'Вопросы к интервью
24 августа 2010
Z Клинч Все выпуски

Приведут ли свободные выборы в России нацистов к власти


Время выхода в эфир: 24 августа 2010, 20:08

С.БУНТМАН: Итак, внимание, добрый вечер, это программа «Клинч» в студии телекомпании RTVi и  радио «Эхо Москвы», меня зовут Сергей Бунтман. Уже кто-то в интернете назвал это важнейшим «Клинчем» года, а то и  не года, потому что речь пойдет о нашем будущем – представим себе на минуту, что в России происходят равные, свободные, — как написано в Конституции, со всеми церемониями демократическими, выборы. Кто же победит, можем ли  мы это вычислить и предположить? Обострится все, победят националисты крайние, или это необязательно? Сегодня посмотрим на такую картину. Представлю участников дискуссии — это Леонид Радзиховский, добрый вечер.

Материалы по теме

Если случатся свободные выборы, придут ли нацисты к власти?

нет, не придут
67%
да, придут
25%
затрудняюсь ответить
7%


Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Привет.



С.БУНТМАН: И Алексей Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер.

С.БУНТМАН: Их позиции вы узнаете, или вы их предполагаете и знаете, то  еще раз в этом убедитесь. Сейчас я бы хотел сразу поставить этот вопрос на голосование. Приведут ли выборы, если они будут свободные, к неизбежной победе крайних национальных сил, то есть, националисты через демократию. Если вы считаете, что они придут в результате свободных выборов в России, случись они у нас неожиданно, к власти — 660-06-64. Если нет — 660-06-65. Проголосуем, и  таким образом попытаемся понять ваши изначальные умонастроения, чтобы участники дискуссии уже ни на что не надеялись. У нас вполне показательные данные, уже не меняются, выключаю голосование. 37,4% считают, что вполне вероятно, что нацисты придут к власти, 62,6% считают, что нет. Таков расклад сил. Слово для тезисов Леониду Радзиховскому — почему тебе кажется, что придут к власти нацисты, случись сейчас выборы?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Во-первых, хотел бы  насчет термина «нацисты» сказать.

С.БУНТМАН: Это сокращение. Я предлагаю сейчас не бороться за термины, а  в ходе дискуссии уточнять, что каждый из  вас имеет в виду.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот я и хочу уточнить, чтобы это не имело совсем уж такого водевильного характера, что это нацисты, это люди, которые выкидывают руку, в общем, группа товарищей во главе с Леонидом Броневым, так что Броневого поддерживает, с  одной стороны, Макашов, с  другой Баркашов, и они пришли к власти. Разумеется, нацисты это не те совершенные маргиналы и те бандитские откровенно группы, которые кричат «Хайль Гитлер». «Зиг Хайль», убивают таджиков, и так далее. Под приходом к власти — я действительно считаю, это мой первый тезис,  — конечно, я не могу говорить, что я наверняка в этом уверен,  — если бы я бы был в этом наверняка уверен, я бы вообще, наверное, отсюда сбежал. Но я думаю, что вероятность такого развития событий достаточно велика – это первое. Второе — что я понимаю под нацистами, под крайними националистами. Это те политические силы, в которые, как в  воронку, в случае их успеха, будут втягиваться и другие силы — успех вообще притягивает, — те политические силы, которые считают, и  сегодня об этом говорят, что в  России антирусская власть, — заметьте, не коррупционная, не та, которая лишает людей прав — антирусская: что русские люди ущемлены, обижены, и так далее. Не буду разбирать содержательно анализ этого тезиса — много времени понадобится.

С.БУНТМАН: Антирусская – это главное.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Я считаю, что эта идея вполне популярна в обществе, вполне востребована, но дело даже не только в этом. Если вообразить на секунду, что у нас свободные выборы, а  сводные выборы означают следующее: свободная регистрация партий, равное, или более или менее равное представительство в СМИ, отсутствие административного давления, и под занавес – честный подсчет голосов. Так вот просто так у  нас это невозможно – это, по сути, в нынешних условиях означает полную политическую революцию – собственно, это главный недостаток или главная вина действующего режима: что свободный, плавный, спокойный, естественный переход к такой системе, увы, невозможен. Значило бы это политическую революцию, даже может быть, более масштабную, чем в 1989-1991 гг., что такое политическая революция? Это значит, что вполне сонное, равнодушное, в сущности, глубоко аполитичное сегодня общество, внезапно возбуждается — «Спящий проснулся», появляются совершенно другие энергии, другие планы, другое ощущение жизни, и так далее.

С.БУНТМАН: Главное – оно идет в этом направлении.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Хорошо, тогда я  коротко поясню еще один момент. Смотрите, сейчас у нас абсолютно ненормальная ситуация в Госдуме, я  специально выписал цифры: 54% голосов, согласно официальным данным, на выборах 2007 года, получила партия «Единая Россия». В случае политической революции, демократической политической революции, эти голоса просто схлопнутся, провалятся в разы. Соответственно, освободится где-то порядка, по моим собственным скромным подсчетам, порядка 40, а может быть и  50% голосов невостребованных, которые уйдут от  «Единой России». К  кому же они могут придти? С моей точки зрения, маловероятно, что они придут к новой, наспех сколоченной партии власти – в  условиях революции-то. Маловероятно, что они придут к демократам, потому что прозападная ориентация демократа сегодня крайне непопулярна, и даже если в условиях политического подъема их популярность увеличится, то все равно всю эту массу голосов они не съедят. Конечно, увеличилось бы значительно представительство коммунистов, которые в  2007 году, согласно официальным данным, получили всего 12% — ну, 20, 30% они получат, но основная масса этих провалившихся голосов, с моей точки зрения, уйдет туда. Потому что эта идея сегодня, насколько я  могу судить, наиболее живая. Пусть сегодня среди малого количества людей, но  «настоящих буйных мало» — она популярна среди активных, энергичных людей.

С.БУНТМАН: То есть, в ней есть энергетический заряд.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да.

С.БУНТМАН: Здесь было 4,5 минуты – Алексей Венедиктов будет иметь равное количество времени для контртезисов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хочу начать с цитаты, которую нам к дню рождения прислал один из наших слушателей – в блогах обменивались. Это Петр Гусев, назову его. Правда, потом я нашел эту цитату в фильме «300 спартанцев»: «Страх – это пустая трата времени». Вот я считаю, что это цитата дня, года, месяца. Страх – это пустая трата времени, у  страха глаза велики. И мне кажется, что соглашаясь в  посыле с Леонидом Радзиховский, а я с ним соглашусь и  готов об этом говорить и даже пояснить, почему — о том, что ксенофобские, националистические настроения растут в разных регионах России, причем среди разных народов, и  мы много чего не знаем, — что происходит в Бурятии мы не знаем на самом деле, и напрасно. Я бы сказал, что связывать это со свободными и честными выборами и объяснять, почему выборы должны быть несвободные и нечестные, мне кажется, нечестно, — извините за тавтологию, мне кажется, лукаво. Объясню, почему. Во-первых, если говорить о нацистских отморозках разных политических организаций, которые независимо от этнической принадлежности – да, есть скинхеды, но есть и  «Башкирские волки»,  — хорошо известная история, как-нибудь мы подробно об этом расскажем. Так вот они просто запрещены Конституцией — эти партии не могут регистрироваться, потому что они запрещены Конституцией, потому что в действующей конституции сказано: «Не допускаются агитация или пропаганда, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и  вражду» — запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Иными словами, «на свободных и честных выборах» – вот это изъятие по нашей конституции Ты не можешь вести агитацию и пропаганду в  соответствии с действующей конституцией, если ты свою политику строишь на этом  — если говорить о честности, свободности, соблюдении конституции. Значит, этот крайне правый фланг не будет допущен к выборам, как и  сейчас не допущен – вернее, сейчас как раз он и допущен – я  об этом скажу позже. Это раз. Во-вторых – я не согласен с твоими расчетами и подсчетами, потому что партия «Единая Россия», с моей точки зрения, это такой бюрократический конгломерат, где мы видим отдельных представителей бывшего СПС – Павла Крашенинникова, и отдельные идеи, — скажем, сохранения неких либеральных экономических позиций, и  видим совсем других, более левых. Конечно, в случае левых выборов она, конечно же, схлопнется, и  я  согласился бы с твоей оценкой, что это порядка 30-40% голосов, — абсолютно верное.

С.БУНТМАН: А  с раскладом?

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20-25% коммунисты, 15-20% жириновцы  — из тех, кто сейчас есть, десятка — «Справедливая Россия» и  остальным,  — если посчитать всех остальных — остается 25% из тех, кто проголосовали. Если верить социологическим опросам, что так называемое либеральное крыло суммарно 10-12%, — считайте, сколько осталось. Поэтому мой первый тезис заключается в том, что, конечно же, если отморозки во всех республиках, всех регионах России не допускаются до выборов в  соответствии с  конституцией, то Дума станет более полифоничной, следовательно, обсуждение политики и принятие решений по политике будет более сложным, а значит, более взвешенным. Вторая история заключается в том, что вот эту нацистскую политическую угрозу эксплуатирует власть ныне действующая. Она не просто ее эксплуатирует идеологически, она ее поддерживает как финансово, так и  организационно. И  мы видим на митингах кремлевской молодежи людей из радикальных организаций, которые охраняют эти митинги. Мы видим, как в  Подмосковье власть  — губернатор, видимо, или глава администрации района — использует этих людей для борьбы с инакомыслящими, а значит, обещает им какие-то льготы. И это абсолютно известная история, история, каким образом манипулируются эти движения. И  кто мы  сомневался в том, что «Башкирские волки» знаменитые не поддерживались Муртазой Рахимовым, что являлось одной из  причин снятия его. И, наконец, последнее. Российская власть, центральная власть, В.Путин, если угодно, Д.Медведев, в своей идеологической политике начинают занимать крайне националистические позиции. «Крайние» не в смысле радикальные, а становятся в политической сфере иногда более радикальны, чем Жириновский. Таким образом, давая сигнал населению, которое поддерживает лично Путина и лично Медведева, и суммарно, наверное, у них все-таки  есть там больше 50% голосов, которые их любят, — дают сигнал, что это правильно – они поливают это движение, они удобряют это движение. А потом говорят: бойтесь их, мы лучше. Вот и вся история.

С.БУНТМАН: Так что и без выборов может быть вполне интересно? Почему тогда выборы все-таки кажутся опасными?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Давай я все-таки будут отвечать Леше. Я бы разделил то, что Леша говорил, на несколько частей. Первая часть – что радикальные националисты, то есть, не радикальные, а  именно  нацисты, к выборам не допускаются – абсолютно точно, ровно с этого я  и начал, — что под победой крайних националистов я вовсе не  имею в виду победу тех козлов, наполовину ряженых или просто убийц и уголовников, которые прессуют или убивают таджиков, и так далее, или в республиках прессуют русских. Понятно, что эта публика к  выборам, если не произойдет кровавой революции, не дойдет. Я говорю другое – что эти настроения будут транслироваться через внешние, вполне легитимные и вполне допускаемые до выборов политические партии. Простой пример: в  2003 году на  выборы прошла, как известно, «Родина», добилась огромного успеха – довольно скромного, вроде бы,  — 9% голосов. Но если партия, которая до этого не была представлена в Думе, то есть, не имела таких организационных возможностей, была относительно малоизвестна, с колес получила 9% — это очень большой успех. Вот через это русло и будут транслироваться гораздо более радикальные настроения, так что тут проблемы нет. Второй вопрос относительно того, что по этой причине не нужны честные выборы, а нужны выборы нечестные и  поддельные. Вот это тонкий вопрос. Дело в том, что я совершенно не считаю, что нечестные, сфальсифицированные, и попросту говоря, нарисованные выборы хороши. И не потому, что я такой чистоплюй — всяко бывает. Но  в наших условиях, и здесь я  опять же соглашусь с тобой, — действительно, путь к победе крайних националистических сил, — кстати, я об этом писал, — может быть и  со стороны честных выборов, которые, еще раз повторяю, в наших условиях только в революционной ситуации возможны — как честные выборы. И  со стороны именно существующей власти  — эквифинальность, так сказать. Разумеется, власть разыгрывает эту карту – она была бы дуррой, если бы не разыгрывала. В  1996 году, когда популярность Ельцина была на нуле практически, он выиграл благодаря страшилке про Зюганова. Проблема только в том, что когда пускают страшилку, которая несомненно выгодна власти, которая несомненно организуется властью, и так далее, — это вовсе не значит, что эта страшилка неправда. В данном случае это, конечно, страшилка, это конечно выгодно власти, это конечно разыгрывается властью, но это вовсе не означает, что такой проблемы, а именно – большого роста таких настроений в  толще общества, не существует. То есть, попросту говоря, мой тезис следующий: основные политические идее, а именно,  — прозападный либерализм, социализм, коммунизм, и так далее, и национализм — в общем, везде гарнир из трех идей. В начале 90-х гг., когда была первая революция в России, или не первая, последняя по времени революция в  России, очень популярны были идеи социального популизма – наиболее популярные. На втором месте стояли идеи «жить как на западе», и на третьем месте национализм. Если бы сегодня случилась политическая революция, то  я думаю, расклад был бы такой: на  первом месте, как всегда, неразменный социальный популизм «грабь награбленное», «долой чиновников».

С.БУНТМАН: Все-таки на первом месте популизм?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, на первом месте. Который теснейшим образом смыкался бы с национальным популизмом: «нас обижают», «Россия для русских», «Башкирия для башкир», «Якутия для якутов», и так далее. И  с хорошим отставанием и на хорошем третьем месте была бы заморочка по поводу того, что нам нужен западный или прозападный путь. А энергетика наибольшая – это я по числу людей – но наибольшая энергетика и наибольший импульс к действию, как мне кажется, в этой ситуации, — в  националистических идеях. Поэтому мне это и кажется наиболее опасной ситуацией. Легче легкого говорить, как говорят все демократы: честные, справедливые выборы  — народ разберется. Я считаю, что честные, справедливые, открытые выборы в наших условиях, означающие слом действующей политической системы, дали бы сильнейший толчок именно националистическим партиям. Равно, как, в прочем, и  сохранение существующей политической системы, которая тоже активно заигрывает с этими настроениями и раздувает их, чтобы говорить: мы лучше, чем они, и  просто вынуждены их разыгрывать, потому что они уже достаточно популярны, — тоже может привести к тому же. И последнее. Классический пример с Гитлером: Гитлер пришел к власти демократическим путем? – да. Гитлер пришел к власти в результате сговора верхов и  авторитарного правления? – да. Это был синтез двух линий: авторитарного, зажатого правления президента Гинденбурга, который его назначил канцлером, и  свободного волеизъявления масс — они прекрасно нашли друг друга: движение националистов снизу и  игры верхов, которые боялись прихода других политических сил.

С.БУНТМАН: Сценарий — Алексей Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не знаю, на что тут отвечать. Про «Родину»? — движение «Родина» зародилось в кабинете Владислава Юрьевича Суркова, в беседе Владислава Юрьевича Суркова и Дмитрия Олеговича Рогозина, о  чем они оба знают и даже  говорят уже теперь открыто. Иными словами, это не просто раздувание настроений, это организация – если вы называете «Родину» националистических тенденций, организована с  подпиткой тогда Старой площади, сейчас, может быть, уже и  Кремля бы. Поэтому эти движения были сделаны для того, чтобы как раз собрать эти националистические, вернее, такие паранационалистические голоса. Как только это движение стало выходить из-под контроля, как только Сурков и Путин увидели, что Рогозин становится не  дутой, не надутой фигурой как Жириновский, а реальным соперником, они его убрали, и Дмитрий Олегович сейчас замечательным образом представляет того же  Путина и  Рогозина в  НАТО, и движение распалось. И сейчас пытаются такую организацию сделать те же самые люди — так называемая «Родина-2» перед выборами 2011 года, с менее известными и менее харизматическими людьми. Это игрушечки, в крайнем случае, это термометр – но не для размера, а на который еще подышали, чтобы вверх пошел ртутный столбик. Поэтому эффект «Родины» меня совершенно не убеждает.

Я не понимаю, почему речь идет о  какой-то революции. Речь идет о том, что была произведена политическая контрреволюция во времена Путина. Иными словами, граждане, которые имели право избирать и быть изобарными, лишились части своих прав. Граждане  — сто миллионов. Было возможно самовыдвижение – перестало быть возможно самовыдвижение. «Народу нельзя доверить выборы»  — губернаторов, депутатов, мэров, — теперь дождемся, когда президент будет избираться Госдумой. То есть, народ – дурак. А единственное правительство европеец. Нет. Правительство, которое так себя ведет, не  европеец, оно создает эту систему специально, с одной целью – для сохранения собственной власти. Другого объяснения быть не может. Потому что эти настроения, протестно-национальные, растут именно сейчас. Когда в  1993 году мы столкнулись с тем, что страна стояла на пороге Гражданской войны, и  сторонники Руцкого и Хасбулатова после мятежа, КПРФ, — они что, не были допущены к выборам? Жириновский не был допущен к выборам? И те, и другие исповедовали идеологию, включающую элементы национализма. Были допущены. Ну, пришил к власти?  — нет, не пришли. Население оказалось более консервативным. Почему население голосует за власть? Причем, у  нас консервативное население, оно предпочитает стабильность изменению. Ну как же закрывать возможности для людей выразить свою точку зрения, которая не противоречит конституции? А  «этих мы не допустим, поэтому сидите дома» — такое презрительное отношение власти: мы умные, мы  вас научим, а  вы дети, — мне кажется лукавством. Только для сохранения собственной власти. Власть ныне не идеологична, не государственна, непатриотична, не социалистична, не националистична, не либеральна, — она не идеологична. Она компрадорская, буржуазии, и это все.

С.БУНТМАН: Алексей Венедиктов — Леонид Радзиховский. Прервемся на три минуты, потом продолжим. Надеюсь, что спор пойдет дальше.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Леонид Радзиховский и Алексей Венедиктов. Говорим о том, что если будут демократические выборы, придут ли  крайние националисты к власти, потому что это самые энергичные, и, наверное, придут — это Леонид Радзиховский. Хотя власть сама создает эти движения и  как-то их умело использует для сохранения своей же власти. Тут же Леонид Радзиховский, обрисовывая этот тупик и приводя пример Германии, самой любимой — у меня тут 5832 СМС про Германию и  Гитлера. Так вот  это тупик: и  власть создает, и выборы демократические создает. Революция, будь она политическая, она ту же самую ситуацию создаст. Значит, вообще нечего делать? Значит, получается какой-то взаимный процесс, который никак не остановить, и он приводит только к одному — что придут националисты, потому что это самая животворная идея в наше время. Так?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. В общем, мне действительно кажется так, просто хотел бы пояснить. Я  с тобой не спорю относительно того, что все эти прелести конструируются, по крайней мере, на организационном, на финансовом, на  пиаровском уровне – естественно, они конструируются. У нас в стране, как известно, Демиург один – власть. Очевидно, что отняли право выбора  — что тут спорить, все это очевидно. Вопрос в другом. Понимаешь, мне кажется, что власть, отняв все это дело, создав систему замкнутую, самовоспроизводящуюся, ту самую вертикаль, фактически загнала себя в ловушку. Простой пример: нормальное количество голосов, естественное для партии власти, для той самой «ЕР» — это примерно, как мне кажется, 30-40% — было, не сейчас. Они раздули это дело почти до 70%, тем самым загнали себя в тупик перед следующими выборами. Потому что они должны любой ценой сохранить этот процент, или это означает обвал всей ихней системы. Сохранить его при честных выборах абсолютно невозможно. Я  к чему это говорю? К тому, что возвращение – войти легко, выйти трудно, — возвращение в систему свободных выборов это и есть главная, и, по сути, единственная проблема любого авторитарного режима. Возвращение в систему свободных, открытых выборов возможно только через политическую революцию.

С.БУНТМАН: Но это опасно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это крайне опасно. Потому что в этих условиях – да, благодаря усилиям той же самой власти – они заминировали то поле, по которому надо идти назад. Политическая революция в наших условиях, как я считаю, скорее всего, будет иметь очень густо-националистический оттенок в отличие от  политической революции 1990-1991 гг.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не согласен совершенно. Потому что все партии, которые используют националистическую риторику, они уже в думе — им не нужна политическая революция.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Им   — нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Жириновскому, который канализирует эти настроения, не нужна. КПРФ, которая частично канализирует эти настроения, не нужна. «Единая Россия», которая высказывается с имперских позиций – не нужна. То есть, эти настроения в Думе уже представлены, они уже представлены. Вся политическая контрреволюция строилась на одном: увести либеральную оппозицию. Что они так боятся эту маленькую либеральную оппозицию, что они так боятся «Яблока» с его 5-7, ну, десятью процентами при честных выборах? Что они так боялись СПС с его 5-7, ну, десятью процентами при честных выборах? То есть, вся политическая контрреволюция Путинская была: исключить из выборного процесса не националистов, которые с начала в каждой Думе присутствуют через Жириновского, которые в  третьей присутствовали через «Родину», сейчас готовится «Родина-2» с известными товарищами — Максимом Калашниковым и Михаилом Делягиным  — назову эти фамилии, чтобы люди знали, кто в кремлевских кабинетах обсуждает этот вопрос. Они это сделали, оставив буквально все националистические настроения там, и  убрав либеральные – это факт. Значит, политическая революция, которую ты называешь почему-то революцией, должна пройти по тому же пути. Ребята, уменьшите требования к регистрации партий, и все. А партии, которые нарушают конституцию в своей пропаганде, не регистрируйте  — Конституцию нарушают. Не карандашом подписи, не нотариально заверенные подписи, а конституцию нарушают, — вот и вся история.

С.БУНТМАН: Вернуться нельзя  — другие партии все защищены, весь край либеральный зачищен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Дело не в этом. Я  просто хочу сказать, что главный враг нынешней власти  — это либеральные маленькие партии, либеральные настроения, как ты говоришь, 10%. Что они так боятся эти 10% населения? Просто до дрожи в памперсах? Страх  — пустая трата времени.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Главный враг нынешней власти, как мне кажется, это совсем не либеральные партии – это народ. Это страх перед населением. Потому что население за эти годы  — оно апатично, оно прикормлено, сидит, не петюкает. Но  недовольство несправедливостью, сословным обществом, правовым беспределом – оно накопилось довольно большое. Ты говоришь, что националистические партии итак представлены в Думе — согласен. Но это прикормленные партии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: какая разница?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Гигантская. Это холуи, которые делают то, что им  прикажут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так и «Родина» была «холуи».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно. А  в момент, когда появляются свободные, не просчитанные в  Кремле, не организованные в Кремле партии, с одной стороны, выходят совсем другие лидеры, а  с другой стороны те же прикормленные лидеры внезапно начинают говорить совершенно другим голосом. Вот этого они и боятся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня прямо за эту власть слеза падает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да не за власть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: За власть. Ты говоришь — они боятся народ. Власть боится народа.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: да, — власть боится народа, естественно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Зафиксировали. А ты в этом ее поддерживаешь, говоря о том, что честные выборы не нужны.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не говорю, что честные выборы вообще не нужны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо – сейчас не нужны. Потому что власть боится народа.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вовсе нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я цитирую тебя.

С.БУНТМАН: Нам говорили  — человек очень известный, и сейчас занявший очень высокий пост, он говорил: да, я очень хочу, чтобы выбирали губернаторов, но  не сейчас, дорогие коллеги-юристы. А когда?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы  меня делаете ответчиком за власть? Спасибо, но пока…

С.БУНТМАН: Нет, я рассказываю похожую ситуацию, аналогичную.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Объясняю. С моей точки зрения эта власть в таком положении, что она пойти на частичное ослабление — или может, но боится – может, глупо боится, или не глупо боится и  действительно понимает, что в случае частичного ослабления весь этот карточный домик рухнет, и будут предъявлены векселя, которые сегодня лежат под столом, но которые накопились за  10 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я последние три года, что не очень заметно, очень много читал, пытаясь понять, как случилась Февральская, потом Октябрьская революция – не историков читал, документы. И  я  пришел к  некоей модели для себя, она, может быть, не совсем документирована,  — я три года этим занимаюсь. Значит, революцию Февральскую, а затем Октябрьскую, вызвала политика Александра Третьего. Потому что если внимательно смотреть, где были основные взрывы, они были на национальных окраинах, и это все. Вот когда происходила унификация государства, когда в национальных окраинах — возьмем Среднюю Азию,  — я этого не знал, я недавно прочел вот такой том документов о политике царизма в Средней Азии во времена Александра Третьего. Когда вместо Хивинского хана сажали губернатора — все, там возникало националистическое движение, которое выродилось в  большевистский потом переворот  — реально. Вот сейчас власть насаждает националистические движения, в том числе, в регионах. Иными словами – это путь к развалу России. Любой национализм в империи – это путь к развалу империи. Любой национализм в России — русский, башкирский, чеченский,  — особенно там, где есть территория, — это к развалу России.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не спорю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Эти люди не могут этого не понимать. Более того, я знаю, я просто разговариваю с  ними и знаю, что они об этом говорят денно и нощно  — поверь мне. И  на правоохранительном, на  высоком уровне, и  политики.

С.БУНТМАН: Говорят о чем? Потому что говорить – это наше дело, их дело – делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они говорят о том, что  — да, такая угроза существует, что национальные настроения очень опасные в республиках, и в Центральной России, что это ведет – может вести к дезинтеграции, и  что делать, а делать что? — бороться с «Маршами несогласных», бороться с  остатками людей, которые требуют честных выборов – это борьба против национализма. Ну, нормально, ребята.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: То, что ты говоришь, все очень правильно. Только я с этим абсолютно не спорю. Я говорю о другом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Выборы это лекарство еще, понимаешь? Ты говоришь о  прививке национализма. Оспу тоже прививают. И когда люди видят этих горлопанов — смотри, у Жириновского свободные выборы. А ведь его аудитория все уменьшается – реально уменьшается. Если бы его еще не подпитывали…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Потому что он уже всем надоел — одни и те же репризы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Репризы те же, но идеи те, идеи остаются, и он канализирует националистические настроения. Причем, в национальных республиках, в том числе. У него в Башкирии ЛДПР — это башкирский национализм. Так вот я просто хочу сказать важную вещь – эти люди представлены во власти, представлены в Думе, их голоса сосчитаны, они все приходят, они голосуют  — либо за  КПРФ, либо за Жириновского, либо за «Справедливую Россию», немножко за «Единую Россию» — они уже есть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я думаю, что это не так. Те, кто сегодня там представлены – это фальшак, и  все понимают, что это фальшак. За фальшак голосуют одним способом, за людей новых, по крайней мере, и  более реальных  — другим способом. Их голоса не сосчитаны, потому что львиная часть голосов людей, националистически настроенных, уходят в  безразмерную копилку «Единой России» или вообще не голосуют, считая, что голосовать бесполезно. В условиях большого политического возбуждения те, кто сегодня не  голосуют, придут голосовать. И я думаю, придут именно с такими, в значительной степени, националистическими идеями. «Единая Россия» схлопнется, потеряет, как минимум, половину своих голосов. Куда уйдут эти голоса? Я считаю, что они не уйдут ни  к либеральным партиям, ни даже к коммунистам, а уйдут к тем же самым националистам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понимаю, что ты считаешь, что половина голосов «Единой России» это националисты?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Думаю, что да, думаю, что примерно так.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я думаю, что нет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Или, по крайней мере, если сегодня это такое болото, то когда болото закипит, оно закипит вот теми пузырями.

С.БУНТМАН: Ну, что-то типа межрегиональной группы – из всех партий только националисты всех мастей будут?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, в каком-то смысле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так не бывает.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Почему? Нет, всех мастей, разумеется, нет, разумеется, в  России 80% населения русские, соответственно, националисты в основном будут русские. А на окраинах закипит по-своему, без всяких парламентов уже может быть. В общем, короче говоря, и, исходя из нашего разговора, два бы тезиса сформулировал. Первое: адекватно или неадекватно, но эта власть боится отступить, считая, что если она начнет размораживать, вся конструкция рухнет.

С.БУНТМАН: Это констатация.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Плавного размораживания, они считают, сделать невозможно. Правильно они считают, или нет, трудно сказать. Кстати, — Александр Третий завинтил, ему говорили: вы заклепываете котел, который взорвется. А когда они начали отклепывать в  1905 году, ничего хорошего у них не получилось.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не они начали отклепывать.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Народ начал отклепывать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно – улица начала отклепывать, они дождались улицы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но ты прекрасно знаешь, что когда авторитарные режимы идут на ослабление, они, как правило, падают. В  десяти случаях из  10 авторитарные режимы в случае ослабления схлопываются, и  ослабление получается неуправляемым, нерегулируемым, а очень быстро становится настоящим. Фальшак кончается, и идет реальная стихийная демократизация.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот хорошо бы вспомнить за последние годы, что случилось с авторитарными режимами…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Которые не расслаблялись?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, которые шли на ослабление, которые не шли на ослабление – у них та же судьба.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Только более кровавая.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Согласен, верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И думать тогда надо о стране, а не о себе, любимом.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Если бы на моем месте сидел Путин, наверное, я бы так тебе и ответил. Но пусть он посидит. Авторитарные режимы, которые завинчивают, рано или поздно взрываются. Которые отвинчивают – падают в  процессе отвинчивания. Авторитарные режимы недолговечны, но они стараются любыми средствами, естественно, продлить свое существование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все франкистские лидеры, если говорить о послевоенном времени, прекрасно вписались в  новую Испанию. А кто не вписался маргинально, попытались сделать путч,  — где они теперь? Они теперь, кстати, на пенсии нормально доживают – все франкистские лидеры.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Верно. И  коммунистические лидеры СССР, если не в бизнесе, то в значительной степени благополучны.

С.БУНТМАН: А это одна история? СССР это другая немножко история.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Восточной Европы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Восточной Европы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Польша, — Александр Квасневский это кто?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В общем, этот, существующий ныне, конечно же, авторитарный режим, по-хорошему уходить не хочет, отвинчивать боится. Кстати, разумно рассуждая, как ты правильно говоришь, что в случае революции это не будет революция 17-го года – не убьют, не разорвут. Обвалимся?  — ничего, не  пропадем. Но сами расставаться, уходить по-хорошему и отвинчивать – зачем? Посидим еще. Но это одна сторона медали. Вторая сторона медали – это те настроения, которые  — и сверху их  насаждают, и снизу они идут  — они реально существуют. Вот я думаю, что сегодня в балансе общественных настроений — и благодаря, еще раз, поддержке сверху, и благодаря стихийным настроениям, и благодаря разочарованию в демократических и либеральных ценностях, которые, с моей точки зрения, несомненны,  — вот эти стихийные настроения реально – это настроения националистические. Они спят, потому что вся страна спит. Если страна проснется, то они проснутся первыми и соответственно, выразятся с максимальной энергией.

С.БУНТМАН: Вопрос в лоб, если выбирать  — будить все, в том числе и  спящие националистические настроения, или пускай эта власть, которая не хочет отдавать ничего и  размораживать,  — пусть лучше она, чем это самое размороженное болото.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я бы сказал так: если бы  я верил, что эта власть способна к эволюции – стопроцентно лучше она. Поскольку в это я  не особенно верю, то ответ на твой вопрос в лоб следующий: не знаю.

С.БУНТМАН: К Алексею — сейчас ты приводил несколько примеров перехода авторитарных государств к государствам достаточно открытым, что для этого нужно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, я там, играя терминами, не назвал бы  Россию в смысле 20-го века авторитарным государством.

С.БУНТМАН: В смысле 20-го века – да, но есть масса тенденций и признаков.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это да, конечно – масса тенденций и  признаков.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, полу-авторитарная.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В  России недоосуществлен был переход к авторитарному государству. Безусловно, тренд был – переход туда. Более страшный тренд, который я сейчас наблюдаю, и в который, мне кажется, искренне верят руководители и наша власть — в том, что они сторонники унитарного государства, а не федерации. Вот унитарное государство в России может быть только авторитарным. И  вот движение туда, а это движение я вижу, оно очень опасно, и могу вам сказать, что мне кажется, что вот это скорее взорвет, чем какая-то там…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Согласен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так вот, — Россия находится в пути, и  у нее постоянно возникают развилки. Объясните мне, пожалуйста, что случится, если вместо того, чтобы регистрировать партии, которые соответствуют конституции с  83-х субъектов федерации, во всех — в закон будет внесено изменение, что нужно будет регистрировать из  20, и тогда это федеральная партия. Это какая такая революция? Что случится, если закон о партиях будет…

С.БУНТМАН: Это приведет к  резкому размораживанию социалистического болота?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это делается вот так – это возвращение одним законом, законом о  партиях…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: К нормальной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не к нормальной жизни, а к нормальным возможностям. Это вопрос открытия возможностей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Согласен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И  второе, что хочу сказать — национальные, националистические настроения не спят. Ты говоришь – они спят и будут разбужены.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вся страна спит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, националистические настроения не спят – это самые активные сейчас – мы видим это по  интернету  — это самые активные настроения.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так тем более.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они уже разбужены, и они уже принимают активное участие в политической жизни на разных уровнях. И  размораживание системы приведет иные, альтернативные националистическим, силы. Националистические уже есть – я пытаюсь тебе это доказать. Они есть, они участвуют в политической жизни, влияют на политическую жизнь  — что нам, собственно, и доказывают некоторые судебные процессы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Скажу так  — конечно, это все равно, что спросить – а если бы  Немцова и Шнейдера не арестовали с  флагом – что, революция бы  произошла? Ну конечно, это маразм. Но дело в том, что как я понимаю психологию власти, у них слишком много скелетов в шкафу, и они боятся, что если на щелочку приоткроют шкаф, скелеты поднавалятся, и высыплются. Ты сказал: страх — зряшная трата времени. Да, на этот, отчасти параноидальный страх, конечно, зря тратят время и силы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю,  — я общаюсь с разными там людьми и  могу тебе сказать, что там разное понимание и разные идеологии. У этой власти нет, как я уже сказал, собранной идеологии. И поэтому разговоры о том, что – дело не в приоткрытии щелочки. Еще раз повторяю – власть ведет войну не  с национализмом, она ведет войну с  либерализмом, она ведет войну со свободами, она ведет войну с гражданами своего государства.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Настоящие националисты тоже за свободу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, настоящие националисты не могут быть за свободу, потому что они хотят свободы только своему этносу  — иначе они не националисты.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Правильно, но на этом этапе им нужна политическая свобода  — честные выборы им нужны, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Опять же – я привел ограничения по  конституции. Тут недавно я прочитал дискуссию в Национальном собрании Франции, когда они принимали закон о хиджабе — условно. Там же закон не о хиджабе, а закон о том, что нельзя в общественном месте быть с закрытым лицом. И выступает человек, который говорит: и что, это будет касаться Ку-клукс-клана?  — говорит депутат-социалист министру юстиции Франции. На что мадам говорит: Вы меня извините, вы, наверное, забыли, г-н депутат, что Ку-клукс-клан во Франции запрещен. Понимаешь, есть вещи, которые не вписываются в  конституцию страны  — пропаганда расовой, религиозной, социальной, и  так далее, нетерпимости. Давайте просто соблюдать конституцию – ничего не требуется, что власть хитрит и лицемерит – понятно. Но почему я сейчас должен входить в  ее положение? Я  в моем положении, гражданина.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, в положении гражданина ты должен решать для себя, как мне кажется, внутренне один вопрос: чего бояться и что есть меньшее зло. Демократы говорят — абсолютная справедливость и абсолютное добро  — это честные выборы, а там будь, что будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не слышал никогда такой реплики, такой цитаты – может, ты дашь ссылку: «абсолютное добро» — никогда не бывает абсолюта.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Хорошо: наша цель — со всеми издержками, просто честные выборы, — они все расставят по  своим местам. А что будет, кого выберут, того и выберут. Кроме того, ты говоришь, что националисты уже участвуют в политической жизни и все направлено против других либеральных сил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот с этим я не согласен. Я думаю, что в  политической жизни участвуют прикормленные фальшивые националисты, так же, как участвуют прикормленные чиновные либералы,  — это не политическая жизнь, это декорация. Реальные националисты – не обязательно нацисты — вне политической системы. Они очень хотят туда прорваться, и на этом этапе честные выборы равно нужны и националистам – не прикормленным, и не фальшивым, и либералам, и всем остальным.

С.БУНТМАН: И?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В этом смысле их требования общие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это требования всех граждан. Нормальный гражданин, когда его лишают какого-то права…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Представим, что тебя лишили права на бесплатное медицинское обслуживание – какая разница, ты националист, или либерал? У тебя право на жизнь изначально, независимо от твоих взглядов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. В э том смысле их требования общие, абсолютно справедливо. А профит с этого дела будет разный. И  я не верю в то, что в случае активизации политической жизни какие-то другие, — кстати, какие? Либеральные, что ли? — политические силы наберут много очков. Я в это не  верю.

С.БУНТМАН: Так все-таки – лучше не активизация? Лучше пусть так будет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не активизация плоха тем, что в условиях не активизации есть две проблемы. Первая — о которой правильно сказал Венедиктов, то есть, унификация страны, что крайне опасно. И второе – нагнетание тех же самых националистических настроений сверху: в форме имперской пропаганды, в  форме скрытой пропаганды того же самого имперского национализма, и так далее, и заигрывание под столом с  внесистемными националистическими силами. Мой ответ поэтому, к сожалению: обе хуже. Потому что открывание клапана означает выгоду…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, осталось еще умереть: «обе хуже».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Почему умереть? Умирать не надо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Обе хуже».

С.БУНТМАН: Хорошо, открываем клапаны — что происходит? Про один клапан говорили, другие клапаны?

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, я уже все сказал. Я  считаю, — не согласен с Радзиховским, что возникнут и резко пойдут националисты. Они уже там,  — еще раз повторяю, — и системные, и внесистемные, и прикормленные и не прикормленные.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А внесистемные как там?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нацистские группы, скинхеды. А  что, мы не знаем, что они инфильтрованы, что, мы не знаем, кто эти люди?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Они во власти?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Их власть использует как боевые отряды партии — а то мы этого не знаем, а то вы этого не знаете. Я  уже приводил примеры в начале передачи. Эти настроения используются, эти настроения эксплуатируются, их мнения учтены в политике властей, их президент  — Путин В.В., или Жириновский В.В., или Зюганов Г.А, — вот эти три человека частично собирают эти мнения. И никаких новых лидеров не надо.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А если будут?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он будет набирать своих 5%, или 9, как Рогозин — но только при поддержке Кремля. А  Кремль не захочет и не будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я в такую управляемость в  условиях открытой политики не верю, и думаю, что неуправляемость сработает на появление нового неожиданного лидера — собственно, как в  1986 г. никто не знал Ельцина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В 1989.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В 1989 он стал лидером России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хороший националист.

С.БУНТМАН: Мнениями обменялись. 19% из опрошенных «СуперДжоб.Ру»  — это уже более регулярный опрос, правильный социологически, читают, что придут крайние националисты к власти. 52% считают, что не придут, и затрудняются ответить 29% — подробности на сайте. Спасибо.

Комментарии

389

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


thesonhuman 26 августа 2010 | 10:08

Человечество своим прогрессом и толерантностью достигло, что думающие люди не находят себе места на Земле, где они хотели бы жить.


misha_iz_izraila 26 августа 2010 | 11:04

Но ведь Вы же нашли себе место? какой вывод следует из этого?


thesonhuman 26 августа 2010 | 19:01

Не нашёл, в первый раз ошибся, а вернее меня как и многих других обманули, а второй раз по року судьбы сменил местожительство. Придётся, если смогу, начать по второму кругу. Надежда никогда не кончается, такова человеческая натура. Без вмешательства Бога мрачновато стало на Земле. Когда-то люди жили веками с привычными окружающими людьми и мягко меняющимся укладом жизни, а теперь при глобализации человек не принадлежит себе, да ещё надо натягивать на себя искусственную толерантность, чтобы не быть битым. Авраам, Ицхак, Яаков и Ишмаейл жили спокойнее и комфортнее чем мы. Они были едины с природой, а мы с искусственной техникой.


26 августа 2010 | 14:15

Все мучаетесь с проблемой дефицита альтернативных глобусов?
По прежнему, актуально?

Дааа, ох уж "это" человечество! Недостойно... понимаем!


prjnik 26 августа 2010 | 15:21

Читайте господа, просвещайтесь, верю вы скоро сами станете проповедовать здоровый национализм, чтобы его крайние формы не приобретали угрожающих размеров


26 августа 2010 | 16:23

Я думаю, России надо рискнуть
Ибо, кто не рискует, то не пьёт....


nevsky_express 26 августа 2010 | 19:08

Видео:

http://nevex.tv/brain/8836


kommisar 26 августа 2010 | 21:13

Недемократично препятствовать волеизявлению народа, даже если он и выбирет нацистов. Это уже по прямо как в совке получается.


misha_iz_izraila 26 августа 2010 | 21:25

Не демократично. А кто сказал, что демократия всегда является наилучшим решением? По-Вашему, пусть рухнет мир, но торжествует демократия?

Обратите внимание, что происходит с несением демократии в Ирак и Афганистан. Это - актуальная иллюстрация тезиса, что демократия - не всегда и не везде наилучшее решение.


kubasov 26 августа 2010 | 22:46

А. Венедиктов совершенно точно определил основную проблему современной российской власти – у неё нет никакой идеологии. Очень точное высказывание, которое должно быть услышано властями: «Власть ныне не идеологична, не государственна, непатриотична, не социалистична, не националистична, не либеральна». Если современная российская власть не заимеет собственную идеологию, то её дело абсолютно пропащее – такая власть рано или поздно падёт под напором критики.
Только вот выбора у современной российской власти совершенно нет. Как верно заметил Л. Радзиховский, есть для выбора лишь «основные политические идеи, а именно, - прозападный либерализм, социализм, коммунизм, и так далее, и национализм - в общем, везде гарнир из трех идей».
Все представленные политические идеи имеют одинаковое происхождение – они все происходят из европейской идеологии, берущей своё начало в эпохе Возрождения. Европейский либерализм является отцом и современной европейской либеральной демократии, и коммунизма-социализма, и национализма.
Все эти течения провозглашают себя борцами за свободу народа. Либерал-демократы – за свободу всех людей на основе частной собственности, коммунисты – за свободу всех людей, но без частной собственности, националисты – за свободу для своего народа за счёт свободы всех остальных.
Современны российский идеологический тупик в том, что все три направления для России гибельны. Куда ни кинь – всюду клин. Ни одна из представленных идеологий не подходит для России – это понимают власти, но не понимает оппозиция.
Национализм и коммунизм показали свою гибельность для народа и государства в ХХ веке.
Сейчас свою гибельность для людей показывает и европейский либерализм – мир вступил в полосу системного кризиса либеральной европейской цивилизации.
Одновременно протекают четыре кризиса, усиливающие друг друга. 1. Финансово-экономический кризис невозможно преодолеть в рамках существующей либеральной экономической модели. 2. Экологическая деградация планеты неизбежна из-за международной экономической гонки за показателями материального развития, происходящей в рамках либерального понимания прогресса. 3. Крайне несправедливое мироустройство, когда «золотой миллиард» строит своё благосостояние за счёт остального мира, это плохая основа прочному миру. 4. Наконец, либерализм привёл к депопуляции коренного европейского населения, продолжающейся уже сто лет, и грозящей освободить Европу от коренного населения через несколько десятилетий и ввергнуть европейский мир в пучину трансфера, осуществляемого «наследным населением» (Марк Стайн).
Но давайте задумаемся: что, кроме либерализма не может быть идеологии, которая легла бы в основу справедливого мироустройства, свободного от депопуляции? Неужели европейский либерализм – это единственно возможный путь развития человечества? Путь, как оказалось, тупиковый, ведущий к неразрешимым международным противоречиям, к загрязнению планеты, к экономическим кризисам и к вымиранию коренного европейского населения.
Прав Л. Радзиховский, когда видит опасность в том, что для демократов главное – это «честные выборы, а там будь, что будет». Не думают либералы о последствиях применения демократической процедуры, для них главное – принципы, а не дело сохранения и развития страны. Нынешние российские демократы думают только о дне завтрашнем – о демократических выборах. У них не хватает ума заглянуть в день послезавтрашний – что там произойдёт. Точно так же и в 17 году среди демократов не нашлось ни сил, ни умения сохранить демократию.
Вот произойдут демократические выборы – и что дальше? Вот сидят в студии два умнейших либерала и рассуждают о том, кто придёт к власти в России в результате свободных выборов. И не понимают, что, кто бы ни пришёл к власти, Россия всё равно будет обречена на распад и уничтожение в результате депопуляции коренного российского населения.
Кто сказал, что в результате этих выборов Россия станет возрождаться людьми? Кто бы ни пришёл к власти, депопуляция в России не прекратится. Скорее всего, идя по либеральному пути вслед за европейскими странами, Россия обречена на вымирание коренного населения, на распад и уничтожение. Все страны европейской цивилизации двигаются в этом направлении, и нет способов у либералов изменить этот тренд, оставаясь на либеральных позициях.
Кстати, эксцессы с запретами в Швейцарии, Бельгии и Франции говорят ясно о неспособности либеральной идеологии решать межнациональные проблемы. Достаточно ли либеральной риторики, чтобы страна не развалилась на части и не исчезла в пучине конфликтов? И разве препятствует федерализм усилению национализма в европейских странах? Корсика, баски, Ольстер, фламандцы, валлоны… Надо немного подождать, пока «наследное население» в Европе не достигнет половины, тогда и дадим настоящую цену федерализму.
Ну, никак не могут увидеть либералы главную проблему, что стоит перед страной в текущем веке – вымирание коренного российского населения. Не могут увидеть, что их любимая Европа со своими либеральными ценностями, которые, по мнению Л. Радзиховского, несомненны, безудержно стремится к национальной катастрофе из-за вымирания коренного европейского населения.
Либералы усиленно толкают Россию к Европе, которая вымирает, и выдают этот путь за «прогрессивное развитие» - слепцы, зовущие в пропасть!


misha_iz_izraila 26 августа 2010 | 23:58

Если современная российская власть не заимеет собственную идеологию, то её дело абсолютно пропащее – такая власть рано или поздно падёт под напором критики.

Это утверждение далеко не очевидно, оно требует доказательств. Я думаю, например, что если бы политика правительства ликвидировала бедность (а для этого есть ресурсы) и упорядочила бы жизнь граждан, то такая власть могла бы существовать неопределённо долго и без какой-либо идеологии.



Все эти течения провозглашают себя борцами за свободу народа... националисты – за свободу для своего народа за счёт свободы всех остальных.

Это - политика нацистов. Националисты редко заходят так далеко. Автору стол серьёзного коммента следовало бы знать разницу между национализмом и нацизмом, она совсем не маленькая.



Национализм и коммунизм показали свою гибельность для народа и государства в ХХ веке.

Под знаменем национализма в 20-м столетии были провозглашены более ста национальных государств. Так что мультинациональные государства стали почти редкостью. Национализм идёт победным маршем по планете, а Вы говорите, что национализм показал свою гибельность. Наверное, имели в виду нацизм?



либерализм привёл к депопуляции коренного европейского населения, продолжающейся уже сто лет, и грозящей освободить Европу от коренного населения через несколько десятилетий и ввергнуть европейский мир в пучину трансфера, осуществляемого «наследным населением» (Марк Стайн).

По фактам это правда, только либерализм здесь не причём. Причина всего этого - не либерализм, а желание европейцев наслаждаться жизнью и не выполнять тяжёлые работы. Есть Япония, тоже достаточно либеральная страна, они пошли иным путём. С одной стороны, герметически заперли свою страну от иммигрантов, в том числе и трудовых, а с другой стороны поняли, что за трудные и неприятные работы надо платить столько, чтобы были желающие их выполнять японцы. И живут - не тужат. С рождаемостью, правда, у них тоже не ахти, но это по причине отсутствия территории и ресурсов, власти не поощряют рождаемость.



Но давайте задумаемся: что, кроме либерализма не может быть идеологии, которая легла бы в основу справедливого мироустройства, свободного от депопуляции? Неужели европейский либерализм – это единственно возможный путь развития человечества?

Вопрос Вы поставили, а ответа у Вас, похоже, нет. Во всяком случае, Вы нам о нём не рассказываете...



Не думают либералы о последствиях применения демократической процедуры, для них главное – принципы, а не дело сохранения и развития страны. Нынешние российские демократы думают только о дне завтрашнем – о демократических выборах. У них не хватает ума заглянуть в день послезавтрашний – что там произойдёт. Точно так же и в 17 году среди демократов не нашлось ни сил, ни умения сохранить демократию.

Думаю, дело не в том, что демократы такие глупые, а в том, что они не хотят озвучивать неизбежные ответы, которые ясны и нам. Вот Радзиховский откровенно говорит об этом. Но вряд ли он бы себе это позволили, если бы был политиком и хотел бы чего-то лично достичь.



Вот произойдут демократические выборы – и что дальше?

Не стОит ломать копья, этого не случится.



Кто сказал, что в результате этих выборов Россия станет возрождаться людьми? Кто бы ни пришёл к власти, депопуляция в России не прекратится.

Я не согласен. Если бы к власти в России пришёл просвещённый патриотический (без кавычек) и не вороватый диктатор типа Франко или Пиночета, или хотя бы правитель типа Столыпина, я верю, что Россия могла бы пойти вперёд. И в смысле демографии, и в других смыслах.



Скорее всего, идя по либеральному пути вслед за европейскими странами, Россия обречена на вымирание коренного населения, на распад и уничтожение. Все страны европейской цивилизации двигаются в этом направлении, и нет способов у либералов изменить этот тренд, оставаясь на либеральных позициях.

Причина отнюдь не в либерализме, я уже говорил об этом выше.



Кстати, эксцессы с запретами в Швейцарии, Бельгии и Франции говорят ясно о неспособности либеральной идеологии решать межнациональные проблемы.

Нет, эти эксцессы - результат не либерализма, а желания европейцев красиво жить и не выполнять чёрные работы. Только поэтому Европа вынуждена принимать большую иммиграцию из стран третьего мира, что её и губит. Либерализм здесь не причём.



Достаточно ли либеральной риторики, чтобы страна не развалилась на части и не исчезла в пучине конфликтов?

Ещё требуется доказать, что распад России на несколько частей плох для её народа. Для меня это далеко не аксиома. Попробуйте подумать об этом без великодержавных амбиций, которые вам никакой пользы не приносят.



И разве препятствует федерализм усилению национализма в европейских странах? Корсика, баски, Ольстер, фламандцы, валлоны…

Не препятствует, и я не вижу в этом ничего плохого. Если баски, корсиканцы и прочие хотят жить отдельно, - пусть так и будет, все от этого выиграют. См. добровольный развод Чехии и Словакии. Надо думать о людях, а не о великодержавии.



Либералы усиленно толкают Россию к Европе, которая вымирает, и выдают этот путь за «прогрессивное развитие» - слепцы, зовущие в пропасть!

Ну, а Ваш рецепт каков?


27 августа 2010 | 00:50

Глава финского бюро международной правозащитной организации «Amnesty International » Франк Йоханссон заявил в интервью праворадикальному еврейскому изданию «The Jerusalem Post» во вторник, что не откажется от своих слов о том, что ««Израиль» - это «государство» подонков»».
В своем блоге, который публикуется на вeб-странице крупнейшей финской газеты «Iltalehti», Йоханссон написал в понедельник: «Мой друг, который работает в «Израиле», приехал ко мне в гости. Пока мы рубили дрова на дворе, то разговорились на его любимую тему. Он сказал, что после нескольких лет проживания на святой земле пришел к выводу, что "«Израиль» - это «государство» подонков". Я, основываясь на своем личном опыте визитов в эту «страну» в 1970-х и 1990-х гг., согласился с ним».
На вопрос, почему «Израиль» - это ««государство» подонков», Йоханссон пояснил в телефонном интервью, что считает так, поскольку сионистское образование «систематические нарушает международное право», а также потому, что он «имел возможность лично убедиться в этом во время встреч с «израильтянами» в Палестине и за ее пределами».
При этом Йоханссон отметил, что его замечания не являются «антисемитскими». «Я высоко ценю работу организации «Нарушить молчание», которая собирает и публикует свидетельства «израильских» солдат о нарушении прав человека и преступлениях против палестинцев, свидетелями которых они являлись».
Сионистские СМИ немедленно набросились на директора финского бюро «Международной Амнистии» и на саму правозащитную организацию, обвинив их в «однобоком освещении», «пропаганде «антиизраильской» идеологии», «фальсифицированных обвинениях в совершении военных преступлений» и т.д.
Они потребовали от центрального бюро «Амнистии» «заморозить все контакты с финским отделением, уволить Йоханссона и положить конец демонизации «Израиля»».


kataevdi 27 августа 2010 | 01:22


Уважаемый ogrig , пока Радзиховский соберется нам ответить, попробуем разобраться сами.
А чем отличаются правые в России от левых?
Очень схематично.
Левых в России – 2 вида. Назовем их условно коммунистами и социалистами.
Коммунисты – за государственную монополию на средства производства, по крайней мере основные. Они же наиболее ностальгируют по советской системе. Все это они называют отсутствием эксплуататоров.
Социалисты допускают частную собственность, но стремятся сконцентрировать в госбюджете максимум средств как для развития, так и, особенно, для социальной политики. Отношение к советской системе у российских социалистов разное.
Коммунистам правые отвечают, что государственная монополия на средства производства – это монополия бюрократии, и она неизбежно превращается в монополию тотальную – на информацию, политику, культуру, бандитизм. А монополия загнивает (в точности по Ленину). Кроме того, тоталитарный строй душит заделы для будущего. Все это мы видели.
Что до социалистов, то адекватность их политики зависит от глубины государственного вмешательства в экономику и от того, насколько социальные и инфраструктурные обязательства государства отвечают возможностям налогоплательщиков. Оптимум здесь очень зависит от времени и места. И очень субъективен – тут и выявляется разница между социалистами и либералами.
В условиях России проблема осложняется тем, что, с одной стороны, государственные средства становятся средствами бюрократии, используются особенно неэффективно и увеличивают ее политическое господство; а с другой стороны многие задачи, которые в развитых странах решаются обществом и бизнесом, в России решать некому, кроме бюрократии. Крайний пример – приватизация.
Но Вы, Оgrig, не спросили – а что в России общего между правыми и левыми? А оно есть.
Во-первых, за последние годы левые, кроме самых оголтелых, признали общечеловеческие и демократические ценности. Демократические признали потому, что оказались в оппозиции, которая без демократии существовать не может. Это – колоссальное достижение. При этом коммунисты не замечают принципиальной несовместимости демократии с государственной монополией на средства производства.
Во-вторых, ни правые, ни левые не могут не только проводить, но хотя бы более-менее пропагандировать свою политику. Чтобы ее проводить, чтобы в практической плоскости ставить вопрос о победе своей идеологии демократическим путем (т.е. через осознанный выбор народа), нужно сначала «всего лишь» довести до конца буржуазно-демократическую революцию в России.
И вот здесь еще одно противоречие между правыми и левыми. Левые считают, что буржуазная революция в России победила и не отличают политику правящей бюрократии от политики право-либеральной оппозиции. А я считаю, что буржуазная революция в России еще не победила (как же классифицировать существующий строй – другой вопрос, во многом схоластический). Это моя точка зрения, которая редко высказывается с такой определенностью в нашей публицистике.
Несколько слов о роли правых в начале 90-х, поскольку Вы этого коснулись. «Яблочников» тогда просто не было, все нынешние ведущие «яблочники», кроме Явлинского, были в «Демроссии». Приватизация действительно была бюрократической. Со всеми вытекающими… А какой еще она могла быть? Другой квалифицированной силы просто не было. Не проводить или откладывать приватизацию было нельзя. Проходила она по закону, принятому в уступку левым и очень отличавшемуся от либерального проекта. А Чубайс – наверно, единственный в истории России министр, который исполнил закон. А опора на мелкий и средний бизнес была записана во всех программах демократов (здесь Вы ошибаетесь), вот только политической силой мелкий и средний бизнес тогда не был, да и сейчас не совсем стал.
Все это – не теоретизирование. Из всего этого и следует важнейший вывод о необходимости антибюрократического союза между правыми и левыми. Не объединения! Оно невозможно в силу исторических, психологических, идеологических причин (Вы не правы: ЭТУ возможность я не допускаю, и политических сил в России все-таки три). Необходим именно союз: совместное выдвижение или снятие кандидатур на выборах, восстановление демократических институтов, митинги типа в защиту Химкинского леса, а после победы буржуазно-демократической революции – опять же не объединение, и даже вряд ли союз, но совместное решение некоторых перезревших практических вопросов, а главное – вообще цивилизованная атмосфера в парламенте и в стране, пока совсем не свойственная России.

Заодно отвечу на комментарии, что свободные выборы – это тончайшая настройка, вершина длительной эволюции (lacrosse_5). И «какой кошмар бы ждал страну, где власть и впрямь была народной» (wragnaroda).
Согласен! Добавлю только, что по пути эволюции идти надо вперед, а не в зад. И многие уже приблизились к вершине, хотя, естественно, никто не достиг. На этом пути могут встретиться кошмары, но «в заду» они еще кошмарнее.

Дмитрий Катаев


27 августа 2010 | 07:08

а ведь есть ещё и правые социалисты (в просторечье-оппортунисты) куда их отнести -в правое крыло и какова их роль в предстоящих выборах ?


kataevdi 29 августа 2010 | 11:28

26.08.2010 | 21:13
kommisar

(#)

Недемократично препятствовать волеизявлению народа, даже если он и выбирет нацистов. Это уже по прямо как в совке получается.

Катаев.
А демократы и не препятствуют. Потому что нет ни волеизъявления, ни практических возможностей ему препятствовать. А по ходу борьбы за то и другое, когда мы добьемся того и другого, - отпадут риски, связанные с волеизъявлением.


misha_iz_izraila 30 августа 2010 | 07:45

А кто сказал, что всё и всегда должно быть демократично? Народ, выбирающий нацизм, не дорос до демократии и не заслуживает её; демократия только нанесёт ему вред.


27 августа 2010 | 01:25

«В России очень сильно «израильское» лобби, как, наверное, ни в какой другой стране…Рунет, я знаю, кому он принадлежит. Он на 90% принадлежит русскоязычным гражданам «Израиля»…Это то, с чем нельзя не считаться».

http://www.youtube.com/watch?v=1tUFigakWrQ&feature=player_embedded


alik_tv 27 августа 2010 | 13:07

Л.РАДЗИХОВСКИЙ:В 1996 году, когда популярность Ельцина была на нуле практически, он выиграл благодаря страшилке про Зюганова.

....

А.ВЕНЕДИКТОВ:Речь идет о том, что была произведена политическая контрреволюция во времена Путина. Иными словами, граждане, которые имели право избирать и быть изобарными, лишились части своих прав.

Даже Радзиховский об этом вспомнил, а я бы вспомнил даже 1993 год. Вот тогда случилась "политическая контрреволюция", и не Путин тут
виноват, а ваши Венедиктов друзья - "демократы".


27 августа 2010 | 16:02

Нынешняя конституция России вполне заслужила название "расстрельная", и нынешние пляски вокруг священности буквы в одном из ее параграфов, выглядят, ну совершенно... трогательно!

А если вспомнить еще то, что нынешнее ничтожное положение парламента в России, было определено тогда же и ТЕМИ ЖЕ, кто сегодня завывает о "ручной" думе, то...!

Таким же цирком глядятся и рассуждения "политологические" о "про национализме" нынешней российской власти.
И как довод, в доказательство этого - соучастие Кремля в организации партии "Родина".

Что здесь - природная неспособность к ЭЛЕМЕНТАРНОМУ анализу или примитивная природная хитрозадость, рассуждающих на эти темы?

На те выборы, Кремлем было вброшена чертова туча новых
образований с лэйблом "Патриотический".
Политтехнологами власти были предприняты усилия по РАСТАСКИВАНИЮ совершенно определенного электората.

И только его!

И это увенчалось тогда только частичным успехом.
Этот электорат был вынут из под Зюганова!

Но случился, неожиданный, побочный эффект с партией " Родина".
Она посмела не самоуничтожиться, как другие новообразования.
Мало того, что возмутительно, она стала быстро укрепляться.
И в первую очередь, за счет КЛОУНА.

Жириновский - удачный проект предыдущих владельцев Кремля.
Проект - "Возглавить, что бы выхолостить"

Все это лежит на поверхности НАСТОЛЬКО, что как то даже неудобно писать на эту тему.

Нет, не верю, что ЭТИ трое - настолько глупы, насколько глупы их тезисы.
Просто очередной цирк.


27 августа 2010 | 18:20

В России умеренные националисты уже во власти.


vicstranix2 27 августа 2010 | 23:55

Калашников отвечает Венедиктову и Радзиховскому:

http://www.youtube.com/watch?v=ZIvB5bysZ4I&feature=player_embedded

Делягин отвечает Венедиктову и Радзиховскому:

http://www.youtube.com/watch?v=Cv9tfoLUfO8&feature=player_embedded


fireball 14 сентября 2010 | 19:36

Леонид, Вам не кажется, что Ваш страх перед переменами был бы более уместен лет 15 тому назад? Вы не считаете, что стабилизирование текущего политического тренда - это уже ХУДШИЙ сценарий для России?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире