для изучения. И гастрономическая экскурсия разрабатывается с абсолютно научными поисками, работой в архивах, и всё это строится только на документах. То, что касается мастер-классов, да, это можно назвать скорее развлечением, но всё равно это базируется на «Поваренной книге» Софьи Андреевны.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Юлия, ну пригласите нас уже на какие-то обеды. Расскажите нам эти рецепты.

Ю. ВРОНСКАЯ: Очень актуально рассказать о каком-нибудь праздничном обеде в семье Толстых. Несколько дней назад я была в Государственном музее Толстого, изучала архивы и смотрела книги меню, в которых Софья Андреевна фиксировала всё, что ели каждый день. Для меня одним из удивлений было обнаружить, что праздничный обед очень мало отличался от обеда непраздничного. Например, я прочитаю блюда, которые входили в обед, приготовленный на годовщину свадьбы Софьи Андреевны и Льва Николаевича. Телятина «стуфата», картофель «метрдотель», тушеные грибы, соус «пом де амур», компот горячий, Анковский пирог. Под этими витиеватыми названиями скрываются…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Очень простая еда и компот.

К. БАСИЛАШВИЛИ: «Пом де амур» – это, наверное, помидоры?

Ю. ВРОНСКАЯ: Это соус из томатов, совершенно простой. Картофель «метрдотель» – сварите картофель, положите масло, потрясите в кастрюле, посыпьте зеленью. Говядина «стуфата» чуть более сложное блюдо, оно готовилось два дня. Это тушеная говядина в кастрюле, которую тушили в два этапа — с вечера и с утра. Компот горячий тоже скрывает сюрприз. Когда мы взялись его готовить, думали, что это будет компот. Оказалось, что это довольно густая штука из яблок, сверху с белковой пеной. Т.е. его едят, а не пьют. Это от французского. Потому что во французском компот – это любые консервированные фрукты. И вот что действительно отличало праздничный обед в семье Толстых от обычного обеда – это Анковский пирог. Даже в воспоминаниях сын Льва Николаевича Толстого Илья Львович пишет, что «не одно торжество в нашей семье не обходилось без Анковского пирога. Именины без Анковского пирога то же самое, что Рождество без елки, Пасха без катания яиц».

К. БАСИЛАШВИЛИ: Уточняющий вопрос от Сергея: «Сколько на сегодня будет стоить обед по рецепту Толстых?»

Ю. ВРОНСКАЯ: Если это будет основное блюдо, гарнир и десерт, это можно сделать за 500 рублей.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Игорь Александрович, у меня к вам вопрос. Приглашайте нас на званый обед, потому что я знаю, что вы именно званые обеды делаете у себя.

И. КОМАРОВ: Да, это званые обеды. Я еще раз повторю, что месяца через полтора мы будем готовы запускать это в серию. Что такое званый обед? Например, меню званого обеда начала 19 века. Три подачи. На первую подачу, она безалкогольная, холодные закуски и горячие закуски. Среди горячих закусок в начале 19 века супы – перловая похлебка с вином и реповый суп с уткой, потому что один суп подавать было неприлично на званых обедах, нужно было по крайней мере два. После этого в нашей программе будет перерыв и уход на нашу кухню-буфетную, а там интерактивная экскурсия, там наша кухарка расскажет всё как делалось в печи и как делалось на плите. Кухарка разговаривает с посетителями, общение там происходит очень веселое.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Болтушка ваша кухарка.

И. КОМАРОВ: Веселое общение. Она на самом деле серьезная.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Тоже из сотрудниц музея.

И. КОМАРОВ: Конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Бедные сотрудники, что им только ни приходится делать.

И. КОМАРОВ: Тут еще и образование театральное, на минуточку. Вторая подача – это фрикасе, котлеты из свинины с пшеном. Между ними дается так называемое антреме, это промежуточное блюдо, которое снимает послевкусие основного блюда. В качестве антреме — тельное и меритон. Меритон – открытый мясной пирог. Разные вина подаются. После этого подается говядина со сливками и пармезаном.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А сколько длился обед?

И. КОМАРОВ: Несколько часов. И наш обед тоже будет длиться несколько часов. Это не только собственно процесс поглощения, но и рассказ об этих блюдах, рассказ о рецептах, это выходы на кухню и в буфетную, это прогулка по парку.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Друзья, мы сейчас должны сделать небольшой перерыв в нашем гастрономическом обзоре. Во-первых, я обязана назвать победителей программы «Красная площадь». ОТВЕТ НА ВОПРОС «КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ». Следующий вопрос к выставке «Пушкин и семья Романовых. К 400-летию Дома Романовых». Какое событие в биографии Пушкина спровоцировало его на следующее высказывание в личном дневнике: «Я могу быть подданным и даже рабом, но холопом и шутом не буду даже у царя небесного». +7-985-970-4545. И за это вы получаете билеты в Музей Пушкина, а также прекрасные выпуски «Музейного гида», где вы можете найти действительно гиды, навигаторы по различным музеям, в том числе по «Мураново» и по «Ясной поляне».

Т. ОЛЕВСКИЙ: Богатый подарок.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Прекрасный. Теперь мы связываемся с Александром Коновым, автором художественного проекта выставки «Пушкин и семья Романовых». Здравствуйте, Александр.

А. КОНОВ: Здравствуйте.

К. БАСИЛАШВИЛИ: У вас на выставке о кулинарии прошлого речь не идет, хотя Пушкин был знатный ценитель гастрономического искусства. 400 лет Дому Романовых отмечается в эти дни, много выставок открывается, в том числе в Москве. Ваша выставка как раз посвящена связям рода Пушкина и Романовых. Меня вот что поразило вчера на выставке. У вас там лежит вырезанная тень «Медного всадника», как будто тень от «Медного всадника» падает на пол выставки. И люди боятся на эту тень наступать. Вы представляете? А знаете, какой аргумент: «Как можно по царю ходить?» Построили бы хоть мостик. Как можно наступать на царя?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Даже на тень.

А. КОНОВ: Интереснее было бы разговаривать непосредственно на выставке, в пространстве зало.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вы как раз об этом и говорите.

А. КОНОВ: Чтобы создать хорошую экспозицию и точно найти ее соответствие задаче, которая была организована экспозиционерами, нужно было найти основной образ, через который можно было бы раскрыть эту всю сложность этих взаимоотношений двух этих направлений – Пушкина и Романовых. И когда все сошлись во мнении о том, что «Медный всадник» и есть тот ответ на поставленную задачу, то нужно было создать его образ присутствия, поскольку он в себе удачно совмещает две очень важные составляющие экспозиции: великая поэзии и высокая государственность.

При этом, конечно, в зале, который имеет ограниченные параметры, было сложно его представить. Поэтому присутствие тени как раз и создает возможность через этот образ выйти на разговор об этом сложно пересекающемся во многом направлении этой экспозиции. Когда тень материализовалась, она была сложно сделана, и в ней необходимо было создать некоторую узнаваемость в контуре, поэтому это ощущение, что вы идете по тени, которая находится здесь непосредственно, а сам памятник 10-метровой высоты находится где-то за стенами пространства, создает острое ощущение сопричастности этой тематике.

К. БАСИЛАШВИЛИ: На выставке очень много документов, множество музеев участвуют там – и петербургские музеи, и московские, и музеи других городов. Как вы поняли все-таки Пушкин и Романовы – это противостояние, я имею в виду не род Пушкиных, а Пушкин и Романовы – это противостояние, или он нашел в конце жизни какое-то умиротворение в общении с царским родом?

А. КОНОВ: Я думаю, как и всегда, традиционно художник и власть – это вещи, всё время между собой пересекающиеся, находящиеся порой во взаимопонимании, а порой в антагонизмах. Я думаю, что путь Пушкина и линия государства, которое тоже таким же сложным путем развивалось в совместном продолжении, соответствует этим же подходам. На мой взгляд, решение, которое нам удалось осуществить, вот эти две линейки родословных, генеалогических древ…

К. БАСИЛАШВИЛИ: Да, там висит древо, можно рассмотреть подробно.

А. КОНОВ: Самая бОльшая часть экспозиции, которая дала возможность больше говорить о Романовых, потому что все-таки выставка посвящена 400-летию Романовых, а Пушкин, как хозяин экспозиции, представлен в меньшей степени форматом экспонатов, но не менее значимых, идет вот эта взаимосвязь между ними переплетающаяся. В первом зале это с правой стороны, потом идет инверсия, когда перекидывается эта маршрутная линия, даже точнее экспозиционная, в противоположном направлении, в третьем зале она опять возвращается на предыдущий уровень. И мы можем судить, как экспонаты как бы перешнуровываются между собой. Поэтому связь между Пушкиным и Романовыми всё время ощущается в разных проявлениях: где-то на сближении, где-то на удалении.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Там самая трагическая страница – это письма Николая. В одном из них, в письме, по-моему, сестре Николай не берется описывать смерть Пушкина, говоря, что в данном случае это не дело письменного обращения. У меня вопрос – что, боялся, что письмо вскроют и прочитают? Интересно. Около этих писем огромное количество посетителей было вчера, даже в будний день. Я благодарю Александра Конова, автора художественного проекта выставки «Пушкин и семья Романовых», это выставка в Литературном музее Пушкина на Пречистенке. У нас есть победители. ОБЪЯВЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ. Конечно, Пушкин так негативно говорил — «Я могу быть подданным и даже рабом, но холопом и шутом не буду даже у царя небесного», – по поводу своего камер-юнкерства, подарок от Николая Первого. У нас остается две минуты, чтобы подвести итог.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Есть ли уже музеи, которые обратились к вам с предложением помочь им сделать что-то подобное?

Ю. ВРОНСКАЯ: К нам не обращались. Но мы вместе с Коломной, которая организует фестиваль «Антоновские яблоки», Музей пастилы, они как раз нас приглашали в прошлом году в сентябре как одну из усадеб, которая привозит яблоки и какие-то блюда. Это был такой гастрономически-литературный фестиваль. Это очень здорово, это очень хороший маленький фестиваль в Коломне, который сейчас будет разрастаться. В этом сентябре мы тоже будем принимать в нем участие.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вы?

И. КОМАРОВ: А мы нет.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вопрос от слушателей – как попасть на такие экскурсии?

Ю. ВРОНСКАЯ: Процесс стандартный – позвонить в музей-усадьбу «Ясная поляна» и спросить нестандартную гастрономическую экскурсию. Но я повторю, что она сейчас находится в разработке. Я думаю, что она начнет проводиться с началом сезона в апреле.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И мастер-класс тоже. Можно же научиться это готовить. Нужно позвонить и записаться. И у вас?

И. КОМАРОВ: То же самое хочу сказать, только поменяю слова «Ясная поляна» на слово «Мураново»: позвонить, связаться, заказать. И тоже где-то с апреля.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Прекрасное завершение нашей программы, не знаю, шутка это или нет, сообщение пришло от Анаиды Ивановны: «Для доведения покупаемых овощей и мяса в музее до первозданного состояния могу помочь купить специальный озонатор». (СМЕЮТСЯ)

Ю. ВРОНСКАЯ: Это была цель нашей программы – найти озонатор для доведения овощей и мяса.

И. КОМАРОВ: Чтобы оно было наконец натуральным и настоящим.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Спасибо большое. Мы благодарим наших гостей. Игорь Комаров — директор музея-заповедника «Мураново», Юлия Вронская — координатор проекта «Анковский пирог» музея-усадьбы Льва Толстого «Ясная поляна». Тимур Олевский.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ксения Басилашвили. Встретимся через неделю.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире