'Вопросы к интервью

О.Чиж 15 часов и 8 минут в Москве. Добрый всем день. Это программа «Книжное казино». И обязательно в этом казино будут сегодня разыгрываться книги. Майя Пешкова, Оксана Чиж, здравствуйте.

М.Пешкова Здравствуйте-здравствуйте.

О.Чиж С большим удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Критик, литературовед и журналист Алла Латынина, добрый день.

А.Латынина Здравствуйте.

О.Чиж Поэт прозаик и переводчик Леонид Латынин, здравствуйте.

Л.Латынин Добрый день.

О.Чиж И глав. ред издательства «Глас» Наталья Перова, добрый вам день.

Н.Перова Добрый день.

О.Чиж Ну, прежде всего у нас уже много книг на столе, про все мы обязательно расскажем. И расскажем, что сегодня можно выиграть. Но в начале все же рейтинг тех книг, которые пользовались наибольшей популярностью в книжных магазинах Москвы на прошлой неделе. Я напоминаю, что речь идет о трех книжных, это «Московский дом книги», «Библио Глобус» и магазин «Москва». Так вот, на первом месте у нас «Метро 2035» Глуховского. На втором Борис Акунин и «Планета Вода. Приключения Эраста Фандорина в 20 веке». Несбе на третьем месте «Кровь на снегу». Я так понимаю, что без изменений. Тройка осталась та же, что и в прошлый раз неделей раньше. Ну, у  нас сегодня сразу несколько изданий. И сейчас будем все представлять. Прежде всего книга «Чужая кровь» сейчас у меня в руках Леонида Латынина. Расскажете для наших слушателей?

Л.Латынин Да, так сказать, эта книга, самое главное, что она была где-то написана… Начинала писаться в 70-80 годы, то есть задолго до тех событий, с который мы живем и что стало нашей реальностью. Это судьба главного героя полумедведя – получеловека. Это мифологический герой, которого я использовал в данном романе. И, так сказать, как вы понимаете, в этом человеке течет несколько кровей. И одна из них медвежья.

О.Чиж Кровь опасная.

Л.Латынин Да, опасная кровь. И вот, так сказать, этот герой существует в двух временных измерениях. Где-то начало тысячелетия русской истории и 21 век, то есть наше время практически. Одна из линий сюжета и пребывания его – это пребывание его во времени, которое определяется датой 2017 год, то есть мы живем в преддверии этой даты. Суть, вотесли говорить только об этой сюжетной линии, в том, что наш герой попадает в Москву 2017 года, где все люди живут в домах согласно своему проценту крови, то есть, скажем, столько-то украинской, он живет на Киевском шоссе и так далее, столько-то русской крови, он живет, скажем, в Московском. Или он живет, там, в Грузинском, столько-то грузинской крови и так далее. И все они распределены по домам. Особенность этого времени заключается в том, что если человек покидает свою квартиру, выходит на улицу, то его может отстрелить любой человек. Я думаю, что вот эта вот метафора работает даже на Фейсбуке. Человек, который со своими мыслями по какому-то поводу уходит на площадку, то он рискует попасть под пулю ненависти. Думаю, что мы с этим сталкиваемся почти постоянно. Ну, естественно я не писало Фейсбуке. Я писал роман, это некая метафора, которая… я занимался, работал с нрзбр в то время народов СССР. Я объехал достаточно много территорий. И поэтому, скажем, вражда азербайджанцев и армян, она не сегодня возникла. Это то, что тлело и было под ковром. То же самое и сприбалтами, Грузией и так далее. Все эти конфликты, они в таком скрытном состоянии существовали. И вот я это вот выразил в метафоре Москва, в которой есть московские, грузинские улицы, так сказать, киевские улицы и так далее. Ивот все люди, каждый в своем доме, и он рискует. Прочитаю кусочек из романа. И он рискует выйти на улицу, потому что он обречен.

О.Чиж Страшно представить, как меняются эти риски и как вообще меняется ситуация с привилегиями в зависимости от геополитической обстановки в наши дни.

Л.Латынин Да.Ну вот здесь я по поводу метафор могу сказать, что для меня был знаменателен рассказ Завадского, которыйговорит, что я пьесу «Отелло» ставил в 37 году об  интриге, клевете и так далее. В 41 году о войне, а в 48 об измене. Каждое время – есть некая метафора, которая свое время наполняет. Я не писал эту книгу, используя эту метафору настолько о сегодняшнем времени. Но сегодня она почему-то работает предельно актуально

О.Чиж 79859704545.Не забывайте указывать номер телефона, потому что как раз 5 экземпляров «Чужой крови» мы сейчас и разыграем.

М.ПЕШКОВА» Да, мы разыграем, если ответят наши слушатели на вопрос.

Л.Латынин Ну, там есть второе название, оно более точное и более важное. «Бурный финал вялотекущей национальной войны». Вот пока всех отстреливают на улице, то это вялотекущая национальнаявойна. Но вот когда появляется человек с чужой кровью, он становится общим врагом.

О.Чиж И провоцирует вот …

Л.Латынин Получает бурный финал. Поэтому бойтесь общих врагов.

О.Чиж Ну а сейчас вопрос, ответив на который верно, вы эту книгу получите. Внимание, вопрос. Стихи, посвященные МарииБасмановой, Бродский писал на протяжении 20 лет и собрал в книгу «Новые стансы кАвгусте»,которую называл главным делом своей жизни. А почему стансы к Августе новые, есть ли старые?

М.Пешкова Да, мы ждем ответа на смс.

О. Чиж Ну, естественно ответ должен быть не да или нет, а  все-таки немного развернутым. И нужно продемонстрировать некое знакомство с предметом. Ну, кроме того, как мы знаем, в конце этого эфира у нас будет слушатель, который получит сразу несколько призов. Вот что же сегодня в этом пакете, в этой корзине.

М.Пешкова Я хотела попросить Аллу Николаевну Латынину, известного литературного критика, чтобы она рассказала о тех книгах, вернее о тех авторах, с кем ее свела судьба. В частности проНикола Климонтовича. Именно в этой серии роман, который был номинирован на премию «Большая книга» Николая Климонтовича представлен в той же серии, что и книга нашего гостя Леонида Латынина.

А.Латынина Ну да, тут роман Климонтовича «Парадокс о европейце» и «Островитянин». Я читала «Парадокс о европейце» в журнальном варианте. Он был опубликован в журнале «Октябрь» 2 года назад кажется. Ну, я не помню точно номер. Вообще, он был в жизни человеком очаровательным, умным, бесшабашным, так сказать, немножко может быть губящим свою жизнь. Вот тип этого литератора, он немного напоминает тип Владимира Высоцкого. Правда, Наташ?

Н. Перова Да он умер 4 июня, прост надо напомнить, кто не знает.

А.Латынина Он совсем недавно умер. Был необыкновенно обаятельный, тонкий, умный, образованный человек. Люди старшего поколения помнят его фантастический эксперимент к газете «Коммерсант», когда писатель уже он был известный и очень серьезный с таким философским оттенком. Вдруг он приходит в газету «Коммерсант», тогда совершенно молодой и начинает там вести светскую критику под псевдонимом, конечно, но все знают, что это Климонтович. И создает очень любопытный и бесшабашный жанр. И люди обижаются те, о которых он написал, а  еще больше те, о которых он не написал. Но газета «Коммерсант», в ту пору вообще она очень была… экспериментальный был газетный жанр. А потом он описывает это в своей книге «Последняя газета». И тут уже обижаются абсолютно все. И думаю, что эта книга вообще сыграла какую-то может быть даже роль в его судьбе и позитивную и негативную. С одной стороны ее все читали, а  с другой стороны, те люди, которые попались на его острое перо, конечно, не были уж так счастливы, что это произошло. Я не могу сказать, что я его так уж хорошо знала, но когда мы встречались, мы всегда говорили. Это был человек бесконечногообаяния. А  что касается «Парадокса о европейце», и это тоже очень любопытный роман, герой которого поляк по рождению, Йозеф М, кажется, так сказать, что перекликается от части с Кафкой, Йозеф К, который по рождению поляк, по воспитанию скорее итальянец, в то же время его родители чего-то там делают в Одессе. Там учится в иезуитской школе. Потом уезжает, получает профессию врача в Швейцарии, уезжает в Америку, живет там. И какой-то черт его тянет вернуться в Россию перед революцией, где очень успешно сначала развивается его жизнь, а потом соответственно что? Мы видим 17-ый год, революция и так далее. А 37-ой – половина книги составляет его допросы у следователя. Ну все понятно дальше, вся судьба, как на ладони. Надо сказать, читать интересно. Климонтович – писатель с упругим словом, умеет совладать с сюжетом, это очень хорошее чтение. Про вторую книгу ничего не могу сказать, извините.

М.Пешкова Книга Маргариты Меклиной «Вместе со всеми». Она живет в США, это петербурженка, она там училась. Она пишет и по-русски, и по-английски. И читать ее всегда интересно.Очень много ее публикаций. Так что еще одна книга из этой же серии. И книга Семена Злотникова «Божьи дела». Мы знаем его как драматурга. «Пришел мужчина к женщине», это пьеса, которая пользовалась большой популярностью. И вот теперья эту книгу читаю. Вот такие сегодня книги.

О.Чиж Это все из одной серии.

М.Пешкова Это все из  одной серии, это издательство «Эксмо».Клемонтович тоже из это серии. То есть у нас Николай Климонтович, Семен Злотников, Маргарита Меклина, а  также книга Леонида Латынина «Чужая кровь». Вот сегодня такие книги на нашем игровом столе.

О.Чиж Вообще «Чужая кровь» – звучит очень апокалиптично что ли. И, учитывая некий градус напряжения, который сейчас мы все чувствуем, учитывая некий градус даже той ненависти, про которую вы уже сказали, которая есть в соц.сетях, немного страшно от этого.Почему именно сейчас?

Л.Латынин Не знаю, когда я писал, это все было в зародыше. Мне казалось, что это как-то еще можно остановить. В зародыше было очень отчетливо, знаете, это было ядовитое дерево. Оно было такое без солнца и без дождя, оно было полусухое. А как только попало солнце и дождь, так сказать, возникла хорошая погода для ненависти, оно, конечно, расцвело.

О.Чиж Это необратимый процесс?

Л.Латынин Ну, надеюсь, не до такой степенимой финал радикален. Он такой о предупреждении, о нежелании, чтобы это случилось. Но, в общем, к сожалению, говорю, что на уровне Фейсбукаэто вполне осуществимо, потому что эти пули ненависти, так сказать, свищут и отсвоих, и от чужих, и от очень чужих.И за радикальность, и за слабость,и за приятие, и за неприятие. Мы живем вот в этом тире сегодня. Вот, условно говоря, в какой-то степени я бы перефразировалнрзбр., помните его замечательную фразу, что идея, вышедшая на улицу – это шах, объявленный истине. Вот мы живем во времена, когда идея, вышедшая на улицу, рискует любая получить пулю ненависти, к сожалению.

Н.Перова Нет, все-таки было бы несправедливо не рассказать про то, с чего начинается эта книга. Это очень важно. Вы знаете, когда мы познакомились с Латыниным, мы тогда издавали в журнале «Советская литература» на английском языке его другой роман «Гример и муза», который «Эксмо» тоже собирается печатать и который тоже является поразительно актуальным сегодня. И тогда Леня сказал: «Я пишу Евангелие». Я не поняла, что он имеет в виду. А когда книга была готова, ее можно было прочитать, я  поняла, что любой священный текст, условно говоря, то есть таких священных текстов создавалось на протяжении человечества очень много, и всякий раз это была попытка как-то суммировать то, что было до тебя, встать над этим, посмотреть с высоты птичьего полета на то, что человечество достигло сегодня. И это все, переработав в своем сознании, представить будущим поколениям. Поэтому вот эта вот вся предыстория, вот  это вот человек-медведь, ведь Леонид Латынин – специалист по дохристианской культуре России, один из очень немногих специалистов. У них даже дома есть потрясающая совершенно коллекция всяких предметов старины дохристианской. И, как мне сказали в музее, что это коллекция музейного уровня. И у него есть книга про дохристианскую Русь и ее искусство. И вот это все, вот этот весь материал, он весь пропитан дохристианским материалом. Вот он все это, начал с этого, он как бы представил как начало корни русского сознания. Потом вот как-то сам мнеобъяснял, он разделил это сознание на 4 группы. И вот они представлены в этом романе: северное, южное, восточное и западное сознание, и они между собой борются. И  когда ты это читаешь, вызнаете, простите, что занимаю время, я должна обязательно сказать, что в начале 90 годов, когда ранее запрещенные книги, которые ходили в сам.издате, начали появляться, и некому было их читать, потому что люли читали другие книги, они были заняты другими вещами. И вот мне кажется, мы до сих пор еще не освоили вот ту замечательную литературу, которая навалилась на нас тогда в начале 90-ых, и до сих пор как-то мы еще не всю ее по-настоящему прочли. И вот я очень рада, что«Эксмо» затеяло эту серию современной литературы, где они в основном печатают именно вот эти вот недостаточно оцененные имена, которые все уже сказали. И вот тогда эта книга возникла давно, но в ней уже все сказано то, что происходит с нами сейчас. Ну и потом, знаете, проза поэта — это всегда необыкновенно красивое приятное чтение. Это очень красивый текст с какими-то старинными включениями каких-то песен, легенд. Это очень приятное чтение.

О.Чиж А скажите, пожалуйста, запрос-то есть на литературу, которая про то, что с нами сейчас? Потому что действительное есть такая беда, что…

Н.Перова У нас для меня неожиданно Водолазкина книга стала вдруг так популярна и получила премии и там продажи хорошие. Я вдруг поняла, что может быть сегодня вот сейчас пришло время для таких книг.То есть там тоже некая попытка такого нрзбр. старинной нашей русской культуры и попытка ее как-то прочитать. И сделать выводы на сегодня. Книга Латынина глубже гораздо, чем книга Водолазкина. И более такая философская и серьезная с потрясающими поэтическими включениями. Вот я приготовила, там, когда она вышла на английском языке в Америке и потом, то есть сначала на французском языке в хорошем издательстве, потом онавышла в Америке. И вот люди, которые откликались на эту книгу, она говорили потрясающие вещи. Они сразу это все считывали, вот этот код, который дается этой книгой. В России тоже были потрясающие рецензии. То есть понимаете, я когда, вот я сейчас распечатала нам несколько строчек буквальноиз нескольких рецензий, но я посмотрела, у меня дома папка из этих рецензий, у меня дома 100 страниц рецензий, которые я собирала, потому что я являюсь некоторым образом литературным агентом вот этого замечательного писателя. Я считаю, что задача вернуть такие имена в литературу – это смысл моей жизни. И вот когда я посмотрела, что среди этих рецензентов, которые писали о книгахЛатынина, там просто каждый рецензент, каждое имя – это,как орден Ленина. То есть заручиться похвалой таких людей – это и слависты, и очень известные люди. Это очень дорогого стоит, поверьте. Тоесть даже когда у писателя нет какой-то там всенародной известности, но есть оценка вот таких людей, то есть он уже жизнь прожил не зря, и он не зря написал эти книги. Я думаю, что у этой книги особенно сейчас большое будущее, что может быть пришло время для наших читателей как-то остановиться, уже не для развлечения почитать, а как-то посмотреть назад на наши корни, что произошло с Россией на протяжении всей ее истории, нескольких веков. И как-то вот задуматься и подумать и посмотретьвперед. И это то, что делает эта книга, ну, там вот есть такие потрясающие, вот это тоже из рецензии, Жорж Ниваизвестный всем говорит, что когда он прочел фразу: «Сначала было много Бога, и не было человека», на этом месте у него мурашки по коже, и он остановился. И он говорит:«Книга Латынина  — книга магическая. Корни ее в бездонной глуби человеческих страхов, которые заклинают ворожбой и волхованием. Латынин – настоящий русских шаман». Или вот пишет, например, «Нью-Йорк таймс»: «На самом деле герой этой книги – это язык, достигающий такой огромной поэтической силы и музыкальности, которая просто завораживает». Или вот Клод нрзбр., известный французский славист:«Леонид Латынин – один из самых оригинальных представителей постреализма. Поэт и эрудит, воображение которого радуется и возбуждается от малейших конкретных деталей прошедших эпох». Ну, у меня их много, не буду отнимать время.

Л.Латынин Но я все-таки, если можно, пару слов бы сказал. Я понимаю, что все это не обо мне, поэтому я с удовольствием слушаю, мне это интересно. И слово Евангелие, оно тоже некая гипертрофия. Но какая-то попытка обобщения такого, она, конечно, существует.

О.Чиж А вот что касается как раз медвежьей крови. Почему медвежья? Медведь  — это тоже такое многогранный многослойный символ?

Л.Латынин Нет, дело в том, что это персонаж конкретно, конкретный герой русских сказок, Медведко. Это я ничего тут не придумал, просто использовал некий готовый материал. Но для меня, конечно, он был важный, потомучто вот  я говорю, что такое христианство? Это почему оно было на Руси? Ведь пантеон Богов от Зевса и так далее. И почему-то выбрали чужого Бога. Ведь христианство было чужой религией для русского язычества. Чужое чаще принимается.

О.Чиж Сейчас мы прервемся буквально на насколько минут. Новости, но мы скоро вернемся и продолжим.

НОВОСТИ

О.Чиж 15 часов и 35 минут с Москве. Это книжное казино. В качестве крупье что ли здесь не только Оксана Чиж и Майя Пешкова, но и еще прозаик, поэт и переводчик Леонид Латынин, критик, литературовед и журналист Алла Латынина и главный редактор издательства «Глас»Наталья Перова, здравствуйте всем еще раз тем, кто только что к нам присоединился.

П.Пешкова У меня вопрос к Алле Николаевне. Во-первых, то, что называется, в первых строках письма. Мне бы хотелось сказать те самые тепле слова, которые положено говорить в юбилейное время. Именно сейчас вы еще пребываете, я  так понимаю,в юбилейном несколько состоянии. Во-вторых, та замечательная публикация, которая была в «Новом мире», где вы много лет публикуете свои потрясающие комментарии, посвященные вам, это прекрасное приветствие в юбилейный день. Мне бы хотелось, чтобы тогда, когда случаются юбилеи, многие отмечали именно так юбилеи, как это сделала новомирскяпубликация, большое спасибо господину Губайловскому. И хотелось вам задать вопрос. А куда исчезла вот та самая острота, которая, я помню, была много-много лет в ваших выступлениях, в ваших публикациях. Что произошло?.

А.Латынина Ну, время изменилось. Вы знаете, сейчас не время полемик. Когда я публиковала свои статьи в «Литературной газете», а это 80-ые, начало 90-ых, так до середины 90-ых, это было очень бурное и очень живое время. Аживое в литературе время, оно характеризуется, именно жизнь литературная, она характеризуется тем, что все со всеми спорят и ругаются. Не обязательно люди противоположных точек зрения. Очень часто необыкновенная острота споров вспыхивает по поводу оттенков каких-то. Кажется, люди из одного лагеря,итем не менее вот начинают. Это характеристика литературной жизни. И соответственно, я очень хорошо помню то время, когда выходила статья в литературной газете, и на утро без всяких, мобильных никаких не было, Интернета не было, а на утро ты снимал град телефонных звонков, потому что тебе звонили и говорили, что вот ой, как хорошо, вот прочел, а кто-то звонили и говорил, что как вы могли? Так что, ну вот а такой реакции сейчас нет и не может быть. Просто не может быть такой реакции. А острота исчезла. Где вы видите острые полемики? Люди разошлись по своим квартирам, вот как в романе Латынина, и сидят там, особенно не высовываются. Нет, влитературе нет остроты литературной жизни.

М.Пешкова Вы очень много читаете, в том числе и «Живой журнал». Вас интересуют судьбы толстых журналов. По вашему, какова из судьба в России? Мы с вами ведь на этой неделе встретились на конференции, которая называлась «Журнальная Россия». И вы там тоже выступали.

А.Латынина Ну, я выступала, я конечно, с одной стороны человек толстожурнальной культуры, вы правильно сказали, что в течении 10 с лишним лет после того, как я ушла из «Литературной газеты»,я какое-то время вела колонку в газете «Время», а потом в течении более 10 лет я веду эту рубрику «Комментарии» в журнале новый мир. Я человек толстожурнальной культуры. И всю жизнь я читаю «Новый мир». И между прочим последняя моя статья была как раз о «Новом мире», так и называлась «Новый мир в моей жизни» к юбилею «Нового мира». Но, тем не менее, это не мешает мне видеть, что журналы теряют свое влияние. Давно уже потеряли. Что они находятся вне сферы живой литературной жизни. Хотя в обще-то может быть дело и в том, что и жизни-то особо такой вот именно живой бурной ее нету. Ведь на самом деле как раз на конференции я говорила о том, что когда я видела, что многие сторонники журналов как бы доказывали, что без журналов никуда, что это катастрофа, если они исчезнут. Я же считаю, что это катастрофа, но я тоже считаю, что они не могут в настоящее время в настоящем виде существовать. И что все-таки немножко некая натяжка — считать современные журналы прямыми продолжателями той традиции 19 века, хотя бы просто потому, что в том времени ни один журнал не жил дольше 30 лет, а нынешние прожили уже 90. Да, я об этом говорила. И что ничего страшного, когда журнал закрывается. В то же время, если жизнь живая, открывается другой. А сейчас нет.

О.Чиж Скажите, пожалуйста, где первая-то проблема. Она с читателем или с литературой?

А.Латынина Она, конечно, с  литературой. Она связана и с читателями. Вот понимаете, это, как две стороны одной медали. Читатель охладевает к литературе, литература охладевает сама к себе. Она уходит из того,Россия больше не является литературоцентричной страной. Ну что с этим сделаешь?Ну надо, остается только ждать и думать. Это не значит, что нужно опускать руки литераторам. Это не значит, что я перестану печататься в журналах. Нет, все равно буду, я ориентируюсь на традиционную статью. Я бы даже сказала, вот назло старомодную статью, некоторые уже почти сейчас не пишут с тщательной проработкой антуража. Поскольку я все равно, если я пишу в «Новом мире», то я обязательно отстану от газетной критики. И каков, я думаю, выход? Это упомянуть всех тех, которые писали перед этим, и дать им соответственную оценку. Это получается старомодный тип статьи. Таких сейчас статей не пишут.

О.Чиж Получается, что это становится такой немного элитарной что ли сферой.

А.Латынина Безусловно, это становится элитарной сферой. И становится приметой жизни литературной внутри литературы. Да.

М.Пешкова То есть литературная критика существует, о чем многие говорят, что ее у нас в стране нет, что у нас есть только навигатор.

А.Латынина Ну, навигатор для массовой культуры, конечно, будет навигатор. И будет в газетах обязательно. И в Интернете может существовать любая критика, она будет существовать. Может быть, она вообще туда переберется. А в толстых журналах критика, конечно, по-прежнему существует. Другой вопрос, для кого она. Потому что, когда в 80-ых годах после выхода «Литаратурки» я ехала в метро, допустим, я смотрела: раз, два, три, четыре, во вторник, в среду они получили газету, в четверг едешь. Смотришь, десяток человек к вагоне читают «Литературную газету. И парочка читает твою статью. Вот думаешь,чтобы такое сейчас я увидела, что кто-то читает мою статью,  — это не реально.

Н.Перова Ну, они читают со смартфонов. Там тоже может быть.

А.Латынина Маловероятно. Они читают что-нибудь другое.

М.Пешкова Вы как литературный критик когда-нибудь писали о своем муже?Ведь в конце концов то, что вы пишете, называется «за одним письменным столом».

А.Латынина Вы знаете, во-первых, мы сидим по разным клеткам. Я никогда не писала ни о муже, ни о дочери. По очень простой причине. Потому что я заведовала в «Литературной газете», отделом, именно большим отделом литературы. И в ту пору в старой «Литературной газете»считалось неприличным писать о себе, своих близких, рекламировать себя и своих близких и так далее. Поэтому я мало того, что боялась напечатать какую-то статью о нем. Я, например, в свое время не напечатала блестящую статью Вадима Скоротовского о его романе «Гример и муза», Я считала, что это неудобно. Такие были, это были нравы.

Л.Латынин «Русская мысль» напечатала.

А.Латынина Это были нравы, ну, какие-то, считалось, как говорила Ахматова, это не в добрых нравах литературы. Но вот тогда это было можно. Чаковский Александр Борисович, каким бы не был он писателем, я считаю, что как писатель он был очень средний, как редактор в свое время он был интересен. Он создал эту газету, он никогда не позволял себе упоминать о себе в каком-то позитивном контексте. Никогда. И все это знали, что это не возможно делать. И ни о ком нельзя было делать. Таковы правила в «Литературной газете». О мужьях, женах, детях и внуках не пишем, не печатаем. Это сейчасЮрий Михайлович Поляков в каждой газете о себе печатает. Но это, так сказать, уже другие нравы.

О.Чиж Издержки производства. А скажите, а вне публичной сферы вы как критик супруга выступали?

А.ЛатынинаКонечно.

О.Чиж То есть вы читаете, рецензируете?

А.Латынина Вы знаете, не совсем, дело в том, что он же не…

Л.Латынин Ну, на самом деле это очень серьезный редактор.

А.Латынина Нет, дело в том, что он же не слушает того, что… То есть я не имею на него влияния. Также, как я не имею никакого влияния на свою дочь. Все, что я иногда говорила о ее литературных произведениях, все пропускалось мимо ушей, и все равно все делалось по-своему. Также и здесь. Я могу высказать свою точку зрения, но это не значит, что меня послушают.

О.Чиж То есть вы так работаете первым читателем.

А.ЛатынинаНу вы знаете, тоже в окончательной редакции. Никто не хочет показывать свои наброски и делиться особенно замыслами.

О.Чиж Деликатно и сурово.

Л.Латынин Нет, ну я сам, честно говоря, я помню замыслы, я не помню часто свои книги. Я помню, вот я придумал, а они могут не иметь отношения к тексту написанному, что я придумал. Но я помню, что я придумал и не помню текст.

А.Латынина Нет, Леонид как раз очень много рассказывает, он фонтанирует замыслами, 90 процентов из которых, к сожалению, бывает неосуществленными. Вот те, вот я придумал, это да, это он охотно расскажет. Но у меня уже такое чувство, что лучше быон не рассказывал, а написал.

О.Чиж А скажите, пожалуйста, а вот как раз обратная ситуация. Какие-то реалии ближнего круга, вот самые тактильные, которые каждодневные, в книге есть, списаны ли там персонажи с кого-то конкретного?

Л.Латынин Конечно, да. Там было много и обид. Там потом упоминаются реальные фамилии. Там очень много народу. Дел в том, что, вы знаете, есть вот такая привычка издавать «Коран», если вы с этим сталкивались,там на полях с левой стороны или с правой стороны, пишутся сведения из астрономии, математики, медицины, то есть человек читает этот основной текст и на полях еще сообщается энное количество из науки и так далее. Так вот, у меня идет вот сюжетная линия, там же ведь несколько сюжетных линий, бурный финал вялотекущей национальной войны – это только одна линия. Но вещи, кстати, меня за это оченьупрекали. Идет почти летописное исследование какого-нибудь 998 года, и там вкрапления о Ефремове, о разбившемся самолете и так далее. Это очень своеобразная такая конструкция, которую я придумала. И не все с ними так согласны. Но реальные события, в которых я живу, я живу в тысячелетии, но я не могу не знать, что я пошел на рынок и купил салат, понимаете? Вот это одновременно. Я живу там, и я живу здесь. И вот это здесь вкрапляется точно также, как какие-то надписи на полях.

М.Пешкова Мы совсем не говорили о ваших стихах. Вы ведь поэт и у вас совсем недавно вышла книжка.

Л.Латынин Да, да.

М.Пешкова Покажите нам ее и прочтите из нее что-либо.

О.Чиж Сколько всего книг-то поэтических?

Л.Латынин Ой, ну много, наверное. А где книга? Знаете что…

О.Чиж Сейчас зрители сетевизора ее могут увидеть.

Л.Латынин Нет, это книга издательства «Время», а книга новая, другая. А вот она. А может быть я лучше прочту стихотворение, которое всем нравится? Или потом лучше?

О.Чиж А у нас еще будет возможность его прочитать. Да, собственно говоря, мы к этому подходим. Сейчас я назову имена победителей, тех, кто ответил на наш первый вопрос. Старые стансы действительно есть, потому что Байрон написал«Стансы к Августе», посвященные сводной сестре Августе. У нас они многократно переводились. Один из лучших переводов принадлежит Борису Пастернаку. Ну и у нас есть 5 победителей. Я буду называть имя и последние цифры номера. Софья 8663, Михаил 2396 Павел 3058, Олег 2024627 и Егор 9877. Ну, а сразу 4 книги, про которые мы в начале эфира тоже рассказывали, получит у нас один слушателей, кто сможет дозвониться и правильноответить на вопрос: В каком фильме Маргарита Терехова,играющая роль учительницы, читает стихотворение Леонида Латынина«Сад ты мой больной и белый»?

Л.Латынин Может быть, прочитать его? Спасибо, да. Но естественно, что я не читаю его так хорошо, как Рита Терехова, но тем не менее, какое-то отношение это стихотворение имеет ко мне.Оно, кстати, посвящено Тереховой.

Сад ты мой, больной и белый,

Свет ты мой – на склоне дня.

Жест по-детски неумелый…

Вспоминай меня.

Двор. И выход в переулок.

Вечер долгий без огня.

Лес не прибран, гол и гулок…

Вспоминай меня.

Все неправедные речи.

Речка. Полынья –

Место нашей главной встречи…

Вспоминай меня.

Позабудешь – Бог с тобою,

Все у нас равно.

Опускаюсь с головою

В трезвое вино.

Ах, какая там удача

Среди бела дня –

Вечер. Снег. Чужая дача…

Вспоминай меня.

Что за сила мчит нас лихо,

В разны стороны гоня?

Еле слышно. Еле. Тихо.

Вспоминай меня.

Кстати, Рита читала: «Еле слышно, еле тихо», а у меня «Еле слышно, еле, тихо, вспоминай меня…».

О.Чиж «Сад ты мой больной и белый». Я вижу, что смс посыпали с ответами. Писать не надо, нужно позвонить. Желательно еще и назвать дату выхода ленты на экраны. Ало, здравствуйте, как зовут вас?

Слушатель Виталий. «Расписание на послезавтра».

О.Чиж А когда вышел фильм, знаете?

СлушательОй, в 70-80-ые годы. Там про спец.школу в новосибирском академ. городке,по-моему. Терехова играет учительницу среди физиков и математиков.

О.Чиж Ну, в общем, исчерпывающий ответ, все равно. Абсолютно правильно. Но я так понимаю, что вы не из Москвы. Назовите, пожалуйста, город.

Слушатель Оренбург.

О.Чиж Вот в Оренбург к Виталию и уедет сегоднянаш приз, спасибо большое.

М.Пешкова Я хотела спросить, а  в каких издательствах выходили ваши книги?

Л.Латынин Ну, в очень многих… Это началось с «Советского писателя». Вот первые публикации были «Бурного финала вялотекущей национальной войны» в Париже в «Русской мысли» еще в 90 где-то году, когда здесь это было закрыто, в  журнале «Стрелец». А вот потом роман под другим названием в чужом городе вышел в «Советском писателе», потому что «Гример и муза» – это была какая-то крамола, хотя я не вижу здесь никакой крамолы. А потом вот во «Времени» выходила вот эта вот книга. И очень много книг издал моих «Водолей». Потом вот у Натальи Перовой в «Гласе» тоже выходили книги, вот книга о народном искусстве, такая энциклопедия сюжетов.

М.Пешкова Это на английском языке, наверное?

Л.Латынин Нет, и по-русски тоже. А по-английски тоже выходила у нее, но выходил «Гример и муза», а «Спящий во время жатвы», он выходил в Америке, во Франции и так далее.

О.Чиж Прозвучало слово крамола. Я хочуспросить про «Чужую кровь». А почему здесь знак 18 плюс?

Л.Латынин Дело в том, что вот персы где-то в 9 веке, приезжая на нашу территорию, оставили… несколько персов, не один, оставили описание обряда, который существовал реально в бытии вот той географии. Он заключался в следующем. Когда случались какие-тобедствия, то кого-то приносили в жертву. В данном случае в моем романе в жертву приносят мать Медведко.Но прежде, чем ее приносят в жертву, она должна соединиться с представителями всех родов, с каждым вступить в какой-то физический контакт для того, чтобы, когда она попадает на тот свет, она оттуда, она становится как бы женой каждого рода. И она оттуда помогает каждому роду для того, чтобы справиться с чумой, болезнью и так далее. Вот здесь это описание. И, как вы понимаете, если одна женщина в храме вступает в близкие отношения с представителями 12 родов, то ощущение женщины от этого контакта, ощущения мужчины от этого контакта — это 18 плюс.

О.Чиж Это прямо вот это правда.

М.Пешкова Хотела спросить Аллу Николаевну очень коротко и быстро. Что бы вы рекомендовали нашим слушателям сейчас почитать?

А.Латынина Вы знаете, это очень трудный вопрос, потому что я  сама читаю вовсе не то, то есть, вернее я читаю достаточно дискретно. Что значит, что почитать? Вот знаете, вот у меня была…

М.Пешкова Летняя пора, отпуска, люди отдыхают, расслаблены.

А.Латынина Ну вот как бы сказать, меня этот вопрос всегда ставит в тупик. У меня была замечательная тетушка, врач, которая всегда мне задавала этот вопрос. Я думала, что я могу ей порекомендовать. Я не вижу необходимости, сейчас нету ситуации, при которой я бы сказала: о, вот знаете, в журнале «Москва» опубликован «Мастер и Маргарита», давайте, немедленно нужно читать. Такой ситуации нет. Но я могу сказать, например, свежее чтение. Вот в журнале «Новый мир» опубликован роман Маши Галиной «Автохтоны» в двух номерах.

М.Пешкова Потрясающий автор Маша Галина.

А.Латынина Эте последнее чтение. То, что я только что прочла. Я получила, я прочла это с большим интересом, скоро будет книга. С удовольствием, смесь фэнтези с реализмом, очень яркий роман.

О.Чиж Ну и опять-таки не надо забывать про толстые журналы.

Н.Перова Можно я скажу буквально одну только фразу. Я считаю, что у нас огромное количество совершенно великолепной литературы. И те, кто хотят хоть что-то понять в своем времени, я  бы дала списки из очень-очень многих авторов, которых обязательно надо прочитать.

А.Латынина Наташ, а вот это и получается, что списки из многих авторов, как в букеровской премии, 20 штук, мы можем дать. А если я буду спрашивать тебя или кого-нибудь: назови одну книгу, которую нельзя не прочесть…

О.Чиж А списки наверняка можно посмотреть хотя бы на сайте издательства, нет?

Н.Перова Нет, я работаю сейчас как литературный агент. «Глас» придушили, к вашему сведению. И вот как литературный агент я читаю потрясающие тексты ежедневно помногу. Уверяю вас, что литература не умерла. Есть, что читать, оченьумные, думающие, внимательные люди, которые всеэто описывают. А кто из них вот тот единственный, которого нельзя не прочесть, это нам будет ясно потом. А пока что хотя бы прочитайте то, что всплыло в 90-ые годы, как Леонид Латынин. Вот эту книги, понимаете, тогда вы пропустили, так прочитайте сейчас. Потому что вы действительно пропустили что-то, чтонадо читать.

А.Латынина А вообще, мое мнение, что надо читать спустя несколько лет.

О.Чиж С холодной головой уже.

А.Латынина Да, вот тогда выясняется, что вот была в этом году эта книга.

О.Чиж Спасибо большое, хороший совет. Это была Алла Латынина  — критик, литературовед и журналист, Наталья Перова— главный редактор издательства «Глас» и Леонид Латынин – прозаик, поэт и переводчик, спасибо вам большое.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


legioner17 12 июля 2015 | 16:06

Очень приятно видеть родителей Юлией, интелегентные и скромные, коренные москвичи, каких мало уже в Москве.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире