'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Мы начинаем программу «Культурный шок». Мы поздравляем Ксению Ларину с Днем рождения.

Т. ЛАЗАРЕВА: Ксюша, мы тебя видим и слышим.

С. БУНТМАН: Ее швейную машинку сейчас покрутим. У нас проблема рекламы в мультфильмах, рекламы в детских передачах. Здесь. Лариса Малюкова, кинокритик. Добрый день.

Л. МАЛЮКОВА: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Здесь Наталья Ромашова — директор нормативно-правового департамента Минкультуры. Добрый день.

Н. РОМАШОВА: Добрый день.

С. БУНТМАН: У нас здесь Татьяна Лазарева. Здравствуйте.

Т. ЛАЗАРЕВА: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: И у нас Сергей Меринов — режиссер студии «Пилот», президент Гильдии профессионалов Ассоциации анимационного кино.

С. МЕРИНОВ: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Поэта N десять лет хвалили, потом все стали ругать. Сначала приняли закон в свое время, что реклама в детских передачах должна отсутствовать и нельзя прерывать ничего. И вдруг сейчас появляется, что вроде бы можно. Насколько можно? Ситуацию нам, Наталья, объясните, пожалуйста, юридическую ситуацию. А мы поговорим о психологической, эстетической, просветительской и разной другой.

Н. РОМАШОВА: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Сегодня мы будем с вами говорить об одной из инициатив Министерства культуры, которая направлена на поддержку отечественного кинематографа, в первую очередь отечественной анимации. Министерство ведет направление по господдержке по разным направлениям. Самое главное и большое направление – это государственная поддержка производства отечественных анимационных фильмов. Немного статистики. В 2013 году у нас было выделено только государственных субсидий на поддержку производства анимационных фильмов более 400 млн. рублей. На эти деньги были выпущены 85 анимационных фильмов в 2013 году и 130 – в 2012-м. Из них полнометражных в 2013 году было выпущено 4 анимационных фильма.

С. БУНТМАН: Что у нас с рекламой будет? И как реклама с этим связана – и с производством, и с показом? И как это может помочь или не помочь?

Н. РОМАШОВА: Итоги 2013 года позволяют нам говорить о том, что мультипликационная продукция пользуется большой популярностью у населения РФ.

С. БУНТМАН: Это всегда было так.

Н. РОМАШОВА: Поэтому помогать производить – этого мало. Необходимо понимать, что же дальше. Вот мы произвели эти мультипликационные фильмы. Для полнометражных у нас дальше идет прокат фильмов, и то не всегда, а далее Интернет и распространение на DVD. С короткометражными мультфильмами всё гораздо хуже, потому что у них только DVD и Интернет. А что же наше самое массовое средство информации телевидение? Анализ показывается, что на телевидении используется очень мало мультипликационных фильмов, менее 9% эфира по всем федеральным каналам. Основной причиной является то, что у нас рекламная модель телевидения, и невыгодно показывать мультипликационные фильмы, в которых запрещена реклама, вообще детские передачи, в которых сейчас запрещена реклама, на телевидении.

С. БУНТМАН: У меня сразу вопрос, а потом мы и Тане дадим слово, потому что Таня должна бежать спасать детей.

Т. ЛАЗАРЕВА: Как обычно по субботам.

С. БУНТМАН: Дети в опасности.

Т. ЛАЗАРЕВА: Я посижу, не волнуйтесь.

С. БУНТМАН: Проблема такая. Есть государственные телекомпании, та же самая телекомпания «Россия», она государственная. В принципе, реклама – это должна быть вишенка на торте. Совершенно спокойно можно отдавать и утро воскресенья, и утро субботы – многие не учатся, а маленькие дети вообще не учатся – можно отдавать под мультфильмы и под российскую продукцию совершенно без того, что «а где реклама, а как мы будем на этом зарабатывать».

Л. МАЛЮКОВА: Как во всех приличных странах.

С. БУНТМАН: Они все-таки государственные. 1-й и 2-й канал французского телевидения, они государственные. У них есть реклама, но они выполняют свою функцию государственную. Здесь могли бы совершенно спокойно давать без рекламы.

С. МЕРИНОВ: Это следующий вопрос, это вопрос квот.

С. БУНТМАН: Здесь есть социальная функция.

С. МЕРИНОВ: Этот вопрос тоже надо решать. Есть вопрос с рекламой, который стимулирует каналы показывать мультипликацию. Есть вопрос с квотами, которые надо наконец ввести.

Л. МАЛЮКОВА: Мне кажется, что это не вопрос квот. Мне кажется, это вопрос политический и довольно серьезный, которым надо заниматься. Это вопрос взаимоотношений государства и телевидения. И вот это корневой вопрос. Как бы мы вокруг ни крутились, всё равно мы придем к нему. Действительно, во Франции существует налаженный контакт между государством и телевидением. Вы знаете, что уже третий год после 8 часов вечера вообще нет рекламы на государственных каналах во Франции.

С. БУНТМАН: И посреди кино уже нет?

Л. МАЛЮКОВА: Вообще нет после 8 часов. Жоэль Шапрон мне это подробно объяснял вчера. Для нас это самое прайм-таймовское, золотоносное время, как считается. Потому что изменены целы и задачи. У нас телевидение работает только на заработок и политику. Все остальные функции у телевидения отменены. Государство не имеет права, на мой взгляд, смотреть на это так спокойно, с точки зрения обогащения конкретного телеканала.

С. БУНТМАН: Это важно не столько для государственных каналов. Важно поощрять создание нормальных каналов, которые могут самоокупаться, нишевых детских каналов, которые могли бы спокойно существовать.

Л. МАЛЮКОВА: Конечно. Но государственные каналы тоже не должны игнорировать детей. Сейчас даже программа «Спокойной ночи, малыши» укорочены и фактически уничтожена.

С. БУНТМАН: Инициатива с рекламой хороша, для того чтобы поощрить нишевые каналы. С другой стороны, у нас, когда мы первый раз дали новость об этой инициативе, тут же поднялось. Психологи, например, говорят: ребенок посмотрит, он и так плохо всё понимает, у него внимание рассеивается, а тут еще реклама – и до свидания понимание.

Т. ЛАЗАРЕВА: И не поймет ребенок мультик.

С. БУНТМАН: А вы как считаете?

Л. МАЛЮКОВА: Я считаю, что в этой инициативе про рекламу сказано, что нельзя прерывать мультфильмы, по-моему, короче 25 минут.

Н. РОМАШОВА: Давайте я расскажу, в чем заключается наше предложение. Мы делим по следующей градации. Мультфильмы менее 12 минут. Потому что мы знаем, что маленькие короткометражные фильмы в среднем 7-10 минут. Если мультфильм менее 12 минут, то мы его не разрешаем прерывать рекламой, но мы разрешаем в самом начале поставить минуту и по окончании мультфильма поставить минуту.

Т. ЛАЗАРЕВА: Простите, а до этого нельзя было ставить минуту до и минуту после?

Н. РОМАШОВА: У нас есть ограничения. Если передача менее 15 минут, то вообще нельзя прерывать передачу.

Т. ЛАЗАРЕВА: Это даже не детей касается, а вообще.

Н. РОМАШОВА: И статья, которая касалась детских передач, она тоже начиналась, если детская передача более 15 минут, тогда там вставлялась реклама в начале и в конце. Статья этого 12 закона о рекламе, она сейчас не разрешает вообще прерывать рекламой детские передачи. Т.е. можно ставить вне зависимости от длины передачи только в начале и в конце.

Л. МАЛЮКОВА: А что такое в конце? Это титры?

Н. РОМАШОВА: Перед титрами.

Л. МАЛЮКОВА: Т.е. фильм заканчивается и перед титрами.

Н. РОМАШОВА: Да.

Т. ЛАЗАРЕВА: На фига детям титры.

Л. МАЛЮКОВА: Получается, что по этому предложению не будет у ребенка проблем с пониманием.

Л. МАЛЮКОВА: Не уверена. Это касается анимации вообще. Мы с Сережей спорили даже на Фейсбуке. Когда это касается сериальной продукции, я за, я считаю, что там форматы позволяют заранее продумывать эти паузы. Когда это касается авторской анимации, это невозможно. Фильмы того же Норштейна, Геллера могут быть более 12 минут. И когда вы разрезаете в середине «Сказку сказок» и рекламируете памперсы, то выглядит это чудовищно, на мой взгляд. Я разговаривала с французами, с киноинститутом. В мире принято, что когда это произведение киноискусства, и люди понимают, люди создают сборники короткометражных фильмов, там может быть и анимация, и игровое кино, и документальное кино, и внутри эти произведения, если они понимают, что это авторские произведения, они не разрезаются. Они и так не такие большие. Здесь поставьте через 7 минут рекламу, когда фильм закончится, здесь через 26. Я говорю о гибкости воспроизведения этого закона, который не может голословно говорить – просто мультипликация. Что такое мультипликация? Она очень разная у нас.

С. МЕРИНОВ: По поводу этого предложения в Интернете больше всего по поводу того, что Лариса говорила: как же так, «Ежика в тумане» прервут прокладками.

С. БУНТМАН: Прокладки, мне кажется, вообще исключены.

С. МЕРИНОВ: Их там не будет, да. Понятно, что там будет реклама детских товаров, потому что рекламодатели ставят адресную рекламу. Во-вторых, немножко истории вопроса. Это инициатива даже не Министерства культуры, а той ассоциации, в которой мы вместе с Ларисой состоим и даже в правлении с ней заседаем часто. Это Ассоциация анимационного кино, которая существует уже больше двух лет. Она как раз пробивала очень долго этот вопрос. Мы достучались, министр нас услышал, мы ему очень благодарны, чтобы все-таки разрешили наконец рекламу. И это в первую очередь исходило от сериальщиков и от тех, кто делает полные метры. Не будет этой проблемы с короткими метрами и с произведениями искусства. Почему? Потому что рекламодатель туда не идет. Рекламодатель ставит рекламу в сериалы в первую очередь и в полные метры. И вот там она абсолютно нужна. И в сериалах есть даже стык под рекламу.

С. БУНТМАН: Насколько я понимаю, в грамотных сериалах, не только анимационных, есть смысловой стык, там, где зависает ситуация.

Л. МАЛЮКОВА: Сережа прав, он говорит о том, что авторы и создатели сериалов в этом очень заинтересованы, потому что будут рекламироваться, возможно, те же персонажи, продукция, которая связана с сериалом. Это будет возможность для создания следующих серий. Как раз с точки зрения коммерческой анимации, это полезная вещь.

С. МЕРИНОВ: Коммерческая анимация – для сериалов это абсолютное благо. Для авторского метра это не угроза никакая, для авторских фильмов, просто потому что не  ставят туда рекламу.

Л. МАЛЮКОВА: Значит, будут ли их показывать?

С. МЕРИНОВ: Боюсь, что нет. Вот тут уже квоты.

С. БУНТМАН: В рекламе, которая есть и в детских программах тоже, реклама нормальная, которую кто-то смотрит, кто-то не смотрит, в ней есть полезная вещь, особенно ребенку. Он может сбегать кое-куда, что-нибудь сделать.

Т. ЛАЗАРЕВА: Это бесконечно можно обсуждать. Психологи скажут, что нет, это вредно.

С. БУНТМАН: А что, ему не надо кое-куда?

Т. ЛАЗАРЕВА: А физиологи скажут, что да, им надо кое-куда. Поэтому бесконечный спор. Я бы попробовала перевести… Всё понятно с анимацией. Конечно, нужно поднимать, федеральные каналы, и не только, должны это делать. У меня такой вопрос сразу. А что происходит вообще с детским телевидением?

С. БУНТМАН: Поставив этот вопрос, мы прерываемся на 5 минут.

НОВОСТИ

С. БУНТМАН: Мы продолжаем. У нас в гостях Лариса Малюкова, Сергей Меринов, Наталья Ромашова и Татьяна Лазарева, которая подняла правильный вопрос – давайте не будем ограничиваться только мультфильмами, только анимацией. Вообще, детское телевидение – это гигантская проблема.

Т. ЛАЗАРЕВА: Самый главный воспитательный момент, который может быть при воспитании массового зрителя на телевидении.

С. БУНТМАН: Это целая система, которую надо придумать, которую надо продумывать.

Т. ЛАЗАРЕВА: Самое главное, что она была. Когда в 2000 году приняли этот закон, что не будем в детских передачах…

С. БУНТМАН: За это время родилось и ушло из зрителей детских каналов уже целое поколение.

Т. ЛАЗАРЕВА: Более того, я скажу как работник телевидения, бывший практически, но все-таки пока еще помнящий. Не только  зрители ушли. Профессионалы ушли. Это же сложная работа – с детьми.

С. БУНТМАН: Это дико сложная работа: придумать, сделать, реализовать. Масса проб идет, во всех странах пробуют: это для подростков мы попробуем, а это малышам. Собираем фокус-группу, одну, вторую, третью, что тоже стоит денег. Пробуем, считаем, кто как смотрим. У меня такое ощущение, что детское телевидение во многих местах существует под спонсоринг больших фирм, которые производят леденец или еще что-нибудь вредное, производят детскую одежду или развивающие игры, это крупные издательства, которые выпускают детскую литературу. Это фирмы детской одежды, игрушек, питания.

Т. ЛАЗАРЕВА: Поверьте, я веду передачу, пожалуй, единственную, она даже не имеет права называться детской, по закону детских передач у нас просто не стало. Слава богу, Сережа Супонев не дожил, прости господи. Помните «Зов джунглей»? Это были такие популярные передачи, они были дико рекламоемкие. Если бы они сейчас были… Я знаю по программе «Это мой ребенок», которая выходит на канале «Дисней». Когда эта передача выходила на СТС, пока ее не закрыли, в нее просто очереди стояли этих спонсоров. Потому что рекламодателям негде размещать свою продукцию. Я сейчас не к тому, что я переживаю за этих людей. Я говорю к тому, что была убита очень важная линия в воспитании детей и семей. Была потеряна возможность на этом в том числе зарабатывать телевизионным и мультипликационным программам. И когда нам говорили в 2000 году, что мы не можем туда рекламу вставлять, бедные дети, они будут страдать. Теперь нам говорят: надо же вставлять рекламу, нам же нужно поднимать это всё.

С. БУНТМАН: Да, мы потеряли поколение, мы потеряли профессионалов. Вернуться можно, как к тому же самому зимнему времени и смотреть Лигу чемпионов на час раньше. Но исчезла хорошая интерактивная игровая передача. Второе – например, приключенческие детские сериалы, игровые, школьные сериалы не для взрослых, а нормальные, про каникулы. Простые, хорошие истории.

С. МЕРИНОВ: Развивающие передачи – очень большой пласт. Я вырос на «Выставке Буратино», например.

Л. МАЛЮКОВА: Вадим Курчевский, помните? Когда с детьми вырезали. На самом деле то, о чем Таня говорила, это очень правильно. Она работала на российском телевидении все эти годы. Но  российское телевидение – наследник советского телевидения. Мы ругаем советское телевидение. Мы помним, какие огромные комбинаты на Шаболовке были по производству советского детского телевидения и отдельно четвертый канал развивающий, с утра до ночи, с маленьким перерывом на обед, шли развивающие программы. Детское телевидение было огромное, там работали лучшие режиссеры, там работали прекрасные актеры. Это была целая система воспитания и развития детей. Вы говорите, что легко вернуться. Мне кажется, это не так легко. Этим надо заниматься.

С. БУНТМАН: Есть каналы, которые на это работают, есть каналы детские, и российские тоже, которые на это работают. Та же самая «Карусель» пытается на это работать.

Т. ЛАЗАРЕВА: Это федеральные каналы?

С. БУНТМАН: Это спутниковые каналы.

Т. ЛАЗАРЕВА: Бюджет у них государственный?

С. БУНТМАН: Нет, не государственный.

Т. ЛАЗАРЕВА: Почему государство этим не занимается? Правильно сказали, это система воспитания детей.

Л. МАЛЮКОВА: При этом государство, как нам сейчас сказала представитель Министерства культуры, которое не может на это полностью влиять… Мы делали интервью с министром культуры. У Министерства культуры довольно много ограничений. Есть очень много других министерств, которые ограничивают деятельность Минкульта — Министерство финансов, образования. Одно министерство не может это решить, потому что у нас всё равно государственная воля. Да, ребенок неплатежеспособен. Это не значит, что надо его вычеркнуть как гражданина страны. Он сегодня уничтожен, с точки зрения телевизора его не существует вообще. Государству на это наплевать? Чиновник Минкульта нам сейчас сказала, какие деньги государство вкладывает в создание фильмов. Мы слышали эти миллионы? А где они? А кому они нужны? А зачем оно вкладывает, если это потом обратно всё уходит?

С. МЕРИНОВ: Министр культуры, ты помнишь, что нам отвечал на это. Что он, действительно, зачастую не может повлиять на это.

С. БУНТМАН: Хорошо, реклама будет не через 20 минут, а через 15, 12, через сколько можно ее давать. Это первый шаг. Сможет ли это вернуть спонсоров, партнерство с очень большими компаниями?

С. МЕРИНОВ: Я думаю, сможет. Этот механизм включится – и всё будет. По крайней мере, есть коммерческий механизм.

Л. МАЛЮКОВА: Это один шаг. Это просто один из многих шагов, и то осторожный. Я очень боюсь применения у нас любого закона. У нас принимается один закон, а потом начинается такой ужас, что все кричат – отмените, отмените. И снова этот 2000 год, когда опять отменят.

С. МЕРИНОВ: Нужна системная политика.

Л. МАЛЮКОВА: Без планирования, без создания программы, что да, нам нужно детское телевидение, детская анимация и как ее доставлять ребенку, ничего не получится.

С. БУНТМАН: Если провести мониторинг по разным спутниковым российским каналам, оттуда можно набрать массу всего полезного и развивающего. Не только из собственно детских каналов, но и с познавательных исторических каналов, где есть маленькие, совершенно очаровательные программы. Нет такого канала, который давал бы сто процентов своей продукции. Нет на свете такого канала.

Л. МАЛЮКОВА: Но все-таки у нас есть «Карусель», которая производит много своих детских программ.

С. БУНТМАН: Я не помню, сколько у «Карусели» в процентном отношении.

Л. МАЛЮКОВА: Где-то 60.

С. БУНТМАН: У них могучий процент есть. Но никому не повредил хороший приключенческий сериал, хорошая познавательная передача, программы как и что делается. Я на радио из-за этого «Открывашку» затевал, чтобы показать как что делается, как и что в мире происходит, как наука поживает, как мир устроен, как вселенная устроена. Это позитивные знания.

Т. ЛАЗАРЕВА: Мы сейчас перечисляем, мы говорим о российском детском телевидении. Мы называем два канала – «Карусель», «Дисней». Неужели кулинарные каналы, которых в 10 раз больше, важнее, чем воспитание детей?

С. БУНТМАН: Они не мешают друг другу.

Т. ЛАЗАРЕВА: Они не мешают, но просто по соотношению.

Л. МАЛЮКОВА: А «Культура» почему не может делать детские программы? Это же безрекламный канал. А почему не делаются детские программы на канале «Культура»?

Т. ЛАЗАРЕВА: Потому что это не так легко.

С. БУНТМАН: Нельзя поставить камеру и снять урок или лекцию. Это самый тупиковый путь.

Т. ЛАЗАРЕВА: Если бы телевидение шло сейчас в ногу и существовало детское телевидение, если бы оно не прекратило свое существование, то наверняка бы люди за это время шли в ногу с развитием детей, понимали, что нельзя показывать урок 45 минут. Они понимают, что дети сейчас воспринимают клипово абсолютно всё. К сожалению, мы сейчас будем возвращать трупы, которых нет, даже выкопать некого. Кого? Кто тогда делал передачи, помните, «Устами младенца», «Зов джунглей». Была огромная масса людей, которые шли в ногу с детьми. Мы говорим об этом, как будто нет разницы – снять про завод передачу, про шестеренки или про детей. Это сложно. Вот сейчас потерян этот механизм. Мы не понимаем, чего хотят дети.

Л. МАЛЮКОВА: Берут ребенку и вставляют в программу «Голос».

С. МЕРИНОВ: Он там как взрослый абсолютно.

Л. МАЛЮКОВА: Возникает страшноватая история, с точки зрения морали странная.

С. БУНТМАН: Это та самая эксплуатация.

С. МЕРИНОВ: Есть опыт, та же «Карусель», мы делали с Олешко программу «Мультстудия», где мы с детьми снимаем мультфильмы. Я там у него несколько раз снимался, и другие наши ведущие мультипликаторы. Это прекрасный опыт. Но этого мало, хронически мало.

Т. ЛАЗАРЕВА: Я тоже веду детскую передачу, у меня команда, которая это делает, мы это умеем делать.

Л. МАЛЮКОВА: Где она выходит?

Т. ЛАЗАРЕВА: На «Диснее» она выходит в воскресенье, в час дня. Очень хорошая семейная передача. И таких передач должно быть много.

С. БУНТМАН: Семейная – это прекрасно, когда всем интересно.

Т. ЛАЗАРЕВА: Замечу еще в эту же корзину, что не только к детям внимание. Телевидение – это самое массовое влияние на людей сейчас. А телевидение перестало показывать людям семейные ценности, как они должны быть, не то что мать дура, изменяет мужу, мужик ходит налево по бабам, дети дебилы – и все ржут друг над другом.

С. БУНТМАН: Ситком. Кстати, на свете есть ситкомы потрясающие, добрые.

Т. ЛАЗАРЕВА: Если уж возвращаться к семейной программе «Это мой ребенок», которая выходит на канале «Дисней»…

С. БУНТМАН: Сколько раз Таня уже сказала «Дисней»?

Л. МАЛЮКОВА: У нас весь детский контент или на «Карусели», или на «Диснее», поэтому куда деваться?

Т. ЛАЗАРЕВА: Если возвращаться к рекламе, там очень здравое отношение к рекламе, несмотря на то, что они хотят напичкать больше и больше. Но там нельзя размещать никакую газировку «Кока-кола», «Пепси-кола», просто запрещено. Никаких лекарств.

С. БУНТМАН: Сил полно. С той же самой анимацией, вглубь анимации: как делать, что делать.

Л. МАЛЮКОВА: Какое количество детских студий, вы знаете?

С. БУНТМАН: Начиная от блокнотика, где у нас человечек бегает туда-сюда, кончая тем, что можно сделать с телефоном, с маленьким компьютером, не очень навороченным.

Л. МАЛЮКОВА: Сейчас мы всё придумаем.

Т. ЛАЗАРЕВА: Опять мы решаем за государство.

С. МЕРИНОВ: Мы, действительно, должны решать всё сами за государство. Министр культуры дал поручение Ассоциации анимационного кино разработать дорожную карту развития анимационной отрасли до 2025 года. В нее включен – первый шаг уже работают – закон о рекламе. Туда включено создание чисто анимационного отечественного канала, у него пока условное название «Союзмультфильм». Туда включены серьезные истории по налогам, чтобы нас освободили от налогов наконец-то. Айтишники освобождена от налогов, а мы нет, мы платим как коммерческие организации. Хотя все знают, что аниматоры – это божьи люди и без денег идут по Руси всю жизнь.

Н. РОМАШОВА: Специальные отчисления в пенсионный фонд.

С. МЕРИНОВ: Давайте предложим дорожную карту для детского телевидения в целом.

Л. МАЛЮКОВА: Если этим не заниматься, то возникают другие нормативные акты, которые сверху насаждаются. Например, та же Ассоциация анимационного кино занималась тем, что пыталась не дать возможности пройти новому акту, он называется «Об информационной безопасности детей», касался он прежде всего анимации. Если бы вы прочитали, вы потеряли бы сознание. Там нельзя больше трех персонажей в кадре, больше трех цветов – психологи возражают. Представляете, «Каникулы Бонифация», мы его обесцвечиваем, вырезаем маленьких темнокожих детей, оставляем хорошую картинку. Если этим не заниматься, то кто-то этим занимается, вот в чем ужас.

С. БУНТМАН: Сколько потратили сил и ярости на то, чтобы топтать несчастных телепузиков в свое время. Но принципиально там была потрясающая вещь. Моей младшей дочке, когда они пошли, ей года не было. И это ровно столько, сколько ей было надо. Хорошо, тут такие недостатки! Яркие цветы, по 150 раз повторяют одно и то же. И это было замечательно.

Л. МАЛЮКОВА: Они правда очень страшные.

С. БУНТМАН: Дочка моя выросла, мало того, что нормальным человеком…

Т. ЛАЗАРЕВА: Поэтому я и говорю, что это должно быть. Сейчас мы все, дай бог, набросимся на детскую анимацию. Потерялась нить. Мы за этими детьми уже не успеваем. У нас до сих пор у многих родителей существует истина, что детям нельзя смотреть телевизор, планшет и компьютер. Нельзя. Почему же нельзя-то? Просто градация просмотра должна быть не только по годам…

С. БУНТМАН: Как поляки делают – чуть ли не до месяцев доходит сейчас.

Т. ЛАЗАРЕВА: Конечно. И для каждого обязательно должно быть. Ну что, мы хотим затормозить прогресс?

С. БУНТМАН: Очень много здесь говорят, что есть и были у нас замечательные вещи. Самое главное – это хорошо организовать, хорошо сделать. Рекламы бояться не надо. Не устою повторять, что самое страшное, когда смотришь детский или подростковый сериал, вдруг тебе бабах – анонс вечернего сериала, где говорят на специфическом языке, кровища хлещет, люди топчут друг друга…

Т. ЛАЗАРЕВА: Да, это канальная политика.

С. БУНТМАН: Как во время детской или подростковой передачи можно анонсировать мало того, что взрослую программу, так которая еще 110+, вредная для существования вещь, которую и взрослый никогда не посмотрит. И вдруг он сидит с ребенком и видит то, что он не видел никогда и даже никогда не включит.

Т. ЛАЗАРЕВА: Опять же есть правильная точка зрения на том канале, который вы мне уже запретили называть сегодня: задача канала и вообще тех, кто интересуется детьми, в том, чтобы родители не боялись. На «Диснее» политика такая: родители не должны бояться оставить ребенка у экрана.

С. БУНТМАН: Таня правильно нам пишет смс-ку: «Дети не клиповые дураки, им интересно смотреть про жизнь».

Т. ЛАЗАРЕВА: Если это камень в мой огород, то я имела в виду клиповое сознание, что быстрая смена картинок.

С. БУНТМАН: Конечно, совершенно другой монтаж должен быть, по-другому должна камера работать.

Л. МАЛЮКОВА: Речь о смысле, разговор с детьми должен быть серьезный. А то, о чем Таня сказала, очень важно. У нас такое двумыслие. С одной стороны, информационная безопасность детей – 3 маленьких в кадре дурачка. С другой стороны, то, о чем вы говорите, что будет реклама жуткой программы, от которой вылезают волосы не только у ребенка.

С. БУНТМАН: Получается, когда мы говорим о других ведомствах, — это другое департамент. Вот мой маленький домик, где у меня детская передача, а из большого дома телевизионного из ведра мне выливают анонсы вечернего сериала. А где общая политика?

Л. МАЛЮКОВА: То же касается министерств, Министерства культуры в частности. Уже давно пора Министерству культуры сделать ту дорожную карту, которая бы обсуждалась на самом высоком правительственном уровне, о том, чтобы сели за стол переговоров все министерства и нашим прекрасным телеведущателям уже сказали бы: хватит, давайте думать, что вы не последние в этой стране, есть еще следующие поколения, с ними надо как-то разговаривать, иначе не известно кого мы вырастим или нам вырастят другие каналы.

С. МЕРИНОВ: Выросли уже поколения детей на зарубежной анимации, на зарубежных каналах.

С. БУНТМАН: Ничего в этом страшного нет. Выросли на продуманных…

Л. МАЛЮКОВА: На всяких разных они выросли.

С. БУНТМАН: Но почему не сделать свой? Кстати говоря, все страны довольно много делают. Когда телевизионная компания покупает любой спутниковый канал, от Animal Planet до путешествий, до исторических каналов, там такая есть серьезная вставка своей продукции. Своя документалистика, своя анимация. Есть свой процент, который обязательно они делают. Поэтому существует History Chanel Италия, History Chanel Испания.

С. МЕРИНОВ: «Дисней Россия» существует.

Л. МАЛЮКОВА: А знаете, как обидно где-нибудь за границей в гостинице видеть российскую авторскую мультипликацию? Во Франции, в Германии по телевизору. Я думаю: там показывают, а здесь нет.

Н. РОМАШОВА: Советская мультипликация пользуется спросом.

С. МЕРИНОВ: Такое громадное наследие.

Т. ЛАЗАРЕВА: Но мои дети в основном уже не могут это смотреть.

С. БУНТМАН: Ее уже надо представлять.

С. МЕРИНОВ: Ее надо правильно подать.

С. БУНТМАН: Когда я представлял «Детский мир» в свое время на жюри, любимый фильм моего детства шел, про мельницу Сампо, в котором я играл в возрасте полутора лет. Замечательный фильм был, но он весь выцвел, как мои диафильмы, которые в чемодане лежат. Он выцвел, звука нет, частями переозвученный по нашей идиотской старой манере. Надо реставрировать, надо делать.

С. МЕРИНОВ: Причем очень грамотно.

С. БУНТМАН: Не переозвучивать дубовыми голосами.

Т. ЛАЗАРЕВА: Столько задач вы сейчас описали!

С. БУНТМАН: Да задач-то много. Но первый шажок, который сделали, хорошо, правильно. Дальше должна быть продуманная и комплексная политика.

С. МЕРИНОВ: По анимации мы ее строим. И я предлагаю Татьяне взять в свои руки политику по детскому телевидению.

Л. МАЛЮКОВА: Сейчас на детей соберет и быстро всё построит.

С. БУНТМАН: Мы закругляемся, уже можно бежать их спасать. Спасибо большое, друзья.

Л. МАЛЮКОВА: «Чип и Дейл».

С. БУНТМАН: «Чип и Дейл» гениальный был. Два с половиной поколения детей у меня на нем выросли, и хорошие ребята. Надо самим предлагать и делать. И надо делать общую программу детского великого мирового телевидения, где мы можем сказать свое слово.

Л. МАЛЮКОВА: Можем. Сережа уже начал «Азбуку» делать.

Т. ЛАЗАРЕВА: Начнем с азбуки, потом перейдем к таблице умножения. Вот так и с телевидением детским – начнем с азбуки опять.

Л. МАЛЮКОВА: А какая «АБВГДейка» хорошая была.

Т. ЛАЗАРЕВА: И потом уже с азов перейдем до ятей.

С. БУНТМАН: А сейчас пока разойдемся.

Л. МАЛЮКОВА: На оптимистической ноте.

С. БУНТМАН: Спасибо большое, друзья.

Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


irdo 13 апреля 2014 | 09:42

Дети не электорат.Они не голосуют, поэтому они лишние в телевизионной картинке.


vladislav71 13 апреля 2014 | 10:40

папа римский советовал родителям показывать советские мультфильмы, для того чтобы они выросли добрыми людьми. но боюсь даже это не поможет если мультики прерывать рекламой.


irdo 13 апреля 2014 | 13:50

папа римский советовал родителям показывать советские мультфильмы, для того чтобы они выросли добрыми людьми.
====================
Советские выросли на этих мультиках, и эховцы, в большинстве, тоже.
Но добрыми назвать сложно.


sergey_merinov 15 апреля 2014 | 18:02

Вы передачу слушали? Там же ясно объяснили, что не будут прерывать фильмы до 12 минут, а большинство старых мультиков 10 минут идет. Да и большие старые советские мультфильмы вряд ли будут прерывать, они к счастью рекламодателям неинтересны. Вся эта история затевалась ради современных сериалов.


13 апреля 2014 | 10:26

А телевидение " на коленке" или "на коленях" -- как там будет с рекламой и какой возрастной ценз этого креатива , Ась ?


dft 13 апреля 2014 | 11:45

Меринову только не давайте рулить. Этот тип невысоких моральных правил мечтает только об одном. Чтобы был союзмультфильм под его началом (или пилот, неважно). Но только чтобы финансипование было централизованным через него.
А в анимации пока один бич - откаты. "Продюсеры" забирают 50-60% от выделяемых средств.


(комментарий скрыт)

sergey_merinov 16 апреля 2014 | 04:46

Аргументируйте свой личный выпад в мой адрес:) Что вам известно про мои мечты и моральный облик? Ужасно интересно:)


(комментарий скрыт)

pacifier 13 апреля 2014 | 19:02

Очень правильный разговор, на детей надо обращать внимание, а то они у нас какие-то заброшенные - родители с утра до ночи работают, дети предоставлены сами себе и воспитываются телевидением и интернетом.


aluka_kam4a 14 апреля 2014 | 00:30

Замечательно!
Путлеровцы в цугцванге, что ни шаг-себе в убыток.
С такой постановой с мультиками еще больше граждан начнут пользоваться тырнетом, отказываясь от зомбатора.
Похвально.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире