'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 ноября 2016, 17:06

М.Веллер «Это ваш мальчик?» — видимо, страдая спросил культорг. «Мальчик, — нагло ответил Остап. — А что, разве плох? Кто скажет, что это девочка, пусть первым бросит в него камень». Ильф и Петров. «Двенадцать стульев». Эпиграф.

Итак, «Подумать только…». 17-06. Михаил Веллер отвечает на вопросы. Вопрос один, разделенный примерно на 50 частей. Все 50 частей, как вы понимаете, про президента Трампа, еще не прошедшего инаугурацию. Есть еще полтора десятка вопросов — о разном. И хочется с темой Трампа уже покончить на какое-то время, если к ней только не будет мировое сообщество возвращаться в ближайшие годы. Пока вроде бы не скучно.

Эти вопросы мы разделим на несколько категорий. Хочется уже тему как-то немножко подытожить и немножко пододвинуть, потому что все хорошо в меру. Итак, сначала – все-таки мы живем в России, передача ведется из центра Москвы — и стало быть при этом известии Российская Государственная Дума аплодировала, устроила овацию… я не помню, стоя или не стоя, но сидя когда аплодирует Госдума, это тоже неплохо. Вот, понимаете, эти аплодисменты, если еще стоя, мне чем-то напоминает очень любимую пьяными молодыми прапорщиками (старые уже не так), а вот молодые прапорщики, когда они напиваются, у них вылезает претензия быть офицерами, и они произносят пьяный тост: «Офицеры пьют стоя!». Таким образом, они падают, но перед этим такая вот поза. Вот это вот «офицеры пьют стоя», вот эти овации в честь Трампа, они, конечно, до чрезвычайности интересны.

И вообще, обсуждение того что Трамп – это пророссийский президент, что «вот теперь-то — ого-го-го!» до ужаса напоминает упомянутых писателей Ильфа и Петрова из соседнего романа-дилогии «Золотой теленок». Ибо, когда пикейные жилеты обсуждали мировые проблемы, то в результате решение всех мировых проблем сводилось к одному: «Но Черноморск будет вольным городом!». Вот чтобы там ни делал Трамп, но в результате – Трамп за Россию. Сейчас! Вот просто с разгону. Это было целью всех выборов – чтобы наконец был пророссийский президент.

Кроме того вопрос так муссируется, дебатируется, что вот теперь-то отношения с Америкой улучшатся. Забывая вернуться к воспоминаниям о том, как они ухудшились. Ухудшились они с того, что, соответственно, сначала воссоединение с Крымом, которое враги мерзостные называют аннексией, потом все происходящее на Донбассе, где они справедливо отмечают борьбу шахтеров и трактористов против «жидофашистских бандеровцев» — по последнему официальному словоупотреблению украинских силовиков они перестали быть карателями (что с ними произошло, я не знаю).

М.Веллер: Трамп предложил целый ряд условий, а Клинтон не предложила ничего

Так вот, значит, здесь Россия должна иметь право, это наша зона интересов. Какая-то девочка, которая где-то поднимает что-то тяжелое, написала, что пора им признать, что, вообще, Украина, Белоруссия, Прибалтика – это российская сфера интересов… Может быть, ей надо чего-нибудь полегче поднимать, вы знаете? Девушки придуманы не для того, чтобы поднимать очень тяжелые вещи в конце-то концов, равно, как, впрочем, заниматься политикой. Так вот, значит, в Крыму все должно оставаться по-российски. В конце концов, это наша зона интересов, наш народ. На Донбассе должно все оставаться по-российски, должно разрешиться так, как мы считаем справедливым. Но Америка, стоящая во главе Запада, должна отозвать взад все свои претензии, и тогда мы тоже согласимся с ней дружить.

Да, поскольку выборы произошли в Америке, то американский писатель Уильям Сидни Портер, он же О’Генри отпустил среди прочих восхитительных фраз в своих рассказах фразу «Боюсь, что в твоей программе пойдут не все номера». Он уже давно помер, а все еще правильно боится. Так вот, что касается упомянутого Трампа, этого безумного совершенно обсуждения, Трамп, понимаете, сам по себе ничто, это все лишь один человек, но какие пласты массового и индивидуального сознания а также коллективного сознательного и бессознательного были подняты – вот это что-то интересное.

У успеха, как известно, много отцов, поэтому так называемые экономисты, так называемые политологи, так называемые эксперты, которые несколько лет назад говорили: «Да нет, ну что вы, какая-то фигня, какой-то фрик, какой-то фигляр, какой-то клоун, какой-то ихний Жириновский», — теперь говорят: «Нет-нет, он выдвигает достаточно интересные и достаточно правильные предложения». Далее они делятся на две половины, все эти «анализы» — в кавычках. И к тем «анализам», которые анализируют именно личность Трампа, присоединяется масса так называемой творческой интеллигенции. Вот этот анализ сводится к тому, что были два кандидата, которые предлагали покупателю один и тот же продукт. — Вот я буду президентом хорошо рулить. – Нет, я буду президентом хорошо рулить. Не будем влезать в это все. Один, который предлагал, он был совершенно благопристоен. А второй не благопристоен. Он сексист, расист, фашист скрытый или не совсем скрытый. Он ксенофоб, он гомофоб. На нем месте нет, чтобы приклеить еще одну наклейку. У него дурной вкус. Он хам, он фигляр. Что он еще?.. Ну, и так далее. То есть, как будто они продавали бы одинаковые пачки попкорна, и все дело в том, кто лучше упакует свой попкорн. То есть они не обсуждают достоинства девочек в борделе, простите ради бога за отсыл к старому одесскому анекдоту, правда, цензурному. Они обсуждают, какие зановесочки на окнах, скрипят или нет кровати и какое шампанское подают мамзелям – вот от этого зависит класс борделя, кого, значит, выберут клиенты.

Ну, хлопцы, не можно ж так! Что ж вы, в самом деле? А где же мозговое вещество, которое по выражению моего любимого Покровского появляется только в сырую погоду преимущественно методом втягивания через нос?

Дело в том, что Трамп предложил целый ряд условий, а Клинтон не предложила ничего. Когда я слушал ее речи на дебатах и перед выступлениями – я уже говорил – было полное ощущение (в силу возраста я помню это ощущение), что секретарь по идеологии ЦК КПСС читает доклад на очередном съезде КПСС, переходя к заключительному разделу «Наши планы на будущую пятилетку». И там он говорит, как все будут жить дружно, как мы углубим, облегчим, объединимся, достигнем, расширим… и тому подобное. Ну, надо же что-то слушать. Не предлагалось ничего!

М.Веллер: Совершенно верно – нелегалы должны быть высланы. Потому что нелегалы – это неизвестно кто

А, тем не менее, ситуация была не сильно хорошая. Эта не сильно хорошая ситуация заключалась в том, что согласно сведенным в кучу статистическим исследованиям в среднем за минувшие 40 лет, а именно с 76-го по 2015 года реальные доходы средней американской семьи упали на 13,2%, потому что рост цен на все — рост услуг, рост страховок и так далее — съедал индексируемую зарплату и реальные доходы уменьшались. Это же надо учитывать. Но в это же время в несколько раз увеличилось совокупное благосостояние 1 процента самых богатых. То есть, если они где-то году, помнится, в 76-м, 77-м владели примерно 37-ю процентами общественного добра, то уже в конце 90-х там было около 60 процентов общественного добра. То есть расслоение на бедных и богатых продолжалось.

И утверждали товарищи исследователи, социологи, статистики, что был рубежный 2005 год, когда впервые – я повторяю это слово – впервые американский трудящийся, получающий минимальную гарантированную законом зарплату, не мог снять самое дешевое жилье для жизни. Аренда на самое дешевое жилье была все-таки выше официальной минимальной зарплаты. А вот этого не было даже во времена зверского капитализма О’Генри. Когда его продавщицы несчастные универсальных магазинов получали 9,5 долларов в неделю и питались хлебушком и святым духом и снимали комнаты в меблирашках, где нужно было еще платить за газ, понимаете. Но хоть на эту комнату ей хватало и на этот хлеб в буквальном смысле слова. А тут уже перестало получаться. Вот, в чем, понимаете дело. Вот, на что обратил внимание нормальный человек, потому что бизнесмен, он, на самом деле, знает, что к чему.

Что такое политик? Это человек, который живет в другом мире. Лет около 15-ти назад мне доводилось говорить с достаточно высокопоставленным, но не входящим в правящую систему российским политиком. Я был опять же наивен как монахиня, которая шла наниматься в бордель для того, чтобы вывести их всех к свету посредством швейных машинок и компьютеров. Я сообщил, что люди-то живут плохо, — сказал я, кретин великовозрастный, — и что надо же сделать как-то, чтобы людям простым-то жилось лучше, иначе, кто же пойдет за этой оппозицией, вы же думайте, вы чего, вообще, говорите? На что мне было сказано, что нет, народ живет хорошо, не надо слушать эти сказки. Вот он политик, он знает, ему шофер его рассказывал, что у него родственники – у шофера – живут в деревне, и вот они стали жить лучше: автомобиль купили. Вот это живое, не из бумаг представление политика о происходящем, понимаете, в народе.

Вот поэтому, что, собственно, и делал Трамп – он ударил по всем болевым точкам нормальным. Первое: прежде всего, людей заботит больше чем прожиточным минимум, больше чем свести концы с концами — их заботит сохранение своей коллективной национальной идентичности. Это то же самое, что борьба за свободу и независимость нашей родины. С тем, чтобы к тебе не пришел другой народ, не растворил тебя в себе и не заставил жить по чуждым тебе своим правилам, вгоняя тебя в свою чуждую тебе культуру. Это достигалось обычно способами военными. У кого больше военная сила, у того, оказывается, экономика более приспособлена работать на войну – тот другого гнет и заставляет. В наши времена это может носить и другой характер – характер мягкой инфильтрации, когда толерантность, то есть отсутствие иммунитета в чужеродной материи – ну, что такое толерантность в переводе с первобытного медицинского – позволяет осуществлять людям, представителям чуждой, причем твердой, прочной, убежденной и агрессивной культуры экспансию в твою страну и растворять ее. Люди не хотят растворяться. Это совершенно естественный инстинкт коллективного самосохранения. Это совершенно естественная реакция социума.

Вот, таким образом, Трамп и сказал: «Первое: Я строю стену». Какой поднялся вой! Как будто их всех пообещали повесить на этой стене. Ребята, что касается стены. С этой стеной история была такая… Здесь можно сделать такой длинный доклад…, но я, конечно, его делать не буду. Что касается этой границы, длина которой с Америкой 3145 километров, эта история началась в 1993 году, когда там усилили патрули, а то сильно буйно стали переходить. В 94-м году в районе Сан-Диего было построено 10 километров забора, ну, потому что они ж туда перли просто толпами. Переходили кусок земли, садились на поезда и ехали. В результате количество нелегалов на этом участке после построения 10 километров забора – напомню, в 94-м год – упало на 75%. В 98-м году, еще через 4 года вся граница между Калифорнией и Мексикой была огорожена этим высоким и малопроходимым забором. 22 года назад был построен забор между Калифорнией и Мексикой. Хоть бы одна демонстрация о том, что «Нет, не смейте! Расисты, националисты!» Все было спокойно.

В 2006 году Буш продвинул так называемый «закон о безопасном заборе». Этот забор уже должен быть вовсе даже не в 10 километров. И в 2009 году этот забор был построен и длина его стала в результате ныне 1078 километров, то есть ровно треть границы. Это было простроено уже 7 лет назад – более тысячи километров, треть стены давно построено. Был какой-то вопль? Были какие-то демонстрации, были какие-то протесты? Ничего не было! У людей, которые имеют в голове соответствующий вторичный продукт в качестве наполнителя черепной коробки, и представления нет о том, что это давно решенный вопрос на теоретическом и практическом уровне, что все это сделано задолго до Трампа, что весь вопрос как-то повис, ну, денег нет…, ну, лоббисты, которым нужна дешевая мексиканская рабсила и прочее…

Почему гибнут несчастные мигранты в пустыне? Потому им нужно пройти 80 километров по пустыне до ближайшей автобусной обстановки. Вообще, если сказать какому-нибудь жителю бывшей советской Средней Азии – про арабов в Аравии я вообще не говорю, — что нужно пройти 80 километров, – так нужно взять с собой воды, нужно взять с собой тент, идти две ночи, можно три, а два дня переночевать под тентом. С собой нужно нести канистру на горбу в 10 литров воды. Всё. Они идут просто так. Ну, желательно иметь мозги, вы понимаете. Вот и вся история с этой самой стеной.

М.Веллер: То, что ведет к уничтожению твоей культуры, исчезновению твоего народа, никак не может называться ценностями

Так что люди, который живут в Америке поближе к этой стене и представляют, а хоть слышали от соседей, они ведь знают, в чем дело. Им-то эти вопли до фонаря. Вопли эти для идиотов, которые не понимают.

Пункт следующий. Латынина вчера об этом говорила – относительно НАТО. О том, что как это так, что это такое? Да ведь надо… и прочее. Дело в том, что (на прошлый год) США платят 72% всех расходов НАТО, что составляет – внимание! – 4,4% ВВП США. У США довольно большой ВВП. И вот 4,4% они тратят на войну. И оплачивают 72% расходов НАТО. У остальных стран, членов НАТО совокупный продукт – если у Америки составлял на прошлый год 22% мирового, то у тех 23% мирового. И им – был договор – надо бы платить 2%, так они и 2% не хотят. Вот платят только три могучих государства. Первое государство – это Великобритания, второе, как ни странно – Греция, третья – менее странно – Эстония. Вот они вносят свои 2%. А остальные и полтора не наскребают, объясняя, что им нужны деньги. Ну, а как же! У них социальные гарантии. У них мигранты, у них гуманитарные идеалы и борьба за климат. Где у нас взять время на все? Вот, понимаете, что и получается.

Когда говорят еще, кстати, чтобы мы не забыли – что вот за Трампа, конечно, «реднеки», бедные белые… Ребята, вы откуда берете информацию? Из курса ВЦСПС? Из «Краткого курса истории ВКБП(б)? Из букваря 1962 года советского издания? Значит, из всех избирателей Трампа по американской статистике 45% избирателей окончили колледж. Это гораздо больше, чем у Хиллари. Средний заработок – бедные «реднеки»! – избирателя Трампа 72 тысячи долларов. Не минимальный, не бедный – 72 тысячи. Понимаете вы, нет? Что касается «женщины против Трампа!..» — вот как раз белые женщины, хозяйки вышли из квартир и пошли голосовать. Об это писал еще Стейнбек и не он один, когда писали книги о «ревущих 20-х», когда американская женщина – хребет семьи – берет что-то в свои руки, выходя из кухни. Понимаете ли, наследие хорошее – вот ведь какая история. Так что надо меньше рассказывать баек.

Что касается высылки нелегалов. А что делать еще с нелегалами? Совершенно верно – нелегалы должны быть высланы. Потому что нелегалы – это неизвестно кто. Люди, которые легалы, они стоят годами в очереди, а потом им отказывают под смехотворными предлогами, а те, которые пришли, они сидят. Это очень способствует улучшению всего на свете, конечно, конечно….

Более того, Трамп предлагал отменить такую спекулятивную статью, как… в Америке действует со времен принятия Конституции положение, по которому любой, родившийся на территории США, является по факту рождения гражданином США. Вы знаете, это было страшно благородно в конце 18-го века, когда парусные корабли долго шли и отдельные даже не доходили и прочее. А затем пошло что? Самое главное – нелегально проникнуть на сносях на территорию США хоть на 20 метров, там родить – после чего твой ребенок совершенно законно гражданин США. После чего начинается работа по воссоединению семьи. Проходит соответствующее число лет —

и вся семья здесь. Грубо говоря, это превратилось в один из способов нелегальной эмиграции. Ну, конечно, же эмигранты за то, чтобы это оставить. Но другие за то, чтобы это не оставлять.

Вы знаете, очень интересно получилось с этим самым обеднением, с этой самой зарплатой — то, что мы сказали. Вот уже два из вопросов: «Почему это уже Трамп отменил отмену Обамакэр?» Обамакэр сводится к тому, что медицинская страховка стала обязательно. Раньше ты имел право не страховаться. Хочешь — болей за свой счет на свой страх и риск. Теперь ты обязан это платить, покупать. В том случае, если ты не покупаешь, ты платишь штраф: на первый год – 70 долларов, на второй – 400 долларов, на третий год – уже как получится. Это как-то не очень людям понравилось.

Последнее сообщение: кого Клинтон обвиняет в том, что она проиграла — директора ФБР, потому что это он начал все это расследование, хотя там все было понятно… Если бы там все было понятно, то она была не кандидатом в президенты, а совсем в другом месте, это тоже совершенно понятно.

Видите ли, все спецслужбы всех государств напоминают служебных сторожевых, поисковых псов, которых держат на поводке. И все они мечтают об одном: спустите с поводка на 72 часа – мы наведем вам порядок в стране; мы одних посадим, вторых уложим, третьих вышвырнем – и все будет нормально; мы все вскроем и больше не будет у вас никаких жуликов, убийц и так далее. Но их придерживают, потому что политика – это слишком сложная, слоеная вещь.

М.Веллер: Половина страны худо-бедно проголосовало за Трампа. И это отнюдь не худшая половина и не глупейшая половина

Так вот, что касается директора ФБР Джеймса Коми. Видите ли, этот человек 60-го, помнится, года рождения, он был 12 лет назад замом Генерального прокурора США и на посту замгенпрокурора США он прославился. Он отказал администрации Белого дома возобновить прослушивание телефонов и слежку за электронными почтами любого американского гражданина без санкции суда на конкретное дело. Вот отказал и всё. Закону противоречит. Ему это припомнили. Через полгода где-то он был уволен. А в 13-м году о нем вспомнил Обама и пригласил его в директоры ФБР. Не такой частый случай. Сенат его утвердил большинством в 93 голоса против одного. Вот этого самого Джеймса Коми за пару дней до выборов – по-моему, за два дня – Обама пригрозил уволить вон. И я боюсь, что эта угроза уволить вон ребятам дорого обошлась, потому что приписки и мухлеж на выборах – я говорю, они бывали, бывали… Если об этом говорил Рудольф Джулиани – Джулиани можно верить. Но если обозлилась ФБР, то у ФБР есть способы присмотреть, чтобы мухлежа на выборах было минимум. Было замечено несколько факов: в Неваде позднее закрыли участки, в Пенсильвании – только кнопка за Клинтон нажималась. Но это все мелочи. Так что эта угроза в адрес Коми, она дорого ребятам обошлась. Сейчас мы прервемся на новости.

НОВОСТИ

М.Веллер Человек может получать удовольствие массой способов. Вот один из способов последних дней – это чтение мировой прессы. Знаете, это не сказанный цирк, с которым цирк реальный — шапито, купол, акробаты – не может, разумеется, состязаться. Вы берете такое солидное, культурное либеральное издание как «Нью-Йоркер», и там идет такая полива на Трампа, где объясняется, что Хиллари Клинтон, она просто дома оставляет ангельские крылья, а в принципе, это золотой, чистейшей пробы человек и так далее. То есть эта лживая мошенница, эта торговка своим административным ресурсом, она же за либеральные ценности… За какие ценности! Господа, то, что ведет к уничтожению твоей культуры, исчезновению твоего народа и твоей страны, никак не может называться ценностями. Ценности – это то, что способствует сохранению, росту, повышению, усилению твоих людей, твоего народа, твоей страны, твоей культуры. Вот все, что для этого хорошо – это ценности. А все, что для этого плохо, это антиценности. Это на руку только тем, кто хочет тебя уничтожить.

Все остальное – это пустые слова. Если слова противоречат происходящему, то эти слова – ложь, которую вам вталкивают в уши, только и всего. Насчет журнала «Нью-Йоркер». А если мы возьмем… Да, конечно, да какая там статья! Да, ну что же, как же Клинтон… а вот это Трамп… и прочее. Лучше всего, конечно «Ньюсуик» — он уже отпечатал 125 тысяч экземпляров номера с Хиллари Клинтон, президентом на обложке. Пришлось 125 тысяч срочно изымать из продажи и пускать под нож. Но вроде там пару сотен вроде успели продать. Я думаю когда-нибудь у коллекционеров – коллекционеры есть и на журналы тоже – это будет достаточно дорого стоить.

И в результате этого всего вместе идут до сих пор – уже четыре дня прошло – народные протесты. Я не думаю, что они организованы какими-то специальными заводилами. Видите ли, в чем дело. Молодежь в 18-ти, 20-ти с небольшим лет, она в толпы, которые хотят ходить и протестовать самоорганизуется молниеносно. А еще в эпоху компьютеров, гаджетов, социальных сетей это делается очень даже просто.

Теперь отвлекитесь от того, чего прекрасного они хотят и возьмите поведение. Это кто? То есть все было сделано по закону. Их никто не оскорблял. Их интересы вроде бы никто не собирается ущемлять. И они с их воплями… Господа, вам это не напоминает хунвейбинов, которые хотят устроить культурную революцию, в том смысле – пойдем дальше? А штурмовиков это вам не напоминает? Вам не кажется, что это агрессивная, злобная нетерпимость к чужому мнению?

Видите ли, половина страны худо-бедно проголосовало за Трампа. И это отнюдь не худшая половина и не глупейшая половина. Речь идет о том, что выходит вся эта мо̀лодежь, простите, как говорили когда-то, и она говорит, что она в гробу видала тех, кто думает иначе. Вот это называется толерантность, это вот это называется либеральные ценности? Если бы ситуация была наоборот, выиграла бы Клинтон, а выходили вот такие вот на мелкие погромы за Трампа, вы представляете, что говорила бы пресса? Это ведь все совершенно понятно.

М.Веллер: Если бы выиграла Клинтон, а выходили на мелкие погромы за Трампа, вы представляете, что говорила бы пресса?

Позавчера, по-моему, катался в Америке номер, как ехал автомобиль, на котором была наклейка за Трампа, а там сидел парень. Ну, волею судеб цвет кожи у него белый. Двое других парней, волею судеб цвета кожи черного, они его оттуда вытащили и набили морду. Но подоспела полиция. Все это дело сняли. Слушайте, а что, собственно, происходит? А теперь вы представляете: двое белых вытаскивают из автомобиля черного, у которого наклейка за Клинтон и бьют ему морду? Как вы думаете, это симметричная ситуация или что? Вот, до чего доходят «либеральные» так называемые – в кавычках – ценности, если их, понимаете ли, догнать до определенного уровня абсурда.

Вот, что делается там. Теперь, что касается совершенно понятных вещей с протекционизмом. Говорится следующее: вот изоляционизм, который проповедует Трамп, он совершенно недопустим. Вот этот фактический национализм, к которому он призывает, он совершенно недопустим. То есть у людей мозговой аппарат работает только на уровне жонглирования вербальными блоками. Вот у них есть этикетки, и они из этих этикеток могут раскладывать пасьянсы, но смысла слов для них, видимо, не существует, потому что значение этих слов несколько иное.

Что такое изоляционизм? Это страна, государство изолирует свою экономику, свою политику, свою культуру от прочих стран. Классические примеры изоляционизма – это в течение многих веков изоляционизм Китая. «Поднебесная» полагала, что она совершенно самодостаточна. Ну, потом это плохо кончилось. Был «большой рывок», несчастный для Китая, 19-й век и так далее. Изоляционизм много веков – чуть меньше, чем в Китае – был в Японии. Вот это вот изоляционизм. Мы сейчас говорим о протекционизме, а это немного другое.

Дело в том, что с политической точки зрения Трамп не проповедует нейтралитет, но берет несколько ближе к уровню нейтралитета. Швейцарию или Швецию во времена Второй мировой войны никто не называл странами, которые проводят курс изоляционизма, потому что экономически они торговали и с теми и с другими, культурно – препон не ставилось. Кроме того, что да, «идеология Третьего рейха – нет, простите ради бога, вот этого мы никак не приемлем, у нас этого нет. У нас нет коммунизма, у нас нет фашизма, у нас нет проповеди…, — чего там еще? – вот здесь мы сами по себе», — вот это называется нейтралитет.

Вот начинается война. Есть один лагерь государств и других – «а вот мы не присоединяемся ни к кому». Это не изоляционизм. Это, я повторяю, нейтралитет, это простите ради бога, совершенно же понятно.

И вот в этой истории забывают, что протекционизм. Часто считают отцом протекционизма знаменитого немецкого – одно время короткое – американского экономиста Фридриха Листа (первая половина 19-го века), который выдвинул массу идей, который успел в Германии посидеть в тюрьме, который успел съехать в США, опубликовать там пару замечательных трудов, вернуться обратно – вот он и обосновывал, полемизируя с Адамом Смитом, который был как раз за открытый рынок, открытую экономику, он и говорил, что протекционизм, то есть иногда таможенные барьеры, поддержка своего производителя, ограждение частично, какое-то затруднение иностранному товару проникать на свой рынок, могут быть чрезвычайно благими. При этом к минусам относится то, что некоторые товары после этого тут же дорожают на какое-то время, потом они могут стать дешевле.

Но самое ценное, — говорил Лист, — это не те материальные ценности, которая накапливает государство, самое ценное – это развитие его производительных сил. Это примерно то самое «кадры решают всё», но немного шире. Это означает: у него должны возникнуть собственные кадры квалифицированных работников, должны быть для этого разработаны собственные технологии; для этого должна быть создана собственная научная и техническая база, и вот, когда это создано, то выигрыш потом оказывается гораздо больше, который покрывает все эти временные трудности. И кончается ситуация – когда завозные товары дороже. Вот, понимаете, какая история.

И вот этот самый Трамп говорит: «Что это такое, когда существует завод, которые делает электродвигатель, понимаете, для кондиционеров, и он берет — руководство, владельцы – и переводят все производство в Мексику?» Почему? Потому что своему рабочему нужно было платить по договору 15 долларов в час, а там мексиканцам они платят 1,5 доллара в час. Любят мексиканцев со страшной силой – платят полтора доллара! Поэтому им это выгодно. А свой городишко приходит в запустение. Люди разъезжаются, потому что работы нет.

М.Веллер: Трамп не проповедует нейтралитет, но берет несколько ближе к уровню нейтралитета

«А уж вот-то ни фига, — говорит Трамп, — производство должно быть у себя. А для того, чтобы оно должно было у себя, мы ослабим налоговое бремя, чтобы легче было предпринимателю работать, чтобы ему в результате всех таможенных пошлин и кредитных льгот и налоговых послаблений было выгоднее производить товар дома, нежели там. Всё. Это очень просто». И здесь разговоры о том, что «да нет, ну как же – нарушается мировая система экономики!..». Вы знаете, авось как-то не все нарушится. Потому что, я повторяю, если каждый сначала будет думать о своей стране, а потом о другой – и у нас бы лучше было. А то ведь мы как-то думаем не столько о своей стране, если брать на уровне устройства, сколько как раз о представителях своих, которые мечтали бы быть полноправными братскими членами транснациональных корпораций. Что нам толку от сотен миллиардов долларов, которые лежат, допустим, в той же Америке? Вот и Трамп говорит: «Где это у нас 2 триллиона долларов на островах, Чего это их угнали? А потому что от налогов угнали. Не должно этого быть. Чего вы людей распугиваете?»

И когда Трамп говорит: «Почему работает у нас столько индусов программистов? Потому что они приезжают, выученные дома сплошь и рядом нашими специалистами на нашей технике – приезжают к нам и  нанимаются за гораздо меньшие деньги, чем свои. Ну, потому что у них иные представления о том, что можно, что нельзя. А выпускники своих колледжей, университетов не находят после этого работы. Вот это не годится, — говорит Трамп, — законы должны быть таковы, чтобы работу сначала получали свои». И вот он говорит той молодежи, которая сейчас кричит: «Трамп такой-сякой-разэтакий! Расист, сексист, антигей и пошел go way!» Как все меняется, понимаете ли!

Он говорит: «Ребята, сделать надо так, чтобы у вас была работа, у идиотов, когда вы кончите учиться. Сделать надо так, чтобы вас не взрывали на марафонах, сделать надо так, чтобы вам не таранили наркотики через бугор». Они говорят: «Ни фига! Позор исламофобам!» Понимаете, до них как-то немного не доходит, что вот в Иране, кажется, скоро состоится международный шахматный конгресс – опять же чем— то напоминает Ильфа и Петрова – чемпионат мира среди женщин. Так вот, они будут играть в этих… которые надеваются на лицо частично и прочее. Потому что, значит, таковы местные установления. По-моему, в гандбол в Иране таким образом играли. Это не слухи, это не сплетни. Любой может полазать по сети.

То есть, когда аплодировали все бегуньи на Олимпиаде я не помню… из каких-то эмиратов, которая бежала во очень изящных красивых кисейных одеждах. Ну, там были шальвары, там был бурнусик, там был хиджабик, там все было хорошо. И они ей в своих топиках и трусах радостно аплодировали. Вот, когда таких будет половина, они вам покажут топики и трусы. Все будете в бурнусах бегать! Что, не понятно, что ли? Чего здесь, в самом деле не понять. Вот что происходит. Вот, понимаете ли, кстати, о протекционизме.

М.Веллер: Методом научной дискуссии западных прогрессивных людей является система оскорблений и ничего больше

Трамп людям говорил о гордости. Им много последние времена говорили о гордости. Да нет-нет, вы уже и так великие. Чего, денег меньше стало? Не будем говорить. Мы самые великие. Я только от Трампа, вообще, услышал, что он прилетает в Нью-Йорк и аэропорт JFK – что это такое сравнительно с другими. Вы знаете, когда я первый раз прилетел в JFK – это было около 20 лет назад, помнится – я был поражен. То есть этот самый дешевый истертый ковролан, эти очень низкие, узкие коридоры, это какая-то противная обшарпанность… слушайте, ну, это как-то удивительно бедновато, фиговато и плоховато. И сейчас я не в состоянии вспомнить международный центральный столичный – Нью-Йорк не столица, но самый большой город США – аэропорт где-то в мире, который был бы такой же паршивый для человека, который прилетает или улетает, как JFK в Нью-Йорке. А почему, собственно? Это ворота страны. На это не хватает денег. Может быть, за гордость можно немного заплатить.

Это ведь относится не только к аэропортам, это относится много к чему. Это относится к автомобилям, потому что угрохали американскую автомобильную промышленность благодаря всем этим договорам, благодаря всем этим налогам. Про Детройт когда-то уже говорили, и не я один, что нет больше уже Детройта, благодаря социалистической политике, уже всё – разбежались во все стороны. Какие лучшие машины? Японские, которые самые надежные. И немецкие, которые тоже надежные, но подолговечнее, покачественнее. А где же Америка, которая, собственно, первая построила массовый автомобиль?

Это относится очень много к чему. Так вот людям говорят, что вообще-то, ну, давайте опять обратно. Вот, почему человек выиграл – потому что он обращался ко всему тому, что есть в душе нормального человека.

А что же молодежь? А что же все либералы? Они делятся все на несколько категорий. Богатые, которые делают свое бабло. Здесь уже своя страна – во вторую очередь. Университетская профессура, которая находится в самогипнозе лжи, которую сама построила. Я упоминал, могу помянуть еще раз – на мой взгляд, две главные книги, определяющие идеологию современного свободного западного общества по мере появления. Это «Открытое общество и его враги» Карла Поппера, основная идея которой: Нет никаких объективных законов истории; что каждый из нас сделает, то и будет, поэтому нет никаких предсказаний, ничего, поэтому не надо нам показывать какие-то прогнозы, кого будет больше, кого меньше, исчезнут, не исчезнут…; вот мы как захотим, постараемся, так и сделаем. То есть все это не имеет, на самом деле, ни к науке, ни к истине, простите, пожалуйста, никакого отношения при всем почтении не нелегкой судьбе и большому трудолюбию Карла Поппера.

А вторая: «Теория справедливости» Джона Ролза, 71-й год. Которая, повторяю, в основном сводится к тому, что если человек лентяй, если человек идиот, если у человека криминальные наклонности, если человеку очень нравится паразитировать на работягах, он в этом тоже не виноват, потому что он таким родился; мы не берем во внимание всю психологию человека, мы не рассматриваем, что существует зависть, мы не рассматриваем конкуренцию, мы не рассматриваем тягу к риску – мы ничего не рассматриваем; мы считаем, что все одинаковые и сначала хотят гарантировать себе минимум, и вот это признаем справедливым; и вот потом на этом основании каждый соглашается на минимум для себя и для других, а если у тебя получается больше, то ты должен обеспечить минимум тому, у которого меньше, и это справедливо, потому что если бы у него, принципиального бездельника и летняя денег было бы больше, а вот у тебя было бы меньше – тогда бы он содержал тебя. Но «бы» в жизни, знаете ли, никогда не бывают.

Ребята считают, что все это всерьез. Я повторяю, там, в общем-то, определенные участки мозга давно атрофировались. Понимать они ничего не желают, поэтому они работают сплошными этикетками. Методом научной дискуссии современных социологов, философов, политологов западных прогрессивных, достойный, честных людей является система оскорблений и ничего больше. Потому что, когда нет аргументов, достается ярлык: фашист, ксенофоб, гомофоб, сексист и так далее. Главный аргумент: «Вы говорите так, как говорит фашист». Это очень напоминает Жванецкого: «Что может сказать о теории относительности человек, у которого хромая нога?» Вот это приблизительно, понимаете, то же самое. Он они им всем мозги, понимаете, и запудрили. Почему никогда не возникает никаких проблем, если говорить о национальном вопросе – я опять повторяюсь – с азиатами: с китайцами, с японцами, с корейцами? Почему они работают и не устраивают бузу? Ну, вот как-то так…

То есть правда давно в ряде научных исследований, в некоторые секторах запрещена. Господствует идеология. Вот принята идеология. Если правда противоречит идеологии, то эта правда объявляется преступной. И человек этот нерукопожатен и так далее.. Ребята, ну еще Черчилль сказал вскоре после Второй мировой войны: когда фашизм придет в следующий раз, он явится в обличие антифашизма. Черчилль был умный человек, циничный, мудрый и много знающий. Вот такие вот истории.

М.Веллер: Когда нет аргументов, достается ярлык: фашист, ксенофоб, гомофоб, сексист и так далее

Климат. Вот климат. Вы знаете, он негодяй. Он мало того, что хочет уйти из НАТО. Мало того, что какие-то заборы… Он исламофоб. То есть да, вот весь террор – исламский, но говорить этого нельзя. Были официальные документы: запрещено писать «исламский терроризм». Вот это ничего, что если ты явишься в кой-какие исламские страны, в кое-какие города, то тебя должны казнить, но здесь – всеми правами… Нет, ну, понимаете, вся эта глупость, она должна быть прекращена раньше или позже. У каждого должен быть свой дом, и каждый в своем доме должен жить по своим законам. А если он ходит в гости в другой дом, то он соблюдает уважает законы людей, живущих в этом доме. Все! Это всегда всем было понятно. Ну, пока не начались новые, понимаете, веяния.

Так вот, о климате. Ведь в школах всему не учат. Не все изучают историческую географию и климатологию в университетах. Поэтому я страшно удивился. На втором курсе университета, читая книгу о походах викингов, что они в Гренландии в конце 8-го века, в начале 9-го сеяли пшеницу, и она там росла. Да, а Винланд – это Лабрадор. А Винланд – потому что там рос виноград. Сейчас на Лабрадоре как-то плоховато, вы знаете, растет виноград.

А кроме того потоп… Да я никогда не задумывался. Ну, конечно, легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке и так далее. Они же там зимой на коньках по каналам бегали. И, вообще, минимум раз в неделю, уходя из университета, шел в Эрмитаж и ходил там и малые голландцы, и зимние пейзажи, и бегают на коньках по каналам. Но чего-то не думал… Ну, где я — а где заграница? Какие времена были… А чего ж холодно было, раз они на коньках бегали? Потом, оказывается, примерно следующее… Вы понимаете, ну, сорокаминутную концентрированную лекцию по изменению климата историческому прочитать любителям бороться с потеплением – ну, может быть, они бы потемнели.

Видите ли, какая история: пики потеплений большие – мы их еще не достигли – были приблизительно 430 тысяч лет назад, 315 тысяч лет назад, 220 тысяч лет назад, 120 тысяч лет назад, 10 тысяч лет назад. Вот, когда кончилось последнее обледенение – и вот оно, понимаете, потом поперло. И вот потепление, которое сейчас, оно не достигло того, которое было перед последним большим обледенением. В среднем каждые 110 тысяч лет повторяется цикл большого тепла и большого обледенения. Повторяю: приблизительно. Это колеблется. По тому что нарыли ученые, чего они накернили, чего они исследовали и прочее – каждые 110 тысяч лет. И в результате, когда во втором веке нашей эры 6-й железные легион, основанный Цезарем, расквартировывают в Аравии, то это была еще не та Аравия, где сдохнуть можно, особенно если на голову железо оденешь. И когда тают ледники в Альпах и обнажаются римские дороги, построенные 2 тысячи лет назад. И то потепление, которое у нас сейчас, еще не достигло того уровня, которые бывали сотни тысяч лет назад, когда не пахло никаким человеком. А если даже где-то там в пещере Джоу Коу-Дань синантропы жгли костер много тысяч лет подряд, вряд ли они умели нагреть атмосферу. Нужно же немножко смотреть. Из всего делается большой бизнес. Куда можно привлечь бабло, там можно отрулить на свои карманы, гостиницы, самолеты и прочее.

Так что, понимаете, он очень грамотно прошел по всем необходимым точкам. Ну, а потом, понимаете, люди стеснялись говорить, что они за правду против пропаганды, а проголосовало больше.

Следующие вопросы – я отвечу в следующий раз – просто заберу их с собой. Извините, что на сегодня всё. Всего доброго!

Комментарии

252

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


valtameri 14 ноября 2016 | 20:18

У Веллера чёткий анализ происходящего. Прочии "бараны", представленные здесь, повторяют чужие клише. Тупо повторяют и всё. Трамп Путина похвалил - значит хороший. Или наоборот, плохой. Да Путин тут при чём, речь шла об Обаме!
Трамп не на публике признался, что любит хватать хорошеньких манекенщиц за промежность. А КТО НЕ ЛЮБИТ?

Леваки у власти просрали Россию, как в своё время правые попы-монархисты. Левые в Европе сейчас? Что делает береговая охрана Италии? Вдумайтесь в слово охрана, зачем оно тут? Если далее так пойдёт, они начнут силой загонять ливийцев с побережья на свои корабли


art_c 14 ноября 2016 | 21:02

valtameri: Ну для Вас-то происходящее открытая книга, раз можете четкость анализов определить. Трамп в чем-то неправ, а в чем-то прав. Было бы странно другое, но его заявления недорого стоят, сегодня скажет одно, завтра противоположное. И именно желание Трампа вернуть промышленность и рабочие места в Америку - левацкое и марксистское по сути, с точки зрения современной экономики безграмотное, но левой публике и конспирологам нравится. В США более чем достаточно современной промышленности, и рабочих мест хватает, вон, например, дефицит дальнобойщиков и курсы оплачивает работодатель и зарабатывать можно до 100 тыс в год. И транс-корпорации — рабочие лошадки мировой экономики несущие благо всем современным странам, их ругают именно леваки и полоумные конспирологи, еще Веллер.


monach54 15 ноября 2016 | 05:07

art_c: Господи, как же вы уже остахренели всем, "знатоки" Америки, недоделанные! Что бы открыть свою пасть и что-то сказать про другую страну, нужно в ней, хотя бы пожить лет 10-15! Что ты, двоечник, знаешь о работе дальнобойщиков? В кино видел? Вот из-за таких умников, как ты, нам сейчас и нужен Трамп. А протестуют те, кому на работу ходить не надо...


art_c 15 ноября 2016 | 05:26

Шариков, брысь под лавку, охолонись в общем.


monach54 15 ноября 2016 | 05:37

art_c: Что, не нравиться, когда носом в дерьмо тычут? А под лавку будешь посылать своих друзей- двоечников, которые про Америку знают, как и ты, из клуба кинопутешественников...


art_c 15 ноября 2016 | 06:00

monach54: Друг мой горемычный, не заводитесь так. Двойки это Ваша больная тема с детства? Я сейчас зашел на Вашу страничку узнать, что за хам на меня кинулся с цепи и вижу у Вас в каждом комментарии про двоечников. Возможно это замещение-вытеснение по-Фрейду. В общем займитесь собой и держите себя в руках, а я Вам не враг, только Вы сам. И против Вашего Трампа я ничего не имею, здесь вообще о другом говорил, но Вам это не надо, не берите в голову.


bazooka 15 ноября 2016 | 05:06

Дважды помянутый псевдоним известного писателя всё же пишется так - О.ГЕНРИ. )


roman2009 19 ноября 2016 | 18:45

Отличная программа, приятно послушать умного человека.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире