Время выхода в эфир: 08 октября 2016, 21:05

В.Кара-Мурза Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Слушайте обзор важнейших событий прошедших 7 дней и анализируйте мнения экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:

 — президенту Владимиру Путину исполнилось 64 года;

 — как ощущается 10 лет отсутствия в журналистской профессии Анны Политковской?

 — какой след в общественной и духовной жизни страны оставила компания «НТВ», возникшая 23 года назад?

 — почему именно Александр Солженицын стал Нобелевским лауреатом в 1970 году?

В минувшую пятницу, 7 октября, Российский президент Владимир Путин отметил 64-й день своего рождения. Как рассказал глава пресс-службы президента Дмитрий Песков, свой день рождения Путин отметил в Москве, в кругу родных и друзей, публичных встреч в этот день у него запланировано не было, в то же время у Российского лидера было намечено большое количество важных звонков, поэтому взять полноценный выходной у президента не получилось. Подумать о здоровье советует президенту политолог Александр Политковский:

 — По нынешним временам 64 это еще достаточно молодой возраст, ведь давайте не будем забывать, что сейчас одному из фаворитов президентской гонки в США 70 лет, а другому 69 и еще даже не начинали президентствовать. Но по некоторым сведениям и слухам, состояние здоровья Владимира Путина оставляет желать лучшего. Но внешне мы этого не видим, он по прежнему подтянут, в прекрасной физической форме, как был тот, если судить по телеэкрану, и уж конечно 64 года это не 94, и дай бог Владимиру Владимировичу крепкого здоровья независимо от того, будет ли он заниматься своим здоровьем на президентском посту или нет.

В.Кара-Мурза Мудрость президента, пришедшую с опытом, отмечает журналист Шод Муладжанов:

 — Чем человек старше, тем он мудрее, и когда человек нагружает свое сознание житейским опытом и всякой информацией, которая приходит к нам с десятилетиями и с годами. Конечно, он не может так быстро принимать решения как раньше, он не может быть таким категоричным как раньше и так далее, ну в большинстве случаев так бывает. Мне кажется, что наш президент России, он стал несколько более, во всяком случае, выглядит так, несколько более компромиссным и несколько более рассудительным. Как, наверное, все заметили, он резво стал использовать, входящие потом в фольклор, обороты речи, то есть его речь стала более такой ровной и спокойной, мне кажется, что это следствие прихода в такой возраст большой мудрости. А что касается качества работы, то я бы сказал так, что главный показатель качества работы президента это жизнь граждан страны – она, к сожалению, меняется в худшую сторону.

В.Кара-Мурза Седина только красит политиков, считает журналист Станислав Кучер:

 — Я думаю, что негативно его возраст на качестве работы не сказывается и не может сказываться, просто потому, что 64 это не 84, 64 путинских это, скорее, возраст зрелости. Вне зависимости от того как я отношусь к его политике, я считаю, что Путин сегодняшний это, безусловно, более опытный, сильный политик чем Путин 47 лет когда он стал Президентом Российской Федерации – это абсолютно очевидно. Поэтому на сегодняшний момент можно смело утверждать, что на качестве его работы возраст сказывается только положительно. Другое дело как мы относимся к этой самой работе или как я отношусь к этой самой работе.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии философ Игорь Чубайс, автор книги «Разгаданная Россия». Добрый вечер, Игорь Борисович! Владимиру Путину исполняется 64 года. Как, по-вашему, начинает ли сказываться пенсионный возраст на качестве его работы?

И.Чубайс Вообще ко дню рождения принято подводить итоги, какие-то результаты, и именно о результатах я хотел сказать несколько слов. На мой взгляд, результаты удручающие. Ну, смотрите – война с Украиной. Кто мог пять лет назад такое предсказать? Вообще в стране какая-то военная истерия, я так понимаю, что непрерывно какие-то учения происходят: то ракетных войск, то воздушно-десантных войск, то чиновники бегают в противогазах – это уже как-то запредельно. Ну, вот только что была информация про «Боинг» сбитый российской установкой «Бук». Вообще я бы сказал, что мы живем, не чуя под собой страны, вот это, как было сказано Мандельштамом, так и обостряется, так и остается у нас обостряющийся экономический кризис. Некоторые считают, что он только к концу следующего года, до конца следующего года разрешится. И разрешиться, как бы тут действительно не до улыбок, разрешится экономической катастрофой. У нас моральное поражение российского спорта, олимпиада или мировое олимпийское движение отказалось включать в свои ряды людей, которые занимаются допингом. И это все доказано, это все, так сказать, засвидетельствовано, выводы никакие не сделаны на самом деле. У нас только что прошли выборы и, как бы, такой вид, такая иллюзия возникает, вроде бы все нормально, там проголосовали. Слушайте, ну за правящую партию не голосовало более 80 процентов граждан, то есть это как бы такое ничтожное меньшинство, если бы у нас были лимиты, так сказать ограничения, считается, если меньше пяти процентов партия набрала, то она не входит в Думу. Ну а тут она набрала, насколько я помню, чего-то порядка пятнадцати процентов, ну а как она, как может править, на каком основании? То есть проблем очень много. Конечно у нас в стране цензура, хотя она запрещена конституцией, у нас растущая миграция, у нас проблемы детей, которые остаются без отцов, у нас травля и убийства оппозиционеров. В общем, многое можно печальное такое назвать, что очень всех конечно тревожит. И дело не в возрасте, потому что вопрос то – пенсионный возраст влияет или нет, дело в неправильной системе. Только несколько аспектов, что ли, граней этой неправильной политической системы я хочу обсудить. Вообще я вспоминаю историю, как Сергей Юльевич Витте вошел в правительство. На самом деле он критиковал железнодорожников, которые должны были Александра III везти поезде с большой скоростью, просто он говорил, что нельзя с такой скоростью потому, что дорога на это не рассчитана и ругался там с чинами, вот… Но Александра III повезли с большой скоростью, в результате чего была авария, как известно он выжимал, он был очень крепкий человек, он держал потолок, крышу вагона, что бы все там близкие могли выйти, вот. Он потом разыскал Витте, и Витте, в конце концов, стал премьер-министром. Вот у нас, к сожалению, ситуация в стране обратная, одна из проблем с которой мы сталкиваемся это проблема, фактически, культа личности. Ну, смотрите вот, господин Володин бросил такую формулу «Путин – это Россия. Нет Путина – нет России». Вместо того, что бы его, ну, поставить на место, его поставили во главе Думы. Но это значит, что и рядом с ним, и рядом с президентом только такие люди, которые его расхваливают, а нужна критика, критики не хватает. А почему нужна критика, в чем, собственно, проблема? Я далек от мысли, что кто-то лично там плохой, но лично я не знаю, лично я не общался с президентом. Конечно, пару раз был на разных встречах, слушал его, но не более того. Я думаю, что совершенно непригодна система, в которой он работает, поэтому вот и получаются такие результаты. А в чем суть системы, в чем она заключается? Вот в Советском Союзе существовала такая властная пирамида – все кто родился в СССР, все назывались Советскими людьми. Вот даже крестили на Руси там через две недели после рождения, а Советским человеком становился сразу. Ни выбора, ни дискуссий – он Советский. Раз советский человек, значит, он входил в понятие, в огромное объединение «Советский народ». А у Советского народа был боевой авангард — Коммунистическая партия, у Коммунистической партии был штаб – центральный комитет, у центрального комитета было во главе Ленинское политбюро, которое возглавлял верный марксист-ленинист. И получалось, что один человек командует всей страной и никакие другие точки зрения, кроме мнения этого человека и его ближайшего окружения, они невозможны, они неприемлемы. Фактически эта система сегодня воспроизведена в новом измерении что ли, в новом изводе. У нас говорят, президент говорит о вертикали, о властной вертикали. Что такое властная вертикаль? Властная вертикаль это когда все три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная работают в одной команде. Но не случайно у нас говорят там «взбесившийся принтер» про Думу, у нас говорят про телефонное право, то есть, нет ничего, не действует ничего, действует только высший руководитель. При этом не только все три ветви власти слиты воедино, но и все уровни власти не обладают самостоятельностью. Они подчинены высшему уровню. Сами чиновники говорят сейчас: «Да мы с удовольствием будем выполнять любую команду, которая придет к нам из Кремля». Слушайте, а у вас что, мозгов совсем что ли? Мало ли какая может быть команда. Ну, хотя бы дискуссия. Нет, никаких дискуссий нет, все идет из центра. Значит, все ветви власти слиты, все уровни власти подчинены единому началу. О какой федерации мы здесь говорим? Ну а если общество проявляет активность, если какая-то гражданская инициатива, то на них легкая управа – иностранный агент. Что называется «иностранным агентом»? Это система самая неэффективная. То есть когда-то Черчилль говорил, что все системы плохие, но демократия лучше других. Вот я бы сказал, что все тоталитарные, авторитарные системы плохие, но вертикаль наихудшая из того, что есть, потому что получается, что в стране 143 миллиона граждан, которые не имеют голоса, которые не могут ничего сказать, и за все отвечает один человек. Это огромный груз ответственности, и все решения принимает один человек. И такая система управления совершенно не приемлема, не пригодна, она углубляет тот страшный кризис, в котором мы находимся уж скоро сто лет.

В.Кара-Мурза Сорок шесть лет назад, 8 октября 1970 года Александр Солженицын стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы. Как говорило совещание Шведской академии: «За ту этическую силу, с какой он развивает бесценные традиции русской литературы». Известие о присуждении премии застало писателя в Жуковке, на даче Ростроповича. Новый Нобелевский лауреат сразу же направил письмо в Кремль. В нем он предложил до вручения премии напечатать отдельной книгой повесть «Раковый корпус», амнистировать людей, осужденных за чтение и обсуждение его книг и в этом случае опубликовать его новый роман «Август Четырнадцатого». Политические заслуги Солженицына ставит на первый план писатель Виктор Ерофеев:

 — Ну, в общем, Нобелевский комитет, конечно, это политический комитет, это давно уже известно и надо раз и навсегда сказать, что эти премии имеют часто, очень часто политический характер. Наоборот исключениями пугают те неполитические писатели, которые получают их, и то, скорее получают их по географическому признаку. Поэтому мы вообще переоценили в нашей стране Нобелевскую премию. Посмотрите, как в Америке к ней спокойно относятся, а мы прям вообще, Нобелевская премия у нас выше, чем Герой России. Это, на мой взгляд, ошибочное явление. Мы вообще любим какие то награды и побрякушки, вот… Что касается Солженицына, то он заслуживал десяти Нобелевских премий за «Архипелаг Гулаг» и если у него другие книги интересны по разному, некоторые слабее книги, некоторые сильнее, то «Архипелаг Гулаг» это вечная книга, она останется навсегда. Она нанесла чудовищный удар по еврокоммунизму, и, слава богу, что, по крайней мере, Европа освободилась от этого зла.

В.Кара-Мурза Нобелевский комитет высоко оценил единоборство писателя с преступным режимом, уверен Журналист Николай Сванидзе:

 — Ну конечно оно в значительной степени политическим потому, что Солженицын это был теленок, который бодался с дубом, употребляя его собственное выражение. Он выступил против огромной Советской, казалось бы, неуязвимой машины, и, конечно, мировое сообщество в лице Нобелевского комитета это поощрило. Александр Исаевич Солженицын по совокупности своих заслуг и гражданских, и исторических, и литературных конечно заслужил эту премию.

В.Кара-Мурза Заслуги писателя не были исключительно литературными, напоминает журналист Шод Муладжанов:

 — Я отношусь к той части публики, которой может и меньшей даже, которая считает, что Солженицын скорее публицист, чем писатель. А публицистика того рода, который осуществлялся Солженицыным, это политическая публицистика. Соответственно любые споры вокруг его творчества это политические споры, и, соответственно, если ему присвоили, присудили некую награду, то она, конечно, носит политический характер.

В.Кара-Мурза Автор «Архипелага ГУЛАГ» вовремя пришел в большую литературу, уверен политолог Станислав Белковский:

 — Всякое решение о присуждении Нобелевской премии, какой бы то ни было, является политическое, поскольку в каждой сфере есть своя политика. Но тогда Александр Солженицын действительно разбудил мир, его голос был слышнее всего. Конечно, в известной степени, это важное историческое совпадение потому, что тогда Запад стал активно разочаровываться в коммунизме. И солженицынские слова о  ГУЛАГе, и об истинной сущности режима Ленина – Сталина упали на благодатную почву, чего не случилось бы, если Солженицын пришел в большую литературу за всего десять лет до того, когда царил Сартр, получивший Нобелевскую премию в 1964 году, потом проллобировавший Нобелевскую премию для Михаила Шолохова. То есть Солженицын оказался в нужное время, в нужном месте. Но, конечно, его титанический масштаб личности и человека, который вскрыл этот нарыв представления о ГУЛАГе, тоже имел огромное значение. В этом смысле это да, это решение политическое потому, что должен был быть какой-то триггер, который поменял бы окончательно отношение мира к сталинизму, и, в значительной степени, к вообще всей ленинско-сталинской системе. Солженицын здесь оказался в центре всех этих усилий.

В.Кара-Мурза Напомню, что сегодня гость нашей студии — философ Игорь Чубайс. Игорь Борисович, в 70-м году Солженицын стал лауреатом Нобелевской премии. В какой степени это решение было политическим?

И.Чубайс Тема Солженицына неисчерпаема, тема его награждения тоже огромна. Если вот узко ответить на вопрос, была ли политическая составляющая в этом награждении, я лично отвечу абсолютно однозначно – конечно была. Она не могла не быть потому, что наш мир политизирован, у нас все политизировано и некоторые признали, что да, есть политическая составляющая, другие говорят, да нет, никакой здесь политики нет. Конечно, есть. Кстати, наши средства массовой информации нередко поступают крайне изуверски. Ну, например, в спорте есть политически значимый компонент? Ну конечно есть. Вот когда белорусский спортсмен поднял российский флаг на олимпиаде в Бразилии и, так сказать, шел вместе с командой Белоруссии паратлетов, вот, то у нас сказали, какая это политика, это просто гражданская позиция. А вот когда у наших атлетов и паралимпийцев обнаружили следы мельдония, то было сказано – это чистая политика, это исключительно политическая акция. Ну, здесь какая-то мистификация идет, которая вызывает улыбку. Ну а если вернуться к Солженицыну, да, политическая составляющая была, но политическая составляющая была у автора, который является выдающимся писателем. Он продолжил, как формулировка была, он получил Нобелевскую премию, насколько я помню, примерно так звучало, что «за ту нравственную силу, которой он продолжил извечную нравственную традицию русской литературы». Он был вровень с Толстым, Достоевским, Чеховым. И Солженицын это совершенно потрясающий русский язык, такой язык, на котором, к сожалению, мы сегодня не говорим, который теряется. Наш язык абсолютно засорен, он бесцветный просто, а у Солженицына это живой, настоящий русский язык. Ну, я уже не говорю о его сюжетах и о темах его, конкретных текстах. Вот он написал «Архипелаг Гулаг», но никто до сих пор не написал историю Гулага – он написал. Но массовыми преступлениями был не только Гулаг. Было три искусственных голодомора. Я, повторяя каждый раз, что третий голодомор был после войны в 46-м, 47-м году. Искусственный голод! Два миллиона человек умерло с голоду. Власть уморила собственных граждан, которых оно опасалось не меньше чем фашистов. И вот книга «Гулаг» есть, книг «Голодомор» нет. Нет Солженицына, некому написать. У нас были массовые депортации, как известно, и тоже, книга «Депортация», ну что-то такое, вот, фундаментальное исследование художественное. Но она еще не написана. И я считаю, что наше искусство, литература в огромном долгу перед собственной историей, перед собственным народом, потому, что мы прошли через чудовищную катастрофу, мы из нее еще не вышли, но анализа и флексии этой катастрофы, художественного исследования этой катастрофы до сих пор нет. Еще я бы сказал, если, так сказать, говорить о Солженицыне, об этой Нобелевской премии, кстати, вот, за все последующие годы никто не получил, кроме Светланы Алексиевич. Но, вообще-то, Светлана Алексиевич не является гражданкой России, но близкий конечно нам человек, нашей культуры. А больше никто и не получил у нас Нобелевскую премию. Но Сахарова я бы сравнил… Александра Исаевича Солженицына я бы сравнил с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Вот это две такие глыбы в нашей новейшей истории, в нашем совсем недавнем прошлом. Но они разные. Они при жизни практически не общались, в общем, это известно. Там один раз, Сахаров приехал к Солженицыну, Солженицын в это время брился и даже не прервал свою эту, так сказать, работу. Разговор у них был очень короткий. Как то они не сошлись. Вот эти два человека это две концепции, две философии, два пути. Если Солженицын — он не только описал Гулаг, не только описал нашу историю, вообще важнейшее понятие для него. Вот если бы он, наверное, ну я, может быть, очень смело скажу, но если б он сам себя описывал, он бы сказал, что да, собственно, это его слова, это его фраза. Он сказал, что его заслуга в том, что он помог вступить в память нашему народу, что он восстанавливал нашу историю. И он не просто восстанавливал историю, у него определенная концепция истории. Самое главное его рассуждение, Солженицын всегда исходил из того, что Россия, та историческая Россия и Советский Союз это совершенно разные государства. Они не совместимы. Советский Союз относится с исторической Россией, как убийца с убитым. Он был абсолютным Российским патриотом и в высшей степени негативно относился к советчине. Нынешние историки, концепции единого учебника истории, сам учебник истории написан как бы как будто Солженицына не было, как будто Солженицын не показал, они исходят из единства истории. То есть у Солженицына одна система ценностей. Это страна, государство, Россия, история. У Сахарова конечно главные ценности это права человека, свобода. А государство для него такой роли не играло. Но мне кажется, что задача сегодня заключается в том, чтобы попытаться сблизить два этих подхода. Потому что на самом деле это, кажется, что они исключают друг друга. Они не исключают друг друга. Потому что человек становится совершенно полноправным. Человек может гордо сказать кто он, гражданин какой страны только тогда, когда страна сильная. Вы можете себе представить, что, не знаю, сообщение в новостях, что там в Москве задержано два гражданина Буркина Фасо, ну никто внимания и не обратит.

В.Кара-Мурза 23 года назад, 10 октября 1993 года, в российском информационном пространстве возникла негосударственная телекомпания «НТВ». Созданная при содействии Президента России группой единомышленников, костяк которой составлял творческий коллектив еженедельной программы «Итоги», негосударственная компания сразу же установила новую высокую планку взаимоотношений власти и общества. Первые годы работы молодого журналистского коллектива совпали с периодом становления новой российской государственности. Телеканал возник на переломе эпох, вспоминает политолог Станислав Белковский:

 — Телекомпания «НТВ» старого формата была одним из важных символов свободы слова 90-х годов и вот смысле ее вклад неоценим и незаменим во все то, что именовалось российской демократией тех времен. В то же время телекомпания «НТВ» ассоциировалась с началом межолигархических войн и это ужу негативный ее вклад в контекст тогдашней российской истории. В.КАРА-МУРЗА: Виртуозами информационного жанра считает корифеев легендарного канала журналист Николай Сванидзе:

 — То «НТВ» это была блистательная телекомпания, в которой работали блистательные люди, как журналисты, так и управленцы. И это был флагман нашего информационного вещания. Я думаю, что до сих пор, если создавать действительно сильную информационную службу, честную, яркую, то ориентироваться нужно на то «НТВ».

В.КараМУРЗА; Зримым воплощением творческой свободы был вновь созданный канал в глазах писателя Виктора Ерофеева:

 — Ну, у меня двойное впечатление. С одной стороны, конечно, меня поражало после, особенно, советского времени, когда это все оказалось возможным. То есть мы видели на «НТВ» просто реальную телевизионную свободу. Что меня с другой стороны несколько напрягало, мне казалось, что там вот критика действительности наших всех бед. Она работала, на какие-то другие элементы, а не только на свободу. То есть, показывая отчаянное положение, в общем, мы должны были примириться с тем, что нам приходится, в общем, не чирикать, просто смириться и отдать кому-то ответственность. То есть происходили то же какие-то странные вещи, Я не могу сказать, что я глубоко исследовал этот предмет, но вот все-таки вот этот тон отчаяния, полного отчаяния, он приводил к тому, что люди сдавались. Это не значит, что надо было делать положительное телевидение, это значит, что надо было проанализировать и, если это свободное телевидение, как бороться с отчаянием, что делать и куда идти дальше.

В.Кара-Мурза Наилучшие воспоминания о работе коллег по цеху сохранил журналист Станислав Кучер:

 — Телекомпания «НТВ» была лучшей телекомпанией в России, была самой передовой телекомпанией в стране. Это была как раз та телекомпания, которая умела воспитывать развлекая. Это величайший талант телевизионщика или журналиста уметь так общаться с собственным народом, чтобы не опускаться до самых, ну скажем, низменных запросов своего народа, которые, безусловно, у любого народа есть, но при этом не быть скучным, проповедуя некие высшие истины. Вот телекомпания «НТВ» умудрялась делать все красиво и стильно, и, на мой взгляд, она в своей работе будь то ток-шоу, будь то документальные фильмы, будь то новости, она, конечно же, в хорошем смысле воспитывала сой народ, подтягивая планку наверх, делая его взрослее и сильнее. И нет в истории российских средств массовой информации более тяжелой драмы, чем то, что в конечном итоге произошло с телекомпанией «НТВ». Я имею в виду, конечно же, то, что она не просто потеряла ту роль, которую выполняла, то, что она стала одной из многих заурядных компаний без имени, без лица, без, если не считать лицом, расследование «Анатомия протеста».

В.Кара-Мурза Деградацию «четвертой кнопки» констатирует журналист Шод Муладжанов:

 — «НТВ» сегодняшняя одна из наименее интересных мне телекомпаний. Я этот канал почти не смотрю потому, что то, что они показывают, я иногда так все-таки захожу какие-то новые их проекты глянуть, но это все не для меня. Это, на мой взгляд, это все для ширпотреба, для нагнетания страстей, для оболванивания граждан, и  я считаю, что это не очень достойно серьезных журналистов. «НТВ» начальных лет своего существования это абсолютно прогрессивный телеканал, это телеканал абсолютно новый для нашей системы массовой информации, поэтому я бы не стал ровнять «НТВ» разных эпох. Мне кажется, что не случайно из того «НТВ» выросли многие, сейчас самые авторитетные журналисты, и многие идеи до сих пор эксплуатируются, которые родились тогда на «НТВ», я имею в виду творческие идеи, телевизионные идеи. Мне кажется, что мы, как и во многих других проектах медийных, мы видим переход абсолютно в другое качество, на мой взгляд, гораздо худшее, чем было.

В.Кара-Мурза В эфире программа «Грани недели». В студии Владимир Кара-Мурза. Напомню, что сегодня гость нашей студии философ Игорь Чубайс. Игорь Борисович, 23 года назад возникла телекомпания «НТВ». Какой след в общественной и духовной жизни страны она оставила?

И.Чубайс Самые жизненно важные факторы, жизненно важные структуры, которые обеспечивают нормальное функционирование всякого государства это, конечно, закон. Вот как говорили древние греки, по-моему, это Демокрит писал, что за закон нужно держаться, как за собственные стены. Потому что нарушается закон, начинается произвол и дальше ситуация неуправляема. Но закон у нас постоянно нарушается. Другой важнейший институт или образование, без которого нельзя нормально жить это история. Потому что история для народа это как зеркало для человека. Ты понимаешь, кто ты, ты понимаешь, какое твое прошлое, ты можешь выстраивать будущее. История у нас фальсифицируется. Потому народ не может себя понять — кто мы? То ли мы впереди планеты всей, то ли мы изгои, то ли нам нужно что-то менять, то ли мы самые передовые. И еще одна важнейшая составляющая, которая обеспечивает нормальное функционирование государства это, конечно, свобода слова, свобода информации. Вот и за свободу слова нужно бороться, как, точно так же, как за закон, как за собственные стены. И очередная попытка избавиться о мифологии коммунистической демагогии, болтовни, цензуры, идеологии, она началась с приходом Горбачева, с началом Перестройки. И потом эту линию горбачевскую на самом деле поддержал и Борис Николаевич Ельцин, который тоже, в общем-то, не ограничивал свободу слова в нашей стране. Но вот этот процесс, когда гласность, когда средства массовой информации превратились в четвертую власть. Когда люди прислушивались, когда люди следили за тем, что происходит, когда люди смотрели телевизор, приникали к телеэкранам, прислушивались и так далее, этот процесс, к сожалению, был прерван. И с двухтысячного года мы идем в другую сторону, в обратную сторону. У нас была замечательная программа «Куклы». Очень живая, очень смешная, которая способствовала какому-то снятию социального напряжения. Она существует во многих странах. Но у нас, так сказать, после двухтысячного года она была фактически запрещена. Другая важнейшая программа, которая была создана на «НТВ» и обсуждение, которое проходило на «НТВ» это дебаты по поводу гексогена и взрывов в Москве, в Рязани, было проведено такое расследование. Это все делал телеканал «НТВ». Это было очень честно, очень открыто. Но, видимо, это переполнило вот эти две программы, переполнило чашу терпения властей и по «НТВ» был нанесен удар. Его стали переформатировать, менять руководство, переключать на другие каналы и так далее, и так далее, и так далее. И я вот здесь вспоминаю очень интересную такую, философскую притчу, повесть Василия Быкова «Сотников». Многие читали, но я так понимаю, что она есть и в интернете, можно прочитать. Но это такое исследование, что происходит с человеком, когда он начинает лгать. Вот он сначала, как бы, вот партизаны попали в лапы к немцам и один жестко стоит, отстаивает свое и стоит на своих позициях. Другой начинает прогибаться и, как бы, думает, ну я им немножко уступлю, я им немножко подыграю, а потом я оправдаюсь. Вот это вот  подыгрывание как начинается, и человек перестает быть человеком. Врать нельзя. Смысл этой повести Василия Быкова в том, что как только вы начинаете нарушать мораль, вам очень трудно остановиться, заканчивается это полной деградацией. Вот коллектив «НТВ» тоже оказался неоднороден. Оказались люди, которые стояли и продолжают стоять на своих принципах, и мне приятно назвать эти люди. С кем-то из них я ближе, с кем-то дальше. Ну, это конечно Евгений Киселев, это Виктор Шендерович, Владимир Кара-Мурза. Причем это не значит, что у нас абсолютно одинаковые точки зрения, нет, конечно, но эти люди это образец. Они держали удар, они не прогнулись. Многие прогнулись и в результате мы получили СМИ, средства массовой информации совершенно гнилым и лживым информационным потоком. Вот так же как человек не может питаться отравленными продуктами, так и общество не может питаться, не может нормально существовать, если информация препарирована, если информация цензурирована, и страна наша в результате угасает в результате тех, так сказать, действий, которые были осуществлены в отношении канала «НТВ» да и других информационных источников. У нас распространен такой социальный пессимизм, не во что верить, не на что опереться, у нас глубокое недоверие к власти, это показывают все социологические опросы. И у нас сегодня те же задачи, которые ставили 23 гола назад, когда канал «НТВ» только был создан, когда он приветствовался, когда он работал очень честно и стал таким образцом новой журналистики, независимой журналистики, свободной журналистики. Мы сегодня видим, что без свободной информации страна оказалась в полной изоляции. Едва ли не вся активная часть общества и вся интеллигенция на грани того, что на них повесят ярлык «иностранные агенты». Страна не получила ничего, в результате запрета «НТВ» она только проиграла. Это поражение надо сделать временным и надо решить проблему свободы слова.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе Пресненский районный суд признал блогера Антона Носика виновным в экстремизме и обязал его заплатить штраф в размере 500 тысяч рублей. Поводом для возбуждения уголовного дела стал пост Носика от 1 октября в «Живом Журнале». В публикации «Стереть Сирию с лица земли» он приветствовал бомбардировки Сирии, которые за день до этого начала Россия. Суд установил, что блогер совершил действие, направленное на возбуждение вражды. Дело Носика кричащий пример беззакония, уверен журналист Николай Сванидзе:

 — Ну, слава богу, Фемида здесь не дошла до крайности, хотя интересно то, что Антону Носику присудили наказание, которое еще не существовало в момент, когда он совершал свои действия. То есть в данном случае закону придали обратную силу, что не первый раз в нашей истории. В свое время Хрущев велел издать закон, согласно которому за валютные операции должна последовать смертная казнь. Людей расстреляли в соответствии с этим законом, хотя преступление совершено до его издания.

В.Кара-Мурза Пример Антона Носика далеко не уникален, напоминает политолог Станислав Белковский

 — Безусловно, я очень рад, что Антону Носику присудили штраф вместо реального тюремного срока, но не будем забывать, что сейчас в тюрьмах находятся многие блогеры за аналогичные, так называемые, правонарушения. Они отбывают реальные тюремные сроки. Например, Кунгуров. И, в общем-то, поэтому дело Носика не беспрецедентно. Оно одно из многих в череде и, конечно, было более резонансным. Потому, что сам Антон Носик человек весьма известный, гораздо более известный, чем другие страдальцы по 282-й статье. Но этих страдальцев много и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. И поэтому само дело указывает на одно – необходимость, конечно, полной отмены политической 282-й статьи Уголовного кодекса Российской Федерации.

В.Кара-Мурза Самообладанием заключенного восхищен писатель Виктор Ерофеев:

 — Антон блестяще выступил со своим последним словом, блестяще. Вот, надо сказать, как раз человек, которому, как я помню, Розанов говорил о Чернышевском: «Вот дураки наши государственники. Призвали бы Чернышевского с его кипучей энергией, с его социальным талантом. Призвали бы себе. Сколько бы он для них наделал». Призвали бы Носика, был бы вообще действительно большой, а может быть даже и великий государственный деятель. А так приходится ему подсчитывать ошибки в его судебном разбирательстве – не тот размер. Он замечательно выступил.

В.Кара-Мурза В победу и неправильно осужденного верит журналист Станислав Кучер:

 — Вот смотрите, сейчас у Антона Носика есть все шансы оспаривать. Он будет, насколько я понимаю, оспаривать и этот приговор. Потому что штраф, который ему присудили в пятьсот тысяч, он не был предусмотрен статьей на тот момент, когда его обвинили. Тогда штраф был до трехсот тысяч, например. Это уже повод бороться, апеллировать. Мне кажется, что опять же в том, что происходит можно видеть только одни минусы и вообще переставать бороться. Просто закрыть глаза. Но тогда нужно уезжать из страны. Есть такая поговорка: «Если вас не устаивает жизнь, попробуйте заняться чем-то еще». А можно продолжать бороться. Бороться с тем же судом, с произволом судей, там подавать апелляции, быть въедливым, нанимать адвокатов или не нанимать адвокатов, если нет денег, там договариваться. Ну, бороться, шевелиться, а не просто нудить по поводу того, как все плохо.

В.Кара-Мурза Напомню, что сегодня гость нашей студии философ Игорь Чубайс. Игорь Борисович, может ли пример судебного произвола в отношении Носика войти в привычку у российской Фемиды?

И.Чубайс Вот это такой острый, актуальный вопрос, который действительно хочется как-то прокомментировать, хочется высказать свое мнение и обсудить эту тему. Конечно, здесь речь идет не просто о штрафе, о суде над Антоном Носиком. Это, фактически, как бы вот та капля, в которой отражается море, в которой отражается вся реальность. Это удар по свободе, это удар по правам человека и удар по Антону Носику. Это, конечно, не самый известный у нас в стране человек, но я бы воспринимал как удар по каждому из нас. Знаете, старая известная притча, рассказ, в котором говорится, что вот когда пришли за коммунистами, я не реагировал – я ж не коммунист, когда пришли за евреями арестовывать, я не реагировал – я не еврей, когда пришли за богатеями арестовывать, я тоже не реагировал – я не богатый, а когда пришли за мной, то оказалось, что помочь мне уже некому, потому что все уже оказались в изоляции. Вот удар по Антону Носику надо воспринимать как удар по каждому из нас. Почему такие гонения на Носика из-за какого то блога, который прочитало то там сотые доли процента населения. Блога, заранее скажу, можете не соглашаться, я не очень слежу за тем, что пишет Антон, но, знаете, здесь вспоминается известная формула опять-таки Вольтера, который сказал о том, что я с вами не согласен, но я готов отдать жизнь за ваше право высказывать свое мнение. Вот вам еще один довод. Это, как бы, то, что было ясно уже в 18-м веке, сегодня у нас совершенно какая-то дикость. Но дело в том, что всякая нежизнеспособная система, она всегда закрывается, она всегда защищается от внешнего мира. Она не может быть открытой потому, что в открытом, честном соревновании она не может победить. Она не может победить в противостоянии сильному, поэтому она запрещает. Это так же как, когда человек болеет, ему говорят, вот это нельзя, вот тут это нельзя есть, там нельзя, значит, поднимать тяжести нельзя и так далее, и так далее. А здоровому человеку наоборот говорят, давайте, вам нужно километров восемь пробежать каждое утро и вот тогда вы будете в хорошей форме. То есть эти запреты это показатель болезни существующей политической системы, ее нежизнеспособности. Кроме того это, конечно, удар по интернету, удар, который наносится с разных сторон. Мы знаем крылатое выражение, которое все равно не опровергнуто, о том, что Дума – не место для дискуссий. Но единственное место, где действительно происходят дискуссии, реально происходят дискуссии это интернет. Так вот по интернету наносится удар, чтобы дискуссий не было. Это коллапс, это неприемлемо. Сегодня в интернете заблокированы многие украинские сайты, украинские, так сказать, новости из Украины невозможно получить из первых уст, из первых рук. Значит Украина права, значит, у вас нет доводов, значит, вам нечего сказать против украинской информационной, так сказать, системы. Вот меня, в этом контексте, очень порадовало, что совсем недавно в Германии вышла книга «Майн Кампф». Вышла книга, без всяких ограничений, вышла книга «Майн Кампф» Гитлера, но она вышла с очень толковыми комментариями, и всякий нормальный человек, уже нет опасения в Германии, что кто-то начнет орать – сжигайте евреев, дранг на хостена. Да нет! Это невозможно, потому что просто читателю объяснено, что эта книжечка привела к тому, что Германия проиграла в войне, что Германия вообще исчезла с лица земли, как государство на некоторое время, потом она была разделена, раздроблена, а весь мир потерял десятки миллионов жизней, и немцы за это расплачиваются. Когда есть аргументы, тогда нет запретов, когда нет аргументов, тогда работают на  запреты. Я считаю, что я убежден, что мы живем у себя дома, мы имеем полное право, я бы даже сказал, обязанность обсуждать все происходящее, проводить дискуссии, рассматривать разные точки зрения, которые существуют. И для этого нужна дискуссия, что-то прояснить, а не для того, чтобы слепо повторять какие-то лозунги. Вот когда болезнь загоняют вглубь, и делают ее неизлечимой, то тем самым наносят огромный вред стране. В случае Носика – это случай тревожный, и мы должны отреагировать адекватно.

В.Кара-Мурза 7 октября исполнилось 10 лет со дня гибели журналиста «Новой газеты» и правозащитницы Анны Политковской. Она была застрелена 7 октября 2006 года, и основным мотивом ее убийства была признана профессиональная деятельность. В 1999 году она стала спецкором и обозревателем «Новой газеты». В преддверии ее гибели редакция «Новой газеты» опубликовала видеоролик, озаглавленный «Не смейте, что убийство раскрыто!». Невосполнимой потерей для профессии считает гибель коллеги журналист Шод Муладжанов:

 — Я должен сказать, что Политковская была журналистом очень ярким, журналистом своеобразным, далеко не все ее публикации, или далеко не все ее выступления мне казались близкими и, даже скажем так, нравились, но то, что был человек со своей позицией, и человек со своим стержнем журналистским, это, безусловно. То есть это, в общем, была звездная журналистка, а когда с неба исчезают какие-то звезды, это всегда плохо, это всегда вредит небосклону, безусловно.

В.Кара-Мурза Жанр журналистского расследования пострадал за эти годы больше других, уверен журналист Станислав Кучер:

 — Так же, как ощущается отсутствие в журналистской профессии, например, Юрия Щекочихина. Многих других очень ярких и сильных журналистов, которые или были убиты, или были выдавлены из профессии, или сами ушли раньше своего срока. Но, естественно, профессия очень много потеряла, профессия обеднела, профессия осиротела. Особенно тот жанр, который называется журналистским расследованием, потому что Политковская, как и Щекочихин, были одними из единичных представителей, мастеров именно в этом жанре. То есть, я считаю, что журналистское расследование на сегодняшний момент в России просто не существует, как жанр.

В.Кара-Мурза Дефицит неповторимой интонации, свойственной творчеству Анны, ощущает политолог Станислав Белковский:

 — Безусловно, отсутствие любого яркого журналиста, и вообще, любого яркого человека в любой сфере, ощущается, и отсутствие Анны Политковской здесь, совершенно не исключение. Вообще, одна из черт человека раскрывается именно в момент своей смерти. Ведь многие, например, легкомысленно относились и к Валерии Новодворской, и к Борису Немцову, но когда эти люди покинули нас, только тут мы ощутили подлинный масштаб их личностей. К сожалению, человек не благодарен, и иногда нужно умереть, чтобы тебя оценили.

В.Кара-Мурза 10 лет назад злоумышленники отчасти достигли своих целей, считает журналист Николай Сванидзе:

 — Ну, разумеется, конечно, ощущается отсутствие Анны Политковской в журналистике. Ощущается эффект ее насильственной смерти в журналистской профессии. Конечно, если бы была жива Анна Политковская, если бы она работала, если бы ей можно было бы работать так смело, как она это делала, у нас была бы сейчас другая журналистика.

В.Кара-Мурза Напомню, что сегодня гость нашей студии философ Игорь Чубайс. Прошло 10 лет со дня гибели Анны Политковской. Как ощущается ее отсутствие в журналистской профессии?

И.Чубайс Вы знаете, это тоже такая драматическая тема, трагическая тема. Но я бы сказал так, что после смерти человека, тем более после убийства человека, память о нем, или он сам, его образ становится чем-то другим. Общественное мнение очень часто делает из него что-то свое вот то, что нужно самому общественному мнению, что нужно обществу. Общество наделяет его такими чертами, которые востребованы, общество делает человека героем, делает своим. И народ имеет право на мифы, несомненно, и нуждается в каких-то таких мифологемах. Но есть твердое условие, есть несколько правил: во-первых, в основе мифа должна быть правда, а не вымысел. Вот сплошь и рядом коммунистические мифы они построены ни на чем. Я сейчас по ходу вспоминаю 23 февраля – День Советской Армии, День Красной Армии. 23 февраля – это просто язычество, никаких побед Красной Армии не было. Поэтому и праздник совершенно искусственный, он превратился в праздник мужчин, в общем, не понятно что. Он своей прямой функции не выполняет. А настоящие мифы имеют право на существование, такой миф, в основе которого лежит правда. Но еще одно условие для мифа. Миф должен быть, он должен служить народу, его может создавать народ. Когда его создает само государство для своих собственных интересов, вот Мединский оправдывает миф о Панфиловцах, но в основе этого мифа нет правды, и миф этот служит прославлению сталинской системы, сталинщины. Поэтому этот миф совершенно неприемлем. А если вернуться к образу Ани Политковской, к тому, какой след она оставила, конечно, она существует и сегодня. Аня, мы ее вспоминаем, мы о ней говорим, и главное, если говорить коротко, можно много, конечно, говорить, я скажу коротко. Главное, что ценно, чему она учит, и что нам нужно. Анна – это человек-правда. Это то, что сегодня нужнее всего. Но и правда может быть разная. Вот министр новый Васильева, выступая на конференции, которая называлась «Территория смыслов», задавала такой риторический вопрос: «А если у нас герои?» И отвечала: «Да, есть». И в качестве примера привела парня, который погиб в Сирии, который вызвал огонь на себя, и который погиб, но рядом с ним там были сепаратисты, экстремисты, фанатики и т.д., и т.п. Мне кажется, это очень страшный пример, потому что за что погиб – не очень понятно, почему вообще сегодня нужно погибать, почему призывать молодежь к тому, чтобы она готовила себя к гибели – это не годится, это неприемлемо. И заслуга Анны не в том, что она погибла, а заслуга Анны в том, что она говорила правду. Вот тот, кто говорит правду, тот сегодня и является героем, с этим ореолом, с этим бесконечно дорогим для нашей культуры словом – Анна вошла в нашу новейшую культуру и в ней остается, и будет нас учить, и следующее поколение. Нет ничего дороже правды и свободы.

В.Кара-Мурза Большое вам спасибо за участие в нашей сегодняшней программе. Напомню, что гостем нашей студии был философ Игорь Чубайс, автор книги «Неразгаданная Россия». Это все о главных новостях уходящих 7 дней. Вы слушали программу «Грани недели» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». В студии работал Владимир Кара-Мурза. Всего вам доброго.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


tailor85 10 октября 2016 | 09:52

Интересно, почему о передаче Кара-Мурзы ст. вовсе нет никаких анонсов на заголовке сайта?


tailor85 10 октября 2016 | 09:55

tailor85: И очень сложно найти возможность комментариев к этой передаче.
А ведь этот обозреватель - один из самых серьёзных, ещё оставшихся на ЭМ.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире