Время выхода в эфир: 28 января 2017, 21:05

В.Кара-Мурза Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Слушайте обзор важнейших событий прошедших 7 дней и анализируйте мнения экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:
 — ровно месяц остается до марша памяти Бориса Немцова;
 — возвращается ли в Россию официальный антисемитизм?
 — сохраняет ли актуальность творчество Владимира Высоцкого?

АУДИЗАПИСЬ ПЕСЕН ВЫСОЦКОГО

Всего год остается до 80-летия Владимира Высоцкого. Не скрывает симпатии к поэту журналист Максим Шевченко:
 — Он говорил на языке народа. Он, будучи актером, невероятно пластичным человеком, обладавшим выдающимся поэтическим даром, безусловно, уловил язык времени. Он был не единственный. Был Александр Галич, который выразил в 60-е годы такой голос интеллигенции с потрясающими стихами. Был Аркадий Северный, который говорил на таком полублатном языке, тоже в народе диком популярном. Но Высоцкий говорил на языках всех слоев: интеллигенции, блатных, рабочих, каких-нибудь сибирских просек или шахт, военных и так далее. Возможно потому, что он был актер и умел перевоплощаться в какие-то образы. Ну, конечно, он голос этой эпохи, голос конца 60-х и 70-х годов, это голос Высоцкого. Так же, как в 20-е годы голос Есенина для русского народа. А предреволюционные годы – это голос Маяковского.

В.Кара-Мурза Уникальность личности поэта отмечает писатель Виктор Ерофеев:
 — Это поразительный человек, который соединил свободу с вольницей. И если он был только за вольницу, то его бы не поддержала интеллигенция, а если бы только за свободу – народ бы его не понял. Какое-то удивительное сочетание вольницы и свободы, которое появилось в его песнях, удивительный сплав, который ни у кого не получался, может быть, получился чуть-чуть у Есенина, но не так сильно. А у Высоцкого получилось, и он рванул на всю страну.

АУДИЗАПИСЬ ПЕСЕН ВЫСОЦКОГО

В.Кара-Мурза Выразителем чаяний народа считает поэта политик Дмитрий Гудков:
 — Ну, он был народным. Выражал очень точно чаяния граждан. Поэтому он был популярен. Кстати, сначала его воспринимали не очень хорошо, считали таким вульгарным. И даже интересно, что сейчас его, по-моему, Чубайс сравнил с Сергеем Шнуровым. Очень интересно мне было такое сравнение слышать.

В.Кара-Мурза Преклонения перед гением поэта не скрывает писатель Виктор Шендерович:
 — Ну, Высоцкий — совершенно уникальный случай. Я не думаю, что я способен что-то сформулировать о причинах его популярности, потому что она на самом деле уникальна. Если и был какой-то народный поэт в 20 веке, то, видимо, это Владимир Высоцкий. Интеллектуал, который был абсолютно родным буквально всем. Трудно представить себе человека, которому не был бы близок, которому не нравился бы Высоцкий, который не слушал бы его песни и который не ощущал бы его нехватку как личную утрату. Это какой-то феномен. Я не готов его объяснить. Как всякое, впрочем, чудо.

В.Кара-Мурза Своеобразие творчества поэта отмечает экономист Андрей Мовчан:
 — У Высоцкого уникальное сочетание очень простой формы и очень глубокого содержания. Поскольку содержание оно, как любое содержание ранжируется зрителем, слушателем, читателем по мере своего интеллекта, из глубокого содержания каждый может взять столько, сколько может. А простая форма позволяет коммуникации с огромным количеством людей. Это сочетание, наверное, и дает его популярность. Он понятен всем, каждому на своем уровне. А форма приемлема для любого, в том числе и для тех, кто приемлет только самые простые формы.

АУДИЗАПИСЬ ПЕСЕН ВЫСОЦКОГО

В.Хомяков Доступность поэзии Высоцкого отмечает журналист Николай Сванидзе:
 — Причина популярности Высоцкого в его огромном таланте. Причем направленность этого таланта очень демократическая, очень народная. Он помимо того, что писал очень блестящие стихи и писал их от сердца, он писал их на понятном, очень народном языке. Он был обречен на популярность.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии Александр Ковановский – основатель Творческого Объединения «Ракурс». Добрый вечер, Александр!

А.Ковановский Добрый вечер, здравствуйте!

В.Кара-Мурза Как, по-вашему, в чем причина популярности Высоцкого среди всех слоев российского населения?

А.Ковановский Ну, я бы даже так сказал – неуменьшающаяся популярность. Здесь, наверное, не только есть какие-то готовые ответы. А, наверное, много поводов для размышлений. Владимир Высоцкий удивительным образом, отсутствуя на этом свете вот уже 37 лет, продолжает оказывать какое-то удивительное воздействие на души, сердца людей, на их, хотелось бы верить, отношение к окружающему миру. И, наверное, одна из главных причин, если попытаться найти ответ на этот вопрос, в чем причина этой популярности… Напомню, что сам Владимир Семенович на одном из своих последних буквально концертов в 80-м году, когда его спросили: «В чем причина вашей популярности», — он сказал: «Я не знаю, в чем причина популярности, ответ на этот вопрос, наверное, надо искать в моих песнях». Так ответил он. И, в общем, это действительно законченный ответ. Потому что Владимир Высоцкий сумел сформулировать, поразмышлять, задать больше вопросов, чем дать ответы в своих песнях, очень важных для своих современников, людей, живущих в 60-х-70-х годах прошлого века, для людей, живущих сейчас, уже в 21 веке – это уже несколько поколений за эти почти четыре десятилетия. Эти важные вещи, как ни странно, воздействовали на людей мистическим образом. Во многом, может быть, покажется парадоксальной эта мысль, она не моя, что Высоцкий своими песнями, как поступком, снимал с огромного количества людей личную ответственность за происходящее. Люди, присутствуя на его концертах, слушая его песни дома, переписывая их друзьям, узнавая какие-то новые вещи, ощущали себя сопричастными к этому крику, к этой боли, к этому отчаянию, к этому протесту, к выражению этого абсолютно непохожего ни на чье другое мнение, но при этом сами оставались существовать исключительно в том качестве, в котором они жили в Советском Союзе. Вообще отношение к Высоцкому в том виде, в котором оно существует все эти 37 лет, мне кажется, это выражение какой-то внутренней, во-первых, тревоги. А, во-вторых, мне хотелось бы надеяться (может быть, я говорю немного в том числе и от себя) — это состояние некоторого извинения перед ним, может быть, личного извинения за то, что такой человек, как был, собственно говоря, всего один тогда в Советском Союзе, так, в общем-то, и уйдя из жизни, одним-единственным и остался. И мы не можем назвать, в общем-то, ни одной фигуры, сопоставимой по силе именно эмоционального воздействия. А это эмоциональное воздействие, конечно, прежде всего, идет из содержания его песен, и здесь он добился того, чего хотел. Он неоднократно повторял, что ему бы больше всего хотелось, чтобы люди слушали его песни, заставляли бы себя думать и размышлять, а, не откинувшись на спинку кресла, отдыхать или жевать. По большому счету, так оно и получилось. Потому что независимо от того, смеется ли Владимир Семенович в своих песнях, задает ли какие-то вопросы, касается той или иной темы (их число, как мы знаем, огромно — если не всеобъемлюще, то огромно), то это всякий раз, прежде всего, вопросы, которые либо сам автор, либо его персонаж ставит перед собой в той или иной форме. И люди сумели услышать в этом уникальном явлении, как поющий поэт Владимир Высоцкий, именно поэт Владимир Высоцкий, возможность разговора с самим собой. Каждый из его зрителей разговаривал с самим собой.
Поскольку, как мы знаем, значительное, я бы сказал, большинство его вещей не утратило никакой актуальности, абсолютно не утратило остроты, независимо, повторюсь, от содержания тех или иных песен, нынешнее поколение молодых людей, те люди, кто постарше и кто застал Владимира Семеновича живым, и мы, слава богу, знаем очень много таких людей, ощущают его живущим сегодня. Есть у очень многих людей ощущение, что этот человек живет сегодня. Вот мы не можем сходить сегодня на его концерт, мы не можем услышать его новую песню. Но вот удивительно, кстати сказать, что, несмотря на огромное количество своих исполненных произведений, до сих пор абсолютное большинство людей знают достаточно ограниченное число этих песен. И для многих-многих-многих слушателей в наши дни Высоцкий продолжает открываться какими-то новыми неизвестными гранями. Именно потому, что какие-то песни его являются редкими, даже сегодня в век, как известно, универсальных коммуникаций, когда можно найти все что угодно, все равно для огромного числа зрителей, слушателей, для огромнейших аудиторий, приходящих на множество мероприятий, проводимых и в дни рождения Владимира Высоцкого, и в дни его памяти, оказывается, что та или иная вещь просто для многих людей является абсолютным открытием. Хотя понятно, что все они были написаны до 80-го года. Говоря о популярности Владимира Высоцкого в наши дни, можно привести, что называется, абсолютно близкий пример, близкий мне и всем моим друзьям, работающим в Творческом Объединении «Ракурс», которым посчастливилось принимать участие в создании авторской программы Антона Ореха «Один Высоцкий», вот уже год выходящей на радиостанции «Эхо Москвы». В конце января исполняется как раз ровно год с момента выхода первой программы в эфир. Мы исследуем зрительский и слушательский интерес. Мы видим, какая удивительная реакция на эти передачи. Какой интерес демонстрируют люди, когда всякий раз, может быть, не услышат передачу в прямом эфире, могут на страницах сайта «Эха Москвы», в блоге, где опубликована каждая из глав, ознакомиться с каким-то материалами, которые публикуются, сопровождая каждую из глав. Когда для людей всякий раз случаются и в наши дни удивительные открытия. И в смысле неизвестных песен, и в смысле каких-то неизвестных интервью, в смысле неизвестных съемок Владимира Высоцкого, поскольку программа на сайте иллюстрирована документальной кинохроникой. Даже притом, что эта слушательская реакция бывает самой разной, иногда раздражительной, иногда, хуже того, даже злобной, хотя, надо сказать, что хороших людей, конечно же, все равно больше. Мы видим, насколько слово Владимира Семеновича Высоцкого остается живым. Он не стал, что ли, объектом пыльной книжной полки. Это человек, который говорит о вещах, которые абсолютно и очень живо беспокоят и волнуют людей сегодня. И то, что эта программа существует уже год, и мы надеемся, так будет продолжаться и дальше… «Мой финиш – горизонт», — как писал Владимир Семенович. Нам тоже хотелось бы придерживаться примерно такой конечной точки. Мы понимаем, что, рассказывая о Высоцком и давая возможность людям послушать его вещи, мы всякий раз открываем не только для наших слушателей, но, говорю это без всякого преувеличения, в чем-то и для себя нового неизвестного Владимира Высоцкого. Возможность человека все те вопросы, которые задают персонажи Высоцкого, задает сам автор, повторюсь, в своих песнях, переадресовать самому себе. Атмосфера доверия, которую больше всего ценил Владимир Высоцкий и старался на каждом своем выступлении, в любой домашней компании, в любом бытовом общении именно создать такую атмосферу во взаимоотношениях между людьми. Именно состояние доверия – это то, собственно говоря, чего сейчас не хватает в нашей стране повсеместно, где на уровне, мне кажется, человеческих взаимоотношений, доверие как нормальное состояние человека вообще утрачено. Причем речь идет о доверии как об особой атмосфере, возникающей в момент вот этого удивительного соединения поэтического слова Высоцкого и желания людей отозваться на это слово. Как мы видим, у слушателей лица, я тут не открою, наверное, Америку, удивительно изменились. Вот если посмотреть на немногочисленные, но все же сохранившиеся кадры выступлений Владимира Семеновича на аудиторию, удивительные лица зрителей были в залах на его выступлениях тех лет. Это касается и конца 60-х годов, это касается и 70-х годов, в том числе самых последних лет, незадолго до его ухода. Конечно, аудитория изменилась, что и говорить. Но это вполне объяснимо. Прошло слишком много времени. Страна та, в которой мы жили когда-то, перестала существовать, и мы живем в совершенно другой исторической и социальной реальности. Однако все то, что говорит Высоцкий, продолжает будоражить людей. И причем, я уверен, каждого по-своему. Наш замечательный друг, прекрасный музыкант, друг Владимира Высоцкого – Константин Казанский – часто повторяет (и с ним нельзя не согласиться), что и в те годы, и тем более сейчас у каждого есть исключительный Высоцкий. Поэтому можно уверенно сказать, что у огромнейшей многомиллионной нынешней аудитории Владимира Семеновича Высоцкого есть миллион своих Высоцких. Но в каждом сердце и в каждом отклике на ту или иную песню, на те или иные строки – это Высоцкий, который, так или иначе, дарит людям добро. Может быть, это и есть то самое состояние и пожелание, которое он этим словом и формулировал всегда, подписывая в большинстве случаев фотографии, когда его просили оставить на память автограф. Люди интуитивно, на уровне каких-то абсолютно личных ощущений понимают, что этому человеку можно доверять, понимают, что это очень доброжелательный собеседник, независимо от того, на какую острую тему он говорит, независимо от того, смеются ли его Ваня и Зина в цирке, или воют сирены, или мечутся волки, или несутся кони. Абсолютно независимо от того, о каком тексте идет речь и каком контексте идет речь.
В свое время такие замечательные люди, как Наталья Анатольевна Крымова, Булат Шалвович Окуджава старались не выдавать четких формулировок по поводу того, что это за такое явление – Владимир Высоцкий. Наверное, именно потому, что эти люди, может быть, своим духовным, душевным родством и какой-то особой человеческой близостью к этому поэту прекрасно понимали, что то, что человек этот сделал, то, что он успел сделать за какой-то молниеносный, невероятно короткий срок, который до сих пор не укладывается в голове, потому что действительно непонятно, как это человек это успел. Он сумел выразить и оставить после себя такое пространство, которому нет, наверное, еще объяснения рационального. Я процитирую в данном случае Бориса Ефимовича Немцова, который 20 лет назад, на 60-й годовщине Владимира Высоцкого в Театре на Таганке сказал: «Мы видим, что происходит на Ваганьковском кладбище. Мы видим могилу в цветах постоянно. Мы видим людей, которые приходят туда не только в день рождения и не только в день смерти. И разве не это и есть лучшее тому подтверждение?» Народ при этом своем проявлении, когда есть более чем достаточно поводов отчаяться, наверное, демонстрирует такое свое отношение к поэту Владимиру Высоцкому, такую свою сопричастность, наверное, выражает какую-то внутреннюю солидарность с тем, что самые главные вещи, которые говорил Высоцкий – любовь и свобода, все-таки на подсознательном уровне остаются очень важными ценностями. Ну, мне хочется верить, что для большинства людей это так.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе члены ОНК побывали в камере Никиты Белых. Самого заключенного винит во всех его бедах политолог Екатерина Шульман:
 — Никита Белых на этапе задержания проявил поразительную наивность для человека такого уровня. Он повел себя абсолютно неграмотно. Насколько я понимаю, Никита думает, что его условия содержания специально пыточные для него, а они обыкновенные, как для любого арестанта, который не в состоянии отстоять свои права. Он почему-то оказался абсолютно к этой ситуации не готов. Он вначале, как только был задержан, начал писать объяснительные своей собственной рукой. Он фактически признался, он не знал про 51 статью – возможность не свидетельствовать против себя самого. Дал навязать себе государственного адвоката, повел себя абсолютно как человек с мороза. Это для губернатора совершенно поразительно. Вот теперь он и сидит, как человек с мороза. Я не хочу перекладывать на него вину и ответственность, но, вот посмотрите, что бывает с человеком, который не проигрывал в голове этот сценарий и не знает, как себя вести.

В.Кара-Мурза Сочувствие к узнику испытывает политик Дмитрий Гудков:
 — Думаю, да. Тем более что, как заверяет его адвокат, он, по-моему, даже ходить не может. Да у нас вообще вся эта система, ФСИН, ее нужно распускать и строить заново, потому что мы знаем, что это за система по сообщениям Ильдара Дадина, его супруги – Анастасии Зотовой. Поэтому я думаю, что, наверное, к Никите Белых несколько другое отношение, но, тем не менее, никто не застрахован у нас – от тюрьмы и сумы не зарекайся.

В.Кара-Мурза Состоянием здоровья политика встревожен писатель Виктор Ерофеев:
 — Ой, это чудовищная история. Я тоже прочитал, как и многие наши слушатели, о том, что у него нога отнимается. И вот когда думаешь, что человек, видимо, действительно хотел взять на храм или что-то, и который не имеет никакого отношения к коррупции, сидит и там умирает — это хуже нельзя придумать. Приговор всему нашему обществу.

В.Кара-Мурза Истязания политзаключенных осуждает писатель Виктор Шендерович:
 — Условия содержания Никиты Белых в «Лефортове», конечно, по отношению к тому, что делали с Дадиным, можно считать курортом. Тем не менее, это пыточная. Российский СИЗО, даже самый лучший — это пыточная. И, видимо, это и есть их назначение. Потому что ведь речь не о том, чтобы, как на Западе, пресечь возможность потенциальному преступнику влиять на следствие. Только этим формально объясняется арест человека до суда. Все понимают, что это возможность давить на него, возможность расправы. В очень большом диапазоне: от подвешивания на дыбе с угрозой изнасилования (как в случае с Дадиным) до просто непередачи лекарств, неоказания помощи. Очень большой инструментарий тут у власти, она им охотно пользуется.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии – Александр Ковановский, основатель Творческого Объединения «Ракурс». Александр, можно ли считать условия содержания Никиты Белых в «Лефортово» пыточными?

А.Ковановский Ну, мне кажется, что содержание человека под стражей уже само по себе, мягко говоря, дискомфортно. В любой, смею предполагать, стране человек чувствует себя неуютно. Но то, что касается нашей системы исправительных учреждений, наших тюрем, несмотря на мои весьма приблизительные представления, слава богу, об этом. Но даже по тем вещам, которые я могу анализировать, исходя из каких-то своих представлений, каких-то знаний, каких-то сведений от других людей, конечно же, Никита Белых… То, что он испытывает какие-то моральные страдания (повторюсь, как и любой человек), еще недавно находясь в таком статусе, человек вдруг оказался в заключении. Общественность мало что знает о том, что происходит в направлении расследования этого странного дела. Поэтому, конечно же, даже та немногая информация, которой мы располагаем, которой располагаю лично я, наверное, дает мне основания думать, что можно называть пыточными и мучительными эти условия. Я думаю, что это, так или иначе, здоровья ни Никите Белых, ни его близким не прибавляет. Неизвестность его на ближайшее будущее настраивает, скорее всего, на то, что тянуться это дело может достаточно долго, как мы знаем. Ну, а то, что общественность лишена вообще какой-либо информации и подробностей о развитии этого дела, он, конечно, прекрасно понимает. Я думаю, это еще большим бременем ложится на его моральное и, безусловно, физическое состояние. Ну и вообще, мне кажется, что в нашей стране, где тема лагерей, тема заключений, тюрем, тема лишения человека свободы, была и остается одной из самых больных, одной из самых остро ноющих ран. И притом, что все до сих пор не могут придумать, в чем же наша национальная идея. Может быть, было бы уместно процитировать Владимира Семеновича Высоцкого, день рождения которого мы отмечали на днях, чем не национальная идея? В одной из ранних песен спел: «Пьем за то, чтоб не осталось по России больше тюрем, чтоб не стало по России лагерей». Мне кажется, что мало найдется людей, которые смогут этому возразить.

В.Кара-Мурза В эфире программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Продолжим наш выпуск через несколько минут. В эфире программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Продолжаем наш выпуск. На минувшей неделе Алексей Навальный с удивлением узнал о блокировке своего «Яндекс-кошелька». Страх Кремля перед оппозиционером отмечает политик Дмитрий Гудков:
 — Я думаю, что Кремль еще не принял окончательного решения. Это все будет зависеть от того, поможет ли это Кремлю решить свои политические задачи или помешает. Если Навальный сможет реально повысить явку и обеспечить конкурентность этих выборов, то он будет допущен. Если в Кремле посчитают, что Навальный наберет слишком много и сможет формировать свою повестку, используя телевизионные эфиры, говорить, продолжать свою антикоррупционную кампанию, но при этом не решит вопрос явки, то его не допустят. Здесь все очень просто. Если интересы совпадают – допустят, не совпадают – не допустят.

В.Кара-Мурза Тактику Кремля в отношении оппозиционера осуждает писатель Виктор Ерофеев:
 — Я вот совсем не понимаю логики, потому что на московских выборах разрешили, сейчас не разрешают. Мне думается, что просто окончательно не дана команда. Если дана команда на то, чтобы его уничтожить как кандидата, я имею в виду уничтожение как кандидата, а не как человеческую личность, то тогда, мне кажется, это странная ошибка. Все-таки с ним какой-то элемент, какая-то доля легитимности могла бы появиться.

В.Кара-Мурза Политик бросил вызов Кремлю, уверен журналист Николай Сванидзе:
 — Навальный производит впечатление человека, который последовательно собрался бороться за власть. И это Кремлю не нравится. Это Кремль раздражает. Потому что Кремль привык требовать ото всех и добиваться полной покорности. От Навального добиться он покорности не может.

В.Кара-Мурза Самообладанием оппозиционера восхищен журналист Максим Шевченко:
 — Боятся. У меня нет другого объяснения. Просто страх. Боятся того, что это несгибаемый человек, что этот человек идет напролом, человек, который не боится тюрьмы. Человек, который даже, как говорится, хочет пострадать, который бьет и бьет своими коррупционными, антикоррупционными разоблачениями, заставляя оправдываться, объясняться и тому подобные вещи.

В.Кара-Мурза Навальный внушает ужас представителям власти, считает писатель Виктор Шендерович:
 — Кремль боится Навального, прекрасно понимает его силу и пытается пройти между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, они хотят изобразить свободные выборы, хотят легитимности, хотят как-то миру показать, что мы демократическая страна, соблюсти какие-то внешние приличия. С другой стороны, они боятся, что это может закончиться потерей власти. И партия хитрованов, и партия бесхитростных жандармов — так сказать, сейчас в зависимости от того, кто побеждает в Кремле, меняется мнение суда по поводу преступлений Алексея Навального.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии – Александр Ковановский, основатель Творческого Объединения «Ракурс». Как вы считаете, почему Кремль пытается лишить Алексея Навального материальных и правовых возможностей участвовать в политике?

А.Ковановский У меня ощущения такие, что, во-первых, сыграло, вероятно, свою роль то обстоятельство, какой Алексей Навальный получил неожиданный результат на состоявшихся в Москве выборах мэра. С одной стороны, как мне кажется, на уровне просто каких-то ощущений и наблюдений, люди, представляющие собой власть, чувствуют себя, в общем-то, вполне спокойно. Но, с другой стороны, они пытаются избежать каких-то неожиданностей, а предполагается, что такие неожиданности могут быть. Например, сбор средств Алексеем Навальным на свою избирательную кампанию может обернуться какой-то очень неожиданной массовой реакцией людей, общественным откликом, выражением желания граждан помочь в организации этой кампании, тем самым продемонстрировав и своим участием, и своей в какой-то мере финансовой помощью, заявить о своем желании действительно видеть в лице Навального реального демократического конкурента нынешнему президенту или тому, кто будет в следующий раз представлен на выборах президента. Мне представляется, что такая попытка ограничения всякий раз, придумывание очередных препятствий, в данном случае вполне ощутимых препятствий, которые действительно усложнят, на мой взгляд, будущую организацию предвыборной кампании Навального… Сейчас это делается вот таким способом – запретом сбора денег через «Яндекс-кошелек». То есть мы имеем ситуацию такую для России, в чем-то очень привычную, она такая парадоксальная. С одной стороны, 100%-ное спокойствие, уверенность в своих силах. С другой стороны, как бы чего ни вышло. Вот нельзя давать чуть-чуть впустить воздуха. Бог его знает, чем это обернется. Поэтому принимаются вот такие меры, которые, на их взгляд, на взгляд представителей власти, серьезно ограничат будущие возможности Алексея Навального уже на этом этапе. Вот у меня такое ощущение на этот счет.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе россияне услышали из уст вице-спикера Толстого подзабытую было антисемитскую риторику. Возмущена услышанным политолог Екатерина Шульман:
 — Если антисемитизм – это представление о специфической вине евреев, коллективной вине евреев за какие-то плохие дела, неважно, за революцию, за поедание младенцев, за отравление колодцев, то да – это, конечно, антисемитизм. Никакого другого значения, рассуждения о людях, приехавших из-за черты оседлости, быть не может. То, что он сказал, имело смысл следующий: из-за черты оседлости приехали и разрушили наши священные храмы. Из-за черты оседлости приезжают только евреи, только для них она существует. Значит, на них возлагается коллективная ответственность — за что? За разрушение храмов. Да – это антисемитизм.

В.Кара-Мурза Возрождения официальной иудофобии ожидает писатель Виктор Шендерович:
 — Петр Толстой, из него вылез совершенно поганый антисемитизм. Но дело не в том, что один отдельно взятый Петр Толстой оказался антисемитом, а в том, что это вице-спикер Государственной Думы с некоторых пор. И это государственный антисемитизм. А реакция государства на это очень слабенькая. Очень слабенькая. «Я не я, и лошадь не моя, – сказало государство, — Вы неправильно поняли». И он даже толком не извинился. Он отмазался. Он сказал: «Вы меня неправильно поняли». Хотя мы его поняли очень правильно. И вот это уже настоящая угроза для страны, потому что не было случаев, чтобы в странах с антисемитизмом ни обрушивались бы нормы приличия, права, не был под угрозой бы любой человек. Любой, подчеркиваю, необязательно еврей. Нацистская Германия, Средневековая Испания, «Реки Вавилонские» – это совершенно неважно. В том-то и дело, что в огромной многотысячелетней истории антисемитизм — очень надежный маркер. Антисемитизм смертельно опасен как государственная политика. И, безусловно, это большая опасность в данном случае.

В.Кара-Мурза Иудофобом считает вице-спикера журналист Николай Сванидзе:
 — Ну, несомненно, то, что сказал Толстой – это проявление антисемитизма. Что он имел в виду, если что-то имел? Что у него в голове? Меня это совершенно не интересует. Но по факту то, что он сказал, конечно, антисемитское высказывание.

В.Кара-Мурза Своего омерзения перед тирадой политика не скрывает писатель Виктор Ерофеев:
 — Я считаю, что это такой обыкновенный антисемитизм, как сказал бы Ромм. И такой ползучий, мерзкий, ядовитый, очень опасный, потому что находит, к сожалению, союзников и тех, которые готовы с этим считаться. Гадость полная.

В.Кара-Мурза Демаршем парламентария возмущен политик Дмитрий Гудков:
 — Совершенно очевидно, что это антисемитское высказывание. Но я думаю, что это следует воспринимать как продолжение вот этой линии пренебрежительного отношения к инакомыслящим. Любым, кто против власти, кто не с властью, все будут вот в таких условиях находиться. Все началось с подлодки «Курск», когда жен моряков назвали 10-долларовыми, перефразирую, женщинами с пониженной социальной ответственностью. И вот с тех пор сформировалось в России отношение к инакомыслящим. Поэтому вряд ли Толстой антисемит, но высказывание он такое допускает, потому что считает, что прав, что представляет это виртуальное большинство – 86%. А кто не с нами…

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии Александр Ковановский – основатель Творческого Объединения «Ракурс». Следует ли считать демарш Петра Толстого проявлением антисемитизма?

А.Ковановский Высказывание такого рода и, в частности, конкретно то, что позволил себе Петр Толстой (я, естественно, высказываю свое частное мнение или, как угодно, оценочное суждение), на мой взгляд, это и есть то самое разжигание розни, любого рода. На мой взгляд, такие высказывания недопустимы независимо от того, как потом их будут трактовать, независимо от того, как их станут оправдывать тем, что они были произнесены в том или ином контексте. По этому поводу, по-моему, дня три назад высказался Олег Валерьянович Басилашвили. Я, в общем, ничего не могу добавить к его словам. Он сказал: по поводу разжигания межнациональной розни есть четко прописанная статья в Конституции, что люди, позволяющие такие вещи, должны, если следовать букве закона, нести за это ответственность. Я не знаю, какую ответственность за это понесет Петр Толстой, и понесет ли вовсе? Это, как вы понимаете, вопрос почти риторический. Но то, что это, опять же цитирую Басилашвили: «Совершенно омерзительно», и то, что высказывания подобного рода раздувают ужас, страх и ненависть — это абсолютно точно. И если это делается сознательно, то это можно считать каким-то моральным преступлением. Если это, как объяснили нам здесь, вырвалось, или он имел в виду совсем другое якобы, то все равно — в любом случае, это недопустимо.

В.Кара-Мурза Ровно месяц остается до марша памяти Бориса Немцова. Однако ни маршрут, ни дата марша пока не определены. Участвовать в марше при любых условиях готовится писатель Виктор Ерофеев:
 — Мне бы хотелось, чтобы он прошел в годовщину его расстрела, убийства. Но я бы, если бы у меня была такая возможность, я считаю, что надо было бы пройти так, как были эти Болотные дела, которые, кстати говоря, Борис и предлагал сделать на Болотной, искал компромисс. Ну, может быть, если бы была действительно полная свобода, надо было пройти по набережной до этого моста.

В.Кара-Мурза Центр Москвы должен стать ареной предстоящего марша, считает журналист Николай Сванидзе:
 — Я думаю, что он должен, в любом случае, пройти по маршруту его последнего пути.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии Александр Ковановский – основатель Творческого Объединения «Ракурс». Какими вы видите маршрут и дату предстоящего марша памяти Бориса Немцова?

А.Ковановский Насколько мне известно, инициативной группой Оргкомитета принято решение подать заявку на согласование на маршрут от Славянской площади и до моста. Я считаю, что это вполне оптимальный и удачный маршрут движения этого марша. Если удастся получить согласование, то в таком случае все граждане, желающие почтить память Бориса Немцова участием в этом марше, смогут выразить свое отношение и к памяти Бориса Немцова, и к его гибели непосредственно в центре Москвы, где это, так или иначе, все-таки будет замечено. Что касается дня, на этот раз день гибели Бориса Немцова приходится на понедельник, и, конечно, проведение такого мероприятия в первый день рабочей недели было бы сопряжено с огромным количеством неудобств, непосредственно как для самих участников марша, так и обычных горожан, которые возвращаются с работы на транспорте и так далее. День, предложенный в заявке (в будущей заявке, насколько я знаю), 26 февраля выбран удачно. Выходной день, поэтому все люди, которые пожелают прийти на марш памяти, в воскресенье, 26 февраля, смогут это сделать вполне свободно. И очень хочется надеяться, что беспрепятственно.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе судьба Исаакиевского собора северной столицы неожиданно оказалась в центре общественного внимания. Виктор Шендерович не допускает и мысли об изменении статуса этого творения Монферрана:
 — О возвращении Исаакиевского собора в собственность РПЦ речи идти не может, потому что он никогда не был в собственности Церкви. Он построен на народные деньги, народ собрал и построил себе собор. Ни РПЦ, никакому ведомству это никогда не принадлежало. Это просто рейдерский захват по случаю, под покровительством государства. Надо называть вещи своими именами. Вот и всё. Все вопли о том, что это наступление на свободу веры, попытки предотвратить это – всё ерунда. Никто не мешает молиться любому Богу. Есть огромное количество соборов, и в Исаакиевском соборе можно молиться. И очень легко можно было абсолютно в рабочем порядке уточнить правила, если были какие-то сомнения в этих правилах. Но речь ведь идет просто о захвате собственности. Огромной собственности, приносящей огромные деньги. Речь идет о борьбе за собственность. Забудьте, пожалуйста, слово «вера» применительно к коллизии с Исаакиевским собором.

В.Кара-Мурза Противником передачи Собора РПЦ выступает политик Дмитрий Гудков:
 — Я категорически против, потому что Исаакиевский собор очень успешно администрируется. То есть это музей, который приносит сотни миллионов рублей. И я не вижу никакого смысла передавать это тем, кто заявляет, что никакой коммерческой деятельности там не будет. Это означает, даже если будет бесплатный вход, то музей не будет получать деньги для того, чтобы развиваться, для того, чтобы проводить какие-то работы по реставрации и так далее. То есть было успешное предприятие, я не понимаю, почему его нужно передавать кому-то другому?

В.Кара-Мурза Аппетиты Церкви считает чрезмерными писатель Виктор Ерофеев:
 — Мне кажется, что Церковь просто сошла с ума. Она сошла с ума, потому что Церковь сильна своими связями с Богом, а не своими богатствами. А это уже начинает раздражать всех. Всех раздражает, и ничего хорошего не принесет ни нашим душам, ни их собственным душам.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии Александр Ковановский – основатель Творческого Объединения «Ракурс». Следует ли отдать Исаакиевский собор РПЦ?

А.Ковановский Вы знаете, я не уверен, что в контексте обсуждения этой темы так уж правомерно слово «вернуть». Здесь, наверное, все-таки, прежде чем решать такие вопросы и принимать подобные решения, было бы уместно, как бы странно это ни звучало в нашем обществе, где подобные вещи вообще не приняты, провести общественное обсуждение, какую-то дискуссию, может быть, с привлечением специалистов в этой области. Хотя бы только потому, что Исаакиевский собор является, безусловно, объектом художественно-исторической ценности, безусловно, национальным достоянием. В какой степени эти свои качества он утратит при передаче РПЦ, можно лишь предполагать. Думаю, что для большого количества туристов, людей, интересующихся историей Петербурга, которые сейчас имеют возможность посещать это место именно как музейный объект, в будущем таких возможностей, что-то мне подсказывает, станет меньше. Поэтому, на мой взгляд, принимать это решение волевым образом не стоит. Но опять же пока ситуация складывается так, что если оно будет принято, то это только усугубит и без того, как мы знаем, имеющееся общественное противостояние, в том числе и по этому вопросу.

В.Кара-Мурза Большое вам спасибо! Напомню, что гостем нашей студии был Александр Ковановский – основатель Творческого Объединения «Ракурс». Это все о главных новостях уходящих 7 дней. Вы слушали программу «Грани недели» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». В студии работал Владимир Кара-Мурза. Всего вам доброго.

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


solomon_jagodkin 29 января 2017 | 09:38

"Грани времени" опять украсили линейку передач "Эха Москвы", за что его авторам и ведущему огромное спасибо...


Андрей Логутов 10 февраля 2017 | 08:07

Когда уже закроют эту откровенную помойку "Эхо Москвы"??? Людей так ненавидящих Россию и народ России трудно найти.


Андрей Логутов 10 февраля 2017 | 08:09

Когда уже закроют эту откровенную помойку "Эхо Москвы"??? Людей так ненавидящих Россию и народ России трудно найти.


Андрей Логутов 10 февраля 2017 | 08:14

Помойка а не СМИ


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире